©"Заметки по еврейской истории"
  ноябрь-декабрь 2018 года

Илья Будзинский: Tрагедия Новой Ушицы… и длинная дорога к отцу — длиною в жизнь

Даже те евреи, которые бежали из гетто и выжили, не всегда могли смириться с тем, что их родные погибли. Угнетенное состояние и боль по родным возвращали их назад, в ад, в гетто, где и после акции уничтожения полицейские выискивали тех евреев, которые избежали погрома.

[Дебют]Илья Будзинский

Трагедия Новой Ушицы… и длинная дорога к отцу — длиною в жизнь

Предисловие

В журнал-газете «Мастерская» 5 мая 2018 года опубликована статья Александра Шапиро ”Двенадцать лет спустя” о спасении во время оккупации Вдовиной Галины и ее мечте найти своего отца, воевавшего на фронте Второй мировой войны. Это все происходило в местечке Новая Ушица на Украине. В память о жертвах оккупации, Праведниках мира и своих родных я давно занимаюсь историей Холокоста на этой местности, своей маленькой родине, откуда я родом, на Подолье. Я восстанавливаю имена погибших в акциях массового уничтожения еврейского населения и имена тех, кто помог тем немногим выжить в той страшной войне. С историями этих поисков можно ознакомиться в газете Еврейского совета Украины “Еврейские вести”. Я  также занялся  поисками отца Галины Васильевны Вдовиной и нашел его послевоенную семью в г. Черкассы, место его захоронения и организовал встречу с ее родными. Это была очень трогательная встреча. Полагаю, что Вашим читателям, будет интересно узнать счастливый конец истории  Галины Вдовиной.

***

Шел десятый день войны.

По всей линии Западного и Юго-Западного фронтов отступали части Красной армии. Уже в первые дни июля 1941года такие части прошли через Новую Ушицу в направлении городов Бар и Винница. С отступающими воинами, оценив ситуацию, двигались на восток и местные жители — кто пешком, кто на подводах, редко на автомобилях, которые выделяли руководители предприятий. Основная масса населения, в том числе и еврейское население, осталась в городе. Они надеялись, что немцы не будут их трогать, как это было в Первую мировую войну. Но надежды рухнули до основания, когда немецкие войска 12 июля 1941года вступили в Новую Ушицу.

Оккупанты устанавливают «новый» порядок. Старостой назначают Малюту. Создают карательные органы — немецкую комендатуру и полицию. Начальником полиции становится Семенов. А в середине июля 1941 немцы начинают создавать гетто, сгоняя евреев Новой Ушицы и сел района. Как вспоминает в своих воспоминаниях «Горькая память» 90-летний житель Бaффало (США) Михаил Айзен:

«… Cтаростой еврейской общины назначают Хаима Диница. А помощниками становятся его сыновья Янкель и Мойша. Он еще не мог знать, что его и его семью ждет та же участь, что и других евреев. В район улицы Почтовой и Базарной площади навезли столбов, колючей проволоки и оградили эту территорию забором из колючей проволоки до двух метров высотой, создав гетто. На все гетто были одни ворота, которые находились под постоянной охраной фашистов и полицаев. В гетто проводились частые облавы, издевательства над людьми и убийства. На Почтовой проживала семья Циганер, имевшая очень красивую от природы дочь Соню. Так поляк Юзек Павличек, который учился до войны в одном классе с ней, став шуцманом, приходил в гетто, издевался над Соней, бил и насиловал девушку. Юденрат во главе с Диницом подбирал группы молодых евреев для строительства дорог в других районах области. Основная масса евреев оставалась в Новой Ушице — их распределяли на работы: подметать дороги, рубить лес, добывать в карьерах глину и песок, шить одежду и прочее … За работу никто не платил. Евреи в гетто пухли от голода, меняли вещи на продукты. Почти у всех евреев была поддержка среди местного населения (украинцы и поляки), в основном соседи, клиенты по ремеслу, которые помогали «своим». Они приходили к забору гетто, приносили еду, меняли вещи на продукты. Эти добровольные помощники часто получали удары палками и нагайками от полицейских. В ежедневном страхе прошли зима 1941-го и весна 1942-го годов. В гетто начинают распространять слухи, что евреев летом переселят в Палестину. Уже летом 1942-го года все запасы первой необходимости закончились, воды и света не было с первых дней оккупации, единственным источником света были светильники из фитиля в подсолнечном масле. Так было до 19 августа 1942 года. А 20 августа утром в гетто были слышны шум, крики, плач. Шуцманы с немцами начали выгонять евреев из домов и формировать колонну по всей улице Почтовой. Раздавались одиночные выстрелы — это полицейские добивали тех, кто не выходил из дома, больных и немощных стариков. Председатель юденрата Диниц сообщал, что евреев поведут на станцию ​​Дунаевцы, а дальше отправят в Палестину. Фактически, колонна была обречена на смерть в Триховском лесу. Из части евреев-специалистов, которых разместили в 15-ти домах, создали так называемое малое гетто. Им оставалось жить до 14 октября 1942 года…”

