©"Заметки по еврейской истории"
  май-июнь 2018 года

Нина Крутова: Хроника жизни и издательской деятельности И.А. Ефрона (1847-1917)

Словарь пользовался большим спросом у российской интеллигенции. По воспоминаниям очевидцев, мебельщики даже стали выпускать специальные книжные шкафы под размер словаря.

Нина Крутова

Хроника жизни и издательской деятельности И.А. Ефрона (1847-1917)

Коротко из биографии: Илья Абрамович Ефрон (1847-1917) — потомственный почетный гражданин Санкт-Петербурга, коммерции советник, купец Первой гильдии.Родился в религиозной еврейской семье г. Вильно. На рубеже XIXXX вв. стал одним из известных российских книгоиздателей, возглавивший издательство «Брокгауз и Ефрон».

 ***

Деятельность издательства «Брокгауз и Ефрон» изучена достаточно хорошо. Написано большое количество публикаций, выпущены книги, защищены диссертации. Среди серьезных авторов, занимавшихся данной темой следует назвать основных: Е. И. Баренбаум, Т.Н. Румянцева, С.В. Белов, Т.Г. Куприянова, И.А. Жарков и др.

В чем новизна настоящей публикации? Во-первых, мы будем говорить непосредственно об Илье Абрамовиче Ефроне, по той лишь причине, что именно он был непосредственным руководителем издательства и типографии со дня их основания и до 1917 года. Во-вторых, мы хотим напомнить, что И.А. Ефрон не русский издатель, как сообщают многие справочные издания, а российский книгоиздатель еврейского происхождения. На основе нарративных источников мы знаем, что он прошел обряд крещения, но о своих еврейских корнях помнил всегда.

И.А. Ефрон

И.А. Ефрон

Достаточно назвать дело всей его жизни — выпуск Еврейской энциклопедии в шестнадцати томах. В течение всего петербургского периода жизни его окружали представители столичной еврейской общины. Да и человек, которого можно назвать «крестным отцом» Ефрона, подтолкнувшим его к издательской работе, является еврей, выкрест Семен (Симон) Афанасьевич Венгеров. В-третьих, мы уделим внимание его еврейской семье: деду, прадеду и отцу. Расскажем о детях Ильи Абрамовича, а именно о сыне — Альберте, принявшим на себя руководство типографией после кончины И. А. Ефрона. И, пожалуй, главное — познакомим читателя с правнучкой петербургского книгоиздателя и типографа — Верой Андреевной Ефрон.

Конечно, назовем основные издания, более детально познакомимся с некоторыми из них, используя первоисточники.

*  *  *

Место рождения Ильи Ефрона — г. Вильно, административный центр Виленской губернии, с 1840 г. входивший в состав Российской империи. Благодаря многочисленной и влиятельной еврейской общине, город называли «северным Иерусалимом». Он издавна отличался многонациональным населением: поляки, русские, белорусы, литовцы и евреи. По итогам Первой всеобщей переписи населения Российской империи 1897 г. в Вильно проживало более 154 тыс. человек, из которых евреи составляли 40% или более 61 тысячи.

Первые официальные сведения о появлении евреев в Вильно относятся к XIV в., в XV в. здесь сформировался еврейский квартал с постоянно живущей общиной. В 1593 г. король Великого княжества Литовского и Польши Зигмунт Ваз предоставил еврейскому населению ряд льгот и привилегий: разрешение заниматься торговлей, приобретать недвижимость, иметь свои синагоги и кладбища.

К XVIII в. еврейская община Вильно насчитывает около 5 тыс. человек. К концу XIX в. в городе было открыто девяносто одно еврейское учебное заведение, существовал учительский институт, работали пять синагог, детский приют «Виленская талмуд-тора», еврейская богадельня, госпиталь[1]. Постепенно Вильно становится центром духовной и интеллектуальной жизни всех евреев Европы, попасть сюда, а тем более жить здесь, считалось большой удачей.

Илья Ефрон вытянул счастливый билет, появившись на свет именно в этом городе. Мало того, по рождению он состоит по материнской линии в родственной связи с религиозным философом, выдающимся духовным авторитетом ортодоксального еврейства — Элиаху бен Шломо-Залманом (1720-1797), известным, как Виленский Гаон. Дед по отцовской линии Гешель Эльяхович Ефрон (1797-1867) — купец второй гильдии, раввин небольшого еврейского местечка Ивенец Минского уезда.

Отец Ильи Ефрона — Абрам (Авраам) Гешелевич Ефрон (1820-1904) уроженец г. Вильно, потомок ивенецких раввинов, что дает ему право считаться ученым талмудистом. Будучи Охтинским купцом первой гильдии, много и часто разъезжал по коммерческим делам, что не мешало ему свободное от торговли время посвящать еврейской науке. В итоге в 1901 г. вышло его сочинение, посвященное Устной Торе — «Источник законов»[2].

В 1882 г. произошло важное событие в семье Абрама Ефрона. Манифестом царствующего Александра III, он был удостоен звания «потомственный почетный гражданин». Среди перечня условий для перехода в новое привилегированное городское сословие, было и такое: «… отныне в потомственное почетное гражданство купцы 1-й гильдии возводятся после пребывания в ней «сряду» не менее 20 лет». Свой почетный «титул» Абрам Ефрон получил, скорее всего, как купец первой гильдии, успешно занимающийся лесной промышленностью.

«МАНИФЕСТ

 Мы, АЛЕКСАНДР ТРЕТИЙ, ИМПЕРАТОР И САМОДЕРЖЕЦ РОССИЙСКИЙ, ЦАРЬ ПОЛЬСКИЙ, ВЕЛИКИЙ КНЯЗЬ ФИНЛЯНДСКИЙ И ПРОЧАЯ…

 …Охтинский первой гильдии купец Авраам Евсеев Ефрон доказал право на потомственное почетное гражданство: то, возведя оного, Охтинского первой гильдии купца Авраама Евсеева Ефрона с женою его Софьей Тимофеевной и детьми, сыновьями: Ильей, Иоилем, Иоакимом, Исааком, Густавом, Иосифом, Евсеем и Маврикием и дочерью девицей Бертою Авраамовыми, в сословие почетного гражданства, Всемилостивейше повелеваем пользоваться как ему, так и потомкам его, всеми правами и преимуществами Манифестом сему сословию дарованными

Дана в Санктпетербурге 1882 года» [3]

В семье Абрама Гешелевича и Таубы Хацкелевны Ефронов родилось пятеро детей: Илья (1847), Иоиль (1852), Иоаким (1853), Исаак (1861), Берта (1861). В 1860 г., когда Илье было тринадцать лет, умирает мать и отец вторично женится на Саре Танхелевне Розенцвейг. От второго брака рождается еще шестеро детей: Густав (1863), Иосиф (1865), Евсей (1867), Маврикий (1868), Мария (1872), Николай (1876)[4].

