©"Заметки по еврейской истории"
  ноябрь-декабрь 2020 года

517 просмотров всего, 2 просмотров сегодня

Ситуация в Палестине не оставляла властям другого выбора, как усиление сотрудничества с евреями. Власти попросили Еврейское Агентство принять участие в оплате зарплат полицейских (раньше они отказывались от предложений Агентства добавлять плату полицейским-евреям) и их обмундирования — британцы поставляли бы только оружие.

Сёма Давидович

 БЕЛОЕ И ЧЁРНОЕ
Тридцать лет правления Британии в Палестине

(продолжение. Начало в №8-10/2020)

5. Строительство Еврейского дома. Алия — иммиграция

Построить Еврейский дом в Палестине без притока новых его обитателей было невозможно. Алия, עלייה (восхождение) — краеугольный камень для его строительства, была также необходима для страны, как зимние дожди. Не случайно в иврите «осуществление, воплощение» — это הגשמה (агшама) с корнем גשם (гешем) — дождь.

Ну а для чиновников мандатной администрации еврейская иммиграция зачастую была явлением, только осложняющим их жизнь, создающим проблемы в отношениях с местным большинством. Но раз создание Еврейского дома прописано в условиях Мандата, то и иммиграцию надо принять как данность, с которой надо жить, стараясь при этом жить по возможности спокойно.[1]

И британцы то не препятствовали ей, то запрещали, то ограничивали. История Ишува, это история алии, её пяти волн.

На период Османской Империи пришлось 2 волны:
1-алия, 1882-1903 — 25-35 тысяч человек[2] (о людях 1-ой алии см. статью «Второй в Сионе«. 2-ая алия, 1904-1914 годы, — около 35 тысяч[3]. (Надо указать, что параллельно с процессом алии, шёл процесс йериды — отъезд из страны. Впрочем, это характерно для всех волн алии)

На период Мандата пришлись 3 волны:
3-я алия, 1919-24 годы, в основном из Восточной Европы;
4-я алия, 1924 –31 годы, также в основном из Восточной Европы (её иногда называют «алиёй Грабского » по имени польского премьер министра и министра финансов, введшего высокие налоги, что подтолкнуло многих польских евреев к отъезду), но также из Азии и Африки;
5-я алия, 1930- 39 годы (окончилась с началом 2МВ), в основном из Европы, Её пик пришёлся на 1933-35 годы — приход к власти Гитлера, поэтому её называют «алия йеки» — около 60 тысяч составили немецкие евреи.

Цифры численности алии отличается от источника к источнику, в таблице 2 приведены официальные данные[4] мандатных властей.

Таблица 2. Данные числа новых иммигрантов в период 1920-1945 годы.

Таблица 2

Вот то же в графической форме

График

Сразу же после окончания войны, в период Военной администрации, в Палестину начали возвращаться из-за границы евреи Ишува. оказавшиеся там во время войны. В Одессе один еврей начал давать консультации желающим пройти проверку у британского консула, рассказывая про Палестину, чтобы эти желающие могли этого консула обмануть, выдав себя за живших там до войны. Консул явно смотрел на этот обман сквозь пальцы.

Разрешение

19 декабря 1919 года на корабле Руслан, который иногда называют «еврейским Мэйфлауэром», приплыли в Яффо евреи, успевшие выбраться из Одессы за 2 месяца до захвата города красными. Из 671 пассажиров 60 вошли в историю еврейского Ишува и государства Израиль. Среди них Йосеф Клаузнер (см. статью «АПРЕЛЬ 1920-ГО. ПОГРОМ В ИЕРУСАЛИМЕ» и Рахель Блувштейн, ставшая национальной израильской поэтессой Рахель.

 

Удостоверение комитета беженцев на возвращение беженца домой в Землю Израиля

Удостоверение комитета беженцев на возвращение беженца домой в Землю Израиля

Таблица 2 показывает, как менялось число олим в разные годы. Оно зависело и от политики британских властей, и от числа желающих совершить алию, что, в свою очередь определялось ситуацией как в Палестине, так и в стране исхода. (В этом плане сегодня почти ничего не изменилось). Что было постоянным, так это требования арабов прекратить еврейскую иммиграцию. Собственно и раньше турецкие власти временами вводили ограничения, вплоть до запрета на иммиграцию, но в те времена эта проблема решалась бакшишем. (См. статью ИШУВ ВО ВРЕМЯ 1-ой МИРОВОЙ ВОЙНЫ. СПАСЕНИЕ ПРИШЛО ИЗ БЕРЛИНА.)

В части I статьи уже говорилось о запрете, временном, на иммиграцию, введённым Верховным комиссаром Гербертом Самуэлем после майских беспорядков 1921 года в Яффо и других местах, и последующим её ограничением в соответствии с экономическими возможностями страны. (Евреи доказывали, что рассматривать надо только еврейский сектор экономики, без арабского.)

Каждые 6 месяцев Исполком Сионистской организации (СО) и британцы устанавливали квоту иммигрантов и требования к их профессиональной подготовке: столько-то сельскохозяйственных рабочих, столько-то строительных…

Каждое разрешение формально выдавалось британской администрацией, но фактически будущих олим отбирали представители Сионистской организации на местах, к нему, а не к британскому консулу должен был обратиться еврей, который хотел поселиться в Палестине. Это гарантировало, что желающий окажется евреем и будет подходить установленным критериям. При этом определялось, какие из родственников могут его сопровождать и каким маршрутом он прибудет в Палестину. Сионисты добивались, чтобы оле не платил въездную пошлину за предметы личного обихода, включая книги и инструменты, а также за сырьё и оборудование.

Иммиграционный сертификат

Иммиграционный сертификат

Жизнь в Палестине была тяжела, надежды на число олим были довольно скромными, Вейцман писал Самуэлю: «Если мы сможем привезти в Палестину 100000 еврейских рабочих, то путь к еврейскому содружеству будет открыт, и мы ещё успеем увидеть его

«Наши агенты должны абсолютно чётко объяснять, что ждёт людей на месте. Разочарование побудит их вернуться домой» было написано в директиве Сионистской организации.

Наиболее желательными были молодые неженатые «храбрые идеалисты, готовые 2 года проработать в сельхоз поселениях

Один житель ишува написал своим друзьям: «только массовая иммиграция молодых людей, знающих как работать мотыгой и как держать ружьё, может спасти Ишув«

Другая женщина написала: «Не посылайте людей без профессии. В Яффо много пионеров без работы. И каждую неделю пароходы привозят всё новых и новых«[5].

Старались избежать приезда больных инфекционными болезнями, психически больных, преступников, проституток и пьяниц. Исполком Еврейского агентства сокрушался о приезде безденежных и нездоровых людей и требовал от своих представителей за рубежом увольнять врачей, пропустивших таких людей.

Теоретически каждому оле гарантировалась материальная помощь со стороны Сионистской организации, но обещания гарантий были предназначены в первую очередь для властей Представители на местах были предупреждены, что выдача разрешения на иммиграцию не даёт право её получателю на предъявление каких-либо претензий. Большинство иммигрантов прибывало на свои собственные средства и на свой страх и риск. «Субсидирование иммиграции может привлечь нежелательный «человеческий материал«[6] (общепринятый термин, использованный ещё Герцлем в его «Еврейском государстве») Олимы с капиталами, не меньше £500, не входили в квоту и принимались без всяких ограничений. Были случаи, когда польские евреи предъявляли эту сумму, чтобы получить сертификат как «капиталист», а по прибытию в Палестину высылали эти деньги назад в Польшу, чтобы другой еврей мог получить такой сертификат.

Самуэль назначил несколько евреев в отдел иммиграции, одним из них был его сын Эдвин, но в отбор кандидатов власти не вмешивались. Единственным условием было не впускать коммунистов.
Предоставление въездной визы было политическим делом и партии получали их в соответствии с их силой в СО. И все понимали, что иммиграция определяет политическую власть в Палестине. Бен Гурион написал: «Галут создаёт нас«[7]

Когда читаешь об условиях, в каких тогда проходила алия, сразу вспоминается свой полёт в Бен Гурион на Боинге.

