©"Заметки по еврейской истории"
  февраль-март 2018 года

Лев Мадорский: Моя полиция…

В одном из отделов недавно уволили сотрудника, который передал по рации, что едет в пункт «А», а замечен был в пункте «Б», в кафетерии. По закону полицейский не имеет права получать в магазинах скидки, мелкие подарки «а вот эта баночка вам полагается бесплатно». Нельзя делать шопинг в полицейской форме.

Лев Мадорский

Моя полиция…

Интервью с израильским полицейским

Лев мадорскийДавно мечтал взять интервью у израильского полицейского и понять чем отличается израильская полиция от немецкой или, скажем, от российской. О полиции других стран имею поверхностное представление. Недавно повезло. У меня появился приятель-полицейский. Да не просто полицейский, а русскоязычный, имеющий университетское образование, а также, разделяющий со мной увлечение (согласитесь, для полицейского не такое уж распространённое) классической музыкой.

Новый приятель согласился дать интервью, хотя и поставил условие изменить имя и не указывать город проживания. Кроме того, предупредил, что не будет отвечать на вопросы, на которые отвечать ему не разрешено. Уже сами эти условия показывают, что Израиль не обычное государство и полицейские в нём, также как работники спецслужб или военные лётчики, люди не публичные.

С немецкой полицией я за 25 лет жизни в Германии сталкивался неоднократно и каждый раз немецкие полицейские вежливостью, вниманием, желанием помочь оставляли на меня приятное впечатление. При этом немецкая полиция, во всяком случае, в обыденной жизни, взяток не берёт. Однажды, вскоре после приезда в ФРГ, в час ночи возвращался на машине домой после концерта и сделал на пустынной улице разворот на только что загоревшийся красный свет. Неожиданно позади как из воздуха материализовалась патрульная машина с горящим сигналом «Стоп». Полицейские (мужчина и женщина) искренне смеялись, («Сразу видно, что Вы из России»), когда я стал предлагать им деньги.

Российскую милицию-полицию всегда боялся, и боюсь, кажется, даже больше чем бандитов. Моего приятеля, доктора наук, бывшего ленинградца, живущего сейчас в Магдебурге, в 2005 году полицейские остановили подвыпившего (он возвращался с юбилея шефа), отвели в отделение, забрали бывшие случайно при нём 3 тыс долларов (шеф вернул долг) и он провёл кошмарную ночь в вытрезвителе.

Знаю от своих российских друзей, что в России порок, высмеянный ещё Салтыковом-Щедриным, как был так и остаётся. Такое ощущение, что в этом отношении с годами мало что меняется: брали, берут и будут брать.

Из этих рассуждений возник первый вопрос:

Александр, коррумпирована ли израильская полиция? Или, если пользоваться более деликатной формулировкой, известны ли тебе случаи, когда израильские полицейские брали взятки?

На бытовом уровне это невозможно. Скажем, полицейские дорожной или патрульной службы никогда этого не сделают. Если тебя останавливает полиция, то первая просьба будет: «Предъявите ваши документы. Предварительно выньте из них все лишние бумаги и банкноты».

С другой стороны, прессе и публике известны несколько случаев (если я не ошибаюсь, 3 за 20 лет), когда офицеры полицейской разведки «сливали» криминалу информацию об облавах или иных оперативных мероприятиях. Ими занимался Следственный Отдел Минюста, и все они изгнаны из полиции и преданы суду. Своей собственной Службы Внутренней Безопасности в полиции нет. Расследовать противоправные действия полиции может лишь внешний орган, — Минюст. И это правильно.

Ни один полицейский не отменит «по знакомству» штраф, не «сольет» приятелю или родственнику чей-то адрес, телефон, номер машины. Все входы в базы данных строго контролируются. Кроме того, существует целая система защиты информации от несанкционированного доступа.

Несколько лет тому назад я, смертельно усталый, возвращался ночью с работы и проехал на красный свет. Меня задержала пара полицейских, поставила «лицом к стене», обыскала, выписала штраф на 1000 шекелей. Сказать им: «Вы чего, мужики! Да я же свой! И много старше вас по званию» я не мог. Это противозаконно. Штраф я заплатил.

В одном из отделов недавно уволили сотрудника, который передал по рации, что едет в пункт «А», а замечен был в пункте «Б», в кафетерии. По закону полицейский не имеет права получать в магазинах скидки, мелкие подарки «а вот эта баночка вам полагается бесплатно». Нельзя делать шопинг в полицейской форме.

Несколько лет назад я вез в Тель-Авиве украинских коллег в ресторан. Парковочных мест не было, ни одного. Украинский полковник, начальник спецназа, указал на свободное место недалеко от входа. «Нельзя, —  сказал я — это место для инвалидов». Полковник не понял: «Да у тебя же ментовская тачка с мигалкой!».

