©"Заметки по еврейской истории"
  октябрь 2017 года

Элиа Шерки: 40:0 в нашу пользу

Израильским ВМС противостояли флоты Сирии и Египта, с 12-ю подлодками, многими десятками ракетных катеров, эсминцев, торпедных катеров и другими видами военных судов. Оба эти флота превосходили израильский по численности и размеру кораблей.

Элиа Шерки

[Дебют]40:0 в нашу пользу

перевод с иврита Ontario14 

В израильском коллективном самосознании Война Судного Дня считается трагическим событием, потрясшим основы Государства. Провал разведки и кризис доверия к руководству Страны, вместе с большими потерями и национальным трауром — все это определяет нашу национальную память в связи с этой войной. Все это усугубляется постоянным сравнением с войной 67-го года. Но не все было так уж плохо и в 73-м. Одно исключение сразу бросается в глаза: израильский военно-морской флот, малочисленный, но добившийся полной победы на море, которую изучают в военно-морских академиях многих стран мира.

Флот — урезанный, но поумневший

Вспомним сначала о том фоне, на котором происходили события на море в октябре 1973 года. После “шестидневной войны”, в которой флот особо активного участия не принимал, израильские ВМС пострадали от существенного урезания бюджета. Министерство обороны и армия направляли почти все свои ресурсы сухопутным войскам и ВВС. Накануне Войны Судного дня ВМС получала 6% от всего военного бюджета.

В это время, флот не имел вообще эсминцев, а две имевшиеся ранее подлодки были списаны. В штабе ВМС понимают, что в такой бюджетной обстановке невозможно приобретение и содержание таких дорогих “игрушек”. Поэтому, флот строится по принципу: небольшие быстрые суда с первоклассным передовым вооружением. Предполагалось, что технологическое превосходство станет ответом на численное преимущество арабских флотов, а небольшие скоростные суда обеспечат общее господство израильских ВМС на морском театре военных действий.

Корабли ВМС Израиля, 1970-е гг

Корабли ВМС Израиля, 1970-е гг

В течении нескольких лет, предшествовавших Войне Судного дня, ВМС разработали множество различных систем электронной войны, предназначенных для нейтрализации нашими ракетными катерами советских ракет, которыми был оснащен египетский флот. Советские ракеты имели больший радиус действия, нежели израильские ракеты “Габриэль” — это обеспечивало египтянам господство на море. Израильские разработки включали в себя средства обнаружения, навигации и маскировки. Они позволяли судам уходить от радаров врага, вторгаться глубоко в зоны, им контролируемые, сбивать с курса ракеты и сокращать расстояние до кораблей врага так, чтобы они были в радиусе досягаемости ракет “Габриэль”. Этот подход качественно отличался от “оборонительного патрулирования”, которого придерживались в те времана, когда в наших ВМС были эсминцы…

Параллельно с разработкой и внедрением новых технологий, ВМС начали серию интенсивных учений, в которых отрабатывалось использование новой тактики. В штабе ВМС шла активная разработка плана действий для “часа икс”. Это план носил наступательный характер.

Таким образом, в 1973 году ВМС Израиля — маленький, но высококачественный флот, правильно подготовленный и имеющий технологическое преимущество над флотами противника. Израильским ВМС противостояли флоты Сирии и Египта, с 12-ю подлодками, многими десятками ракетных катеров, эсминцев, торпедных катеров и другими видами военных судов. Оба эти флота превосходили израильский по численности и размеру кораблей.

“Час Х”

В дни, предшествовавшие войне, была получена масса информации о лихорадочных приготовлениях в армиях Египта и Сирии. Все разведслужбы ЦАХАЛа получали похожие сводки, но интерпретировали их по-разному. В отделе разведки ВМС пришли к выводу о том, что война неизбежна и начало ее — в самом ближайшем будущем. Несмотря на то, что главе разведки ВМС не удалось ни в чем убедить главу АМАН, в ВМС, благодаря своему относительно автономному статусу, были приняты соответствующие решения и предприняты необходимые приготовления. Командующий ВМС Биньямин Телем согласился с выводами своей разведки и приказал всему флоту готовиться к началу военных действий.

На практике, ВМС начал приготовления к войне за 48 часов до того, как это начали делать остальные рода войск в ЦАХАЛ. Были отменены все отпуска и подготовлены все суда. За два дня до войны были проведены учения, в которых еще раз была отработана новая тактика. После приведения всех частей и эскадр ВМС в полную боевую готовность, уже утром в Йом-Кипур корабли были направлены в секторы предполагаемых военных действий. В 14:00 во всем Израиле раздались сирены тревоги. К 17:00 ВМС завершили разворачивание судов на боевых позициях и были готовы к атаке. ВМС оказались готовы к началу боев намного лучше, чем остальные рода войск.

