©"Заметки по еврейской истории"
  август-сентябрь 2017 года

Эдуард Элькинд: Карл Калантаров и Игорь Табаровский — создатели научной концепции и технических методов разработки отечественной аппаратуры для радиоизотопной диагностики

Он стремительно прошел путь от аспиранта до заведующего лабораторией, доктора биофизики, общепризнанного в стране и за рубежом профессора, патриарха отечественной школы радионуклидной диагностики.

Эдуард Элькинд

[Дебют]Карл Калантаров и Игорь Табаровский — создатели научной концепции и технических методов разработки отечественной
аппаратуры для радиоизотопной диагностики

Эдуард Элькинд

Эдуард Элькинд

Приводятся краткие сведения о развитии отечественной медицинской техники и, в частности, о становлении в СССР важнейшего направления современной ядерной медицины — аппаратуры для радиоизотопной диагностики. Показывается роль доктора биологических наук, профессора, Заслуженного деятеля науки и техники РФ Карла Давидовича Калантарова (1930–2003) и кандидата технических наук Игоря Константиновича Табаровского (1918–1987) в создании и достижениях отечественной школы медицинского радиоизотопного приборостроения

Зарождение отечественной медицинской техники относится к 1936 году, когда в Москве была организована Центральная научно-исследовательская лаборатория медико-инструментальной промышленности (ЦНИЛ) треста «Мединструмент» Народного Комиссариата здравоохранения СССР. На ЦНИЛ была возложена задача — обеспечить развитие этой сравнительно молодой отрасли промышленности с целью усовершенствования медицинских инструментов и оборудования и разработки новых конструкций. Первыми директорами этой организации были Яков Маркович Надельман, Марк Моисеевич Кисин и Евгений Семенович Рапопорт.

В 1947 году на базе ЦНИЛ в системе Министерства здравоохранения СССР был создан Всесоюзный научно-исследовательский институт медицинского инструментария и оборудования (ВНИИМИиО), который в 1966 году в связи с новыми задачами по созданию современных приборов и аппаратов был переименован во ВНИИ медицинского приборостроения (ВНИИМП). Это название Института стало широко известно ученым и специалистам в нашей стране и за рубежом.

С 1950-х гг. во ВНИИМИиО начинают проводиться исследования и разработки диагностической, терапевтической и другой аппаратуры клинического назначения. Создаются подразделения для разработки приборов ультразвуковой диагностики, нарокозно- дыхательной аппаратуры, светотехнических устройств, офтальмологических и эндоскопических приборов [Л.1].

Для научно-технического руководства этими направлениями были нужны высококвалифицированные научные и инженерные кадры различных специальностей. В те годы привлечение таких специалистов в медицинское приборостроение было непростым делом, так как уровень оплаты труда в этой области был значительно ниже, чем в организациях (“почтовых ящиках”) среднего машиностроения, авиационной промышленности и др. Руководство ВНИИМП (директор И.П. Смирнов, зам. директора М.Д. Пекарский) привлекали научных работников и специалистов еврейской национальности, которые в период “позднего сталинизма” [Л.2] в условиях гонения на евреев (дело Еврейского антифашистского комитета, кампания о “безродных космополитах“, дело о врачах-вредителях) под разными предлогами изгонялись из институтов, учреждений и организаций и испытывали сложности в трудоустройстве.

Основателем и руководителем отдела наркозно-дыхательной аппаратуры в 1956 году стал Александр Семенович Перельмутр, кандидат технических наук, лауреат Государственной премии. Лабораторией искусственной вентиляции легких в этом отделе заведовал доктор технических наук Юрий Самуилович Гальперин, а лабораторией мониторного обеспечения наркозной и реанимационной техники — кандидат технических наук Юрий Григорьевич Стерлин.

Руководителями других подразделений были: Ливенсон Анатолий Рувимович, канд. техн. наук — зав. отделом электронных приборов для терапии, Розенфельд Элиазар Борисович, канд. техн. наук — зав. отделом физической и электронной оптики, Гуревич Моисей Давидович, канд. техн. наук — зав. отделом ультразвуковой аппаратуры, Флорианович Наталья Матвеевна — зав. лабораторией в отделе ультразвуковой аппаратуры, Фердман Марк Израилевич — начальник конструкторского бюро ультразвуковых приборов, Гринвальд Виктор Матвеевич — зав. отделом аппаратуры искусственного жизнеобеспечения (аппараты “искусственная почка”, аппараты искусственного кровообращения), Клойз Леонид Наумович — зав. конструкторским отделом, Кауфман Александр Семенович —зав лабораторией микроаналитического приборостроения, Мандельцвайг Юрий Борисович — зав. лабораторией дозиметрических приборов, канд. техн. наук, Винокурский Сергей Аронович, — зав. технологическим отделом, канд. техн. наук, Молдовер Теодор Давидович — зав. лабораторией пластмасс, канд. техн. наук, Бабчиницер Михаил Иосифович —зав. отделом стандартизации и нормализации, Спитковский Марк Израилевич — зав. отделом патентования и изобретательства, Зейферт Азарий Александрович — зав. лабораторией измерительных приборов, Тильман Вадим Давидович — зав. центром испытаний средств измерения, приемочных испытаний, метрологии и сертификации [Л. 3].

