©"Заметки по еврейской истории"
  июль 2017 года

Анатолий Матвиенко: Высокую белорусскую награду в области культуры получил воинствующий антисемит

Безумное количество исторических ляпов усиливает впечатление инфантильности текста: хватило юношеского максимализма сгрести в кучу море сведений, но недостаёт минимальной эрудиции, понимания исторических процессов, чтобы грамотно это подать. Автор 1936 года рождения!!! И книжка писалась, когда он пребывал в весьма зрелом возрасте.

Анатолий Матвиенко

Высокую белорусскую награду в области культуры получил воинствующий антисемит

Выпуск книг не за счёт издательства, а при финансировании заказчиком всегда вызывал у меня настороженность. В России все сколько-нибудь заметные произведения постсоветского периода напечатаны на деньги издающей организации. Редактор не допустит растраты казны своего учреждения на заведомо провальное начинание, но за деньги пропустит что угодно. Не скажу стопроцентно, что напечатанное с внешним финансированием — непременно чушь, однако отсутствие редакторского фильтра повышает шанс, что выпущен очередной неудобоваримый образчик.

Российская книга Василия Яковенко «Надлом. Кручина вековая» укрепила меня в этом предрассудке. Предыдущее издание на белорусском языке 2006 года под названием «Пакутны век» вышло на частные пожертвования от имени общественной организации «Белорусский социально-экологический союз «Чернобыль», по совпадению его главой также является Яковенко. В 2014 году книга весом в несколько килограмм (45 условно-печатных листов!) издана в Санкт-Петербурге. При таком анекдотическом объёме тираж в 1000 экз., по российским меркам — крохотный, стоит существенных денег. В России спонсоры нашлись.

В общем, опытный глаз искушённого читателя с первых страниц подскажет — дальше себя утруждать не стоит. Но вот какая штука, в ноябре 2016 года Яковенко получил медаль Франциска Скорины! Уж одно это побудило потратить силы и освоить бумажный кирпич.

Скажу сразу: центральное место в романе занимает восхваление Вильгельма Кубе, палача Беларуси. Брызги восторга начинаются с 373-й страницы в русской версии.

«В Беларуси, пожалуй, единственный из немцев, кто относится к коренным жителям с искренним уважением и стремится дать импульсы белорусской национальной идее, — это Кубе, генеральный комиссар», — начинает Яковенко устами одного из персонажей. Далее примерно страниц двадцать он всеми силами тщится доказать, что Кубе проникся белорускостью, чуть ли не патриотом «Белорутении» стал и, вдохновляясь утехами с белорусской любовницей, из шкуры вон лез, даже игнорировал прямые приказы из Берлина, чтобы помочь укрепиться нарождающейся белорусской государственности. Даже несколько евреев спас (будучи причастным к уничтожению неизмеримо большего количества). Якобы именно поэтому советское руководство включило нациста в список первоочередных целей.

Соглашусь с Яковенко, что Кубе был дальновиднее многих чиновников Рейха, реализующих оккупационную политику на территории западной части СССР. Евреев он истреблял не скопом сразу, а аккуратно и планово, перед закланием использовал в экономических интересах. Его шаги с размахиванием морковкой «национального признания» действительно способствовали лояльности части населения к немцам, с подачи генерального комиссара белорусов приравняли к арийцам, то есть — к пушечному мясу, годному на убой в рядах СС. Именно поэтому, хоть и после казни Кубе, противнику удалось сформировать сначала гренадёрскую бригаду, а потом и белорусскую дивизию ваффен-СС. Естественно, с бело-красно-белой символикой. А ещё добровольно призвать многие тысячи белорусов в Вермахт в качестве хиви.

Автору такой книги давать медаль Скорины?! Чего-то в этой жизни не понимаю.

