©"Заметки по еврейской истории"
  август-сентябрь 2017 года

Михаил Косовский: Государственный антисемитизм: реальность или мираж?

Автор предлагает свое определение госантисемитизма, которое дает ему основание ставить под сомнение выводы ряда историков о непременном существовании такового везде, где жили евреи. 

Михаил Косовский

Государственный антисемитизм: реальность или мираж?

«История — это не что иное,
как постоянно возобновляющаяся
дискуссия…»
            А.Я.Гуревич

 

                          Введение

     Альберт Эйнштейн в беседе с Соломоном Михоэлсом заметил: «Антисемитизм это тень евреев». Весьма авторитетный историк С. Лурье писал в 1922 году, что там, где вне Палестины поселялись евреи, подобно их тени появлялся антисемитизм. Такое несомненно точное наблюдение ученого провоцирует мысль, что евреи являются как бы разносчиками бациллы антисемитизма и, следовательно, сами виноваты в своих мытарствах.

     Звучит логично, ведь потенциальные антисемиты рождались приличными людьми, как мы с вами, но пожив рядом с евреями, становились юдофобами. Кто же виноват в извечных страданиях евреев, антисемиты или сами евреи? Думаю, что ни те, ни другие.

  Роковая судьба оторвала евреев от своей земли, превратила в экстерриториальный народ-изгнанник, скитающийся две тысячи лет по Земле, да еще с чуждой другим исключительно еврейской религией.

     Антисемитизм разделяют на государственный или официальный и бытовой или народный. С народным всё ясно, о нем написано более, чем достаточно, некоторые пробовали его на вкус.  Этот антисемитизм, как известно, зиждется на ксенофобии, религиозной нетерпимости, традиционной предвзятости к евреям и, я бы добавил, на их беззащитности. Именно беззащитность народа делала «героями» антисемитских погромщиков.

     Но с госантисемитизмом не всё просто. Несмотря на обилие литературы, нет четкого его определения, в связи с чем сильно преувеличена его распространенность. Многие статьи как научного, так и популярного характера несут на себе груз национальной предвзятости и политических предпочтений, что тоже не способствует решению проблемы. Между тем понимание сущности госантисемитизма позволило бы объективно охарактеризовать политику государств по отношению к их еврейскому населению.

     В настоящей статье автор предлагает свое определение госантисемитизма, которое дает ему основание ставить под сомнение выводы ряда историков о непременном существовании такового везде, где жили евреи. Идя дальше, автор пытается доказать, что чистый госантисемитизм — весьма редкое явление, не существующее в природе, за исключением единичных случаев.

     Гипотетически госантисемитизм — это акции правительства в форме указов, реформ, которые направлены на ущемление прав или ухудшение экономического положения своих граждан-евреев, являются результатом юдофобских порывов руководителя и не имеют ничего общего с государственными интересами. В чистом виде такие действия, по-видимому, не встречались в прошлом и не существуют в наше время. Правда, пишут, что религиозный фанатик Иван Грозный приказал утопить в Двине сотни иудеев, отказавшихся креститься; или взбалмошный греческо-сирийский царь Антиох Епифан 4 во 2 веке до н.э. с жестокостями запретил иудеям практиковать их религию в подвластной ему Иудее. Но, если быть точным, эти примеры скорее говорят не об антисемитизме, а об антииудаизме, о неприятии правителями еврейской религии. В нацистской Германии господствовал подлинный расистский госантисемитизм, переродившийся в Холокост. Но даже в этом крайнем случае геноцид еврейского народа обуславливался не только психопатическими потребностями нацистов, но и экономическими и политическими целями Гитлера.

     С древних времен вне Палестины евреи жили обособленно, общинами, со своей религией и культурой, со своими интересами, которые время от времени не совпадали с интересами титульного народа, то есть большинства населения. Конфликт интересов возникал на религиозной и экономической почве и часто, будучи взаимоисключающими, они не приводили к консенсусу. Такая ситуация с одной стороны подпитывала народный антисемитизм, с другой — вела к антиеврейским акциям правительства, которое, естественно, выражало интересы элиты и большинства населения. Можно ли эти акции называть госантисемитизмом?

       Если действия правительства в конечном счете ведут к улучшению положения большинства граждан государства, но одновременно ущемляют права еврейского населения или ухудшают его материальное положение,  то, на мой взгляд, такие действия не удовлетворяют критериям госантисемитизма, поскольку являются полезными и желанными для большинства населения.

     Возможно часть читателей встретит в штыки предложенное определение, считая его лазейкой для оправдания антиеврейских реформ государства, и будут правы со своей точки зрения, но, если подняться выше на точку зрения правительства, то эти же реформы будут выглядеть не злом, а необходимыми, порой вынужденными мерами, направленными на пользу государства в целом.

      Здесь же следует заметить, что госантисемитизм, если он где-то существует, не имеет ничего общего с антиизраильской политикой государств. Воинственная риторика ряда исламских стран, ратующих за уничтожение Израиля, не может называться антисемитской, так как относится к сфере межгосударственных отношений и преследует не всегда видимые политические или экономические бенефиты.

     Отсутствие или наличие госантисемитизма в странах, где жило заметное количество евреев, можно проследить, анализируя действия конкретного правительства. Казавшиеся в первом приближении антисемитскими, на самом деле эти действия преследовали другие цели. Чтобы не быть голословным, предлагаю в свете предложенной предпосылки рассмотреть некоторые драматичные моменты истории евреев, начиная от античности до наших дней.

                       Евреи от эллинов до римлян

      В результате завоевания Персией Вавилонского государства и присоединения его к персидской империи, царь Кир в 537 году до н.э. разрешил иудеям возвратиться в Палестину и даже выделил деньги на восстановление разрушенного Иерусалима и его Храма. Иудеям, желавшим служить в его армии, давались земельные наделы в Вавилонии. В течение двухсот лет иудеи жили спокойно под Персией, цари которой не вмешивались в дела Иудеи, довольствуясь ежегодной данью. Каких-либо достоверных документов о притеснении, третировании евреев персидскими царями нет, то есть нет сведений о госантисемитизме.