Именно тогда была проведена вторая акция уничтожения евреев Новой Ушицы. Когда колонна евреев пришла в ложбину Триховского леса, там уже ждали вырытые ямы, которые принудительно выкопало местное население. Согласно «Акта комиссии по расследованию уничтожения-расстрелов мирного населения в Новоушицком районе Каменец-Подольской области (современная Хмельницкая) немецкими захватчиками, от 12 июня 1944года» — всего в Новоушицком районе имеется 16 могил, в которых находятся тела 3222 человек. Убийства проходили под руководством немцев: гебитскомисарa Штефена Барского гебитскомиссариата и палача от немцев — Инзорина. Пособники убийства — шуцманы (полицейские) — Ковбасюк, Малюта, Бажко, Жеребный С., Воловецкий, Холявко, Короткий, Скрипник С. Комиссией были раскопаны все могилы и сочтены останки тел”. От увиденного кровь застывала в жилах. «Во всех могилах останки тел находились в голом виде, убийства населения проводилось выстрелом из автомата в голову, убивали тупым предметом — прикладом — в голову, так как во многих жертв череп разбит-размозжен тупым предметом, детей бросали в яму живыми — факт, подтвержденный медицинской экспертизой. Свидетельствуют и живые очевидцы тех событий, жители с. Калюс — Молокотий Евстиния Петровна, Кулибаба Ефим Андреевич. «В Триховском лесу 6 могил, по дороге в село Куча — Ивашковцы, из них 4 могилы длиной — 10 метров, шириной — 4 метра, глубиной — 3 метра. В них похоронены 2620 человек. Еще одна могила — 24 человека, последняя — 3 жертвы«.

Я знал, что остались единицы, которые пережили оккупацию и спаслись. Меня не покидала мысль найти Галину Вдовину (девичья фамилия Мокрая) и пообщаться с ней. Она 9-месячным ребенком была оставлена ​​матерью в кустах возле кладбища, когда колонну из гетто вели на расстрел в Триховский лес. Девочка выжила благодаря добрым людям — ее выходили, вырастили учителя Елена и Василий Мокрые, которые не имели собственных детей.

Позвонив в одну из школ Новой Ушицы, я попросил телефон Галины Вдовиной (Мокрой) и позвонил ей. У нас завязался душевный деловой разговор. Она предоставила мне ценную информацию о себе, своей семье, а также о евреях из Новой Ушицы, переживших Холокост. Их в Новой Ушице было всего 12 человек. Галина Васильевна передала мне отрывок («Горькая память» Михаила Айзена). Цитирую:

«… Из примерно 3,5 тыс. евреев, прошедших Новоушицкое гетто, в живых остались 12 человек …

 Айзен Борис — мой отец;

  1. Айзен Шмил — брат отца;
  2. Айзен Михаил (Муня) — это я;
  3. Гринберг Мария (Маня);
  4. Трахман Лона (Лиза);
  5. Гречешман Григорий;
  6. Иткин Исаак;
  7. Бикман Семен;
  8. Штирберг Александр;
  9. Бытенская (Вдовина) Галина Васильевна;
  10. Достман Фаина;
  11. Достман Алик.
    Достманы в Новую Ушицу не вернулись”.
Айзен Борис 1956 год