Обращает на себя внимание историческая неточность. Силовые акции по наведению «нового порядка» в Беларуси находились не в ведении генерального комиссара, а, главным образом, подразделений 6-го управления РСХА, так называемого СД-заграница, включая айнзац-группу, айнзац-команды и зондеркоманды. 6-м управлением с лета 1941 года командовал Шеленберг, генеральные комиссары подчинялись Розенбергу, это разные ведомства, их чиновники грызлись и конфликтовали почище тараканов в банке. Иными словами, не Кубе решал — жечь деревню или пока постоит волею «доброго» генерального комиссара. Но он был в числе руководителей оккупационной администрации, в полной мере ответственен за бесчинства и заслуженно носит клеймо палача народов Беларуси.

Мне не совсем понятно упоминание о сожжении деревень силами Гестапо. Теоретически, «по площадям» работало СД и вооружённые формирования под чутким руководством СД, гестаповцы били точечно, прицельно. Или я не знаю каких-то эпизодов, или Яковенко в своём репертуаре.

Ещё раз отдадим должное Кубе: он сделал всё немногое, от него зависящее, чтоб общее количество жертв было максимальным. Беларусь — лидер по депопуляции среди республик бывшего СССР.

Впрочем, у нас свободная страна, каждый имеет право на собственное мнение. Ну, кто-то с искренней симпатией относится к дохлому нацисту — на здоровье. Но почему-то почти все остальные тоже вызывают у автора отторжение.

С первых страниц, а в конце третьего тома и на последних, заляпана чёрным Беларусь. Наши дни, уроженка Брестчины выступает в США и сетует — у вас хорошо, свободно, а вот у меня на родине… Горестно вздыхает. То есть Беларусь — это плохо.

Правда, хуже всех Польша и поляки, а не белорусы. Про политику ополячивания с достаточно оскорбительными выражениями в книжке отведено множество страниц, конкурируя по объёму со славословиями в адрес Кубе.

Я ни в коей мере не голосую за присоединение Беларуси к Польше, но не могу не отметить: поляки ратуют за восстановление Речи Посполитой до её «разделов», то есть агрессии, оккупации и аннексии со стороны Пруссии, Австрии и России. То есть, хоть и мечтают о вещах совершенно несбыточных, логика в их стремлениях всё же просматривается.

На втором месте по гадостности — Россия и россияне, что особенно весело читать на страницах изданной в России книжки. Понятное дело, с Московией связаны и гнездовье поглотившего Восточную Европу коммунизма, и память о разделах Речи Посполитой, и принудительная русификация бывшей территории ВКЛ.

Мировое еврейство по Яковенко — ну просто исчадия зла, источники всех бедствий! Само собой, упоминается глобальный жидомасонский заговор, куда же без него.  О любой отрицательной личности, если она принадлежит к еврейской нации или имеет хотя бы примесь еврейской крови, Яковенко с бдительностью истинного антисемита пишет: еврей! Как минимум — еврейская полукровка. То есть наличие еврейских предков представляет жуткое отягчающее вину обстоятельство.

Не для связности повествования, а, как создаётся впечатление из книги, дабы избежать обвинений в зоологической юдофобии, автор ввёл не столь мерзких еврейских персонажей, как основная их масса. Эти местечковые евреи открещиваются от притязаний на мировое господство. Может — врут? В тайне всё же мечтают? В целом евреи показаны так, что нацистскому палачу Кубе впору памятник ставить за вклад в борьбу с мировым жидо-масонским игом. Добавлю от себя: заслуженный памятник, в Беларуси при его некотором участии истреблено свыше восьмисот тысяч евреев.

Есть камни и в литовский огород. Например, о геноциде евреев на территории нашей северной соседки так и сказано — литовцы уничтожили евреев. То есть не активисты антисемитского движения, а, выходит, — весь народ, от мала до велика.

Если подобные перлы не подпадают под определение «разжигание национальной розни», то уж не знаю, что туда подпадает. Разве что призывы добить недобитых евреев? Или, как пишет Яковенко, «жидков»? Не так уж и далеко до этого…

Упрекает и украинцев, но чуть-чуть. Бандеру называет всего лишь лидером национально-освободительного движения; получается — это его главная отличительная черта. Немцы за все бесчинства, что натворили на территории Беларуси, также порицаются, но без огонька — всё же дали существовать Белорусской Самопомощи, бело-красно-белой тряпкой помахать. И на фоне скверных этносов, а рядом с ними беспомощных, несчастных, ни на что не годных белорусов, над всем этим жалким человеческим стадом сияет чистый образ нациста Вильгельма Кубе… Франциск Скорина, ты с того света видишь, кому дают медаль твоего имени?

