©"Заметки по еврейской истории"
  июль 2019 года

402 просмотров всего, 6 просмотров сегодня

После этой операции Арик Шарон сделал то, что никто в ЦАХАЛе до него, и мало кто после, не делал: написал рапорт с подробным правдивым изложением событий, где черным по белому был сделан вывод — «мы провалили операцию». И там же формулировались предложения — как исправить ситуацию — создать подразделение специального назначения, обеспечить первоклассным оружием, боеприпасами и тренировать, тренировать, тренировать…

Ури Мильштейн

Революция-101

Перевод с иврита и примечания Ontario14

От переводчика: вниманию читателей предлагается выступление Ури Мильштейна в «Бейт-Бренер», посвященное революции, которую совершило «подразделение 101» в ЦАХАЛе

Война за Независимость завершилась в 1949 году. Во главе правительства стоял Бен-Гурион, начальником генштаба был Яаков Дори, а за ним Игаэль Ядин. Все трое были убеждены, что после победы в войне 1947-49 гг. арабы поняли, что нас не сломить и вот-вот начнутся с арабской стороны предприниматься попытки замирения.

Сегодня большинство понимает, что мир (“салам”) с арабами недостижим, т.к. этот мир противоречит исламской традиции. «Салам» может быть только с мусульманами, а с «неверными» может быть временное прекращение огня («hудна»). Тем более, “салам” недостижим в Эрец-Исраэль, земле, которую мусульмане считают своей и на которой создание государства «неверных» есть страшное оскорбление ислама.

Шансы на исправление ситуации: они есть, но произойти это может не завтра и не послезавтра. Когда наступит секуляризация арабских обществ, а наступит ли вообще — мы не знаем. Но в первые годы существования Израиля наши вожди верили, что арабы смирились с фактом нашего суверенитета над частью Эрец-Исраэль. Сегодня, после экспериментов двух Эхудов — Барака и Ольмерта, согласившихся на отступление к «границам 4 июня 1967 года» в обмен на ДЕКЛАРАЦИЮ арабов, в которой они признают наше право на владение ЧАСТЬЮ Эрец-Исраэль, и на что арабы, естественно, не согласились, мы понимаем, как наши вожди, не понимающие арабскую культуру, ошибались тогда и некоторые, во всяком случае, ошибаются и сейчас.

После Войны за Независимость нашу страну возглавляли социалисты. Их теория утверждает, что идеология (вера, религия, национализм) может быть побеждена материальными средствами, победой в классовой борьбе (налаживанием экономико-социальной справедливости в их понимании). Поэтому, с самого начала сионистского проекта, внимания вооруженным силам уделялось недостаточно и не всегда своевременно. После (не до) каждых арабских волнений (т.е. еврейских погромов) создавались какие-то малоэффективные формирования, несшие, в основном, пассивные функции. После победы 1949 года мы ждали арабского дружелюбия…

Однако, в арабском мире восприняли поражение иначе. Вина за него возлагалась на «коррумпированные и прогнившие режимы». В Египте, Сирии и Ираке произошли революции.

«Арабские беженцы» в соседних с Израилем странах стали организовываться и вести против еврейского государства партизанскую войну, при полной и активной поддержке сопредельных с нами государств. Эти отряды получили название «федаюн» (синоним слова «шахид»).

Сначала их действия выглядели, как вооруженное ограбление с убийством жертв[1]. Затем все стало намного более организованным.

17.03.1954 — теракт против автобуса в Маале-Акрабим

ЦАХАЛ оказался неспособным эффективно решить возникшую проблему. Стратегия «возмездия», согласно которой на каждый теракт мы реагируем ударом по базам террористов и наносим им потери, превышающие те, что они нанесли нам и что заставит правительства арабских стран охладить пыл «федаюнов», имела некоторые недостатки.

Например, правительство Иордании не было таким уж сильным, как нам этого хотелось бы и его мало волновало количество жертв среди своего же мирного населения. Наше руководство еще не усвоило, что евреи и мусульмане по-разному относятся к смерти.

В иудаизме к жизни относятся как чему-то святому, жизнь — подарок Бога.

