©"Заметки по еврейской истории"
  август-октябрь 2020 года

146 просмотров всего, 1 просмотров сегодня

Почему Лебедев, говоря о страшных карах человечества, упоминает стремление человека к реализации «своего права», цели и способы достижения которого зачастую жестоки и аморальны? Не потому ли согласилась с Лебедевым Настасья Филипповна, что сама так сильно пострадала от уверенности сначала Тоцкого, а потом и других в своем праве использовать ее?

Елизавета Деревянченко

НЕПОНЯТОЕ ДЕТИЩЕ

(окончание. Начало в №7/2020)

Преследование грехами

«Когда Мудрость спросили, какое наказание ждет грешников, она ответила: «Их грехи будут их преследовать». На тот же вопрос Вс-вышний ответил: «Они раскаются»», — утверждали еврейские мудрецы.  На мой взгляд, связь «преследования» грехами с раскаянием отчетливо видна в образе Лебедева.

Почему именно мудрость говорит о преследовании грехами? Может это свидетельствует о том, что здравомыслящий человек должен осознавать, что за каждым проступком раньше или позже наступает расплата, страшная своей внезапностью и невозможностью предвидеть какой именно она будет?

Следует упомянуть, что весьма непрезентабельно выглядящий Лебедев по логике вещей должен быть доволен своей жизнью: умен, хитер, материально обеспечен. И дом хороший имеет, и дачу «удобную и даже красивую», но… Он постоянно мается и чего-то очень сильно боится. Вот что говорит о нем его племянник Мышкину:

«Всю ночь поминутно вскакивает, то окна смотрит, хорошо ли заперты, то двери пробует, в печку заглядывает, да этак в ночь-то раз по семи. За мошенников в суде стоит, а сам ночью раза по три молиться встает, вот здесь в зале, на коленях, лбом и стучит по получасу, и за кого-кого не молится, чего-чего не причитает, спьяна-то? За упокой души графини Дюбарри молился, …совсем с ума спятил!».

Лебедев ничем не брезгует, ни от чего сулящего копеечную прибыль не отказывается. «Неосмотрительность в делах души — сама по себе зло», — подчеркивал рав Моше Вейсман. Вот и боится олицетворяющий злое человеческое начало Лебедев наказания за им же распространяемое зло. Страх расплаты за содеянное имеет самое непосредственное отношение и к олицетворяющей последствия порока Настасье Филипповне. Когда ее растлитель Тоцкий решил жениться на светской девице

«Долго не думая, она бросила свой деревенский домик и вдруг явилась в Петербург, прямо к Тоцкому. Перед ним сидела совершенно другая женщина, нисколько не похожая на ту, которую он знал доселе. Эта новая женщина, оказалось, необыкновенно много знала и понимала. …тут хохотало пред ним и кололо его ядовитейшими сарказмами необыкновенное и неожиданное существо, прямо заявившее ему, что никогда оно не имело к нему в своем сердце ничего, кроме глубочайшего презрения, презрения до тошноты. Эта новая женщина объявляла, что ей в полном смысле всё равно будет, если он сейчас же и на ком угодно женится, но что она приехала не позволить ему этот брак, и не позволить по злости, единственно потому, что ей так хочется, и что, следственно, так и быть должно».

И Тоцкий начинает бояться свою жертву, хотя сам же и стал причиной угрожающего ему. Многим Настасья Филипповна кажется сумасшедшей. Не это ли подразумевает безумие ситуаций, когда люди сами себя делают заложниками своих же поступков и не понимают этого.

«Страх — это корень качества Суда в психике человека», — подчеркивает рав Эуд Авицедек. Что же мешает человеку противостоять собственному злу? Полагаю, в первую очередь Ецер а-Ра.

«Слово «сатан» буквально означает «препятствие», «препятствующий». …В задачи Сатана входит также подстрекать человека к греху. …В Талмуде содержится известное изречение: «Он — Сатан (Сатана), он же — Ецер а-Ра, он же — Ангел Смерти». …Ангел смерти, как источник духовной нечистоты» («Толдот Йешурун»).

