©"Заметки по еврейской истории"
  июль 2018 года

Катя Тув: «Русские» художники в Израиле

«Русские» художники в Израиле, безусловно, повлияли на состояние и развитие израильского изобразительного искусства в последние десятилетия. Но их вклад ― не только как отдельных мастеров и педагогов, а как особого художественного направления, каким он, безусловно, является, до сих пор не исследован.

Катя Тув

[Дебют]«Русские» художники в Израиле

Катя ТувИзраильское изобразительное искусство формировалось во многом под влиянием русской художественной школы, выходцев из России. Впрочем, как и литература, и другие сферы жизни ― от политики до сельского хозяйства. Просто в живописи и скульптуре это более заметно, поскольку в еврейском искусстве изобразительное творчество не имело глубоких вековых традиций. Религиозные запреты на изображение людей и животных сдерживали его развитие в древности и Средневековье.
Если не считать прикладников, изготовителей ритуальной утвари и ювелиров, еврейские художники как таковые появились лишь в эпоху Хаскалы (Просвещения), когда национальная интеллигенция стала приобщаться к европейскому искусству и образу жизни. Поначалу количество таких людей было невелико. И совсем считанные из них обосновались на Святой земле. Почти все являлись уроженцами Российской империи. И естественно, привезли сюда с собой методы и традиции русской живописи. Достаточно сказать, что первую художественную школу еще в османской Палестине ― ныне Израильскую академию художеств и прикладного искусства Бецалель ― основал в 1906 году литовский еврей Борис Шац.
Лишь в 30-е годы, с волной беженцев из гитлеровской Германии и большого притока художников оттуда, стало очевидным влияние западноевропейского искусства. И то не во всех сферах. В социалистическом Израиле того времени преобладала агитационная стилистика монументальной живописи и графики в стиле советского агитпропа, что хорошо видно в плакатах того времени.
Самые громкие имена в сфере пластических искусств (такие, например, как Авигдор Стемацкий и Иосиф Зарицкий) тоже были «русскими», а точнее выходцами из Российской империи. Они же стали отцами основателями группы художников «Новые горизонты» (1948–1963), основное влияние которой сказалось во внесении лирического элемента в живопись и скульптуру и во внедрении в эту сферу элементов абстракции.
В 60-е ориентация израильского общества на Запад отразилась в искусстве ещё более полно. Эталоном и ориентиром стали тогдашние веяния в Западной Европе и особенно ― в США. Советский Союз находился за «железным занавесом», репатриация оттуда практически прекратилась, притока «русских» художников не было.
Они стали появляться только с начала 70-х. Тех немногих профессионалов, которым удавалось вырваться из СССР и выбравших для жизни и творчества Израиль, местная художественная общественность принимала довольно радушно. Их приглашали для участия в выставках, в том числе в знаменитых иерусалимских галереях «Нора» и «Дебель», в муниципальных проектах, давали государственные стипендии.
Этот тонкий ручеек превратился в мощный поток в 90-х, с началом «Большой алии» ― массовой репатриации из Советского Союза, коренным образом преобразившей Израиль во всех сферах его жизни. Страна заметно «обрусела», возникла своего рода «русская» субкультура, целые отрасли экономики и культуры приобрели заметный русский акцент. Это не могло не сказаться и на художественном творчестве, художественных вкусах, и, соответственно, на интересе к художникам из России и других стран бывшего советского пространства.
По данным министерства абсорбции, занимающегося обустройством новых репатриантов, общее количество прибывших в Израиль с 1990 по 2014 год художников и дизайнеров составило 2692 человека. Маленькая небогатая и довольно аскетичная страна не могла переварить такое количество творцов, как не могла она и найти применение по специальности тысячам инженеров, врачей, учителей, юристов, музыкантов из бывшего СССР, ставших израильтянами.
У художников (впрочем, как и у музыкантов) было преимущество перед остальными: их творчество понятно и без перевода, но все равно найти выход к новой публике, добиться признания и элементарно обеспечить себя своим трудом на таком узком пространстве представляло собой чрезвычайно трудную задачу. Стипендии, выделяемые новым репатриантам творческих профессий со стороны государства (тем же министерством абсорбции), могли помочь лишь на первых порах и в весьма гомеопатических дозах. Помощь со стороны художественных организаций, коммерческих структур и меценатов тоже удавалось получить далеко не всем, и она носила эпизодический характер, хотя в начале 90-х предпринимались различные попытки облегчить вновь прибывшим вхождение в профессиональную среду.