 Первенца Илью, будущего книгоиздателя, назвали в честь прославленного деда, Виленского гаона Элияху бен Шломо Залмана.

«Свидетельство

Дано сие мною Виленским раввином в том, у Виленского ныне СПетербургского 1-й гильдии купца Авраама Евсеевича Ефрона, от законной жены по первому браку Таубы Хацкелевны, двадцать восьмого ноября тысяча восемьсот сорок седьмого года родился в г. Вильно сын, коему при совершении над ним обряда обрезания дано имя Илья, — о чем записано в метрической книге о родившихся евреях по г. Вильно на 1847 год под № 651… Виленский раввин» [5].

 Илья Ефрон, получив домашнее образование под руководством отца, поступил в гимназию губернского города Ломжа. По окончании гимназии он отправляется в Варшаву, где обучается в Варшавской Главной школе, предшественнице Варшавского университета. Из биографии И. Ефрона мы знаем, что он «слушал лекции…», значит ли это, что Илья был полноправным студентом — неизвестно. Возможно — вольным слушателем историко-филологического отделения. В прейскуранте услуг Главной школы записано: «сбор за слушание лекций, в размере 100 руб в год». В итоге Илья Ефрон получил хорошее образование, владел четырьмя языками.

Учитывая историю семьи, Илье предписано было стать талмудистом, либо заняться коммерцией. Он выбрал второе.

Местом своей жизни он избирает столичный Санкт-Петербург, возможно по совету отца. Напомним, что отец Ильи — Абрам Ефрон, Охтинский купец второй гильдии, а Охтинская Слобода в XIX в., как известно, была пригородом Санкт-Петербурга. Отсюда Абрам Ефрон был хорошо знаком с городом и еврейской общиной, в первую очередь по коммерческим делам.

 В те годы еврейское население Санкт-Петербурга было невелико, тем не менее, здесь существовал так называемый «еврейский квартал», где проживало большинство членов еврейской общины города. К моменту приезда Ильи Ефрона в Санкт-Петербург здесь насчитывалось более 14 тыс. евреев, с 1893 г. работала Большая хоральная синагога.

Вот как описывает жизнь общины Санкт-Петербурга известный знаток столичных евреев, писатель М. Бейзер:

«Образом жизни, манерами, речью петербургские евреи мало напоминали своих братьев, по сравнению с петербургскими только московские евреи были еще более ассимилированными. Но именно эти несколько тысяч наших столичных соплеменников составляли ядро самой образованной, культурной, влиятельной и богатой части русского еврейства. Они проложили тот путь, по которому — вольно или невольно, — шел весь народ. Их деятельность была заметна как на еврейской улице, так и среди русской общественности. Их личности, идеи, издававшиеся ими книги, газеты и журналы имели огромное влияние на молодежь (особенно в конце XIX — начале XX столетия). Эти люди в большой степени определили облик не только русского, но и мирового еврейства, в котором выходцы из России занимали и занимают далеко не последнее место».[6]

Когда точно Илья Ефрон приезжает в столицу, неизвестно, ориентировочно это был конец 70-х гг. XIX в. В 1880 г. он становится совладельцем небольшой Семеновской типографии «Штернберг и К» на набережной р. Фонтанки, 92, а с 1886 г. единоличным ее собственником. Позже типография была продана А. М. Вольфу, сыну известного петербургского книгоиздателя М.О. Вольфа.

Одновременно с работой в Семеновской типографии И.А. Ефрон занимался предпринимательской деятельностью в железнодорожной сфере, являясь одним из видных акционером Ири­нов­ско-Шлис­сель­бург­ско­го промышленного общества[7]. Типографское дело требовало больших капиталовложений, и «железная дорога» явно способствовало их увеличению.

Начало предпринимательской деятельности пришлось на непростое время. Достаточно вспомнить о том, в 1881 г. произошло убийство народовольцами царя Александра Второго. Мало того, в этой акции обвиняли и евреев, по Петербургу прошла волна еврейских погромов. Нужно было иметь немало мужества и амбиций, чтобы в такое сложное время начать собственное «дело». Но И.А. Ефрону удалось сохранить свое издательство и избежать высылки из столицы.

И.Е. Баренбаум, известный российский книговед, профессор и академик так описывает сложившуюся ситуацию:

«В 1882 году был принят дополнительный закон о печати, который ввел целый ряд стеснительных мер. В связи с цензурными гонениями выпуск книг в период 1881-1882 гг. резко снизился по сравнению с 70-ми годами. Но к 1885 году происходит некоторое улучшение в издательском деле в связи с новым промышленным подъемом. О росте книжной продукции с конца 80-х гг. свидетельствуют цифры: в 1887 г. было выпущено 7366 изданий, в 1890 — 8638 изданий, в 1895 — 11 548. Интенсивный рост книжной продукции продолжается и во второй половине 90-х гг., достигнув к 1901 г. — 56 331 тыс. экз. В 80-90-х гг. продолжаются капиталистические преобразования в издательском и книготорговом деле. Создаются новые крупные книготорговые предприятия, акционерные общества. В эти годы создаются крупнейшие капиталистические издательские фирмы России —  Суворина, Маркса, Сытина….» [8].

В конце 80-х гг. произошло знаковое событие в жизни Ильи Ефрона. Он знакомится с С.А. Венгеровым (1855-1920), работавшим также в управлении Либаво-Роменской железной дороги. С 1890 г. С.А. Венгеров полностью посвятил себя историко-литературной и библиографической деятельности. Эта встреча стала решающей в судьбе И. Ефрона. По совету и настоятельной рекомендации Венгерова он оставил «железную дорогу» и всецело посвятил себя новому делу и, как показала сама жизнь, не прогадал. Профессор С.А. Венгеров оказался прав, его протеже стал крупнейшим книгоиздателем России.