     В 332 году до н.э. Иудея перешла под власть Александра Македонского, и для евреев наступила новая эра. Великий завоеватель, будучи хорошим политиком, оставил иудеям самоуправление, дал дополнительные налоговые льготы, освободил служивших в его армии евреев от работ в субботу. В завоеванном Египте он основал Александрию и заселил ее греками и евреями. После смерти Александра его империя, как известно, распалась на провинции, во главе которых стали его бывшие полководцы. В Малой Азии, Вавилонии и Сирии правила династия Селевкидов, Иудея и Египет оказались под властью Птолемеев, которые оставили евреям все привилегии, данные Александром. Для успешного управления многонациональной провинцией Птолемеям необходима была прослойка, буфер между ними и побежденными народами. На эту роль подходили иудеи, которые совсем не возражали против такой перспективы. Они наводнили Александрию. С их участием город стал центром культуры и коммерции. Кроме права образовывать самоуправляемые общины, иудеям разрешалось занимать позиции в гражданских и военных сферах. Например, армией Птолемея Филометора командовали два иудейских генерала, иудейские военачальники были в войске Клеопатры. Завоеватели — носители эллинистической культуры и религии, хотя и смотрели на иудеев свысока, считая их варварами, но относились к иудаизму, если не с уважением, то, по крайней мере, с интересом, особенно к его священным книгам.

     В то же время простые египтяне и греки Александрии явно проявляли недовольство, ксенофобию и зависть к иудеям, а образованные эллины — еще и подозрительность к имевшим место инцидентам двойной лояльности евреев к грекам и Иудее. В это время появились первые антиеврейские литературные произведения греческих и египетских писателей и жрецов. Согласно исследованиям С. Лурье и других авторов, именно в этом городе впервые создались условия для зарождения народного антисемитизма. Но историки не упоминают об антисемитской политике Птолемейских царей.

     В Иудее греки мягко пытались ввести языческую веру, обычаи, свою систему воспитания и образования и имели немало последователей из числа иудейской элиты и богатых жителей, но мы знаем, что это не зашло далеко. Вряд ли эти попытки греков могут считаться проявлениями госантисемитизма.

     В 201 году до н.э. сбылась давняя мечта Селевкидов — отобрать у Птолемеев Египет и Иудею. Поначалу евреи были довольны новой властью; их освободили от налогов на три года, а священников и членов правительства самоуправления — пожизненно. Но однажды на престол взошел Антиох Епифан 4, известный своей не слишком горячей любовью к иудеям и особенно к их религии. В это время в Иудее шла вооруженная борьба между сторонниками  и противниками первосвященника Менелая — ставленника Епифана 4. Когда дела Менелая стали плохи, рассерженный царь кровью подавил восстание и, чтобы навсегда покончить с подобными инцидентами, начал с жестокостями насаждать языческую религию, осквернил Храм статуей Зевса, запретил празднование субботы, ограничения в пище и другие иудейские обычаи. В Иудее началось знаменитое восстание Маккавеев; в это время внезапно умирает Антиох Епифан 4. Главный сирийский военачальник Лизий, занятый борьбой за власть в своем царстве, заключил мир с Иудеей, по которому евреи получили внутреннее самоуправление, полную религиозную свободу с соблюдением всех обычаев, но с признанием верховной власти Сирии. Это событие ознаменовало начало празднования Хануки.

      Гонения на иудеев Епифаном 4 с одной стороны можно квалифицировать как антисемитские, точнее — антииудаистские, но это также были ответные действия разгневанного восстанием тщеславного царя.

    Но всё проходит. На смену просвещенным эллинам пришли не менее просвещенные, но более организованные римляне.  Помпей Великий сокрушил Селевкидов, и в 63 году до н. э. Палестина и Египет перешли к Риму, при этом Иудея получила статус автономии.

      Одним из первых в истории значительных антисемитских проявлений считается александрийский погром, случившийся при императоре Калигуле в 38 году н.э. и приведший к многочисленным человеческим жертвам. После прихода римлян в Египет греческая элита, потерявшая власть и значительные доходы, обратила свой гнев на преуспевающую еврейскую общину, не гневаться же на Рим. Многие неиудейские жители города возмущались невыполнением евреями указа императора — молиться на установленные во всех синагогах статуи Калигулы, страдавшим манией величия. Атмосфера ненависти к евреям накалялась. Непосредственным толчком, как пишет А. Ковельман,  явился спор о гражданстве, поскольку граждане империи получали различные льготы, включая материальные. Напыщенные греки также не хотели становиться на одну доску с «необразованными и невоспитанными иудеями», то есть были против предоставления многим иудеям гражданства. Кроме всего прочего, погрому способствовала массовая антисемитская пропаганда «образованных и воспитанных» интеллектуалов-эллинов и попустительство местных властей. Нет никаких сведений об организации погрома императором или его приближенными. Кстати, Калигула был дружен с иудейским царем Агриппой и, по-видимому, не страдал юдофобией.

     Чтобы управлять империей, Риму нужна была стабильность. Провинциям делались уступки с налогами, уважались религия и обычаи, в известных пределах допускалась свобода слова, у иудеев, кроме всего этого, был статус автономии. Взаимоотношения Рима с Иудеей чем-то напоминают “любовь” между Москвой и советскими республиками. К сожалению, от любви до ненависти один шаг.     

