©"Заметки по еврейской истории"
  январь 2020 года

202 просмотров всего, 3 просмотров сегодня

Что сегодня в новостях? По возвращении в свою комнату в  Отеле Двойного Дерева я включаю телевизор, выбираю СNN и там вижу ретрансляцию вторых Республиканских Дебатов. Я не смотрел их, когда они проходили, поэтому смотрю их теперь. Угадайте, какое слово всплывает чаще всего, снова и снова?  Израиль. Можно подумать, что эти кандидаты борются за офис в Иерусалиме.

Тувиа Тененбом

ЛОЖЬ, КОТОРОЙ НАС КОРМЯТ

Перевод с английского Минны Динер

(продолжение. Начало в №2-3/2019 и сл.)

Гейт 14

Где же мне сначала остановиться  в Калифорнии? Надо поглядеть, есть ли здесь что-то зажигательноe, что привлекло бы моё внимание.. Вот, что я читаю в San Francisco Business Times: «Калифорнийский Университет Беркли представляет Университет Филантропии, организованный на средства Саудовцев.»

  Что тут скажешь..

  Далее следует небольшое пояснение:  «Калифорнийский Университет Беркли и его Хаасская Школа Бизнеса запускают в сеть «Филантропический Университет», чтобы помочь людям из неприбыльных сфер финансами в сборе средств, стратегии, лидерстве и других задачах.»

  Насколько я знаю Саудовцев, они заинтересованы в благотворительности, как я заинтересован в лесоводстве… Но жизнь полна неожиданностей, и, возможно, однажды и я заинтересуюсь посадками леса.

  Какими бы ни были их интересы, я заинтригован Университетом Бёркли. Я много слышал о нём в последние годы, поэтому настало время познакомиться и возможно заиметь для себя одного — другого щедрого Саудовца.

  Я появляюсь в кампусе после полудня. О, Господи, что же я вижу! Бесконечный поток людей движется вокруг многочисленных маленьких столов. Все стараются убедить еще кого-то присоединиться к какому-то конкретному клубу. Что тут происходит? — спрашиваю я нескольких студентов. Они отвечают: — «Распределение.» И они поясняют, что в Бёркли имеется около 1500 различных клубов, которые заинтересованы в новых членах. Некоторые клубы просто развлекательные, вроде клуба здоровья, но некоторые значительно серьёзней: «Ассоциация Студентов — мусульман», «Необычные Бизнесы и Лидерство», Клуб Атеистов, множество Католических клубов, один для Палестины и на дистанции от них Еврейский клуб. Есть даже Республиканский клуб, который является одним из самых больших в Беркли. А я-то думал, что Беркли либерален. Каким же образом Республиканский клуб стал одним из самых больших? — спрашиваю я у одного молодого республиканца.

 — «Республиканцы часто подвергаются нападкам, поэтому они хотят держаться вместе. Чтобы защищаться», — отвечает он

 — Скажите, а Вы «за Выбор», или «за Жизнь»?

 — «Я долго размышлял над этим и пришёл к такой простой идее — налог на аборты. Если вам требуется аборт — без проблем, но это за ваш счёт.»

 Гуляя среди студентов — огромного табуна молодых тел, я заметил, что почти каждый второй — азиат. Черных очень-очень мало, почти не видно. Чёрные -—  в Джермантауне и в Инглвуде.

  Повсюду в кампусе запрет на курение, даже на улице. Бeркли огромен, но ни одного курящего не видно. Когда это делаю я, люди смотрят на меня, как если бы я был бы насильником в ожидании жертвы. Но пока они ко мне не обращаются, у меня нет причин отказываться от курения. Со временем, когда я хочу стать как бы их частью, я перестаю курить. Хочу побыть бeрклинским парнем.. Я продолжаю гулять, как хороший здоровый человек.

 А вот несколько еврейских студентов. В Бёркли самое большое число Нобелевских лауреатов по сравнению с другими университетами, поэтому очень престижно учиться здесь, — делятся со мной они.

 — А каково это быть Евреем здесь?

 — «Это не просто», — говорит один из них.

 — Что Вы имеете ввиду?

 — «Для меня это тяжело, так как Израиль для меня имеет важное значение, а большинство студентов настроены пропалестински. Если я высказываю позитивные мысли об Израиле, они дистанцируются от меня. Но многие еврейские студенты, особенно те, кто вообще не вовлекается в политику, или с пропалестинскими взглядами чувствуют себя хорошо.» Я слышу также, что некоторые еврейские студенты специально не  вовлекаются в политику, чтобы другие студенты не были о них плохого мнения.

 — А каковы профессора? — спрашиваю я у молодой леди.

 — «Девять из десяти настроены против Израиля и за Палестину.»

 — Разочарованы ли Вы в выборе университета?

 — «Нет! Бёркли великолепный университет!»

 — Если бы у Вас были дети, посоветовали бы Вы им учиться здесь?

 — «Да!»

 Я не могу сказать, что полностью понимаю её. Чтобы получить большее представление об этом престижном университете, я иду поговорить с боссом всех боссов — Николасом Дeрксом, ректором Калифорнийского Университета Беркли.

* * *

   Николас Деркс. Имя его указывает на Германские корни. И я спрашиваю его:

 — Есть ли у Вас характерные немецкие черты?

 — «А как бы вы характеризовали немца?»

 — Что бы не говорили о них люди, вы знаете, что это Пунктуальность, Честность, немного Расизма.

  У Николаса сидит представитель Бёркли, американский еврей по имени Дан. И этот американский еврей заливается громким смехом, когда слышит эти слова. Николас тоже смеётся и говорит:

 — «Я не хочу туда углубляться, знаете ли. Это только может принести мне неприятности.»

 — Но это здорово, если у Вас будут неприятности! По крайней мере из-за меня!

 — «Да, но меня уволят!»

  Когда смех стихает, Николас говорит:

 — «Я одержим пунктуальностью.»

 — Вы также прямолинейны, говоря людям то, что думаете?

 — «Да.»

 — Я — жирный, или нет?

 — «Вы совсем не жирный! Вы могли бы немного заняться упражнениями, но это касается каждого из нас.»

  Опять смех. Когда он стихает, я продолжаю наступление:

 — Вчера, глядя на «распределение», мне показалось, что половина студентов Университета Беркли — азиаты. Это так? Сколько процентов азиатских студентов учится в Бёркли?

 — «Около 40%», — вмешивается Дан. — «Азиаты — самая большая группа.»

 — Каково количество черных? — спрашиваю я Николаса, игнорируя Дана.

 — «3%»

 — Как так случилось, что в Бёркли учится столько азиатов и  так мало чёрных?

 — «Сегодня утром мы как раз объявляем новую Афро-Американскую Инициативу, и у нас есть надежда, что процент Афро-Американцев среди наших студентов существенно увеличится.»

 — Сегодня утром! Это в честь меня?

 — «Конечно! Именно для Вас!»

 — Позвольте спросить у Вас: Бёркли известен в некоторых кругах, как очень анти-Израильский Университет. Это правда?

 — «На самом деле я даже не знаю откуда такое впечатление взялось.»

 — Но Вы знаете, что оно существует.

 — «Что-то я не слышу множества жалоб на это от еврейских студентов.»

 — Я разговаривал с несколькими еврейскими студентами, и они сказали, что здесь с этим туго. Некоторые студенты  даже сказали, что они не вовлечены политически на кампусе, т.к. не хотят, чтобы их выделяли из других студентов. Обеспокоены ли Вы этим?

 — «Нет», — звучит ответ, и тут же он поправляет сам себя: «Меня волнует это частично. Но мы должны связаться с еврейскими студентами и убедиться, что они будут вовлечены, если они этого хотят. Кстати, мы провели фактический опрос среди еврейских студентов, и мы пришли к выводу, что большинство из них удовлетворено своей жизнью в Бёркли.»

 — Лично я ничего не знаю о Бёркли. То, что я рассказал Вам — это со слов студентов. Они сказали, например, что по их подсчётам 9 из 10 профессоров настроены против Израиля.

  И тут еврей Дан прерывает меня. Он расстроен из-за того, что я поднял этот вопрос. Если бы он знал, что я подниму его, он бы сделал всё, чтобы я не сидел сейчас с ректором.

  Он говорит и говорит, защищая имя Бёркли снова и снова. Я даю ему спустить немного пара и затем спрашиваю Николаса:

 — Правда ли, что 9 из 10 лекторов здесь против Израиля?

 — «Во-первых, я бы об этом не узнал. Мы, фактически, не исследуем политических пристрастий профессоров. То есть, у нас есть обязательства академической свободы и они глубоко внедрены в университете. Поэтому у нас нет лакмусовых проверок на любое политическое предпочтение. Самое главное-— это то, что наши преподаватели имеющие самую высокую репутацию среди профессуры других мировых университетов, проходят самые строгие тесты  на преподавание дисциплин. Приняты ли они для преподавания политических наук, или антропологии, или чего-то другого — они делают это на высшем уровне.»