Сам я оказался в похожей ситуации 20 лет назад в Берне. Меня вез на званый ужин на полицейской «VOLVO» большой местный чин. Место на подземной стоянке было лишь одно. Парковаться на нем мы не стали. «Это для одиноких дам. Близко от лифта и освещено», — такого было объяснение.

Мы, конечно, не Швейцария, но стараемся.

Полиция лицо государства. Ты нарисовал весьма привлекательное лицо. Видимо, чтобы соответствовать критериям израильского полицейского необходим строгий отбор желающих. Как проходит такой отбор?

Отбор очень разный в разные подразделения. Чем более престижна специальность, тем выше требования к кандидатам и многоступенчатей отбор. Например, следователей хронически не хватает, работа нервная, зарплата не ахти, — желающих немного, отбор стандартный. Чистое прошлое, законченное среднее образование, армия, нормальное здоровье, психотесты, прочая чепуха. Дорожная полиция, — примерно то же самое. Спецназ, — совсем иной коленкор. Набирают, как правило, людей из армейского спецназа, сложные психотесты, отменная физическая форма. Претендентов много, ибо не скучно и зарплата приличная. Техническая полиция, компьютерщики, криминалисты, и т.п., — как минимум первая академическая степень. В некоторые отделы — вторая степень или докторат.

Имеют ли мужчины преимущества перед женщинами?

Женщины призываются наравне с мужчинами практически на все позиции. По естественным причинам их гораздо меньше в спецназах всех видов. Но очень много среди следователей, патрульных и в дорожной полиции. Больше 50% среди криминалистов.

Мы знаем из последних трагических событий на Храмовой горе, что были застрелены два полицейских — друза. Могут ли арабы стать полицейскими?

Друзов особенно много во внутренних (пограничных) войсках, которые являются частью полиции. Друзы говорят по-арабски, хотя они, как известно, не мусульмане. Это полезно при общении с арабским населением страны. Вообще, отношение к друзам в стране очень хорошее. И почти всегда это обоюдно. Они отличные бойцы и верные товарищи. Если побываешь у друза дома, то поймешь, что это за народ. Немного напоминают сванов. Красивые, гордые, неторопливые. Словом — мужики! И очень много красивых девушек…

Арабских полицейских в стране было много до 1987 года. Когда начались беспорядки зимой 1987, арабская община страны стала на них сильно давить. Очень многие не выдержали стресса и уволились. В последний год их вновь стали набирать, и есть желающие. Дело в том, что преступность среди арабов очень велика, а в полицию они не спешат обращаться, счеты сводят по старинке. Все, что я говорю, относится к арабам-мусульманам. С христианами все по-иному. Гораздо выше образование и, как правило, предсказуемо-европейское поведение. Арабов-христиан в полиции достаточно много, особенно на севере и на юге страны, где проживает основная масса арабского населения.

Случалось ли, что полицейский араб-мусульманин защищал террориста, действовал неадекватно при его задержании или как-то по другому саботировал работу полиции?

Такие случаи мне не известны. Во избежание местничества, шантажа, угроз или иной зависимости от населения, полицейские-арабы и друзы служат вдали от мест проживания. Например, полицейский-араб из деревни в Галилее (север) служит в Беер Шеве, что на юге страны. Работает четыре дня в неделю, живет в общежитии, затем на несколько дней едет домой. Подобная практика принята и в других странах, например, в Италии. Карабинери (жандармы), как правило, не работают там, где проживают, и каждые несколько лет их «тасуют».

Высок ли в Израиле престиж профессии полицейского?

Престиж полиции я бы определил, как средний. Но это относительная шкала, и она не железная. Престиж армии выше, престиж судов колеблется, престиж прокуратуры средний, как и полиции. Но в Израиле престиж полиции выше, чем во Франции, Италии или Испании. Сравнивать, думаю, уместно не «полицию», как обобщенную функцию, а отдельные полицейские специальности. Например, престиж саперов, спецназовцев, технарей, криминалистов очень высок в стране и высок стабильно. Очевидно, что престиж есть функция квалификации и умения служить населению. 

Я читал, что есть добровольные дружины, помогающие полицейским. Это что-то вроде советских дружинников?