     Первые инциденты случились при Понтии Пилате в 20-х годах н. э., когда прокуратор приказал внести в Иерусалим знамена с изображением императора, а также после его попыток конфисковать некоторое имущество Храма. В Иудее начались хронически текущие народные волнения против Рима, который в ответ ожесточал строгости и требования почитать как богов статуи императоров, что было вопиющим кощунством над святостью Храма и религиозными чувствами иудеев. Возмущение народа дошло до вооруженных стычек с иерусалимским гарнизоном и поспешившими на помощь римскими когортами. Первые боевые успехи помутили ум иудейских предводителей. Опьяненные своей популярностью, они не вняли трезвым голосам оппонентов из числа еврейской элиты, предостерегавшей от войны с Римом. Против войны выступал также начальник военных сил в Галилее Иосиф бен-Мататия, вошедший в историю под именем Иосифа Флавия. По воле рока началось беспрецедентное по размаху, но заранее обреченное восстание, известное с легкой руки Иосифа Флавия как Первая Иудейская война. Она стоила огромных человеческих жертв и завершилась в 70 году н.э. полными разрушениями Иерусалима и Второго Храма, но главное — потерей еврейской государственности, которой суждено было возродиться лишь спустя две тысячи лет.

     Известный историк Леон Поляков пишет, что Римская империя в эпоху язычества не знала госантисемитизма несмотря на частоту и ожесточенность еврейских восстаний в Палестине. Единственным исключением могут быть антииудаистские эдикты императора Адриана в 135 году н.э. после подавления напугавшего Рим восстания Бар-Кохбы, но отмененные его преемником Антонином три года спустя. Автор этой статьи также считает, что в античные времена антииудейские акции греческих царей и римских императоров  носили в основном характер ответных мер на вооруженные восстания иудеев и не были  антисемитскими.

                     Евреи в Испании 15 века

   Первые иудейские общины на Пиренейском полуострове появились в 4 в. до н.э. из числа евреев, бежавших от вавилонского пленения, но большой наплыв начался с 70 года н.э., после разрушения Иерусалима и изгнания евреев из Палестины римлянами. В начале средневековья евреи Испании, будучи подданными королей или халифов, находились под защитой государства, обладали движимым и недвижимым имуществом, сохраняли свою религию, строили синагоги, школы, суды. Споры между евреями решались общинным судом, а королевская власть заботилась об исполнении решений суда (А. Рюкуа).  Наиболее образованные и выдающиеся евреи жили при дворах королей и халифов, обладали уважением и властью. Испания была страной трех религий, где ни иудеи, ни мусульмане не были объектами преследований за веру. Монархи, будь то мусульманские или христианские, устанавливали свою государственную религию, но те иудеи, которые не принимали эту религию, становились “защищенными”, правда, с ограниченными гражданскими правами.  С высоты нашего продвинутого  века  это называется неравноправием иудеев, если хотите, госантисемитизмом, но для раннего средневековья — благо.

     Позднее в средневековой католической Европе, особенно после эпидемии “черной смерти”, бурно разросся грубый пещерный антисемитизм масс, и только Испания оставалась для евреев относительно безопасной. К середине 15 века в королевствах Испании  бок о бок жили христиане, мусульмане и иудеи, существовали богатые еврейские общины, насчитывающие в сумме 200 – 400 тысяч человек, некоторые христианские короли имели титул “Король трех религий”. В то же время в стране, как и во всей Европе, господствовало всеподавляющее влияние и неоспоримый авторитет католической церкви. В Испании 15 века еврея нельзя было преследовать на религиозной почве, поскольку он был рожден евреем от еврея, но он страдал юридически, будучи, как и мусульманин, гражданином с урезанными правами. Под влиянием католической церкви, ее высшего духовенства в стране набирал силу религиозный антисемитизм.  Главной своей задачей церковь считала охрану веры от еретиков и иноверцев, полное освобождение страны от мавров и становление чисто христианского государства. Возрастанию антисемитизма способствовало ухудшение экономического положения королевств в связи с постоянными междоусобицами, Реконкистой и, связанной с ней, массовым бегством на юг или в северную Африку сельскохозяйственных рабочих-мавров.     

     В связи со священной обязанностью королей и церкви бороться за чистоту веры, мягко говоря, поощрялось крещение. Под давлением пропаганды и из страха перед горожанами-христианами часть евреев решалась на принятие христианства. Обращенные иудеи (конверсос) в народе оскорбительно назывались марранос. Становясь конверсос, евреи получали полные гражданские права, но сталкивались с новой проблемой — резким враждебным отношением к ним потомственных христиан, которые видели в них реальных конкурентов своей финансовой деятельности и ремесленничеству. Конверсос считались новыми или «плохими» христианами, которых презирали и ненавидели «хорошие», то есть потомственные христиане. Церковь, особенно доминиканцы, весьма подозрительно относилась к обращенным иудеям и мусульманам (мориски), поскольку многие из тех и других тайно практиковали свои прежние религии. За конверсос неусыпно наблюдали местные начальники, церковь, позднее испанская инквизиция.

     Такова была ситуация в стране, когда в 1469 году состоялось бракосочетание наследников Кастильского и Арагонского престолов инфанта Изабеллы и принца Фердинанда. В 1479 году произошло объединение обоих королевств. Супружеская чета отказалась от титула “Короли трех религий” и приняла дарованный папой римским титул “Католические короли”. Этот брак положил начало объединения Испании в единое королевство.

     Будучи искренними поборниками идей католической церкви в борьбы с еретиками и клятвопреступными конверсос, супруги в этом же году утвердили испанскую инквизицию — церковный суд для выявления и наказания еретиков и религиозных клятвопреступников. Во главе инквизиции стал настоятель доминиканского ордена Томас де Торквемада, который, кстати, являлся исповедником королевы Изабеллы и оказывал на нее соответствующее влияние. Против создания этого органа было много противников среди высокопоставленных людей королевства, одним из которых являлся секретарь королевы конверсо из иудеев Фернандо дель Пульгар.