  Я меняю тему и спрашиваю Николаса формирует ли жизнь и обстановка университета публичное мнение на такие проблемы, как права человека и другие социальные вещи.

 — «Отношение университета к любой из этих проблем, считаю, критическим.» По его мнению, университеты в прошлом «имели важнейшее культурное и политическое влияние на Соединённые Штаты.»

 — Гуляя вокруг Бёркли я заметил, что флагов здесь намного меньше, чем в большинстве городов, в которых я побывал. Значит ли это, что Бёркли менее патриотичен, чем другие? Люди здесь антиамериканисты, антиправительственно настроены?

 — «О, небо, нет!»

 — Горды ли Вы, что Вы — Американец?

 — «Абсолютно!»

  Прежде, чем я ухожу, Дан говорит мне, что хотел бы поговорить со мной в частном порядке.

 Мы садимся на небольшой разговор и Дан сообщает мне, что судя по опросу, сделанному университетом, «90% Еврейских студентов ответили, что они чувствуют приветливость и уважение к себе в этом кампусе.»  Если это правда, то впервые за 4000 лет 90% Евреев  согласны друг с другом в чём-то.

* * *

  В Калифорнии нужно водить автомобиль, если вы хотите передвигаться с одного места на другое. Если же вы хотите пользоваться общественным транспортом — приготовьтесь потратить целую жизнь на автобусной остановке.

  Я беру в рент машину. На этот раз, как и люди из приемной комиссии в Бёркли, я останавливаюсь на азиатском автомобиле в японском варианте —  Nissan Versa Note. Я размещаю своё тело на водительском кресле и включаю мотор. Этот японец, должен вам сказать, управляется намного мягче, чем мои предыдущие машины, поэтому водить его доставляет истинное удовольствие.

  Стоит вопрос: куда мне направиться отсюда? Маленький кусочек истории смог бы помочь.

  Решение создать Объединённые Нации пришло не где-нибудь, а в  Соединённых Штатах, а если быть более точным, то в Калифорнии, и конкретно в Сан Франциско. Много лет назад,  задолго до того, как курение было объявлено вне закона, устав Объединенных Наций был подписан в Сан Франциско. Это было 26 июня 1945 года. Три года спустя эти Объединённые Нации приняли Всемирную Декларацию Прав Человека, которая стала важнейшей частью сегодняшнего Западного мышления.

  Я думаю, что мне следует познакомиться с Сан Франциско.

  И я заезжаю в Сан Франциско через Мост Золотые Ворота. Я всегда думал, что Бруклинский мост в Нью Йорке самый красивый мост в мире. Но нет! Этот мост Золотые Ворота гораздо величественней. Такое впечатление, что он бесконечен, но он всё же кончается — после 1,7 мили езды по нему.

  Пока я ехал, я заметил в этой части Америки повсюду Испанские названия: Тут и там Сан. Эта часть Америки была когда-то Испанской колонией, поэтому её люди чествуют колонизаторов. Простите, Индейцы. Вы должны быть счастливы, что Президент назвал гору в вашу честь, этого более, чем достаточно.

   Езда по Сан Франциско, должен вам признаться, достойна приза из-за её водителей. Трудно подобрать другое слово, чтобы охарактеризовать их, ибо в этом словаре не будет хватать слова ТЕРПЕНИЕ. Я новичёк в городе, поэтому смотрю по сторонам и еду не так быстро. О, господи, эти люди ненавидят это! Они жмут на клаксоны так неистово, словно только что началась третья мировая война. Остыньте, люди!

  Должен поделиться другой отмеченной деталью. В Сан Франциско есть одна небольшая проблема, словно старый слон, который не покидает помещение: это множество бездомных, в основном чёрных людей. Очень печально видеть их в таком количестве в этой богатой стране.

  Я отказываюсь от езды на машине здесь. Паркуюсь возле своей гостиницы, которая находится в даунтауне и иду пешком на прогулку. У этого города и Манхэттена есть что-то общее: постоянный трафик, привилегированные богачи и дороговизна жизни. Я познакомился с людьми, которые платят $3000 в месяц за односпальную квартиру, без учёта трат на другие жизненно-необходимые вещи в квартире (вода, электричество, газ и т.п.).

  У основания моего 4х-звёздочного отеля бездомные чернокожие люди устраиваются на ночлег. Мой отель расположен рядом с площадью Юнион, где находится главный торговый район, а запах мочи переполняет воздух. Тротуары безобразно грязны и напоминают мне беднейшие города Третьего мира.

  Неужели это Америка? Прекрасно одетые люди, те, с которыми сталкиваешься на Благотворительных мероприятиях высокого класса, проходят мимо, стараясь не замечать бедных людей, лежащих у их ног. Единственные бедные, которых они замечают — это проститутки, которых некоторые подбирают и отправляются с ними в ближайшие отели. Как мне видится, Сан Франциско — это дом для людей двух категорий: богатых и бездомных.

   Я поднимаюсь к себе в номер и включаю ТВ. Телевизор здесь исключительно красив. Мне нравится и дизайн, и цвет, вид и ощущение. Но вот содержание передач… Ни один канал не предлагает чего-нибудь хоть отдалённо        интересное. Каким это образом  столько каналов могут быть настолько скучными? Кто пишет для них такие ужасные тексты? Мне приходит в голову, что мы живём в эпоху гениальных коммерсантов и недоумков-писателей.

  Я иду спать. Мои сны обычно бывают значительно более интригующими, чем то, что я нахожу на экране.

 * * *

  Рано утром следующего дня я читаю новости. На сей раз Нью Йорк Таймс сообщает: «Австрийские официальные лица говорят, что 6500 мигрантов, многие из которых из Сирии, достигли в субботу после обеда австрийской границы, и по крайней мере 2200 человек уже на пути к Германии.»

  Австрийцы великолепны! Они продают свои пистолеты Glock американским магазинам, чтобы банды в Миннеаполисе и других частях США могли бы запросто убивать друг друга. Но в своих границах они такие добрые и гуманные.

 Я читаю в других местах, что Германия примет 800 000 беженцев в этом году, в большинстве своём сирийцев, а возможно и больше.

  Упоминал ли я про экстремизм немцев? Америка согласилась принять 10 000 беженцев, а Германия переплюнула США — аж миллион человек.

  Для немцев это большая реклама для их имиджа. Испытывая долгое презрение к себе за тот ужас, который их страна принесла Евреям и другим во время Второй Мировой Войны, немцы испытывают неослабевающую и сильную потребность в освобождении от этого груза вины.

  Но в реальности почти все вне страны их любят, но Немцы не уверены в глубине этой любви, и боятся, что кто-то вдруг отвернётся от них в секунды. Они считают, что  до сих пор не убедили мир насколько они чудесны на самом деле.

 Приход Сирийцев. Гражданская война в Сирии, которая производит бесконечное число беженцев, ищущих на земле убежища, стала золотой возможностью для Немцев показать миру, что их волнуют другие, и, что они великолепная нация, даже лучше других наций. Ведь другие позволяет беженцам умирать в песках и тонуть в море, а Германия, и только Германия  демонстрирует сострадание.. Люди всего мира это отмечают и сердечно  оценивают Немцев.

  Кстати, Германия — одна из самых больших производителей оружия в мире, но почти никто не обращает внимание на эту маленькую деталь сейчас.

 Франкли, я счастлив, что не нахожусь в эти дни в Германии. В прошлый раз, когда народ Германии был так доволен собой во время Рейха, это не закончилось хорошо.

  Потешно, но единственными, кто помнит об этом, оказались сирийские беженцы. Это они по приезду в Германию  вежливо попросили: Не могли бы вы показать нам музей Адольфа Гитлера? В их сознании Немцы великолепны потому, что убивали Евреев в прошлом веке, поэтому они, беженцы хотят продемонстрировать хозяевам свою признательность, оказывая честь Фюреру.

  Я спускаюсь вниз по лестнице, чтобы покурить. Молодая чёрная леди с iPhone обращается ко мне со словами:

 — «Эй, бэби, не хочешь провести время?» Я отвечаю, что «спасибо, не сейчас.» И она поворачивается к другому «бэби». Я успеваю сделать две затяжки, как ко мне подходят две чёрные леди, и одна из них говорит:

 — «Эй Секси! Хочешь получить удовольствие?» — В следующий раз, дорогие.

  Я молюсь за то, чтобы это не стало судьбой сирийских беженцев в Германии. Это достаточно просто открыть ворота твоей страны иностранцам, но, когда они оказываются внутри, всё становится гораздо сложней. Должны пройти годы любви и преданности, чтобы помочь беженцам забыть тёмное прошлое и шагать осторожно и терпеливо к светлому будущему. Построена ли Германия для этого? Сексуальный мужчина этого не знает.