Так, при поддержке Иерусалимского союза художников и скульпторов в центре Иерусалима возникла галерея «Плюс», в дальнейшем сменившая название на «Эксодус», специально предназначенная для того, чтобы познакомить израильского зрителя с работами «русских» и эфиопских художников. Но в 1996 году галерея закрылась, так как частные пожертвования на нее закончились. Несколько раньше закрылась уже вышеупомянутая галерея «Дебель», существовавшая с 1973 года, которая, наряду с экспозициями известных израильских художников, организовывала выставки непризнанных и неизвестных художников, в том числе «русских».
Несмотря на то, что многие из этих мастеров в СССР были официально признаны, являлись членами Союза художников, работали в Художественных фондах, в известных театрах (как, например, Борис Карафелов ― художник-постановщик Театра на Таганке), в Израиле лишь незначительная их часть сумела остаться в своей профессии в новой стране. Между тем зачастую речь шла о художниках высокого уровня. Это были выпускники лучших учебных заведений бывшего СССР, таких как Академия художеств (институт имени Репина), Мухинское училище (ныне ― художественно-промышленная академия имени А.Л. Штиглица) в Петербурге, Строгановского института, Училища памяти 1905 года, Московского архитектурного института, ВГИКа и других признанных вузов советской и постсоветской России. Некоторые учились у замечательных художников и преподавателей: Владимира Вейсберга, Осипа Сидлина ― ярких представителей «неофициального искусства», классиков советской живописи и графики Соломона Левина, Элия Белютина. Часть из них ― такие как, например, Лев Сыркин и Эммануэль Липкинд, ― сами преподавали в высших учебных заведениях СССР. Интерес к приехавшим из СНГ художникам был вызван, прежде всего, их профессионализмом в технике рисунка и живописи. Кроме того, их творческая манера была близка еще живущим в те годы израильским художникам, получившим европейское образование. Многие из них имели русские корни, такие как Зоара Шац, дочь Бориса Шаца ― основателя израильской Академии художеств и прикладного искусства Бецалель, Давид Ожеранский, родившийся на Украине, и другие. Но уже во второй половине 1990-х годов интерес к «русским» художникам стал заметно ослабевать. Их скопом ― лишь по признаку происхождения ― записали в разряд слишком традиционных и даже устаревших. В 90-е годы под влиянием американской и европейской моды в израильском искусстве получили развитие видео-арт, художественные инсталляции, компьютерная графика и звуковые технологии. Интерес к живописи, особенно фигуративной, отошел на второй план, хотя и не исчез полностью. В эти годы Исраэль Гиршберг американский художник, репатриировавшийся в Израиль в 1988 году, основал в Иерусалиме школу реалистической живописи, существующую до сих пор. Но в ней не было, и по сей день нет ни одного русскоязычного преподавателя. В тот период в результате непростой экономической ситуации в Иерусалиме закрылось несколько галерей, уменьшилось число выставок. Часть художников уехала в Европу и США, некоторые вернулись в Россию. Во второй половине 90-х для многих художников единственным вариантом профессиональной реализации стало преподавание. Примеры такой деятельности уже существовали. Очень авторитетным педагогом стал Ян Раухвергер: за два десятилетия его ученики составили целую школу. Один из наиболее известных израильских живописцев Александр Окунь, приехавший в 1979 году, много лет преподает в Академии художеств и прикладного искусства Бецалель. Там же учит студентов Жозефина Ярошевич. Анатолий Басин, приехавший в 1980-м, основал собственную школу живописи «Меурав Ерушалми» («Иерусалимская смесь» ― так называется популярное блюдо израильской кухни), в которой обучались художники ― выходцы из разных стран Исхода. Она просуществовала с 1991 по 2008 год. В 2003 году в Иерусалиме при Объединении профессиональных художников Израиля была создана Школа графики Ильи и Тины Богдановских. В 2010 году Школа переехала в Тель-Авив и по сей день существует там при Доме художника. Многие художники стали давать частные уроки рисунка, живописи и графики, другие ― основывали свои студии.
На сегодняшний день центрами художественной жизни Израиля с большим количеством русскоязычных участников являются города Иерусалим и Тель-Авив.