Суд, Сатан, Ангел Смерти — персонажи Апокалипсиса (Откровения Иоанна Богослова). Не этим ли объясняется такой интерес Лебедева к этой новозаветной книге? Может он, олицетворяющий Ецер а-Ра, ощущает себя неназванным, но явно присутствующим в Апокалипсисе персонажем конца света, то есть темной, разрушающей и потому заслуживающей суда и кары силой? Не по потому ли он, то ли осознанно, то ли подсознательно стремится понять и объяснить строки, предвещающие неизбежную, страшную расплату за грехи? Но нельзя не отметить, что и Настасью Филипповну также весьма интересует Апокалипсис: «…к темам серьезным, хотя бы и посторонним, слишком наклонна. Любит, любит и даже за особое уважение к себе принимает», — говорит Лебедев.

Апокалипсис

На вопрос Мышкина о Настасье Филипповне Лебедев отвечает:

«И-искательна. …Как бы всё ищет чего-то, как бы потеряла что-то.  …Беспокойна, насмешлива, двуязычна, вскидчива. …ибо вмале не вцепилась мне прошлый раз в волосы за один разговор. Апокалипсисом стал отчитывать». …Да-с. Я же в толковании Апокалипсиса силен и толкую пятнадцатый год».

Что может означать то, что Лебедев Настасью Филипповну «Апокалипсисом  отчитывает»? Почему она относится к этому позитивно и с интересом?

В православии обряд изгнания бесов из человека называется отчиткой. И последствия человеческих пороков, и порождающее грехи злое человеческое начало сродни бесам.

«Бесы (черти, демоны) — шедим. В еврейских источниках называются также «мазиким» («наносящие вред»). … Шедим являются представителями сил зла, разрушения и духовной нечистоты (тумы). Бесы вредят человеку на духовном уровне, погружая его в духовную скверну и тем самым активизируя его дурное начало — Ецер а-Ра» — говорится в материалах «Толдот Йешурун»

Неудивительно, что человеческая низость и грязь в романе проявляется в присутствии Лебедева. Он учувствуют практически во всех эпизодах, демонстрирующих человеческую порочность.

Еврейский фольклор изображает чертей не с копытами, а с птичьими ногами.

«Для того чтобы понять, чему хотят нас мудрецы научить, говоря, что у чертей птичьи ноги, нам необходимо понять природу чертей.

Земля олицетворяет этот мир, а ноги — связь с этим миром. В этом аспекте существует большое сходство между чертями и птицами», — рассказывает рав Реувен Куклин.

В Талмуде сказано, что у бесов есть крылья. Не это ли подразумевает столь быстрое и неуправляемое распространение в нашей жизни последствий творимого Ецер а-Ра? Не потому ли олицетворяющая земную жизнь Аглая при первой же встрече с Лебедевым спрашивает: «Послушайте, господин Лебедев, правду про вас говорят, что вы Апокалипсис толкуете?».

Неудивительно, что следующим романом Достоевского стал роман «Бесы». Полагаю, он — продолжение и развитие проявлений Ецер а-Ра.

Беседуя с Мышкиным об интересе Настасьи Филипповны к Апокалипсису Лебедев говорит следующее:

«Согласилась со мной, что мы при третьем коне, вороном, и при всаднике, имеющем меру в руке своей, так как все в нынешний век на мере и на договоре, и все люди своего только права и ищут: «мера пшеницы за динарий и три меры ячменя за динарий»… да еще дух свободный и сердце чистое, и тело здравое, и все дары Б-жии при этом хотят сохранить».

Почему Лебедев, говоря о страшных карах человечества, упоминает стремление человека к реализации «своего права», цели и способы достижения которого зачастую жестоки и аморальны? Не потому ли согласилась с Лебедевым Настасья Филипповна, что сама так сильно пострадала от уверенности сначала Тоцкого, а потом и других в своем праве использовать ее? А ведь в основе столь порочного «своего права» стремление заполучить чужое, не полагающееся человеку.

Рассмотрим основу основ человеческого бытия — 10 Заповедей. Они были даны на двух Скрижалях. Первая Скрижаль — пять первых Заповедей, касаются обязанностей человека по отношению к Всевышнему. Вторая Скрижаль — пять вторых Заповедей: «не убивай, не прелюбодействуй, не кради, не лжесвидетельствуй, не желай чужого» касаются отношения человека к человеку. Последняя, завершающая Заповедь предписывает не желать чужого.

