©"Заметки по еврейской истории"
  август-сентябрь 2019 года

187 просмотров всего, 17 просмотров сегодня

Из сионистских соображений евреи ишува выбрали «остаться» и стать поданными султана. При этом понимая, что такое решение может привести их в ряды воюющей армии. Армии, не слишком заботящейся о своих солдатах вообще и не слишком дружественной по отношению к евреям в частности. Но для них самым важным было сохранение ишува.

Сёма Давидович

Евреи Османской империи на фронтах Великой (Первой мировой) войны

1. Предисловие

На протяжении веков рассеяния евреи, оставшиеся без своей страны, без своей земли, но оставшиеся народом, меняли, иногда добровольно, иногда спасая свою жизнь и свою веру, страны и земли своего проживания, в поисках покоя и безопасности.

В Средние века вектор был направлен с запада на восток, из Англии во Францию, из Франции в Германию, из Германии в Польшу. Из Испании и Португалии — в Османскую империю. В Новое время, с последней четверти XIX века, вектор повернулся на 180˚, евреи с востока, ставшие в конце 18-го столетия после разделов Польши подданными Российской империи, хлынули на Запад. С 1881 г по 1914 г. из РИ эмигрировало почти 2 млн. евреев. Ехали на Запад — большинство, более 1.5 миллиона, в благословенную Америку, правда некоторые вместо Северной попадали в Америку Южную (в Аргентину приехало 75 тысяч), 120 тысяч приехало в Англию. И тоненький ручеек — 43 тысячи,[1] потёк в Палестину, страну Обетованную.

Туда ехали, можно сказать — восходили — те[2], кто хотел построить свой, еврейский, дом. А после 1897 года, после возникновения политического сионизма — своё, еврейское государство.[3] Но свой дом пионеры 1-ой и 2-ой алии должны были строить в пришедшей в упадок некогда великой Османской империи, по её устаревшим, несмотря на все реформы и революцию, правилам и законам, которые, правда, смягчались возможностью их несоблюдения. И как у многого в жизни и тут была обратная сторона медали — если бы не слабость, не отсталость той империи, она бы не развалилась в 1918 году и не возник бы проект создания Еврейского дома в Палестине, один из самых успешных проектов Нового времени.

Эта статья, рассказывающая об евреях Османской (Оттоманской) империи, главным образов об евреях ишува в Палестине, воевавших в турецкой армии во время Великой (1-й Мировой) войны — продолжение 2-х моих статей: статьи, о жизни мирных жителей ишува во времена войны «Ишув во время 1-ой Мировой войны. Спасение пришло из Берлина» и статьи, об евреях, воевавших на фронтах Великой Войны: «Евреи и Великая (1-я Мировая) Война«.

 2. На рубеже

На рубеже XIX и XX веков главным врагом Османской (Оттоманской) империи продолжала оставаться империя Российская, а вот место её главных союзников — империй Британской и Французской (вспомним Крымскую войну 1853-56 годов) постепенно заняла империя Германская. Великобритания и Франция стали стратегическими, как теперь говорят, союзниками России и надо было искать альтернативу. И она нашлась. В 1989 году кайзер Вильгельм II совершил, опять-таки «как теперь говорят», исторический визит в Османскую империю. 29 октября Вильгельм II торжественно въехал в Иерусалим.

 

01

Ортодоксальные евреи выстроились на улице во время парада в честь германского императора

Для проезда императорской кареты в стенах Старого города рядом с Яффскими воротами был пробит широкий проезд, используемый и сегодня. На арке, через которую проследовал Германский император, красовались приветственные надписи на иврите и на немецком.

Кстати, во время этого визита кайзер трижды встречался с Герцлем, увы — безрезультатно.

В 1899 года Германия получила концессию на строительство Багдадской железной дороги[4], в 1913 году генерал Лиман фон Сандерс возглавил военную миссию в Стамбуле численностью 900 человек, занявшуюся и довольно успешно, переподготовкой турецкой армии.

На рубеже лета-осени 1914 года события в «Блистательной порте»[5], где они раньше особой стремительностью не отличались, происходили с лихорадочной быстротой:

— 2 августа 1914 года был подписан «оборонительный союз» между Германской и Османской Империями;

— 3-го августа объявлено об нейтралитете;

— 4 августа — о всеобщей мобилизации;

— 16 августа в Стамбул прорвались из Средиземного моря германские крейсера Гёбен и Бреслау и над ними были подняты флаги Османской империи;

— 19 августа подписан договор о дружбе с Болгарией;

— 8 сентября объявлено о прекращении режима капитуляций;[6]

— 17 сентября германский адмирал Сушон назначен командиром турецкого флота;

—  27 сентября были закрыты Проливы;

— 17 октября в Стамбул прибыл поезд из Германии, привезший второй, из обещанных двух, миллион лир золотом;

—  28 октября турецкий флот обстрелял Севастополь, Одессу, Новороссийск и Феодосию;

— 1-го ноября Россия объявила войну Османской империи;

— 5 ноября войну объявили Великобритания и Франция.

02

Тверия. Мобилизация. Старостам предписывалось поощрять воинский энтузиазм «барабанным боем и созданием радостного и бодрого настроения».

Военный министр Османской империи Энвер-паша, вопреки желанию Великого визиря Салим Халим-паши (Империей тогда фактически правили 3 других паши: Энвер-паша, Талаат-паша, Министр внутренних дел и Джамаль-паша, Морской министр) втянул Османскую империю в войну, кончившуюся её гибелью.

(Подробней об этих событиях см. в моей статье в «Мастерской»).

Причина, по которой Османская империя вступила в войну на стороне Центральных держав, Германской и Австро-Венгерской империй (после присоединения к нему Болгарии этот союз стал называться «Четвертным») понятна. «Больной человек Европы» (так называли с тяжёлой руки императора Николая I Оттоманскую империю с середины 19-го века) хотел излечиться и, прежде всего — освободиться от унизительной зависимости от европейских держав. С 1881 г., после дефолта, объявленного в 1875 году, управление государственным долгом перешло в руки европейцев, работали иностранные независимые почтовые службы, про режим капитуляций см. выше. И было ясно, что освободиться от этой зависимости можно только вступив в союз с одной из враждебных коалиций. Победа Великобритании, Франции и России, с их амбициями на Ближнем и Среднем Востоке, вполне могла привести (и ведь привела) к разделу ОИ. Победа Германии такой опасности не несла. Президент Сената и близкий друг Энвер-паши Халил-бей указывал, что при победе Антанты

«Турция будет отдана на милость России и Англия, даже если захочет, будет не в состоянии помешать политике России на разрушение Турции. В противоположном случае, в случае победы Германии и Австрии, у Турции будут хорошие шансы на поддержку, и сохранение существования и развитие.«[7]

 3. Евреи султана

Евреи достались османам по наследству от византийцев. Как России от Польши, но отношение османов к евреям было совсем иное. В 1543, когда султан Мехмед II захватил Константинополь, ставший Стамбулом, евреев не тронули и вскоре османы переселили в город ещё много евреев с Балкан и Греции. В 1492 году в Империю прибыли тысячи евреев, изгнанных из Испании их католическими величествами Фердинандом и Изабеллой. По преданию султан Баязид II послал за ними корабли в Испанию, а про Фердинанда сказал: «Можно ли такого монарха назвать мудрым? Он разоряет свою страну и обогащает мою».[8]

Еврейская иммиграция продолжалась и в 16 веке, в основном приезжали мараны из Испании и Португалии. Евреи имели статус «зимми»[9] — они имели гражданскую и религиозную свободу, но не имели права носить оружие, ездить на лошади, служить в армии и платили особые налоги. Отношение к евреям при разных султанах было разным, но в принципе лучше, чем в тогдашней Европе. Хотя были и кровавые наветы», в том числе знаменитый «Дамасский навет» 1840 года[10], правда спровоцированный христианами.