В конце прошлого и начале нынешнего века география «русского» участия была несколько иной. В то время на месте бывшего поселения в Самарии возникла и просуществовала почти двадцать лет (1987–2005) деревня художников Са-нур, основанная Иосифом Копеляном, Хаимом Капчицом, Марком Сальманом, Галиной Кармели. Примерно через год к ним присоединились Аарон Априль и покойные ныне ― Дмитрий Барановский и Марк Вчерушанский. Впоследствии там проживали и принимали активное участие в ее творческой жизни художники, скульпторы и фотографы Юлия Сегаль, Барух Сацкиер, Мина Минская, Юрий Головаш, Мила и Леонид Зильберы, Владимир Брайтман, Эдуард Левин и многие другие. Так возник культурный очаг, где художники с классическим образованием нашли все, что было нужно им для жизни и творчества: рабочие площади и дом. Здесь побывало бесчисленное множество ценителей искусства из разных стран. В 2005 году по причине одностороннего размежевания Са-нур был передан Палестинской автономии.
В 2003 году было создано «Объединение профессиональных художников Израиля», которое ныне насчитывает около 150 членов. По уставу, членами объединения могут стать только профессиональные художники, имеющие высшее или среднее художественное образование. Объединение занимается активной выставочной деятельностью в разных городах Израиля и в странах бывшего СССР. Многие выставки Объединения проходили и проходят в Иерусалиме.
В Иерусалиме в 1990–2000-е годы действовало несколько культурных центров и проектов.
Группа «Боевые слоны». Группа художников различных стилистических устремлений, отстаивающих свободу творческого самовыражения, была образована в конце 1988 в Ленинграде для участия в общегородской выставке «От неофициального искусства — к Перестройке». Несколько ее членов — А. Раппопорт, Е. Жилинский, И. Саркулов, М. Шуйская — в середине 90-х годов репатриировались в Израиль и продолжили активную деятельность, используя прежнее название группы. В настоящее время в Израиле проживает только М. Шуйская. Остальные — в Канаде, России и в Америке.
Галерея «Нина». Возникла в 90-х годах и просуществовала до самой смерти её основателя — художника Бориса Лекаря, который устраивал выставки художников в гостиной своего дома в иерусалимском районе Гило. За двадцать лет он провёл в своей квартире более 100 выставок, а в последние годы жизни присоединился к художественной группе «Агриппас, 12».
Проект «Антро Ом». С 1994 года на израильской арт-сцене появляется новое творческое содружество — «Антро Ом» — совместный проект Галины Блейх и Юлии Лагус, просуществовавший приблизительно до 2003 года. Проект ― активный участник выставочной жизни, создатель DoubleSpace студии, куратор выставок своих друзей-художников, автор «антроарта» ― собственной концепции в искусстве. Он несомненно является авангардом израильского современного искусства. На его счету множество выставок в Израиле и за рубежом, его имя появляется в каталогах, газетных статьях, в интернете. В настоящее время Юлия и Галина работают по отдельности под своими собственными именами.
Новая Иерусалимская сцена. Группа молодых художников, приехавших в Израиль в 90-х годах и получивших высшее художественное образование в Израиле на разных факультетах Академии Бецалель. Некоторые из участников группы получили еще в России высшее образование и не только в сфере искусства. В Израиле же они овладели мастерством скульптуры, керамики, живописи, фотографии, что позволило им работать в рамках разных жанров и видов искусства. Столкнувшись с израильской действительностью, они были вынуждены «обживать» иерусалимское пространство, во многом противопоставляя себя ему. Устраивали «квартирники», открыли видеосалон для просмотра авторских фильмов, для своих перформансов привлекали классический балет, предпочитая барочное излишество суровому израильскому лаконизму и отторжению классицизма. Участники группы всё создавали своими руками, включая выставочные пространства. Отсюда и метания по городам и выставки на военных базах. В настоящее время большинство участников группы проживает в Иерусалиме. Часть обосновалась в Москве, некоторые переехали в Тель-Авив. В 2015 году группа вновь появилась на Иерусалимской арт-сцене.
Галерея «Теэна» и проект «Спектрум». В 1994 году в Иерусалиме было основано Культурно-просветительское общество «Теэна» с целью интеграции вновь прибывших репатриантов в израильское общество и его культурную жизнь. С момента возникновения «Теэна» занималась организацией лекций, семинаров и изданием брошюр на общественно-значимые темы.