«Эта заповедь отличается от предыдущих тем, что устанавливаемый ею запрет ограничивает не деятельность и не произнесение слов, а эмоции и желания человека, даже не высказанные словами и не нашедшие выражения в действии. Этот запрет направлен на то, чтобы уничтожить корень всех преступлений, о которых говорится в предыдущих заповедях. Человек, который не желает принадлежащего ближнему, не будет давать против него ложных показаний, он не украдет, не ограбит, не убьет и не станет прелюбодеем», — говорится в классических комментариях к Торе «Сончино».

Получается, 10-ая Заповедь раскрывает главную причину, главный источник всех злодеяний, которые один человек творит по отношению к другим людям. И Достоевский устами олицетворяющего злое человеческое начало Лебедева, называет, на мой взгляд, главную порочность, пагубность и опасность Ецер а-Ра, заключающиеся в стремлении заполучить неположенное, недозволенное. Большинство творящих зло и распространяющих порок не сомневаются в своем праве на это. Сомневался ли Тоцкий в своем праве так поступить с юной, беззащитной девочкой? Сомневались ли желающие заполучить деньги, которыми сластолюбец откупался от своей жертвы в своем праве на это? Сомневались ли Бурдовский и иже с ним в своем праве требовать с князя Мышкина часть его законного наследства? Сомневается ли сам Лебедев в своем праве жульничать и обманывать? А ведь в основе всего этого желание чужого.

Приведу еще один пример связи олицетворяющего злое человеческое начало Лебедева с Апокалипсисом.

Достоевский показал Лебедева, как человека с «красным носом и угреватым лицом». Угри —это воспалительное заболевание кожи.

«Пошел первый Ангел и вылил чашу свою на землю: и сделались жестокие и отвратительные гнойные раны на людях, имеющих начертание зверя и поклоняющихся образу его», — говорится в Апокалипсисе (16:2).

Получается, Лебедев из «поклоняющихся зверю»? Что вынуждает людей поклоняться «зверю»? Полагаю, в первую очередь стремление заполучить чужое, неположенное. Ведь «зверь» не только подталкивает к этому и разрешает это, а еще и помогает реализовать подобное. И в роли такого зверя в первую очередь выступает собственное Ецер а-Ра. Так может зверь в этом стихе Апокалипсиса означает получившее власть над человеком его собственное злое начало? Но… «Вы хозяева над зверями внутри себя, хозяева, а не рабы», — подчеркивал Менахем Мендл Шнеерсон. Что является лучшим способом обуздания внутреннего зверя?

«Они раскаются»

Человеку свойственно надеяться на понимание, прощение, спасение… Полагаю, в этом еще одна из существенных причин такого интереса Лебедева и Настасьи Филлиповны к Апокалипсису.

Обречены ли на неизбежное, страшное истребление давшие волю собственному злому началу и преумножающие порочность нашего бытия? Как объясняет еврейская религия, нет. И в христианском Апокалипсисе есть подтверждение этого. Вот одно из видений Иоанна Богослова (гл. 4):

«…и вот, престол стоял на небе, и на престоле был Сидящий. … и радуга вокруг престола. …И вокруг престола двадцать четыре престола; а на престолах видел я сидевших двадцать четыре старца, которые облечены были в белые одежды и имели на головах своих золотые венцы; …и посреди престола и вокруг престола четыре животных, исполненных очей спереди и сзади. …И когда животные воздают славу и честь и благодарение Сидящему на престоле, тогда двадцать четыре старца падают пред Сидящим на престоле, и поклоняются Живущему во веки веков, и полагают венцы свои перед престолом».

Полагаю, именно в этих стихах шанс Лебедева на спасение.