Неверующие евреи также относятся к смерти очень отрицательно, т.к. «ТАМ ничего нет» — зачем же приближать смерть?

В исламе спокойно относятся к смерти. В Коране приведены слова архангела Джебраила о том, что смерти нет и есть жизнь после нее. Мусульмане стремятся быть «шахидами», веря в вечную жизнь в раю после смерти. Поэтому, «акции возмездия» не были очень эффективны и часто приводили не к «устрашению», а к эскалации.

Все «акции возмездия», что мы проводили с 1949 года и до второй половины 1953 года, заканчивались неудачно. Это не было связано ни с Аллахом, ни с исламом и 70-ю гуриями в раю. Просто ЦАХАЛ не справлялся с поставленными задачами — в чисто профессиональном смысле.

Пример из 1951 года. На севере готовятся к осушению Хулы. Один из батальонов «Голани» патрулирует израильско-сирийскую границу в районе Хулы. Между Израилем и Сирией там было несколько «нейтральных зон». Солдаты «Голани» видят на одном из таких участков арабов, пасущих коров. Наши заходят в нейтральную зону, прогоняют арабов, убивают коров и мясо забирают себе. В Израиле в то время был период тяжелой экономической ситуации, получивший название «Период ценъа». Сирийцам все это не нравилось, тем более, что такое стало повторяться. Однажды, в нейтральную зону сирийцы запустили стадо, где пастухами были переодетые солдаты. Когда наши попытались угнать корову, пастухи начали стрелять и солдатам «Голани» пришлось ретироваться. От огня пострадали несколько солдат, сидевших в прикрытии. Их не сумели эвакуировать вовремя и они умерли от потери крови.

Сирийцы подогнали подкрепление и заняли холм под названием Тель-Мутилла.

"Голани" в Тель-Мутилла

«Голани» в Тель-Мутилла

Сегодня на этом месте расположен мошав Альмагор. Целую неделю (!) вся бригада «Голани» (три батальона!) безуспешно пыталась выгнать 60 сирийских солдат с холма Тель-Мутилла.

Как их все-таки выгнали ?

1) В первый день боев Бен-Гурион вылетел в США. Заменил его Шарет. Чтобы вам лучше понять — это равносильно тому, если бы Йоси Бейлин стал министром обороны. Шарет ничего ЦАХАЛю не разрешил: в частности, не разрешил использование ВВС в районе Тель-Мутиллы. Летчикам на базе Рамат-Давид приказали лишь полетать над сирийцами и попугать их. Но командир звена, чешский еврей, плохо знал иврит и приказал стрелять.

2) Меир Амит[3] вытащил Арье Теппера[4] из госпиталя и сказал, что конкретный батальон «Голани» окопался и не хочет идти в атаку на сирийцев и Тепперу приказано приехать к Тель-Мутилле и поднять батальон в атаку. Теппер приезжает и видит, что комбат тщетно пытается поднять солдат в бой всякими зажигательными сионистскими речами. Теппер «отодвигает» комбата, берет саперную лопатку и бьет одного из солдат по голове. Батальон все понял и пошел в атаку. В эту же самую минуту — скажите, что Бога нет — чешский еврей приказывает своим летчикам стрелять и этот обстрел взрывает у сирийцев склад боеприпасов. Сирийцы побежали — и так мы отбили Тель-Мутиллу.

Подобных конфузов в начале 50-х было несколько. Встал вопрос — что делать ?

В ЦАХАЛе в то время был один очень неординарный человек по имени Ариэль Шарон. Он НЕ учился на офицерских курсах. Во время Войны за Независимость он был инструктором в ГАДНА[5], нарушил приказ, перешел в действующую армию и принимал участие в боях. Под Латруном он был командиром отделения. Был ранен. После ранения был направлен на курс военных разведчиков, закончил его и возглавил разведотдел при штабе Северного округа, когда командующим округом был Даян.

Однажды Даян сказал: «Хорошо бы поговорить с каким-нибудь офицером Легиона». Шарон организовал засаду, лично захватил иорданского офицера и доставил его к Даяну. Это дает вам представление о том, кто был Арик Шарон уже в молодости.

