©"Заметки по еврейской истории"
  май-июнь 2020 года

557 просмотров всего, 1 просмотров сегодня

И воевал Израиль год за годом,
И хмель победы головы кружил.
Текла земля не молоком и мёдом,
А кровью, вытекающей из жил.

Юрий Солодкин

ОТРЫВКИ ИЗ КНИГИ «БИБЛЕЙСКИЕ ПОЭМЫ»

Из поэмы «Сотворение мира»

Юрий Солодкин

День шестой

И вот пришла пора шестого Дня.
Зверьё плодилось и друг друга ело.
Увидел Дух, идёт неплохо дело,
И можно начинать творить меня.
В живучесть добрых помыслов не веря,
Он наделил меня коварством зверя.
Увидев в непорочности непрочность,
Он в генах закодировал порочность.
Коварство и порочность сохраня,
Он в женском виде повторил меня.
И, недоступный мерам и весам,
Бесплотный Дух в меня вселился сам.

Из поэмы «Каин и Авель»
Жертвоприношение

…Покорность и почтенье выражая
Всевышнему, всесильному Творцу,
Нёс Каин в дар частицу урожая,
А Авель клал на жертвенник овцу.
Ужели Бог без жертвоприношений
Не мыслит с нами добрых отношений?

Из поэмы «Авраам и Сара»

Жертвоприношение Ицхака

…Раздался голос сверху:— Авраам!
— Вот я, — ответил Авраам покорно.
Проверками он сыт уже по горло,
Но Бог есть Бог. Его судить не нам.

Вещать продолжил Голос с высоты:
— В двух днях пути отсюда есть вершина.
Там своего единственного сына
В знак верности пожертвуешь мне ты.

— За что?! — взорвало воплем тишину, —
За преданность мою такая кара?
А может, Ишмаэль? Так это Сара.
Ты сам велел послушаться жену.

Но Бог предпочитает монолог.
Готовы ль мы пожертвовать во Имя
Детьми единородными своими,
Желает знать на будущее Бог…

Из поэмы «Женитьба Ицхака»

У колодца

Колодец. Кладезь. Клад на дне.
Не ценных безделушек груда.
Мерцает в чёрной глубине
Бесценный клад, земное чудо.

С Божественною чистотой
Ничто земное не сравнится.
Вода лишь кажется простой,
В ней тайна бытия хранится…

Из поэмы «Израиль»

Борьба с ангелом

2

Видений странные обрывки,
И рёв, и вой.
Исав из тьмы, а голос Ривки:
— Мой грех, не твой!

Исав исчез. Свисая с древа,
Шипит Змея.
Адам рыдает:
— Это Ева,
Не я, не я!

Тут вавилонских башен пара
В столбах огня.
Крик Авраама:
— Это Сара,
Чур, не меня!

Застыл козёл на склоне горном,
Рога круты.
Прыжок, и это ангел в чёрном
Мчит с высоты.

Вот он вблизи — мужик с дороги,
Свиреп, космат.
Он норовит подсечь под ноги
И взять в захват.

Как ни силён посланец мрака,
Свалить не смог.
То верх мужик берёт, то Яков.
С кем нынче Бог?

Вот-вот восток с исходом ночи
Начнёт алеть.
Друг друга не хватает мочи
Им одолеть.

Слабеет тьма. Мужик слабеет.
Они родня.
И, как баран, он жалко блеет:
— Пусти меня!

Пощады просит во спасенье,
Глядит с мольбой.
— Пусти. И впредь благословенье
Моё с тобой.

Не жди от Бога больше знаков
Судьбы своей.
Израиль будешь, а не Яков
Среди людей…

Из поэмы «Иосиф»

9

…Иосиф замер. Что-то в нём
Душевным вспыхнуло огнём.
— Да что ж я? — про себя, а вслух:
— Уйдите, — он отправил слуг.

И больше тайну не тая,
Он выдохнул:
— Иосиф я!
Как будто груз тяжёлый сбросив,
Он с облегченьем «Я Иосиф!»

Им повторил. И вы меня
Продали в рабство. Но ни дня
Не проклинал я, братья, вас,
Хоть вспоминал о вас не раз.

Понять из вас никто не мог,
Что всё, как есть, устроил Бог.
Ведь если б с вами скот я пас,
То кто бы вас от смерти спас…

Смерть Иосифа

Иосиф до последних лет
Почётом окружён и славой.
Его умом, сомнений нет,
Египет мощной стал державой.

