©"Заметки по еврейской истории"
  январь 2021 года

421 просмотров всего, 1 просмотров сегодня

С позиции сегодняшнего дня очевидно, что существование нации не может быть обусловлено только наличием собственного государства. Что касается евреев, то только опираясь как на Израиль, так и на мощную диаспору можно достичь устойчивого сохранения нации. В современном мире попытки искусственного создания мононациональных государств, очевидно, обречены на неудачу. 

[Дебют] Игорь Виленский

О КАКОМ НАЦИОНАЛЬНОМ ДОМЕ МЕЧТАЛИ ОСНОВАТЕЛИ СИОНИЗМА?

Игорь ВиленскийСионизм — тема, которая достаточно подробно описана в литературе.[1] Многие думают, что сионисты достигли своей цели — создали еврейское государство, самый уникальный национальный проект XX века. Вроде бы это верно, но о каком сионистском проекте идёт речь? В сионизме существовали различные направления: политическое, практическое, синтетическое, социалистическое, ревизионистское, религиозное. Самое интересное, что политический сионизм, основанный Теодором Герцлем, вовсе не ставил своей целью создание независимого еврейского государства.

Один из ведущих сионистов Нахум Соколов в книге «История сионизма»[2] писал:

«Это было сказано и по-прежнему упорно повторяет анти-сионистами снова и снова, что сионизм стремится к созданию независимого еврейского государства. Но это совершенно ошибочно. «Еврейское государство» никогда не был частью сионистской программы. «Еврейское государство» — так называлась первая брошюра Герцля, которая имела высшее достоинство — заставлять людей думать. За этой брошюрой последовал первый сионистский конгресс, который принял Базельскую программу — единственную существующую программу”.[3]

Ниже приводится текст Базельской программы, из которого можно убедиться, что сионисты действительно не ставили своей целью создание государства.

В этом очерке пересказывается история сионизма через цитаты видных представителей сионистского движения. Такой подход к изложению материала позволяет нам лучше понять какую цель ставили перед собой Герцль и его последователи. Потому что то, каким представляли себе национальный дом для еврейского народа основатели политического сионизма и реальный Израиль — это совсем разные государства.

На самом деле своим появлением Израиль обязан в большей степени десяткам тысяч евреев, которые переехали в Палестину, а не идеологам политического сионизма, которые выдвигали различные, зачастую фантастические идеи. Необходимо признать, что основатели сионизма дали дополнительный толчок для колонизации Палестины. С другой стороны, их идеи привели к деформации израильского общества и недооценке арабского вопроса. Свой «вклад» в создание Израиля внёс, как не странно, советский лидер Йосиф Сталин. Естественно, он не был сионистом, просто у Советского Союза были свои геополитические интересы.

 Основателем политического сионизма был Теодор Герцль (1860-1904). Он обратился к еврейскому вопросу после того, как прочитал антисемитскую книгу Евгения Дюринга «Еврейский вопрос».[4] Толчком послужило дело Дрейфуса, после которого Герцль решил, что единственным решением еврейского вопроса является создание еврейского государства. Вначале эта идея не нашла своих сторонников, и его единственным единомышленником был Макс Нордау. Затем к ним подключились австрийский архитектор Оскар Адольф Марморек (1863-1909)[5] и швейцарский политик Дэвид Фарбштейн (1868-1953)[6], с которыми они учредили и провели первый сионистский конгресс в 1897 году.

Теодор Герцль был целеустремлённым, волевым человеком с диктаторскими замашками, который пытался установить в сионистской организации строгую идеологическую и организационную дисциплину. Именно поэтому он сумел за короткий промежуток времени сделать то, что ни удавалось предшественникам сионистов. В своём дневнике 3 сентября 1897 года он записал: «Если бы я резюмировал Базельский конгресс одним словом, которое я не буду произносить публично, это будет следующее: в Базеле я основал еврейское государство.»[7]

Большинство сионистских идей возникли задолго до того, как Герцль начал свою политическую деятельность. Даже термин «сионизм» ввёл в оборот Натан Бирнбаум (1864-1937).[8] На первом сионистском конгрессе Бирнбаум сделал доклад «Сионизм как культурное движение», в котором обосновал мысль о том, что для нормального развития национальной культуры еврейского народа ему необходима собственная страна.[9] Однако в дальнейшем их пути разошлись из-за идеологических разногласий. С 1912 года он увлёкся ортодоксальным иудаизмом и стал одним из основателей ультра-ортодоксальной организации «Агудат Исраэль».