В 1839 году в Империи начались реформы танзимата[11], было провозглашено равенство перед законом, включая службу в армии, людей разных национальностей, в том числе и евреев. Но на практике служба заменялась уплатой особого налога. В первом парламенте, 1877—78 гг. (созванном на 28 лет раньше первого российского) было 4 еврейских депутата. Евреи были и в составе комитета «Единение и прогресс», совершившего в 1908 революцию младотурков.  Революция вызвала воодушевление в образованных кругах общества «Люди разных национальностей встречали друг друга с распростертыми объятиями, потому что перестали делить друг друга на арабов, турок, армян или курдов. Они считали себя гражданами Османского государства с равными правами и обязанностями» написал анонимный автор.[12] В июле 1908 года во время речи на площади Свободы в Салониках Энвер-паша, лидер младотурков, будущий член триумвирата «Трёх пашей» и Министр Внутренних Дел заявил: «Деспотия исчезла. Мы все братья. В Турции больше нет болгар, греков, сербов, румын, мусульман, евреев«[13]. Правда, это было больше в теории. И хотя воинская повинность распространялась на евреев, но в большинстве они, как и раньше, предпочитали откупиться от службы в армии, решив проблему, как это было заведено в Империи, заплатив «бакшиш». Но всё же десятки тысяч евреев служили в армии, прошли обе Балканские войны (1912-13 гг.), 8 даже стали офицерами и из них 3 были из палестинского ишува[14].

По статистике в 1914 году (перепись населения, проведена в 1905-1906 гг. и откорректирована для 1914 года по данным рождаемости и смертности) в Османской (Оттоманской) Империи проживало 187.073 еврея, при общей численности населения 18,520,016 человек[15].

При этом очевидно не были учтены евреи Палестины, имевшие иностранное гражданство\подданство. Интересно, что число евреев по этой переписи сильно уступает приведённым в других источниках: 400—500 тысяч в начале 20-го века в статье «Antisemitism in Turkey»[16], тогда же — от 500 до 700 тысяч в статье Меира Антопольского[17], около 200 тысяч евреев в 1923 году, уже в Турецкой Республике — в статье в Еврейской электронной энциклопедии.[18] (Правда цифры приведены всюду без ссылки на источник)

В Войне участвовало около 20 тысяч евреев[19], (по другому источнику[20] — 18 тысяч) число погибших не известно, но только в Стамбуле после войны было много агунот[21].

Евреев-генералов не было, но евреи-офицеры были, особенно врачи.

4. Евреи ишува

В 1914 году еврейский ишув насчитывал около 85 тысяч человек[22], из них больше половины были иностранными гражданами, в том числе — около 40 тысяч были поданными царя. (Все цифры приблизительные)

После революции младотурков евреев, поданных султана, стали призывать в армию. Александр Ааронсон из Зихрон Якова, брат знаменитого Аарона Ааронсона, основателя и руководителя организации НИЛИ (см. ниже) написал в своих воспоминаниях «WITH THE TURKS IN PALESTINE» [23] (перевод мой):

«Вместе с 20-ю моими товарищами я прибыл на призывной пункт в Акко. Нам дали понять, что после того как нас зарегистрируют, нам разрешат вернуться домой, чтобы запастить деньгами, подходящей одеждой и пищей, а также, чтобы попрощаться с семьёй.
К нашему удивлению нас поместили в караван-сарай и заперли в большом дворе вместе с сотнями грязных новобранцев. Проходил час за часом, стемнело и в конце концов мы сделали лучшее, что можно было сделать в этой ситуации, мы улеглись на землю. Это была ужасная ночь.
Немногие из нас сумели сомкнуть глаза, когда на рассвете появился офицер и приказал нам всем выйти из караван-сарая. Около 300 человек, включая четверых из нашей деревни и меня, получили приказ подготовиться к дороге в Сафед[24], городок на холмах Северной Галилеи, недалеко от Тивериадского озера[25], где размещался наш гарнизон. На мое напоминание про обещание[26] отпустить нас вначале домой, внимание обращено не было. Этим же утром пёстрой и унылой толпой мы отправились в путь.
4 дня марша, 4 дня жары, пыли и физических страданий.[27] Сентябрьское солнце палило немилосердно, мы шли по тропе, перебираясь через овраги и перешагивая через камни. Это было бы не так страшно, если бы у нас была подходящая обувь и одежда. А так нам оставалась только завидовать босым арабам, спокойно перешагивающим через острые камни.
В добавлении ко всем нашим бедам, турецкий офицер, с присущим ему фатализмом, не позаботился о провизии для нас. Всё пропитание мы должны были приобретать сами на наши скудные средства.» 

Потом следует описание размещения на голом каменном полу в казарме, устроенной в заброшенной мечети, с единственным источником грязной воды и для питья и для умывания рук и для мытья — колодец во дворе мечети, еды: варёного риса, который доставали пальцами из одной миски на десятерых, получения военной формы цвета хаки, усовершенствованной немцами для турецкой армии, с хорошими ботинками и причудливым головным убором — комбинацией остроконечного немецкого шлема и тюрбана, спроектированный Энвером для сочетания религии и практических нужд. Александр продолжает:

 «Шлем так и назывался в его честь:»энверский». (С похвальной предусмотрительностью он запатентовал своё изобретение и ходили слухи, что он получил неплохую прибыль от его продажи.) Но увы, в куче серо- оливкового цвета одежды, к которой нас привели, не было ни одного нового комплекта. Сама мысль одеть эту одежду, которую возможно раньше носил арабский легионер, умерший от холеры в Мекке или Йемене, заставила меня содрогнуться. Преодолев некоторую нерешительность, мы со своими друзьями обратились с предложением приобрести новую форму за деньги, которые должны были нам прислать вскорости из дому. Офицер, оценив возможность получения некоей прибыли, согласился.
… На моё счастье мне удалось избавиться от шума и грязи в казарме. Я уже знал о коррумпированности турецких офицеров и однажды, когда условия в бараке показались особо нетерпимыми, я пошёл к моему командиру, старому арабу из Латакии, которого призвали из резерва. Он жил в маленькой палатке рядом с мечетью, где я его и застал, сидящим на корточках и нежно поглаживающим свой животик. Он был офицером старой формации, поэтому я смело зашёл в палатку, присел рядом с ним и рассказал о своих проблемах. В ответ офицер только пожал плечами:
— «Ты служишь Султану. Трудности должны казаться сладкими!»
— «Я буду служить лучше, если я буду больше отдыхать и спать.»
Своей толстой рукой он указал на палатку.
— «Посмотри на меня! Я, высокопоставленный офицер, живу здесь.»
И он многозначительно посмотрел на меня:
— «У меня даже нет хорошего одеяла.»
— «О ужас, ужас!» — воскликнул я — «а у меня, скромного солдата, дома есть дюжина одеял! Я был бы горд, если бы Вы позволили мне…» оборвал я многозначительно.
— «Как Вы можете получить одно?» — спросил он.
— «О у меня, здесь, в Саффеде, есть друзья. Но я должен спать в хорошем месте.»
— «Конечно, обязательно. Но что Вы предлагаете?»
— «Отель, который держит еврейская вдова, может решить проблему» — ответил я.
Было оказано ещё много услуг, и в результате я и мои друзья получили разрешение ночевать в скромной гостинице, которая в любом случае была лучше казармы.«

…Александр пишет, каким громом среди ясного неба явилось известие о вступлении страны в войну.

И какое унижение он пережил, когда всех евреев (и христиан) разоружили и отправили в стройбат строить дорогу от Цфата до Тверии. В такой армии и в такой роли ему делать было нечего.

«Было известно, что из 10 турецких офицеров 9 берут взятки, и у меня не было оснований считать моего командира десятым. И я оказался прав… В течении 2-х недель я купил полдюжины офицеров, от капрала до капитана и заручился согласием командования при условии получения медицинской справки. Военный врач долго думал, что ему написать про меня, молодого, и абсолютно здорового. В результате он написал: Избыток крови.»

Стоило это 200 долларов.

5. Ехать — не ехать

Накануне Войны в еврейском ишуве численностью около 85 тысяч человек, около 40 тысяч были поданными царя, т.е. поданными врага султана.

Турецкие власти поставили российских евреев перед выбором: или «оттоманизироваться», то есть стать подданными султана, или уехать.

Собственно изгнание евреев без возможности выбора началось уже через полтора месяца после вступления Империи в войну. 17 декабря, в 5-ый день Хануки, названный «Чёрным четвергом», губернатор (каймакам) Яффо Баха эль-Дин, издал приказ о высылке евреев, иностранных граждан. 700 евреев, жителей Яффо-Тель Авива, поданных Российской империи, было схвачено, посажено на пароход и отправлено в Александрию (за их собственный счёт). Только вмешательство Министра иностранных дел Германии Артура Циммермана, послов в Стамбуле, германского Ганса фон Вангейхема и американского Генри Моргентау, не позволило продолжить акцию. Евреям ишува было дано право выбора: ехать — или не ехать. И стать поданными султана, для чего, между прочим, надо было заплатить налог, составлявший примерно месячную зарплату рабочего[28].

6. «Да здравствует наша османская родина»

Многие руководители ишува стали всерьёз опасаться за его судьбу. Руководитель палестинского бюро Всемирной Сионистской Организации (ВСО), тогдашний фактический лидер сионистов в Палестине, Артур Руппин[29]  писал:

«То, что один катакайман в один день может уничтожить результат нашей многолетней работы показало, на какой шаткий фундамент опирается вся наша сионистская деятельность в Ишуве«.[30]

Первое: остаться и стать поданными султана означало возможный призыв в турецкую армию. Один из жителей ишува писал в то время:

«…Все согласны, что принять турецкое подданство — наш долг. Наш долг — быть гражданами страны, а не гостями, чтобы в день, когда будет решаться ее судьба, мы могли бы принять в этом участие. Все понимают это, но кто из нас готов взять на себя ответственность за судьбу молодежи, призванной во время войны в турецкую армию? Кто отважится послать сыновей на фронт?..»[31]

Второе: уехать из Палестины означало отказ от своей сионистской мечты. Тогда в Палестину ехали идейные сионисты, остальные евреи ехали в Америку, Англию, Аргентину…

И между 2-х зол: покинуть ишув и тем самым его ослабить, или стать поданными султана, «оттоманизироваться», руководители сионистской организации ишува выбрали это, по их мнению «меньшее зло» — стать поданными султана.

Было выпущено обращение к евреям ишува:

«Над нами нависла опасность изгнания. Многих из нас уже выслали из страны как «врагов». Некоторые не выдержали и уехали сами. Другие, не захотевшие принять турецкое гражданство, стоят перед опасностью быть отправленными неизвестно куда. Правительство дает нам возможность принять турецкое подданство и остаться в стране. В это смутное время нет у нас другого выхода, кроме как согласиться на это. Только так удастся избежать высылки. Задачи, которые стоят перед нами, рассчитаны на многие поколения. На нас лежит великая ответственность перед всем еврейским народом. Стать турецкими гражданами — в этом сейчас состоит наш долг. Мы отвечаем за спасение ишува. У нас нет другого отечества, кроме этого, кроме этой маленькой страны, в которой мы еще не укоренились. Мы не можем допустить, чтобы ишув погиб из-за того, что мы опустили руки и не смогли прекратить внутренние распри. Мы обязаны принять турецкое гражданство без колебаний, ибо времени на раздумья не осталось.»[32]

В Яффо-Тель Авиве, Иерусалиме и Хайфе были организованы комиссии для помощи в оформлении документов для «оттоманизации» (ваад итатменут).

 

03

Призыв Палестинского бюро ВСО к евреям ишува — иностранным подданным оформить «оттоманизацию» до 15 мая 1915 года.

Последнее предупреждение.

Сегодня последний день, когда можно оттоманизироваться. Те, кто не обратятся сегодня в отделение полиции в Тель Авиве, будут высланы.

13 мая 1913 года, четверг  חמישי כ»ט איר תרע»ה  

В результате около 15 тысяч стали подданными султана, около 11 тысяч[33] уехали сами или были изгнаны, в основном в Александрию. Про их судьбу, про «Отряд погонщиков мулов», я написал в этой статье.

Партия Поалей Цион[34] тоже приняла решение «оттоманизироваться». Два её видных члена, Давид Бен Гурион и Ицхак Бен-Цви[35] не только приняли османское подданство и участвовали в работе иерусалимской «ваад итатменут», но и организовали отряд милиции, который начал обучение на «Русском подворье» в Иерусалиме. Правда этот отряд просуществовал недолго.  Когда под давлением иностранных дипломатов высылка иностранных граждан была прекращена, всесильный властитель Леванта (теперешние Израиль, Иордания, Сирия и Ливан) и одновременно командующий 4-ой армией Джамаль паша приказал выслать из страны всех, связанных с сионистским движением, в том числе и Бен Гуриона и Бен Цви. В приказе об изгнании было написано: «Высылаются из Османской империи навсегда«. В яффском порту Бен-Гурион сказал провожавшим его друзьям: «Еще посмотрим, кто останется на этой земле — Джемаль паша или мы.»[36] В марте 1915 года Бен Гуриона и Бен Цви прибыли в Египет, где выступили против организации Иосефом Трумпельдором «Отряда погонщиков мулов» для британской армии в Галлиполи — они опасались, что создание отряда спровоцирует турецкие власти на преследование евреев ишува — и через несколько недель пребывания в Египте уплыли в Нью Йорк. С вступлением Америки в Войну Бен Гурион попытался организовать еврейскую воинскую часть для войны в Палестине, но у него ничего не вышло — США не находились в состоянии войны с Османской Империей. 28 апреля 1918 года Бен Гурион поступил в звании капрала на службу в 39-й еврейский батальон фузилеров короля Георга 5-го, но всё это совсем другая история.