Вот как описывал британский пограничник Дуглас Даф (Douglas Duff) приезд иммигрантов:

Тяжёлые условия плавания на переполненных палубах без всяких удобств, без ванн или душа, питание из взятых с собой припасов — главным образом сухари и копчёная рыба. При прибытии надо было пересаживаться в баркасы, арабские моряки перебрасывали их с палубы корабля словно тюки. Зловоние от прибывших распространялось на большие расстояния. Меня часто рвало, когда я доставлял санитарного врача на борт судна. Груды мусора и экскрементов были повсюду. Но что удивительно, в лицах прибывших видны следы не страданий, а ликованья. Их глаза светились особым светом. Когда иммигранты различали крутые обрывы горы Кармель или голубые горы Галилеи, они начинали петь».

Поражённый Дафф написал, что они пели «древние песни на иврите«.

Олим

Вновь прибывших встречали сотни людей, сгрудившихся у колючей проволоки и желавших услышать о своих оставшихся в Европе родственниках.  Полицейские-арабы палками и верблюжьими хлыстами сдерживали толпу. Когда им это не удавалось, то прорвавшихся отправляли в баню вместе с вновь прибывшими. По дороге они проходили через верфь, где рабочие-арабы насмехались над странной процессией оборванцев в ветхой европейской одежде, дурно пахнущих, возбуждённых, шатающихся под тяжестью тюков и распевающих древние ивритские песни.

«Немногие из нас могли оценить происходящее перед нашими глазами, и понять историческое значение того, что мы видим», — писал Даф.

Пройдя несколько сот метров прибывшие попадали в баню, где они оставлял свои вещи для досмотра. Им приказывали раздеться догола, мужчины в одном помещении, женщины в другом, для обыска на наличие ввозимых контрабандой оружия и взрывчатки. Потом они проходили дезинфекцию, и получали прививки от оспы и тифа. Многие оставались спать две-три ночи в палатках в порту, без простыней и противокомарных сеток, под роем малярийных комаров. Условия были ужасны.[8]

Ни бутербродов в зале прибытия Бен Гуриона, ни такси до выбранного места жительства…

В субботу 24 августа 1929 года в Хевроне произошла трагедия, получившая название «Хевронская резня». Из примерно 600 евреев, проживавших в 20-тысячном городе, было убито 67, 65 ранено[9].

Начальник полиции Хеврона, Реймонд Кафферата (Raymond Cafferata) в его подчинении было 42 полицейских, из которых был только 1 еврей, собственноручно застрелил несколько погромщиков, был представлен к награде и стал героем Ишува.
Через 15 лет Кафферата с таким же рвением преследовал еврейских подпольщиков. (Немного подробнее о хевронской резне на сайте можно прочесть в статье Бориса Тененбаума «Линия разлома, 1929«).

Как и полагается, после «событий» — кроме хевронской резни, были ещё нападения на евреев в Иерусалиме и Цфате, всего погибло 133 еврея, 339 было ранено[10] — из Лондона была направлена комиссия по расследованию в составе трех парламентариев от главных партий под председательством сэра Уолтера Шоу (Walter Shaw), бывшего Главы юридической службы Сингапура. Комиссия определила, что причиной арабского бунта был страх арабов перед еврейской иммиграцией и скупкой их земель евреями.

В октябре 1930 года была издана Белая книга, в которой утверждалось, что Декларация Бальфура накладывает на Великобританию равные обязательства по отношению как к евреям, так и арабам (что было совершенно неверно, в отношении евреев в Декларации использовалась активная форма: «…приложит все усилия для содействия достижению [создания в Палестине национального очага для еврейского народа] …, в отношении арабов – пассивная: «…не должно производиться никаких действий, которые могли бы нарушить гражданские и религиозные права существующих нееврейских общин в Палестине«)

Это означало пересмотр возможности страны в абсорбции иммигрантов, теперь её масштабы должны были определяться при условии, что она не затрагивала положение арабов, не увеличивала безработицу среди них. В соответствии с мнением Ченслора Министр колоний лорд Пассвильд (Lord Passfield) предположил, что евреи останутся меньшинством, которое должно удовлетвориться определённой автономией, в первую очередь в культурной области. Было обещано развивать Палестину, так, чтобы она могла принять ещё несколько десятков тысяч людей, частично — арабов, для чего правительство вложит в Палестину несколько миллионов фунтов.

Британские чиновники в Палестине и арабы были очень довольны, евреи утверждали, что Британия их предала. Английский историк Тайлор (Taylor) написал: «Бедный Пассфилд был пригвождён к позорному столбу как худший враг еврейского народа со времён Амана[11]«

Самым важным в этой Белой Книге было то, что она никогда не была претворена в жизнь.

Вейцман был своим на Уайтхолле, его записная книжка с номерами телефонов выглядела как список «Кто есть кто» в Лондоне. Три члена парламента от консервативной, тогда оппозиционной, партии: предыдущий премьер Болдуин, министры иностранных дел Чемберлен (Chamberlain) и колоний Амери (Amery), один из авторов Декларации Бальфура, направили в Таймс письмо с протестом. Протест поддержали Ллойд Джордж, Черчилль и Самуэль. Подключился и Эрнест Бевин (Ernest Bevin), тот самый, который через 16 лет станет главным врагом Ишува, а сейчас беспокоился за исход скорых выборов, в его округе Уйтчепель жило много евреев. Всё это происходило в самый разгар мирового экономического кризиса, Канцлер Казначейства (Министр финансов) Филип Сноуден (Philip Snowden), между прочим — поклонник сионизма, категорически был против одного из основных элементов Белой Книги — вливание миллионов в Палестину. Ну а кроме того в такой чувствительный момент очень важна была поддержка «мирового еврейства» и американского правительства, зависящего от еврейских избирателей Нью Йорка, Детройта и Чикаго.

Через несколько месяцев Вейцман получил письмо от премьер-министра Макдональда (Macdonald), фактически отменяющего положения Белой Книги. Он отметил: «Атака успешно отбита», арабы назвали письмо «чёрным». В годы, последующие за отменой Белой Книги, алия ежегодно насчитывала от 40 до 60 тысяч.

Ченслор написал сыну, что премьер-министр испугался евреев. С самого начала своего правления в Палестине он почувствовал, как трудно управлять народом, чьи представители свои в коридорах власти.[12]

Параллельно с алиёй по выдаваемым властями сертификатам, где-то с 1933 года началась алия незаконная — «алия бэт», עלייה בי. К примеру, в Палестине просто остались многие спортсмены, приехавшие на 2-ю Маккабиаду[13] 1935 года. Первый корабль с 360 нелегальными олимами из Польши, Литвы и Латвии, будто бы членами студенческой экскурсионной группы, подошёл к берегу в районе Натании в 1934 году. Высадка на берег продолжалась несколько ночей, на берегу их встречали и развозили по еврейским поселениям. За помощь в нелегальной иммиграции полагалось 2 года тюрьмы или большой денежный штраф, а число нелегальных иммигрантов вычиталось из ежегодной квоты.

Вернёмся к Таблице 2. В период 1932-35 годы в страну приехало около 200 тысяч евреев, только в 1935 году — более 60 тысяч — это при всей численности тогдашнего Ишува меньше 200 тысяч! (В рекордные по числу олим, 1990-91 годы прибыло около 350 тысяч олим, но тогда в Израиле жило чуть более 4.5 миллиона человек.) Эту алию, 5-ю, иногда называют «алия йеки» — около 60 тысяч составили немецкие евреи, сумевшие благодаря достигнутому Арлозоровым соглашению с Германией «Аавара»[14] перевести в Палестину часть своих денег.

На следующий после рекордного 1935-го год началось арабское восстание, всё изменившее в Палестине вообще, и в Ишуве в частности.

6. Начало конца

Если ехать от маленького городка Нешер, что примыкает с востока к Хайфе, по направлению к кибуцу Ягур по 752 шоссе, то сразу за городом шоссе поднимается на небольшой мостик, хотя если посмотреть по сторонам, то ни речки, ни какой-то другой дороги, пересекающих шоссе, не видно. Их и нет. Мостик построен над могилой Из-ад-Дин аль-Кассама, чтобы не повредить её при строительстве шоссе.