     Началась беспрецедентная охота на ведьм, в подвалах и в кострах инквизиции погибли сотни подозреваемых конверсос. Преследования распространились на всю страну, материально поощрялись доносы и слежки, в подавляющем большинстве дел выносился смертный приговор. Марранос строго запрещалось вступать в любые контакты с иудеями, ослушавшиеся подвергались суду и, как правило, сожжению. Иудейские общины жили в постоянном страхе перед лицом антисемитизма христианской толпы. Несмотря на все строгости и угрозу суда, многие конверсос продолжали тайно соблюдать иудейские законы. Лихорадочное состояние страны продолжалось двенадцать лет. Правители объединенного королевства устали от постоянной головной боли — неэффективной борьбы с марранос, от продолжающихся тесных контактов легальных иудеев с нелегальными, от недовольства обедневших идальго и богатых грандов, от междоусобиц и Реконкисты. Супруги начали склоняться к кардинальному решению иудейского вопроса.

     В 1492 году войска Изабеллы и Фердинанда сокрушили Гранадский эмират — последний оплот мусульман, что ознаменовало окончание семисотлетней Реконкисты. Примечательно, что при взятии Гранады местным иудеям, как при эмире, была предоставлена полная религиозная и гражданская свобода. Воодушевленные восторженной реакцией всего общества на долгожданную победу, супруги решились подписать 31 марта 1492 года “Эдикт об изгнании”, вошедший в историю как “Альгамбрский эдикт”. Документ ставил всех иудеев перед выбором: либо креститься, либо покинуть Испанию. Желающим уехать давался срок до конца июля на сборы и распродажу имущества. Для мусульман подобный закон был подписан в 1502 году.

     До истечения назначенного срока иудеи продолжали находиться под защитой королей, за отказ креститься не предусматривалось никакого наказания, однако те, кто не желал ни покинуть Испанию, ни креститься, становились незащищенными законом от посягательств толпы на их жизнь и имущество. Считается, что основная часть евреев, не желавших креститься, покинула страну. При вынужденной массовой распродаже имущества в короткий срок люди несли значительные убытки. В связи с этим 14 мая была обнародована королевская грамота, содержащая гарантии продажи и обмена имущества.

      Так печально закончилась многовековая история евреев Испании. Оставшиеся конверсос со временем растворились, но многие, включая известных политических и культурных деятелей, донесли семейную память о своих еврейских корнях до наших дней.

     Завершая этот раздел, зададимся вопросом: являлся ли Альгамбрский эдикт актом госантисемитизма или принятие документа в конечном счете преследовало другую, более важную для королей цель?

     Изабелла и Фердинанд выросли в атмосфере вездесущего католицизма, были образцово воспитанными католиками, считавшими иудаизм нечестивой религией, но ни король, ни королева не были антисемитами. Важную должность министра королевского казначейства занимал иудей Дон Исаак Абарбанель, имевший при дворе большое влияние и авторитет, а секретарем королевы, как отмечалось, был конверсо из иудеев Фернандо дель Пульгар. Глубокая религиозность Изабеллы и Фердинанда  не мешала им быть трезвыми политиками, видящими свою цель в завершении Реконкисты и объединении страны в единое королевство, что и произошло с их главным участием. Ультиматум иудеям «крещение или изгнание» не являлся для супругов самоцелью, всплеском религиозной нетерпимости. Это была продуманная необходимая мера, это было начало большой, не связанной с иудеями, политики. Эдикт явился реверансом многочисленному обедневшему и враждебно настроенному к власти дворянству, получившему материальные бенефиты при ликвидации иудейских общин, продажи за полцены недвижимости, скота и средств производства; не менее важной для королей была поддержка народа, воспитанного в духе антииудаизма и предвзятого отношения к евреям; эдикт приветствовали избавившиеся от конкуренции деловые люди и ремесленники; и, наконец, необходимо было получить одобрение папы римского и многих европейских стран, в которых господствовала оголтелая антииудаистская идеология и жестокий антисемитизм масс. Супруги понимали, что с евреями хорошо, но без них будет легче осуществлять свою идею.

     С точки зрения евреев Альгамбрский эдикт может считаться проявлением  госантисемитизма, точнее — госантииудаизма, потому что он вылился в небывалую трагедию испанских евреев. Но нельзя забывать, что этот закон приветствовали все слои общества кроме иудеев, в целом он был полезен для государства и поэтому не отвечает критерию госантисемитизма. Супруги решили жертвой еврейской ладьи получить выигрышную позицию и сделать важный ход к грядущему превращению Испании в могущественную европейскую державу 16 века.

                           Евреи в Российской империи

        В ряде работ историков, статьях Википедии весьма уверенно утверждается, что в Российской империи — «тюрьме народов» антисемитизм был официальной политикой царей. Вместе с тем встречается мнение, что официальная политика в Российской империи по отношению к еврейскому населению была довольно сложна и не поддается однозначной оценке. Давайте проведем свое собственное исследование путем рассмотрения реформ отдельных монархов касательно еврейского населения, благо достаточно фактографического материала.

     Небольшие иудейские общины появились в 10 веке на территориях современных Украины, Белоруссии, Литвы и в районах к северу от Черного моря. Известны иудейские общины Киева и Чернигова. Крещение Руси в конце 10 века и становление христианства государственной религией положило начало религиозному антисемитизму великих князей. Московские великие князья и русские цари не позволяли иудеям селиться на их землях, «дабы не распространяли антихристову ересь». Фанатичный Иван Грозный строго запретил появление в его царстве иудеев. В 1545 году по его указанию были сожжены товары еврейских купцов, приехавших из Литвы. Почти через сто лет в результате Русско-польской войны на территории Московского государства появились пленные иудеи. Следуя закону, принятому еще Иваном Грозным, царь Михаил Федорович повелел всех их «сыскать и отпущать» за границу в Литву кроме крестившихся и желающих остаться. Начиная с 15 века, подобно Испании и другим европейским странам, в Московском государстве иудеи должны были креститься, чтобы не быть изгнанными. Средневековая Европа, включая Московское государство, была как губка пропитана религиозным фанатизмом и иррациональной нетерпимостью к иноверцам, а политика царей в значительной степени испытывала тяжелое давление церкви. Но русское  государство отличалось от своих западных соседей отсутствием антисемитизма народа, который иудеев знать не знал и ведать не ведал. 