«Сидящий на престоле» — это Всевышний. Почему радуга вокруг престола? «Не будет истреблена вновь всякая плоть водами потопа, и не будет вновь потопа, чтобы погубить землю», — говорит Всевышний семейству Ноя. Знаком этого завета стала радуга. Получается, она является символом того, что Всевышний «не желает смерти грешника» («Йехезкель», 18:32)

Старцы в белые одеждах с золотыми венцами на головах подразумевают, на мой взгляд, праведников. Животные, я думаю, олицетворяют животную душу человека, существенной составляющей которой является Ецер а-Ра. По логике вещей, превосходство праведников по сравнению с животными однозначно и неоспоримо. Так почему же лишь после того, как животные «воздают славу и честь и благодарение» Творцу, «двадцать четыре старца падают пред Сидящим на престоле, и поклоняются Живущему во веки веков»? По какой причине при поклонении Всевышнему тон задают заключающие в себе злое человеческое начало животные, а не венценосные белоснежные праведники? На мой взгляд, еврейская религия объясняет это следующим образом:

Пишет Рамбам: «Да не подумает раскаявшийся грешник, что достоинство праведников для него недостижимо из-за злодеяний, совершенных им, но не так: грешника, который раскаялся, ожидает большая награда, нежели праведника, который никогда не грешил. …борьба со своими желаниями раскаявшегося грешника была тяжелее, ведь он вкусил сладость греха, но отошел от него и преодолел свое влечение к нему. И сказали наши мудрецы: «в соответствии с усилием (которое человек приложил, чтобы выполнить волю Творца) и награда».

Источник слов Рамбама находится в Талмуде: «Там, где стоят раскаявшиеся, совершенные праведники не могут стоять», то есть их достоинство выше», — объясняет  рав Реувен Куклин. Почему Всевышний так высоко ценит раскаявшихся грешников? Может потому, что, как никто другой, понимает какой ценой дается подлинное раскаяние и исправление самого себя.

И Апокалипсис, на мой взгляд, трижды говорит об этом: «и произошли голоса и громы, и молнии и землетрясение». Не подразумевает ли это внутреннее состояние раскаивающегося человека? «Голоса» — внутренний голос, весьма громко, так что ни заглушить, ни отвлечься, объясняющий собственную вину. Это подобно «грому». И наступает понимание — ясность, освещающая внутренние потемки, как молния, ночную тьму. И от видения (понимания) содеянного кажется, что земля уходит из-под ног — такое вот индивидуальное землетрясение.

Получается, в каждом, даже низко падшем грешнике, таится глубоко сокрытый и вероятно неосознаваемый им потенциал, порождающий раскаяние, позволяющее грешнику подняться выше белоснежных праведников? Есть ли нечто подобное в Лебедеве? Разумеется, есть. Он любящий, заботливый отец. Более того, он осознает собственную порочность, что весьма способствует искреннему раскаянию. Вот, как он отнесся к своей сестре и маленькому племяннику:

«…я, пьяница и потаскун, грабитель и лиходей, за одно только и стою, что вот этого зубоскала, еще младенца, в свивальники обертывал, да в корыте мыл, да у нищей, овдовевшей сестры Анисьи я, такой же нищий, по ночам просиживал, напролет не спал, за обоими ими больными ходил, у дворника внизу дрова воровал, ему песни пел, в пальцы прищелкивал, с голодным-то брюхом».

С каким глубоким, тонким пониманием происходящего с графиней Дюбарри и искренней жалостью он воспринимает ее казнь:

«…потащил на гильотину палач Самсон, заневинно, на потеху пуасардок парижских, а она и не понимает, что с ней происходит, от страху. Видит, что он ее за шею под нож нагибает и пинками подталкивает, — те-то смеются, — и стала кричать: «Минуточку одну еще повремените, господин буро, всего одну!». …От этого графининого крика, об одной минуточке, я как прочитал, у меня точно сердце захватило щипцами».

Значит, есть в злом человеческом начале искры добра и сострадания. Что говорит еврейская религия о сокрытом в Ецер а-Ра позитивном ресурсе?

 «Талмуд приводит семь определений Ецер а-Ра. …Всевышний называет его «ра» — «дурной». Маарша поясняет, что это природные силы, появляющиеся в человеке при рождении. Но тогда — как же Создатель может их называть «дурными»? Дело в том, что их «добрый», положительный аспект часто скрыт. Как говорил Виленский Гаон: «Злое — это то, в чем добро не явно»», — рассказывает рав Яков Шуб. Чем объясняется наличие этого сокрытого добра?