 * * *

 Я направляюсь в район Кастро, известный, как просто «Кастро.» Построенный для себя эмигрантами немцами, ирландцами и скандинавами более столетия назад, с годами он стал в общем чем-то другим. Судя по поисковику, напечатав «самое гейское место на земле», вы получите “Кастро —  всемирно известный район проживания и различных акций геев.” Как только я, сексуальный человек,  там оказываюсь, мне в глаза сразу попадают снующие вокруг голые люди, демонстрирующие свои гениталии для всеобщего обозрения. Это любопытное зрелище для созерцания: молодые и старые, окружённые людьми с различными плакатами, вроде «Гей за Плату —  Окей», «Бесплатные Объятия, Дешёвый Секс», «Остановите Войну со Шлюхами», «Моё Тело — Мои Правила», или «Мои Друзья — Секс-Работники.» Один человек, одетый как священник и называющий себя Сестра Весёлый Питер, ходит вокруг с мешком из магазина Whole Foods и собирает деньги. В это же время позади него различные ораторы загружают слушателей возвышенными лозунгами.

 Whole Foods — общенациональная сеть продуктовых магазинов, заслужившими звание «либеральных». Я не уверен почему, но вероятно по причине того, что они не используют пластиковых мешков, а только лишь бумажные, ибо пластиковые засоряют окружающую среду.

 — Кто вы? — спрашиваю я у «священника».

 — «Я — сестра бесконечной терпимости. Мы являемся интернациональным орденом нетрадиционных монахов, которые работают, чтобы освободить общество от стыда и вины, и помогает любому найти свою уникальную радость.»

 — Верите ли Вы в Деву Марию?

 — «Дорогой, здесь столько Дев Марий, что мне некогда верить в каждую из них.»

 — Верите ли Вы в Сына Божьего?

 — «Ну конечно верю, дорогой мой! Я встречаюсь с ним каждый вторник на углу, где кофейня. Мы проводим время обычно скуля о том, что произошло прошлой ночью с той шлюхой Девой Марией. Она была многострадальной матерью.»

  Мне нравится эта сестра!

  Но почему все эти «священники» и нудисты здесь? Несколько дней назад Отдел Отечественной Безопасности, правительственное учреждение, призванное защищать Америку от террористических атак и других нарушений общественной безопасности, закрыли вебсайт под названием rentboy.com и арестовали его операторов. Этот rentboy просуществовал около двух десятилетий, специализируясь на подборе геев для  богатых клиентов— мужчин.

  Для чего правительству США понадобилось их закрывать вообще, и почему именно сейчас никто даже не догадывается. Мне же кажется, что причина в следующем: молодые красивые мужчины извергают слишком  много опасных газов в атмосферу. И это собрание здесь — демонстрация, нацеленная на возвращения вебсайта и освобождения его операторов.

  Но независимо от того, что думает правительство, мне «Кастро» нравится. Люди здесь энергичные, живые души  и, как и многие гонимые меньшинства, геи развили в себе отличное чувство юмора, а я уважаю это. Да, конечно, не каждый гей весел, но все вместе они создали «весёлую» атмосферу, что несомненно действует освежающе.

 В несколько минут я окунаюсь в веселье. Я выбираю один из самодельных плакатов и поднимаю его высоко-высоко.. Рядом со мной оказывается женщина, называющая себя «шлюхой». Я разговорился с ней и она объяснила мне в законодательных выражениях сам акт проституции, как будто меня это беспокоит.

 — «Статья Б647 Уголовного Кодекса — это закон против проституции в Калифорнии. Вначале проституция была незаконна из-за приставаний на улице. Но затем закон был расширен и включал также и проституцию по обоюдному соглашению.»

  Она продолжает, и говорит о деталях истории права и проституции, как они связаны, или не связаны и еще массу других вещей. Она без сомнения является самой интеллектуальной проституткой в истории.

  Цыганка 46 лет, мать троих детей, ходит вокруг полностью обнажённой и объясняет мне, что находится здесь, «в поддержку демонстрации за права сексуальных работников. Они заслужили такого же отношения к себе, как все остальные, а не как к преступникам.»

 — А лично Вы — часть этой секс индустрии?

 — «Я была. Я была и стрептизёршей. Я также снимала порнографию.»

 — Вы лесбиянка?

 — «Да нет. Прямолинейна, как граница.»

  На другой стороне улицы находится мистер Пам. Разумеется, поскольку мы находимся в Кастро, мистер Пам на самом деле женщина, известная среди посвящённых, как Мама Геев. Она слегка полновата, всегда улыбается. Она рассказывает мне, что является «гордой и страстной гейской порнографиней.» Она выросла в католической семье и до сих пор придерживается католицизма, потому что «вы никогда по-настоящему не можете покинуть католичество.»

  — Каким был ваш первый порно-фильм? Какие чувства вызывал?

 — «Восхищение!»

 — А что интересней делать фильмы про геев, или лесбиянок?

 — «С парнями ты всегда знаешь где это кончается, ибо  виден оргазм. С девушками я не знаю, когда это заканчивается.»

 — Ну, а как насчёт традиционного порно?

 — «Я никогда не снимаю традиционного порно потому, что мне самой нравится смотреть на это.»

 — А, значит Вы бисексуальны. Так почему же не снимать традиционный секс?

 — «Это бы слишком отвлекало меня. Мне бы хотелось вмешаться! Я бы ревновала!»

  Я, наконец-то, нашёл себя среди либералов, которые мне симпатичны. Мне они нравятся!

  Неподалёку находится заправочная станция, где берут $3.89 за галлон бензина. В Висконсине я платил $2.29 за галлон. Когда я делюсь этим с людьми здесь, никто не огорчается. Пока они озабочены тем, как бы заполучить парня на час, правительство и бизнесы могут брать с них за бензин сколько только вздумается.

  Что еще нового сегодня? Ещё одна дама из ряда  еврейских законодателей, председатель Демократического Национального Комитета, Дебби Вассерман-Шульц, объявила о том, что она бы поддержала Иранскую сделку.

  Похоже, что Иранский договор имеет достаточно поддержки в Конгрессе и поэтому может вскоре стать реальностью. Снять парня для секса — это угроза безопасности, а Иран — нет. Пастор из CUFI пусть расслабится и приезжает сюда, чтобы получить немного удовольствия. У нас тут имеется священник, так почему же пастору тут не побывать?

* * *

 Моей  Versa нравится двигаться — это потому, что она автомобиль. Сегодня она везёт меня в Пало Алто, Калифорния. Гуд бай, Сан Франциско, привет, Пало Алто!

  Я припарковываюсь и прогуливаюсь вокруг, чтобы познакомиться с людьми и местом.

  Покойный основатель компании Apple Стив Джобс жил здесь до своей кончины. Это говорит мне кое-что о людях, живущих здесь. Тут, в Пало Алто, есть довольно красивые дома, которые я могу видеть только снаружи. Мне рассказывают, что цена некоторых из них переваливает за $10 000 000.

  Здесь я знакомлюсь с двумя Стенфордскими студентами: она уже имеет докторскую степень в инженерной науке, а он собирается получить докторскую в следующем году. Оба — симпатяги. Очень милые.

 — «Если вы образованы, если вы учёный — у вас не будет сомнений стать ли прогрессивным либералом,» — говорит мужчина, а женщина соглашается с ним. И оба они ( какой сюрприз!) верят в изменения климата и являются про-Палестинцaми .

  Я еду в Стенфордский Университет. Хочу увидеть своими глазами где выращивают таких образованных и научных людей. Что за великолепное место! Прекрасный парк,  великолепные здания и( какое счастье!)… никакого запаха мочи. Потрясающе!

  В отличии от Бёркли, в Стенфорде ещё не начался  семестр. Я пытаюсь войти в некоторые здания, но это удаётся лишь призракам. Исключением стало Стэнфордское отделение Хилеля, Дом Таубе Хилеля. Хилель — Еврейская студенческая организация, и я догадываюсь, что Евреи любят работать немного интенсивней других.

  Я захожу. За столом сидит леди, а позади неё клетка со щенком. Он похож на немецкую овчарку, и эта дама говорит, что собак именно этой породы использовали во время Второй Мировой войны для преследования евреев. Она же любит свою собаку и привозит с собой на работу , чтобы она не скучала дома в одиночестве.

  Вместе с женщиной в комнате находятся несколько студентов, все евреи. Я спрашиваю у них:

 — Какое это отделение Хилеля — красноватое, или синеватое?

  Упс! Оказывается, это запрещённый вопрос здесь, и все присутствующие, кроме собаки, чувствуют себя неуютно. Это настоящие. Это настоящие Замороженные Избранные. Только после повторных вопросов и, возможно от страха быть преследованными собаками, если они не ответят, они нехотя говорят, что в прошлом Хилель приглашал ораторов левого крыла и они не припомнят ни одного правого, который бы здесь выступал.