Цели сионистского движения были сформулированы в программе, которая была принята на первом сионистском конгрессе в Базеле в 1897 году. В программе, подготовленной на немецком языке, было записано:[10]

«Сионизм стремится создать публичный и юридически обеспеченный дом в Палестине для еврейского народа.
Для достижения этой цели Конгресс предусматривает следующие средства:
Содействие расселению еврейских земледельцев, ремесленников и торговцев в Палестине.
Объединение всех евреев в местные или общие организации в соответствии с законами страны.
1. Укрепление еврейского самоуважения и общественного сознания.
2. Подготовительные шаги для получения тех правительственных грантов, которые необходимы для достижения сионистской цели.»

В первоначальный текст программы[11] было добавлено слово «публичный» ­— (öffentlich) вместо слова (völkerrechtlich) ­— «по международному праву», которым предлагалось заменить выражение (rechtlich gesicherten) ­— «юридически обеспеченный».

Автором Базельской программы был врач и писатель Макс Нордау. Он родился в Пеште (Венгрия) в 1849 году в семье раввина под именем Симха Меер (Симон Максимилиан) Зюдфельд. Как и многие ассимилированные евреи он изменил фамилию, когда переехал в Париж, стал работать врачом и писать книги. Макс Нордау считал себя немцем и только немцем. Тем не менее, он присоединился к сионизму и стал одним из соратников Герцля. Несмотря на его роль в становлении нового движения, она игнорируется историками. Это привело к потере понимания многих дискурсивных сил, двигавших сионизмом.[12] Нордау, как и некоторые соратники Герцля, был социальным дарвинистом, ярым сторонником европейского колониализма и расовых теорий. Концепция Нордау о смешении нации, расы и людей лежит в основе истоков сионизма. Он считал, что сионизм не только спасет еврейский народ Европы, но и станет будущим еврейской расы.

Сочинения и выступления Макса Нордау[13] собраны в сборнике, который был издан на немецком языке в 1909 году.[14] Нордау ввел термин «мускулистый еврей» в качестве противодействия интеллектуально ориентированным евреям, изучающим талмуд, что в принципе лишь означало не только призыв заниматься спортом.[15] Статья заканчивалась фразой «Пусть еврейский гимнастический клуб процветает и станет образцом, которому с готовностью подражают все центры еврейской жизни!»

В статье «Сионизм»[16], написанной в 1902 году, Нордау объясняет разницу между религиозным мессианским и политическим сионизмом.

«Мессианство и сионизм были фактически идентичными терминами в течение почти двух тысячелетий, и без знания тонкостей и толкования будет непросто отличить молитвы о явлении обещанного Мессии от не менее обещанного возвращения на историческую родину в еврейской литургии. Еще несколько поколений назад эти молитвы понимались буквально, как и сегодня просто верующим евреем…

Новый сионизм, который называют политическим, отличается от старого, религиозного, мессианского, тем, что отказывается от всякого мистицизма, больше не идентифицирует себя с мессианством и ожидает возвращения в Палестину не от чуда, а от собственных усилий, к которым хочет подготовиться».[17]

Нордау считал, что процесс эмансипации в Западной Европе привел к ассимиляции и отречению от уникальности евреев. Он утверждал, что под влиянием антисемитизма групповой образ евреев ослаб. Поскольку у еврейского народа нет шансов на дальнейшее существование в диаспоре, он должен стремиться создать собственное государство. Важным условием для этого является сионистская просветительская деятельность.

