©"Заметки по еврейской истории"
  июль 2018 года

Алекс Резников: Иерусалимская колонка

Еще Горький неоднократно упоминает «лукаво прищуренные, зеленые, смеющиеся глаза» Мальвы. Все это невольно вызывает у читателя ассоциации со столь же экзотичным цветком под названием мальва (на иврите хелмит). Тем цветком, который до поздней осени цвел в саду дома Цветаевых в Тарусе.

Алекс Резников

Иерусалимская колонка

(продолжение. Начало в № 4/2017 и сл.)

Алекс Резников

Цветочные улицы

Иерусалим ― один из тех городов планеты, в названиях улиц которого отражается все многообразие окружающего мира. Для меня было открытием увидеть в иерусалимских районах «цветочные улицы». Захотелось побольше рассказать о них не только жителям этих улиц, но и всем любителям природы, «болеющим» за еврейский Иерусалим даже вот в таких необычных его проявлениях.

Улица ЖАСМИН
Район Гило. Рядом с улицей Вардинон
12 мая 2011 года в итальянской газете «Ла Република» появилась заметка следующего содержания:

«Китайский режим определил своего последнего врага: жасмин. В последние дни, после арестов диссидентов, полиция получила новый приказ: выкорчевать посадки символа нации и запретить продавать жасмин, который в Китае ассоциируется с гармонией и процветанием».

На первый взгляд, решение властей окутано тайной и непонятно для населения. Но все можно объяснить следующим образом. Начиная со второй недели февраля, после того, как в Северной Африке вспыхнули революции, китайский интернет стали сотрясать анонимные призывы к протестам против насилия со стороны властей и за свободу слова. Загадочные бунтовщики призывали китайцев молча выходить на улицы каждое воскресенье с цветами жасмина в руке. В Пекине и Шанхае кое-кто решил последовать призыву и оказался в тюрьме.
Для жасмина в Китае начались трудные времена. Его название было вычеркнуто из Всемирной сети. Любое сообщение, содержащее слово жасмин в китайском написании, вымарывается цензурой. Отменен знаменитый международный жасминовый фестиваль в Гуанси. Несмотря на то, что «революционный вирус» не заражал Китай, для жасмина, а также для тех, кто выращивает это растение или торгует им, разразилась катастрофа».
Прочитав эту заметку, хочется воскликнуть: «Бедный жасмин!». Но ― какой же он бедный? Наоборот, он богатый, потому что любим миллионами простых людей во всем мире. Ну, а то, что власти отдельно взятой страны запрещают этот цветок, это их проблемы, а не его.
Жасмин (имя-то у него, можно сказать, интернациональное, потому как на всех языках звучит одинаково) принадлежит к тому же семейству, что и (олива) маслина. Название происходит от персидского слова Ясмин, которое означает благоухающий цветок. Таково и персидское женское имя.
Персия ― возможная родина жасмина. Однако с не меньшими основаниями на это претендует Индия, где жасмин издавна рос в Гималаях.
Одно из самых ранних упоминаний о жасмине содержится в Талмуде, где он наряду с шафраном и нарциссом причисляется к ароматическим и лечебным растениям. В числе других благовоний его в больших количествах ввозили в Страну Израиля. Активно пользовались им модницы, поскольку жасмин входил в состав ряда косметических средств.
Сегодня без жасмина не обходится ни одно празднество в Индии: из него плетут гирлянды для почетных гостей. На Филиппинах цветами жасмина украшают храмы. Женщины Гавайских островов и острова Борнео вставляют цветки жасмина в волосы. В Индонезии листья растения добавляют в блюда для придания им неповторимого вкуса.
В Китае излюбленным напитком является жасминовый чай. Ему приписывают целебные свойства. Но мало кто знает, как он делается. Чай приготавливают из чайных листьев, которые были специально оставлены непосредственно около сильно пахнущих цветов жасмина, и они приобрели их аромат.
…«Жасмины понеслись по всей комнате», писал Н. Гоголь в «Мертвых душах», подразумевая распространение приятного аромата. Упоминается это растение и в стихах И. Бунина: «Цветет жасмин. Зеленой чашей иду над Тереком с утра…» И далее: «Жасмином пахнет жаркий лес».
Но ученые установили, что русские писатели имели в виду не привычный нам так называемый обыкновенный жасмин, а другой род растения ― садовый, или чубушник кавказский. Назван он так потому, что из его полых стволиков делают оригинальные чубуки для трубок.
Любопытно, что, как и у сирени, среди обычных четырехлепестковых цветов чубушника иногда попадаются пятилепестковые ― обнаружить их считается большой удачей.
Однако же эфирное масло, которое содержат семь процентов выпускаемых в мире духов и одеколонов, делается из цветов настоящих жасминов. Оно очень стойкое и не нуждается в фиксаторах.
Плантации жасмина в странах Средиземноморья журналисты называют рудниками запахов. Условия работы здесь одни из самых тяжелых в мире. Ведь для килограмма эссенции нужно оборвать 700 килограммов небольших белых звездчатых лепестков. Причем делать это можно только ночью, потому что, распустившись около полуночи, они опадают с первыми солнечными лучами. А дальше необходимо побыстрее доставить их на переработку. Для получения одного килограмма масла требуется собрать 7 миллионов цветков, а опытный сборщик срывает за день всего 10-15 тысяч. Не удивительно поэтому, что жасминное масло ― самый дорогой аромат в мире.
…Существует легенда, что любимыми духами Мэрилин Монро были «Шанель № 5», хранящие аромат жасмина. Каждый вечер перед тем, как отправиться спать, актриса ублажала себя каплей (всего каплей!) духов, и «под» этот запах с удовольствием засыпала. Нам бы с вами так!

