©"Заметки по еврейской истории"
  июль 2018 года

Бернд Зергер: Юбилей из ничего

Можно также спорить о том, как через 80 лет обращаться с темой «ариизации» и соответствующим юбилеем фирмы. Но целиком скрыть эту предысторию и с большими издержками праздновать юбилей — это неприемлемо. И тем более в нынешнее время. И также потому нет, что эта история имеет свою собственную человеческую и трагическую стороны.

Бернд Зергер

[Дебют]Юбилей из ничего

Перевод с немецкого Леонида Комиссаренко

Бернд ЗергерКак назло, их все ещё можно видеть в витринах магазинов — рекламные плакаты, по случаю 80-летнего юбилея компании: «Всё для спальни — Штрибель. 1937–2017» и далее: «80 лет кровати Штрибеля — для здорового сна». В том же 2017 году во Фрайбурге мог бы отметить свой юбилей — свой 130-летний юбилей — универмаг еврея Юлиуса Маркса: он был основан в 1887 году, но владельцы вынуждены были продать бизнес в 1937, чтобы спастись за  границей. Их «Кровати и приданное» были «ариизированы» Францем Штрибелем старшим, основателем компании Striebel. В начале октября прошлого года торговый дом Striebel отпраздновал свое 80-летие. Событие отмечено и десятистраничным приложением к данной газете (Badische Zeitung — пер.). На странице 2 семья владельцев, Хамер, представляет себя текстом и фото под заголовком «В течение 80 лет Betten Striebel GmbH является семейным бизнесом». В нем говорится, что Ханс Хамер поступил в компанию в 1980 году как управляющий директор. Позже он стал единоличным акционером компании «Betten Striebel GmbH«. Сегодня в руководстве компании также его жена и сын.

Юбилейные плакаты

Юбилейные плакаты

Автор этой статьи напрасно искал в этой «Истории» хоть какую-нибудь ссылку на еврейскую предысторию и, следовательно, на первоначало этой компании. В это невозможно было поверить, и поэтому пришлось выйти на веб-сайт компании (www.betten-striebel.com). Там отмечается 75-летний юбилей Bettenhaus со следующим предложением: «Текстильный комерсант Франц Штрибель основал компанию в 1937 году. Он все больше концентрировал свои предложения на постельных принадлежностях и приданном и развил компанию до уровня известного в этой отрасли специализированного магазина». Но и здесь нет никаких указаний на то, как Франц Штрибель старший вообще смог основать эту компанию: как и тысячи других, воспользовавшихся результатами преследования евреев, он купил хорошо управляемый бизнес по бросовой цене. И сделал это целенаправленно: в декабре 1936 года он сначала приобрел четыре земельных участка со зданиями на Rotteckplatz (сегодня Rotteckring), в общей сложности 430 квадратных метров.

Торговый дом Julius Marx, 1925 год

Торговый дом Julius Marx, 1925 год

При цене в 99 000 рейхсмарок (в документах речь идёт то о 90 000, то о 105 000 рейхсмарок) покупки была, безусловно, выгодной сделкой, потому что рыночная стоимость земельного участка, на котором стоял магазин Юлиуса Маркса, была примерно в три раза выше.

Компанию же Julius Marx, которая с 1925 года считалась «ведущим торговым домом» Фрайбурга, приобрел Франц Штребель старший ещё более выгодно. За склад товаров стоимостью 45000–50000 рейхсмарок, он заплатил только 20000. Инвентарь магазина он получил вообще бесплатно. Полную стоимость Штребель, даже если бы захотел, заплатить всё равно не смог бы — нацисты такие «льготы» евреям не позволяли. Владельцем компания Julius Marx был тогда Эрнст Ротшильд, родившийся в 1895 году в Михельштадте зять умершего в 1925 году основателя компании Юлиуса Маркса.

ЭрнстРотшильд якобы сам предложил ему компанию, так говорит  Штрибель старший в одном из писем 1947 года.

После вычета ипотеки на землю и обязательств по бизнес-операциям Ротшильду осталось от продажи почти 50 000 рейхсмарок, которые сразу же были блокированы налоговой инспекцией из-за фактических и предполагаемых налоговых задолженностей. Денег хватило только на то, чтобы получить для себя и жены Лотты, родившейся в 1896 году во Фрайбурге,

Лотта

жизненно важное «Свидетельство налогового оформления» без которого выехать было невозможно. С десятью марками на человека — больше не разрешалось — покинули они родину. Вот в такой обстановке срочной «ариизации» происходило приобретение земли и бизнеса.