Вернёмся в Палестину.
Власти Империи — и султан Абдул Хамид 2-ой, правивший с 1876 по 1909 годы, и пришедшие ему на смену к власти младотурки, — видели в национально-освободительных движениях населяющих её народов своего главного врага. И хотя сионизм расценивался только как далёкая угроза, а наиболее опасными были армянское и балканское движения, сионизм и сионисты всегда казались подозрительными. Что, правда, не исключало попытку с помощью сионистов получить доступ к богатствам «мирового еврейства». (См. здесь.) Ну а руководство ВСО, сначала Герцль, потом его преемник Вольфсон, пытались изо всех сил договориться с османскими властями, или напрямую с султаном, или через посредничество германского императора Вильгельма Ⅱ. Ни о какой борьбе речи быть не могло — ишув был просто слаб и малочислен. В отличие от арабских националистов: одни из них созвали в 1913 году съезд в Париже, другие в том же году — тайную офицерскую организацию в Стамбуле[37]. Интересно, что в парижском съезде участвовал и один еврей, Сулейман Анбар, из Багдада[38]. (В открытую борьбу с властями, уже не османскими, а британскими, ишув, ставший не сравнимо многочисленней и сильнее, вступил через несколько десятилетий.) И хотя все попытки с османами договориться окончились неудачно, сионисты продолжали считать, что дорога развития ишува идёт через Стамбул. И не случайно Бен Гурион изучал турецкий язык — он хотел стать депутатом парламента в Стамбуле, и не случайно в 1912 году он стал изучать юриспруденцию в Стамбульском университете. А в самом ишуве старались как могли продемонстрировать свою лояльность властям.

04

1909 год. Ученики яффской гимназии Герцлия с флагами школы и Османской Империи.

Вот пример этого (Феликс Кандель, «ЗЕМЛЯ ПОД НОГАМИ, Книга первая):

Где то в 1914 году в Палестину прилетели два турецких самолёта — для демонстрации могущества Османской империи. Пилотов встретили восторженно‚ под звуки оркестра; в их честь был устроен торжественный вечер с приветственными речами; в последующие дни пилоты демонстрировали свое умение‚ однако всё закончилось печально. Один самолет упал возле Тверии‚ другой — в море неподалеку от Яффы; первого пилота спасли‚ а второй утонул. На его похоронах мэр Тель Авива М.Дизенгоф пообещал приобрести на общественные средства самолет для турецкой армии и присвоить ему имя погибшего пилота.[39]

С самого начала войны руководство ишува всячески стремилось показать свою оттоманскую патриотичность. В марте 1915 года, после того, как турки потопили в Дарданеллах пытавшихся прорваться к Стамбулу 2 британских и один французский броненосцы и повредили ещё 2 французских и 1 британский, Давид Елин, глава первого еврейского педагогического колледжа, носящего сегодня его имя, произнёс восторженную речь: «Да здравствует наше Османское государство! Да здравствует наш правитель, борющийся с неверными! Да здравствует победоносная армия и да здравствует храбрый полководец»[40] Неправда ли, очень похоже на поведение еврейских лидеров в Германии и России!

Краткая биографическая справка.

05

Давид Елин, 1912 год

Давид Елин (דוד ילין 1864, Иерусалим-12 декабря 1941, Иерусалим), его дед Давид, в честь которого он и был назван, приехал в Палестину из Польши в 1834 году, мать была из знаменитой семьи багдадских евреев Сасон. Елин был одним из ведущих общественных деятелей ишува, одним из основателей Союза учителей Израиля и Комитета языка иврит (в будущем Академия языка иврит), основателем учительской семинарии с преподаванием на иврите (сегодня колледж Давида Елина) и первого ивритского детского сада в Иерусалиме, специалистом по средневековой литературе на иврите и классической арабской литературе. Во время Войны — один из руководителей Еврейского комитета помощи ишуву, в последние годы жизни — профессор Еврейского университета в Иерусалиме. Участник создания ряда иерусалимских еврейских районов, член городской управы Иерусалима, председатель Ваад Леуми в 1920—1928 годах, делегат Всемирных сионистских конгрессов.

Увы, но проявление «османского патриотизма» не помешало в 1917 году османским властям выслать Елина из Иерусалима в Дамаск.

Люди с высшим образованием, в первую очередь врачи, служили в армии офицерами, выпускники школ и гимназий отправлялись на офицерские курсы, остальные призывники — в стройбаты (Вспомним приведённый выше рассказ Александра Аарансона) Кстати вот ещё маленький отрывок из его книги с рассказом о «трудовой повинности» по-османски:

«Я уже рассказывал об «экстрадициях», которые проводились среди наших людей, когда я работал в Цфате. Это явление превратилось в масштабный грабёж. Турецкие грабители прежде всего зарились на телеги и тягловых животных. Арабы не слишком разбирались в организации перевозок и уходу за лошадьми и мулами, турки же без колебаний просто-напросто «реквизировали» эти транспортные средства вместе с их владельцами, людьми среднего возраста и пожилыми, и направили их на юг, чтобы они приняли участие в огромного масштаба приготовлениях к наступлению на Суэц. Среди этих призванных были и жители нашей деревни [Зихрон Якова]. Через некоторое время они стали посылать семьям душераздирающие просьбы о помощи. Они остались абсолютно без средств, турки им ничего не платили, их одежда превратилась в клочья, многие заболели. После ряда бурных обсуждений было решено организовать экспедицию спасения — послать меня и ещё одного человека на юг с деньгами, с трудом собранными для этих бедняг[41]

Трудно придумать более красноречивое сравнение, чем сравнение этих бедолаг с их соотечественниками, бежавшими в Александрию и вступивших в «Отряд погонщиков мулов» при британской армии.

Правда, надо отметить, что у призываемых в армию была возможность «откупиться» от призыва, ежегодно выплачивая солидный «выкуп».[42] Евреи и христиане могли заплатить огромную пошлину в 43 османские лиры ($189,20). В апреле 1915 года правительство повысило эту пошлину до 50 лир ($220). Этот налог принес казне около $12 млн за девять месяцев, последовавших после мобилизации.[43]

В 1915 году тель-авивскую гимназию Герцлия посетил Джамаль паша и призвал её выпускников вступать добровольцами в армию и около 80[44] выпускников школ ишува записались добровольцами.