Стратегическая концепция генштаба не рассматривала ВМС в качестве атакующего рода войск. Задачами флота были: обеспечение свободного судоходства в Израиль и из Израиля, охрана израильских портов и береговой линии. Несмотря на концепцию в генштабе, командующий ВМС решил действовать решительно и атакующе. В штабе ВМС так определили цель: уничтожение флотов Сирии и Египта в их территориальных водах, поблизости от их портов и баз.

“Огонь на севере и на юге”

Израильская атака началась с наступлением темноты, когда можно было максимально использовать фактор внезапности и средства дезориентации противника. Израильский флот был разделен на два “фронта” — египетский и сирийский. В ночь с 6 на 7 октября произошло сражение при Латакии — против сирийского флота, и сражение при Порт-Саиде — против египетского флота. Оба сражения израильтяне выиграли вчистую. У Латакии состоялся первый в мировой истории бой ракетных катеров — его изучают во многих военно-морских академиях. Впервые ракеты класса “море-море” стали центральным фактором в военно-морской стратегии и тактики. Ракеты заменили пушки и другие средства. У Латакии были потоплены 5 сирийских ракетных катеров. Израильская эскадра потерь не понесла вообще.

Генерал Биньямин Телем (слева) объявил мобилизацию ВМС за 48 часов до первой сирены Войны Судного Дня. На снимке он провожает команду ракетного катера перед уходом в плавание (1973)

Генерал Биньямин Телем (слева) объявил мобилизацию ВМС за 48 часов до первой сирены Войны Судного Дня. На снимке он провожает команду ракетного катера перед уходом в плавание (1973)

После первых столкновений, египетские и сирийские флоты воздерживались от атакующих действий до самого окончания войны. Египетские подводные лодки, вышедшие в море для осуществления подводной блокады Израиля, были отозваны назад — для охраны египетского побережья от израильских ВМС. Теоретически, если бы наш флот не стремился к бою, не искал бы любой возможности бить врага, можно было вообще избежать военных действий на море все оставшееся до конца войны время. Движение судов к израильским портам было безопасно, побережью тоже ничего не угрожало. Но командование ВМС считало, что победа — это полное уничтожение вражеского флота. Кстати, ВМС, наблюдавшие тяжелую ситуацию, сложившуюся на наземных театрах военных действий, не обращались к ВВС (кроме ночи с 6 на 7 октября) за какой-либо помощью.

“Преследую я врагов моих, и настигаю их, и не возвращусь, пока не уничтожу их”[1]

Со второй ночи и до конца войны ВМС уже не разделялись на два фронта. Каждую ночь концентрировались силы на одном за счет другого. Так стало возможным достижение относительного численного преимущества на выбранном направлении. Через несколько дней упорных боев большая часть военных кораблей Египта и Сирии были или потоплены или оказались небоеспособными. Большинство этих кораблей затонуло во время боев с израильтянами, остальные, в результате обстрелов с израильских судов, были уничтожены или повреждены прямо в портах.

Активность ВМС продолжилась и после полного подавления египетского и сирийского флотов. Когда Сирия стала использовать ракеты класса “земля-земля”, ВМС атаковали наземные цели, важные для сирийской экономической инфраструктуры, в том числе — нефтехранилище в сирийском порту Баньяс, что привело к перебоям в доставке топлива и электричества по всей Сирии, включая фронт на Голанских высотах. ВМС наносили удары по многим береговым целям — военным базам, ракетным и артиллерийским батареям.

Результат войны на море был ошеломляющим. ВМС потеряли три человека убитыми, ни одно израильское военное судно не было потоплено. Враг потерял многие десятки судов и людей. 40:0 в нашу пользу — таков, судя по всему, результат морской кампании в Войне Судного дня.

Другим крупным успехом ВМС, кроме обеспечения безопасности побережья Страны, стало обеспечение безопасности морских путей в Израиль. Благодаря этому США смогли поставить в нам большие партии оружия и боеприпасов. Эту операцию у нас ошибочно называют “Воздушный мост”, хотя 95% грузов были доставлены по морю. Американцы поставили условие: их суда, доставляющие помощь Израилю, должны проходить по безопасным маршрутам. Кто знает — если бы не ВМС, как оружие дошло бы до ЦАХАЛа и как вообще могла завершиться эта война?