     Массовые изгнания иудеев из стран Западной Европы в 14 веке привело в движение ашкеназские общины в поисках безопасного места. Таким местом в то время было Польское королевство. Казимир 3 обеспечил евреям Магдебургское право, свободу вероисповедания и даже выделил пустующие земли для заселения. Но покой евреям только снился.

     В результате разгрома шведов в Северной войне русское царство в 1721 году становится Российской империей во главе с императором всероссийским со столицей в новом красавце Санкт-Петербурге. Царь Петр Первый, как пишет В. Энгель, был первым русским самодержцем, стоявшим выше предубеждений к евреям. Он впервые ввел в высшие круги российской аристократии крещеных евреев: вице канцлера Шафирова, резидента в Амстердаме и Вене Веселовского, генерал-полицмейстера столицы Девиера и других.  В одном из писем Петр писал: «Для меня всё едино, был ли человек крещен или обрезан, лишь бы он был порядочным и знал свое дело».

     При Петре евреи стали как бы полулегально селиться в приграничных с Польшей великорусских и малороссийских землях. Царь, следуя старому закону, формально издал указ о выселении их за пределы империи, но не настаивал на этом, понимая экономическую выгоду от их деятельности украинским помещикам и казацким старшинам.

     Младшая дочь Петра религиозно-фанатичная Елизавета Петровна, похоже, никогда не видевшая живых евреев, но чувствовавшая мистический страх перед ними, продублировала в 1742 году указ своего отца о высылке «всех граждан иудейского вероисповедания из западных областей с разрешением остаться только желающим креститься». Заметим, что в этом же году вышел ее указ о разрушении всех «новопостроенных за запретительными указами» мечетей в Казанской губернии. В результате было снесено 536 мечетей. Эти факты скорее свидетельствуют о заботах царицы по служению Богу, борьбе с «врагами христовыми», к которым причислялись и мусульмане, чем об акте антисемитизма.

     До 1772 года иудейское население России практически отсутствовало, и только после трех разделов Речи Посполитой (1772 — 1795) к Российской империи отошли значительные территории с еврейским населением, насчитывающим миллионы. Старый закон Ивана Грозного потерял смысл. Екатерина II надеялась на многообразную экономическую выгоду от вливания в ее империю европейских евреев. Это были в основном купцы, ремесленники, шинкари. В 1772 году императрица издала манифест, в котором обеспечивала евреям сохранение имевшихся у них прав, неприкосновенность имущества и свободу вероисповедания. Правда, им не были даны все гражданские права, которые получили влившиеся в империю христиане. Екатерина, как и Петр, не имела к иудеям предрассудков, но была вынуждена считаться с сложившимися предубеждениями к ним высшего общества и церкви, поскольку, как немка, еще не чувствовала себя прочно на престоле.

     Ко второму и третьему разделу Польши императрица путем издания ряда законов во многом уравняла права евреев с гражданами империи. Евреям разрешалось свободно передвигаться по всем губерниям, они получили право записываться в сословия (купеческое и мещанское), приобретать недвижимость и быть избранными в органы местного самоуправления.

     Уравнение иудеев в правах с православными подданными страны наталкивалось на упорное сопротивление на местах в силу, во-первых, укоренившихся традиций враждебного отношения к ним местных чиновников, во-вторых, евреи стали серьезными конкурентами русских и украинских купцов и ремесленников. В специальном указе Екатерина писала: «…раз евреи уже стали подданными России, раз вошли в состав империи и им были даны сословные права, то без всяких религиозных и национальных различий эти права должны соблюдаться».

     В. Энгель пишет в своей лекции: «…примерно 20-летний период от начала раздела Польши был периодом первой российской эмансипации евреев, инициированной Екатериной Великой в интересах стимулирования торговли и промышленности в Российской империи».

     В 1790-х годах взгляды Екатерины на еврейское население начали меняться. После Французской революции и репрессий королевской семьи стареющая императрица не разделяла больше идеи просвещенной монархии и защиты прав и свобод всех граждан империи. Укрепились убеждения в необходимости сильной императорской руки. Не оправдались надежды и на улучшение экономики с помощью еврейской экономической активности. Она видела сопротивление всем ее законам, улучшающим положение евреев, но автоматически делавших их конкурентами русских деловых людей. Вопреки ее надеждам евреи не ассимилировались, не интегрировались в русское общество, жили в замкнутых общинах, управляемых кагалами, ограниченные Талмудом и идеологией гетто. Царица поняла ошибочность своей идеи поженить медведя с бобрихой.

     Она стала крутить назад от политики стимулирования евреев к политике принуждения. Это были годы отмены старых ее законов и подписания новых, ущемляющих свободы и права евреев, отстранение их от участия в местных органах самоуправления, запрет селиться в деревнях, запрет на определенные роды деятельности, но главное — было положено начало создания еврейской черты оседлости.  Для России это не было необычным, поскольку широко практиковалась приписка купцов и мещан к определенному месту жительства и деятельности, не говоря о миллионах крепостных крестьян, но для евреев явилось попранием элементарных прав человека.   

