©"Заметки по еврейской истории"
  январь 2018 года

Майкл Беренбаум: Хроника Холокоста. История в словах и картинах

Мы должны понять положение жертв, которым надлежало сделать выбор в тупиковой ситуации между невозможным и ужасным. Им, которые оказались столь беспомощными, мало что можно было сделать, чтобы хоть чуть изменить свою участь.

Майкл Беренбаум

[Дебют]Предисловие к книге «Хроника Холокоста. История в словах и картинах»*

Перевод с английского Якова Лотовского

Когда я впервые приступил к изучению Холокоста более четверти века назад, студенты часто не могли поверить, что такое может случиться на свете снова. Холокост считался шрамом безвозвратной эпохи. Иные мнения были еще дальше от истины. Но за эту четверть века много чего произошло. Даже слишком много.

Увы, сегодня у студентов нет повода сомневаться в актуальности этой темы для изучения. Образы Боснии, Руанды и Косово будоражат их сознание, более глубоко запечатлелись в их повседневность, чем образы Камбоджи или Биафры (?) двухдесятилетнего прошлого. Мы живем в мире CNN, где события, полученные через ремоут воспринимаются как реальность и вписываются в общую картину нашего мировосприятия. Студенты и их родители слышат такие слова как этническая чистка, геноцид, видят горы трупов, селения, лишенные жителей, мытарства беженцев. Они видят такие фильмы как «Список Шиндлера», и возможно даже посетили один из музеев Холокоста — Государсвенный памятный музей Холокоста в Вашингтоне (округ Колумбия), или иной другой музей Холокоста во многих главных городах Соединенных Штатов, Канады, Европы и Израиля. Им интересно и они хотят знать больше.

Поведение переживших Холокост также изменилось за многие годы. Прежде они больше помалкивали. Рассказать-то хотелось, но вот того, кто бы желал слушать найти было непросто. В первые послевоенные годы они вежливо, но твердо повторяли: «что было — то прошло». Для Израиля самое важное — это его будущее, будущее свободного еврейского государства. Изгнание и рассеяние, было горьким и трагическим. Но сейчас они в своем доме. В Соединенные Штаты каждый прибыл в Новый Свет со своей историей из Старого Света, но Америка, устремленная в будущее, не очень интересовалась прошлым.

Мне это хорошо известно, поскольку я первым нарушил молчание вокруг Холокоста. Я знал преподавателей, что сжимали кулаки, не имея пальцев, учителей с татуированными на руках номерами. Спустя годы, после того, как я начал преподавательскую карьеру, они, что выжили в Холокосте, боялись отягощать страхами своих детей, сдерживали свои речи, ограничивались лишь редкими намеками на то, что случилось. Но сейчас они пишут мемуары и рассказывают свои истории. Запись видеосвидетельств началась в 1978 году в Нью-Хейвене (шт. Коннектикут) В проекте, позже получившим название Fortunoff Video Archives for Holocaust Testimonies. Он стал образцом для других проектов в разных городах. А с 1994 г. более чем 50 тысяч свидетельств выживших, очевидцев, освободителей, спасителей на 32 языках в 57 странах собраны в Лос-Анджелесе, в The Survivors of the Shoah Visual History Foundation.Таким образом документации от свидетелей предостаточно и выжившие достойны уважения и внимания как свидетели и учителя нынешнего и последующих поколений. Они должны нам рассказывать, и их слова это крик против равнодушия и призыв к терпимости во имя общечеловеческих ценностей и человеческого достоинства.