Не сложно догадаться, Яковенко от души прошёлся и по Герою Советского Союза Елене Мазаник, ликвидировавшей нацистского мерзавца.

Книга оставила ощущение безысходной мизантропии. Впрочем, есть в ней приятные автору персонажи, не один только Кубе. Это — коллаборационисты, готовые стерпеть всё что угодно от немецких оккупационных властей, лишь бы дали насладиться видимостью белорусской государственности. Так было и в Первую мировую, и во Вторую мировую войну. Особенно примечателен один из деятелей Рады БНР, в 1939 году радостно отправляющий челобитную нацистам: помогите с белорусской государственностью! Мы уж в долгу не останемся… И грабли с удвоенной силой снова по лбу — хлоп!

Мне были бы тоже симпатичны радетели самостоятельности белорусского государства, если бы они сконцентрировали усилия на избавлении народа от кайзеровской и нацистской оккупации, а не развлекались дележом портфелей. Эти господа собрались уже объявить  факт существования Белорусской Народной Республики под нацистским патронажем, как стряслась ужасная беда: «…Стремительное контрнаступление советских армий сорвало наши планы (с. 535)».

В общем, крайне сомнительный выбор симпатий и антипатий оставим на совести автора. Нужно ещё вот о чём сказать. Текст выполнен крайне непрофессионально, дилетантски.

Сюжет отсутствует. То есть какого-то сквозного конфликта или букета конфликтов, протянутых через существенную часть нагромождения слов, в результате чего обычно формируется сюжетная структура, просто нет. Трилогия представляет собой изложение фактов, частью — исторических, частью являющихся плодом авторского вымысла и щедро сдобренных грубыми историческими ошибками.

Сквозной персонаж один — Маня. Главной героиней её назвать нельзя, уж больно скромная ей отведена роль, выброси — и ничего не изменится. Остальные персонажи… Картонные? Нет, даже не картонные. Это просто обозначения людей под какой-то фамилией, долго и безудержно говорящих. Так много говорящих, будто автору платят за строчку текста, а не он бегает по миру, собирая деньги на выпуск тиража. Упоминаний внешности, манер, привычек, обстановки, выражения лица, одежды и других деталей визуализации настолько мало, что фрагмент, где Маня одевает свитер, выглядит шокирующее выпукло. Действия тоже мало, практически весь роман — болтовня на околополитические темы от имени автора или действующих лиц.

Люди изрекают, надо полагать, мысли самого Яковенко, и, пока я не заглянул в его биографию, мне показалось, что безумный по объёму текст выдал молодой человек не старше лет двадцати, накопавший гору материала и вздумавший вывалить на страницы книги его весь, не фильтруя, что ложится в канву повествования, а что — нет.

С монологами и диалогами выходит довольно забавно. Сначала жители небольшой деревушки к востоку от Бреста рассуждают о вещах, требующих современного уровня знаний истории. А желательно — и доступа к интернету.

Умиляет персонаж, коему удалось до начала «освободительного похода Красной Армии» угадать, что Пакт Молотова-Риббентропа содержит тайное приложение, и в том приложении имеется индульгенция Гитлеру на польскую интервенцию (с. 132-133). Экстрасенс, не иначе!

Дальше — больше. Персонаж Якова Джугашвили при первой встрече с совершенно незнакомым до этого человеком яростно критикует коммунистическую партию с её показушностью и оборонную политику собственного отца — Иосифа Сталина. Но это ещё цветочки. Джугашвили-младший, всего-навсего ординарный старший лейтенант, артиллерист из окопа, ориентируется в оперативно-тактической ситуации в масштабах корпуса, точно знает причины срыва контрнаступления, характер и объём потерь. Естественно, щедро делится этой информацией с первым встречным!