Арик Шарон, 1948

Через какое-то время, когда командующим округом был уже не Даян, а Йосеф Авидар[6], новый командующий спас Шарона от суда, тюрьмы и разжалования в рядовые. Шарон не подчинился военному полицейскому и нанес ему телесные повреждения. Авидар, зная, что Шарону положен тюремный срок за это, нашел какую-то лазейку в армейских законах: он сам провел суд над ним, влепил выговор и отправил в отставку (в чине офицера).

1952 год: Шарон соглашается на предложение стать комбатом (в милуим) в «Иерусалимской бригаде». Он переезжает в Иерусалим и изучает историю и востоковедение в Еврейском университете. Летом он получает свой батальон и проводит с ним учения — иногда за «зеленой чертой» и, иногда, с жертвами с арабской стороны.

Летом 1953 года Шарон готовился к экзаменам. Однажды ночью к нему пришел шофер комбрига Мишаэля Шахама[7] и сообщил, что комбриг желает срочно его видеть. Шарон едет в «Махане Шнелер» и слышит от Шахама следующее: есть в Наби-Самуэль некий араб по имени Мустафа Самуили, который в 1948 году потерял в войне с нами брата. Этот Мустафа поклялся убить 100 евреев и за каждого убитого еврея делает себе татуировочную пометки на руке. И вот этих пометок у него все больше и больше. Комбриг поручает милуимнику Шарону собрать еще несколько запасников, проникнуть в Наби-Самуэль и взорвать дом этого Мустафы.

Шарон говорит Шахаму: «У меня завтра экзамен по истории!»

Шахам отвечает: «Есть, кто учит историю и есть, кто делает историю. Решай — что ты будешь делать.»

Арик Шарон нашел 7 человек. Эта восьмерка в июне 1953 года перешла «зеленую черту» около Лифты, спустилась в вади и стала подниматься наверх — к Наби-Самуэль. Кто были эти 8 человек? Среди всех выделялся мой хороший друг — Шломо Баум[8] из Кфар-Йехезкель. Он был мошавник, богатырь, работяга-крестьянин. Он, в буквальном смысле, однажды ударом кулака отправил в нокаут чем-то досадившую ему лошадь.

Из Кфар-МАЛАЛь пришел Бен-Менахем («Гулливер») — этот мог отправить в нокаут Шломо Баума. Остальные ребята были из той же серии.

Шломо Баум

Шломо Баум

Ничего взорвать им не удалось, т.к. взрывчатка (внимание!), полученная группой, хранилась на складе со времен турецкой власти — от турок склад перешел к англичанам, от англичан — к ЦАХАЛу. Наша восьмерка обнаружила себя и поспешно ретировалась.

После этой операции Арик Шарон сделал то, что никто в ЦАХАЛе до него, и мало кто после, не делал: написал рапорт с подробным правдивым изложением событий, где черным по белому был сделан вывод — «мы провалили операцию». И там же формулировались предложения — как исправить ситуацию — создать подразделение специального назначения, обеспечить первоклассным оружием, боеприпасами и тренировать, тренировать, тренировать…

Невзирая на протесты Маклефа и Даяна, Бен-Гурион приказал создать такое подразделение.

В августе 1953 года оно было создано и названо «подразделение 101». Командиром его стал Шарон. Шарону было разрешено выбрать лучших из лучших. В его составе было всего 40 человек и существовало это подразделение всего лишь четыре месяца. Заместителем Шарона был Шломо Баум, а самым выдающимся и известным бойцом был Меир Хар-Цион[9]. Чем особенным выделялся Меир Хар-Цион? Это был выдающийся следопыт и тактик. Это был выдающийся идеалист — всегда готовый пожертвовать жизнью ради общего дела. И это был выдающийся, харизматичный руководитель на тактическом уровне.