Много евреев (в разные годы около 20-25% списочного состава Института и Опытного завода) было и среди инженерно-технических работников разного профиля — конструкторов, электронщиков, физиков, технологов, программистов: Айзенштат Леонид Иосифович, Бергер Инна Израилевна, Вайнер Ефим Львович, Гольдесгейм Валентина Шлемовна, Гофман Иосиф Михайлович, Драбкин Роман Наумович, Каминский Асар Исаакович, Каневская Нелли Абовна, Кауфман Александр Семенович, Криштул Ирина Бениаминовна, Кушнер Василий Михайлович, Мейер Валерий Павлович, Меер Лев Консантинович, Немировский Сергей Борисович, Немировский Леонид Ильич, Рабинович Наум Ильич, Розенблат Леонид Шлемович, Рейдерман Ефим Натанович, Соколина Эсфирь Семеновна, Шульмейстер Аркадий Григорьевич, Элькинд Эдуард Юльевич. В институте работали также врачи и научные работники с высшим медицинским образованием, участвовавшие в разработке медико-технических требований, создании методик применения и проведении клинических испытаний аппаратуры: доктора медицинских наук — Агранат Владимир Захарович, Юревич Владимир Маркович, Миткох Дмитрий Иосифович, кандидат медицинских наук Супер-Файнштейн Наум Аркадьевич и другие.

Надо отметить, что разработчик медицинской аппаратуры должен был обладать синтетическими знаниями в различных областях науки и техники: электротехники, электромеханики, электроники, компьютерной техники, специальных разделов физики, технологии, конструкционных материалов, стандартизации, а также иметь необходимые познания в области анатомии и физиологии человека. Каждая новая разработка была призвана быть на уровне изобретения, поэтому разработчик обязан был обладать знаниями в области патентоведения и изобретательства, а также свободно читать иностранную техническую литературу по специальности.

ВНИИМП являлся головной организацией по медицинской технике в Министерстве медицинской промышленности (1967–1985 гг.), в Министерстве приборостроения, средств автоматизации и систем управления (1985–1989 гг.), в Министерстве общего машиностроения (1989–1991 гг.) В 1987 году Институт стал арендным предприятием. В 1991 году трудовой коллектив выкупил арендное предприятие за счет собственных средств и стал его коллективным собственником. Тогда же предприятие преобразовалось в акционерное общество закрытого типа ЗАО «ВНИИМП-ВИТА», возглавляемое Генеральным директором, профессором, доктором технических наук, академиком РАМН В.А. Викторовым. В 1993 году Институт вошел в состав Отделения медико-биологических наук Российской академии медицинских наук, что способствовало повышению эффективности работ по созданию новой медицинской техники за счет более тесного взаимодействия специалистов технического и медицинского профиля, расширило возможности по подготовке и росту научных кадров. В течение многих лет в Институте выпускался сборник “Новости медицинской техники” (Труды ВНИИМИО). Институт поддерживал тесные связи со многими отечественными научными учреждениями, конструкторскими бюро и предприятиями различных отраслей промышленности, а также с зарубежными фирмами. Институт в разные годы посещали государственные и научные деятели: заместитель Председателя Совмина СССР А.И. Микоян (1961), министр здравоохранения СССР С.В. Курашов (1961), академик, контр-адмирал А.И. Берг (1964), президент международного медико -биологического общества, изобретатель телевидения, американец русского происхождения В.К. Зворыкин (1970), министр медицинской промышленности СССР А.К. Мельниченко (1983), президент РАМН В.И. Покровский (1994).

И.К. Табаровский (справа) с однополчанином, 1945 г.

И.К. Табаровский (справа) с однополчанином, 1945 г.

И.К. Табаровский (в центре) у разработанного им аппарата “Генератор разных форм тока” (середина 1950-х гг.)

 В мае 1958 года во ВНИИМИиО приказом по Министерству здравоохранения СССР было создано новое подразделение — Отдел радиологических приборов и аппаратов (в дальнейшем — отдел радиологической аппаратуры), призванный заниматься исследованиями, проектированием, разработкой, испытаниями и внедрением в медицинскую практику новых приборов, основанных на использовании радиоактивных изотопов. Заведующим этим отделом был назначен Игорь Константинович Табаровский, опытный инженер-электронщик, фронтовик, к этому времени разработавший в институте ряд электромедицинских приборов. 

И.К. Табаровский, уроженец г. Киева, в 1934 г. окончил среднюю школу в Ленинграде, а в следующем году поступил в Электротехнический техникум. В 1938 г. перевелся в Московский Энергетический институт им. В.М.Молотова, который окончил в 1940 г., получив квалификацию инженера -электрика. После окончания МЭИ поступил на работу на завод “Электросила” им. С.М. Кирова в бюро синхронных машин на должность инженера-конструктора. В августе 1941 г. И.К. Табаровский ушел добровольцем на фронт и попал в действующую армию в район Красного Села под Ленинградом. Участвовал в боях за оборону Ленинграда. В октябре 1941 г. был ранен. После госпиталя зачислен в школу среднего комсостава, которую окончил в мае 1942 г., и был направлен на формирование кавалерийской дивизии. До конца войны И.К. Табаровский оставался в составе 179-го артиллерийско —  минометного полка 2-го корпуса 7-ой кавалерийской дивизии сначала в качестве командира взвода, а затем помощника начальника штаба полка по оперативной части. Игорь Константинович награжден орденами “Красной Звезды”, “Отечественной войны” I и II степени, медалями за “Освобождение Варшавы”, “За взятие Берлина” и другими. После окончания войны служил в составе оккупационных войск на севере Германии. (Из Армии был демобилизован в ноябре 1954 г.) В 1949 г. поступил на опытный завод АМН СССР. В декабре 1955 г. И.К. Табаровский перешел во ВНИИМиО Минздрава СССР, где работал до конца жизни [Л. 4, 5].

При работе руководителем отдела в полной мере проявились его профессиональные качества: огромная инженерная эрудиция, целеустремленность, опыт конструктора- разработчика электронных и электромеханических устройств, организаторские способности. И.К. Табаровский обеспечивал выбор и обоснование тем научно-исследовательских и опытно-конструкторских работ, принимал участие в проведении их основных этапов, начиная от выработки медико-технических требований и технического задания и кончая разработкой конструкторской документации, изготовлением и испытаниями опытного образца. И.К. Табаровский умело проводил воспитательную работу с молодежью — выпускниками ВТУЗов, направленными на работу в отдел. Игорь Константинович принимал живейшее непосредственное участие в выборе и оптимизации научно-технических решений и часто практически помогал в разработке сложных устройств по темам, которые вели молодые специалисты.