Итак, настал наш черед слушать. Поскольку мы вступили в новое тысячелетие, Холокост должен стать определяющим моментом в жизни человечества в ХХ веке, моментом, который мы должны изучать, чтобы больше понять, что мы за люди-человеки, сколько в нас каждом Добра и Зла. Изучать не только себя как индивидуумов. Мы должны изучать государственную власть и ее институции преобразования мира и способов достижения этого вплоть до истребления людей. И поскольку мы осуществляем переход в ХХI век, который вызывает сложные предчувствия битвы между трибализмом (национальной обособленностью, изоляционизмом) и глобализмом. Есть парадокс в изучении Холокоста: чем больше мы удаляемся от События, интерес к нему растет. Почему изучают Холокост? Ответ сложный. Но главный вывод: «Потому что он случился». О Холокосте известно много. Убийцы оставили подробные документы акций, планов, приказов. Они задокументировали преступления. Это, конечно, их не оправдывает. Был сделано много фотографий, даже фильмы. Вы увидите многое из этих документов в этой книге.

Много еще неизвестного и спорного. Некоторые люди показывают Холокост как помрачение части мира с точки зрения обычного мира, в котором мы живем.

Лично я считаю, что Холокост — это не помрачение, а выражение, выплеск экстремизма общих для всей нашей цивилизации чувств, на которых она зиждется. И если такое произошло, мы должны понять что такое Зло — системное Зло, индустрия убийств, массовое убийство, — все, что составляло основу Холокоста, мы должны понять нацистскую эмблематику, лагеря смерти, людей, что составляли их штат, имя всему этому Массовое Убийство. Кто-то был садистом, кто-то уголовником, или просто ненавидел нас, — но многие были обычными мужчинами и женщинами старательно выполнявшие свои функции. Были и профессионалы, даже врачи, которые использовали свои знания и опыт, чтобы стать более эффективными убийцами. Одни были энтузиастами, иные — умеренными — все они входят в партию массового убийства.

Мы должны понять положение жертв, которым надлежало сделать выбор в тупиковой ситуации между невозможным и ужасным. Им, которые оказались в положении столь беспомощном, мало что можно было сделать, чтобы хоть чуть изменить свою участь. Мы должны понять, что такое равнодушие ко всему. В борьбе ощущения бессилия и ошеломительной мощью машины уничтожения какое может быть противодействие? Разве что бесчувствие. А равнодушие — это смертный приговор.

Мы можем понять, что такое Зло, изучая Холокост, хотя и часто придется столбенеть от отчаяния, что ничем уже делу не поможешь. Холокост безусловно был зверством, бессмысленным и многострадальным. Но втречались и там иногда мужчины, женщины, даже дети с открытыми сердцами, что делились теплом своей души с товарищами по несчастью, местечком для ночлега, коркой хлеба, добрым словом. Что делает это Добро возможным? Почему у некоторых людей есть иммунитет против инфекции Зла? Такие люди могут служить образцами, коим надо следовать и так себя вести.

Холокост начинался медленно. Вековые предрассудки вели к дискриминации, дискриминация — к гонениям, гонения — к тюрьмам и лагерям, лагеря и тюрьмы — к уничтожению. Начало массового уничтожения не ограничилось только евреями. Произвол по ущемлению прав одной группы населения редко относится только к этой одной группе. Но его кульминацией стало убийство шести миллионов евреев.

При исследовании Холокоста трудно сдержать эмоции и мысли. То, что вы знали до этого — это только инструмент. Хроника проведет вас год за годом, месяц за месяцем через события Холокоста. Вы увидите образы Холокоста, встретитесь с людьми, что совершали убийства и акции, в которых они участвовали. Ни один значительный документ не оставлен без внимания. Вашими гидами будут не только писатели, которые знают своих героев, но преподаватели, которые знают как представить то, что достойно внимания.

Книга большая, потому что само событие очень большое.Один совет: пусть величина книги не пугает вас, позвольте ей вовлечь вас в нужный вам ритм. Вы будете восставать против смерти в этой книге. Само изучение этих смертей — хорошая услуга жизни. Изучение Зла укрепляет Благо и Добропорядочность.

Autumn 1999

Примечание

*The HOLOCAUST CHRONICLE. History In Words And Pictures. Louis Weber, CEO, Publications International, Ltd, 2001

 

Share

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

(В приведенной ниже «капче» нужно выполнить арифметическое действие и РЕЗУЛЬТАТ поставить в правое окно).

AlphaOmega Captcha Mathematica  –  Do the Math