Айзен Борис 1956 год

…Все тело маленькой девочки, которую супруги Мокрые назвали Галиной, было в гнойниках и ранах. Сначала решили лечить парным молоком, хорошо в хозяйстве была корова. Ребенка купали в молоке, зная истории римских императоров, которые лелеяли свое тело в банях, в чанах с парным молоком. Но это не помогало, кожа девочки кровоточила. Поскольку врачей в городе не было, приемные родители вынуждены были обратиться за помощью к ветеринару. А он, на свой страх и риск, приготовил мазь, которой смазывали ранки на теле ребенка. Постепенно они начали заживать. Прошло 76 лет, но еще сейчас Галина Васильевна показывает на брови и за ухом шрамы от ран. Используя различные компрессы из лекарственных трав, настои, Василий и Елена выходили ребенка, воспитали, дали образование. Галина Васильевна окончила Черновицкий университет, физико-математический факультет, и более 42-х лет работала учителем математики. Имеет квалификацию учитель-методист. Ушла на пенсию, но если нужна помощь ученикам, всегда отзывается на их просьбы. Вышла замуж, родила и воспитала двух дочерей. Одна из них проживает в Симферополе, вторая — в Новой Ушице, и работает в Дунаевцах, в магазине «Пакко». Она взяла фамилию своего дедушки, родного отца Галины — Бытенская.

Галина Вдовина в 9 классе с родителями Василием Васильевичем и Еленой Ивановной Мокрыми,1958 год

Галина Вдовина в 9 классе с родителями Василием Васильевичем и Еленой Ивановной Мокрыми,1958 год

Галина Васильевна до cамой смерти своих приемных родителей не знала историю своего спасения. Мать Елена, будучи на смертном одре, пыталась что-то сказать Галине, но ее сердце остановилось… О том, что Елена и Василий ей приемные родители, Галине сообщила тетя Надежда (жена брата Елены), которая, к сожалению, несколько лет, как ушла из жизни. Галина Васильевна каждый год 20 августа приходит к Мемориалу уничтоженным евреям, кланяется праху своей матери и брата, и всю свою жизнь ищет родного отца. И еще как память о своей матери и своем спасении сохраняет простынку с кружевами, в которую она была завернута в далеком страшном 1942 году.

 Государство Израиль удостоило Василия и Елену Мокрых званием Праведник народов мира. Газета «Век» — еженедельник Всеукраинского еврейского конгресса — № 44 от 13 ноября 2013 писала: “В помещении Киевской городской администрации 7 ноября 2013 выдали 5 посмертных наград родственникам украинских праведников, в том числе и семьи Мокрых. Награды вручал посол государства Израиль Реувен Дин Эль”. Приглашение на получение награды получила Галина Вдовина, но по состоянию здоровья не смогла приехать. Медаль и Диплом Праведника из рук посла получила внучка Галины Васильевны — Валешнaя Виктория Александровна.

Глядя на эту награду, Галина Васильевна вспоминает приемных родителей, и благодарна им за свою спасенную жизнь. (Прим. Авт.)

Илья Будзинский у Стены Почета Праведников мира в Иерусалиме, где высечены имена Василия и Елены Мокрых — приемных родителей Вдовиной Г.В., 2016 год.

Илья Будзинский у Стены Почета Праведников мира в Иерусалиме, где высечены имена Василия и Елены Мокрых — приемных родителей Вдовиной Г.В., 2016 год

В Новой Ушице проживает 92-летний Исаак Нусимович Иткин, один из евреев, которые сумели спастись в годы фашистской оккупации, человек, если можно так сказать — энциклопедия событий, которые проходили в Новой Ушице в грозные 1941-1944-е годы. Это хранитель памяти тех почти 3,5 тысяч евреев, прошедших гетто, издевательства, расстрелы. Именно Иткин Исаак открыл Вдовиной Галине Васильевне тайну о ее родных родителях и ее еврейских корнях. Именно его воспоминания легли на бумагу для написания этого материала.

После войны на свежих еврейских могилах пасли скот. Первый памятник в урочище Трихов был установлен в конце 40-х годов на средства живых родственников погибших евреев. Сначала он был изготовлен из дерева и был установлен без согласования с местной властью. В 70-х годах был установлен каменный памятник.

Фото памятника в Триховском лесу в разные годы

Фото памятника в Триховском лесу в разные годы

Фото памятника в Триховском лесу в разные годы (Из книги воспоминаний Михаила Айзена «Горькая память»)

Как вспоминает Иткин:

“В котлованах, которые вырыли для строительства кирпичного завода в районе Мониполь, расстреливали тех евреев, которых выследили после расстрелов в урочище Трихов. Также расстрелы осуществлялись в городском парке».

Исаак Иткин трижды совершал побег из гетто, последний его побег был из трудового отряда г. Летичева.