Хотя и значительно ниже истинной стоимости, но в основном сделка реально осуществилсь — в объявлении об открытии «Bettenhaus Striebel» 26 февраля 1937 года в газете Freiburger Zeitung новый владелец поставил всё на антисемитскую карту: «Этот торговый дом на Rotteckplatz в субботу, 27 февраля 1937 в 9 часов утра откроется вновь как немецкий гешефт», — как будто бы до тех пор там жили незнакомцы с востока. В объявлении от 2 марта 1937 года компания Striebel даже добавила ещё раз: «Фрайбуржцам представляется «новый, хороший торговый дом с нужными товарами и правильными ценами».

С этим объявлением в газете Freiburger Zeitung фирма Штрибель перенимает торговый дом Julius Marx

С этим объявлением в газете Freiburger Zeitung фирма Штрибель перенимает торговый дом Julius Marx

То, что в обоих объявлениях можно прочесть под новым логотипом компании «ранее Julius Marks» было для Эрнста и Лотты Ротшильд, в то время еще задержавшихся во Фрайбурге, не признанием, а позором. В июне 1937 года оба добрались поездом до Гавра и оттуда пароходом «Вашингтон» в Нью-Йорк. Несколько дней спустя пара продолжила путь через Панамский канал в Калифорнию, где они в конце концов обосновались в Окленде. Почему именно здесь? В Окленде с давних живет много людей с фамилией Ротшильд, можно предположить, что среди них были и родственники Эрнста Ротшильда.

Можно подумать, что опять всё хорошо кончилось. Но это не так. Пять близких родственников Эрнста Ротшильда, в том числе его невестка Ида Маркс, урождённая Гольдшмидт, из Фрайбурга и его братья Луи и Мориц Ротшильд были убиты нацистами. Судьба других неизвестна. Все это и многое другое, можно почерпнуть из 37-страничного документа, который автор после двух месяцев интенсивных исследований передал компании Betten Striebel в декабре 2017 года, — присоединив, конечно, и некоторые вопросы, в том числе: почему они в своих публикациях упорно, ни единым словом не упоминают о еврейской предыстории торгового дома.

Магазин Stribel, 1941 год

Магазин Stribel, 1941 год

То, что эта предыстория существует, компании Striebel доказуемо известно — из статьи BZ от 13 июня 2016 года. В конце января 2018 года, наконец, удалось дозвониться до Ханса Хамера. Разумеется, г-н Хамер после разговора получил его стенограмму. Затем пришёл ответ, что это был «частный телефонный звонок», и он не согласен с публикаций, даже фрагментарный. Но документацию Ханс Хамер до сего дня так и не вернул. Чтобы не быть неправильно понятым: семья Хамер не имеет ничего общего с «ариизацией» торгового дома Julius Marx. Это было только вопросом семьи Штрибель — Франца Штрибеля старшего и его сыновей Франца младшего и Оскара, от имени которого в 1936/37 гг. действовала компания. Тем более странным выглядит обращение с темой сегодняшней компании Striebel.

Можно также спорить о том, как через 80 лет обращаться с темой «ариизации» и соответствующим юбилеем фирмы. Но целиком скрыть эту предысторию и с большими издержками праздновать юбилей — это неприемлемо. И тем более в нынешнее время. И также потому нет, что эта история имеет свою собственную человеческую и трагическую стороны. Она начинается через два года после войны, 17 июля 1947 года, когда Эрнст Родшильд на письмо (к сожалению, в Государственном архиве Фрайбурга в реституционных актах письма нет) от Франца Штрибеля сраршего ответил — очень сердечно, но с фатальными последствиями. «Закон о возможном возмещении приобретенной из еврейских рук земли, — пишет Ротшильд, — мне давно известен. Я, однако, не намерен воспользоваться данным мне Законом правом на реституцию, так как придерживаюсь мнения, что тогдашняя транзакция проводилась в соответствии с законом».

Этим письмом Эрнест Ротшильд отказался от всех притязаний

Этим письмом Эрнест Ротшильд отказался от всех притязаний

 После слов соболезнования Штрибелю по поводу гибели на фронте его младшего сына и фразы об убийстве нацистами своих родственников, Эрнст Ротшильд продолжает: «До сих пор для нас загадка, как стало возможным, что такой интеллигентный народ, как немецкий, смог так глубоко опуститься, чтобы позволить управлять собой банде явных преступников, которые и привели его в бездну».

Эрнст Ротшильд хочет своим письмом показать Штрибелю и немцам, что нацистам его задёшиво не взять. «Возможно, вам интересно узнать, что мы успешны и здесь, и, как и в нашей старой отрасли, владеем очень современным текстильным бизнесом, хорошо известным далеко за пределами  региона». Тогда же, 17 июля 1947 года, Эрнст Ротшильд написал в Баденское земельное управление контролируемой собственности во Фрайбурге (которое защищало и управляло после 1945 года бывшими еврейскими активами): «На ваше первое письмо от 4 июня сообщаю, что я не воспользуюсь имеющимся у меня правом на возмещение». Эти два письма и определили всю его его дальнейшую жизнь. Что побудило Эрнста Ротшильда отказаться от всех своих прав на возмещения возмещения и, следовательно, от больших денег? Скорее всего — гордость, а также некоторое упрямство — или что-то еще?