Аль-Кассам родился Сирии, учился в каирском университете, вернувшись домой служил школьным учителем и имамом деревенской мечети, после изгнания французами принца Фейсала бежал в Хайфу, где был назначен имамом мечети Истикал и организовывал террористические ячейки в деревнях для борьбы с евреями и англичанами. В одном из терактов погибли 3 кибуцника из Ягура, в другом были убиты отец и сын из мошава Нахаляль в Изреельской долине. В ноябре 1935 года Кассам бежал из Хайфы и с группой своих сторонников в несколько десятков человек, прятался в пещерах и продолжал нападать на евреев и англичан, был ими обнаружен около деревни Яа’бад (сегодня – Нешер), и застрелен. Террористка Лейла Кхалед, участвовавшая в нескольких попытках захватить израильские самолёты в 60-х годах написала: «Его поколение начало революцию, моё поколение её закончит«[15]

Через 40 лет самодельные ракеты, которыми обстреливали Сдерот из Газы, были названы «кассамы».

В 1935 году в Палестину приехало больше 60 тысяч евреев. Арабский интеллектуал Халиль аль Сакакини (христианин, поэт, националист, прятавший в 1917 году у себя дома разыскиваемого турками своего знакомого еврея, за что был ими чуть не повешен и остался жив, только благодаря тому, что англичане захватили Иерусалим, при Мандате – школьный инспектор)[16] написал:

«Каждый день корабли обстреливают нас сотнями еврейских иммигрантов. Если это продолжится, то будущее Палестины мрачно… нет выбора, кроме как подняться на борьбу, нет выбора кроме как встряхнуться, нет выбора, кроме как начать действовать

И обратился с просьбой о получении разрешения на оружие, в которой написал:

«… правительство защищает евреев, которые нападают на арабов, и дискриминирует арабов в пользу евреев, что позволяет им нарушать законы, вследствие этих причин я нуждаюсь в разрешении на ношение оружия[17]

Арабское восстание 1936-39 годов началось 19 апреля 1936 года в Яффо, когда было убито 9 евреев и 4 ранено. Всего во время восстания погибло больше 400 евреев, около 150 британцев и 5000 арабов (многие от рук своих соплеменников)[18] Согласно израильскому историку Бенни Моррису (בני מוריס) число повстанцев составляло 1000–3000 в период 1936-37 годы (первый этап), до 7500 в 1938 году, плюс 6000-15000 участвовали время от времени.[19]

В основном теракты осуществлялись установкой мин, огнём из засад на дорогах и нападением на изолированные поселения. Но и житель Тель Авива не был гарантирован от бомбы, брошенной в окно поезда, отправивший детей в школу – от её поджога, а сидящий в кафе — от бомбы под своим стулом. В Назарете (Нацерете) 26 сентября 1937 года был убит комиссар Галилеи Льюис Андрюс (Lewis Andrews) После этого повстанцы установили контроль над многими дорогами, деревнями и городами. Правительственные силы вынуждены были уйти из Беер Шевы и Иерихона, повстанцы осадили Яффо, несколько дней в октябре 1938 года они де факто контролировали Старый город Иерусалима.

Сакакини с восторгом написал своему сыну, учившемуся в Америке:

«Они бросают бомбы, стреляют, поджигают дома и цитрусовые рощи, взрывают мосты, обрезают телефонные провода, опрокидывают электрические столбы. Каждый день они перекрывают дороги и проявляют героизм, который правительство никак не ожидало. Евреи контролируют газеты и радио, но меч сильнее книги. 2 неизвестных героя бросили гранату в вагон поезда, полного еврейских пассажиров и охраняющих их британских солдат. Кто мог представить, что в Палестине найдутся такие герои. Что за великая честь, о мой Сари, быть арабом в Палестине!»[20]

Был захвачен еврейский пригород Тверии. Военный водитель Алекс Моррисон (Alex Morrison), оказавшийся там вскоре после ухода боевиков, записал в своём дневнике:

«Они оставили после себя следы, страшнее которых я не видел в жизни. Всюду лежали трупы мужчин, женщин и детей. Обнажённые женские тела свидетельствовали, что ножи использовались самым ужасающим способом. В одном здании, очевидно — яслях, сожжённые детские тела ещё дымились. Бандиты вылили на них бензин и подожгли их.»[21]

По инициативе муфтия Иерусалима Амина аль-Хусейни (того самого, кто потом встречался с Гитлером) для руководства восстанием был создан Верховный арабский комитет, который призвал к всеобщей забастовке, продолжавшейся полгода (правда оказавшейся не совсем всеобщей), отказу от уплаты налогов, прекращению еврейской иммиграции, запрету скупки земли евреями и … созданию демократического правительства, избранного всеобщим голосованием. В сентябре 1937 года Британские мандатные власти запретили комитет. Есть сведения, что фашистская Италия помогала восставшим деньгами.

Подробности восстания, кардинально изменившего ситуацию в Палестине — тема отдельной статьи

Командующий британскими силами в Палестине и Трансиордании 1938-39 годов рапортовал:

«Усиление восстания в южной части страны, фактически вышедшей из-под контроля, делает неизбежным запрос о присылке дополнительных сил… это становится неотложным делом ввиду быстрого ухудшения ситуации и фактического развала арабского сектора полиции, насчитывающего 1500 человек. Арабские полицейские разоружены, некоторые не необходимые с точки зрения безопасности посты эвакуированы. Арабские полицейские передислоцированы в города для контроля над уличным движением, канцелярской работы и т.п[22] .

Надо помнить, что это время было временем, когда всё больше становилась очевидной опасность новой войны в Европе, время ремилитаризации Германии, аншлюса Австрии, Судетского кризиса и ситуация в Палестине не оставляла властям другого выбора, как усиление сотрудничества с евреями. Власти попросили Еврейское Агентство принять участие в оплате зарплат полицейских (раньше они отказывались от предложений Агентства добавлять плату полицейским-евреям, считая это подкупом) и их обмундирования — британцы поставляли бы только оружие. Началась торговля. В результате зарплата полицейских стала финансироваться поровну. Фирмам услуги по охране предоставлялись на коммерческой основе. 28 мая 1936 года полицейский начальник написал компании, выращивающей цитрусовые на севере Негева:

«Имею честь отреагировать на вашу заявку выделить 3-х дополнительных констеблей для охраны собственности. Я буду благодарен, если вы переведёте на наш счёт £72 для покрытия расходов на содержание этих дополнительных полицейских в течении 3 месяцев«[23].

Компания оказалась не удовлетворённой оказанными услугами и подала претензию, оформленную как жалоба клиента.

15 июня 1920 года, через два месяца после апрельского погрома в Иерусалиме[24], в кибуце Кинерет на съезде партии «Ахдут ха-авода» [25] было принято решение о создании вооружённой организации, названной «Хагана», הגנה, (оборона). Через 28 лет Хагана будет преобразована в צהל  ,צבא הגנה לישראל —  ЦАХАЛ (Цва Хагана леИсраэль) — Армию обороны Израиля  Эта преемственность отражена уже включением слова Хагана в название вооружённых сил страны.

Первые вооружённые отряды еврейской самообороны были созданы ещё при турках השומר —  Хашоме́р (страж), олимами-социалистами 2-й алии из Российской Империи, многие из которых имели опыт участия в еврейской самообороне времён революции 1905 года и в подпольных революционных движениях. Они стали защищать еврейские поселения вместо нанимаемых до этого бедуинов и черкесов. Обычно их насчитывалось несколько десятков, но при необходимости они могли мобилизовать до 300 человек. Во время Первой мировой Войны организация была запрещена.

После демобилизации из Еврейского легиона отряд самообороны в Иерусалиме организовал Жаботинский, но защитить евреев Старого города тогда не получилось, а сам Жаботинский был арестован и осуждён (см часть I)

В отличии от вольницы Хашоме́р, Хагана была структурированной организацией со своей иерархией, командирами и штабом, возраст её бойцов был от 18 до 50 лет, были также молодёжные отряды для юношей и девушек в возрасте 14-18 лет. Руководство ею осуществляло Еврейское Агентство. В отношениях к ней властей были разные периоды, начиная от сотрудничества с ней, как было во времена арабского восстания 1936-39 годов и времени наступления Роммеля, до преследований в послевоенные годы.