Как отмечает со ссылкой на рава Кука еврейский учебный портал «Хасидус по-русски»:

«…даже те наши мысли и качества, которые представляются нам «плохими», «отрицательными», имеют исходный источник в силах святости и добра, т.е. «корень» их на самом деле положителен».

Почему? Как рассказывает Талмуд: «Я создал злое начало», — говорит Всевышний. Значит в Ецр а-Ра обязательно присутствует положительный потенциал, поскольку оно исходит от Всевышнего. Поэтому полнейшее отсутствие просветов в злом человеческом начале исключается.

Полагаю, имя и фамилия Лукьяна Лебедева свидетельствуют о его внутренней противоречивости. Лукьян — лукавство, хитрость. Лебедев — нечто белое, незамаранное.

На мой взгляд, в романе «Идиот» олицетворением сокрытых в Ецер а-Ра позитивных искрах является старшая дочь Лебедева — Вера.

Вера Лебедева

«…в «Идиоте» есть свет. И этот свет исходит от «положительно прекрасного человека», на самом деле легко узнаваемого в лице Веры Лебедевой. … Во всех сценах, где присутствует Вера, на несчастных героев, мятущихся во мраке лжи, «проливается свет». Подлинное, а не мнимое, как в случае с Аглаей, сияние исходит от ее улыбки, от ее добрых глаз и теплого человеческого сострадания. Невинность и чистота этой девушки располагают к ней всех, кто ее узнает. …Вера не просто героиня, но еще как бы и символ, или олицетворение», — пишет известный литературовед Елена Местергази.

В романе говорится, что «что мир спасет красота». Чья «красота»? На мой взгляд, Веры Лебедевой. «А какое симпатичное, какое милое лицо у старшей дочери Лебедева», — думает о ней Мышкин. Генеральша Епанчина сразу же выделяет ее: «…какая милая девушка! Кто такая? …Очень милая. Я хочу с ней познакомиться».

Одним из главных факторов, способствующих «спасению мира», является то, что олицетворяет Вера. Она — старшая дочь, первенец подразумевающего злое человеческое начало Лукьяна Лебедева, что непосредственно связано со следующим.

У столь интересующего Лебедева Апокалипсиса есть немало общего с египетскими казнями. Вспомним две последние казни. 9-ая казнь — 3-ех дневная тьма: «Никакая сила огня не могла дать людям свет, никакое сияние звезд не было достаточным, чтобы осветить тьму этой ночи» («Сончино»). Поэтому «…не видели люди друг друга, и не поднимался никто со своего места три дня» («Шмот», 10:23). Итак, люди «не видят», не замечают друг друга. Не пошевелятся, чтоб поддержать, помочь… Неудивительно, что после этого происходит 10-ая казнь — смерть всех первенцев. Разве жизнеспособна столь бездушная и разобщенная человеческая общность, в которой такое отношение к находящемуся рядом?

Первенец в семье является главным свидетельством продолжения рода, то есть реально ощутимого будущего. Тьма и последовавшая за ней гибель всех первенцев подразумевают, на мой взгляд, тупиковую беспросветность ситуации, что имеет самое непосредственное отношение к семейству Лебедева. Тьма — это то, что творит глава семейства. Его первенец, старшая дочь Вера, — просвет в этой тьме и шанс на позитивные перемены.

Для Веры окружающая тьма — не препятствие, не помеха. Она сама — источник подлинного человеческого света. Поэтому, что бы ни происходило вокруг, она всех видит, всем приходит на помощь. Она старается заменить новорожденной сестренке умершую мать. Она с большим участием, пониманием и состраданием относится к умирающему от чахотки Ипполиту. Она самый преданный и тонко чувствующий друг князя Мышкина. Она не навязывается, не старается обратить на себя его внимание. Она просто всегда рядом, когда ему трудно и плохо. В заключении романа, узнав о том, что произошло с Мышкиным «Вера была поражена горестью до того, что даже заболела». Она продолжает беспокоиться о князе и после его возвращения в Швейцарию. В Вере реальный шанс, реальная возможность сближения злого человеческого начала с Б-жественной душой. Не в этом ли одно из объяснений того, что Мышкин живет на суматошной даче Лебедева?