Улица ХА-ХЕЛМИТ
Район Ир Ганим. Между улицами Мексико и Ха-Нурит
В начале августа 1927 года в преддверии намечающегося очного знакомства Марина Цветаева написала письмо Максиму Горькому. В нем она признавалась: «Одно из первых моих детских, младенческих впечатлений ― слово «Мальва» ― то ли наша, осенняя, на клумбе в Тарусе, то ли Ваша, из уст матери, тогда совсем молодой».
Действительно, Мальва ― одна из самых любимых горьковских героинь, о которой в одноименном рассказе говорится:

«Щеки у нее были смуглые, полные, губы сочные, ― полураскрытые задорной улыбкой, они вздрагивали. Розовая ситцевая кофта как-то особенно ловко сидела на ней, обрисовывая круглые плечи и высокую, упругую грудь».

Еще Горький неоднократно упоминает «лукаво прищуренные, зеленые, смеющиеся глаза» Мальвы. Все это невольно вызывает у читателя ассоциации со столь же экзотичным цветком под названием мальва (на иврите хелмит). Тем цветком, который до поздней осени цвел в саду дома Цветаевых в Тарусе.
Современник Горького Саша Черный посвятил мальве-цветку проникновенные поэтические строки:

…В яру безвестном
Мальва цвет свой раскрывает
С бескорыстием чудесным…
В этой мудрости извечной
Смысл божественного свитка…

Мальва ― один из тех цветков, который не может остаться незамеченным. Тем более, что она не прячется в каких-то непроходимых дебрях (поскольку с трудом переносит даже небольшое затемнение), а растет главным образом на открытых пространствах, солнечных склонах, у стен домов.
Семейство мальвовых насчитывает около 85 родов и до 1600 видов, распространенных преимущественно в тропических и субтропических, а отчасти также в умеренно-теплых областях обоих полушарий.
Наиболее распространенные виды мальвы представляют из себя высокий, иногда доходящий до 120 сантиметров, кустарник с мощным корнем. В пазухах длинночерешчатых листьев содержатся по несколько цветков пурпурного, лилового, розового или белого цвета. Любопытно, что запаха у цветков нет, о чем как-то упомянул А. Платонов: «…прелестная мальва, которая ничем не пахла, несмотря на красоту цветов».
Русское название мальвы, по некоторым предположениям, происходит от греческого слова мягкий, что, видимо, связано с обилием слизи в этом растении. В народной медицине мальвовые чаи, настои и отвары применяли как смягчающее средство при воспалении полости рта и горла. Еще Плиний Старший отмечал: «Кто пьет ежедневно чай из мальвы, тот защищает себя от случайных заболеваний».
Листья, стебли, семена и даже цветки мальвы широко употреблялись в пищу еще в Древней Греции, о чем говорится в «Трудах и днях» Гесиода: «Сколько нам мальвы полезны…». Между прочим, бамия, которую сегодня можно приобрести на рынке Махане Иегуда, также относится к семейству мальвовых.
В России до сих пор популярно старинное название цветка: просвирник (от его сходства с просфирой ― церковным хлебцом), хотя в разных областях мальву зовут то калачиками, то Ивановым тополем, то сырной травой, то кошачьим сыром, то конским тополем, то дворовой травой.
На Ближнем Востоке мальва также известна с незапамятных времен. Ал-Багдади в «Книге уведомления и рассмотрения дел виденных и событий, засвидетельствованных на земле Египта» описывал обнаруженные им два вида мальвы: садовую и дикую. Первая более водянистая и сочная, чем вторая. Ее выращивают в большинстве своем на огородах и готовят с ней мясо. А еще один вид мальвы, который повстречался Ал-Багдади, носил название ал-шушандиба, что в переводе с арабского означает… еврейская мальва. Не приводя никаких объяснений данному названию, автор сообщил, что данный вид представляет из себя