Кестлер, который в своей книге не слишком благосклонно отзывается о политике своей страны в Палестине, так описывает[26] отношения властей к Хагане:

«Первые арабские волнения 1920 и 21 годов поставили британские власти перед дилеммой или держать в каждом еврейском населённом пункте гарнизон, что было не реально, или разрешить еврейскую вооружённую самооборону. Но такое разрешение могло повлечь за собой аналогичное требование арабов. Британцы пошли на компромисс — разрешения не было, но они и не препятствовали созданию вооружённых еврейских отрядов.
В принципе евреи не имели права иметь оружие, но без него было невозможно защищать изолированные поселения, окружённые арабскими деревнями. И евреи его добывали, англичане про это прекрасно знали, когда это им было выгодно закрывали на это глаза, а порой преследовали, судили и приговаривали к длительным срокам».

В мае 1941 годы в Хагане были созданы специальные  פלוגות מחץ (плугот махац»), сокращённо — Пальмах (פלמ»ח) Том Сегев так описывает[27] пальмахника:

«Пальмахник, со взъерошенным чубом, в сандалиях, шортах, полный эмоциональной сдержанности и сексуального аскетизма, с песнями вокруг ночных костров, специфическим чувством юмора, идеологическими и политическими идиомами  — всё в пальмахнике определялось строгими, точными правилами. Исключений не допускалось, всё определял коллектив.»

В Пальмахе выросли будущие военачальники ЦАХАЛя: Игаль Алон, Моше Даян, Ицхак Рабин…

К началу Войны За Независимость численность Хаганы составила около 45 тысяч, из них около 3 тысяч — пальмахники.[28]

В сентябре 1936 молодой офицер Орде Вингейт (Orde Charles Wingate, 1903-1944) был произведён в капитаны и направлен в Палестину в разведывательную службу британской армии.

«Когда я приехал в Палестину, то обнаружил там народ, на который в течение многих веков глядели свысока, который был презираем многими поколениями людей, но который, тем не менее, остался непреклонным и начал заново строить свою страну. Я почувствовал себя частицей этого народа «

написал он позже[29]. Бен Гурион называл его «Другом». Вингейт создал «Ночные эскадроны» для борьбы с повстанцами, — 4 взвода, около 200 человек, из них 150 — евреев. Название этих отрядов говорит само за себя. В словаре, выпущенным израильским Министерством обороны было написано:

«Полученные от Вингейта навыки, его характер и руководство, стало краеугольным камнем для многих командиров Хаганы. и его наследство можно увидеть в военной доктрине АОИ.«[30]

Благосклонное отношение Вингейта к сионистам показалось командованию чрезмерным и в 1939 году он был отправлен домой. Во время Второй мировой войны Вингейт, уже генерал-майор, служил в Индии, занимался диверсионными операциями против японцев в Бирме, погиб в авиакатастрофе. Имя Вингейта увековечено в Израиле, все знают спортивный институт его имени.

Вингейт

Вингейт

Кестлер рассказал[31], как во Время Войны За Независимость Лорна Винтгейт, вдова Орде, с маленького двухместного самолёта, которые называли «примусом» из-за издаваемого ими треска, шума и частых взрывов, сбросила на Землю Израиля Библию на иврите, которая была с Орде на войне в Бирме. Если это легенда, то легенда красивая.

За время восстания очень усилилась Хагана. Многие её люди служили во вспомогательной полиции, а в 1944 году они же стали бойцами Еврейской Бригады (См. статью ЕВРЕЙСКАЯ БРИГАДА БРИТАНСКОЙ АРМИИ ГЕОРГА VI) Официальный Ишув и Хагана приняли принцип ההבלגה (аавлага) — «Сдержанности», они не проводили собственных, не согласованных с англичанами, операций против арабов. Главным же сионистским ответом стало создание 52 поселений по принципу «Стена и башня»[32]
Эцель отверг политику «Сдержанности» и ответил террором на террор, по принципу «око за око». 25 летний Шломо Бен Йосеф (Табачник) с двумя товарищами, в ответ на теракт, в котором погибли 6 пассажиров автобуса из Акко в Цфат, среди которых был ребёнок и ехавшая на свадьбу девушка, которую перед убийством изнасиловали, обстрелял арабский автобус. Хотя жертв не было, Бен Йосеф был осуждён и казнён — первый еврей, казнённый британцами. В знак траура на здании Гистадрута ревизионисты водрузили чёрный флаг, но Бен Гурион велел его снять. «Это не день траура, а день горечи. Я поражён не тем, что еврей был повешен в Палестине. Мне стыдно за то, что привело к этому. Это катастрофа, что люди хотят сделать из Бен Иосефа мученика[33]

Англичане боролись с повстанцами отнюдь не в лайковых перчатках: взятие заложников, коллективные наказания, смертная казнь, бомбардировки с воздуха и обстрелы с моря, разрушение домов. Летом 1936 года власти разрушили несколько сотен домов в Старом Яффо. Дома стояли в узких переулках и служили укрытием для камнеметателей и снайперов, полицейские не могли там появиться в одиночку. Нескольким тысячам арабов давалось 24 часа покинуть свои дома, некоторые приказы о выселении были сброшены с самолёта. Правда представили этот снос как осуществление проекта городского строительства.

Живой щит на железной дороге

Живой щит на железной дороге

В Палестину из Индии был переведён полицейский эксперт Чарльз Тегарт (Charles Tegart) с опытом подавления восстания в Индии, ставший советником Генинспектора полиции по вопросам безопасности. Он построил ограду вдоль северной границы для предотвращения проникновения террористов, 70 полицейских фортов по всей стране, получивших его имя, строила гистадрутовская строительная компании סולל בונה (Солель Боне), привёз доберманов из Южной Африки и создал специальный учебный центр в Иерусалиме для обучения следователей «особым методам допроса»: унижения, избиения, суровое физическое воздействие, включая турецкую практику ударов по ступням и гениталиям. Ставший начальником иерусалимской полиции Дуглас Дафф, рассказ которого про прибытие олим приведён в части I статьи, вспоминал в своих мемуарах: «Избиение оставляло следы, в отличие от «метода бака с водой». Полицейский клал подозреваемого на спину, охватывал голову с двух сторон подушками и вливал ему в ноздри воду из кофейника[34]

Тысячи были подвергнуты административному аресту без суда, иногда приходилось выпускать старых заключённых, чтобы освободить место для новых. За период от начала 1938 до конца 1939 года более чем сотне арабов был вынесен смертный приговор — в среднем по одному в неделю и треть из них было исполнено — примерно одна казнь в месяц. Порой британцы вешали двух-трёх приговорённых в день. Молодые преступники в возрасте от 7 до 16 лет часто приговаривались к порке. Младше 14 лет получали 6 ударов, старше — до 24 ударов. Если ударов должно было быть больше 12, то их разбивали на несколько, по 6, с 3-х дневным перерывом. Наказание было не публичным, в тюрьме, в случае более 12-ти ударов, присутствие доктора было обязательно.

В ночь с 29 на 30 сентября 1938 года в Мюнхене было подписано соглашение о «мирном разрешении» Судетского кризиса, Чемберлен под приветствия народа провозгласил «Я привёз вам мир!», в ноябре в Палестину была направлена 8-я дивизия. Её командиром был генерал-майор Бернард Монтгомери (Bernard Montgomery), «Монти», через 3 года он победит Роммеля. Своим солдатам Монти дал простой приказ как обращаться с восставшими: «убивайте их». Он считал, что эта война будет хорошей подготовкой для его солдат к будущей войне в Европе.

Ко второй половине 1939 года с восстанием было покончено. В июле Монтгомери заявил: «Восстание окончательно и бесповоротно подавлено. Мы так крепко держим ситуацию под контролем, что невозможно, чтобы восстание снова подняло свою голову в прежних масштабах«[35]

Оно отличалось от предыдущих массовых кровопролитных волнений 1920, 1921 и 1929 годов не только продолжительностью и размахом, но главное — политическими последствиями.

В Лондоне правили хорошо образованные люди. И они хорошо помнили афоризм одного очень умного француза по имени Шарль Морис де Талейран-Перигор: «Штыки хороши всем, кроме одного — на них нельзя сидеть.“

Восстание было подавлено, но проблема сосуществования, вернее его невозможности, евреев и арабов, никуда не делась. Монтгомери философски заметил:

Евреи убивают арабов, и арабы убивают евреев. Это то, что происходит сейчас в Палестине. И это, по всей вероятности, будет продолжаться ещё следующие 50 лет» [36]

Он оказался слишком оптимистичен касательно срока.