Возможно, что именно после этого властитель Палестины Джамаль паша выступил с обращением:

«Стало известно мне, что среди населения в последнее время стали распространяться различные слухи, что наши братья-евреи, что живут в Палестине, должным образом не исполняют свой гражданский долг перед отечеством… Я самым решительным образом опровергаю эти слухи по отношению к нашим еврейским братьям, которые наглядно демонстрируют свой патриотизм[45]

В гимназии решив, что её учеников надо подготовить как следует к службе в армии, ввели дополнительные занятия по турецкому языку, физподготовке и топографии. В марте 1916 года группа выпускников гимназии и двух иерусалимских учительских семинарий была отправлена в школу для офицеров запаса в Баальбеке (Ливан), а ещё через 2 месяца новая группа выпускников была послана в офицерскую школу в Кушта (Стамбул).

Конечно призывы Джамаля звучали красиво, но курсантская реальность оказалась иной: дискриминация евреев, удручающая обстановка в казармах, столкновения с арабами, курсантами и младшими офицерами. К тому же многие из ребят приехали в Палестину из Российской империи и они очень опасались оказаться на Кавказском фронте — при попадании в плен им как бывшим царским поданным грозила бы виселица.

Наиболее известным курсантом был конечно же Моше Черток, в будущем — Моше Шарет, 2-ой премьер министр Израиля, окончивший гимназию в её 1-м выпуске и вступивший добровольцем в турецкую армию.

Краткая биографическая справка.

06

Моше Шерток — офицер

Моше Шарет, до 1948 года Моше Черток משה שרת) 1894 г. Херсон — 1965 г. Иерусалим) выдающийся деятель сионизма и государства Израиль, 1-ый Министр Иностранных Дел Израиля (1948-1956), а до этого — ответственный за внешнеполитические связи ишува, 2-ой ПМ Израиля (1953-1955), сменил и был сменён Бен Гурионом. После алии в Израиль в 1906 году семья Черток два года жила в арабской деревне в Самарии, где Моше овладел арабским языком и оказался в последствии единственным ПМ Израиля, знающим арабский. В 1913 году Моше поступил в Стамбульский университет (одновременно с Бен Гурионом и Бен Цви) изучать юриспруденцию. Во время 1-ой Мировой Войны служил офицером-переводчиком сначала в турецкой армии в Македонии, затем в Палестине.

Очевидно был очень остроумным человеком. Когда в ходе операции Увда в марте 1949 года израильтяне захватили Эйлат, Шарет послал 1-му послу Израиля в США Элияху Эйлату, бывшему Элияху Эпштейну, незадолго до этого сменившему, как и сам Шарет, свою фамилию, такую телеграмму: «Элияху Эйлат, Эпштейн в наших руках»[46].  

7. Офицеры-джобники

Одним из тех 66-ти жителей Яффо, кто 11 апреля 1909 г. на песчаных дюнах севернее города участвовали в знаменитой жеребьевке, лотерее ракушек[47],

07

Ракушечная лотерея

по распределению участков для строительства домов в новом районе » Ахузат байт», переименованном в следующем году в Тель Авив, был Иехуда Лейб Пуховски (אריה ליאון) פוחובסקי יהודה, 1869-1963), которого называли первым хирургом ишува. Он родился в местечке Нисович недалеко от Минска в 1869 году, окончил харьковский университет, в 1906 году приехал в Палестину. Работал в больницах Яффо и Реховота. С началом 1-ой Мировой Войны отказался от российского гражданства, «оттоманизировался», был призван в армию и служил в госпиталях Газы, Сирии, Иерусалима и Тверии. По окончании войны вернулся в Тель Авив, где открыл частный роддом.

Вообще в перечне известных евреев ишува, служивших в армии, очень часто попадаются, как теперь говорят в Израиле — «джобники», то есть служившие не в боевых частях. Переводчиками служили писатели Яков Хургин יעקב יהושע חורגין (1898-1990) и Иехуда Бурла  1886-1969) יהודה בּוּרְלָא). Писатель и драматург Леви-Арье Ариели (Орлов) (אורלוף) לוי אריה אריאלי (1886-1943) служил в военном оркестре. Хаим Ариав חיים אריאב (1895-1957) будущий депутат Кнессета 2-го созыва, после окончания гимназии Герцлия вступил добровольцем в армию и после  обучения в офицерской школе в Константинополе служил преподавателем в армейской школе в Дамаске, потом был отправлен на фронт в качестве переводчика.

А инженер Гдальяху Вильбушевич ,גדליהו וילבושביץ) 1865-1932), тот, кто построил здание хайфского Техниона, а после войны — здания электрической компании и больницы Бней Цион в Хайфе, во время войны служил в качестве главного инженера при штабе Джемаль-паши в Дамаске.

Его брат, Нахум Вилбуш נחום וילבוש (1879-1971) вначале служил главным инженером Иерусалима, а потом в 1917-18 годах был назначен инженером, ответственным за водоснабжение турецкой армии в Заиорданье[48].

Авраам Кринич (אברהם קריניצי 1886-1969) в течении 43 лет!, с 1926 года, мэр Рамат Гана, уроженец Гродно, совершил алию в 1905 году, с началом войны «оттоманизировался». Вначале турки поручили ему руководить вырубкой деревьев для паровозных топок, потом он был в звании офицера отправлен на оружейную фабрику в Дамаск, где в должности заместителя главного инженера занимался ремонтом орудий и изготовлением боеприпасов (которые переправлял в Тель Авив своим товарищам по «Яффской группе»[49]). Накануне отступления турецкой армии из Дамаска германский командир приказал ему при вступлении в город англичан взорвать ряд зданий, но Кринич приказ не выполнил. С 1926 и до своей гибели в дорожной аварии Кринич был мэром Рамат Гана.

8. Боевые офицеры

Создание в 1915 году «Отряда погонщиков мулов», а через 2 года — «Еврейского легиона» британской армии и разоблачение организации НИЛИ[50], породило у командования турецкой армии, заслуженно или нет, но большое недоверие к своим еврейским подчинённым. Ни о каких командных должностях для них речи идти не могло (впрочем и в кайзеровской армии «стеклянным потолком» для офицера-еврея был капитанский чин). Но евреи-боевые офицеры, хоть немного, но были. Правда в отличии от рассказов об евреях «Отряда погонщиков мулов» или «Еврейского легиона», про евреев, сражавшихся в рядах турецкой армии на полях Великой Войны, сведений очень мало. Они и сами как правило не стремились рассказать и написать о своем опыте служения султану. Но нет правил без исключений.