"Ofnaus", галерея «Теэна», 2004. Выставка

«Ofnaus», галерея «Теэна», 2004. Выставка

В 2002 году в помещении «Теэны» в центре Иерусалима, на улице Кинг Джордж, была открыта галерея, куратором которой являлась Катя Тув (автор статьи), для показа работ художников-репатриантов из СНГ и других стран. В 2003 году был издан первый каталог под названием «Спектрум». Название каталога отражало желание показать весь спектр, разнообразие и потенциал выставляемых художников, причём не только выходцев из СНГ, но и репатриантов из других стран. Например, в выставке студентов школы Анатолия Басина «Меурав Ерушалми» принимали участие Гина Ротем из Польши, Роже Ишай из Франции, ныне покойная Хеди Тарьян и Ури Асаф из Венгрии, коренная израильтянка Даниела Левин. Возраст «студентов» колебался от 24 до 70 лет. Молодые художники, родившиеся в России и окончившие Академию Бецалель, были представлены на выставке «Офнаус» (2004). «Офна» на иврите значит «мода», и на открытии выставки на фоне живописных и графических работ прошел показ мод. Дизайнерами костюмов, моделями и композиторами были сами художники. Следует отметить, что проведение “BodyArt Show” (2005) стало действием революционным для Иерусалима, где очень велико количество религиозного населения со строгими нормами допустимой одежды.

"BodyArtShow", галерея «Теэна», 2005

«BodyArtShow», галерея «Теэна», 2005

Билеты шли нарасхват, все залы галереи были переполнены. Организовывались также выставки из частных собраний. Выставка Павла Зальцмана (2005), ученика П. Филонова, была основана на коллекции его дочери Лотты Зальцман, проживающей в Израиле. На большой выставке из нескольких частных собраний ― «Другой авангард. Неизвестное искусство в советском и постсоветском пространстве» (2006) экспонировались работы московских (О. Кудряшов, Д. Лион, Ю. Купер, В. Янкилевский и др.) и ленинградских (А. Арефьев, А. Басин, Р. Васми, О. Сидлин и др.) художников.
В 2006 году галерея «Теэна» прекратила свое существование. За четыре года в галерее прошло около 40 персональных и около 20 групповых выставок. В последние годы работы галереи «Теэна» стало очевидным, что интеграция художников из СНГ в израильский художественный мир является достаточно сложным делом. Для осуществления этой цели мы постоянно приглашали на открытие выставок кураторов основных музеев Израиля, искусствоведов и журналистов, пишущих на иврите и на русском. Некоторые известные художники и скульпторы–израильтяне постоянно посещали галерею.
Выставочные центры. К концу первого десятилетия нынешнего века министерство алии и абсорбции, которое и до этого выделяло приличные средства на поддержку творчества вновь прибывших художников, увеличило бюджет на проекты художников-репатриантов. Это позволило развернуть выставочную деятельность на городских площадках столицы ― в помещении Культурного центра «Гармония» на улице Гилель, принадлежащем отделу абсорбции мэрии Иерусалима, в Синематеке, в театре Жерар Бахар. Появилась возможность издавать каталоги. Организация выставок была мною продолжена, но уже на базе иерусалимской мэрии. Появилась также возможность организовывать выставки репатриантов из разных стран, кроме того, возникло новое направление ― ежегодные выставки «Визитная карточка» при участии студентов-репатриантов, обучающихся в Иерусалиме. В проекте 2013 года в театре «Жерар Бахар» приняли участие не только студенты ― Надя Анненкова, Саша Наумов, Поль Розенбойм и др., но и маститые иерусалимские мастера: Исраэль Адани, Анатолий Баратынский, Анатолий Басин, Эдуард Левин. Многие студенты, участвовавшие в выставках «Визитной карточки», сегодня продолжают участвовать в различных городских проектах.