Вера, первенец Лебедева, олицетворяет реальную возможность столь сильно опасающегося расплаты за творимое зло Ецер а-Ра измениться, исправиться, что дает человечеству надежду на нормальное полноценное будущее, в котором зло и страх не будут править людьми. Неспроста она практически постоянно держит на руках новорожденную сестру Любу (Любовь), которую ей предстоит растить вместо матери.

«В конечном итоге все движения души человека можно привести к двум корням страх и любовь. Любовь — это движение человека к кому-то, желание приблизиться к кому-то, в максимуме — слиться с ним, убрать все перегородки между Ним и собой, страх — это наоборот желание держать дистанцию», — подчеркивает рав Моше Пантелят.

Старший член семьи — Лукьян Лебедев. Он, как было сказано выше, подразумевает злое человеческое начало и живет в постоянном страхе перед расплатой за творимое. И несмотря на то, что вокруг него вращается множество народа, ни с кем искренней стабильной близости у него нет. Самый младший член семьи — недавно родившаяся дочь Любовь. В романе она постоянно находится на руках своей старшей сестры Веры, то есть рядом. Так может семейство Лебедева олицетворяет путь человечества от зла и порождаемого собственной порочностью страха к любви и сближению? И врожденное, неизбежное Ецер а-Ра не помеха этому.

Как было сказано выше, рав Исроэль Салантер называет вторым аспектом злого человеческого начала ««Коах а-Тума» — дословно «силу Нечистоты», которая толкает человека на грех».  Наверное, все происходящее в нашем мироздании зависит от степени воздействия на людей этой силы. Следует подчеркнуть, что она не является постоянным, незыблемым параметром. Собственная «сила Нечистоты» во власти каждого. Наверное, в этом суть изначальной свободы выбора.

Терраса дачи

Как уже было сказано, Лебедев, олицетворяющий 5-ый, «связывающий, объединяющий» персонаж романа, имеет дачу. У этой дачи есть терраса с ведущими на нее ступенями. Что существенного и важного может быть в этой террасе? У множества дач есть террасы. Стоит ли искать смысл в фигурирующей в романе террасе? Полагаю, стоит.

На террасе дачи, которая ведет к олицетворяющему Б-жественную душу князю Мышкину, побывали практически все более чем разные по своим внутренним качествам и социальному статусу персонажи романа. Там находился и олицетворяющий Б-жественную душу князь Мышкин, и такое светлое, чистое существо, как Вера, и новорожденная Любовь. Там побывало и генеральское семейство, и формирующаяся личность — подросток Коля Иволгин, и ряд низких, опустившихся типов, и умирающий Ипполит. Почему терраса Лебедева сводит вместе, казалось бы, никак не связанных между собой и столь разных людей?

Терраса, ведущая в комнаты дачи — это, по сути, большое, вмещающее достаточно много людей крыльцо. Поэтому следует обратить внимание на следующий факт. В соответствии с еврейской религией крыльцо (терраса) так же связано со «связывающим, объединяющим» числом 5.

У каждой буквы еврейского алфавита есть свое числовое значение. Числу 5 соответствует буква «ה» («гей», или, как написано в ряде источников «hэй»).

«Мудрецы толковали: «Почему буква ה (гэй) похожа на крыльцо? Что каждый, кто хочет выйти из мира, может выйти». Смысл этого такой: высь мир создан буквой ה и Творец создал мир широко открытым в сторону зла и греха. …Но вместе с тем, буква ה открыта слева сверху, что символизирует раскаяние, которое принимается Творцом», то есть исправление собственного «дурного (злого — Е.Д.) начала»,

— подчеркивал рабби Моше Кордоверо.

«Пятая буква, ה (гей), имеет в буквенной символике особый смысл, являясь символом творения Вселенной. …Само начертание буквы «гей» символизирует наш мир во всем многообразии его проявлений. …Кроме того, форма буквы «гей» указывает на наличие принципа свободы воли: внизу у нее широкий выход, и каждый выбравший падение может легко воспользоваться такой возможностью. Тот, кто избрал подъем, также в состоянии осуществить это: вверху у «гей» есть маленький «лаз», в который можно «протиснуться»»,

— рассказывает рав Давид Палант.