Овед Амитай — выпускник учительской семинарии в Иерусалиме, в будущем известный автор книг по изучению ТАНАХа и директор школы, был после окончания учительской семинарии в Иерусалиме призван в армию, направлен в офицерскую школу в Куште (Стамбул), служил офицером на фронте в Заиорданье (где, кстати, на стороне британской армии сражались бойцы Еврейского легиона), но сражался не с наступающей британской армией, а с арабами Абдаллы[51], которых поднял на восстание против османов знаменитый Лоуренс Аравийский, и которым англичане дали много золота, а Абдалле пообещали королевский трон в Багдаде. После разгрома турецкой армии Амитай оказался в плену в Египте, где пробыл 2 года, в судя по всему не плохих условиях, в лагере для военнопленных офицеров Сиди-Бишр близ Александрии. (Про этот лагерь написал Жаботинский в своей книге «Еврейский полк»: «Было около сотни турецких военнопленных, уроженцы Балкан и Анатолии. … Жилось им сытно и уютно за колючей оградой в Сиди-Бишр близ Александрии…»[52])

В плену Амитай вёл дневник и писал письма родным, в которых он вспоминал свою службу в турецкой армии. Этот очень интересный материал сохранил и передал израильскому историку доктору Йосефу Черни сын Амитая.

08

Книга Оведа Амитая

Правда в этих записях ничего сенсационного собственно нет. Амитай рассказывал о зверствах, чинимых бедуинами над турецкими солдатами, вспоминал добрым словом командира 53-й дивизии, образованного офицера, полковника Муса Казим Бай из Александретты (сегодня Искендеру́н). Полковник хорошо относился к евреям, в разговорах высказывал свою симпатию к евреям и даже к сионизму, напоминал, что Турция была единственной [это не совсем точно] страной, открывшей свои ворота перед евреями, которых изгнали из Испании, и тепло их приняла. Эти речи произвели большое впечатление на Оведа и его еврейских сослуживцев. Но увы, вскоре они услышали совсем другое — про преследование евреев в Палестине, про их высылку из Яффо и Тель Авива.

09

Овед Амитай, офицер турецкой армии, со своими товарищами

10

Давид Хакоэн

А вот фотография другого боевого офицера-еврея. Давид Хакоэн (דוד הכהן (1898-1984, депутат Кнессета от партии МАПАЙ, потом Маарах, председатель комиссии Кнессета по иностранным делам и безопасности, потом посол в Бирме. Родился в Гомеле, его отец Мордехай был известным журналистом и писателем, в 1907 году его семья совершила алию, отец стал одним из основателей Тель Авива. Давид закончил гимназию Герцлия, окончил офицерскую школу и служил в береговой охране на Эгейском море.

 

 

11

Элимелех Зеликович (Авнер)

Элимелех Зеликович (Авнер) אלימלך זליקוביץ’ (אבנר) 1897-1957 годы, генерал-майор (2-е генеральское звание, выше — только генерал-лейтенант, Начальник Генштаба), начальник военной администрации арабских населённых пунктов и член Генштаба. Родился в Лиде, Белоруссия, в 1916 вместе с семьёй совершил алию, после окончания гимназии Герцлия был призван в турецкую армию, окончил офицерские курсы в Стамбуле, служил командиром роты на Македонском фронте, потом участвовал в обороне Газы в 1917 году. Дезертировал из армии и в 1918 году вступил в 40-й батальон Еврейского легиона, где прослужил 2 года и стал сержантом. Был одним из командиров Хаганы, после образования Израиля сменил фамилию на Авнер.

12

Дов Хоз (דב הוז 1894-1940)

Дов Хоз (דב חוז) с 1920 года и до гибели в автомобильной аварии на шоссе Хайфа-Тель Авив — один из основателей и командиров Хаганы, его жена Ривка была сестрой Моше Шертока (Шарета). Дов родился в Орше, в 1906 году его семья совершила алию. Окончил гимназию Герцлию в её первом выпуске 1913 года, потом работал в кибуце Дгания, был одним из основателей «Яффской группы». В 1914 году призвался в армию, окончил офицерские курсы в Куште и служил в Дамаске. Получил отпуск для поездки домой в связи со смертью отца и дезертировал из армии, за что был приговорён заочно к смертной казни, но сбежал в Южную часть Палестины, уже оккупированную британской армией, где вступил в батальон, 40-й королевских стрелков, Еврейского Легиона.

13

Во 2-м ряду справа (в сером мундире) — Дов Хоз, рядом с ним стоит в центре его шурин Моше Черток.

И в завершении темы.

Жаботинский вспоминал о своей встрече, (я уже цитировал это в рассказе об Оведе Амитае), когда он с 38-м батальоном королевских стрелков (Royal Fusiliers) прибыл в 1918 году в Египет:

«Было около сотни турецких военнопленных, уроженцы Балкан и Анатолии. С точки зрения Уайтчепела, они были еще непонятнее палестинских добровольцев. Жилось им сытно и уютно за колючей оградой в Сиди-Бишр близ Александрии; англичане долго не хотели брать на службу людей, которым, если попадутся в плен туркам, грозила виселица; но они посылали просьбу за просьбой и добились своего«[53].

9. Заключение

Когда я собирал материалы для прошлой статьи: про евреев российских, немецких, британских в Великой войне, главной проблемой было отобрать из многого найденного самое на мой взгляд интересное и характерное. В этот же раз проблема была — найти материал про евреев армии султана. И в первую очередь, конечно же, про евреев ишува. И причина этому — не только их малая численность. (Всё-то население ишува насчитывало перед Войной около 85 тысяч человек). Но про евреев «Отряда погонщиков мулов», число которых было 562, написано много. А сколько написано про совсем немногих евреев, создавших НИЛИ!

И причина такого отличия понятна: «Отряд погонщиков мулов» был первым за тысячи лет еврейским подразделением, предвестником знаменитого Еврейского Легиона. А НИЛИ — помощником страны-победительницы в войне, страны, обязавшейся способствовать созданию Еврейского Дома, при этом НИЛИ внесла абсолютно реальный и значительный вклад в победу Великобритании в Палестине.  А евреи, воевавшие в турецкой армии, что они сделали, чего они добились?

Они сделали не так уж мало и добились не так уж малого.

Из сионистских соображений евреи ишува выбрали «остаться» и стать поданными султана. При этом понимая, что такое решение может привести их в ряды воюющей армии. Армии, не слишком заботящейся о своих солдатах вообще и не слишком дружественной по отношению к евреям в частности. Но для них самым важным было сохранение ишува.

И из их рядов вышел не один создатель и защитник будущего Еврейского Государства.

Посмотрите на фотографию этих ребят, одетых в форму турецкой армии, какие симпатичные еврейские лица. Прочтите их имена, какие симпатичные еврейские имена.