Мне кажется, автору наплевать, что в таком виде Яков Джугашвили, а в реальном мире он — бесспорный герой, не побоявшийся воевать на передовой, несмотря на громкое папино имя, не сломался в немецком плену… В общем, такой выдуманный Яков выглядит менее правдоподобно, чем чудовище из озера Лох-Несс. Зато вещает то, что ему вложено в рот, и никуда не денется, сочинитель — царь и бог в созданной в его воображении Вселенной. Слава Богу, не имеющей отношения к реальности.

Примечательный текст вставлен в уста Гитлеру. На с. 216 фюрер в разговоре с Кубе обзывает Гиммлера «рейхсфюрером полиции». Это вообще как может быть?! Если хоть чуть-чуть ориентироваться в силовых структурах Главного Управления Имперской Безопасности (РСХА), то несложно понять, что «рейхсфюрер полиции» — такой же нонсенс, как «адмирал кавалерии» или «есаул инфантерии». Должность Гиммлера именовалась «Шеф германской полиции» (Chef der Deutschen Polizei). Ладно, коль Яковенко приписал бы сей спич кому-то из сельских «пикейных жилетов», те об урожае не говорят, сплошь о политике. Но открывается новая причина поражения Рейха: вождь нацистов уже в начале войны путал, кого и на какие должности назначил!

Безумное количество исторических ляпов усиливает впечатление инфантильности текста: хватило юношеского максимализма сгрести в кучу море сведений, но не достаёт минимальной эрудиции, понимания исторических процессов, чтобы грамотно это подать. Автор 1936 года рождения!!! И книжка писалась, когда он пребывал в весьма зрелом возрасте. Я уважительно отношусь к ветеранам, но не могу не отметить более чем сомнительное качество продукта на выходе.

Приколам Яковенко на историческую тему можно посвятить отдельную книжку в той же серии, что и сборник нелепых высказываний киевского градоначальника. Приведу лишь несколько из первой половины книжки, вторую, каюсь, просматривал лишь по диагонали, твёрдо усвоив: пропуск десятка-другого страниц никак не сказывается на восприятии дальнейшего, тем более там масса повторов.

С.33. «…Нашей целью, пане-брате, как раз и было воскресить, вылепить по-настоящему народное независимое государство, которого нас давно лишили. По семнадцатому году и слепили».

Как вам это? Ладно, что автор ошибся с годом провозглашения БНР на территории, контролируемой немцами, до этого — большевиками. О БНР объявили в 1918-м году, а не в 1917-м, как в выдуманной вселенной Яковенко. Умиляет пассаж про «народное государство, которого нас лишили». То есть ВКЛ, где бал правила шляхта, составлявшая, по самым оптимистичным оценкам, 10-15% населения, считается «народным»?! Написал бы ещё — демократическим, гулять так гулять…

Часть искажений — труднообъяснимые. Например, автор знаком с текстом «Майн Кампф», неоднократно к нему обращается. И зачем-то повторяет дурацкую агитку времён СССР (с. 104): «Основные планы этого дьявола — воевать на востоке». Пусть Яковенко всеми силами открещивается от большевизма, зашитые намертво советские стереотипы дают о себе знать. «Майн Кампф» у нас читали немногие, поэтому поясню: главными врагами германского народа прописаны евреи и французы, вот с ними надо разобраться быстро и решительно, только в некой перспективе Рейх обратит взоры на Восток.

У «Майн Кампф» есть одно несомненное литературное преимущество перед произведением Яковенко — книга Гитлера намного короче. В ненависти к еврейству у обоих творений много общего.

Откровенно забавляют обращения к военной тематике. Автор до такой степени не смыслит в технике, вооружениях, что… Впрочем, судите сами.

На с.236, в описании событий лета 1941 г. в Беларуси, советскую бронемашину атакует самолёт «мессершмитт», он назван «бомбовозом», а потом на с.239 и вовсе — бомбардировщиком. Что за чудо крылатое? С большим напряжением воображения можно представить, будто за броневичком гонялся устаревший Bf-109E «Эмиль» с единственной бомбой на подвеске вместо дополнительного топливного бака. Bf-109F в 1941 г. использовались только по прямому назначению — для уничтожения советской авиации. Но по классификации того времени «Эмиль» с бомбовой нагрузкой — это истребитель-бомбардировщик, т.е. машина, возвращающая себе лётно-техническое характеристики истребителя, избавившись от бомбы. Бомбардировщик — совершенно иной класс воздушной военной техники. В общем, человек не знает и не понимает, о чём пишет, но всё равно пишет. Предполагаю, что не в первый раз сработал советский стереотип мышления: война, 1941 год, что-то грозно жужжит в небе, стало быть — его зовут «мессершмитт»!