И.К. Табаровский за столом Президиума научно-технического семинара “Отечественные радиодиагностические приборы ” (середина 1960-х гг.)

И.К. Табаровский за столом Президиума научно-технического семинара “Отечественные радиодиагностические приборы ” (середина 1960-х гг.)

Сотрудники отдела радиологической аппаратуры

Сотрудники отдела радиологической аппаратуры — у переходящего красного знамени, 1977 г. (И.К. Табаровский — стоит в центре, справа от него — К.Д. Калантаров) 

И.К. Табаровский опубликовал более 100 печатных работ, имеет 20 авторских свидетельств на изобретения, награжден золотыми и серебряными медалями ВДНХ. В 1968 г. им была защищена кандидатская диссертация. Коллективу отдела, руководимого Игорем Константиновичем, по итогам соцсоревнвания среди подразделений института неоднократно присуждалось Переходящее Красное знамя.

Ведущие сотрудники отдела и его подразделений, а также аспиранты участвовали в конференциях, семинарах, симпозиумах, проводившихся в разных городах страны и за рубежом. В их числе: II Всесоюзная конференция по применению радиоэлектроники в биологии и медицине, Москва, 1962 г., Всесоюзный симпозиум по физико-техническим вопросам гамма-топографии, Ленинград, 1965 г., Всесоюзный симпозиум “Комплексное обеспечение медицинских радиодиагностических центров и лабораторий “, Москва, 1972 г., Первая Всемирная конференция по медицинской информатике, Стокгольм, 1974 г., III Всесоюзный семинар — совещание “Физические методы и вопросы биомедицинских измерений “, Москва, 1974 г., XXXI Всесоюзная научная сессия, посвященная дню радио, научно-техническое общество радиотехники, электроники и связи им. А.С. Попова, Москва, 1976 г., Всесоюзный семинар по математическому обеспечению и использованию ЭВМ в медико-биологических исследованиях, Обнинск, 1976 г., Вторая национальная конференция по биомедицинской физике и технике с международным участием, София, 1976 г., Научно-техническая конференция “Медицинская техника в повышении эффективности здравоохранения“, Москва, 1977 г., X съезд рентгенологов, Ереван, 1977 г., VI Всесоюзная конференция “Измерения в медицине и их метрологическое обеспечение“, ВНИИФТРИ, Москва, 1981 г., Всесоюзная конференция “Проблемы разработки и производства технических средств для оснащения радиодиагностических центров“, Москва, 1981 г., III научно-техническая конференция “Применение электроники в биологии и медицине “, Свердловск, 1981 г., “II франко-советский симпозиум по применению физико-математических методов и информационных средств при разработке медицинских приборов и систем “, Париж, 1981 г., Региональный научно-технический семинар “Системы и методы съема и первичной обработки медико-технической информации “, Таганрог, 1981 г., III Всемирный конгресс “Ядерная медицина и биология“, Париж, 1982 г., II Всесоюзный симпозиум по вычислительной томографии, Куйбышев, 1985 г., IV франко-советский симпозиум по ядерной медицине и биологии, Тулуза, 1985 г., IV Всесоюзная научно-техническая конференция “Современные тенденции в создании биомедицинских приборов и устройств, Тбилиси”, 1986 г., III Всесоюзный симпозиум по вычислительной томографии, Киев, 1987 г. и др.

 Сотрудники отдела участвовали в общественной жизни института: в спортивных соревнованиях (настольный теннис, шахматы), художественной самодеятельности — в организационном и исполнительском плане, в работе партийного и профсоюзного комитетов.

На новогоднем вечере институтской самодеятельности

На новогоднем вечере институтской самодеятельности

На концерте художественной самодеятельности ВНИИМИО

На концерте художественной самодеятельности ВНИИМИО

Первым сотрудником новообразованного отдела радиологической аппаратуры стал уроженец города Баку, выпускник и аспирант биологического факультета Московского государственного университета им. М.В. Ломоносова, Карл Давидович Калантаров. В отделе согласно штатному расписанию на 1958 г. он назначается на должность старшего инженера. С этого времени начинается стремительный взлет научной и педагогической деятельности К.Д. Калантарова в области разработки методов и аппаратуры для ядерной медицины.

К.Д. Калантаров выступает на семинаре “Отечественные радиодиагностические приборы ” (середина 1960-х гг.)

К.Д. Калантаров выступает на семинаре “Отечественные радиодиагностические приборы ” (середина 1960-х гг.)

В 1960 г. он защищает кандидатскую диссертацию, в 1970 г. становится доктором биологических наук, с 1972 г. —профессором по специальности “биофизика”. В 1994 г. К.Д. Калантарову присваивается почетное звание “Заслуженный деятель науки и техники”, он избирается академиком Академии медико-технических наук. Профессор К.Д. Калантаров более 35 лет активно вел подготовку научных кадров, под его руководством защищено более 30 кандидатских и докторских диссертаций (Постановлением ВАК К.Д. Калантарову было предоставлено право руководства аспирантами по специальности “медицинское приборостроение”). Его многочисленные ученики стали крупными специалистами в области медицинского приборостроения. В 1980-х гг. К.Д. Калантаров преподает в МВТУ им. Н.Э. Баумана на вновь организованном факультете медицинской техники. Блестящий оратор и полемист, владеющий несколькими иностранными языками, Карл Давидович был в центре любого научного события, в котором он участвовал. Его характерной чертой как ученого было стремление самому, своими руками (несмотря на то, что он был инвалидом детства — пальцы были согнуты и не разгибались) проводить новые эксперименты, фантомные испытания, клинические исследования непосредственно с больными.