«нечто среднее между садовой и дикой мальвой, а потому его питательность меньше, чем у садовой, и больше, чем у дикой мальвы».

Трактат Кидушим Вавилонского Талмуда описывает праздничный пир, устроенный царем Янаем в честь одной из своих военных побед. Там упоминается мальва, считавшаяся пищей бедняков:

«Как-то царь Янай предпринял поход в пустыню Кохалит [в Трансиордании] и захватил там шестьдесят городов. По возвращении он устроил праздничный пир, куда пригласил всех мудрецов Израиля. Сказал им царь: наши предки, строившие Второй храм, ели мальвы ― будем же есть мальвы в память о наших предках. Подали мальвы на золотых блюдах, и они ели».

Значение мальвовых выходит далеко за пределы их лечебной или пищевой ценности. К этому семейству принадлежит хлопчатник ― важнейшая техническая культура. Длинные и прочные волоски, окутывающие его семена, используются при производстве ваты, а также перерабатываются на пряжу для изготовления различных тканей. Мальвовые также дают прочное лубяное волокно, из которого делают мешковину и брезент, веревки и канаты. Масло из семян хлопчатника применяют в производстве мыла, свечей, а также употребляют в пищу.
В иерусалимском Заповеднике полевых цветов можно увидеть два сорта так называемой штокрозы (садовая мальва, декоративное растение семейства мальвовых с пышными цветками на высоком стебле ― А.Р.): мальва высокая и мальва бесстебельная. Подобно своим сородичам ― мальве мавританской, мальве лесной, мальве мускусной они служат прекрасным декоративным украшением городского пейзажа.
…А мне при взгляде на алые цветы мальвы слышится украинская песня, сохранившаяся в сердце с юношеских лет:

Ти водила мене
У замрiяний гай,
Де чар-зiлля знайдеш,
Де ясний водограй.
I до хати вела,
Там, де мальва росте,
Там де мальва росте,
Та, що кров’ю цвiте.

Ты меня водила
По волшебной роще,
Приворотным зельем
Завлекала в дом,
Там, где над потоком
Мальва расцветает,
Мальва цвета крови
Под твоим окном.
(Перевод Бины Смеховой)

И другая песня, которая сегодня мне напоминает о трагических событиях совсем недавнего времени:

О, мамо рiдна, ти мене не жди,
Менi в наш дiм нiколи не прийти.
З мойого серця мальва проросла
I кров’ю зацвiла…

О мама родная, меня ты не жди,
Идут надо мной проливные дожди,
И мальва сквозь сердце моё проросла,
И кровью она зацвела.
(Перевод Бины Смеховой)

ХА-ЛИЛАХ
Район Ир Ганим Алеф. Рядом с улицей Ха-Карком

У каждого свое представление о счастье. Вот, скажем, что пишет С. Маршак в стихотворении с таким названием:

Как празднично сад расцветила сирень
Лилового, белого цвета.
Сегодня особый ― сиреневый ― день,
Начало цветущего лета.