Получается, 5-ая буква еврейского алфавита связана с изначальной свободой выбора. У этого выбора неисчислимое множество вариантов и проявлений, но по-сути все, на мой взгляд, сводится к следующему.

«Иудаизм объясняет, что человеческая душа состоит из пяти частей, расположенных по вертикали — конечно, только в духовном смысле. …Мы рассмотрим только три нижние части. Они называются (снизу вверх) «Нэфеш» (животная душа — Е.Д.), «Руах», «Нэшома» (Б-жественная душа — Е.Д.). …«Руах» находится между «Нэфеш» и «Нэшома», это именно то, что человек воспринимает как собственное «Я». Находясь между двумя полюсами, «Руах» находится в состоянии постоянного напряжения. Каждый из его соседей крайне односторонен и постоянно тянет в свою сторону. Именно «Руах» вынужден принимать решение, как мы должны поступить каждый раз, когда перед нами стоит дилемма морального свойства. То есть, свобода выбора, которой Вс-вышний наделил нас, «находится» именно в «Руахе» и обеспечивается наличием двух начал — животного и духовного», — рассказывает рав Берл Набутовский.

И напоминающая крыльцо буква «гей» имеет самое непосредственное отношение к подразумевающему человеческое «Я» «Руах».

Итак, непосредственно связанное с объединяющим числом 5 пожизненное пребывание человека между двумя противоположными полюсами  человеческого бытия… Наверное в пространстве между широким нижним «выходом» и маленьким верхним «лазом» еврейской буквы  ה (гей) постоянно находится все человечество, а степень удаленности от верхнего «лаза» и близость к широкому нижнему «выходу» определяет все происходящее с людьми, все исторические события. «Талмуд говорит, что Ецер а-Ра («злое начало», «стремление к злу») вступает в противоборство с человеком каждый день заново» («Толдот Йешурун»). Как тяжко дается каждый миллиметр подъема. Сколь пагубным может оказаться один шаг вниз…

Практически, с момента появления Мышкина на даче все, столь разные люди, фактически идут не к подразумевающему Ецер а-Ра Лебедеву, а к олицетворяющему Б-жественную душу Мышкину. Почему, для того, чтоб оказаться в означающем выбор между подъемом и падением пространстве, необходимо влечение к Б-жественной душе?

«Наша Б-жественная душа обладает возможностью выбора. Это механизм, который позволяет подчинить себе внутренние силы, которые тянут их обладателя в разные стороны, перестать подчиняться многочисленным требованиям «Я хочу…» и выявить истинное желание человека. Необходимо отметить, что этот механизм не включается автоматически. У тех людей, которые на протяжении многих лет жизни не задействовали Б-жественную душу в нужном направлении, такой механизм ржавеет и перестает функционировать. Сила выбора — это максимальное проявление духовной составляющей человека», — объясняет рав Йоханан-Давид Саломон.

И люди несут олицетворяющему Б-жественную душу Мышкину свои проблемы, свое человеческое естество. Прислушаются ли к Б-жественной душе, или нет, будет ли их выбор подъемом или падением каждый постоянно решает для себя сам. Но они идут к Б-жественной душе. Они обнажают перед ней свои пороки, свои не всегда достойные желания и устремления. Почему? Может только с помощью Б-жественной души можно сделать правильный выбор? И человек на подсознательном уровне ощущает это. Именно ощущает, а не понимает. Может в этом одно из проявлений морального инстинкта самосохранения? Ведь очень часто от какого-либо постыдного, аморального, имеющего негативные последствия поступка защищает не мысль, не логические рассуждения, а смутное, неопределенное ощущение. Наверное, оно исходит от Б-жественной души человека. И окончательный выбор остается не за всемогущей логикой, не за крепко удерживающим и чувствующим себя хозяином, как Лебедев на собственной даче, Ецер а-Ра, а за этим смутно-неопределенным ощущением.

Почему же в роли связующего звена между столь разными людьми и Б-жественной душой оказалось Ецер а-Ра? Почему зачастую роковой выбор между подъемом и падением происходит на его территории, то есть на уровне, имеющего довольно низменные проявления злого человеческого начала?

«Конечная цель создания всех миров — в низшей, наиболее «земной», материальной области. Строение не поднять сверху, следует действовать снизу», — утверждал Менахем Мендл Шнеерсон.