Могила Ротшильдов в Калифорнии

Могила Ротшильдов в Калифорнии

Земельное управление по реституции во Фрайбурге, сотрудников которого в дружелюбии к евреям никак не заподозрить, берёт слово, когда вдруг 25 ноября 1949 года Эрнст Ротшильд подаёт в Отделение по вопросам реституции окружного суда Фрайбурга заявление о возмещении земли и зданий бывшего торгового дома Ülius Marx и возмещениe потерь чистой прибыли от использования этих объектов. Той же почтой Ротшильд присылает «Аффидавит» (клятвенное удостоверение), в котором дословно утверждает: «В июле 1947 года покупатель моей собственности во Фрайбурге г-н Франц Штрибель потребовал, что во избежание серьезных финансовых проблем я обязан письменно подтвердить, что не буду требовать возврата моей собственности». Тем не менее, Земельное управление не принимает это его, в конце концов, под присягой данное заявление. К тому же  оказывается, что Эрнст Ротшильд просчитался со своим иском дважды: своим официальным заявлением об отказе в 1947 году он сам лишил свой иск законных оснований, а затем подал его слишком поздно — крайний срок истёк 15 августа 1949 года, за четыре недели до подачи иска. Обоснование иска противоречит его же показаниям 1947 года. Земельное управление отказывается его понимать. Таким образом, не помогает и его запоздавшая декларация 1949 года, так как в письме от 17 июля 1947 года, которое он отправил Францу Штрибелю старшему имелся в виду не закон о компенсации, который еще не был издан, а «Распоряжение оккупационных властей о том, что владельцы объектов, принадлежащих евреям в период нацизма, должны уведомить об этом власти». Сам закон был ему, когда он делал «предписанное» господином Штрибелем заявление, не известен.

Магазин сегодня

Магазин сегодня

Всё это не помогает. Реституционная палата Фрайбургского земельного суда отклонила его иск 13 июня 1950 года — и Эрнст Ротшильд с этим решением согласился. 15 февраля 1951 года запрет Закона № 52 в части земельных участков был отменён, и семья Штрибель теперь может свободно распоряжаться землей — сам универмаг был почти полностью разрушен при воздушном налёте в ноябре 1944 года. Дело в Окленде, успех которого он в 1947 году так превозносил  Францу Штрибелю, стало не таким уж успешным. В мае 1950 года Эрнст Ротшильд вынужден был обратиться за помощью к общественному адвокату, который представлял его дела в Германии. И 25 мая 1953 года он обратился с заявлением о компенсации за «Ущерб в профессиональной карьере» — в конце концов, в качестве руководителя и владельца крупного торгового дома он занимал видное место. Земельный департамент по вопросам возмещения, в конце концов, отошёл от своей прежней позиции отказов и дал делу ход. Но должно было пройти более четырех лет, прежде чем он получил в декабре 1957 года пособие в размере 12 000 марок (DM).

Могила Юлиуса Маркса на еврейском кладбище Фрайбурга

Могила Юлиуса Маркса на еврейском кладбище Фрайбурга

Эрнст Ротшильд, удостоенный высоких наград офицер в Первую мировую войну, несколько раз ранен, после своего выхода из компании в 1958 году решил эту денежную компенсацию превратить в пенсию. Ему 63 года, со времён войны он страдает от болей в спине, а теперь также от бессонницы и панических атак. Земельное управление говорит «Нет», — но по решению Сената по вопросам реституции Высшего земельного суда в Карлсруэ вынуждено в 1961 году скоррегировать своё решение: Ротшильд получает пенсию, как и его жена Лотта, за пенсию которой также пришлось судиться.

Эрнст Ротшильд  умирает 20 июня 1970 года в Сан-Леандро, Калифорния в возрасте 74 лет, его жена — 13 лет спустя.

Детей у них не было. О семье Лотты, в которую входил ее фрайбургский дядя Лео Маркс, руководивший также текстильным магазином на Зальцерштрассе, напоминают сегодня только надгробные плиты Юлиуса и Льва Маркса на еврейском кладбище во Фрайбурге.

Компания Striebel должна изменить своё отношение к предыстории.

Share

Бернд Зергер: Юбилей из ничего: 2 комментария

  1. Л. Беренсон

    Евреи, будьте бдительны! Где бы вы ни родились, где бы ни жили, крепите престиж, влияние, экономическую и военную мощь Государства Израиля. Здесь единственный ваш Fatherland, где любая «ариизация» вам не страшна.

  2. Игорь Юдович

    И сколько еще подобных юбилеев, скромно забытых, в Германии? О, Германия!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

AlphaOmega Captcha Mathematica  –  Do the Math