Выставка «Округлая». Куратор: Катя Тув, 2012

Выставка «Округлая». Куратор: Катя Тув, 2012

Одна из выставок ― «Нейтральная полоса. Фотография» (2012) ― была основана на концепции или понимании того, что художники-репатрианты, уже давно не являющиеся частью общества, в котором выросли (СНГ), в своём большинстве не считают себя частью израильского культурного сообщества. Эти художники живут и творят на своеобразной «нейтральной полосе» между двумя художественными мирами. Их «невостребованность» позволяет им следовать только и исключительно законам Искусства, не зависящим от политических и географических границ.

Выставка «Округлая» Куратор: Катя Тув, 2012

Выставка «Округлая» Куратор: Катя Тув, 2012

Целью и концепцией выставки «Спектрум», которая состоялась через десять лет после выхода одноименного каталога, было отразить мозаичность иерусалимской арт-сцены, где разные направления дополняют друг друга, как цвета спектра. Стены выставочного зала условно поделили на семь цветов спектра, на каждой из которых были представлены работы с одним доминантным цветом. Таким образом, возникли «красная», «зелёная», «фиолетовая» и т. п. стены, увешанные картинами художников разных по происхождению, образованию и стилю. В выставке приняли участие около 20 художников разных возрастов, в том числе коренные израильтяне.
Поиски идентичности. За годы существования проекта «Спектрум» многим художникам пришлось пересмотреть свои позиции, взгляды на искусство и на общество, которое их окружает. За это время многие художники-репатрианты, приехавшие в Израиль, или, как принято говорить, «вернулись домой», отказались от подчёркнуто еврейских мотивов, поняв, что «назойливое» использование подобной символики здесь воспринимается как дурной тон. То, что в российских условиях представлялось как бы экзотикой, определённой, хотя и художественной, фрондой, в Израиле зачастую стало выглядеть штампом, чуть ли не китчем. Примером тому может служить судьба художников ленинградской группы «Алеф». Живя в Израиле, многие участники группы перестали использовать сугубо еврейскую тематику, которая была им важна в Ленинграде. Часть художников, приехавших в 90-е годы, продолжила работать, как будто бы ничего не изменилось, другие, поняв, что они находятся в другой культуре, да и само искусство претерпевает колоссальные изменения, попытались включить в своё творчество новые темы и новые средства выражения.
Клуб-галерея «Skizza» возникла в мае 2007 г. в Арт-центре Иерусалимского дома качества. Его создали и курируют два искусствоведа ― Марина Генкина и Марина Шелест и художник Анатолий Шелест. В «Скицце» при поддержке министерства абсорбции (Центра абсорбции художников ― новых репатриантов) осуществляются три больших проекта: «Из стран Исхода» ― каждая выставка представляет творчество художников ― выходцев из какой-то одной страны; «ART… АРТ … ארט» ― ежегодный фестиваль современного израильского искусства (существует с 2012 г.) и «Иерусалимская радуга» – ежегодный фестиваль тематических выставок (существует с 2013 г.). Кроме того, «Скицца» осуществляет также международные проекты.
В Тель-Авиве ситуация была несколько иной. До начала 2000-х годов здесь не было больших проектов, инициированных русскоязычными художниками. Исключением явилась просуществовавшая (благодаря усилиям ее основателя Якова Лившица) около трех лет галерея «Бэ-Проздор».
Наглядной иллюстрацией ситуации в Тель-Авиве тех лет может послужить история создания галереи «Манзон Хауз». Сначала, с 1999 года, это была просто домашняя студия графического дизайна Александра Ганелина, где он выполнял многочисленные заказы министерства абсорбции по изданию каталогов и другой печатной продукции. Затем подал проект в то же министерство. Через некоторое время у Александра появилась своя галерея в Старом Яффо. В 2003 году она была официально открыта. С 2009 года Ганелин проводит фестивали искусств (выставки художников, сопровождающиеся музыкальными выступлениями) при поддержке того же министерства в Тель-Авиве, в галерее Старого Яффо «Хорас Рихтер», а также в галерее «Мигдалор», принадлежащей некоему архитектурному бюро. С тех пор география выставок неоднократно менялась: это был и Музей древностей в Яффо, и Центр культуры вина «Ишанавим», и отель «Синема», и многие другие.
