©"Заметки по еврейской истории"
  январь 2021 года

391 просмотров всего, 8 просмотров сегодня

Я, как посадочная площадка,
рукоположен и рукоприбит.
И надо мною кружится несладко
может, АН-2, может, — Главлит…

Иосиф Гальперин

ИЗ ДОЛГОГО ЯЩИКА
ЮНОШЕСКИЕ СТИХИ

Пророк

1

Иосиф ГальперинОднажды я выйду из башни слепой
и всех прокляну, кто стонал или плакал,
кто ложью смеялся и клялся собой,
кто может ударить меня и собаку.

Гудящая сила наполнит гортань,
свободно раскинут деревья ветвями,
и солнечный посох прикажет: «Восстань!
Возьми меня в руки и выдумай пламя».

Не стану учить, осуждать и жалеть,
но каждый поймёт: это выбор последний.
Тепло и сияние, пепел и плеть
огнём разделяет мой посох посмертный.

По-своему каждый свободно вздохнёт,
сомкнётся земля и очистятся реки,
и выдержат руки сияющий гнёт,
и глаз не моргнёт в этом свете навеки!

2

Закрытым векам молится фанатик,
свои ладони хочет вознести.
Какое небо сдержит этот натиск?
И вот святой он, Господи, прости!

Легко не думать, если можно верить
в то, что Господь, в поддержку наглецу,
шепнул словечко возле райской двери
доверенному тёртому лицу.

Уверенными жёсткими шагами
ведёт толпу затейник к алтарю,
и те слова, что не расслышал в гаме,
я за него, не зная, повторю.

Согласен каждый с гордостью пророка,
который устанавливает день
и Млечный путь от устья до истока
уводит в человеческую тень.

Легко драть горло, забывая муку
предсмертных обнажающихся слов, —
тогда язык, как всякий прочий мускул,
любой из нас использовать готов.

Что там, за веком, на краю ладони?
Дурак не скажет, умный не поймёт,
пророк обманет, а Господь прогонит,
но в телескоп покажет звездочёт.

3

Вкладывал персты во рты отверстые,
а хлебами раны насыщал.
Был устами Бога — со-ответствовал,
за слова свои не отвечал.

Убеждал неграмотных скрижалями,
жаждущим велел себя любить.
Кувыркаясь в рубище приталенном,
превращал падучую в кульбит.

«За грехи, — он обещал, — воздастся!» —
потому и праведных пытал.
Обличал духовное богатство,
нищих духом — раем совращал.

Верил, издевался, раболепствовал,
торговал, испытывал, сулил.
Глаз не поднимая, видел следствия
из причин истраченных чернил.

И когда вели его на пробу,
шёл на дыбу, как на торжество…
Бог его не выручил из гроба.
Люди сами выкрали его.

70-80 годы

Круг Иисуса

МОНОЛОГ I

Арестуйте меня,
арестуйте!
Вы
попробуйте на зуб
меня,
Не стесняйтесь и не
тушуйтесь,
арестуйте средь белого дня!
Я по улице,
по заплеванной,
не героем, не жертвой
пройду.
Справедливость?
Сколько стоит?
Тридцать?
Ладно, я заплачу.

МОНОЛОГ II

Научи меня врачеванию,
мой Господь, Иисус Христос.
Не пустое мое желание,
Ты прислушайся, я всерьез.
Окончательно и решительно
в руки я ремесло возьму
и, работая исцелителем,
заработаю на мацу.
Гнойники и язвы заразные
я открою
священным ножом,
в ранах
отыщу свои кладези,
под Твоими звездами —
дом.
Всем смертельно
обезображенным
я ножом
предоставлю
смерть…

Ну куда ж Ты, Господи,
ну куда же Ты,
Ты не бойся — это рассвет!

ВЕРСИЯ

И вот я проклят и распят
и набожно забыт,
мои распятия висят
на каждом — я убит.

Во всех соборах и церквах
под колокольный звон
во мне находят нужный страх
и выгодный закон…

Мои сообщники, они —
распятые со мной,
уже давно погребены
под милою страной.

Из нашей шайки — я один
покоя не нашел.
И дымный занавес кадил
скрывает ремесло.

ДИАЛОГ

— Ты проститься пришел, Иуда?
Здравствуй, лишний апостол мой…

— Зря Ты веришь подлому люду —
я остался, Господь, с Тобой.
Ты для них — а они оболгали,
я Тебе был верен один.
Попирай меня, Боже, ногами —
легче будет рукам твоим!
Провокаций урок —
не из пресных,
Ты же пробовал, знаешь сам…
Мой Учитель, великий кудесник,
для кого
творил чудеса?
Я смотрю, Ты ломаешь брови,
так ли страшно выглядит трус?
Я
учил тебя горю и скорби!..
Знаешь, Господи, я удавлюсь…
Не нужна мне Божия милость,
я себе уже выбрал суд,
справедливость —
за несправедливость,
кровь за око
и око — за зуб!

ВОСКРЕСЕНИЕ

Я, как посадочная площадка,
рукоположен и рукоприбит.
И надо мною кружится несладко
может, АН-2, может, — Главлит…

Жалко, что я воскрес в воскресенье —
много народа, и видели все,
как я лежал, —
как районный Есенин,
руки раскинул на пьяной росе.