Вернёмся на 3 года назад. Летом 1936 году была образована комиссия по поиску политического решения проблемы Палестины.

Возглавил комиссию лорд Пиль (Lord Peel 1867-1937) — бывший Министр транспорта, потом по делам Индии. В её состав входил один бывший губернатор и член Верховного суда, бывший посол и профессор истории из Оксфорда. В комиссии не было ни одной женщины — было объяснено, что религиозные евреи и арабы не стали бы сотрудничать с комиссией, в состав которой входили бы женщины, все члены комиссии ходили во фраках и цилиндрах. Летом в Палестину приезжать не комфортно, и комиссия немного задержалась с приездом.

11 ноября 1936 года

11 ноября 1936 года

Перед комиссией выступили Вейцман, Бен Гурион, муфтий, Черчилль, Ллойд Джордж. Бен Гурион заявил, что Библия является «Мандатом» на Палестину, но слово «государство» не прозвучало — только «Национальный дом». Муфтий заявил, что нет шанса на сосуществование между арабами и евреями.[37]

Сегев утверждает, что комиссия прибыла уже с готовым мнением и желанием правительства избавиться от Палестины. Пиль написал: «Социальные, моральные и политические бреши между общинами сегодня уже не преодолимы«. В попытке уговорить евреев и арабов на раздел использовалась английская пословица: «половина хлеба лучше, чем ничего«

Комиссия предложила создать еврейское государство, включавшее в себя Галилею, Изреельскую долину, Бейт-Шеан, северную часть прибрежной долины.
Западный берег реки Иордан, Газа, южная часть прибрежной долины, большая часть Негева и сектор Газа должны были быть присоединены к Трансиордании. Под властью британского Мандата оставался узкий коридор от Яффо до Иерусалима включительно, Лод и аэропорт рядом с ним, а также города со смешенным населением: Хайфа. Тверия, Цфат.

Карта раздела комиссии Пиля. Синим цветом обозначено Еврейское государство

Карта раздела комиссии Пиля. Синим цветом обозначено Еврейское государство

Так впервые, за 5 лет до Билтморской программы, создание Еврейского государства было официально провозглашено политической целью.

Книга Герцля, опубликованная 14 февраля 1896 года в Берлине и Вене называлась «Der Judenstaat» (Еврейское государство), через год, подытоживая свои впечатления от Первого Сионистского конгресса, он записал в дневнике: «В Базеле я основал еврейское государство«. В 1919 году на Парижской мирной конференции на вопрос, что означает «Еврейский Национальный Дом» Вейцман ответил, что страна должна стать еврейской, также как Франция — французской, и Англия — английской.[38] Но в принятой на конгрессе Базельской программе ничего не говорилось о создании государства: «Сионизм стремится к созданию в Эрец-Исраэл гарантированного публичным правом национального очага («Heimstatte») для еврейского народа» — боялись султана, который больше всего боялся национально-освободительных движений в своей империи. И в Декларации Бальфура говорилось не об Еврейском государстве, а об «Еврейском доме» (или «Очаге»), в Мандате ЛН на Палестину, в отличие от мандатов на Месопотамию и Сирию, не упоминалось требование поскорее подготовить страну к получению независимости. В своём 404 страничном отчёте[39] комиссия Пиля написала:

Нам было позволено ознакомиться с протоколами обсуждений и нам стало ясно, что формулировка «создание в Палестине Национального дома» явилась компромиссом между теми министрами, кто выступал за безоговорочное создание Еврейского государства и теми, кто был против

При этом «по умолчанию» предполагалось, что для создания Еврейского государства в Палестине, в Палестине должно появиться еврейское большинство. Об этом говорили и Самуэль и Черчилль.

Комиссия Пиля предложила трансфер!

Бен Гурион написал сыну

Мы не можем и не должны предлагать такую вещь, потому что мы никогда не хотели их экспроприировать. Но когда англичане отдают под арабское государство часть Палестины, обещанной евреям, это будет только правильно для арабов переселиться в арабскую часть.

Спустя 20 лет он написал:

Если бы разделение было осуществлено, история нашего народа была бы другой, и шесть миллионов евреев в Европе не были бы убиты, большинство из них жило бы в Израиле.[40]

Вейцман и Бен Гурион без энтузиазма, но приняли план, и хотя возражали как и сторонники единого арабо-еврейского государства[41], так и ревизионисты Жаботинского, они убедили Сионистскую организацию принять рекомендации комиссии «как основу для дальнейших переговоров», арабы рекомендации отвергли безоговорочно, восстание возобновилось в намного большем масштабе, чему способствовал частичный переброс войск из Палестины в Европу, где разразился Судетский кризис.

Судя по всему, и Вейцман и Бен Гурион считали, что главное — начать,… а потом границы можно будет и подправить. Вейцман намекнул: «предложенная территория оказалась скудной, но… кто знает? Труден только первый шаг«, Бен-Гурион написал открыто в письме к сыну:

Частичное еврейское государство — это не конец, а лишь начало. Привезем туда столько евреев, сколько поместится в нем. Создадим разностороннюю экономику, сельское хозяйство, судоходство. Организуем совершенную систему обороны, образцовую армию, и тогда, я уверен, для нас станет возможным поселенчество в остальных частях Палестины — либо по соглашению с нашими арабскими соседями, либо другим путем… А без государства это неосуществимо.[42]

Британское правительство приняло предложенный комиссией план при условии получения полномочий ЛН Наций приступить к плану раздела

В конце февраля 1938 года была создана «техническая комиссия» по проверке путей реализации плана Пиля. На самом деле, как утверждают многие историки,[43] назначение комиссии рассматривалось Министерством колоний как инструмент для освобождения Британии от ее обязательств по плану раздела. Комиссию возглавил сэр Джон Вудхед (John Woodhead), бывший чиновник в Индии. В ноябре комиссия вынесла своё заключение: план комиссии Пиля осуществлению не подлежит, как требующий слишком большого трансфера арабов.

Был предложен альтернативный план раздела, по которому Еврейское государство будет состоять из 2 частей: северная часть — прибрежная полоса шириной 15–20 км от Тель-Авива до Зихрон Якова и южная часть — район вокруг Реховота.

Под британским мандатом останется Галилея и коридор от Иерусалима до моря.

Карта раздела комиссии Вудхеда. Жёлтым цветом обозначено Еврейское государство

Карта раздела комиссии Вудхеда. Жёлтым цветом обозначено Еврейское государство

В результате Британское правительство отвергло раздел Палестины как сопряженный с непреодолимыми «политическими, административными и финансовыми трудностями[44]» и объявила о созыве конференции в Лондоне, для выработки компромисса всеми сторонами.

7. Смена приоритетов

Главным достижением бежавшего из страны муфтия было то, что он превратил внутренний конфликт в одной из полуколоний в конфликт международный, сумев вовлечь в него 4 тогдашние независимые арабские страны: Египет, Саудовскую Аравию, Йемен и Ирак.[45] Вернее, они были независимы частично, и Великобритания очень хотела, чтобы они такими же и оставались.

И треугольник: британские власти, евреи, арабы, стал четырёхугольником, добавилась сторона — арабские государства. (Хотя если быть точным, то «еврейская сторона» тоже состояла из двух частей — евреи Ишува и «международное еврейство», которое олицетворяла Сионистская организация, СО. Но об этом чуть ниже.)

Лондон больше не мог рассматривать дела в Палестине в отрыве от всего Ближнего Востока, за который, между прочим, отвечали разные ведомства: за Палестину включая Трансиорданию, отвечало Министерство колоний, за оборонную политику в регионе со времён Черчилля на посту Министра колоний отвечало Министерство авиации, Адмиралтейство отвечало за зону Суэцкого канала и Персидского залива, а также за нефтяные терминалы. Начиная с арабского восстания 1936-39 годов делами Палестины начало заниматься ещё и Главное армейское командование (General officer commanding — G.O.C.)