Но вечен Бог, а человек…
Как ни живи, а быть итогу.
И был его измерен век,
Иосиф приобщился к Богу.

И в саркофаг положен он,
Как египтянин именитый.
Проститься прибыл фараон
Со всей египетской элитой.

Двенадцать будущих колен
Рыдали на плачевной тризне,
Ещё не ведая про плен
И радуясь хорошей жизни.

Неведом смертным Божий план,
Но близок с Богом был Иосиф,
И клятву взял, что в Канаан
Уйдёт Народ, его не бросив.

Останки взять Народ решит.
Иосиф будет с ним в Исходе.

На том кончается Брейшит,
Что есть Начало в переводе.

Из поэмы «Моисей»

Пролог

1

В Египет Авраам однажды
Бежал от голода и жажды.
Там похотливый фараон
В постель хотел улечься с Сарой.

Покрылся волдырями он
И был напуган Божьей карой.
И Авраама он с испуга
Отправил в Канаан как друга.

Иосиф, правнук Авраама,
В Египет продан был как раб.
И снова разыгралась драма,
И был сюжет её не слаб.
Израилю и всем коленам
Свобода обернулась пленом.

Они умножились в Народе,
Но нет спасенья от невзгод.
Пора подумать об Исходе,
Не может в рабстве жить Народ.

2

Наш мир земной неповторим,
Но повторялась через годы
Судьба еврейская — исходы.
И Вавилон, и древний Рим,

И от Испании до Польши,
И на земле всея Руси…
О, Боже! Ты не с нами больше?
Где ты «еси на небеси»?

Конца и края нет невзгодам.
Неужто Божья воля в том —
Сначала наградить Исходом
И безысходностью потом.

Понять наш мир не так-то просто,
Неведом смертным Божий план.
Израиль после Холокоста
Домой вернулся, в Канаан.

И выживать он должен снова,
И вновь идёт во Имя бой.
О, Господи, шепни хоть слово,
Что уготовано Тобой?..

Эпилог

Четыре сына было у отца.
Один умён, вникает в суть устоев.
Он может превратиться в мудреца,
Премудрости отцовские усвоив.

Другой порочен, грешен с малых лет,
Самонадеян и самоуверен.
Не для него устои и Завет,
Он следовать им в жизни не намерен.

А третий простодушен, как дитя,
Он всё, как есть, приемлет, не вникая.
Наивен он и глуповат, хотя
Не прочь спросить отца он, не шутя,
Откуда Пасха к нам пришла такая?

Четвёртый до вопроса не дорос,
Он слишком мал, едва успел родиться,
И важность соблюдаемых традиций
Не может он ещё понять всерьёз.
Четыре сына одного отца.
Пасхальный Седер. Всё семейство в сборе.
От будущего слышим мудреца
Вопрос традиционный в разговоре.

— Скажи, отец, в чём смысл установлений
Для нас и всех грядущих поколений?

— Вопрос твой и обширен, и глубок.
Нас в прошлом из Египта вывел Бог,
Чтоб жить свободно по Его законам,
А не рабами жить под фараоном,

Второй, что злонамерен был не раз,
Спросил:
— А этот Седер что для вас?

«Для вас», не для него. Вот в чём беда.
Не впрок ему пасхальная еда,
Пасхальное вино ему не впрок.
Не так-то просто одолеть порок.

И всё же говорит отец ему:
— Поешь, попей, послушай, что к чему.
Будь с нами вместе в этот славный час.
Не отделяй, сынок, себя от нас.

И спрашивает третий сын отца:
— Откуда и зачем взялась маца?

Отец ответил:
— Помнит наш Народ
Египетское рабство и Исход.
На сборы было времени в обрез.
Для хлеба приготовлен был замес,
А вот закиснуть тесто не успело.
Уже в пути его пустили в дело
И получили пресную мацу,
И ели, благодарные Творцу.
С тех пор на Пасху мы едим мацу,
Нам забывать об этом не к лицу.

Четвёртый сын совсем ещё малец,
Вопроса от него не ждёт отец,
Но в этот день расскажет он мальцу
Про рабство, про Исход и про мацу.
Про дух свободы, про любовь Творца
Малыш услышит в Пасху от отца.

Из поэмы «Йеошуа Навин»

Эпилог

1

И воевал Израиль год за годом,
И хмель победы головы кружил.
Текла земля не молоком и мёдом,
А кровью, вытекающей из жил.