     После убийства недолго царствовавшего Павла I на престол взошел его сын и любимец Екатерины Александр I. Полон либеральных идей, Александр I начал свою деятельность с организации комитета по еврейскому вопросу, куда вошло пять человек, четверо из которых были его близкие друзья — либералы и один 59-летний поэт Гавриил Державин. Через два года работы родилось «Положение о евреях», в котором содержались предложения реформ и говорилось о необходимости приобщить евреев к общей гражданской жизни и общему образованию. В частности рекомендовалось «… привлечь ко всем выгодам и уважению, коими пользуются прочие состояния под общим покровительством законов, терпимости и благоустройства». Сохранялась свобода вероисповедания, право начального, гимназического и университетского образования, право приобретения незаселенной земли и пользование трудом наемных работников. Документ также говорил о необходимости защиты христиан от «экономического утеснения» иудеев. Появились ограничения: занимать должности в органах местного самоуправления могут лица со знанием русского, немецкого или польского языков, все евреи, живущие в деревнях должны переселиться в города или местечки или на пустынные земли Новороссии. Александр I принял «Положение» как основное руководство, в разделе о переселении добавил обещание правительства переселить бесплатно малоимущих евреев на земли Новороссии.

     Постепенно под влиянием природной религиозности и мистицизма взгляды Александра I стали меняться. Появилась старая идея-фикс обратить евреев в христиан. Другая идея государя была охранять христиан от «экономического закабаления» евреями (сейчас звучит смехотворно), а также оберегать от евреев неприкосновенность религиозных убеждений христиан. Это привело к очередной волне реформирования в худшую для евреев сторону. Иными словами, как только в русско-еврейских отношениях начинал превалировать религиозный фактор, евреям становилось или плохо, или очень плохо. По этому поводу В. Энгель пишет: «Для того, чтобы заслужить лояльность от самодержавия, евреи должны были, как минимум, разделять российские культурные ценности и, как максимум, принять христианство».

     За время правления Александра I было создано множество рекомендаций по еврейскому вопросу, на основе которых издана куча законов. Однако правительство вынуждено было признать безрезультатность этих мер. В конце концов евреи так и остались некрещеными, а правительство — со своей головной болью.

     После смерти Александра I на его место взошел кипящий реорганизаторскими идеями в разных сферах государства, особенно в армии, его брат Николай I. Царь охотно подхватил весьма потрепанную эстафету еврейского вопроса. Как и предшествующие монархи, он считал, что евреи должны, если не креститься, то хотя бы приблизиться к русской культуре, к христианству. Одним из способов осуществления этой идеи было по его мнению, привлечение евреев к воинской повинности, позволяющей убить сразу двух зайцев — служение государству и отвлечение рекрутов от общинной жизни на долгие годы. Соответствующий указ, вышедший в 1826 году, вызвал потрясение в общинах. Рекрутская квота для евреев была существенно выше, чем для христиан, что объяснялось в документе большим процентом евреев без постоянной производственной деятельности. Закон также предусматривал привлечение еврейских детей от 12 лет в батальоны кантонистов, где они должны были находиться до 18 лет, но эти годы не засчитывались в двадцатипятилетний срок службы. При Александре I в кантонисты брали только детей солдат, польских повстанцев, раскольников и цыган. В школах кантонистов еврейским детям запрещалось молиться, соблюдать обычаи, разговаривать на родном языке и переписываться с родителями. В таких условиях многие из них переходили в православие.

     Инициатива Николая I в количественном отношении оказалась неэффективной, но император не сдавался. В 1844 году появился созданный специальными экспертами законодательный акт — «Положение о евреях», в котором указывалась главная проблема — «отчуждение евреев от общего гражданского устройства». На основе «Положения» император принял ряд мер: создание еврейских училищ в противоположность талмудскому обучению, упразднение кагалов, упорядочение использования денег, выделяемых для переселения евреев на казенные земли Малороссии и на содержание школ. Стимулировалось также развитие еврейских земледельческих колоний на выделенных землях Новороссии и других губерний, при этом земледельцы освобождались от рекрутской повинности. В результате земледельческое движение охватило 160 тысяч человек или 3,4% еврейского населения.

     Но наиболее продуктивным в создании полезных и прогрессивных реформ был сын Николая I Александр II, вошедший в историю как царь-освободитель и реформатор. Освобождение крестьян от крепостной зависимости и земельная реформа, земская реформа, введение свободного рынка земли, военная реформа и другие перемены ставят этого царя рядом с Великими Петром и Екатериной. Из многих его положительных общегосударственных реформ евреям тоже достался кусок пирога.

     Земельный закон и финансовая реформа открыли большие возможности для развития капиталистической экономики. Богатые евреи стали открывать частные банки и создавать коммерческие компании, под контролем которых были многие отрасли экономики на юге страны: железные дороги, транспортные суда, сахарная промышленность, хлебный экспорт. У евреев появились свои ротшильды: Гинцбурги, Поляковы, Зайцевы, Бродские. Капиталистический бум позволял евреям в полной мере реализовывать свою деловую активность.

     В наибольшей бедной части еврейского населения произошло расслоение —  одни стали зажиточнее, другие беднее. Земская реформа дала им право в пределах черты оседлости участвовать в выборах органов самоуправления и работать в губернских и уездных учреждениях, избирать гласных в городскую думу и городского голову. Военная реформа отменила институт кантонистов, а срок службы в армии сократила до трех лет. Реформы разрешали проживать вне черты оседлости купцам первой гильдии, докторам наук, некоторым категориям ремесленников, всем выпускникам вузов, фармацевтам, акушерам, дантистам. Разрешено приобретать землю. Запрещено крещение детей до 12 лет без согласия родителей. Запрещено губернаторам внутренних губерний выселять незаконно поселившихся евреев. Получено право печатать периодические издания на русском и на идиш.

     Но доброе дело не остается безнаказанным. В 1881 году Александр II был убит народовольцем Игнатием Гриневицким.