В других городах тоже были попытки создания художественных артелей и сообществ. Например, группа «Трамвай», созданная на Севере страны в 2000 г. В состав группы вошли Лена Сметанина, ныне покойный Геннадий Литинский, Павел Ценбахт, Сергей Сыченко, Макс Гуревич, Михаил Коган, к ним позднее присоединился Игорь Каплунович. Задачи группы, кроме чисто коммерческих, художники сформулировали кратко:
«Неважно, каким языком, какими символами пользуется художник, абстракционист он или реалист, концептуалист и т.д., ― важно, насколько он профессионален, насколько он органичен в этом быстро меняющемся арт-мире».
Новые проекты. В 2010 году в Иерусалиме и Тель-Авиве появились два новых проекта, инициированных русскоязычными художниками, приехавшими в Израиль в 90-е годы в молодом возрасте. Оба проекта рассматриваются инициаторами как интегральная часть израильской арт-сцены и ориентированы не только на узкий круг ценителей искусства, но и на широкую публику.
Проект ArtInProcess возник в Иерусалиме благодаря Лене и Леониду Зейгерам, которые создали портал ArtInProcess, представляющий творчество примерно сорока, в основном, русскоязычных художников. Цитата из манифеста, заявленного авторами: «ArtInProcess ― попытка взглянуть на творческую и частную жизнь художника как на целостную художественную реальность. Произведение искусства как концепт отодвигает творца-художника на дальний план; на первый выходят кураторы, искусствоведы-интерпретаторы, промоутеры ― т. е. технологи, инвесторы, менеджеры от искусства. Мы хотим сфокусировать внимание на личности художника как на ключевой фигуре в творческом процессе. Это не коммерческий проект и не творческое объединение, а приглашение к диалогу». Создатели портала живут и трудятся в Иерусалиме.
В Тель-Авиве в том же 2010 году возникла группа NewBarbison. Участники группы: Зоя Черкасская, Наталья Зурабова, Анна Лукашевски, Ася Лукина и Ольга Кундина. Из названия группы понятно, что они считают себя последователями Барбизонской школы живописи (XIX век). Интересно, что современные израильские искусствоведы считают их продолжателями традиций не только Барбизонской школы, но и социального реализма, яркими представителями которого в Израиле в первое десятилетие становления государства были Нафтали Безем, Шимон Цабар, Рут Шлос, Дани Караван и др., целью которых было повышение уровня сознательности народа и его влияние на происходящее. У художниц много общего: они все родились и первое художественное образование получили в СНГ, а затем продолжили свое образование в Израиле и в Европе.
«Русские» художники в Израиле, безусловно, повлияли на состояние и развитие израильского изобразительного искусства в последние десятилетия.
Но их вклад ― не только как отдельных мастеров и педагогов, а как особого художественного направления, каким он, безусловно, является, до сих пор не исследован. Первым шагом к этому, возможно, станет изданная в 2016 году Арт-энциклопедия «русских» художников Израиля ― репатриантов 70-90-х годов ХХ и начала XXI веков (редактор-составитель К. Тув). В ней представлены работы мастеров разных школ и поколений от уже ушедших в мир иной Льва Сыркина, Эммануэля Липкинда, Бориса Лекаря, Александра Путова до родившейся в 1995 году в семье художников-репатриантов из Санкт-Петербурга Беллы Воловник ― единственной представленной в книге уроженке Израиля. В судьбах и творчестве этих художников отражены непростые отношения разных культур, а также достаточно уникальный случай адаптации художников русской школы за пределами России.