 — Значит, вы — синие, верно?

  Они обижены этим вопросом и, опасаясь, что я спрошу их еще о чём-нибудь, всей группой уходят.

  Я тоже ухожу и пытаюсь найти ещё кого-нибудь вокруг. Рядом с  Домом Содружества я нахожу студентов — неевреев, которые обещают ответить на любые мои вопросы в обмен на моё обещание после беседы угостить их пивом. Вот она —  духовность! Мне нравится это! Но где же, черт возьми, я достану им пива?

  Главные новости сегодняшнего дня в большинстве Американских СМИ таковы:

1.Германия  потратит на беженцев $6,7 миллиардов.
2.Палестинская женщина на Западном Берегу умерла от рук израильтян.

* * *

  Калифорния синяя, а Сан Франциско синее синего. Однако кандидат в Президенты от республиканской партии, нейрохирург на пенсии, Бен Карсон будет завтра в Сан Франциско. Мне очень любопытно услышать его. И я еду в  Клуб Всеобщего Благосостояния Калифорнии, который, судя по описанию, является «старейшим и самым большим форумом нации». Именно там я надеюсь увидеть и услышать этого человека. Модератор, местный журналист встречи, спрашивает Бена:

 — Что делает в подобной кампании такой приятный человек, как Вы?

 — «Это хороший вопрос…,» — отвечает он и рассказывает, что на определённом Молитвенном Завтраке «многие люди потребовали от меня, чтобы я боролся за место президента, что я посчитал нелепой идеей. Но я продолжал вращаться в определённой среде пожилых американцев, и они говорили мне, что разуверились в Америке и просто дожидаются смерти». Так он решил участвовать в кампании.

  Я    не понимаю о чём он говорит, но он говорит. Он рассказывает нам о своей жизни:

 — «Моя мать пыталась заставить меня надеть то, что я не хотел надевать, и я схватил молоток и пошёл стукнуть её по голове. К счастью, мой брат поймал меня сзади и отнял молоток. Вообще-то я был довольно хорошим ребёнком, если бы не тот случай».

  Мне кажется, что Шанта поладила бы с ним, т.к. оба любят молотки.

  У Бена нет харизмы,  поэтому даже самые глупые части его речи остаются плоскими. Мне стыдно это сказать, но, когда этот человек говорит,  мне стоит большого труда, чтобы не заснуть. Если он станет Президентом, то мне придётся стать нейрохирургом.

  Я готов покинуть Калифорнию. Куда же мне податься на сей раз? Я выбираю Гавайи — штат с уникальной американской историей: атакой на Перл Харбор.

 Я оставляю свою Versa в аэропорту и лечу на Гавайи… В самолёте я читаю, что сенатор из Коннектикута Ричард Блументал, еврей, тоже объявил о своей поддержке Иранской сделки, эффектно подстраховавшись тем, что Сенат этот договор всё равно не одобрит. Говоря другими словами, Иранский Договор — это уже несомненный факт. Меня это волнует? Нет. Никого из следующих в Гавайи не волнуют иранцы. Это же Гавайи!

Гейт 15

 Гавайи — самая отдалённая группа островов в мире, которая является заветной мечтой серферов и молодых пар, мечтающиx там провести Медовый месяц. Так вот Гавайи уже заждались своего блудного сына, т.е. меня.

  Гавайи, кстати говоря, самый молодой из всех Штатов Америки. Он стал штатом лишь в 1959 году. И я с нетерпением жду встречи с этой юной леди. Совершаю посадку на самом населенном и самом популярном острове ОАХУ, и первая моя цель — это секция Вайкики в столице Гонолулу. Вайкики — это место, куда стремится большинство туристов, где расположено большинство отелей и торговых  центров острова, которые ждут своих уважаемых гостей.

  Я следую за толпой.

 Первым моим впечатлением сразу по выходу из самолёта, как только я вдыхаю воздух тропического острова — это, что Гавайи не Америка. Повсюду встречается слово «Алоха», которое, вроде не является английским. Следующее впечатление: Гавайи не штат, а духовка. Здесь не просто жарко, здесь и высокая влажность. Здесь настоящий атомный плавильный котёл. По слухам Гавайи —  синейший из синих, т.е. основательно демократический штат. Здесь все — избранные официальные лица, сенаторы и члены конгресса, губернатор и вице губернатор Демократы. Да, Обама родился именно здесь.

 В аэропорту люди мне рассказали, что население здесь на 40% азиатское. Вот это новость! Не в Калифорнийском ли я Университете, не в Бёркли Лэнде?

  Во всяком случае я беру в рент NISSAN VERSA NOTE опять. Азия так Азия!

  Я включаю кондиционер на всю мощь и чуть остываю. Как хорошо! Вот ради этого, по-видимому люди проделывают такие расстояния до Гавайи.

  Я проезжаю немного, но через мгновение все хорошие ощущения заканчиваются, ибо мне надо выйти из VERSA, т.к. я приехал в отель. Я надеюсь, что это хороший отель. Хороший, или нет, но точно либеральный. Прогрессивно либеральный. Доказательством ультра-либеральных тенденций является  суровая дама из регистратуры, которая заставляет меня подписать бумагу, что я осведомлён о штрафе в $425 за курение в номере, или на балконе.

   Я выхожу из отеля и закуриваю на пляже, что через дорогу от отеля. Но я забыл, что нахожусь в повсеместно либеральном штате. Через каждые несколько шагов по пляжу и по тротуару, который идёт параллельно пляжу, здесь расположились огромные таблички «Не Курить». Я слежу за знаками в надежде, что они когда-нибудь кончатся, но они не кончаются. Я пересекаю улицу и там нахожу их  еще в большем количестве возле всего, что построено руками человека —  возле отеля, магазина… Я должен находиться на достаточной дистанции от объектов, если хочу закурить, как гласит табличка.

 Изучавший математику, я решаю измерить точное местоположение легально разрешённых мест для курения в Вайкики. Это занимает  много времени — это изучение, и после огромных расчетов и многочисленных замеров, я прихожу к выводу, что курить можно лишь на разделительной линии  улиц, между движущимся трафиком. В чём логика этого? Гавайи хотят, чтобы все курящие померли, прежде чем закурят.

  Я же выбираю жизнь и зажигаю сигарету на тротуаре прямо рядом с красным знаком запрета. Многие радетели некурения говорят мне, что я нахожусь в зоне некурения, но я им отвечаю: Я не говорю по-английски, говорю по-румынски… И они оставляют меня в покое. Приставалы!

* * *  

Пёрл Харбор

  Гавайи занимают уникальное место в сердцах американцев. Именно в этом штате Америка была атакована иностранными силами, что является редкостью в истории страны. Это случилось 7 декабря 1941 года, когда Япония атаковала военно-морскую базу в Пёрл Харборе, который находится неподалёку отсюда.

 Я считаю своим долгом спросить свою Versa, повезёт ли она меня туда, учитывая конфликт интересов. Но моя японка не против.

 Во время этой атаки много американских боевых кораблей потонуло вместе с моряками. Один из тех кораблей, «Аризона» так и не был поднят со дна морского, и по сей день  это является местом упокоения для более, чем тысячи американских моряков.

 Как и можно было ожидать, в этом районе создан музей. Я захожу и присоединяюсь к группе туристов, которые отправляются на пароме к месту, где создан Монумент над местом, где покоятся останки тысячи моряков. Нас приветствует парковый рейнджер, бывший моряк.

 — «Есть ли вопросы?» — спрашивает он.

 — Да. у меня есть, — говорю я. — С каких пор эта часть мира принадлежит Америке?

 — «Гавайи стали штатом в 1959-м. Перед этим, во время нападения японцев, это было территорией США.»

 — Каким образом она стала территорией США?

 — «О, это сложная история.»

 — Объясните попроще.

 — «Гавайи были захвачены Соединёнными Штатами нелегально. Здесь была монархия, но американцы свергли её, арестовали Гавайскую королеву, и дело было сделано.»

 — Пожалуйста, не торопитесь, друг мой. Расскажите, пожалуйста всю историю в подробностях.

 — «Я думаю, Вам следует съездить во дворец Иолани, чтобы узнать больше.»

  И я это делаю.

* * *

   Фактически, Дворец Иолани был разрушен, а то, что я вижу сейчас — это восстановленная копия. Но всё равно — это прекрасное место и оно рассказывает об истории.

  Вот версия Клиффа Нотс. Когда-то в давние времена существовало Королевство Гавайи. В один прекрасный день белые христианские миссионеры приехали сюда, чтобы поделиться с гавайцами Иисусом. Одно событие за другим и много крови было пролито и в конце концов родился Американский Штат Гавайи.