Призывая евреев участвовать в сионистском движении Макс Нордау писал:

«Любой, кто заявляет и считает, что евреи не являются народом, на самом деле не может быть сионистом, не может присоединиться к движению, которое оправдано только в том случае, если оно хочет создать нормальные условия для людей, которые живут и страдают в ненормальных условиях. С другой стороны, всякий, кто убежден, что евреи — один народ, обязательно должен стать сионистом, поскольку только возвращение в свою страну может спасти ненавистный, преследуемый и угнетенный еврейский народ от физического и духовного разрушения».[18]

Нордау и Герцль стали друзьями в начале 1890-х годов, когда они оба были парижскими корреспондентами газеты Neue Freie Presse. По преданию однажды Герцль спросил Нордау: ­— «Мне советуют обратиться к психиатру из-за моих сионистских убеждений». На что Нордау ответил: — «Если вы безумны, — сказал он, — мы безумны вместе. Рассчитывайте на меня!»

Нордау был участником первых сионистских конгрессов. Позже он отказался от участия в сионистских конгрессах из-за разногласий с последователями практического сионизма. 19 декабря 1903 года во время праздника Ханука сионистской организации «Мевасерет Цион» русский студент Хаим Селиг Лубан произвел два выстрела в Нордау, но промахнулся. Причиной террористического акта было то, что Нордау поддерживал план Уганды, против которого выступали многие сионисты.[19]

В истории сионистского движения был похожий случай террористического акта. В ночь с 30 июня на 1 июля 1924 года в Иерусалиме был застрелен еврейский активист Якоб Исраэль де Хаан. Он имел неоднозначную репутацию среди сионистов из-за его антисионистской и правозащитной деятельности. Высокопоставленные сионистские лидеры отрицали связь с убийством, перекладывая вину на арабов. Только в 1952 году один из лидеров Хаганы[20] рассказал, что Хаана убили два члена Хаганы, Авраам Техоми и Авраам Кричевский.[21]

После принятия декларации Бальфура Нордау выступил с критикой сотрудничества с британским правительством, считая это отходом от программы политического сионизма. Макс Нордау скончался в 1923 году.

Принятая Базельская программа послужила основанием для многочисленных переговоров Герцля с политическими лидерами разных стран, однако все они потерпели неудачу. Однако ряд еврейских предпринимателей, такие как Джейкоб Мозер[22], Иоганн (Йона) Кременецкий[23] и Шмуэль Пинелес[24] оказали финансовую помощь сионистским проектам, что послужило толчком для развития поселенческого движения в Палестине.

Один из сторонников Герцля, Игнац Цолльшан (1877–1948), развивал идеи сионизма в своих книгах. Сегодня это имя мало известно. Игнац Цолльшан[25] был австрийским врачом рентгенологом и антропологом. В течение ряда он лет занимался антропологическими вопросами и в 1910 году опубликовал книгу «Расовая проблема с теоретическим обоснованием еврейского вопроса».[26] В ней Цолльшан после ряда теоретических вопросов останавливается на проблеме ο ценности расы (Rassenwert) и подробно говорит ο ценности еврейской расы. Он доказывает, что без концентрации евреев на особой территории еврейской расе угрожает опасность исчезнуть. В 1911 году Цолльшан на конгрессе ο расовой проблеме выступил в качестве официального представителя сионистской организации с докладом ο еврейской расе и ο стремлениях сионистов.

В 1921 году он проанализировал состояние сионизма в своей книге «Кризис и опасность отделения сионизма и их причины».[27] Цолльшан признал опасность нацистских расистских теорий как орудие неистового национализма для мира во всем мире и предпринял борьбу с ними.

Во введении к книге «Расовая проблема с теоретическим обоснованием еврейского вопроса» Цолльшан писал:

«Тот общественный интерес, который беспрерывно вызывает еврейский вопрос, можно сформулировать следующим образом:

  1. Приносят ли евреи странам, в которых они живут, с экономической и культурной точки зрения пользу, вред или не играют никакой роли?

  2. Существует ли гомогенная еврейская раса и имеются ли у этой расы определённые свойства, направляющие её исторический путь на вечные времена?