Смерть или рабство — жребий одинаков
Для всех, проживших здесь полтыщи лет
С тех пор, как вместе с сыновьями Яков
Ушёл в Египет, и простыл их след.

И вот теперь умножились колена
И, верой в Бога своего сильны,
Вернулись из египетского плена,
А земли сплошь людьми заселены.

Умом и силой Йеошуа славен,
От Бога воин, мастер ратных дел.
Завоевал святую землю Навин
И всем коленам передал в удел.

2

История свой путь по бездорожью
Торит, одолевая бурелом.
Замешаны в ней круто правда с ложью,
Вражда с любовью и добро со злом.

И в этом нет ни Божьего коварства,
Ни нашей человеческой вины.
Рождались царства. Умирали царства.
И мир не обходился без войны.

Судьи

Пролог

Время Судей. Разбросаны камни
И лежат в паутине границ.
Как понять, что вещают века мне
С этих ветхих библейских страниц?

Для чего донеслись эти вести
До меня через тысячи лет?
Заживём ли без крови и мести,
Или в Замысле этого нет?

Разбросало Народ, разделило.
Сколько бед в повороте таком!
Над Самсоном смеялась Далила —
Сила есть, а дурак дураком.

И по горло хлебнувши мытарства,
Камни вновь собирает Народ.
И слагаются первые царства,
Продолжая истории ход.

Царства

Из поэмы «Саул»

Давид и Голиаф

5

…Идёт с пастушьей палкой отрок,
Нет ни меча и ни копья.
— Что с палкой прёшь ты, сучий потрох,
Как будто пёс последний я?!

Иди, иди сюда, пархатый,
Уже недолог к смерти путь.
В последний миг, живой пока ты,
Давай, провякай что-нибудь.

— Не время умирать пока мне,
А ты сгниёшь, презренный жлоб.
И раскрутил пращу, и камень
Вонзился Голиафу в лоб.

Как дерево, того срубило.
И даже звука не издав
И не поняв, что это было,
На землю рухнул Голиаф.

И подбежал Давид и сходу,
Схватив лежавший сбоку меч,
Отсёк башку амбалу с плеч,
Поднял и показал народу.

6

Сковал врага животный страх,
И быстро кончилось сраженье.
Пылала жертва всесожженья,
Дымилось мясо на кострах.

Во славу Божью, за царя
Вино из чаш по кругу пили
За то, что в схватке не убили,
За юного богатыря.

С Саулом рядом, как герой,
Был победитель Голиафа.
Любимая до боли арфа
Ласкала слух своей игрой.

Как тут на месте усидеть,
Не показать своё искусство.
Его переполняют чувства,
И хочется играть и петь…

Из поэмы «Давид»

Гражданская война

1

Кому мне, Боже, предъявить вину
За первую гражданскую войну?

Молчишь. Иль не бывает виновата
Твоя всепроникающая суть?
Ужель забыл, как брат пошёл на брата,
А род людской едва лишь начал путь?

Ты отвернулся от плодов и злаков.
Тебе в усладу лучше жечь овец.
А будь к обоим братьям одинаков,
В ином бы мире жили мы, Творец.

Благодарственная песнь

1

Жизнь — это времени волна
От поколенья к поколенью.
С приходом старости она
Нам равной кажется мгновенью.

Дожив до благостных седин,
Мы в прошлое уходим взглядом,
И вся любовь, как миг один,
И все свершенья будто рядом.

Сольётся множество дорог
В единый путь, простой и ясный,
Туда, где обитает Бог
И жизнь не делает напрасной.

Небесным чудится конец,
Небесным видится начало.
Был стар и немощен певец,
Но песнь Божественно звучала…

Из поэмы «Соломон»

Первый Храм

1

Бесплотный Дух. Господь. Барух Ха-Шем,
По телу циркулирующий с кровью.
Как воздух и вода, доступный всем,
Он к почестям привык и славословью.

Он здесь и там. Он весь объемлет мир.
Он Землю наполняет чудесами.
Единый Бог, властитель и кумир,
Он может всё, но только вместе с нами.

Царь Соломон не позабыл наказ,
Тот, что отец оставил при уходе:
— Господь избрал своим Народом нас,
И живы мы, пока Он жив в Народе.