Среди прошедших через Новоушицкое гетто, выживших в акциях уничтожения 20 августа и 14 октября 1942 года, и сумевших бежать из него, были Айзены: братья Борис и Шмил, а также сын Бориса Михаил. Своим спасением они обязаны Александру Парицкому и Гилько (Илье) Жеребному. Даже те евреи, которые бежали из гетто и выжили, не всегда могли смириться с тем, что их родные погибли. Угнетенное состояние и боль по родным возвращали их назад, в ад, в гетто, где и после акции уничтожения полицейские выискивали тех евреев, которые избежали погрома. Об этом мы можем прочесть в воспоминаниях Михаила Айзена «Горькая память», впервые опубликованных на сайте «Jewishgen.org @» на английском языке в 1996 году. В этих воспоминаниях, которые можно считать документом, полностью прослеживается история еврейской жизни Новой Ушицы в период фашистской оккупации и в период залечивания ран войны. Я считаю, что о тех временах, как человек, лично прошедший через этот ад, живой свидетель трагедии в Новой Ушице (сегодня проживает в США), Михаил Айзен написал такую ​​историю города и своей семьи для будущих поколений, которую уже никто не напишет…

«Втроем мы решили вернуться в Новую Ушицу и сдаться немцам. Пробравшись к забору гетто, мы раздвинули колючую проволоку и оказались на его территории. Пройдя метров сто, мы лицом к лицу встретились с шуцманом Александром Парицким и попросили его отвести нас в полицию. Парицкий (а он знал отца) громко выругался нецензурной бранью и криком заставил нас вернуться назад, к тому месту, где мы проникли в гетто. Затем, пройдя немного улицами города, мы зашли к Гильку Жеребному. Он нас встретил, дал свою одежду (наша была мокрая от дождя) и заставил нас залезть на чердак сарая и спрятаться в сене. На второй день к вечеру он отдал нам нашу одежду, которая уже подсохла, дал продовольствия и вывел нас за ворота. Мы пошли на Копайгород …»

Таким образом они были спасены. 

Михаил Айзен, автор воспоминаний "Горькая память", проживает в городе Баффало США

Михаил Айзен, автор воспоминаний «Горькая память», проживает в городе Баффало США

 В послевоенные и последующие годы евреи, выжившие в эвакуации, вернувшиеся из горнила Второй мировой, и их дети ежегодно посещали могилы массовых расстрелов евреев Новой Ушицы. Время течет быстро, меняются поколения, но в памяти навсегда останется Новоушицкая трагедия 1942 года. С тех страшных времен прошло более 75-ти лет. В прошлом году, 20 августа 2017 года, отмечали 75-ю годовщину трагедии в Триховском лесу.

В этот день единицы, те, чудом выжившие в Холокосте, которым по 90 лет и более, их дети, внуки и правнуки приходят на страшные места расстрелов в полях, лесах, оврагах поклониться праху ни в чем не повинных детей, женщин, мужчин, стариков, принявших смерть за то, что они были евреями. Не стал исключением и день 20 августа 2017 года. Митинг памяти в Триховском лесу открыл Председатель совета ветеранов войны, труда и Вооруженных сил г. Новая Ушица Смишко Василий Иванович. Своими воспоминаниями поделился бывший узник гетто, трижды совершивший побег из него, прошедший штрафбат и сталинские лагеря — 92-хлетний Иткин Исаак Нусимович. В этот день к братской могиле, где заживо похоронена ее мать Бронислава и брат Эдуард, пришла Галина Васильевна, которая обязана своей жизнью матери, Бытенской Брониславе. К тому времени Галина Васильевна еще не знала настоящего имени матери — Евгения — и того, что в братской могиле похоронен еще один ее брат — Моиcей.