О танковых войсках и артиллерии текста совсем мало. Но ляпсусы присутствуют.

 «…На боевом счету которого под Воронами была одна уничтоженная вражеская батарея и двенадцать разбитых или повреждённых танков» (с. 255). Вообще-то, выведенная из строя бронетехника делится на две категории: «повреждённая», то есть подлежащая восстановлению до эксплуатационного состояния в результате ремонта в полевых условиях либо с отправкой на завод, и «уничтоженная», то есть безвозвратно потерянная и списанная. К безвозвратам также относят повреждённую или просто брошенную технику, доставшуюся врагу. Яковенко вводит новую категорию, обогатившую военную науку — «разбитый» танк. Ну, разбитый, ну, склеенный, в книжке столько нелепостей и небылиц, что ещё один выстрел мимо цели не меняет картины!

Если бы автор написал не «разбитый», а «уничтоженный», то получился бы повтор, так как в той же фразе упоминается «уничтоженная» батарея. Похвальная щепетильность, только она какая-то избирательная. Слово-паразит «который», оно, кстати, мелькнуло и в препарируемом предложении, в начале сорок второй страницы повторено аж четыре раза подряд! Жутко бьёт по мозгам постоянное употребление глагола «быть». Ну не настолько же беден русский язык! Я просмотрел кусочек белорусской версии, она выложена в свободном доступе. Уверяю — там не лучше. Уж молчу, что армейцы предпочитают говорить не об уничтоженных, а о подавленных батареях, то есть прекративших вести огонь. Все ли там пушки «разбиты» (по фирменной «военной» терминологии Яковенко) или только оцарапаны да расчёт погиб — это с дистанции артиллерийской стрельбы разглядеть проблематично.

Тут добавлю, что в книгах, напечатанных за счёт автора (или привлечённых автором средств — разницы особой нет) редактура хромает очень часто. Издателю денежку заплатили, чтоб выпустил, дальше — хоть трава не расти, чего ради напрягаться?

И последний пассаж, не могу удержаться, процитирую: «…Московское княжество, переименованное Петром Первым в Россию» (с.410). Это как понимать? Пётр с братом Иваном вступили во княжение, а не были венчаны на царство, только потом Пётр — и-р-р-раз — переименовал захудалую Московию-княжество в империю? Автор до такой степени не знает историю, что выпустил из виду «мелкий» факт существования после Московского Княжества двух других государственных образований — Великого княжества Московского и Русского Царства, оба — до возникновения Империи? Или сознательно их проигнорировал, желая в 100500-й раз унизить клятых москалей, самочинно присвоивших имперский статус всего лишь княжеству? Маленькому такому «княжеству», всего-навсего самому большому на планете по территории, с крупным по тем временам населением и разгромившем армию великой державы — Швеции, это, конечно, не в счёт. Все предположения, откуда взялось столь удивительное утверждение, не на пользу ни Яковенко, ни его увесистому детищу.

У меня набрались десятки закладок на подобных ляпах, но, думаю, хватит.

В общем, из-за исторических глупостей книжку стоило бы рекомендовать как развлекательное чтиво, если бы она не была столь тосклива и затянута.

И вот, к концу третьей книги автор добирается до девяностых. Казалось бы — пой, душа, радуйся! Белорусы обрели собственное независимое государство! Скачи до упаду под тем же бело-красно-белым стягом! Не надо по укоренившейся привычке перед немецкими оккупантами пресмыкаться или в страхе дрожать от перспективы «стремительного контрнаступления советских армий». Ерунда, что жрать нечего, видали времена и хуже. Что ещё для полного счастья надо?