Начинающий книготорговец И.А. Ефрон начал искать ту свободную нишу в издательском деле, которая еще была относительно свободна и вскоре принимает решение об издании справочной энциклопедической литературы. Сейчас сложно сказать, кому первому пришла мысль об издании в России Энциклопедического словаря, скорее всего профессору Венгерову. Главное то, что решение было принято в нужное время и в нужный час.

В это время в Германии уже на протяжении двух столетий процветала издательская фирма Фридриха Арнольда Брокгауза (1772-1823), которая прославилась изданием энциклопедии «Conversations Lexikon» («Разговорный лексикон»), позже с пятнадцатого издания «Der grosse Brockhaus» («Большой Брокгауз»). В России немецкое издательство было известно достаточно хорошо. Со второй половины XIX в. с фирмой сотрудничали русские издатели Н.В. Гербель, А.Ф. Маркс, В.Е. Генкель и др.

В 1889 г. начинающий книгоиздатель И.А. Ефрон заключил договор о сотрудничестве с Альбертом Брокгаузом (1855-1921) на издание в Санкт-Петербурге в русском переводе тринадцатого издания немецкого словаря «Большой Брокгауз»[9]. Собственно с подписания этого соглашения и началась большая самостоятельная издательская деятельность Ильи Ефрона. Так появилось издательство «Ф.А. Брокгауз (Лепциг) и И.А. Ефрон (С-Петербург)», которое в течение своего существования неоднократно меняло название.

В 1889 г. для предстоящей работы у вдовы купца Т.А. Эйхгольц был приобретен «каменный дом со всеми строениями и землею» по переулку Прачечному № 6. В 1890 г. архитектором А.П. Максимовым здание было перестроено. Появился дополнительный этаж и мансарда. Типография занимала два зала на двух этажах, где размещались четырнадцать скоропечатных машин и два печатных станка. Редакция Энциклопедического Словаря разместилась на третьем этаже в шести комнатах[10].

Здание издательства и типографии в С-Петербурге по адресу: пер. Прачечный, 6

Здание издательства и типографии в С-Петербурге по адресу: пер. Прачечный, 6

В 1890 г. в Санкт-Петербурге в издательстве «Брокгауз и Ефрон» вышел первый том Энциклопедического словаря. Для него был отлит специальный особый шрифт, компактный и удобный для чтения и дающий возможность уместить громадный материал. Большая часть типографской работы осуществлялась в России. В Германии печатались наиболее сложные чертежи, рисунки, карты. Несмотря на обилие информационного материала в словаре, первые его тома были встречены несколько настороженно и большого успеха не имели. Российский читатель хотел видеть на страницах справочного издания сведения о России, ее последних достижениях и выдающихся деятелях.

В 1898 г. в связи с увеличивающимся тиражом и объемом словаря произошла реорганизация издательства, которое принимает решение отказаться от заграничных услуг. В связи с этим «…по просьбе фирмы Сенатом 3 июля 1898 года был утвержден устав нового Акционерного общества «Издательское дело, бывшее Брокгауз и Ефрон», с капиталом 1 миллион рублей. Председателем правления и директором-распорядителем акционерного общества с 1899 -1917 был И.А. Ефрон. Кандидатами в члены правления являлись Н.А. Богданов и сын И.А. Ефрона И.И. Ефрон«[11].

Энциклопедический словарь вышел в двух вариантах. Первый состоял из 86 полутомов: 82 основных и 4 дополнительных. Второй — более объемный по размеру, но с меньшим количеством томов: 41 основной и 2 дополнительных. Энциклопедия содержит 121 240 статей, 7 800 иллюстраций и 235 карт. Издание Словаря продолжалось семнадцать лет с 1890 по 1907 гг., тираж составил 75 тыс. экземпляров.

Внешний вид всех 86-ти полутомов словаря выдержан в одном стиле. Переплет издательский, полукожаный составной. Переплетные крышки обтянуты зелёным коленкором. Углы и корешок из чёрной кожи. Последний условно делится на четыре части, разделенные между собой узорной золотой каймой. Верхняя содержит название «Энциклопедический словарь», средняя, декорированная богато виньетками в романском стиле, указывает номер полутома, ниже — начальное и последнее слово в данном полутоме. Внизу название издательства — «Брокгауз и Ефрон».

Энциклопедический словарь, включающий 86 полутомов

Энциклопедический словарь, включающий 86 полутомов

Энциклопедический словарь , состоящий из 43 томов

Энциклопедический словарь , состоящий из 43 томов

 Первым редактором словаря стал профессор и директор Императорского Санкт-Петербургского университета И. Е. Андреевский (1831-1891), приступивший к работе как оказалось в конце своей жизни. Он успел провести редакторскую работу лишь до восьмого тома включительно.

 Начало первого тома предваряет вступительная статья главного редактора:

«Не считаю нужным разъяснять пользу или значение Энциклопедического словаря…». Для объяснения этого термина он предлагает обратиться непосредственно к самому словарю: «Энциклопедия (в пер. с греч. «круг познаний») — так называлась у древних совокупность тех знаний, которыми должен овладеть свободный человек вступая в жизнь«.

И.Е. Андреевский напоминает, что в России уже были попытки выпуска издания справочной литературы: «коротенькие издания» Даля, Толя, Симонова и солидные Энциклопедические словари Плюшара, И.Н. Березина. Те и другие были «весьма замечательные по содержанию» и быстро разошлись. Здесь же Андреевский объясняет, почему принял предложение на выполнение редакторской работы:

«В виду полной, с материальной стороны, обеспеченности этого широкого литературного предприятия я изъявил согласие принять на себя общую редакцию этого Энциклопедического словаря, согласившись с издателями на следующих основаниях этого издания».

Условий у И.Е. Андреевского было три.

Первое: «положить в основу Энциклопедического словаря немецкое тринадцатое издание Брокгауза —  Conversations Lexicon со всеми богатыми приложениями карт и рисунков«.