Давид Моисеевич Бытенский г. Черкассы, 1965 год

Давид Моисеевич Бытенский г. Черкассы, 1965 год

Именно в этот день Галина Вдовина поделилась с присутствующими на Дне памяти жертв в Триховcьком лесу событием, о котором она мечтала всю жизнь. Она узнала о своем родном отце, Бытенском Давиде Моисеевиче, благодаря неравнодушным людям: Штаркману Анатолию, Шапиро Александру, автору этих строк и Усачу Андрею, который из архивных документов Министерства обороны РФ сообщил следующее: Бытенский Давид Моисеевич, 1903 года рождения, уроженец с. Дунаевцы. В рядах Красной армии с 1939 года. Призван Новоушицким райвоенкоматом. Участник Карело-Финского конфликта. На фронте войны с Германией с 29 июня 1941 года. Майор медицинской службы. Замечательный врач-хирург, делал операции без отдыха в течение 36-40 часов. Провел 79 сложных операций, спас жизнь 6-стам бойцам и офицерам. Награды: Медаль «За боевые заслуги» 17.03.1942 года, орден Красной Звезды 20.10.1943 года, орден Красной Звезды 30.05.1945 года. К сожалению, послевоенные и последующие годы жизни Давида Моисеевича тогда были неизвестны. История его жизни, новой cемьи, трудового пути нуждались в дальнейшем исследовании. А Галина Васильевна Вдовина, через 75 лет после трагедии в Триховськом лесу, в которой она чудом выжила, наконец узнала, кто ее родной отец. Фактически всю свою жизнь она искала своего отца. Ей недавно исполнилось 76 лет.

Давид Моисеевич Бытенский среди медицинского персонала, 1945 год

Давид Моисеевич Бытенский среди медицинского персонала, 1945 год

Галина Вдовина и Исаак Иткин у Мемориала жертв Холокоста в Триховском лесу

Галина Вдовина и Исаак Иткин у Мемориала жертв Холокоста в Триховском лесу

Да, действительно, не было известно о семейном положении Давида Моисеевича Бытенского. Этот раздел биографических данных можно было узнать только родным. Поэтому, предоставив Галине Васильевне почтовый адрес архива Министерства обороны РФ, я порекомендовал написать письмо-запрос. Как вспоминает Галина Васильевна, когда она пришла на почтовое отделение в Новой Ушице и принесла письмо-запрос, заведующая отделением сообщила, что это будет стоить недешево. «Я за все рассчитаюсь, сколько бы это не стоило, чтобы узнать все о своем родном отце». Потекли часы, дни и месяцы ожидания ответа. И такое письмо-ответ пришло в установленный законодательством срок. Руки не слушались, дрожали от того, что она узнает об отце … Взяв конверт в руки и открыв его, Галина Васильевна, своими профессиональными навыками учителя, быстро читала строки письма … и катились слезы радости прямо на лист бумаги. Наконец она узнала не только об отце, который в конце 50-х годов остановился в городе Черкассы, но и о матери, о ее настоящем имени, а также о том, что у нее есть родной по отцу брат Эдуард. Она в первую очередь поделилась этой вестью с дочерьми и внуками, а затем с близкими ей людьми в Новой Ушице — работниками Хэсэда г.Каменец-Подольский. Не обошла вниманием Галина Васильевна и нас (Александра Шапиро, меня, Илью Будзинского — автора этих строк, и Андрея Усача), неравнодушных к ее судьбе и истории жизни людей, которые помогали ей найти родного отца, и сообщила нам о том, что ей стало известно о семейном положении родного отца. Конечно, мы не могли оставить это без внимания, и я планировал написать статьи в газетах «Дунаевецкий вестник» в Хмельницкой области и «Еврейские вести» (г.Киев) еще в марте 2018 года, чтобы эта история жизни стала известна широкому кругу людей, как в Украине, так и, возможно, за рубежом — в США и Израиле, однако коварная болезнь не позволила мне это сделать. И очень хорошо, что это получилось у Александра Шапиро, который проживает в США. В конце марта этого года в журнале «Мастерская» он напечатал статью «Двенадцать лет спустя». Она продолжает рассказ об истории жизни Вдовиной Галины Васильевны. Первая статья была напечатана в интернет-журнале «Заметки по еврейской истории» в 2006 году под названием «Свет ее надежды». В истории поисков родного отца Галины Васильевны и его семьи оставался один большой, неизвестный период — жизнь после войны, военная служба, почетный отдых, последние годы жизни и уход в вечность. Было известно, что Давид Моисеевич после демобилизации остановился в г.Черкассы. Меня все же не покидала мысль помочь Галине Васильевне в поисках. Я использовал различные средства и методы поисков. Но хочу отвлечь внимание читателя от основного содержания материала. Весь свой поиск я сосредоточил на г.Черкассы, согласно логике. Я потом снова вернусь к этому городу, но почему-то интуиция повела меня в г.Харьков (город, в котором есть много учебных заведений). И я не ошибся: на Информационном сайте выпускников 1971 ХАИ нахожу фамилию — Бытенский Эдуард Давидович. Мне стало понятно — это родной брат Галины Васильевны и сын Давида Моисеевича Бытенского. Я с радостью готов был сообщить об этом Галине Васильевне… Но буквально через час, на этом же сайте, на страничке «Их уже нет среди нас» нахожу скорбную новость: однокурсник Эдуарда, Николай Павлыш, сообщает о его смерти в марте 2016 года. У меня защемило сердце: так долго искал отца Галины Васильевны и его семью, а теперь такая трагическая новость для нее. Как она воспримет это известие?.. Выдержит ли ее сердце?.. Как ей сообщить об этом?.. Как дальше заниматься поиском отца и родных Галины Васильевны?.. Единственное, что вселяло надежду на успех поиска — в сообщении было написано, что Эдуард работал на НПК «Фотоприбор» в г.Черкассы. Позвонив в отдел кадров предприятия, я узнал телефон сотрудницы Эдуарда Давидовича. Ольга Георгиевна Чешко, так зовут мою собеседницу, сообщила мне, что в Черкассах проживают жена и сын Эдуарда, и ей известно на каком кладбище находится могила Эдуарда, и то, что похоронен он вместе со своими родителями, Бытенским Давидом Моисеевичем и Ольгой Никандровной. 