2017 г.

Share

Катя Тув: «Русские» художники в Израиле: 6 комментариев

  1. Елена Бандас

    Уважаемая Катя! В одном из магазинчиков на улице старого Цфата я увидела картины художника Розенберга — и была ими очарована. Пейзажи Израиля, проулки и стены древнего города — реалистичная, исполненная поэзии и лиризма живопись. Для будущих выставок и для души их организатора — хочу назвать это имя.

  2. Григорий

    Художники, приехавшие с 1990 года из России в Израиль, представляли из себя бесформенный конгломерат, объединенный только общим языком. Это было сборище людей, уже имевших успех (и, порой, весьма значительный) в прошлой творческой жизни, и художники с весьма скромным бэкграундом и плохиньким образованием. Объединяло их то, что никто из них не имел представление о таком современном понятии художественной жизни, как \»художественная стратегия\», то есть, — планирование на длительный срок своих творческих интересов и продвижение на артрынке своих работ. В результате, большинство из них, даже, безусловно, талантливые быстро деградировали, стали бессмысленно писать все то, что попадалось в поле зрения или коньюктуры. Считанные единицы (хватит пальцев на полутора ладонях) сумели заинтересовать израильских и европейских кураторов. Остальные варятся в бульоне межкультурной олимовской среды и расплачиваются с дантистами своими работами. Все эти микромаркошагалы и микрохаимысутины не интересны по определению, но имеют выставки на своей исторической родине в Петербурге, Уфе, Казани и Саратове и других городах России, выступая уже как импортные фигуры, хотя не имеющие никакого отношения к искусству Израиля. Художественной алие не удалось создать ни одной самостоятельной коммерчески успешной галереи. Однако, приехавшие в те же годы в Израиль в 10-12-ти летнем возрасте мальчишки и девченки сумели получить подготовку в домашних кружках у художников-репатриантов, получить затем обучение в колледжах Израиля и войти конкурентноспособными на художественный рынок Израиля (имеется в виду не только свободное творчество, но и работа в дизайнерских бюро и художественном производстве.

  3. Абрам Торпусман, Иерусалим

    Хороший дебют; информативно, интересно. Автор, общественный деятель алии 90-х, ряд лет добросовестно и увлечённо занимается интеграцией художников-репатриантов и хорошо знакома с темой. Феномен «русского» направления в изобразительном искусстве Эрец-Исраэль изучен мало, и статья Кати Тув является достойным вкладом в его осмысление.
    «Пионерская» работа не свободна от недостатков. Г-н Соплеменник верно заметил, что обильный иллюстративный материал к ней был бы очень уместен. Небольшая статья на широкую по охвату тему не может обойтись без обвинений в «умолчании» тех или иных имён или фактов. Мне, например, очень не хватает упоминания о талантливом и своеобразном графике и живописце Мордехае Липкине, рано павшем от руки террориста. (Памятник Липкину сооружён у входа в столичный культурный центр «Гармония»). И — не сомневаюсь — сама Катя будет огорчена, что забыла назвать имена подруг-коллег, энтузиасток вернисажного дела Марины Гутгарц («Гармония») и Клары Эльберт, директора Русской библтотеки Иерусалимского муниципалитета.
    При всём том — статья, по-моему, отличная.

    1. Соня Васильева

      «рано павшем» — разве так говорят? А статья — отличная, выше всяких похвал!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

(В приведенной ниже «капче» нужно выполнить арифметическое действие и РЕЗУЛЬТАТ поставить в правое окно).

AlphaOmega Captcha Mathematica  –  Do the Math