14

27-го октября 1916 г. תשרי התרע»ז ל’ תשרי выпускники гимназии Герцлия на офицерских курсах в Куште (Стамбуле)                1) מיכאל זמיר Михаэль Замир;  2) חיים גלובצקי Хаим Глубацки; 3) נחמן פרידליס Нахман Фридлис; 4) (דוד פרקופ (כנעני Давид Фаркович (Канани); 5) פנחס ריקליס  Пинхас Риклис;  6) נח קלינגבייל Ноах Клингбейл; 7) חיים רזניק Хаим Резник; 8) קרופובסקי (אריב) חיים Хаим Круповски (Арьев);  9) דוד בית לחמי Давид Бейт Лахами; 10) אבשלום גיסין Авешалом Гисин; 11) (משה שרתוק (שרת Моше Черток (Шарет); 12) (מרדכי גבירצמן (גלעדי Мордехай Гвирцман (Гилади); 13) שמואל יבין Шмуэль Явин; 14) חיים מייזל Хаим Майзель; 15) צבי איזנשטאט Цви Айзенштадт; 16) יוחנן שפירא Йханан Шапира; 17) בנימין בוכמן Беньямин Бухман; 18) פנחס ביליס Пинхас Бейлис; 19) וסף דו-נואש Йосеф Ду-Ноаш; משולם פלדמן (ביתן) (20 Мешулам Фельдман (Битан); 21) אבנר) אלימלך זליקוביץ) Альмалиах Зеликович (Авнер); 22) ברוך פטיגורסקי Барух Пятигорский; 23) אריה הנין Арье Анин; 24) יחיאל קנטור Ихаель Кантор; 25) בנימין ארנשטיין Биньямин Арнштейн; 26) יצחק מולדבי Ицхак Молдави; 27) הלל לנדשמן  Хилель Линдшеман; 28) אריה רובינשטיין Арье Рубинштейн; 29) מרדכי קרצמן Мордехай Кирчман; 30) מרדכי מלכזון Мордехай Мильхезон; 31) דוד הכהן  Давид Хакоен; 32) חיים ברודקין Хаим Бродкин; 33) אהרון הרצברג Аарон Херцберг;         34) אליעזר הורביץ Элиэзер Хоровиц; 35) דב אשבל Дов Эшболь; 36) דוד בן צבי Давид Бен Цви; 37) יעקב לוי Яков Леви; 38) משה פרידלנד Моше Фридлянд; 39) ירחמיאל לוקצ’ר Ирхамиэль Лукчер; 40) צבי שרייבר Цви Шрайбер; 41) שלמה פונרוב Шломо Фурнов; 42) יוסף טומשפולסקי Йосеф Томпольски; 43) אליעזר ליפסון Элиэзер Лифсон; 44) מרדכי דוברובסקי Мордехай Дубровски; 45) יוסף ברסלבסקי Йосеф Браславски;  46) (צבי מלי (אביטל Цви Мали (Авиталь); 47) נתן זלדיס Натан Зейлдис;               48) (יהושע פלדמן (ביתן  Йехошуа Фельдман (Битен).

 

 

 

Основные источники

  1. ALEXANDR AARONSON WITH THE TURRS IN PALESTINE
    2. Юджин Роган «Падение Османской империи: Первая мировая война на Ближнем Востоке, 1914—1920«
    3. Генри Моргентау. Трагедия армянского народа. История посла Моргентау
    4. Efraim Karsh & Imari Karsh. Empires of the Sand. First Harvard University Press paperback edition, 2001
    מורה עברי בצבא הסולטן | אלי אשד.5
    6. Меир Антопольский. «Султана верные евреи
    7. История еврейского национального движения. 1914-1949
    הישוב היהודי בא»י והתנועה הציונית בתקופת מלחמת העולם הראשונה — בין השנים .8 1918-1914
    9.
    ( ההתעתמנות וגיוס של בוגרי הגימנסיה «הרצליה” (במלחמת העולם הראשונה

    10. משה שרת במלחמת העולם הראשונה
    11. רואה אותה בדרך לגימנסיה: זיכרונות בשחור-לבן
    12. Феликс Кандель. ЗЕМЛЯ ПОД НОГАМИ, Книга первая
    13. Алекс ТАРН Наш «Крестовый поход детей»
    14. Сёма Давидович «Чертой по карте. К столетию Соглашения Сайкса—Пико».

  Примечания

[1] РОССИЯ. ДЕМОГРАФИЯ ЕВРЕЙСКОГО НАСЕЛЕНИЯ РОССИЙСКОЙ ИМПЕРИИ (1772–1917)
[2] Евреи 1-й (1882—1903 годы) и 2-й (1904-1914 годы) алии. Алия в переводе с иврита – восхождение.
[3] В принятой на 1-м Сионистском конгрессе в 1897 году  Базельской программе ничего не говорилось про создание еврейского государства – только про Национальный дом. «Сионизм стремится к созданию в Эрец-Исраэль гарантированного публичным правом национального очага («Heimstatte) для еврейского народа». Причина абсолютно ясна – Оттоманская империя вела отчаянную борьбу за выживание с национально-освободительными движениями народов, прежде всего армянского, требующих создания своего национального государства. Говорить в этих условиях о стремлении к созданию национального государства было бы безумием.
[4] Багдадская железная дорога — главный отрезок широко запланированной в XIX веке и частично построенной железнодорожной магистрали Берлин-Вена-Стамбул- Багдад-Басра-Кувейт протяженностью около 2400 км, и соединяет Босфор с Персидским заливом. К началу Первой мировой войны дорога была построена только частично, и её строительство было завершено только в 1940 году.
[5] Блистательная, или Высокая Порта — принятое в истории дипломатии и международных отношений наименование правительства (канцелярии великого визиря и дивана) Османской империи, происходит от фр. porte, итал. porta — «дверь», «врата», что является калькой с османского языка: Bâb-ı Âli — «высокие ворота»
[6] Капитуляции (от позднелатинского capitulatio,— договариваюсь, делю на главы, от лат. capitulum — глава, раздел, статья), особый вид неравноправных договоров, фиксирующих привилегированный режим для иностранцев по сравнению с гражданами государства пребывания. Содержание Капитуляции определялось соотношением сил между договаривающимися сторонами, согласно капитуляциям иностранные граждане были неподсудны местным властям Османской империи.
[7] Efraim Karsh & Imari Karsh. Empires of the Sand. First Harvard University Press paperback edition, 2001 p. 113
[8]История еврейских общин в Турции в XI—XV вв.
[9] Зимми́, буквально «люди договора»— собирательное название немусульманского населения (в основном тех, кто исповедовал христианство, иудаизм, зороастризм…) на территории мусульманских государств
[10] Дамасский кровавый навет — обвинение евреев Дамаска в ритуальном убийстве исчезнувшего христианского священника и его слуги в 1840 году
[11] Танзимат, в переводе — «упорядочение», «уложение» — название модернизационных реформ в Османской империи с 1839 до 1876 года, когда была принята первая османская конституция
[12] Юджин Роган «Падение Османской империи: Первая мировая война на Ближнем Востоке, 1914–1920»
[13] Генри Моргентау. Трагедия армянского народа. История посла Моргентау

[14]מורה עברי בצבא הסולטן | אלי אשד
[15] 1914 population statistics for the Ottoman Empire

[16] Antisemitism in Turkey
[17] Меир Антопольский. «Султана верные евреи
[18] Еврейская электронная энциклопедия. Турция
[19] Меир Антопольский. «Султана верные евреи
[20] מורה עברי בצבא הסולטן | אלי אשד
[21] Еврейская электронная энциклопедия. Турция