Эдуард Бытенский, 1981 год

Эдуард Бытенский, 1981 год

 Я поблагодарил мою собеседницу, и был удивлен, когда Ольга Георгиевна, проникшись историей жизни Галины Васильевны и оставив все свои дела, отправилась на кладбище, сфотографировала памятник и вечером выслала мне фото. Все то, о чем хотелось узнать Вдовиной Галине Васильевне, стало известно мне… оставалось только сообщить ей об этом. Луч надежды ее сердца засиял. «И день идет и ночь идет. И, голову обхватив руками … Удивляешься, почему не идет … «Т. Г. Шевченко. Несмотря на погодные условия, физическое состояние здоровья и души, ежегодно, 20 августа Галина Васильевна Вдовина отмечает свой второй день рождения, приходя к Монументу памяти погибшим евреям Новой Ушицы в Триховcьком лесу. Здесь, в братской могиле, вечным сном спят ее мама, Бытенская Евгения Павловна, и два братика — 11-летний Эдуард и 3-х летний Моисей. И, голову обхватив руками…, ..и слезы текут ручьем на землю, на траву возле могилы — Галина Васильевна причитает: «За что такое наказание ??!» … Зa что выпала такая участь дорогим ее сердцу людям?!. .. «Почему не идет … ее матушка, Почему? Своей жизнью Галина Васильевна обязана своей матери, Бытенской Евгении, которую с другими евреями «гнали» на расстрел. Она сумела незаметно от глаз полицейских оставить свою маленькую кроху-дочь, завернутую в простынку с кружевами, у польского кладбища. А фашисты и полицаи делали свое дело, проводили экзекуцию над ни в чем не повинными людьми. Евреев строили в шеренгу по 10-15 человек, раздевали догола и расстреливали в затылок. Тела падали в естественно сформированный овраг в Триховськом лесу, в котором были вырыты местными жителями ямы, а рядом протекала речушка. Детей бросали живьем на трупы и последующие расстрелянные евреи падали на них. Через несколько часов после расстрела местные жители пришли на место трагедии … земля еще » дышала » от тел жертв … они заметили в бурьяне возле кладбища какой-то сверток в простынке с кружевами. Когда его развернули — увидели девочку в возрасте 8-9 месяцев, она была живой. Ее принесли к бездетным местным учителям Елене Ивановне и Василию Васильевичу Мокрым, которые стали для девочки родителями и назвали ее Галиной. После смерти родителей, в возрасте 58 лет, Галина узнала, что она выросла в приемной семье и начала искать своего родного отца, Бытенского Давида Моисеевича. Были написаны письма-запросы в различные архивы и инстанции, происходили беседы со старожилами Новой Ушицы, с евреями, проживающими за рубежом — в Израиле, США и в других странах.