Не, опять всё плохо. Просто из рук вон. Кебич плохой, Шушкевич не лучше, и даже националист Зенон Позняк, лидер оппозиции, тоже никуда не годен. Потом Россия подсовывает своего ставленника, и уж тогда — совсем скверно!

Значит, многострадальный народ заражён вирусом огульного идиотизма, раз выбрал себе такого президента, и в силу идиотизма продолжает за этого же лидера голосовать… Последняя фраза — не цитата из книги Яковенко и не изложение её содержания, это просто неизбежный логический вывод из всего текста фолианта.

Таковы типичные белорусские националисты. Они лучше народа знают, что этому народу надо, им чихать на результаты выборов не в их пользу, на общественное мнение тоже плевать. Как литераторы они в большей степени осведомлены, какие книжки нужно читать белорусам, и издают их за свой счёт — ни издатели, ни читатели не хотят платить за многостраничные тома с обелением нацистского преступника, восхвалениями белорусских коллаборационистов, оскорблениями представителей национальностей, составляющих приличную долю современного белорусского общества. И всё это подаётся в густой подливе исторической безграмотности!

Меня волнует медаль Франциска Скорины. Ясное дело, высшие руководители, подписавшие наградные документы на Яковенко, этот кирпич не осилили. Люди делом заняты. Но кто-то подготовил бумаги, подал на подпись… Хоть капля совести есть? Кто-то вообще контролирует процесс? Или можно подсунуть в нужную папочку ксерокопию «Майн Кампф» в качестве номинированного на какую-либо премию произведения — проскочит?

Представляю ситуацию: кого-то из моих коллег представляют на медаль Франциска Скорины. Дорогого стоит — быть удостоенным высокой чести, заслужить достойную оценку, получить знак отличия из рук первых лиц. Вроде бы и считалась эта награда почётной… раньше. Но находиться в одной обойме с Яковенко?! Упаси Господь!

Share

Анатолий Матвиенко: Высокую белорусскую награду в области культуры получил воинствующий антисемит: 2 комментария

  1. Олег Колобов

    Эта же статья опубликована автором в апреле 2017 на сайте «Союза Писателей Беларуси»,

    а вот ещё кстати цитата:

    Сегодня режиссер киностудии “Беларусьфільм” В. Никифоров работает над проектом по созданию телесериала по трилогии В. Яковенко “Пакутны век” – панорамном и масштабном по охвату исторических событий роману, богатому на колоритные и яркие характеры героев. С писателем заключен договор, сейчас идет поиск партнеров и финансовых средств. Пожелаем Василию Тимофеевичу дальнейших успехов, пусть воплотятся в жизнь все его творче- ские планы и начинания.
    Г. ЗАХАРЕНКО, заместитель директора ГУК “Светлогорская районная сеть библиотек”

    Конечно, у всех нас, получивших советское воспитание, в голове та или иная каша, но если с покаянием её оценивать, можно потиху лечиться, медали Скорины кто-то начнёт со скандалами сдавать назад, а может и кинут, как и Солженицын, президентам прямо на сцене в морду…

  2. Олег Колобов

    Затаив дыхание, внимаю РАЗВИТИЕ портала Берковича, иногда не могу удержать словесного потока, ради записи в его бортовом журнале. Вот и сегодня такой же случай…

    По методу Швейка, осмелюсь доложить, На днях удалось сформулировать самый нужный вопрос, который должны задавать себе авторы, редакторы и получатели общественно-значимых сообщений, а именно:

    Удалось ли автору и редакторам данного сообщения сказать «The Whole Truth» по данной теме и в данном формате?

    Не могу сейчас сказать ничего, как надо писать о том, кому достаются очень почётные награды, но тема очевидно злободневная, мой любимый автор сегодня на Би-Би-Си Roger Scruton в 2003 возмущался тем, что Оксфорд присудил почетную степень среди прочих Клинтону, Мугабе и Чаушеску, которые к Оксфорду не имели никакого отношения, а своей ЛУЧШЕЙ ВЫПУСКНИЦЕ Маргарет Тэтчер ничего никогда не давал…

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

AlphaOmega Captcha Mathematica  –  Do the Math