Второе: «полагая в основу немецкое издание Брокгауза, я извлекаю из него путем перевода все статьи… не требующие изменений. Те же статьи его Лексикона, которые не могут удовлетворить предъявлению строгих требований, я предоставляю себе право изменять, дополнять и совершенно заменять новыми статьями…».

Третье: «все статьи, касающиеся России, а им отводится широкое место, помещаются в Словаре совершенно самостоятельно, представляющие обширный и свежий материал. Все важное и выдающееся, касающееся России …найдет себе место в Энциклопедическом словаре. Задача, поставленная мною, — дать соотечественникам полные и объективные данные как общечеловеческой культуры, так и России «.

В 1891 г. умирает профессор Е.И. Андреевский. К работе над девятым томом приступает новая редакция в лице почетного академика Санкт-Петербургской Академии наук К. К Арсеньева и заслуженного профессора Императорского Санкт-Петербургского университета Ф.Ф. Петрушевского.

 Новая редакция также дает некоторые объяснения, относительно работы над Словарем:

«Со второй половины девятого полутома Словаря начинается ответственность новой редакции. Состав сотрудников, прежних и новых, может служить достаточным ручательством за научную ценность и точность сведений, которые будут даны в Словаре. Не подлежит никакому сомнению, что дело, за которое мы взялись, будет доведено до конца...».

Главное руководство теперь состояло из двух редакторов и целой команды новых специалистов для заведования важными отделами. Общее число сотрудников достигало ста человек.

Новая редакция была полностью готова к выполнению одного из главных условий Андреевского, относительно справочного материала о России:

» Мы решились дать еще больший перевес самостоятельным статьям, в особенности по всем предметам, относящимся к России. Придется даже совсем отказаться от помещения у нас некоторых статей, имеющихся у Брокгауза. Это объясняется не пренебрежением к иностранному, а вполне естественное стремление собрать в русском Энциклопедическом словаре как можно больше русского или касающегося России. Однако он должен сохранить все иностранное —  сколько-нибудь важное, замечательное или необходимое для справок. Словарь должен быть энциклопедическим и в отношении разнородности и многочисленности отделов, его составляющих. Энциклопедический Словарь издается для всех и хотя в нем не может заключаться все должно быть сохранено такое соотношение между предметами, чтобы ни один из них не был подавляем другими отделами». Кроме того, были поставлены четкие требования для авторов: материал должен быть изложен легко, доступно и понятно каждому, но не переходить в «бесцветность и безразличность«. Излагаться объективно, «…авторы статей не должны вдаваться в личную полемику и нарушать спокойный тон, свойственный Словарю. Особенно необходима сдержанность в суждениях о современных русских деятелях, еще не сошедших со сцены«.

В начале ХХ в. новая редакторская команда принимает решение о выпуске дополнительных томов. Первый из них вышел в 1905 г.:

«Вскоре —  еще при жизни первого редактора словаря Андреевского, первоначальный план стал подвергаться изменениям. Русская публика, не располагающая специальными словарями, нуждается … в более исчерпывающем обозрении всех областей знаний. В результате это привело к тому, что переводы и компиляции… уступили место самостоятельным статьям, имеющим характер монографий. Отсюда значительное увеличение объема издания и более позднее его окончание. Отсюда и необходимость дополнения его всем тем, что в к. XIX — н. XX вв. создала, выдвинула вперед или новым светом осветила жизнь«.

Словарь пользовался большим спросом у российской интеллигенции. По воспоминаниям очевидцев, мебельщики даже стали выпускать специальные книжные шкафы под размер словаря.

Параллельно с выходом Энциклопедического словаря из 86 полутомов, в период с 1899-1902 гг. издательство выпустило Малый энциклопедический словарь в трех томах.

6 фрагмент обложки книги, рекламирующей Малый энциклопедический словарь

фрагмент обложки книги, рекламирующей Малый энциклопедический словарь

Словарь включал рисунки, иллюстрации, карты и 29 приложений. Из предисловия: «…редакции была предоставлена возможность пользоваться всеми материалами и средствами большого «Энциклопедического Словаря», благодаря чему издание «Малого Словаря» оказалось обеспеченным в смысле полноты содержания и обилия иллюстраций. Назначение «Малого Словаря» — служить не только справочной книгой, но и пособием для самообразования…». Словарь можно было купить без переплета, заплатив 18 рублей за три тома. За переплет была отдельная цена — 75 копеек. В 1907 — 1909 гг. вышло второе издание Малого Словаря в четырех томах. С 1911 по 1916 гг. выпускался Новый энциклопедический словарь, вышло 29 томов из 48 намеченных.

Печатались и тематические справочные издания. Большее число из них медицинские: Энциклопедический медицинский словарь доктора А. Виларе в пяти томах (1892-1894), Энциклопедия практической медицины в пяти томах (1907-1915), Новый медицинский календарь на 1891 год доктора Г.М. Герценштейна, Элементарный учебник анатомии и физиологии человека французских врачей М. Дюваля и П. Константена (1893). Кроме того, в 1890 г. вышла Справочная и записная книга для едущих в Одессу и Крымские курорты, в 1891г. — Семеновский железнодорожный календарь.

 В 1907 г. в Санкт-Петербурге при бли­жай­шем уча­стии барона Д. Г. Гинц­бур­га открылось Об­ще­ство для на­уч­ных ев­рей­ских из­да­ний, поставившее перед собой цель — «… издавать и распространять научные труды на русском и других языках по истории, культуре и жизни еврейского народа«. Учредителями Общества… стали Ю. Гессен, Д.Г. Гинцбург, Б.А. Каменка, Л.И. Каценельсон и др. В 1907 г. членом Общества научных еврейских изданий стал Илья Ефрон.

 Вскоре, после своего возникновения, Общество… совместно с издательством «Брокгауз и Ефрон» приступило к работе над Еврейской энциклопедией. В её основу положена изданная в Нью-Йорке в 1901—1906 гг. первая еврейская энциклопедия на английском языке «Jewish Encyclopedia». Одним из редакторов энциклопедии был барон Гинцбург — рос­сий­ский во­сто­ко­вед, геб­ра­ист, ара­бист, пи­са­тель и председатель еврейской общины Санкт-Петербурга. Благодаря его поддержке, моральной и материальной, осуществление этого «проекта» стало возможным. Совместная работа Общества для научных еврейских изданий и издательства «Брокгауз-Ефрон» стала для Ильи Абрамовича, еврея по рождению, пожалуй одной из главных.