Супруги Айзены: Михаил Борисович и Муся (Молвина) Абрамовна (Девичья фамилия Юсим), 2004 год

Супруги Айзены: Михаил Борисович и Муся (Молвина) Абрамовна (Девичья фамилия Юсим), 2004 год

В октябре 2005 года Галине Васильевне пришло письмо от Айзен Муси (Молвины) из г. Баффало (США), которая рассказала, что училась со старшим братом Галины, Эдуардом Бытенским, в одном классе и хорошо помнит мать Галины, которая была беременна Галиной и уже хорошо это было видно. Больница, в которой работал Бытенский Д.М. в Новой Ушице, выделила автомобиль для эвакуации, в котором ехала Муся (Молвина) с отцом (он работал завхозом больницы) и матерью, а также жена Давида Моисеевича с сыном Эдуардом и другие работники больницы. В районе г.Бар Винницкой области автомобиль попал под бомбежку. Евгения (Броня) — так ее называли местные жители. Таким именем, Броня, свою мать называла и Галина Вдовина до 2017 года, пока не получила архивную справку из Министерства обороны. A также узнала о своем родном брате Эдуарде по отцу и о своем отце Бытенском Давиде Моисеевиче, 1903 года, подполковника медицинской службы (ранее поиски заходили в тупик — неверно трактовалось фамилия: «Битенский» и имя: «Борис»). От свиста пуль, разрывов взрывчатки, маневрирования автомобиля беременной Евгении стало плохо, она попросила остановить автомобиль и вернулась в Новую Ушицу — на свою погибель. О боевом пути своего родного отца Давида Моисеевича Галина Васильевна узнала в прошлом году. 76 лет Галина искала своего отца и нашла. Оставалось узнать историю жизни Давида Моисеевича в период залечивания ран войны, Хрущевской «оттепели», и найти его последний приют.

Судьба подарила мне возможность первым узнать о послевоенных годах жизни Давида Моисеевича, найти его последний приют на 1-м кладбище (ул.Одесская) в г.Черкассы. Также я пообщался с семьей единокровного брата Галины Васильевны, Эдуарда, — женой Светланой Ивановной, работающей преподавателем в художественной школе, и сыном Константином, 1979 года рождения. В 2001 году он окончил Черкасский инженерно-технологический институт, по специальности — инженер. К большому сожалению, Эдуард Давидович ушел из жизни в марте 2016 года. Учился в Черкасской средней школе N 17. После окончания школы, в 1965 году (в год смерти отца), поступил в Харьковский авиационный институт. Закончив Харьковский авиационный институт в 1971 году, Бытенский Эдуард Давидович работал конструктором на НПК «Фотоприбор » г. Черкассы. Давид Моисеевич после окончания войны один раз приехал в г. Новую Ушицу, узнал о трагедии своей семьи, которая была зверски уничтожена в оккупации, а также увидел свою дочь, которую вела за ручку приемная мать. Но он не подошел к девочке и не признался, что он ее отец. Он понимал, что эта девочка уже один раз потеряла свою мать, и как ее можно второй раз оторвать от матери, и какая трагедия будет для этой приемной семьи. Сердце щемило, но он не решился травмировать детскую психику…

Во второй раз женился Давид Моисеевич в 1945 году на Пласкеевой Ольге Никандровне. Продолжил службу на территории Румынии, там родился в 1946 году сын Эдуард. Перед демобилизацией был переведен на самую южную точку бывшего СССР — г. Кушка. Демобилизовался 12.11.1958 года, и семья переехала в г. Черкассы, купила дом в переулке Ломоносова. Уже будучи на пенсии, Давид Моисеевич в своих мыслях вспоминал дороги войны и свою первую семью. Все пережитое запечатлелось у него в сердце, которое время от времени давало сбои. В жаркий август 1965 года Давид Моиcеевич, наверное, погрузился в воспоминания о прошлом, и перед глазами проплыла война и трагедия в Новой Ушице 20 августа 1942 года. Возвращаясь домой 28 августа 1965 года Давид Моисеевич перенес сердечный приступ и ушел из жизни. Его с почестями похоронили на 1-м кладбище в г. Черкассы.