За несколько дней разоделись кусты,
Недавно раскрывшие листья,
В большие и пышные гроздья-цветы,
В густые и влажные кисти.

И мы вспоминаем, с какой простотой,
С какою надеждой и страстью
Искали меж звездочек в грозди густой
Пятилепестковое «счастье».

С тех пор столько раз перед нами цвели
Кусты этой щедрой сирени.
И если мы счастья еще не нашли,
То, может быть, только от лени.

Я уверен: каждый, кто хотя бы раз видел сирень, которую на иврите называют лилах, согласится с поэтом. Чувство, которое при этом испытываешь, действительно сродни счастью.
Ивритское название сирени происходит от французского слова лилас, что переводится как лиловый. (Русское слово сирень ― несколько видоизмененное название по-латыни Сиринга.)
Действительно, этот род растений семейства маслиновых представляет собой кустарники или небольшие деревья с цветками чаще всего лилового, а также белого, розового и фиолетового оттенков.
«Пятилепестковое счастье», о котором говорит поэт, связано с давним поверьем: если найдешь цветок, который вместо обычных четырех лепестков имеет пять, значит, тебе повезет в жизни.
Родина сирени ― Персия (сегодняшний Иран). Поэтому один из самых популярных сортов (а всего их три десятка) называется персидским. Он является основным компонентов экстракта из цветов, используемого в парфюмерии.
В Европе крестным отцом сирени оказался посол императора Фердинанда I Ангериус Бусбег. В 1562 году он привез саженцы из Константинополя в Вену, где тогда находился турецкий султан Сулейман. Кому предназначалась сирень, остается загадкой. Но в любом случае растение прижилось на чужой почве и стало радовать венцев, а затем и жителей других городов.
Оказалось, что сирень приспосабливается не только к разным почвам, но и к резким перепадам температур. Благодаря этому она получила широкое распространение в России и в XIX веке была неотъемлемой приметой помещичьих усадеб. Ее любили писать русские художники. Едва ли не самое известное полотно на эту тему ― «Сирень» (1900) принадлежит кисти М. Врубеля. Лиловые заросли заполняют все пространство картины и, кажется, простираются даже за ее пределы. В кустах темнеет фигура девушки, похожей на сказочную фею. Сам художник называл ее Татьяной. По его мысли, она призвана воплощать душу сирени.
Прекрасные «портреты» растения оставили В. Поленов («Бабушкин сад»), В. Максимов («Все в прошлом») и др. Они вдохновили поэта К.Р. (Константина Романова) на замечательные поэтические строки, положенные на музыку П. Чайковским:

Растворил я окно…
И в лицо мне пахнула весенняя ночь
Благовонным дыханьем сирени…
Об отчизне я вспомнил далекой,
Где родной соловей песнь родную поет
И, не зная земных огорчений,
Заливается целую ночь напролет
Над душистою веткой сирени.

Интересно, можно ли в Иерусалиме вот так, распахнув в предвечерний час окно, вдохнуть запахи сирени? Раньше я в этом сильно сомневался, поскольку среди местных достопримечательностей кустов сирени никак не мог обнаружить. Но потом, бросив клич в Интернет, обзавелся весьма внушительным списком адресов: Сад Роз возле Кнессета, Библейский зоопарк, Ботанический сад, парки на территории университетских кампусов Хар ха-Цофим и Гиват Рам, монастырь сестер Сиона в Эйн Карем, Парк Независимости. Нашлись «сиренеманы», которые подсказали даже названия улиц, где около домов высажены заветные кусты: Ха-Гдуд Ха-Иври, Банай, Афарсемон…
Отправился я по этим адресам в конце апреля и действительно увидел расцветающую сирень. Немного непривычную для европейского глаза, с более слабым запахом и меньшим количеством оттенков, не такую пушистую, но все же сирень!
А после того, как наши соседи по дому назвали новорожденную дочь именем Лилах, у меня уже не осталось никаких сомнений, что сирень органично «вписалась» в природный пейзаж Святого города!

(продолжение следует)

Share

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

(В приведенной ниже «капче» нужно выполнить арифметическое действие и РЕЗУЛЬТАТ поставить в правое окно).

AlphaOmega Captcha Mathematica  –  Do the Math