При этом их интересы часто не совпадали. Во времена Военной администрации военные относились прохладно к сионистам и с теплотой к арабам, а Лондон всячески сионистов поощрял. Летом же 1938 года «белое и чёрное» поменялись местами: в Палестине военное сотрудничество с Хаганой достигло своего зенита, в Лондоне Министерство колоний признало:

Декларация Бальфура была ошибкой и её надо дезавуировать. Британия не может проводить силой политику в соответствии с её обязательствами по Декларации, и она должна быть юридически изменена. Возможно заявить, что обязательство по созданию Еврейского дома уже выполнено или провозгласить, что Еврейское государство никогда создано не будет.[46]

Политика Лондона по отношению к Ишуву с самого начала определялась не столько его отношением к нескольким десяткам, потом сотням тысяч евреев Палестины, сколько пиететом, уважением, даже страхом перед мощью и влиянием международного еврейства. Помните анекдот: «У старого еврея спрашивают:

— Зачем Вы читаете эту антисемитскую газету?

— А где я ещё прочту, какие мы влиятельные?»

«Принимающие решения» в Лондоне в основном антисемитами не были. Чемберлен так комментировал преследования евреев в Германии в письме к одной из своих сестер:

Я думаю, преследование евреев вызвано двумя причинами: желанием отнять у евреев их собственность и ревностью к их превосходящему интеллекту. Без сомнения, евреи не очень приятный народ; я сам не слишком переживаю о них; но этого недостаточно, чтобы оправдать погром«[47].

Но мощь и влияние международного еврейства эти «принимающие решения» часто переоценивали. В свое время Сайкс, рисовавший вместе со своим французским коллегой Пико карту после-османского Ближнего Востока, вначале ничего не знал ни об евреях Палестины, ни о сионизме. Существует версия, что Сайкс прочёл «Протоколы сионских мудрецов» и… и поверил им, поверил во всемогущество евреев и стал активным сторонником сионистов — таких могущественных людей лучше иметь в союзниках.

То, что Вейцман запросто встречался с министрами и даже премьер министром, было не только его личной заслугой, его умением налаживать контакты с сильными мира сего, но и тем, что эти «сильные мира» видели в нём не представителя крошечной еврейской общины Палестины, а представителя могущественного мирового еврейства. То, что произошло с немецкими евреями, которых мировое еврейство не сумело защитить, показало, что мнение о его, мирового еврейства, могуществе сильно преувеличено, евреи «не правят миром». Получалось, что евреев надо не бояться, а жалеть. А жалость и политика — две вещи не совместные. Конечно оставалось ещё американское еврейство, но до войны Америка не играла значительной роли на Ближнем Востоке. В любом случае войти в конфликт с Америкой, точнее с американским еврейством, было сочтено за меньшее зло. 8 марта 1939 Макдональд заявил на заседании кабинета: «… если рост антибританских настроений в Америке неизбежен, то пусть лучше это случится сейчас, чем во время острого международного кризиса[48]

И вектор политических предпочтений стал отворачиваться от евреев и, следовательно, поворачиваться к арабам.

Британский посол в Египте сообщал[49] в Форин Офис:

Хотя я не утверждаю, что мы должны полностью встать на сторону арабов против сионистов, но важно показать арабам и правительству Египта, … что мы не находимся полностью на стороне сионистов. Объединение между египтянами и арабами, которое началось как вызов делу сионистов, может завершиться вызовом нашей военной позиции на -Ближнем Востоке…
(Lampson – Eden 01.03.1937).

Премьер-министр Невилл Чемберлен (Neville Chamberlain) 20 апреля 1939 года, чуть больше месяца после оккупации Чехословакии, заявил:

Если мы будем вынуждены обидеть одну из сторон, мы скорее обидим евреев, чем арабов.[50]

Британская политика в средиземноморье определялась имперскими интересами в Индии и необходимостью контроля на 2-мя выходами из «внутреннего», Средиземного, моря — Гибралтаром и Суэцким каналом.

Итальянское вторжение в Абиссинию в октябре 1935 шокировало британских политиков. Итальянский флот начал бросать вызов британскому Средиземноморскому и угрожать военным базам в Египте. Нельзя было допустить союза Саудии с Италией, Италия на обоих берегах Красного моря — это было бы более чем угроза для Индии.

Красное море

Сегодня, зная, как развернулись события через несколько лет, ясно, что эти страхи были не обоснованы. Италия оказалась лишь «бумажным тигром». Как британская армия проигрывала в первые годы войны столкновения на суше с вермахтом, так она без проблем расправлялась с итальянцами, сначала в Восточной Африке, потом — в Ливийской пустыне, где только прибытие Afrikakorps Роммеля отсрочило полный разгром армии дуче.

В Ирак британцам всё равно пришлось вводить войска, чтобы свергнуть прогермански настроенное правительство Нури аль-Саида, Египет всё равно фактически был оккупирован британской армией.

Но просто быть «умным потом». А тогда новая политика в регионе требовала новой политики в Палестине. что позволило бы держать в Палестине минимальные военные силы

Подкомитет по Ближнему Востоку – Комитету защиты Империи 29.01.1939:

Мы должны подчеркнуть… те сильные чувства, которые вызывает наша политика в Палестине в арабских государствах. Это факт, что она может повлиять самым эффективным образом на улучшение их отношения к Великобритании. Мы полагаем, что сразу с началом войны необходимо будет предпринять необходимые шаги… чтобы достичь полного умиротворения арабов в Палестине и соседних странах. Если мы в этом не преуспеем, что никакие другие шаги эффекта не принесут.[51]

После отказа от предложений комиссии Пиля 1937 года в Лондоне решили попробовать привести арабов и евреев к компромиссу, посадив их за стол переговоров мирной конференции. (Правда Том Сегев утверждает, что англичане прекрасно понимали нереальность этого, но ожидаемый провал конференция им был нужен как обоснования необходимости единоличного принятия решения.)

8. Сент Джеймсская конференция, Белая книга, конец Декларации Бальфура

Тройственная конференция с участием англичан, евреев и арабов по разрешению проблемы Палестины открылась 7 февраля 1939 года в Сент-Джеймсском дворце Лондона двумя раздельными заседаниями — арабы отказались сидеть вместе с евреями.

Встреча с еврейской делегацией Моше Черток (Шарет), Генриэта Сольд, Давид Бен Гурион Хаим Вейцман, ?, Нахум Гольдман

Встреча с еврейской делегацией Моше Черток (Шарет), Генриэта Сольд, Давид Бен Гурион Хаим Вейцман, ?, Нахум Гольдман

Арабская делегация

Арабская делегация

Председательствовал Министр колоний Мальком Макдональд (Malcolm MacDonald), сын первого премьер-министра — лейбориста Рамсея. В арабскую делегацию входили представители Египта, Саудовской Аравии, Трансиордании, Ирака, Йемена и Палестины; во главе сионистской делегации стояли Вейцман, Бен-Гурион и Бен-Цви (будущий 2-й Президент Израиля). Сионисты не испытывали оптимизма, хорошо представляя, какие ветры стали дуть в коридорах Уайтхола. У них был свой тайный агент в правительственных кругах — племянница Бальфура Бланка Дагдайл,»Баффи» (Blunche Dugdale, Baffy») пламенная сионистка, Вейцман называл её «горячий, на всю жизнь друг сионизма», передавала секретную информацию, которую она получала от одного из министров, Вальтера Эллиота (Walner Elliot) с которым была в интимной связи. Бен Гурион сравнивал её с пророчицей Деборой.

Baffy

Baffy

Требования арабов были просты:

— немедленное создание нового правительства, которое в 3-х летний переходный период будет действовать под руководством Верховного комиссара, конституция нового государства будет выработана выбранной Законодательной ассамблеей, избранной равным голосованием (в полном соответствии с принципами западной либеральной демократии).

— численность евреев Ишува не должна превышать одной трети населения страны. Для контроля над этим надо будет проводить регулярные переписи населения.

— с окончанием беспорядков должны быть созданы министерства, в которых британцы будут только советниками

— вопрос о продаже земель евреям должен быть решён по договорённости между Верховным комиссаром и палестинским правительством.