Титульный лист первого тома Еврейской энциклопедии

Титульный лист первого тома Еврейской энциклопедии

Энциклопедия выходила в течение пяти лет с 1908 — 1913 гг., включает 16 томов и содержит более 21тыс. статей. Полное название издания — «Еврейская энциклопедия. Свод знаний о еврействе и его культуре в прошлом и настоящем». Первый том вышел под общей редакцией доктора А. Гаркави и доктора Л. Каценельсона. Это первый крупный энциклопедический свод знаний о еврействе на русском языке, который не утратил своей актуальности и в ХХI веке. В предисловии читаем: «Редакция русского издания сочла нужным внести поправки и дополнения…, разработала отделы, касающиеся истории евреев в Польше, Литве и России…» В работе принимали участие виднейшие представители российской иудаики, гебраистики и востоковедения: А. Гаркави, Д. Гинцбург, Ю. Гессен, С. Дубнов, И. Маркон, Н. Переферкович.

Еврейская энциклопедия выходила в двух изданиях, о чем сообщалось на титуле книги: «Одно издание на обыкновенной бумаге в прочном переплете, цена 60 р. Другое издание на веленевой бумаге в роскошном кожаном переплете, цена 100 р.» Надо сказать, что дифференцированный подход к читателю был хорошей отличительной чертой издательства.

Книжная серия "Библиотека великих писателей"

Книжная серия «Библиотека великих писателей»

В период 1901-1915 гг. вышло серийное литературно-художественное издание «Библиотека великих писателей», так называемая «двадцатка». Предполагалось выпустить произведения пятнадцати авторов. Вышло лишь пять, общим количеством томов — двадцать книг. Это большеформатные иллюстрированные собрания сочинений Ф. Шиллера, В. Шекспира, Дж. Байрона, А. С. Пушкина, Ж.- Б. Мольера. Роскошь изданий дает нам право остановиться на их описании чуть подробнее.

 Все двадцать томов «одеты» в полукожаный составной издательский переплет с золотым тиснением на корешке. Корешок имеет ложные бинты, и со стороны кажется «французским». Между поперечными золотыми линейками — название серии, автор и нумерация тома, внизу издательство «Брокгауз и Ефрон». Различие лишь в цветовой гамме и дизайне переплетных крышек. Великолепен титульный лист художника Е. Е. Лансаре (1875-1946), который украшает все тома серии[12].

Титульный лист полного собрания сочинений Байрона. Книжная серия "Библиотека великих писателей"

Титульный лист полного собрания сочинений Байрона. Книжная серия «Библиотека великих писателей»

По градации В.И. Анисимова (1870-1932) — ученого, полиграфиста и историка книги, такие переплеты относятся к категории прочных, именно они дошли до нас через столетия: «Полукожаный переплет имеет гладкий кожаный корешок, с оттиснутыми линейками, титулом книги и некоторыми орнаментальными украшениями«[13].

К сожалению, информации о мастере переплета издатели не сообщают. Хотя со второй половины XIX в. некоторые мастерские на переплетных крышках ставили собственные клейма-ярлыки. В нашем случае на книгах издательства «Брокгауз-Ефрон» подобных клейм нет. Скорее всего, переплетные работы производились непосредственно в мастерской типографии.

 Издание сочинений предваряет вступительная статья главного редактора С.А. Венгерова, сумевшего привлечь к работе над книжной серией «Библиотека великих писателей» крупнейших литераторов, поэтов, переводчиков. Читая вступление, понимаешь, насколько тщательно и ответственно подошла к работе редакторская группа.

Первым стало собрание сочинений Ф. Шиллера в четырех томах. Крышки переплёта обтянуты коричневым коленкором. Корешок и углы из темно-зеленой кожи, «мраморный» обрез.

В предисловии первого тома С.А. Венгеров четко сформулировал главную задачу настоящего издания:

«…передать произведения великого поэта в возможно точных переводах. …путем историко-литературных комментариев помочь читателю легче усвоить значение произведений, отделенных от нас целым столетием… Этой же задаче содействуют и иллюстрации. В состав настоящего собрания входят переводы Жуковского, Достоевского, Тютчева, Фета, Аксакова и др. Но очень многое пришлось перевести заново. Иллюстрации в тексте представляют собой комбинацию наиболее удавшихся немецких, так называемых «роскошных» изданий. Биография Шиллера иллюстрирована 60-ю рисунками и портретами, некоторые из них публикуются впервые. Стихотворения иллюстрированы рисунками из роскошного фотографического юбилейного издания Котты 1859 г. и «роскошного» немецкого издания сочинений Шиллера, вышедшего под редакцией поэта Фишера. Настоящее издание представляет собой первую не только в русской, но и в западно-европейской литературе попытку соединить внешние достоинства «роскошных» изданий Шиллера с историко-литературной обстоятельностью».

Переплет издания Шиллера. Книжная серия "Библиотека великих писателей"

Переплет издания Шиллера. Книжная серия «Библиотека великих писателей»

С 1902 — 1904 гг. в «Библиотеке…» вышло собрание сочинений Шекспира в пяти томах. Отличительная особенность переплета — серый цвет коленкора. На передней переплетной крышке эмблема: орел, восседающий на щите, одна из лап которого опирается на копье, вонзающееся в щит.

Переплет издания Шекспира. Книжная серия "Библиотека великих писателей"

Переплет издания Шекспира. Книжная серия «Библиотека великих писателей»

Это пятое издание сочинений Шекспира на русском языке. Издатели поставили перед собой цель: «собрать все, что связано с именем Шекспира». Большое количество иллюстраций, выполненных в технике автотипии, фототипии, гелиогравюры и хромолитографии. Титульные рамки, многочисленные заставки, концовки украшены великолепным орнаментом, архитектурой, предметами этнографии того времени. Например, в пьесах, место действия которых Италия, перед читателями пройдет ряд зданий Ренессанса, в исторических хрониках из английской жизни —  быт средневековой Англии и т.д. Сам Венгеров говорит: «Настоящее издание может быть названо: Шекспир в иллюстрациях лучших художников…».