К.Д. Калантаров проводит испытание макета бета — датчика в лаборатории радиоизотопной диагностики ГКБ № 50 (1970-ые гг.)

К.Д. Калантаров проводит испытание макета бета- датчика в лаборатории радиоизотопной диагностики ГКБ № 50 (1970-е гг.)

В 1970-х гг. в радиоизотопной лаборатории московской городской клинической больницы № 50 по инициативе Карла Давидовича была организована база для исследования и клинической апробации макетов и опытных образцов новых приборов, разработанных и изготовленных в Институте.

Калантаров с сотрудниками в лаборатории радиоизотопной диагностики ГКБ № 50 (1970-ые гг.)

Калантаров с сотрудниками в лаборатории радиоизотопной диагностики ГКБ № 50 (1970-е гг.)

К. Д. Калантаров

К.Д. Калантарову были присущи такие качества настоящего ученого, научного работника, исследователя, как неординарность мышления, высокая эрудиция, исключительное трудолюбие, сочетание юношеского задора и интереса к жизни с опытом и мудростью маститого ученого [Л. 6,7].

Так случилось, что буквально с первых дней работы в отделе сложилось уникальное и эффективное творческое сотрудничество инженера Табаровского и биофизика Калантарова, приведшее в итоге к созданию научно-технической школы отечественного радиоизотопного приборостроения. В результате деятельности отдела, возглавляемого тандемом Табаровский — Калантаров разработаны и внедрены в производство и медицинскую практику десятки сложнейших приборов и установок. Впервые в нашей стране был организован радиодиагностический комплекс для многопрофильной больницы, оснащенный отечественной аппаратурой и внедренный в практическое здравоохранение. Такой комплекс, развернутый в ГКБ № 50, обслуживал три района города.

 В первоначальную структуру отдела радиологической аппаратуры входили: лаборатория диагностических приборов (зав. — К.Д. Калантаров), бюро датчиков (зав. — Б.И. Смагин, затем Э.Ю. Элькинд), лаборатория дозиметрических приборов (зав. — Ю.Б. Мандельцвайг), сектор приборов для лабораторного радиометрического анализа (зав. — В.А. Беляков, затем — А.С. Кауфман), конструкторское бюро (зав. — И.М. Гофман). Главной стратегической задачей отдела и его подразделений была выработка научной концепции и технических методов разработки радиодиагностических и дозиметрических приборов, обоснование и выбор путей развития этой техники. Биофизическую основу клинических методов радиоизотопной диагностики можно кратко сформулировать следующим образом. Пациенту вводится (чаще всего внутривенно) специальный фармакологический препарат, меченный гамма-  или бета-  радиоактивным изотопом (“радиофармпрепарат”), который определенным образом распределяется во внутренних органах или системах организма. Путем наружной (или внутриполостной) регистрации ионизирующего излучения этого радиофармпрепарата, анализа скорости и степени его накопления и (или) выведения, пространственной локализации его распределения в организме получают ценную информацию о функциональном состоянии органа, наличии или отсутствии очагов патологии и другие полезные диагностические сведения.

Ведущими техническими направлениями радиоизотопной диагностики являются: 1) приборы для визуализации пространственного распределения радиофармпрепарата в организме пациента (гамма-топографы, гамма-камеры), 2) приборы для получения картины послойного распределения препарата в исследуемом органе (многодетекторные гамма-  томографы, томографические гамма-камеры), 3) приборы для динамических исследований (легочной вентиляции, скорости регионарного кровотока головного мозга и др.), 4) приборы для локализации новообразований внутри полостей и тканей с помощью бета-радиоактивных изотопов, 5) приборы для лабораторного in vitro радиометрического микроанализа твердых, жидких или газообразных препаратов, проб, образцов, биосубстратов.

Остановимся кратко на разработках приборов первого, второго и пятого из названных выше направлений. Первой разработкой отдела (первого технического направления) был гамма — топограф ГТ-60 (руководитель темы — Элькинд Э.Ю., главный конструктор — Гофман И.М., ведущие исполнители — Н.А. Дмитриева, В.Н. Акатова, А.Г. Шульмейстер. Большое внимание и помощь в этой первой в отделе ОКР оказывал непосредственно И.К. Табаровский, 1960 г.) [Л. 8–13 ]. Этот прибор был защищен четырьмя авторскими свидетельствами CCCР на изобретения (№№ 145668, 152261, 152509, 162896). Одним из отличий гамма-топографа ГТ-60 было использование специального устройства (следящей системы), позволяющего гамма-датчику, сканирующему обследуемую область, поддерживать минимальное расстояние до пациента, тем самым оптимизируя условия регистрации излучения. Гамма-томограф ГТ-60 изготавливался на Московском заводе электромедицинской аппаратуры. В дальнейшем эта модель была усовершенствована и получила название ГТ-2. Следующим этапом развития аппаратуры первого направления была разработка 2-х и 8-датчиковых гамма — топографов с повышенной чувствительностью и пространственным разрешением ГСГ-2 (руководитель темы —Элькинд Э.Ю.) и ГНГ-8 (руководитель темы — Калантаров К.Д.) [Л. 14 — 18 ].

Технические испытания двухдатчикового гамма — топографа ГСГ-2 в лаборатории радиоизотопной диагностики ГКБ № 50 (начало 1970-ых гг.)

Технические испытания двухдатчикового гамма- топографа ГСГ-2 в лаборатории радиоизотопной диагностики ГКБ № 50 (начало 1970-ых гг.)