Евреи требовали продолжения выполнения обязательств, взятых на себя Великобританией при получении Мандата, а предоставление независимости связать с появлением еврейского большинства. Главным аргументом Вейцмана стал моральный аспект:

«Мне трудно представить, что правительство после 20 лет изменит своим моральным обязательствам и политической позиции… вся структура Британской Империи такова, что отказ от таких великих моральных обязательств нанесёт удар по всем её моральным основам

Макдональд возразил:

«…считает ли еврейская делегация, что еврейские требования так значительны и обязательства Правительства Его Величества по Мандату таковы, что политика создания Национального дома может проводиться без согласия арабов и перед лицом враждебности со стороны не еврейского населения, у которого есть тоже свои права в Палестине?«[52]

Последнею встречу 7-го марта Макдональд организовал, чтобы окончательно выяснить позицию сторон для разработки будущего британского решения.

На ней Вейцман выдвинул 2 принципа:

Договорённость о характере нового государства

Возможность развития Еврейского национального дома.

Но прежде всего — отсутствие доминирования одного народа над другим и право на иммиграцию.

Бен Гурион заявил, что его не волнует судьба палестинских евреев — они в любом случае смогут за себя постоять даже без конституционных гарантий. Но Сионистское движение должно заботиться о тех евреях, которые пока не прибыли в Палестину.

Руководитель делегации Египта Али Маэр заявил, что он впечатлён вкладом сионистов в развитие Палестины и они безусловно заслуживают иметь своё государство. И если бы Палестина была бы пуста, то мы бы приветствовали их в ней. Но она не пуста и в ней уже есть 400000 евреев и нет возможности принять ещё. Он делает последнею попытку к достижению мира — заявите, что ради его достижения вы готовы прекратить иммиграцию или хотя бы её ограничить.

Вейцман не отверг египетское предложение полностью.

«Я с удовольствием выслушал слова Али Маэра. Впервые за 2 года я услышал слова дружбы и высокой оценки от мусульман. В этом духе мы можем сотрудничать. Мы согласны на переговоры с арабами в духе компромисса. Возможна иммиграция 50-60 тысяч в год. Так мы можем достичь соглашения, уступив немного мы сможем найти общую основу.»

Вмешался Бен Гурион:

Я прошу прощения, что порчу вам настроение, но я не могу всё же видеть общую основу — мы не согласимся на замедление. Доктор Вейцман говорил об взаимном согласии. Каждый из нас готов к переговорам на основе компромисса, требование замедления – это не компромисс, а односторонняя концепция.[53]

Больше общих встреч не было.

Белая книга19 мая 1939 года в Лондоне была опубликована «Белая книга»[54]
В ней было заявлено[55], что

авторы Декларации Бальфура не предполагали, что Палестина должна быть превращена в еврейское государство против воли арабского населения страны.
…Свидетельство того, что правительство Его Величества выполняет свои обязательства
[по Декларации Бальфура] можно найти в том факте, что с момента опубликования заявления 1922 года более 300 тысяч евреев иммигрировали в Палестину и что население Национального дома выросло до примерно 450 тысяч, или приближается к трети всего населения страны…
Правительство Его Величества сделает все возможное для создания условий, которые позволят создать независимое палестинское государство в течение 10 лет. Если по истечении 10 лет правительство Его Величества сочтет, что вопреки его надежде обстоятельства требуют отсрочки создания независимого государства, оно проведёт консультации с представителями народа Палестины, Совета Лиги Наций и соседних арабских государств, прежде чем принять решение о такой отсрочке.

Относительно алии было определено, что число еврейских иммигрантов на ближайшие пять лет составит 75 тысяч. На первом этапе иммиграция составит 25 тысяч (чтобы помочь европейским евреям), и в течение 5 лет будет разрешена иммиграция по 10 тысяч евреев каждый год — в общей сложности 75 тысяч. После этого еврейская иммиграция будет зависеть от арабского согласия.

В отношении покупки земли евреями было определено, что

из-за естественного прироста арабского населения и продажи в последние годы арабских земель евреям в некоторых районах в настоящее время нет места для дальнейшей передачи арабских земель… В этих обстоятельствах Верховному комиссару будут предоставлены общие полномочия запрещать и регулировать передачу земли.

Указ, регулирующий продажу земли в Палестине, был выпущен Верховным комиссаром почти через год, уже во время войны, в марте 1940 года. По нему евреям разрешалось свободно приобретать земли на 5% территории Палестины — в основном лишь в прибрежной зоне и в районе Иерусалима. Ещё на 32 % территории продажа могла осуществляться только с разрешения Верховного комиссара. На остальной территории продажа была запрещена. Хотя разрешённые к приобретению земли и были самыми плодородными, сильнейшим ударом по Ишуву стал запрет на расширение еврейских поселений в глубь страны.

 Land Transfers Regulations, 1940

Land Transfers Regulations, 1940

(Красным цветом обозначена зона свободной продажи земли, жёлтым — ограниченной)

Положения Белой Книги естественно не были прописаны в Мандате на Палестину, полученном почти 20 лет назад Британией от Лиги Наций. В соответствии со статьей 27 Мандата изменение его условий должно было согласовываться с ЛН (как к примеру поступили англичане в 1922 году, получив её согласие на отделение Трансиордании от Западной Палестины.).

В июне 1939 года комиссия ЛН рассмотрела Белую книгу и безоговорочно постановила, что она противоречит Мандату и следовательно… его надо пересмотреть. Заседание, на котором это должно было произойти, должно было состояться в сентябре, но никогда не состоялось — 1 сентября началась Война.

Сказать, что публикация «Белой книги» вызвала протесты — не сказать ничего. В Лондоне многие назвали её «новым Мюнхеном». С протестом выступили автор Декларации Ллойд Джордж (он назвал её принятие актом вероломства), первый Верховный комиссар Самуэль, Черчилль. Черчилль, ещё просто депутат Парламента, произнёс пламенную речь:

Мне очень печально наблюдать все это. Кто-то из собравшихся здесь решил, что бремя сохранения верности данному слову слишком тяжело для него. Кто-то настроен проарабски, а кое-кто — антисемитски. Но лично я не могу заставить себя выбрать ни один из этих мотивов в качестве лазейки, ведь я с самого начала был искренним сторонником Декларации Бальфура и многократно во всеуслышание повторял это…

Я не могу стоять в стороне и видеть, как торжественные обязательства, данные Великобританией перед лицом всего мира, отбрасываются по причинам административного удобства или — и это будет напрасной надеждой — ради сохранения спокойной жизни. Я бы почувствовал острое разочарование, если бы остался молчать и бездействовать при виде того, что я могу расценить только как акт отказа от своих обязательств.[56]

Результата эта речь не принесла, правительственное большинство утвердило Белую книгу, 268 — за и лишь 179 против. Хотя были министры, которые её не поддержали, к примеру Военный министр, еврей, Хор-Белиша (Hore-Belisha)

Но сильнее, конечно, было чувства, охватившие Ишув — чувства отчаянья, негодования и желания протестовать и бороться.

 

22 мая. Женская демонстрация протеста перед гостиницей Кинг Дэвид в Иерусалиме

22 мая. Женская демонстрация протеста перед гостиницей Кинг Дэвид в Иерусалиме

Вейцман вспоминал:

В те предвоенные дни наши протесты, стоило их заявить, рассматривались как провокация. Наш отказ подписаться под собственным смертным приговором рассматривался как досадная и неприятная помеха; мы вызывали раздражение. То угрозами, то уговорами нас пытались принудить к отказу от Палестины. Чемберлен взял курс на умиротворение арабов, и ничто не могло свернуть его с этого пути.[57]

Бен Гурион записал в дневнике:

Дьявол не мог бы сотворить более душераздирающий и ужасный кошмар.[58]

Одна студентка из Польши, учащаяся в Оксфорде, предложила Чертоку прийти в Парламент, убить Чемберлена и покончить жизнь самоубийством. Молодой человек обратился к Вейцману с предложением в знак протеста покончить жизнь самоубийством в стенах Парламента.

За месяцы между опубликованием Белой Книги и началом войны ЭЦЕЛ предпринял, продолжая нападения на арабов на рынках и в кафе, ряд нападений на британцев — были заложены мины в здании Центральной почты в Иерусалиме, взорваны телефонные будки. Его командир Давид Разиэль и несколько десятков его помощников были арестованы.