  Тут я познакомился также с письмом  Королевы, в котором она отреклась под нажимом протеста для того, чтобы остановить кровопролитие, но надеясь, что со временем трон будет восстановлен. Но это никогда не произошло. Восстановлен был лишь этот дворец, этот музей.

  Именно здесь меня обуяло чувство истории и ясная картина возникла перед моими глазами: Соединённые Штаты аннексировали этот остров просто потому, что, как мне сказал один лётчик в ирландском пабе в Нью Йорке, «потому что мы можем».

        Время бежит вперёд и сменяется тысячелетие, и мы в настоящем времени. В сегодняшних Гавайях потомки тех мясников, тех, кто хладнокровно убивал людей и уничтожал их культуру,  провозглашают беспредельную любовь к оригинальной культуре, которая гордо главенствовала здесь.. Они произносят тысячу раз своё «алоха» в отелях и моллах, а всё для того, чтобы извлечь огромные доходы из их давних преступлений. И они это знают. В 1993 году Конгресс США( публичный закон 103-150) извинился перед народом Гавайев за те незаконные акты, совершённые американским правительством по отношению к Гавайям. Резолюция была одобрена обеими палатами и подписана, как закон, Президентом Биллом Клинтоном. Резолюция частично звучит так:

 «Конгресс извиняется перед коренными Гавайцами от имени граждан США за  свержение Королевской власти Гавайев 17 Января  1893 года  агентами и гражданами США и лишение прав коренных  Гавайцев на самоопределение.»

 Другими словами: США признаёт, что незаконно  присвоила себе эту землю. Планируют ли США уйти из Гавайи?

 Ответ приходит в конце резолюции: «Ничто в этом присоединении не должно служить основанием для каких-либо требований к США.»

  Как мне нравится Билл! Какое изящество!

 С наружной стороны Дворца я вижу человека по имени Калани, бездомного гавайца. Он негодует по отношению к США. Когда-нибудь наступит справедливость, — говорит он мне, — и Америка получит по заслугам за свои преступления по аннексии этих островов.

 — Когда же это наступит?

 — «В следующем году.»

  Ну разумеется…

* * *

 Мне сказали, что самый большой торговый молл в Гонолулу — это Центр Ала Моана. И я направляюсь туда. Начиная с первых же шагов в молл, я прохожу мимо многочисленных киосков, которые стратегически расположены в пассажах и коридорах, ведущих в основные магазины. В каком-то количестве этих киосков обосновались молодые израильтяне, которые продадут вам всё, что душе и телу угодно. Здесь, в Гавайи, они продают юбки, которые превращаются в майки, нижнее бельё, которое становится платьями, масла Мёртвого моря, которые превратят вас в подростка, духи, сделанные из бриллиантов..

 Японские туристы любят эти шмонцес. Я обычно их игнорирую, но сейчас почему-то на мгновение мне захотелось что-нибудь купить.. Я спрашиваю израильскую женщину, которая уже семь лет находится в Гавайи:

 — Разбогатели ли Вы здесь?

 — «Это очень сложный вопрос,» — говорит она и, к сожалению, у неё нет времени разговаривать. Она занялась пожилой японской дамой, которая хочет стать юной китаянкой.

 Большинство этих юных израильтян принадлежат к Правому крылу.  Они уверены, что Израиль должен бороться изо всех сил с палестинцами, пока они тут, в Гавайи, продают бриллиантовые духи. Более того, эти израильтяне набрасываются на меня, словно стая воров Али Бабы. Вполне вероятно, что их продукты с Мертвого моря изготовлены в Бангладеш.

* * *

 Гавайи самое потрясающее из всех  туристских мест. Я разъезжаю целыми днями по острову Оаху и не могу насмотреться на эту красоту. Но это всё  до моего последнего вечера пребывания на Гавайи, когда я получил более полное  и реалистичное представление о жизни в этом штате. Местный житель, оказавшийся Ортодоксальным евреем, предложил мне совершить вместе с ним поездку  подальше от японских покупателей и островных бриллиантовых духов, чтобы увидеть настоящее лицо Гонолулу. Он говорит:

 — «Это будет тяжело.»

 — Поехали, — отвечаю я.

 Ортодоксальные Евреи, не в пример другим своим собратьям по крови, очень гордятся своим еврейством. И в их психике находится достаточно места, чтобы заботиться и о других людях. Было бы неправдой сказать, что все Ортодоксы заботятся, а все не-Ортодоксы не заботятся, но те из Ортодоксов, кто заботится,  не ограничиваются устной озабоченностью, когда речь идёт о тех, кому меньше повезло, чем им самим. Им не надо играть в эти игры, ибо их, прежде всего не волнует то, что другие люди думают о них. Для них «бедный» не значит то же, что «палестинец» на другом краю земли, а конкретно бедность рядом с ними.

  Мы едем по направлению к не-Палестинской бедноте Гавайев. Это поездка в ад.  Самая адская его сторона это то, что это город в городе, государство в государстве, реальность в реальности. Оно называется «лагерем» Мой спутник говорит, что этот лагерь — это лишь часть из множества лагерей нa Гавайях.

  Что такое лагерь? Пусть мои глаза дают ответ. Ряды палаток, одна за другой с двух сторон одной дороги, заполнены людьми, у которых нет жилья, нет адреса, нет будущего и едва ли есть жизнь. Тут находятся безголосые и забытые американские граждане, пожилые люди и младенцы, мужчины и женщины — все они члены Общества Красной Зоны Америки.

        Я знакомлюсь с некоторыми из них и у меня сердце сжимается от боли. Здесь же маленькие дети, и тут пожилые люди. Некоторым нет и годика, а некоторые довольно стары — и все они застряли в бездомности и вряд ли когда-нибудь выберутся оттуда..

 Нынешний Президент рос на этом острове и очень любит проводить здесь свои отпуска. Но он не пришёл в этот мир, как эти детки. Он ходил в частную школу в красивой части города в то время, как эти дети никаких школ и не видели. Их школа, говоря по-простому, это жизнь среди куч мусора.

  Вот человек, именующий себя «Бешеной собакой», он родился в Американской Самоа. Я прошу его объяснить мне всё, что видят мои глаза, но он рассказывает мне то, что они не  видят:

 — «Здесь нет белых людей.» Он рассказывает мне, что белые даже не проходят мимо. А если вдруг их каким-то образом заносит сюда, они никогда не останавливаются, чтобы поговорить. «Бешеная собака» очень тронут просто тем фактом, что я просто стою около него, дотрагиваюсь до него, пожимая его руку, и хочу слушать что он говорит.

 — «Я не бездомный (Homeless)», — говорит он с остатками гордости — «Я просто без дома (Houseless).

        Прежде всего , и это главное — он винит самого себя. Указывая на бутылку пива, из которой  пьёт, он говорит:

 — «Я бы не оказался здесь, если бы не это.»

 — Сколько вы в состоянии выпить?

 — «Две упаковки по 18 штук.»

 — Тридцать шесть бутылок в день! Откуда у Вас деньги на это? И как Вы можете выпить столько?

  Он воспринимает очень эмоционально сам факт того, что я интересуюсь им, поэтому рассказывает мне эту историю.

 Для начала — факт, что он недавно вышел из тюрьмы.  В Оклахоме.

 Короче говоря, власти Гавайи предпочитают экономить деньги на арестованных, поэтому они заключают контракты с частными тюремными компаниями вне штата. Да-да, такие существуют в Америке. И те дают «приют» гавайским арестантам. Очень интересен сам процесс, как это происходит. Как только мужчине или женщине присуждается срок, их переодевают в приличную одежду, сажают в коммерческий самолёт и отправляют в тюрьму по их выбору. Но это зависит от того, с какой частной тюрьмой у властей заключён контракт. И арестант отбывает положенное там. Когда  его срок кончается, его снова переодевают в хорошую одежду и опять отправляют самолётом назад.

  Кстати, тюремный бизнес в стране — один из самых быстрорастущих.

 — Какое преступление Вы совершили?

 — «Продавал наркотики.»

 — Вы отсидели свой срок и вернулись назад в Гавайи. Вернулись ли Вы в свой прежний бизнес?

 — «Хотите выпить со мной пива, а?»

 — Да, хочу, — и он даёт мне бутылку.

  От 500 до 1000 человек живёт в палатках, начиная с Бульвара Ала Моана и до самого океана, по дороге минуя Медицинскую Школу JABSOM. Количество зависит от того, сколько народу власти смогли «вымести» отсюда во время регулярных «зачисток», во время которых они выгоняют людей из палаток и выкидывают сами палатки. Делают они это для того, чтобы никто из туристов не соприкасался с бедняками. Здесь есть на сегодня и какое-то количество детей: от 50 до 70.

  Бешеная Собака употребляет огромное количество пива, но он не пьет в одиночестве. Он делится пивом, угощая других людей в лагере, как он сделал это и со мной.