Вторым — важнейшим — направлением развития визуализирующей аппаратуры были разработки гамма- томографов для послойного представления картины распределения радиофармпрепарата в теле пациента. Гамма -томограф ГПР-1 (руководитель темы — Элькинд Э.Ю., ведущий исполнитель Чернобровкин В.П.) предназначался для визуализации распределения радиоиндикатора в продольных сечениях и имел систему фотографической записи изображения на рентгеновских или фотопленках [Л. 19–22].

Фантомные испытания продольного гамма — томографа ГПР-1 в лаборатории радиоизотопной диагностики ГКБ № 50 (начало 1980-ых гг.)

Фантомные испытания продольного гамма —  томографа ГПР-1 в лаборатории радиоизотопной диагностики ГКБ № 50 (начало 1980-х гг.)

Выпускалcя этот аппарат Киевским производственным объединением (КПО) “Медаппаратура” Минздрава СССР. Гамма -томограф ТЕСТАСКАН для исследования головного мозга явился первым отечественным компьютерным томографом (руководитель темы — Э.Ю.Элькинд, основные исполнители — В.П.Чернобровкин, С.Б. Немировский, В.А.Дмитриченко, разработчик конструкторской документации и изготовитель двух опытных образцов прибора — ОКБ “Медтехника” КПО “Медаппаратура“) .

Авторское свидетельство СССР на изобретение № 921523 “Способ поперечной радионуклидной томографии” от 21 декабря 1981 г.

Авторское свидетельство СССР на изобретение № 921523 “Способ поперечной радионуклидной томографии” от 21 декабря 1981 г.

Этот аппарат обеспечивал получение серии поперечных гамма —  томограмм головного мозга с возможностью реконструкции сагиттальных сечений и изометрических образов [Л.23–27]. Клиническая апробация экспериментального образца аппарата проводилась в радиоизотопной лаборатории (зав. Ашихмина И.Г.) ГКБ № 50 под руководством К.Д. Калантарова.

Клиническая апробация экспериментального образца компьютерного гамма-томографа ТЕСТАСКАН в лаборатории радиоизотопной диагностики ГКБ № 50 (начало 1980-ых гг.)

Клиническая апробация экспериментального образца компьютерного гамма-томографа ТЕСТАСКАН в лаборатории радиоизотопной диагностики ГКБ № 50 (начало 1980-х гг.)

Общий вид опытного образца гамма-томографа ТЕСТАСКАН и электронного компьютерного пульта управления показаны на фотографиях.

Общий вид опытного образца компьютерного гамма- томографа ТЕСТАСКАН в радиологическом отделении Института нейрохирургии им. Н.Н.Бурденко (середина 1980-х гг.)

Общий вид опытного образца компьютерного гамма- томографа ТЕСТАСКАН в радиологическом отделении Института нейрохирургии им. Н.Н.Бурденко (середина 1980-х гг.)

Пульт управления опытного образца компьютерного гамма-томографа ТЕСТАСКАН в радиологическом отделении Института нейрохирургии им. Н.Н.Бурденко (середина 1980-х гг.)

Пульт управления опытного образца компьютерного гамма-томографа ТЕСТАСКАН в радиологическом отделении Института нейрохирургии им. Н.Н.Бурденко (середина 1980-х гг.)

Клинические испытания опытных образцов прибора проходили в отделении радиологии (заведующий —  доктор медицинских наук Ф.М. Лясс) Института нейрохирургии им. Н.Н. Бурденко (Москва) под руководством академика АМН СССР А.Н. Коновалова и в Киевском нейрохирургическом институте под руководством академика А.П. Ромоданова.

Научный сотрудник радиологического отделения Института нейрохирургии им. Н.Н. Бурденко Т.М. Котельникова проводит клиническое обследование больного на компьютерном гамма — томографе ТЕСТАСКАН (середина 1980-х гг.)

Научный сотрудник радиологического отделения Института нейрохирургии им. Н.Н. Бурденко Т.М. Котельникова проводит клиническое обследование больного на компьютерном гамма — томографе ТЕСТАСКАН (середина 1980-х гг.)

По результатам успешных клинических испытаний [Л. 28–31] гамма-томограф ТЕСТАСКАН был утвержден Минздравом СССР к серийному производству. Примеры образцов клинических гамма-томограмм представлены на фотографиях.

Примеры гамма-томограмм головного мозга при клинических испытаниях опытного образца компьютерного гамма — томографа ТЕСТАСКАН в радиологическом отделении Института нейрохирургии им. Н.Н. Бурденко (середина 1980-х гг.)

 Норма

Норма

Опухоль головного мозга

Опухоль головного мозга

Гидроцефалия головного мозга

Гидроцефалия головного мозга

Для изучения потребности страны в этом приборе в Министерства здравоохранения союзных республик в середине 1980-х гг. были разосланы информационные письма с приложением проспекта и спецификации прибора. В результате были получены сведения о реальной потребности республик в приборе, которые явились плановым ориентиром для предполагаемого завода-изготовителя (Саратовский авиационный завод). Однако до реального серийного выпуска ТЕСТАСКАНА дело не дошло — грянула горбачевская перестройка, заводы оказались недееспособными и дело застопорилось. А потом минздравским чиновникам стало выгоднее закупать зарубежные образцы подобной аппаратуры (знаменитые “откаты”), хотя отечественный гамма-томограф ТЕСТАСКАН не только им не уступал, но по ряду показателей превосходил их.

Под руководством С.Д. Калашникова с участием С.Г. Кутузова, А.Е. Марковского, В.В. Пономарева и др. в 1980-х гг. была разработана универсальная томографическая гамма-камера ГКС-301Т с режимом послойного сканирования всего тела пациента. Большую роль в разработках программного обеспечения визуализирующей аппаратуры с использованием ЭВМ играли В.А. Дмитриченко, С.Б. Немировский, В.П. Мейер.