 

Меир Хар-Цион

В результате все 20 с лишним операций подразделения закончились успешно. В конце 1953 года Даян стал начальником генштаба ЦАХАЛ. Убедившись в успехе идей Шарона, он сразу же решил расформировать «подразделение 101», выгнать все руководство парашютно-десантного батальона 890 и на освободившиеся места назначить людей из «подразделения 101», которое в полном составе в итоге влилось в батальон 890, где мне и посчастливилось служить. Арик Шарон, напоминаю еще раз, не заканчивал офицерских курсов, но в мгновенье ока из командира роты превратился сначала в комбата, а потом и в комбрига. Это не имеет прецедентов в Израиле. Из-за Митле (1956) его потом выгнали, но это уже другая история.

Шарон и его команда превратили батальон 890 в «подразделение 101 плюс». Опять им позволено было набирать себе лучших из лучших. Посмотрите, кто были командиры рот у Шарона: Рафуль (в будущем — начальник генштаба), Мота Гур (в будущем — начальник генштаба), Дани Матт (в будущем — генерал), Хаим Надель (в будущем — генерал), Хака (Ицхак Хофи, в будущем — генерал и глава «Мосад»). Все акции возмездия 1953-1956 гг. проводил этот батальон.

«Акции возмездия» не устранили проблему террора федаюнов, важно было устроить революцию, которая позволила бы ЦАХАЛу выполнять сложные тактические боевые задачи. Любые стратегические планы и теории бесполезны, если на поле боя ты неэффективен. Благодаря “революции 101” ЦАХАЛ во всех войнах превосходит врагов на тактическом уровне. Далее — выше — на стратегическом и политическом уровнях у нас серьезные проблемы, но сражения мы обычно выигрываем.

Петах-Тиква, 15 марта 2017 года

Примечания:

[1]https://en.wikipedia.org/wiki/Palestinian_Fedayeen_insurgency

[2]https://ru.wikipedia.org/wiki/Бойня_в_Маале-Акрабим

[3]https://ru.wikipedia.org/wiki/Амит,_Меир

[4]https://he.wikipedia.org/wiki/אריה_עמית_(טפר)

[5]https://en.wikipedia.org/wiki/Gadna_(Israel)

[6]http://cyclowiki.org/wiki/Йосеф_Авидар

[7]http://cyclowiki.org/wiki/Мишаэль_Шахам

[8]http://cyclowiki.org/wiki/Шломо_Баум

[9]https://ru.wikipedia.org/wiki/%D0%A5%D0%B0%D1%80-%D0%A6%D0%B8%D0%BE%D0%BD,_%D0%9C%D0%B5%D0%B8%D1%80

 

Share

Ури Мильштейн: Революция-101: 1 комментарий

  1. Benny B

    1) Революция-101 это по-моему возвращение к принципам спецподразделений Хаганы эпохи Чарльза Уингейта: продуманная тактика, море тренировок, ясная тактическая цель и агрессивное стремление к её достижению. Это пошло ещё с древних греков и при сильном и упорном враге с тех пор ничего лучшего не придуманно — а миролюбие социалистов тут только мешает.

    2) Цитата: «Теппер приезжает и видит, что комбат тщетно пытается поднять солдат в бой всякими зажигательными сионистскими речами. Теппер «отодвигает» комбата, берет саперную лопатку и бьет одного из солдат по голове. Батальон все понял и пошел в атаку.»
    =======
    Лопаткой по голове, но плашмя и голова в каске 🙂
    А батальон (очень плохо подготовленный) понял следующее: новый командир грамотно действует по обстоятельствам, он заслуживает уважение и доверие. Солдатам также инстинктивно понятно, что слишком наглеть нельзя, а то в один момент всё развалится и им же будет гораздо хуже.
    Под этим скрывается целая прикладная философия: ЦАХАЛ основан на самодисциплине солдат и уважении к командирам. Это создаёт проблемы и уже прекрасно подготовленные «Голани» до сих пор бунтуют не реже, чем учителя бастуют — но наказания на удивление мягкие.

    П.С.: во время боя у Тель-Мутилла «мирном» 1951-ом году погибли 41 и ранены 70 солдат ЦАХАЛа. У сирийцев минимум 200 убитых.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

AlphaOmega Captcha Mathematica  –  Do the Math
     
 
В окошко капчи (AlphaOmega Captcha Mathematica) сверху следует вводить РЕЗУЛЬТАТ предложенного математического действия