Ответом Бен Гуриона как на британские ограничения в иммиграции, так и на террор ревизионистов было «иммиграционное восстание». Он объяснил:

Мы привезём в страну тысячи молодых людей из Германии, Австрии и других стран и поставим англичан перед необходимостью или стрелять в них или отправлять их назад (англичане стали отправлять на Кипр). Это возбудит чувства симпатии в мире, в первую очередь – в Америке, и пробудит совесть в самой Британии.[59]

Через 3.5 месяца началась война.

(окончание следует)

Основные источники .

ימי הכלניות — ארץ ישראל בתקופת המנדט, תום שגב .1
2. המנדט המפוקפק של תום שגביהושע פורת
3. Michael J Cohen. PALESTINE TO ISRAEL: From Mandate to Independents
4. Авива Халамиш. Британские мандатные власти, евреи и арабы в 1917 1929 годах. Часть вторая
5. Авива Халамиш. Иерусалим в период британского мандата.
6. Avishai Margalit. Palestine: How Bad, & Good, Was British Rule?
7. Мартин Гилберт Черчилль и евреи
8. ARTHUR KOESTLER, PROMISE AND FULFILMENT Palestine 1917-1947
9. Голда Меир. МОЯ ЖИЗНЬ
10. Феликс Кандель. «ЗЕМЛЯ ПОД НОГАМИ. Из истории заселения и освоения Эрец Исраэль. 1918-1948
11. The Mandate for Palestine
12. Peel Commission Full Report (1937)
13. British Mandate: A Survey of Palestine, prepared by the British Mandate for UN prior to proposing the 1947 partition plan13.
14. British White Paper of 1939
15. Biltmore Program

Примечания

[1] Я буду использовать термины «алия», в переводе с иврита – восхождение, «олим», когда речь пойдёт об еврейской точке зрения, и «иммиграция», «иммигранты» – о британской.

[2] העלייה הראשונה

[3] העלייה השנייה

[4] British Mandate: A Survey of Palestine, prepared by the British Mandate for UN prior to proposing the 1947 partition plan

[5] 5 цитат из книги Тома Сегева … ימי הכלניות

[6] Там же

[7] Там же

[8] 2 цитаты из книги Сегева

[9] טבח חברון

[10] מאורעות תרפ»ט

[11] Том Сегев … ימי הכלניות

[12] Там же

[13] Первая Маккабиада состоялась в 1932 году.

[14] Соглашение «Аавара» (הסכם העברה «соглашение о передаче») 25.08.1933, между Сионистской федерацией Германии (die Zionistische Vereinigung für Deutschland)), Англо-палестинским банком, представляющим Еврейское Агентство, и нацистской Германией. В Германии на еврейские деньги покупались экспортные товары, они доставлялись в Палестину, там продавались и часть денег получали приехавшие в страну олимы. Соглашение вызвало большую критику, как подрывающее бойкот нацистской Германии.

[15] Том Сегев … ימי הכלניות

[16] Сегодня его имя носит культурный центр в Рамалле

[17] Цитируется по Том Сегев … ימי הכלניות

[18] המרד הערבי הגדול

[19] 1936-1939 Arab revolt in Palestine

[20] Цитируется по Том Сегев … ימי הכלניות

[21] Там же

[22] Цитируется по: Michael J Cohen, PALESTINE TO ISRAEL: From Mandate to Independents

[23] Цитируется по Том Сегев … ימי הכלניות

[24] Беспорядки «Неби Мусса», нападения арабов на евреев в Иерусалиме, начавшиеся 4 апреля, во время которых погибло 5 евреев и 4 араба, было ранено 216 евреев и 53 араба.

[25] Ахдут ха-Авода (‏אחדות העבודה‏‎ — Единство Труда) — созданная в 1919 году рабочая партия, одна из предшественниц партии Авода.

[26] ARTHUR KOESTLER, PROMISE AND FULFILMENT…

[27] Том Сегев … ימי הכלניות

[28] הגנה

[29] Семен Киперман «Человек из легенды

[30] Том Сегев … ימי הכלניות

[31] ARTHUR KOESTLER, PROMISE AND FULFILMENT…

[32] Идея основана на действовавшем турецком законе о запрете на разрушение сооружения, у которого были стены и крыша. Базой поселения становился двор, огражденный двойной деревянной стеной с колючей проволокой, между стенами засыпался гравий. В центре двора сооружалась вышка, снабженная электрогенератором и прожектором. Жилища располагались по углам двора. Сборные блоки, секции стен и вышки изготовлялись (или складывались) в ближайшем поселении. В назначенное время к выбранному месту в сопровождении бойцов Хаганы приезжали на грузовиках и тракторах сотни строителей и устанавливали блоки на месте нового поселения. После установки (обычно в 24 часа) строители уезжали, а в новом поселении оставалась группа из 20–40 халуцим, приступавшая сразу к сельхозработам на примыкающем участке. Создание такого поселения описано в книге Кестлера » Воры в ночи Хроника одного эксперимента«

[33] Цитируется по Том Сегев … ימי הכלניות

[34] Там же

[35] Там же

[36] Там же

[37] Там же

[38] Том Сегев … ימי הכלניות

[39] Peel Commission Full Report (1937)

[40] Цитируется по Том Сегев … ימי הכלניות

[41] БРИТ-ШАЛО́М (בְּרִית שָׁלוֹם, — союз мира`), немногочисленное, но влиятельное общество, созданное в 1925 г. для установления дружественных отношений между арабами и евреями и совместного еврейско-арабского решения проблем Палестины. Наиболее известный его член — Артур Руппин (ארתור (שמעון) רוּפִּין).
Сторонником такого подхода был и Иехуда Ма́гнес (הודה לייב מאגנס) — первый глава Еврейского университета 1925–48 гг.

[42] Цитируется по: Феликс Кандель ЗЕМЛЯ ПОД НОГАМИ. Из истории заселения и освоения Эрец Исраэль. 1918-1948

[43] Palestine: Retreat from the Mandate: The Making of British Policy, 1936-1945, Michael J. Cohen; Benny Morris (2004). The Birth of the Palestinian Refugee Problem Revisited

[44] PALESTINE Statement by His Majesty’s Government in the United Kingdom

[45] Посланник саудовского короля Нури Саид уже в 1936 году вёл в Иерусалиме переговоры с Верховным комиссаром Уокопом о приостановлении иммиграции

[46] Записка в октябре 1938 года парламентского заместителя Министра Lord Dufferin.  Цитируется по: Michael J Cohen, PALESTINE TO ISRAEL…

[47] Там же

[48] Там же

[49] Там же

[50] Цитируется по Том Сегев … ימי הכלניות. Коэн приписывает эти слова Министру колоний Макдональдсу

[51] Цитируется по: Michael J Cohen, PALESTINE TO ISRAEL…

[52] Там же

[53]Там же

[54] Британское правительство подавало свои Декларации парламенту в виде брошюр с обложкой белого цвета, поэтому они неофициально назывались «Белая книга», а официально — «Отчёт о политике».(Statement of Policy)

[55] British White Paper of 1939

[56] Цитируется по: Мартин Гилберт Черчилль и евреи

[57] Цитируется по Феликс Кандель «ЗЕМЛЯ ПОД НОГАМИ Из истории заселения и освоения Эрец Исраэль 1918-1948

[58] Том Сегев … ימי הכלניות

[59] Там же

Share

Сёма Давидович: Белое и чёрное: 2 комментария

  1. Benny B

    Хорошая и интересная статья. IMHO:
    1) Много интересных исторических фактов — заслуживающих доверия и для меня новых.
    2) Автору удалось убедительно объяснить своё понимание «того, что было»: то есть своё понимание системы, где эти факты играют роль причин и следствий.
    3) Автор старательно избегает навязывать читателю своё понимание «того, что должно быть»: то есть своё мировоззренческое мнение о том, как нам сейчас было бы правильно оценивать поступки и события того времени. (Я понимаю «наязывать» как скрывать неудобные факты и смешивать «2» и «3».)

  2. Soplemennik

    Ни бутербродов в зале прибытия Бен Гуриона, ни такси до выбранного места жительства…
    ====
    Да уж!
    Жду продолжения.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

AlphaOmega Captcha Mathematica  –  Do the Math