     Благодаря реформам многосторонняя деятельности евреев перехлестнулась через барьер оседлости, это привело к пробуждению дремавшего доселе антисемитского пса. В связи с ослаблением строжайшей при Николае I цензуры, появились потоки антисемитской литературы не только желающих подзаработать писак, но и известных в стране писателей и политических деятелей. Нерешительные действия властей привели к появлению революционно-террористических кружков и организаций. После смерти Александра II по юго-западным губерниям прокатились еврейские погромы. Власти начали наводить порядок с помощью войск; было убито 19 погромщиков.

     Новый император Александр III принял в гатчинском дворце депутацию во главе с  бароном  Гинцбургом, который выразил «верноподданические чувства и благодарность за  меры,  принятые по безопасности еврейского населения». Царь ответил, что смотрит «на всех верноподданных без различия вероисповедания и племени». Вскоре правительство выпустило циркуляр, где погромщики назывались опасными преступниками, а в 1882 году в «Уложение о наказаниях» были включены специальные статьи, ужесточающие кары в отношении лиц, совершающих еврейские погромы. Эти меры опровергают распространенное мнение, что погромы были организованы правительством.

     Но Александр III все же известен как антиреформатор в экономике и консерватор в национально-религиозной политике. Правление Александра III отличается откатом назад и закручиванием гаек во всей правовой системе империи, в том числе в системе прав еврейского населения. Начались пересмотры и отмены либеральных реформ его отца. Признана ошибочность идеи слияния нерусских народов с русским, нехристианские религии объявлялись враждебными православию, особенно иудаизм. Евреи опять, как при Николае I, оказались перед альтернативой: изоляция с остриженными правами или крещение. Результатом законотворчества императора и первых лиц  его правительства, обер-прокурора Синода К. Победоносцева и министра МВД графа Н. Игнатьева, появились так называемые «Временные правила», в которых отменялись некоторые реформы Александра II относительно евреев.  В частности запрещалось селиться в сельской местности, дабы оградить христиан от еврейской эксплуатации и дурного влияния. Запрещалось приобретать недвижимость вне местечек, арендовать землю, торговать в христианские праздники, была введена процентная норма для приема в вузы, урезаны права участия в работе органов местного самоуправления. Новые реформы привели к еще большему обнищанию еврейских масс.

     Евреи взялись за чемоданы. Начался массовый исход еврейства из Российской империи. По переписи населения 1897 года в империи насчитывалось 5 216 000 евреев, в 1881-1914 годах 1,7 млн. евреев эмигрировали в Америку, другие страны, даже в Палестину. Правительство поощряло эмиграцию, облегчало оформление документов и даже предоставляло льготные билеты на выезд за пределы империи, действуя по принципу «с глаз долой — из сердца вон». Министр финансов граф Витте признался в беседе с Теодором Герцлем: «…евреев и так поощряют эмигрировать, пинком в зад, например».

       Николай II начал царствование продолжением политики отца.  Болезненной для евреев была реформа, запрещающая частным лицам торговлю спиртными напитками. В результате разорились многие еврейские семьи. Правительство хладнокровно допустило банкротство банков Поляковых и Гинцбургов, не предоставив им кредиты, как практиковалось для русских банков.

     Но социально-политические и экономические процессы в России на пороге 20 века требовали либерализации всех сфер жизни общества. Правительство было вынуждено повернуть свою политику на 180 градусов, включая и еврейскую. Евреям опять разрешили селиться в ранее запрещенных местах, в 1905 году Николай II разрешил свободное проживание евреев в 291 селении, разрешено селиться в западных приграничных зонах, приостановлено выселение из внутренних губерний нелегально живущих там евреев, расширен список профессий, обладатели которых могли жить вне черты оседлости. Стремясь противодействовать черносотенному разгулу в 1905 — 1906 годах, председатель Совета министров П. Столыпин, попытался пересмотреть наиболее одиозные законоположения об иноверцах. В частности, он утверждал, что «евреи имеют законные основания домогаться полного равноправия» и предложил Николаю II дополнительно отменить для евреев некоторые ограничения в правах.  В целях обуздания погромной пропаганды он приказал расследовать происхождение опубликованных в 1905 году «Протоколов сионских мудрецов». В результате было официально установлено, что это фальшивка. В мае 1906 года Государственная Дума не без инициативы П. Столыпина внесла законопроект об отмене черты оседлости. Но царь так и не смог переступить через себя и дать евреям полное равноправие.  Провозглашение евреев равноправными гражданами России произошло в первые дни Февральской революции.

  Итак, зададимся вопросом: существовал ли в Российской империи госантисемитизм? Могут ли считаться доказательством антисемитской политики русских царей неравноправие еврейского населения, многочисленные реформы, часто усугубляющие неравенство и, наконец, вопиющее нарушение прав человека — черта оседлости?

     Чтобы понять изначальное неравенство евреев в царской России, следует учитывать религиозно-предубежденческую и этническую ситуации к моменту раздела Польши.  Исторически сложившиеся антииудейские предрассудки во всех слоях общества, изначальное неравноправие или, если хотите, угнетение евреев было естественным, само собой разумеющимся не только в России. Евреи веками несли на себе метку христопродавцев и еретиков, изгоев, людей второго сорта. В 18 — 19 веках антисемитизм свободно проповедовался в государствах просвещенной Европы и не считался предосудительным даже для Вольтера, Канта, Гегеля, Шопенгауэра и массы университетских профессоров. Следует также иметь в виду, что Российская империя не была правовым государством в современном понимании, она не была ни республикой, ни (до 1906 года) конституционной монархией, достаточно вспомнить миллионы бесправных крепостных крестьян. Поэтому мы не должны ожидать от русских царей соблюдения прав и свобод их подданных-иноверцев, особенно иудеев.