 — Гордый ли Вы Американец? — спрашиваю я Бешеную Собаку. Последний вопрос. Но потом он говорит: — «Я люблю Америку, но я не горжусь тем, что я — Американец. В Америке Вы можете быть самым отъявленным преступником, но если у вас достаточно много денег для хорошего адвоката, то вас оправдают.»

 — Счастливы ли Вы оттого, что Барак Обама-—  американский Президент?

 — «Я рад тому, что  коричневый человек достиг того, чтобы стать Президентом.»

 — Вы считаете, что он заботится о вас?

        Каким-то образом,  даже не знаю почему, но этот вопрос задевает какую-то струну в нём. Он ничего не  говорит. Он молчит. Он оглядывается вокруг, затем смотрит вверх, и потом на меня. Он очень трогателен теперь.

 — «Вы оказали мне честь своим приходом сюда, поэтому я не стану Вам врать,» — говорит он прежде, чем ответить на последний вопрос.

 — «Этот засранец ни фига не заботится обо мне.»

 В это время подходит к нам жена Бешеной Собаки. Она нежно гладит его по плечу. Она любит его. Я гляжу на них и на крутящихся вокруг маленьких детей и мне хочется плакать.

  Я обнимаю этого человека так крепко, как только могу — и ухожу.

 Богатые люди из Соединённых Штатов Америки, Европы и Азии никогда еще не выглядели так ужасно в моём представлении,  ибо проводя свои отпуска здесь, просто своим присутствием как бы сохраняют навсегда эту катастрофу бездомных. Если бы не они, то здесь бы не устраивали «чисток», а жилища на острове имели бы приемлемые цены. Но разве их это волнует? Нет. Им подавай майку, которая превращается в юбку. Точка.

        Некоторые туристы празднуют здесь свои брачные юбилеи. Лучше бы они праздновали похороны своего духа.

        Прежде, чем день заканчивается — странный день сегодня — я знакомлюсь с еврейским профессором, которая переехала сюда из Калифорнии. Встречаемся мы с ней в местном не туристическом ресторане вдали от Вайкики. Умная, остроумная, хорошо осведомлённая и образованная, она говорит о своей жизни отстранённо — так, словно о чьей-либо, а не своей жизни.

  Год за годом, — рассказывает она, в её Университете в Калифорнии, начальство пыталось заставить её читать лекции на Йом Кипур, самом святом дне Еврейского календаря, когда большинство евреев не работает. Она переехала в Гавайи и теперь преподаёт в местном Университете и в Йом Кипур у неё будет выходной день.

 — «Гавайи — самый не антисемитский штат в США. Не то чтобы они так любили евреев здесь, ведь для Гавайцев евреи просто разновидность «белых», которых они коллективно относят к «Хаоле», то есть людям без души.

 Вот это прогресс!

        Время идёт, и нам приносят одно за другим рыбные блюда, а я спрашиваю у неё:

 — Правда ли, что профессора в Бёркли настроены анти — еврейски и анти-израильски?

 И она рассказывает, что насколько она помнит, в Бёркли есть девять профессоров, которые прямо выражают свои антиеврейские и антиизраильские взгляды.         Канцлер Николас Диркс, возьмите это себе на заметку!

 Некоторые интеллектуалы, которых я встречал, считают, что в этом году жара превышает  все рекорды, и они с радостью делятся этой информацией со мной. Эта дама, хоть и тоже интеллектуал вроде них, но она не атакует меня, как  другие прогрессивные либералы. Поэтому мне интересно её мнение по этому поводу.

 — «Климатические рекорды, которые мы наблюдаем, ограничены и говорят нам о малой доле всей истории. Например, несколько лет назад в Калифорнии был период экстремально жаркой погоды, а за ней последовал очень холодный период. Мы не знаем что было причиной тогда, как и не знаем причины того, что  видим сегодня. У нас нет достаточных информационных данных. «Изменение климата» сегодня стало религией, и как вы не в состоянии доказать существования Бога, так вы не можете доказать и изменения климата. Всё на уровне Веры.»
Алоха.

* * *

Получаю E-mail:

Дорогой друг.
Я только что прибыла в Долину Семи в Калифорнии на вечерние дебаты Республиканцев и, как и многие здесь люди, я  взволнована в предвкушении того, что эти Республиканцы взойдут на сцену и расскажут о своих реальных чувствах.  Я, разумеется, знаю насколько плоха их политика, но нет ничего более убедительного, чем услышать это прямо из их лошадиных ртов.
Дебби Вассерман-Шульц, Председатель Демократического Национального Комитета.

О, эти две группы — Демократы и Республиканцы по-настоящему ненавидят друг друга.

   А я еду в штат Юта, чтобы увидеть самых презираемых американцев — Мормонов. Я покидаю Гонолулу с жарой в 91 градус по Фаренгейту и лечу в Солт Лейк Сити с 46 градусами.  Вроде бы погода должна бы быть более тёплой, поскольку климат в Аляске и Гавайях непрестанно меняется, но в штате Мормонов погода  ведёт себя более осторожно и в эти игры не играет.

Гейт 16

 Первое, что я заметил — это то, что город Солт Лейк не «синий». Доказательство тому находится прямо здесь, в терминале аэропорта: люди курят внутри здания в специально отведённых местах. Об этом в Нью Йорке вы можете лишь мечтать.

  И это не Нью Йорк. Это совсем иной мир. Мормоны. Джозеф Смит. Полигамия. Книга Мормонов. И это лишь обрывки звуков, ассоциирующихся с этим городом и этим штатом. В штате 62% процента людей — Мормоны. Кто такие Мормоны? Я выхожу, чтобы найти их. Небольшая прогулка вокруг Дворцовой площади и окрестностей  — и вы видите самых прекрасных юных девушек в самых модных нарядах, прекрасных юношей с ангельскими улыбками, чистейшие в мире парковочные гаражи, прекраснейшие цветы повсюду на разных улицах, красивейшие здания, и самые привлекательные торговые центры. Всё это я замечаю уже в первые 10 минут прогулки..

  Какие отличные люди, эти Мормоны. Все здания и вся частная собственность принадлежит им. Кто же эти Мормоны? И улыбающиеся красавицы говорят мне, что они — Христиане. Вот как просто. Не Мормоны?

  Но мне поясняют, что Мормоны — это их прозвище. А каково настоящее имя? Святые Последних Дней.. Эти молодые красавицы, я должен признать, выглядят, как святые, как прекрасные святые в Сикстинской Капелле Ватикана. Вся разница между ними в том, что там красавицы нарисованы на стенах, а здесь они во плоти.

  Не очутился ли я в исламском раю с его сексуальными девственницами? Было бы хорошо, но я не в Аравии, а в Юте.  И все эти красавицы и красавцы любого цвета кожи.   Возможно, это и есть многообразие.

 Это заставляет меня задуматься. В сущности во всех штатах, где я побывал до сих пор, люди хвастались «многообразием» в их штате. Но ни в одном из них среди разнообразных групп не было Мормонов.

  Более того, множество лет самые культурные американские элитные деятели считали своим долгом относиться пренебрежительно к Мормонам,  чего  никогда бы не позволили себе по отношению к мусульманам, например.

 Во многих театральных спектаклях, таких как «Книга Мормона», или «Ангелы в Америке Тони Кушнера, Мормонизм показан в самом ужасном свете.

  Это называется лицемерием. Во всяком случае красавицы здешние направляют меня в холлы, здания, к книгам и миссионерам, где ко мне относятся, как к королю  в надежде, что у меня тоже однажды будет кличка Мормон.

  Кстати слово «Мормон» произошло от ангела по имени Морони, который однажды в 19 веке прилетел с визитом к американцу по имени Джозеф Смит и повёл его к золотым плитам, захороненным под землёй, на которых была написана на  изменённом египетском языке книга, которую Иозеф Смит перевёл и составил, назвав Книгой Мормона.

  Такова эта история, официальная история. А что такое «изменённый египетский»? Никто не знает. В каком же музее можно посмотреть на эти золотые плиты? Ни в каком. Почему? Потому что ангел забрал их с собой.

  Очень напоминает Иисуса и его могилу. Вы не можете увидеть его, потому что его там нет.

  Иозеф Смит, родившийся в 1805 г. и похороненный в 1844 г., является основателем религии Мормонов, которая на сегодняшний день , по источникам церкви, насчитывает 15 миллионов последователей. Эта, основанная в Америке, религия насчитывает больше членов, чем существует Евреев.

  Ну, не совсем так. Большая  часть Мормонов является прямыми потомками Эфраима, сына Иосифа, выходца одного из библейских племён двенадцати колен Израиля, в то время, как Евреи — потомки племени Иегуды , брата Иосифа. Короче говоря, Мормоны происходят от библейского Авраама — пра-прадедушки Иосифа и Иегуды. А Авраам вообще-то первый Еврей в истории. Другими словами Евреи и Мормоны — израэлиты, а это значит, что они евреи.