Перед раскрытой дверью

Итак, главные герои романа «Идиот» олицетворяют 4-е главные составляющие земного бытия. Есть и объединяющий, связующий 5-ый персонаж романа — подразумевающий злое человеческое начало Лукьян Лебедев.

«Числу 4 соответствует четвертая буква в еврейского алфавита “далет». По форме она напоминает открытую дверь, да и ивритское слово «делет — «дверь» — одного корня с названием буквы. «Далет — раскрытая дверь. Она символизирует раскрытие реальности мира», — объясняет рав Давид Палант.

В чем же эта реальность? Полагаю, в следующем.

За числом 4, разумеется, следует число 5. И если 4 символизирует раскрытую дверь, то можно предположить, что связующее, объединяющее число 5 подразумевает что же именно означает «реальность мира»? Неужели за дверью находится связанное с числом 5 злое человеческое начало, которое олицетворяет 5-ый персонаж романа Лукьян Лебедев? Полагаю, не совсем так. Там находится то, что Сам Творец мироздания изначально связал со злым человеческим началом, точнее, с противодействием ему. Это противодействие должно стать основополагающим в жизни человечества поскольку в нем «раскрытие реальности мира», что подтверждается следующим.

«Числовое значение «гей» — 5, соответствует пяти книгам Торы, которая представляет собой душу Творения и смысл его»,

— подчеркивает рав Палант.

 «У каждого есть своя война с Ецер а-Ра, свой фронт. …Для того чтобы выиграть эту войну, Творец дал нам чудесное орудие — Тору. Пишут мудрецы: «Я создал Ецер а-Ра, и Я создал ему Тору в излечение»»,

— подчеркивает рав Реувен Куклин.

«Излечение» от чего? Не от безумия ли (идиотизма) происходящего, когда миром правит злое человеческое начало? Получается, в Торе (Пятикнижии Моисея) единственно верный и результативный «курс лечения».

«А если Творец не создал другого лекарства от этой болезни, то, как сможет человек иным способом излечиться от нее без этого лекарства? Кто надеется спастись без этого лекарства, более чем ошибается. …Злое начало, на самом деле, очень сильно в человеке и незаметно растет в нем и управляет им. И если человек не использует все возможные в мире способы и не употребит созданное для него лекарство — то есть Тору, он не заметит и не почувствует распространение болезни», — предупреждал рав Авраам Раголер. Не это ли столь страшное своими последствиями непонимание людьми собственных духовных недугов порождает самые трагические эпизоды истории человечества? Не за открытой ли дверью, которую подразумевает число 4, находится самое действенное средство исправления злого человеческого начала? Это средство доступно каждому — ведь дверь открыта. Что же мешает воспользоваться им?

Синайскому Откровению и дарованию Торы предшествовало обетование Всевышнего, данное вышедшим из рабства евреям:

«И вы будете Мне царством священнослужителей» («Шмот», 19:6). «Обязанность священника — приближение человека ко Всевышнему», — говорится в «Сончино».

Евреям предназначено раскрывать человечеству смысл исходящего от Творца, то есть делать предписанное Им «лечение» доступным и действенным. Но проблема в том, что перед раскрытой дверью, за которой находится Тора, весьма основательно связанная с тем, что принято называть образцами религиозной еврейской мысли, без которых невозможно полноценно воспользоваться назначенным Творцом «лекарством», возникла мощная непробиваемо-непрошибаемая крепостная стена антисемитизма. Она весьма основательно мешает человечеству пройти предписанный Творцом «курс лечения». А болезнь-то, как наглядно продемонстрировал ХХ век, все усугубляется и распространяется…  Не в этом ли еще одно из значений названия в значительной мере непонятого и самим автором, и большинством его читателей романа «Идиот»?

Почему же от незаурядно талантливого писателя и миллионов его читателей оказался сокрыт подлинный смысл по-настоящему великого произведения? Может, Всевышний так наказал его автора за антисемитизм? Итак, как уже было сказано, «Вот, пристыжены будут и посрамлены все разъярившиеся против тебя», — обещал Всевышний еврейскому народу.

Share

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

AlphaOmega Captcha Mathematica  –  Do the Math