     Анализируя деятельность Екатерины II в периоды раздела Польши, когда евреи были во многом (но не полностью) уравнены в правах с христианским населением, можно с большой долей уверенности говорить об отсутствии у царицы юдофобии. Противоеврейские ее меры, принятые во втором периоде правления, значительно ухудшили положение евреев. И все же трудно утверждать, что это были акты чистого госантисемитизма, разочарования и мщения за крушение надежд на улучшение экономики с помощью еврейской хозяйственной деятельности. Это были вынужденные реформы, в защиту русских купцов, ремесленников и мелких торговцев, страдавших от еврейской конкуренции. Евреи были для нее просто народом-иноверцем, о котором нужно заботиться так же, как о других иноверцах —  между прочим, вполсилы. Екатерину больше волновали русские купцы, деловые люди, дворянство, империя в целом, чем счастье ее иудейских подданных.

     При Александре I было создано четыре комитета по еврейскому вопросу, проведен ряд реформ, часть из которых облегчала жизнь евреев, другая — ограничивала их деятельность. Многочисленные реформы этого императора свидетельствуют о его искренних попытках без ущерба для россиян, положительно решить нерешаемый еврейский вопрос.

     Дискуссионно отношение к евреям его брата императора Николая I. Привлечение евреев к воинской повинности, а их детей — в школы кантонистов, безусловно считается антиеврейской мерой. Но были и весьма полезные для евреев реформы. Николаевский период правления, как и предыдущие периоды, характерен высоким законотворчеством, направленным на интеграцию евреев в русское общество, ассимиляцию через крещение и стимулирование полезной для государства деятельности (воинская повинность, земледелие). И хотя ряд его законодательных мер явно не делал евреев счастливее, скорее наоборот, их трудно назвать антисемитскими. По убеждению царя его реформы были направлены на решение еврейского вопроса с пользой для государства и для евреев. Другое дело, не всегда получалось быть хорошим «и нашим и вашим».

      Либеральные реформы Александра II, подобно землетрясению, расшатали дряхлое здание еврейской общины, и часть ее членов, стряхнув столетнюю пыль гетто, влилась в русское общество, в русскую культуру, став новой прослойкой еврейской интеллигенции.

     Труднее однозначно оценить политику Александра III. Чего только стоит его давление на евреев: креститесь или уезжайте. Многие реформы царя относительно евреев можно назвать антисемитскими. Некоторые объясняют это убийством его отца, презрением к появившимся в России революционным организациям, в которых было немало евреев. Возможно.

     Другая версия — его религиозное убеждение и царский долг оберегать чистоту веры отцов от влияния иноверцев, и так как все иноверцы живут компактно на своих землях, а евреи относительно рассеянно, то последние представляют наибольшую опасность для православного народа. Такая версия заставляет думать о религиозном антисемитизме царя. Маловероятно, что Александр III, будучи высоко порядочным и религиозным человеком, издавал свои реформы для удовлетворения юдофобских чувств, если таковые были. В первую очередь его волновали нужды империи, православного народа, порядок и законность в стране и только потом  многообразные этнические и религиозные группы со своими узкими интересами, не всегда совпадающими с интересами империи. Учитывая известный антагонизм между еврейским населением и христианским, Александру III, как и его предшественникам, трудно было держать сытых волков при целых овцах.

   Последний царь Николай II под влиянием свежего ветра социально-экономических перемен, вопреки своим личным не слишком лестным суждениям о евреях, был вынужден провести ряд либеральных реформ по еврейскому вопросу. Следовательно, и о его политике нет оснований говорить как о специально направленной против евреев.

     Неравноправие евреев в Российской империи не могло быть результатом официального антисемитизма русских монархов. Еврейское  население, доставшееся России как подарок вместе с польскими территориями, и будучи вынужденно жить среди православных, не вписывалось в русское государство ни верой, ни образом жизни, ни культурой, ни языком. Империя в свою очередь не знала, что делать с этим подарком. Вот откуда такое обильное законотворчество — потуги очередного царя решить в принципе нерешаемый еврейский вопрос. Писатель Д. Мережковский заметил в 1915 году, что «Вопрос еврейский есть русский вопрос».

     Факты указывают на применение властями сил, сдерживающих устремления черносотенцев против евреев. После погромов в ряде городов империи десятки полицейских, включая высшие чины, были отданы под суд, в 1905 году в период аграрных беспорядков, когда крестьяне громили помещичьи имения, число судебных процессов по этим делам и процессов над участниками еврейских погромов практически совпадало, хотя «помещичьих погромов» было в стране значительно больше, равно как и количество пострадавших при этом (И. Абросимов).  Политика царей, которые, понятно, не испытывали к евреям любви, была направлена на поддержание порядка и законности в стране и не имела никакого отношения к организации или поощрения антиеврейских погромов.

     Российская империя ограничивала права не только евреев. Когда в 1867 году завершилось завоевание Средней Азии и образовано Туркестанское генерал-губернаторство во главе с генералом К. Кауфманом, местное население получило сильно урезанные права участия в органах управления, пост городского головы могли занимать только русские, на государственные должности принимались лица со знанием русского языка, оплата труда туземных рабочих была в два раза ниже, чем русских переселенцев, дехкане платили более высокие налоги, чем крестьяне в центральных губерниях. Правда, завоеванные народы не нужно было загонять за черту оседлости, у них в отличие от евреев была своя земля, где они жили обособленно от православных. Вот почему на эти народы не распространялась осточертевшая евреям агитация властей креститься. Не располагаю данными о разрушениях синагог в Российской империи, но, позволив себе повториться, напомню указ 1742 года Елизаветы Петровны о разрушении всех «новопостроенных за запретительными указами» мечетей в Казанской губернии. В результате было снесено 536 мечетей. Эти примеры показывают, что в империи все иноверцы были далеко не в почете.                                                      

(окончание следует)

Share

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

AlphaOmega Captcha Mathematica  –  Do the Math