 Пятым техническим направлением отдела руководил заведующий сектором (затем лабораторией) кандидат технических наук В.А. Беляков (1927 —  1994). Впоследствии, после кончины В.А. Белякова, эстафету принял инженер-  электронщик А.С. Кауфман, много лет работавший с ним.

В.А. Беляков, А.С. Кауфман, И.К. Табаровский, Э.Ю. Элькинд (1970-ые гг.)

В лаборатории радиоиммунохимического микроанализа. На фотографии (справа налево): В.А. Беляков, А.С. Кауфман, И.К. Табаровский, Э.Ю. Элькинд (1970-ые гг.)

Основным направлением работы лаборатории становится разработка аппаратуры для радиоиммунохимического микроанализа, обеспечивающего информационную основу доказательной медицины (в эндокринологии, онкологии, лекарственном мониторинге в терапии, иммунологии, гематологии, других областях медицины). Одним из первых приборов этого направления был счетчик биологический сцинтилляционный СБС-1, выполненный по традиционной технологии, на радиолампах. А уже начиная с моделей СБС-2 и ГСБ-1, благодаря участию в работе А.С. Кауфмана, в них использовались микросхемы. Эти модели явились первыми серийными приборами на микросхемах в Минмедпроме СССР. Первыми в этом же ведомстве серийными приборами с “персональными ЭВМ ” стали последующие модели ГАММА-1 и БЕТА-1. В дальнейшем было разработано несколько поколений аппаратуры данного направления (установки УСС-1, ГАММА-2, БЕТА-2, ГАММА-12, ГАММА-800, ИММУНОТЕСТ, НАРКОТЕСТ и др.)

Комплекс работ по созданию, промышленному освоению и внедрению в медицину и промышленность аппаратуры для радиоиммунных и физико-технических исследований был представлен в Госкомитет по науке и технике на соискание Государственной премии на 1984 год.

Подытоживая вклад К.Д. Калантарова и И.К. Табаровского в дело развития отечественного медицинского приборостроения необходимо отметить следующее.

Под руководством и при непосредственном участии Карла Давидовича Калантарова и Игоря Константиновича Табаровского была создана отечественная школа приборостроения для ядерной медицины, разработаны и внедрены в производство и медицинскую практику десятки сложнейших приборов и установок. Впервые в нашей стране был организован радиодиагностический комплекс для многопрофильной больницы, оснащенный отечественной аппаратурой и внедренный в практическое здравоохранение.

 Л И Т Е РА Т У Р А

  1. ВНИИМИО, проспект, Министерство здравоохранения СССР, М., 1962, 24 стр.
  2. Федор Лясс “Поздний сталинизм и евреи”, издательство “Филобиблон”, Иерусалим, 2010.
  3. Всесоюзный научно — исследовательский институт медицинского приборостроения, проспект, Внешторгиздат, М., 1987, 42 стр.
  4. Архив семьи И.К. Табаровского.
  5. Игорь Константинович Табаровский. Некролог, журнал “Медицинская техника”, 1988, № 2.
  6. Карл Давидович Калантаров 1930–2003. Памяти товарищей. Журнал “ Медицинская физика “, 2003, № 4, с. 106.
  7. Калантаров Карл Давидович. Некролог. Журнал ”Медицинская техника”, 2004, № 1, с. 48.
  8. Научно-технический отчет. Разработка гамма- топографа с графической регистрацией, руководитель темы — Э.Ю. Элькинд, главный конструктор — И.М. Гофман, ВНИИМИО, 1960 (машинопись).
  9. Гамматопограф ГТ-60, проспект, Медгиз, 1961.
  10. Э.Ю. Элькинд, И.К. Табаровский, И.М. Гофман, П.Ф. Заблоцкий Гамма-топограф. Авторское свидетельство СССР № 145668 от 18 января 1961 г.
  11. К.Д. Калантаров, Ф.М. Лясс, Э.Ю. Элькинд, П.Ф. Заблоцкий, Е.П. Фалилеева Метод гамма-топографии (скеннирования) в клинике заболеваний щитовидной железы, Медицинская радиология, 1961, № 11.
  12. Э.Ю. Элькинд, И.М. Гофман, И.К. Табаровский, В.Н. Акатова, Гамма — топограф с графической регистрацией, Труды института, ВНИИМИО, 1964, вып 1.
  13. К.Д. Калантаров, Э.Ю. Элькинд Методика оценки свойств коллиматора, характеризующих возможность обнаружения очагов аномального накопления радиоактивности, Медицинская радиология, 1967, № 5.
  14. Двухдатчиковый гамма-топограф ГСГ-2 для среднеэнергетических радиоизотопов, проспект, Минмедпром СССР, 1976.
  15. Э.Ю. Элькинд, К.Д. Калантаров, В.А. Кузнецов, Е.А. Самохвалова, А.Г. Рыбалко, Р.Д. Столяренко, Ю.В. Кочегаренко Двухдатчиковый гамма-топограф ГСГ-2 с цветной штриховой и черно-белой фотографической регистрацией, Медицинская техника, 1977, № 5.
  16. Э.Ю. Элькинд, К.Д. Калантаров, В.А. Кузнецов, Р.Н. Тураев, В.Х. Френкель Оценка функциональных и клинических качеств нового двухдатчикового гамма — топографа ГСГ-2, Медицинская техника, № 1, 1979.
  17. К.Д. Калантаров, Г.А. Мамонтова, Э.Ю. Элькинд, М.М. Дяченко, Е.Г. Ободзинский. Гамма-топограф для регистрации распределения низкоэнергетических радиоактивных изотопов в теле человека, Авторское свидетельство СССР № 408638 от 29 декабря 1970 г.
  18. Гамма-топограф восьмидатчиковый низкоэнегетический ГНГ-8, проспект, Минмедпром СССР, 1975.
  19. Э.Ю. Элькинд, В.П. Чернобровкин, Е.А. Самохвалова Продольный радиоизотопный томограф, Медицинская техника, 1976, № 5.
  20. Э.Ю. Элькинд, В.П. Чернобровкин, К.Д. Калантаров, Ю.М. Сидоров, В.Г. Тюрин, А.И. Кангун Продольный радиоизотопный гамма-томограф ГПР-1, Медицинская техника, 1982, № 4, с. 45–49.
  21. В.А. Дмитриченко, В.П. Чернобровкин, Э.Ю. Элькинд Метод цифровой реконструкции изображения в продольной томографии, Новости медицинской техники, 1982, вып. 2, с. 44–47.
  22. Э.Ю. Элькинд Технические методы и средства продольной однофотонной томографии, Медицинская радиология, 1984, № 10, с. 70 — 81.
  23. Отчет о научно-исследовательской работе по теме № 3-91 “Исследование методов вычислительной эмиссионной томографии”, том I, зав. отделом радиологической аппаратуры, к.т.н. И.К. Табаровский, зав. лабораторией диагностических приборов, д.б.н. К.Д. Калантаров, руководитель темы, к.т.н. Э.Ю. Элькинд, ВНИИМП, Москва, 1982 (машинопись в 2-х тт.)
  24. Эмиссионный компьютерный гамм-томограф ТЕСТАСКАН (экспериментальный образец), проспект-листовка, ВНИИМП, ЦБНТИ Минмедпрома, 1985.
  25. Э.Ю. Элькинд Принципы построения и оптимизации многодетекторных компьютерных гамма — томографов. Аппаратура для ядерной медицины, Научные труды ВНИИМП, М., 1985, с. 73–89.
  26. Э.Ю. Элькинд, В.А. Дмитриченко, К.Д. Калантаров Экспериментальный многодетекторный компьютерный гамма-томограф для исследования головного мозга: технические характеристики и функциональные возможности. Аппаратура для ядерной медицины, Научные труды ВНИИМП, М., 1985, с. 89–97.
  27. Э.Ю. Элькинд, А.И. Кангун, Я.Я. Попов Экспериментальный многодетекторный компьютерный гамма-томограф для исследования головного мозга, Медицинская техника, 1986, № 3, с. 26–32.
  28. Ф.М. Лясс, К.Д. Калантаров, Т.М. Котельникова, О.И. Соболева, С.В. Макаревич, В.А. Дмитриченко, Э.Ю. Элькинд Радиоанатомия мозговой перфузии при однофотонной эмиссионной компьютерной томографии с меченными Тс-99м аминами, Медицинская радиология, 1989, № 12, с. 3– 7.
  29. Ф.М. Лясс, К.Д. Калантаров., В.А. Дмитриченко, Э.Ю. Элькинд, Радионуклидный вазотопический диагноз ишемических состояний головного мозга, Медицинская радиология, 1990, № 8, с. 50.
  30. Однофотонный эмиссионный компьютерный гамма-томограф ТЕСТАСКАН — надежное средство современной диагностики заболеваний головного мозга, Проспект, А/О ВНИИМП-ВИТА, 1993.
  31. К.Д. Калантаров, С.В. Кулакова, Е.Я. Щербакова, В.С. Снегирев, С.В. Макаревич Опыт клинического использования компьютерного гамма — томографа “ТЕСТАСКАН” при нейрохирургической патологии, Медицинская техника, 1996, № 1, c. 18 — 21.