Неудачи политического руководства в извлечении политической пользы из военного успеха

Несмотря на все успехи, верхушка генералитета ЦАХАЛ и политическое руководство не использовали военные успехи и не превратили их в политические успехи. Более того, как выясняется, решения, принятые военно-политическим руководством привели к серьезному провалу, который еще серьезно не обсуждался.

6 октября Египет объявил о морской блокаде Израиля. Основная часть дислокации флотов Египта и Сирии преследовала именно эту цель. В египетской декларации нет ничего необычного — это был правильный стратегический шаг, который, будь он исполнен, мог привести к их победе. Как уже было сказано выше, быстрая и решительная победа израильских ВМС предотвратила морскую блокаду страны и обеспечила безопасность морского сообщения в Восточном Средиземноморье.

8 октября, на третий день войны, Моше Даян сказал на заседании правительства, что “может быть мы находимся в преддверии разрушения Третьего Храма”. Действительно, ЦАХАЛ с превеликим трудом удерживал несколько фортов на Канале и был вынужден отступать на почти всех направлениях. ВВС несли тяжелейшие потери. Ситуация была действительно угрожающая. Но уже 8 числа ВМС были в состоянии полностью блокировать египетское побережье — мера, логически напрашивающаяся в ответ на аналогичную попытки Египта блокировать побережье Израиля и имевшая первостепенное стратегическое значение.

Однако, как это ни удивительно и, я бы сказал, позорно, Израиль воздержался от объявления морской блокады Египта и Сирии. Правительство распорядилось, чтобы ВМС не перекрывали входы в египетские и сирийские порты для торговых судов. Советские корабли, загруженные оружием, амуницией и боеприпасами, без проблем заходили в сирийские и египетские порты, хотя Израиль мог запросто этого не допускать. За время войны из СССР в Египет и Сирию были переправлены вооружения общим весом 65.000 тонн, из которых 50.000 тонн были переправлены морским путем. И все это — в то же самое время, когда израильским танкерам не позволялось плавать в Красном море. Кстати, блокада израильского судоходства в Красном море длилась до самого окончания войны.

Причиной отказа от морской блокады Египта и Сирии был страх перед возможной политической реакцией Москвы. Очень странно: опасаться дипломатического конфликта со страной, активно помогающей попытке тебя уничтожить, осуществить “разрушение Третьего Храма”? Беспрецедентная безответственность! В истории трудно найти еще подобные примеры, когда одна армия во время войны позволяет другой получать вооружение и боеприпасы, имея при этом полную возможность эти поставки пресечь. Контроль над транспортными путями всегда был и есть главной стратегической целью любой воюющей страны. Всегда считалось само-собой разумеющимся, что армии были готовы пожертвовать многим, чтобы или овладеть этими путями, или блокировать их. Железные дороги, мосты, шоссе — всегда были главными целями в любой войне. Немецкий флот во время Второй мировой войны прилагал максимум усилий для блокады Англии и пресечения конвоев в Северной Атлантике.

Выводы

Множество уроков, вынесенных из морской кампании Войны Судного дня говорят сами за себя. Нельзя поддаваться легкомысленной безответственности накануне войны. Правильное формирование вооруженных сил и разработка стратегии, принесшей успех. Разработка новейших технологий. Интенсивные учения. Все это дало соответствующий эффект. Не всегда все решает число солдат и пушек. Иногда — их качество.

Но, прежде всего, лучшая защита — нападение. Видимо, главный вывод, который можно сделать и который актуален всегда — инициатива и постоянный поиск любой возможности атаковать — подавляет инициативу врага.

В ходе войны, генштаб получил информацию о нахождении группы израильских ракетных катеров напротив порта Латакия, в Северной Сирии.

Начальник генштаба Давид Эльазар срочно позвонил командующему ВМС Телему и спросил: “Что вы делаете в Латакии ?!”

Телем ответил: “Защищаем наше побережье”

                                                                                   “Мида”, 14 апреля 2013 года

Примечание:

[1]  — Теhилим 18:38

Share

Элиа Шерки: 40:0 в нашу пользу: 2 комментария

  1. Уведомление: Мастерская — Владимир Янкелевич, Борис Тененбаум: О статье «40:0 в нашу пользу»

  2. Владимир Янкелевич

    Уважаемый Онтарио,
    О действиях армии и ВВС в Войне судного дня написано много, в то время как операции ВМФ практически не освещаются. Статья Элиа Шерки «40:0 в нашу пользу», переведенная Вами, в этом плане полезна. К сожалению, автор допустил недостатки, которые необходимо отметить.
    Ввиду большого объема, комментарий помещен в Мастерской
    @http://club.berkovich-zametki.com/?p=32725@

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

AlphaOmega Captcha Mathematica  –  Do the Math