Переплет издания Байрона. Книжная серия "Библиотека великих писателей"

Переплет издания Байрона. Книжная серия «Библиотека великих писателей»

За два года с 1904-1905 гг. вышел трехтомник сочинений английского поэта-романиста Байрона. Отличительная особенность переплета — на передней крышке зеленого коленкора тиснение золотом факсимиле автора. Настоящее издание является первым полным собранием сочинений Байрона на русском языке. За основу взято английское издание в тринадцати томах Э. Кольриджа и Р. Протеро. В русском варианте впервые публикуются около 150 отдельных стихотворений, драматические произведения, проза, извлечения из переписки дневников Байрона. Все три тома богато иллюстрированы гравюрами. В статье «От редакции» С.А. Венгеров пишет:

«Мы даем собрание всех интересных иллюстраций к данному писателю. Настоящее издание является первой попыткой в европейской литературе собрать все замечательное чем когда-либо иллюстрировались сочинения и биография Байрона. Мы получили возможность дать снимки непосредственно с оригиналов, а гелиогравюры напечатаны в издательстве Ф.А. Брокгауза в Лейпциге».

С 1907 по 1915 вышло собрание сочинений А.С. Пушкина в шести томах. Переплет и форзац выполнены в зеленой цветовой гамме. Отличительная особенность в украшении переплетной крышки оттиском барельефа А.С. Пушкина.

Переплет издания Пушкина. Книжная серия "Библиотека великих писателей"

Переплет издания Пушкина. Книжная серия «Библиотека великих писателей»

 Издатели постарались на совесть, оно действительно получилось великолепным. Недаром С.А. Венгеров оценивает его, как «роскошное издание Пушкина«. Издатели обратили особое внимание на стильность орнамента. Использованы заставки, виньетки, концовки, взятые из французских книг XVIII в. Некоторые тома орнаментированы старорусскими стилем. Кроме того, был специально заказан шрифт пушкинского времени, выдержано пушкинское правописание. Каждый том снабжен большим количеством комментариев.

Редакторская группа поставила перед собой цель, выпустить не только собрание сочинений великого поэта, но и опубликовать все существующие на тот момент исследовательские наработки пушкинистов. Здесь можно найти большое количество портретов как самого поэта, так и его родственников, друзей, писателей, с кем связывала его жизнь. Венгеров пишет: «Многое разыскано для настоящего издания и появится впервые. В издании … найдут место картины Брюлова, Ге, Репина, Крамского, Айвазовского…, писанные на пушкинские сюжеты «.

В начале ХХ в. издательстве «Брокгауз и Ефрон» вышел ряд книжных серий для самообразования: «Библиотека самообразования», «Библиотека естествознания», «Библиотека промышленных знаний.» Все они являлись бесплатным приложением к журналу «Вестник и Библиотека Самообразования» (1903-1905). Это были дешевые издания, доступные для малообеспеченных слоев общества.

 В качестве примера предлагаем рассмотреть книгу «Теория развития» (1904), обложка которой декорирована черно-белым рисунком из цветочных розеток и виньетками. Имя автора дизайна обложки можно увидеть в нижнем правом углу —  М. Л. Маймон[14].

Фирма «Брокгауз и Ефрон» за тридцать два года своего существования пережила три классические стадии развития: подъем, расцвет и упадок. Е.И Баренбаум приводит следующую статистику: «…в первые пять своего существования (1898-1903) Акционерное общество получало до 100 тыс. руб. чистой прибыли, то в 1905 г. она упала до 7736 руб. К 1911 г. издательство еле сводило концы с концами, а 1914 год закончило с убытком в 1044 рублей«[15].

Стремясь к увеличению числа подписчиков и, соответственно к росту прибыли, издательство Брокгауза и Ефрона впервые в России ввело в практику продажу книг в рассрочку. Издания высылались покупателям с таким расчетом, чтобы их суммарная стоимость при минимальном месячном взносе в один рубль могла быть выплачена в течение 10-12 месяцев.

В годы первой мировой войны положение издательства переживает кризис, продажа книг резко падает, нехватает не только бумаги, но и квалифицированных рабочих-полиграфистов. Но даже в этот период выходят четыре капитальных издания: «Общая история европейской культуры», «Человек и Земля» Ж.Э. Реклю, «История инквизиции» Г. Чарльза Ли, «Эллинская культура».

В [1915 г.] вышла книжная серия «Библиотека русских классиков» под редакцией В.В. Калаша и предполагавшая издание сочинений Грибоедова, Крылова, Пушкина, Гоголя, Лермонтова. Скромные по оформлению, они имеют одну особенность. В этих изданиях мы видим изображение издательской марки. На стилизованном щите овальный медальон, по краю которого текст «Акц. О-во Брокгауз-Ефрон». Внутри «медальона» изящный вензель из двух буквы «Б» и «Е»[16].

Издательский знак

 В 1917 г. умирает Илья Абрамович Ефрон. В некрологе говорилось: «Русское издательство утратило одну из крупнейших и оригинальнейших фигур…». За двадцать восемь лет деятельности фирмы под руководством И.А. Ефрона было выпущено  236 названий — 588 изданий [17].

Архивных документов о судьбе типографии и издательства после 1917 г. сохранилось немного. Тем ценнее источники нарративные, включающие воспоминания очевидцев тех далеких событий. К самыми ценными бесспорно относятся воспоминания Арона Филипповича Перельмана (1876-1954), основателя журнала «Еврейский мир», Еврейского историко-этнографического общества, последнего владельца и руководителя издательства «Брокгауз-Ефрон». В 2009 г. вышла книга А.Ф. Перельмана «Воспоминания», где одна из глав так и называется «В издательстве «Брокгауз и Ефрон». Тираж книги был небольшой, и сегодня она является библиографической редкостью. Благодаря ее электронному варианту, опубликованному на сайте М. Берковича «Заметки по еврейской истории«, мы можем рассказать о судьбе издательства и типографии после 1917 года [18].

Елена Рабинович — внучка А.Ф. Перельмана вспоминает: «Обладая незаурядным организационным талантом, ярче всего Арон Филиппович сумел проявить его в издательском деле. В1906 году, сразу по приезде в Петербург, он стал работать в издательстве «Ф.А. Брокгауз — И.А. Ефрон»: начал с небольшой должности, к 1915 году был ответственным управляющим и главой «Нового энциклопедического словаря», а в 1918-м, после эмиграции А.И. Ефрона, [Альберт Ильч] возглавил издательство уже в качестве владельца».