ПРИЛОЖЕНИЯ:

 I. Поздравительное обращение к К.Д. Калантарову на вечере, посвященном его 60-летию

 Дорогой наш юбиляр!

Многоуважаемые дамы и господа!

Прежде, чем поднять бокал за здоровье юбиляра, хочу в дополнение к уже сказанному добавить несколько слов, как свидетель, очевидец и соучастник процесса жизни и деятельности Карла на протяжении последних 45 лет.

С братьями Калантаровыми я познакомился в начале 50-х годов, когда мы с Ладо учились на одном курсе МЭИ, а его младший брат Карлуша, частенько бывал и живал в общежитии МЭИ, где жил Ладо.

А летом 1958 г. мне случилось стать третьим в только что родившемся отделе радиологии ВНИИМИО в компании с Табаровским и Калантаровым. С этого времени начинается бурное развитие отдела, ведутся многочисленные НИР-ы и ОКР-ы по обеспечению страны современными радиологическими приборами и аппаратами. Надо сказать, что при этом главным закоперщиком и поводырем Табаровского по медико-биологическим и биофизическим проблемам неизменно оставался Карл Давидович Калантаров.

На моих глазах очевидца и соучастника, он стремительно прошел путь от аспиранта до заведующего лабораторией, доктора биофизики, общепризнанного в стране и за рубежом профессора, патриарха отечественной школы радионуклидной диагностики.

Что же лежит в основе феномена харизматической личности Калантарова, как ученого и человека, его непререкаемого авторитета в отечественных и зарубежных научных кругах?

Не проводя многофакторного анализа предыстоков Карла (уроженца города Баку, связанного с именами Нобеля и Ландау), получившего образование в МГУ, думаю здесь сказался ряд факторов, фактов и событий: природные любопытство и пытливость ученого и изобретателя, сочетание еврейской одаренности к наукам, языкам и даже музыке, уважение к памяти и традициям предков, его княжеская горделивость, армянская одержимость своим делом, феноменальная память, свободное владение иностранными языками.

За последние десятилетия мы с Карлом пережили много творческих и человеческих удач и достижений, неизбывную боль от невозвратных потерь самых близких и дорогих людей.

Надо сказать об огромном оплодотворяющем научном и человеческом влиянии Карла Давидовича на многих талантливых сотрудников лаборатории, отдела, института таких, как Беляков В.А., Варин А.Н., Калашников С.Д., Кауфман А.С., Кривошеин В.Л., Шибанов В.Г., Чернобровкин В.П. и другие.