[22]היישוב הישן
[23] WITH THE TURRS IN PALESTINE

[24] Сегодня Цфат
[25] Сегодня – Кинерет
[26] Это было общепринятым правилом отпускать новобранцев домой, чтобы они смогли как следует подготовиться к службе
[27] Сегодня этот путь в 55 км занял бы около часа на машине по 85-му шоссе.
[28] История еврейского национального движения. 1914-1949
[29] Артур Руппин (Arthur Ruppin 1876-1943) – уроженец Германии, «отец еврейской социологии (1902-1907 гг. – руководитель Берлинского бюро еврейской статистики и демографии), видный деятель сионизма, руководитель палестинского бюро ВСО ) המשרד הארצישראלי). В 1916 году, несмотря га своё германское подданство был выслан изПалестины в Стамбул.
[30] Efraim Karsh & Imari Karsh. Empires of the Sand. First Harvard University Press paperback edition, 2001 p. 167
[31] История еврейского национального движения. 1914-1949
[32] История еврейского национального движения. 1914-1949
[33] הישוב היהודי בא»י והתנועה הציונית בתקופת מלחמת העולם הראשונה — בין השנים 1918-1914

[34] Поалей Цион (Рабочие Сиона) — сионистская Еврейская социал-демократическая рабочая партия, основана в 1898 в Российской империи.
[35] Ицха́к Бен-Цви ((Ицхок Шимшелевич יצחק בן צבי‏‎ 1884 1963 гг., 2-ой Президент Израиля 1952-1963 гг.
[36] МАХАНАИМ — еврейский культурно-религиозный центр. Лекция 8. 1-ая Мировая война
[37]  В октябре 1913 г. майор Азиз Али аль-Масри создает в Стамбуле тайную офицерскую организацию «Аль-Ахд» («Завет») и начинает подготовку к вооруженному выступлению в Месопотамии.
[38] Юджин Роган «Падение Османской империи: Первая мировая война на Ближнем Востоке, 1914–1920«
[39] ЗЕМЛЯ ПОД НОГАМИ, Книга первая.  Глава 14.
[40] מורה עברי בצבא הסולטן | אלי אשד
[41]WITH THE TURRS IN PALESTINE p. 37
[42] ההתעתמנות וגיוס של בוגרי הגימנסיה «הרצליה” (במלחמת העולם הראשונה)
[43] Юджин Роган «Падение Османской империи: Первая мировая война на Ближнем Востоке, 1914–1920«

[44] Меир Антопольский «Султана верные евреи«
[45] מגזין תיור ישראלי מס 49 . 31.3.2013 — מי אתה אחמד ג’מאל פאשא?
[46] Micael J. Cohen Truman and Israel

[47] Акива Вайс (ювелир и часовых дел мастер из Лодзи, автор идеи постройки нового еврейского квартала Яффо)  вышел на берег моря и собрал 132 ракушки: 66 светлых и 66 темных. На светлых он написал фамилии участников лотереи, на темных – номера участков. Ракушки положили в два мешка, из которых маленький мальчик вынимал поочередно светлые и темные ракушки.
[48]ЗАИОРДА́НЬЕ (עֵבֶר הַיַרְדֵּן, Эвер хаЯрден), восточная часть исторической территории Эрец-Исраэль между Иорданской впадиной на западе и Сирийско-Аравийской пустыней на востоке. На севере граничит с подножием горы Хермон, на юге — с Эйлатским заливом. Ширина от 110 до 30 км, длина свыше 400 км. Площадь свыше 28 тыс. кв. км; ныне в пределах Сирии — 10 тыс. кв. км, Иордании — 17 тыс. кв. км, 1,2 тыс. кв. км – Голаны.
[49] Группа еврейской молодёжи, включая выпускников гимназии Герцлия. Их целью была защита от нападения арабов, сбор оружия для подготовки к будущим столкновениям. В дальнейшем члены группы сыграли огромную роль в создании Хаганы и ЦАХАЛя.
[50] Нили (ивр. ‏נִילִ»י‏‎, акроним цитаты из Первой Книги Самуила 15:29: «Сильный Израиля не солжет», ивр. ‏נצח ישראל לא ישקר‏‎) — организация палестинских евреев,базировавшаяся в Зихрон Якове, добывавшая разведывательную информацию для британской армии.
[51] Средний сын шерифа Мекки Хуссейна, с 1921 года – эмир Трансиордании, с 1948 года – король Иордании, убит в 1951 году на ступенях мечети Аль Акса в Иерусалиме
[52] В. Жаботинский. Слово о полку.
[53]  Там же

 

 

 

Share

Сёма Давидович: Евреи Османской империи на фронтах Великой (Первой мировой) войны: 6 комментариев

  1. Игорь Ю.

    Вслед за Бенни скажу, что практически ничего не знал, кроме общих представлений. Интересно и хорошо написано. Были ли в одной и той же еврейской семье Ишува трения между родственниками, сражающимися (или условно сражающимися) по разные стороны баррикад — кто теперь вспомнит.

    1. Benny B

      Игорь Ю.: … Были ли в одной и той же еврейской семье Ишува трения между родственниками, сражающимися (или условно сражающимися) по разные стороны баррикад — кто теперь вспомнит. …
      =========
      Несколько лет назад я был в музее про-британской НИЛИ в Зихрон-Яакове и там немного было и об этом.
      Я так понял, что некоторые трения были — но по причине ОЧЕНЬ ВЕСКОГО фактора турецких зверств против любых подозреваемых в анти-турецких настроениях (а также их родственников, друзей, соседей, односельчан и членов той-же общины).

      По-моему это было примерно как в Торе (Шемот, глава 5):
      19. И увидели надзиратели сынов Исраэля их в беде, говоря: Не убавляйте от (числа) кирпичей — дневную норму в её день.
      20. И встретили они Моше и Аарона, стоявших (или: стоявшие, восставшие) против них, при выходе их от Паро.
      21. И сказали им: Да воззрит Господь на вас и рассудит (за то), что вы зловонным сделали дух наш для Паро и для его слуг, (а это то же, что) вложить меч в их руку, чтобы убить нас.

  2. Benny B

    1. Интересная статья на практически незнакомую мне тему.
    2. Заметил одну мелкую неточность: «… полдюжины офицеров, от капрала до капитана …» — капрал это не офицер.
    3. Понравилась шутка «Элияху Эйлат, Эпштейн в наших руках».

  3. Григорий Писаревский

    Серьезная, основательная, хорошо изложенная работа. Комплименты автору.

  4. Илья Г.

    Дорогой Сэм! Интересно, познавательно и легко написано. Но злополучное правило «не или ни» сыграло с Вами злую шутку. У Вас:
    «…И из их рядов вышел НИ один создатель и защитник будущего Еврейского Государства», — т.е. ни один из них не стал создателем и защитником «будущего Еврейского Государства» (sic!). Пожалуйста, замените «ни» на «не» во избежание кривотолков

    1. Сэм

      Спасибо за отзыв, спасибо за указание на ошибку.
      Грамтеррористы опоздали.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

AlphaOmega Captcha Mathematica  –  Do the Math
     
 
В окошко капчи (AlphaOmega Captcha Mathematica) сверху следует вводить РЕЗУЛЬТАТ предложенного математического действия