Возможно совпадение во времени или наличие какой-то сути помогло мне 18-19 августа 2018 года узнать все об отце Галины Васильевны — Бытенском Давиде Моисеевиче, как раз накануне 76-й годовщины трагедии в Триховском лесу, и сообщить об этом Галине Васильевне. И сегодня, 20 августа 2018 года, Галина Васильевна, как и в прошлые годы, пришла на могилу жертв Холокоста, к своей матери и братьям, поклонилась их праху и прошептала: «Мама-а-а, мама-а-а-а я нашла-а-а-а, я узнала все о своем отце, которого искала всю жизнь … Надежда моего сердца осуществилась!!!! «

Могила Бытенского Д.М., его жены и сына на 1-м кладбище в г. Черкассы

Могила Бытенского Д.М., его жены и сына на 1-м кладбище в г. Черкассы

Когда Галина Васильевна вернулась от Мемориала в Триховском лесу, с Дня памяти погибшим в том страшном 1942 году евреям Новой Ушицы, я переслал на электронный адрес дочери Галины Васильевны фото ее отца, а также фото памятника на могиле Давида Моисеевича, его жены Ольги Никандровны и брата Эдуарда Давидовича. От услышанного об отце и увиденного фото его последнего приюта, у Галины Васильевны затрепетало сердце … Она долго не могла прийти в себя, ее грудь наполнялась воздухом счастья от того, что наконец она узнала все о своих родных — незнакомых, но милых ее сердцу людях. Через некоторое время меня от написания истории поиска отца Галины Васильевны оторвал ее телефонный звонок. Она мне сообщила, что на днях поедет в г. Черкассы, на могилу отца и встретится с его семьей. Чтобы Галина Васильевна больше узнала о своей родне, брате Эдуарде, не без помощи неравнодушных людей, я добился того, что на встрече будут присутствовать его одноклассники и те, с кем он работал.

Вечером 3 сентября 2018 года поезд тронулся в дальний путь — в г. Черкассы. Расстояние от Новой Ушицы до Черкасс относительно не очень велико. Но для Галины Васильевны это была длинная дорога к отцу — длиною в жизнь. Каждый из нас может себе представить, что творилось в сердце и в душе этой женщины. Предполагаю, что она за все время поездки не сомкнула глаз. Утром поезд прибыл в Черкассы. Родную кровинку своего отца, Галину Васильевну, встречал племянник Константин и жена брата Эдуарда — Светлана Ивановна. Радости встречи не было предела, дочь впервые переступила порог родительского дома, в котором почти ничего не изменилось с тех пор, когда еще был жив отец. Разве что заменены оконные рамы. Далее была дорога на кладбище, ей не терпелось прийти к месту последнего приюта своего отца и брата. Приятной неожиданностью для Галины Васильевны было то, что на кладбище, у могилы Бытенских, ее встречали одноклассники Эдуарда — Баулина Людмила, Баранов Валерий и сотрудник Александр Вильнев, которые пришли поделиться своими воспоминаниями о ее родном брате.

Галина Васильевна у могилы отца, г. Черкассы, сентябрь 2018 года (слева направо — Вильнев А., Бытенская Е., Вдовина Г., Баулина Л., Бытенский К., Бытенская С.)

Галина Васильевна у могилы отца, г. Черкассы, сентябрь 2018 года (слева направо — Вильнев А., Бытенская Е., Вдовина Г., Баулина Л., Бытенский К., Бытенская С.)

 Эта встреча для Галины Васильевны была одновременно и радостной, и грустной. Она наконец нашла могилу отца, поклонилась его праху, праху его сына, своего брата, и праху жены отца. Коснувшись рукой черного гранита с портретом Давида Моисеевича, Галина Васильевна со слезами на глазах, сказала: «Оте-е-е-ц! Мой дорогой сердцу, оте-е-е-ц! Как я тебя долго искала …, отец! Всю свою жизнь … 76 лет, с тех пор, как мамочка спасла меня от расстрела 20 августа 1942… «.

Все присутствующие не могли сдержать слез …

г. Каменское, Украина,18 cентября 2018 года.

 

Share

Илья Будзинский: Tрагедия Новой Ушицы… и длинная дорога к отцу — длиною в жизнь: 2 комментария

  1. Л. Беренсон

    Автору — мой низкий поклон за подлинную добродетель. А рассказ — о превратностях, трагичности еврейских судеб, адской сущности нацистов и их пособников и о человеческом благородстве спасителей и Праведников. Господи, сколько похожего ведомо, и в каждом случае свои краски низости и величия.

  2. Игорь Ю.

    Этот бесхитростный рассказ еще одна нужная страница в истории Шоа. И одновременно напоминание, что в конце концов всё возвращается к человечности в человеке. Автор — один из таких. Спасибо большое за Ваше не равнодушие.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

(В приведенной ниже «капче» нужно выполнить арифметическое действие и РЕЗУЛЬТАТ поставить в правое окно).

AlphaOmega Captcha Mathematica  –  Do the Math