Кончилась жизнь! Начинается смысл,
промысел мой, работа и суд —
Доброй Надежды затопленный мыс
я обязательно
вознесу.

Дайте мне только чуть-чуть отдохнуть,
а в понедельник начнется работа…
Три колеса придавили мне грудь,
три колеса — и тень самолета!

ЦЕРКОВЬ В СИМОНОВКЕ

Нет равнодушного, хорошего и злого.
Нет ничего.
Есть право на игру…

В одном районе города большого
пустая колокольня на ветру,
свет декабря, холодный плоский воздух,
полузакрыты веки у окон,
и колокольня пробует серьезно
раскрасить очень старый небосклон,
но синева ее не разогрета
и купол — не светлее пятака…

Есть праздник Рождества, а Бога — нету.
Он не рождался. Видимо. Пока.

1967—1969

Share

Иосиф Гальперин: Из долгого ящика. Юношеские стихи: 12 комментариев

  1. В.Ф.

    ИЗ ДОЛГОГО ЯЩИКА
    ЮНОШЕСКИЕ СТИХИ
    ———————————————-
    Между прочим, выражение «долгий ящик» — это ироническое название гроба, пришло в русский язык, видимо, из немецкого, где оно применяется именно в таком смысле. На это обратил внимание Виктор (Бруклайн) ещё в 2015 году — «etwas in die lange Truhe legen» (класть в длинный сундук), см. https://club.berkovich-zametki.com/?p=16101. Первоначально, наверное, в 18-м веке, говорили не «отложить в долгий ящик» (как теперь говорят, подразумевая ящик письменного стола), а «положить (legen) в долгий ящик», то есть, похоронить. Напр., «это дело положили в долгий ящик», то есть, похоронили дело. Надо сказать, что письменные столы с выдвижными ящиками в 18 веке были ещё редкостью, чиновники сидели за простыми столами без боковых тумб с ящиками. Столы были покрыты сукном (отсюда выражение «положить под сукно»). Да и в 19-м веке тоже так было, это мир, описанный, например, в «Шинели» Гоголя.
    Кстати, слово «долгий» в русском языке в те времена чаще означало именно продолговатый, длинный по форме (не во времени). Долговязый, долгополый, у бабы волос долог, Долгорукий, Долгий Пруд (под Москвой, станция Долгопрудная), «Ростов на Дону, Саратов на Волге, я тебя не догоню, твои ноги долги\» (частушка). Так что «долгий ящик» — это как раз похоже на гроб.
    Но со временем тонкая ирония этого выражения была утеряна, утрачена, стали говорить \»долгий ящик\» подразумевая ящик письменного стола, ящик для бумаг.
    Кстати, нет никаких упоминаний о «долгих ящиках» для бумаг или писем и в исторический документах, в описаниях царского двора (а их немало), нет и самих «ящиков» в музеях, где собраны предметы царского быта и дворцового обихода. Если бы такие «долгие ящики» действительно существовали, они бы не могли совершенно исчезнуть так бесследно.

    1. Иосиф Гальперин

      Спасибо, я догадывался, когда взял название «Из долгого ящика» для раздела в моем сборнике 97-го года «Литая сфера». Тут оба смысла радотают: кто же знал, кроме Амальрика, что СССР умрет раньше, чем мы, то есть, при написании их в советское время я мог рассчитывать только на публикацию «из гроба».

  2. В.Ф.

    \»Однажды я выйду из башни слепой
    и всех прокляну, кто стонал или плакал,…\»
    ———————————————————
    Тут некоторая двусмысленность. Как понимать \»слепой\»? \»Из башни слепой\» или \»…я выйду (из башни) слепой\»? То есть, непонятно, что подразумевается — слепая башня или сам лирический герой слеп?

    1. Иосиф Гальперин

      Спасибо, что заметили эту раздвоенность. В 24 года она мне казалось смыслообразующей. И башня созревания, ученичества, сооруженная вокруг себя для сохранения, и я сам — слепые.

    2. Арон Липовецкий

      Да нет проблемы, ни тогда ни, тем более, теперь. А как Вам «в ушах оглохших пароходов горели серьги якорей» — уши оглохшие или пароходы? Или чуть другое: «ведь ты не знаешь, что такое жизнь, Не знаешь ты, что жить на свете стоит». Второе «что» — это союз? Или местоимение(?) и его смысл «чего», «сколько» стоит жить на свете»?

  3. Арон Липовецкий

    «Однажды я выйду из башни слепой /и всех прокляну, кто стонал или плакал…» — сильный зачин и для подборки и для судьбы.

    1. Иосиф Гальперин

      Спасибо! После Церкви в Симоновке я в себя поверил. В 19 лет.

  4. Виталий Челышев

    В юности и даже в молодости поэты не всегда понимают, что они пророки.

    1. Иосиф Гальперин

      Вот и в 24 года, обозлившись на окружающий обман, написал первый стих, потом, лет через пять, подумав, второй, а потом через пару лет — третий. Испугался искушения, посомтрел на других.

        1. Виталий Челышев

          и понеслось! у меня это случилось чуток раньше, в 4 года, писать я тогда ещё не умел ))) сначала это заразительно, потом заразно, потом наступает глухота и немота, но на время, а потом уже разговор с самим собой, мне кажется (иногда и с другими)…

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

AlphaOmega Captcha Mathematica  –  Do the Math