  Откуда я узнал, что Мормоны имеют какое-то отношение к Эфраиму? Да они пишут об этом. Вот образец публикации 1923 года, названная «Эра Совершенствования»:

   «Большая часть тех, кто стал членом Церкви, фактически являются потомками Авраама через Эфраима, сына Иосифа.»

   А теперь пора обратиться к некоторым основам. Мормоны — члены Церкви Иисуса Христа Святого Последних Дней (LDS). У LDS в Юте имеется отдел пиара, два человека из команды которого назначены учить меня многому об этих Исраэлитах. Они информируют меня, что Иисус Христос после воскрешения появился в Америке. Любите это! Ни один христианин, живой, или мёртвый, не выдвигал более убедительного повода для воскрешения Христа… пока не появился Иозеф Смит. И он выступил с этим утверждением, когда ему было  20 лет.

 Как  и Иисус, этот основатель религии был довольно молод, когда он изменил мир.

* * *

  Как и Христианство, которое фактически является Иудаизмом Плюс, так и Мормонизм является Христианством Плюс. Эти «плюсы» меняют религии от А до Я, но необходимо помнить их корни.

  Мормоны не верят в Святую Троицу, — рассказывают мне пиарщики — профессионалы, и их молитвы не обращены к Иисусу. Как мне объясняют, они верят в то, что Бог-отец, Бог — сын и Бог — святой дух — это отдельные явления.

  Если вы не воспитаны в этом, то Святая троица не имеет особого значения. А вот Мормонизм различными способами «исправляет» и «развивает» те части Христианства, которые нелогичны и проблематичны. Ровно так же        Христиане пытались проделать и с Иудаизмом, когда, к примеру, они заменили разрушенный Храм Бога в Иерусалиме Сыном Божьим.

  Другое усовершенствование Христианства мормонами заключается в Замещённом Крещении, т.е. Крещение после смерти. Как это происходит?

  Это  объяснили мне разные верующие в вестибюле Храма в Солт Лейк Сити, пока я стоял перед макетом Храма. Внизу, под Храмом, где расположен бассейн для крещения, находятся более 12 быков, символизирующих 12 Колен Израиля. Здесь живой человек присваивает себе идентичность умершего человека и полностью одетым прыгает в воду и превращает умершего человека в Мормона. Что-то вроде этого.

  Я бы хотел увидеть это своими глазами, но мне не разрешается войти в Храм. Если быть более точным, то никому не разрешено войти в Храм без «рекомендательной карточки». У меня есть  карточка Visa, но охранники, одетые во всё белое, как доктора, не принимают Visa. Им нужна Рекомендационная. Мне надо сначала стать Мормоном, а затем получить рекомендацию от видного члена общины.

  Я пытаюсь получить Рекомендацию от пиарщиков, хотя похоже, что не поверят охранники тому, что люди из отдела PR имеют верительные грамоты чтобы распоряжаться чем-либо сакральным.

  Для тех, кто верит в Иисуса, Замещенное Крещение — прекрасная идея. Большинство Христиан верят, что некрещеные люди  не попадут в рай, что очень жестоко. Например, если умер младенец еще до крещения… Жестоко ведь, правда?

  Надо благодарить небеса за Мормонов!

  Именно потому Мормоны инвестировали много миллионов долларов в Генеалогические Центры по всему миру, чтобы крестить мёртвых. Чтобы их крестить, надо знать их имена, а для этого нужно иметь компьютер с данными.

  Большая часть  не-Мормонов не имеет никаких проблем с этими Центрами. Исключение составляют Евреи. Исторически Евреи были убиты в значительно больших количествах, чем другие народы. Только в прошлом столетии 6 миллионов было уничтожено в  течении  короткого времени. И это, как вы догадываетесь, стало хорошей причиной сделать Мормонов очень-очень занятыми.

  И, разумеется, многие годы Мормоны спорят с Евреями по поводу  практики крещения Еврейских жертв Холокоста, эффективно превращая миллионы мёртвых евреев в мормонов. Но после длительной дискуссии с Американскими Еврейскими организациями LDS дали слово, что впредь никакие такие крещения больше не будут иметь места.

  Держат ли они своё слово? Может да, а может и нет.

  Я  вытаскиваю лощёных пиарщиков LDS в Библиотеку Семейных Историй, находящуюся на противоположной стороне Храмовой Площади. Мне сказали, что там есть имена умерших и даты их крещения. Когда мы туда заходим, служитель LDS указывает мне на  стул в комнате, набитой компьютерами.  Я сажусь и печатаю имя моего убитого прадедушки, основателя Хасидской династии в Польше. Верите или нет, но моего прадедушку Мормоны тоже крестили. Лица моих сопровождающих пиарщиков белеют, но я здесь не для того, чтобы их истязать.. Я поворачиваюсь к ним и протягиваю свою руку со словами: «пожмите руку вашему мормонскому брату.»

  Если бы мне пришлось суммировать свой сегодняшний опыт, то это было бы очень просто:

 Мормоны — Евреи, и я — Мормон.

  Самое смешное в этом выводе это то, что каждый из нас, насколько я знаю  — абсолютно трезв. Единственный напиток, который я употреблял сегодня — это Диетическая Кока-Кола; Мормоны же вообще не употребляют алкоголь, уже не говоря о кофе, чае, коле, табаке и каннабисе.

* * *

  Снаружи я обнаруживаю банк, название которого  Банк Сион. Он был, как и всё тут, основан Джозефом Смитом, который  однажды решил, что Сион имеет отношение к Америке. Как же  он пришёл к такой мысли?

  Мормоны, вы должны это знать, поверьте тексту Библии, где слово Сион повторяется более 100 раз.( Вот откуда слово Сионизм произошло). Сион — в Израиле, но Иозеф Смит решил по-другому: Сион не на Ближнем Востоке, Сион — здесь. Судя по мормонским писаниям, похоже, что Иозеф Смит перепутал  значение перевода слова Сион и сделал его значение, как «чистосердечный». А, как всем известно, у Мормонов чистые сердца. И они в Америке. Бинго!

   К сожалению, его перевод даже не близок к значению слова. Но Иозеф Смит не единственный, кто виноват в неверном переводе. Неверный перевод с иврита встречается и в Новом Завете, и до сих пор миллионы людей об этом понятия не имеют.

  Христиане ли Мормоны? Ядром Мормонской веры является доктрина, с  которой они не хотят делиться с чужаками. Это вкладыш, сочинённый много лет назад пятым Мормонским Пророком Лоренцо Сноу: «Каков есть человек-—  таким был когда-то Бог, каким Бог стал —  должен стать человек.» Эта идея о том, что Бог был когда-то человеком, делает Мормонизм уникальным в  монотеистическом мире, однако фигуративно похоже на христианское представление о Сыне Бога в виде человека.

  Как бы то ни было, я прошу людей пиара, по возможности связать меня с кем-либо из более высокой церковной иерархии. Они отвечают, что, к сожалению никого из высокопоставленных деятелей церкви в ближайшем будущем встретить не представляется возможным. В переводе с пиарского, это означает:  «Только через мой труп!»

 Они действительно совсем-совсем не хотят, чтобы я встречался с кем-то из высокопоставленных. Почему? Потому, что на то они и поставлены, чтобы прятать высоких начальников от любопытных глаз и журналистов. То же, что рассказывал мне мой партнёр по курению в Чикаго.

 Между нами говоря, истеблишмент LDS напоминает мне администрацию Обамы. И те и другие подсовывают мне прекрасных леди и прекрасных юношей, те и другие хотят быть уверены, что каждый мой шаг контролируется.

 Как видится мне, Пиар в Америке — это распространённая болезнь, и чем крепче пиаровская команда, тем хуже  результат. Сталкиваясь с этой хорошо смазанной машиной, такой, как в этой огромной успешной религии, или в Белом Доме, я стараюсь изо всех сил перехитрить систему.

  Так я обманным путём оказываюсь в кабинете Уильямса Аткинса, правового гения LDS. Я хочу лишь узнать у него маленькие детали.  Евреи рассказывали мне, что Мормоны крепко поддерживают Израиль, хотя мормонская Церковь помалкивает об этом. Я бы хотел знать, как обстоят дела в действительности.

 Официальное название должности Уильяма звучит, как Генеральный Советник Ассоциации, и он был тем, кто доставил отклик Церкви на решение Верховного суда одобрить брак между геями. В своей речи в Brigham Young University он сказал следующее: «Я думаю, вы  увидите стремительное развитие эрозии религиозных свобод.»

 Будет ли Уильям так же точен, говоря об Израиле?

 Имея ввиду, что оба мы — евреи, или мормоны, я спрашиваю у Уильяма почему Мормоны публично не поддерживают своих еврейских братьев, Израиль? Уильям отвечает, что таково правило, что Церковь не вмешивается ни в какую политику. Я напоминаю ему:

 — Вы верите в Библию, а в Библии сказано, что Бог дал Святую Землю Евреям. Верно, или нет?