Здесь нужно уточнить, кто такой Альберт Ефрон? Опираясь на данные генеалогического сайта и документы, предоставленные Верой Ефрон, мы знаем, что у Ильи Абрамовича Ефрона и его жены Саломеи Наумовны Тикочинер родилось шестеро детей: Тереза (1865), Генрих (1870), Ипполит (1871), Иероним (1874), Альберт (1880), Наоми[19] .

 После смерти отца Альберт, младший сын И.А. Ефрона, принял типографию и издательство. К сожалению, он не стал истинным продолжателем семейного дела. А.И. Ефрон увлекся автомобилями, стал профессиональным гонщиком, являлся членом Санкт-Петербургского Автомобиль-Клуба (СПАК), неоднократно принимал участие в автомобильных гонках. На сегодняшний день он входит в список пионеров русского автомобилизма[20] .

По воспоминаниям А.Ф. Перельмана он «…не способен был заменить предшественника, незаурядно талантливого организатора и опытного издателя…. А.И. Ефрон гораздо больше интересовался автомобильным спортом, чем издательским делом… Судьба автомобилей интересовала его гораздо больше судьбы семейного предприятия. В издательство, владельцем и директором-распорядителем которого он формально оставался, Ефрон являлся только для того, чтобы время от времени подписывать документы, требовавшие его подписи».

 В 1917 г., с приходом к власти Советов, ситуация в стране кардинально изменилась. Многие частные книгоиздательства вынуждены были прекратить свое существование. К концу 1918 г. из крупных дореволюционных издательств остались лишь немногие, в число «счастливчиков» вошло и издательство «Брокгауз-Ефрон». К этому времени оно находилось в довольно плачевном положении, «в состоянии полного развала». Кризис в работе начал проявляться еще в годы первой мировой войны. Издательство, продававшее книги по подписке, в кредит и с рассрочкой, потеряло многих своих подписчиков и должников. Все это имело печальные последствия. Издательская деятельность практически прекратилась, книжные склады расхищались. На грани развала была и типография, работавшая лишь по заказам железнодорожных управлений.

В 1918 г. А.И. Ефрон эмигрировал, и работу издательства возглавил А.Ф. Перельман, который поставил перед собой цель — спасти «дело» И. Ефрона.

«Мне выдали генеральную бессрочную доверенность на управление всеми делами издательства в качестве директора-распорядителя… мне было предоставлено право распоряжаться «всем движимым и недвижимым имуществом, принадлежащим акционерному обществу «Брокгауз и Ефрон». Первой моей задачей было покончить с бесхозным состоянием издательства и его подсобных предприятий, довести до сведения всех и в первую очередь служащих, что явился хозяин, без ведома и распоряжения которого ничто не может быть предпринято. Я, конечно, должен был прежде всего приостановить этот организованный безудержный грабеж» — вспоминает Перельман.

 Неразбериха, полная бесхозяйственность царили в распределении литературы: «Наш большой словарь, например, рассылался по полковым библиотекам, а там, как нам потом рассказали, им пользовались как бумагой для цигарок…». Новое руководство пыталось сделать все, чтобы сохранить престиж крупного и серьезного издательства, хотя сделать это становилось с каждым днем все труднее. О возобновлении издания Энциклопедического словаря или классиков литературы уже никто и не мечтал: «Редакция разбрелась, связь с подписчиками была потеряна, цены на все работы выросли, достаточного запаса бумаги не было…».

В это время было принято решение о выпуске небольших, но серьезных изданий —  учебной литературы. Встала новая проблема —  бумага. Те остатки, что хранились на складах издательства, катастрофически заканчивалась. Не имея большого опыта в коммерческих делах, А. Перельман, пытаясь осуществить покупку необходимой бумаги, попал в сложную ситуацию. Далее арест и «Дом предварительного заключения», но к счастью, ненадолго. Вскоре, после освобождения, типографию все же национализировали. И тут, новая беда —  пожар: «… на рассвете, ко мне на квартиру явился старик дворник нашего дома, разбудил меня и глухим трагическим голосом доложил: «Дом на Прачечном сгорел».

После повреждений, вызванных пожаром в 1922 г., здание было частично перестроено и достроено до четвертого этажа [21]. Позже дом был восстановлен и передан безвозмездно обществу «Старый Петербург», а издательство переехало в новое помещение по адресу Гостиный двор 152, 153.

 Упорный А.Ф. Перельман все еще надеялся возобновить работу по выпуску словаря: «…я цепко держался за нашу типографию. В ней имелось еще некоторое количество старых работников, сохранились около трех тысяч пудов специально отлитого для словаря шрифта «Borges», матрицы всех вышедших томов старого (восьмидесятишеститомного), нового (вышло двадцать восемь томов) и малого словарей, а также клише всех иллюстраций». Он дважды побывал в Германии, где встретился со старшим наследником фирмы — Фрицем Брокгаузом для знакомства с работой немецкого издательского дела. Его поразила четко отлаженная система работы, где о послевоенной разрухе не было и речи.

В 20-е гг. в условиях новой экономической политики положение несколько изменилось. На Х съезде партии была провозглашена «культурная революция», основной целью которой стала ликвидация в стране неграмотности. Государственное издательство страны к 1920 г. выпустило шесть тысяч букварей, но этого катастрофически не хватало. Работа многих издательств, в том числе частных, была переориентирована на выпуск учебной литературы.

Большая часть книг, изданных в период 20-30-х гг. ХХ столетия представляла собой книжные серии для самообразования и просвещения. Это была учебно-педагогическая, историко-краеведческая и искусствоведческая литература. Внешний вид «советских» изданий был очень прост: мягкая черно-белая обложка, дешевая бумага, отсутствие иллюстративного материала.

 Несмотря на сложности российской действительности, в последнее десятилетие своей деятельности, издательство продолжало выпускать и высокохудожественные произведения: «Петербург Достоевского» Н.П. Анциферова (1923), «Пушкин в театральных креслах» Л.П. Гроссмана (1926) и др.