Я не сумел, а ты построишь Храм,
Святилище Божественного света.
И пусть во все века хранится там
Святыня из святынь — Ковчег Завета…

Речь царя Соломона
на открытии Первого Храма

О, Господи, вот и сбылись
Твои слова, как всегда.
Твой раб и давидов сын,
построил я этот Храм.
Во имя Твоё, Господь,
было не жаль труда,
И если что-то не так,
будь милосерден к нам.

Тебе ли надо, Господь,
иметь на земле свой дом.
Тебя не могут вместить
даже небес небеса.
Прости нас, блуждающих
между добром и злом,
И в храме этом
Ты наши услышь голоса.

Наш дух воспарит
и станет землёю прах,
Но быть безгрешной
не может живая плоть.
Да не исчезнет
наш пред Тобою страх.
Да не иссякнет
терпенье Твоё, Господь.

И если случится
с нами какая беда,
Болезни иль голод
нагрянут в недобрый час,
Тебе вознести молитву
придём мы сюда.
И Ты, Всемогущий,
услышь и помилуй нас.

Когда в этот храм,
услышав о силе Твоей,
Из дальней страны
придёт человек чужой,
Услышь и его
из обители Ты своей.
Пусть силу Твою
почувствует он душой.

А если мы согрешим
перед Тобою так,
Что Ты отлучишь нас
от этих священных стен,
Во гневе Народ свой накажешь,
и злейший враг
Одержит победу
и всех нас угонит в плен,

Ты дай нам надежду,
и смыть сумеем позор.
И кровь сочтём мы за честь
во имя Твоё пролить.
В сторону храма
свой обращая взор,
О возвращенье своём
будем Тебя молить.

Ты Авраама, Ицхака
и Якова Бог,
Не дай в народах других
раствориться нам.
Сколько бы ни пришлось
нам испытать дорог,
Не дай позабыть одну,
ведущую в этот Храм.

Share

Юрий Солодкин: Отрывки из книги «Библейские поэмы»: 8 комментариев

  1. Mark Averbukh

    «Библейская» поэзия Юрия Солодкина относится к разряду вряд ли широкого, но крайне бесценного литературного изложения истории нашего народа. Вспоминаются среди них Томас Манн с двухтомным «Иосифом и его братьями», Зенон Косидовский с «Библейскими сказаниями», Фридрих Горенштейн с поразительным по глубине и проникновенности «Псаломом»… Когда-то я был неправ, не одобряя Юрия в увлечении им стихотворным изложением Ветхозаветных легенд. Но в данном случае оказался прав он, воплотив в реальность закон Гегеля: Талант и вдохновение перешло в качество.
    Снимаю шляпу!

  2. Ellen Rosenberg

    Нам посчастливилось познакомиться с Юрием Солодкимым в одном из путешествий по Европе. И как же наша поздка была украшена замечательными поэтическими вечерами, проведёнными с Юрием! Потрясающая эрудиция, блестящее знание предмета, искромётность и остроумие — это совершенно удивительные и уникальные таланты Юрия! С уважением, Лена и Иосиф Розенберги.

  3. Светлана Урсу

    Благодарю, дорогой Юрий, за напоминание о когда—то с удовольствием прочитанной книге “Библейские поэмы”: мне ее давал почитать мой брат. Как раз, совсем недавно обратила внимание на одно изречение американского эссеиста позапрошлого века Ральфа Уолдо Эмерсона (1803—1882):\»Религия одного века — художественная литература другого.\» Позволю себе добавить: \»в ее самом лучшем поэтическом воплощении\». Сейчас разошлю всем своим корреспондентам эту ссылку. Не так давно в полемике с одним из них процитировала твои строки: “…Конца и края нет невзгодам./Неужто Божья воля в том —/Сначала наградить Исходом/И безысходностью потом…” Ждем с нетерпением новых публикаций!

  4. Юрий Окунев

    Книга Юрия Солодкина «Библейские поэмы», на мой взгляд, есть уникальное явление современной литературы. Мне такого умного и нескучного поэтического переложение библейских историй не встречалось. Очень рекомендую последовать за этими отрывками и прочитать всю книгу целиком. Не пожалеете!

  5. Val Kagan

    Юра, мне повезло, потому что у меня есть твои книги, и я читал всё полностью, а не в отрывках.
    Но сейчас прочёл отрывки, опять наслаждался и хочу сказать тебе, что ты сработал блестяще. Один только отрывок «День шестой» — это глубочайшая философия, социология и т.д., изложенная гениально кратко и красиво. Будь здоров. Твой Валя

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

AlphaOmega Captcha Mathematica  –  Do the Math