 Уильям, как правовой гений, не соглашается. Во-первых, он провозглашает:

 — «Я люблю Палестинских людей так же, как я люблю Израильтян.» Сказав это, он приступил к ответу на мой вопрос:

 — «Нет. Святая земля была Богом дана двенадцати коленам израильским.»

 — Но Евреи вышли из этих 12 племён?

 — «Одно из этих колен!»

 — Хорошо. Но оно включает в себя Евреев, или нет?

 — «Израэлитов!»

  Таким образом, для него, насколько я понимаю, Святая Земля принадлежит неким «Израэлитам», а не Евреям. Тогда я указываю ему на то, что слово «Евреи» появляется в Библии, например, в Книге Эстер,   и с точки зрения Библии «Израэлиты» и «Евреи» — это одно и то же. Его первоначальный ответ звучал так:

 — «Хм-м-м»… Затем, после паузы он сказал:

 — «Обещания о Святой Земле были даны Дому Израилеву!»

 — Но из 12 колен 10 потерялись в истории и лишь два сохранились до сей поры. Вы, Мормоны, происходите от племени Эфраима, а  Евреи — из племени Иегуды. Именно поэтому они и называются Йехудим(Евреи). Таким образом, Святая Земля принадлежит Мормонам и Евреям, но не Арабам. Или я не прав?

 — «Евреи  — совладельцы!»

 — Когда появятся остальные пропавшие колена, если, конечно, они появятся, их можно будет приветствовать и присоединять. Но пока из всех 12 колен лишь два из них — Мормоны и Евреи существуют, верно?

 Только на этом утверждении этот высокий чиновник уступает:

 — «Да. Легально Бог дал эту землю Евреям.»

 — Таким образом, с точки зрения Библии, эта земля НЕ ПРИНАДЛЕЖИТ  Палестинцам?

 — «Нет.»

 — Так почему же мормонская церковь не выступит с заявлением по этому поводу?

 — «Потому что некоторые люди не верят тому, что современное Государство представляет пророческие Еврейские племена.»

 — Забудьте об этом. Теологически говоря, КТО должен наследовать эту землю?

 — «Теологический ответ: Евреи. Но вы не можете использовать и спроецировать это на политику.»

 — Почему нет? Или Мормонская Церковь боится быть на стороне Бога?

 И вот тут Уильям демонстрирует свой гений. он говорит:

 — «Разумеется, Бог подарил эту землю Евреям, и это часть мормонской веры, но LDS никогда не выступит с заявлением  по этому вопросу, потому что Церковь не желает сказать, что «существующее правительство Израиля представляет Еврейских людей.»

 — Забудьте про правительство. Оно не представляет никого. Мой вопрос был и есть о людях. Могла бы LDS публично     заявить, что «современные люди теперь живущие в Израиле» — я имею в виду евреев в нём — «живут на земле, принадлежащей им?»

 У Уильяма нет ответа. Не теперь. Он говорит, что вернётся с ним ко мне еще раз. Когда это произойдёт? Насколько я понимаю, это случится на следующий день после воскресения моего пра-прадеда как  Мормона.

 Таким образом, мой мессадж к Евреям таков: «Если вы верите в то, что во время нужды вы можете надеяться на Мормонов, то забудьте об этом. Но для записи: Мормоны не имеют планов на  владение этой землёй. Их основатель, Иозеф Смит, взял Сион с собой в Америку.

  Почти на выходе из кабинета Уильяма, он вдруг озаботился тем, чтобы я не ушёл с пустыми руками. Он преподносит мне отпечатанную на машинке историю его семьи в деталях, начиная с 1883 года по 1967-й год. Она включает в себя поэмы и семейные фотографии.

 Как мило! Вот как начинается одно стихотворение:

«Как прекрасно удивляться
В крае, что зовётся Флет.
Тут немного есть от Рая
Для ребёнка малых лет.

Симпатяга, этот Уильям!

* * *

 Я иду в Мормонскую церковь, именуемую «палатой» на службу и с удивлением наблюдаю, как взрослые верующие отмечаются на листах присутствия. Эта церковь строга к своим верующим.

  Что сегодня в новостях? По возвращении в свою комнату в  Отеле Двойного Дерева я включаю телевизор, выбираю СNN и там вижу ретрансляцию вторых Республиканских Дебатов. Я не смотрел их, когда они проходили, поэтому смотрю их теперь. Угадайте, какое слово всплывает чаще всего, снова и снова?  Израиль. Можно подумать, что эти кандидаты борются за офис в Иерусалиме.

  По непонятным причинам «Израиль» засел глубоко в сознание многих Американцев, как, впрочем, и  слишком многих Европейцев. Почему это происходит? Спросите доктора Сигизмунда Фрейда. Если встретитесь с ним, если он воскрес, как Иисус Христос и Элвис Пресли, то у меня есть другой вопрос, чтобы вы ему задали: Почему это большинство тех людей, которые верят в изменение климата, также настроены про — Палестински?

  Каждый раз, когда я слышу эту причудливую связь между Израильско — Палестинским конфликтом и  изменением климата, я удивляюсь заново.

  Во всяком случае Солт Лейк Сити прекрасен, но Моаб еще краше. Я лично этого не видел, но это прозвучало сегодня в устах одного человека. Когда я спросил его «а что такого есть  в Моабе?», он ответил:

 — «Арочный Парк прямо рядом.»

  Этот человек выглядел, как личность, знающая о чём говорит, поэтому я решил поверить ему. И я  арендовал машину — снова Versa и двинулся с этим японцем в путь к Моабу.

* * *

   Поездка из Солт Лейк Сити к Моабу — одна из прекраснейших среди тех, которые я совершал в этой стране.

  Кажется, я говорю это уже не в первый раз, не так ли? Это прекрасная страна, мои дорогие, и я настаиваю на этом. Я проезжаю мимо красных гор и затем, сразу позади Моаба, я въезжаю в Арочный Национальный Парк. Вот как  это место описывает справочная служба Национального Парка:

   «Откройте для себя пейзаж из контрастных цветов, форм и материалов, которых не встретишь нигде в мире…Сотни парящих вершин, массивных склонов и гигантских сбалансированных скал. Эта удивительная страна красных камней удивит вас своей конструкцией, освежит своими тропами и очарует своими закатами.»

  Что я могу сказать? Это один из очень немногих случаев, когда государственное агентство говорит всё как есть.

  Национальный Арочный Парк  захватывает ваш дух на каждом шагу. При езде или при ходьбе у вас создаётся ощущение, что эта страна очень древняя. И на самом деле, ведь для формирования и создания этих форм потребовалось бесчисленное количество лет.

  Когда я двигаюсь мимо них, их археологические места бросаются в глаза. Вот, например, образец «строения», которое могло бы быть либо замком, либо крепостью, построенных еще до того, как динозавры бродили по земле. Некоторые формирования из песчаника напоминают мне пейзажи Среднего Востока. Но это Америка. Адски прекрасная страна, чрезвычайно богатая природной красотой. У меня не хватает слов. Поднимите свой зад и приезжайте сюда, чтобы увидеть это своими глазами.

  Я продолжаю ехать по этой американской земле, пока не доезжаю до Точки Мёртвого Коня. Что за потрясающая картина природы предстаёт перед моим взором! Здесь громадные ломти земли различных форм не в виде крепости, а скорее  напоминающих играющих друг с другом в покер необъятных кусков земли. Ослепительно! Выглядит, будто земля разверзлась когда-то и её части разметались в разные стороны  сквозь тысячелетия.

  Это можно вероятно назвать Изменением Гор.

 * * *

 Настал Йом Кипур. Профессор из Гавайи, вероятно взяла выходной. Что же мне делать на Йом Кипур? Я был на мормонской службе в палате, на Собрании Квакеров, на Христианских службах… Не пора ли мне пойти на Еврейскую службу?

  Одна женщина, с которой я едва знаком, пригласила меня приехать в Аспен, Колорадо, что по-соседству со штатом Юта.. Эта дама — еврейка, поэтому она должна знать, где проходят Еврейские службы.

 Поехали в Колорадо, Versa!

(продолжение следует)

Share

Тувиа Тененбом: Ложь, которой нас кормят: 2 комментария

  1. George Gerzon

    Замечательно написано.
    Обычно говорят про «край непуганых идиотов». Но Америка, похоже, край запуганных эмигрантов.

  2. Е.Л.

    Очень интересно. Особенно для иностранцев. Также замечательно отмеченное различие между Homeless и Houseless.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

AlphaOmega Captcha Mathematica  –  Do the Math
     
 
В окошко капчи (AlphaOmega Captcha Mathematica) сверху следует вводить РЕЗУЛЬТАТ предложенного математического действия