Не совсем так. Дружины — чисто израильское изобретение, ничего общего не имеющее и советской идеей дружинников. Опыт набора добровольцев и работы с ними приезжают к нам изучать из многих стран. Например, из Бразилии, стран бывшего СССР. Добровольцы практически такие же полицейские, как и все остальные, лишь работают они за идею, а не за деньги. Среди добровольцев много людей с высшим образованием, с определенным достатком, с пониманием того, что и почему они делают. Я не встречал среди них тех, кто просто не наигрался в солдатики. Их набор производится по той же схеме, что и призыв обычных работников. Они получают форму, оружие, некоторые мелкие льготы. Работают они не дружинным методом, а обязательно в паре с профи. И спрос с них, как с обычных полицейских. Я не знаю других стран, где бы существовала подобная практика

Как оплачивается работа полицейского и есть у работника полиции какие-то льготы?

Оплачивается работа полицейского очень по-разному. Чем выше риск и чем выше образование и квалификация, тем выше зарплата. Конечно, зависит она и от выслуги лет и от звания. Начальная зарплата новичка в патрульной службе, после армии, без университетского образования, где-то около 1500 евро в месяц, до вычета налогов. Зарплата, скажем, следователя-капитана со стажем лет в 10, это около 3000 евро брутто. Опытный профессионал, майор спецназа получает примерно 4000 евро. Офицер-криминалист со стажем, занимающийся еще и научными исследованиями, — от 5000 до 6000 евро брутто.

Кроме того, в полиции существует множество льгот, от бесплатного проезда на транспорте (или лизингового автомобиля) до оплаты детских садов, пособий на учебу, ваучеров на покупку гражданской одежды, льготных тарифов в отелях раз в год для всей семьи и всяких иных приятных «мелочей».

Есть ли ограничения по карьерному росту для иммигрантов?

И да, и нет. Вплоть до звания майора и вакантных должностей выше средней, — определенно нет. Думаю, что получить звание подполковника иммигранту труднее, чем коренному жителю. Этот уровень требует личной подписи министра, ему сопутствуют дополнительные блага. Туда пробиться непросто.

Не мог бы ты, Александр, привести пример, успешной и неудачной полицейской операции?

Лева, это вопрос трудный. В двух словах не расскажешь. Ну, вот, например, году, кажется, в 1997 австралийская туристка остановила такси, чтобы поехать из Иерусалима в Тель-Авив. Водитель-араб завез ее в лес, долго насиловал, забрал одежду и скрылся. Девушка добралась до шоссе, кто-то вызвал полицию, отправили ее в госпиталь. Она смогла довольно точно описать преступника и его машину, но следствие результатов не дало. У полиции осталась лишь проба ДНК насильника. Не буду описывать всего, что случилось с девушкой после этого случая, но через несколько лет она вернулась из Австралии в Израиль.

В 2001 году в Иерусалиме был похищен очень состоятельный молодой бизнесмен. Преступники напали на него прямо на парковке, затолкали в микроавтобус, отвезли в арабскую деревню в пригороде столицы и стали требовать выкуп. Парень, в прошлом офицер разведки, соблазнил сторожившего его араба, кредитной карточкой. Пока преступник искал в деревне банкомат, похищенный сбежал из машины. Спецоперация завершилась в тот же день арестом восьмерых членов банды. На допросе все они утверждали, что «лишь сторожили» парня, но не участвовали в самом похищении и уж конечно не были с ним в машине.

Поскольку экспертиза нашла внутри салона машины пятна крови, не принадлежащие жертве, то всем восьмерым предложили пройти ДНК-тест. Семеро отказались наотрез, а один согласился со словами: «Уж я-то действительно сторожил, кровь там не моя!»

На следующий день, когда пришел ответ из лаборатории, «сторожу» стало не до смеха. Его ДНК совпал с ДНК насильника австралийской туристки. Свои 17 лет тюрьмы по совокупности обоих преступлений он получил легко и быстро.

И, в заключение, не мог бы вспомнить какой-то смешной случай из твоей практики или из практики твоих коллег?

Лева, я занимаюсь лишь тяжкими преступлениями. Смешного там ничего нет. Но в Израиле полицейский —  всегда полицейский, даже в отпуске, и если ты, например, следователь или сапер, то обязан реагировать на любое нарушение закона, которое происходит на твоих глазах. Остановил я как-то в приморском районе страны водителя-лихача, лет так пятидесяти с хвостиком. Двойной обгон, превышение скорости, нарушение рядности движения и много еще чего. Рядом с водителем в снятом напрокат джипе —  эффектная дама. Водитель вышел из машины, сел в мою, полицейскую, и жалобно так попросил: «Брат, не выписывай штраф! У нас дома жена почту вынимает. Найдет —  убьет! Она думает, что я в командировке за границей. А я… ну… сам понимаешь…»

Большое спасибо, Александр. Не знаю, как будет нашим читателям, но мне было интересно.

Share

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

AlphaOmega Captcha Mathematica  –  Do the Math