В заключение (как принято в научных докладах) краткие выводы: каковы главные отличительные особенности нашего юбиляра?

  1. Неистощимая потребность в генерировании новых, иногда парадоксальных идей, концепций, догадок.
  2. Стремление и способность вместе с другими претворять эти идеи и концепции в конкретные биофизические методы и технические средства, новые диагностические устройства, приборы и аппараты.
  3. Критический скептицизм ко всякого рода неподтвержденным строгими доказательствами псевдонаучным сенсациям.
  4. Неизбывное стремление самому, своими руками делать новые эксперименты, фантомные испытания, клинические апробации, исследования непосредственно с больными.
  5. Огромный авторитет, который Карл Давидович имеет в научных кругах не только в России, но и в зарубежных странах.

Я счастлив, что судьба свела меня с этим человеком и благодарен ему за все, что он сделал для меня и всех его сотрудников и в научном, и человеческом отношении.

А теперь я хочу поднять этот бокал за здоровье Карлуши, его сыновей и внуков!

II. Стихотворение, зачитанное на юбилейном вечере, посвященном 60-летию Карла Давидовича Калантарова

Писать мне столько раз уж приходилось Для многих юбилеев разного калибра, Что уж рука устала, а душа взмолилась: Хочу не прозы, не стихов — верлибра!

Речитатив юбилейно-камерный

То не гром пронесся над Кавказом,
То не молния сверкнула в небесах, —
В этот миг Карлуша там родился
Ровно два тридцатилетия назад!

Видно Бог при этом поперхнулся,
Глянул вниз, икнув, и искру изрыгнул.
С неба прямо на мальца она скатилась,
В сердце, в душу, в кровь ему вошла.

И с тех пор живет он с ней на свете.
Все ему давалось с ней легко:
Школьное ученье, девушки и пьянки,
Дружба с иностранцами, науки и любовь …

Ты по натуре искренен и нежен,
Горяч, охоч до множества затей
И являешься спасительным примером
Для своих могучих сыновей.

Говорят, по племени ты знатен,
В жилах что-то княжеское есть,
Но, как все в природе, ты не однозначен.
И как плюсов, так и минусов не счесть.

Но на все на это не взирая,
Всей душою любим мы тебя.
И тебе, и Валечке желаем
Долгих лет, и счастья и добра!

Вспомянем, князь, кто в нашей был дружине,
С кем вместе провели застойные года,
И тех, кто есть и кто уже далече,
И тех, кого уж не увидим никогда.

В тумане скрылись Табаровский,
Эльдаров, Гофман, Пушкарев,
Потапова и Чернобровкин,
Швыркова, Смагин, Иванов

И незабвенный Кривошеин,
Сладкова, Вика, Мандельцвайг,
Заблоцкий, Эрика и Мейер,
И много-много прочих лиц.

По жизни этой мы плывем с тобой бок о бок
Без остановки вот уже лет сорок,
Давай же выпьем, чтоб остатний срок
Составил бы ещё, хотя б такой же срок!

И пусть ведет тебя вперед всегда-всегда
Армяно — иудейская счастливая звезда!

 24 августа 1990 г.

III. Михаил Геллер. Мой профессор. Воспоминание-некролог. 28. 02. 2005

Карл Давидович Калантаров. Ученый с мировым именем. Один из основоположников ядерной медицины. Академик. Просто хороший человек. Он умер почти полтора года назад. До сих пор не могу в это поверить. Он любил жить. Он любил нас — своих учеников. Любил женщин, и они отвечали ему взаимностью, потому что такой обаятельной улыбки не было ни у кого.

Карл Калантаров в окружении женщин своей лаборатории (середина 1960-х гг.)

Карл Калантаров в окружении женщин своей лаборатории (середина 1960-х гг.)

Любил помогать. Любил придумывать и изучать. Это был какой-то фейерверк идей. И он вовсе не заботился об их сохранении и авторстве: пользоваться могли все желающие. Там были серьезные научные открытия и курьезные изобретения, удивительные прозрения и точные выводы. И все по-моцартовски легко и изящно. Самая красивая мысль моей диссертации была выдумана им секунд за тридцать, а потом представлена мне так, чтобы я считал, что додумался до этого сам. Уже в сорок лет он был почетным членом всяких заграничных академий. Знал кучу иностранных языков. Все, от санитарок до врачей, звали его — Карлуша. Это было не панибратство. Просто — выражение любви. По отцовской линии он происходил из армянского княжеского рода, а мама была еврейкой. Эта гремучая смесь создала характер настолько яркий, что Карлом были очарованы все, кто с ним общался. Академическая серьезность легко уживалась в нем с детским озорством. Он звонил мне по телефону и говорил: «Мишка! Это твой любимый учитель. Я тут изобрел радиоизотопный херомер (произносилось с неподражаемым грассированием). Давай завтра испытаем? Ты подбери каких-нибудь импотентов…» И это была не совсем шутка. Действительно, получился прибор для определения степени выраженности эректильных расстройств. Карл еще и не такое выдумывал! У него в подвале лаборатории была комната, где хранились какие-то аппараты, детали, кинескопы и прочий электронный хлам. Называлось — «Карловы вары». Периодически профессор устраивал там раскопки, после чего собирал очередное чудо техники: прибор для ранней диагностики беременности, сверххитрый коллиматор для гамма-камеры или уже упомянутый херомер. Будучи по образованию биофизиком, Карл Давидович прекрасно разбирался в медицине и ставил иногда диагнозы, которые не приходили в голову нам — лечащим врачам; давал парадоксальные, но чрезвычайно эффективные рекомендации. Карл —  человек-праздник. Таких больше нет. И вот, этот праздник кончился ”.

Share

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

AlphaOmega Captcha Mathematica  –  Do the Math