Здесь уместно вспомнить, что Илья Абрамович Ефрон был знаком с Ф.М. Достоевским (1821-1881) и не только. О их общении рассказывает митрополит Антоний (А. Храпо­вицкий (1863-1936): «… мы слышали от достопочтен­ного старца Ефрона (крещенного еврея), сделав­шего мне последнее на смертном одре. Он лично хорошо знал Достоевского и многих других ли­тераторов…». Только здесь в воспоминаниях митрополита мы встречаем информацию о крещении Ильи Ефрона [22].

К 1925 г. на книжном рынке страны все меньше остается частных предпринимателей, которые не выдерживали конкуренции с государственной книжной торговлей. За период с 1925-1926 гг. только в Москве и Ленинграде число частных предприятий сократилось на сорок восемь единиц. В 1927 г. не менее 85% всей книжной продукции частников распространяли государственные книготорговые органы [23].

К 1930 г. все частные издательства были ликвидированы. Издательство «Брокгауз и Ефрон» перестало существовать, часть работников перешла в издательство «Academia».

В конце любой творческой работы всегда возникает вопрос — что на сегодняшний день известно об объекте исследования? Автору статьи «улыбнулась удача» — в мировом интернет-пространстве удалось найти правнучку знаменитого книгоиздателя и типографа — Веру Андреевну Ефрон (1959), родственницу по линии сводного брата Ильи Абрамовича Ефрона — Густава (1863). 

В.А. Ефрон — уроженка г. Новокузнецка, выпускница Ленинградского университета. В период 1976-1981 гг. жила в Ленинграде. В 1989 г. эмигрировала в Швецию. В настоящее время живет в Стокгольме, писатель, автор четырнадцати книг на военно-историческую тему.

Вера Ефрон, правнучка Ильи Ефрона. г. Стокгольм, январь, 2018 г.

Вера Ефрон, правнучка Ильи Ефрона. г. Стокгольм, январь, 2018 г.

Ящики с выдвижными ячейками - "кассами" для хранения букв из типографии И.А. Ефрона, хранятся в доме В. Ефрон. Снимок, выполнен В. Ефрон. г. Стокгольм, январь, 2018 г.

Ящики с выдвижными ячейками — «кассами» для хранения букв из типографии И.А. Ефрона, хранятся в доме В. Ефрон. Снимок, выполнен В. Ефрон. г. Стокгольм, январь, 2018 г.

 

 

Вспоминает Вера Андреевна Ефрон: «В 90-е гг. ХХ столетия мне удалось встретиться с одним из служащих издательства, начинавшим там работать еще мальчиком. С его слов, Илья Абрамович был очень строгим руководителем и бездельников не терпел. Работал самоотверженно и требовал такую же отдачу от всех остальных. Когда он быстрой походкой проходил по коридорам издательства, все прятались» [24]. И сегодня в доме Веры Ефрон хранятся и стоят на почетном месте «золотые корешки» Энциклопедического словаря знаменитого прадеда.

ПРИМЕЧАНИЯ

[1] Еврейская энциклопедия : Свод знаний о еврействе и его культуре в прошлом и настоящем. Т. 5. —  Санкт-Петербург, 1908-1913. —  С. 572-597

[2] Там же. С. 533

[3] Из семейного архива В.А. Ефрон  (Швеция, г. Стокгольм)

[4] Там же.

[5] Там же

[6]   Бейзер М. Евреи в Петербурге. — Иерусалим, 1989. — 320 с. [Электронный ресурс].

[7]  Ириновско-Шлиссельбургская узкоколейная железная дорога — уникальная частная узкоколейная магистраль построенная в конце XIX века в окрестностях Санкт-Петербурга.

[8] Баренбаум И.Е. История книги. Ч.1. Книга России до 1917 г. — М., 1960. — С. 136-138

[9] Румянцева Т.Н. «Брокгауз и Ефрон» — Издательство // Три века Санкт-Петербурга. Энциклопедия. Девятнадцатый век. кн. 2. —  В трех томах. Т.2. — С.- Петербург, 2004. — С. 405-407

[10]  ЦГИА (Центральный государственный исторический архив С-Петербурга) Ф. 513. Оп. 97. Д. 364;  там же; Ф. 515. Оп. 1. Д. 2405.// [Электронный ресурс].

[11] Баренбаум И.Е. Книжный Петербург:  Три века истории: Очерки истории изд. дела и кн. торговли.-  СПб.,  2003. — С. 302

[12] Консультация об особенностях дореволюционного переплета получена у зав. сектором НИО редких книг Российской государственной библиотеки  (г. Москва) — М.Б. Золотовой

[13] Анисимов В.И.  Книжный переплет: Краткий конспект по истории  и технике переплетного дела. — Петербург, 1921.  С. 47-48

[14]  Моисе́й  Льво́вич Ма́ймон (1860-1924) — российский художник, живописец. Выпускник Императорской Академии художеств в Санкт-Петербурге, член Еврейского общества поощрения художеств. Многие картины художника посвящены сюжетам еврейской истории и персонажам библейских легенд

[15] Баренбаум И.Е. Книжный Петербург:  Три века истории: Очерки истории издательского. дела и книжной торговли. — СПб,  2003. — С. 303

[16]  Можно предположить, что автором издательской марки является художник Е. Лансаре, выполнивший оформление титульных листов к собраниям сочинений книжной серии «Библиотека великих писателей»

[17] Каталог изданий Акционерного общества «Издательское дело», бывшее «Брокгауз-Ефрон».  — Петроград, 1915. — 16 с.

[18]Перельман А.Ф. Воспоминания. //[Электронный ресурс].

[19]Личный архив В.А. Ефрон; [Электронный ресурс].

  [20] [Электронный ресурс].

[21]ЦГАЛИ СПб.( Центральный государственный архив литературы  и искусства С-Петербурга)  Ф. 32. Оп. 1. Д. 81, 1922-1925 г, 31 л. [Электронный ресурс].

[22][Электронный ресурс].

[23] История книги/ Под редакцией А.А. Говорова, Т.Г. Куприяновой —  М., 2001. — С. 302-303

[24] Запись беседы с респондентом В.А. Ефрон состоялась  в ноябре 2017 г.   

Share

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

AlphaOmega Captcha Mathematica  –  Do the Math