Предполагаемая работа исследует эти проблемы изучая её зерно ­— проблему расовой ценности. Исследование расовой ценности евреев захватывает две группы фактического материала. Ход доказательств должен быть, во-первых, дедуктивным, почерпнутым из данных антропологического исследования мозга, и, во-вторых, индуктивным, историческим…

В настоящее время перед нашими глазами происходит процесс растворения еврейской расы. Для наших современников имеется ещё возможность при помощи политических мер остановить этот процесс или наоборот, ускорить его. Характер этих мер зависит от взгляда на культурную ценность евреев. С более высокой точки зрения великой исторической эволюции еврейский вопрос представляется, следовательно, в таком виде: должен или не должен дальше существовать еврейский народ? …

Официальный еврейский национализм[28] черпает своё оправдание из того обстоятельства, что еврейская нация не может умереть, т.е. вполне ассимилироваться[29]. Но, как мы увидим, эта аргументация основывается на неправильных предпосылках. Будем поэтому пока альтернативу, правильность которой нам придётся позже доказывать, рассматривать как данную и обратимся прямо к вопросу о том, желательно ли дальнейшее существование еврейской нации?»[30]

В ходе своего исследования Цолльшан пытался на основании статистических данных доказать, что ассимиляция угрожает уничтожению еврейской расы, и единственным средством избежать этого, является сионизм, то есть создание собственного государства. В заключении он пишет:

«Евреи Запада перестали сохранять еврейство; ничего бы не изменилось, если бы они не стремились к ассимиляции, если бы они даже не осознавали её — к ней толкает их естественное развитие.

Только на Востоке есть надежда на сохранение еврейства, но при одном условии, ­— теперешнее гетто с его невежеством, его нуждой и угнетением извне остаётся совершенно неприкосновенным. ­— «Более образованные евреи Запада отпадут от еврейства, евреи Востока погибнут духом и телом» (Нордау).[31] Вне сионизма имеются, стало быть, две возможности: исчезновение расы и физическая дегенерация.»[32]

С позиции сегодняшнего дня очевидно, что существование нации не может быть обусловлено только наличием собственного государства. Что касается евреев, то только опираясь как на Израиль, так и на мощную диаспору можно достичь устойчивого сохранения нации.[33] В современном мире попытки искусственного создания мононациональных государств, очевидно, обречены на неудачу. Да и среди сионистов, современников Герцля, было немало неевреев. Одним из его советников был англиканский священник Уильям Генри Гехлер, организовавшим встречу с немецким кайзером.[34]

Что же касается расового вопроса, то теоретиком еврейской расы в сионистской среде считается Артур Руппин (1876–1943). Ещё будучи студентом, он опубликовал работу «Дарвинизм и социология», за которую получил премию Геккеля.

Артур Руппин присоединился к сионистскому движению в 1905 году, через год после смерти Герцля. Он оставил свой след в еврейской истории как учёный социолог, статистик и основатель практического сионизма. В 1908 году по решению восьмого сионистского конгресса Руппин переехал жить в Палестину, где руководил Палестинским еврейским офисом (бюро),[35] которое являлось официальным представительством сионистской организации.

В 1904 году Руппин опубликовал книгу «Евреи современности»,[36] в которой заложил основы описательной социологии евреев. В этой работе, которая была опубликована в нескольких изданиях и на разных языках, он описывал положение евреев, основываясь на демографическом и статистическом анализе. Руппин исправлял и обновлял книгу в каждом новом издании и дополнял её. Последнее раз под названием «Социология евреев» книга была издана в двух томах в Берлине на немецком языке в 1930–31 годах[37] и в четырех частях на иврите (1932–1934). Книга вышла на английском языке под названиями «Евреи в современном мире» (1934) и «Судьба и будущее евреев» (1940).

Артур Руппин был сторонником социального дарвинизма и евгеники. Евгеника ­— учение о селекции применительно к человеку, а также о путях улучшения его наследственных свойств. Учение было призвано бороться с явлениями вырождения в человеческом генофонде. В своих крайних проявлениях социал-дарвинизм служил основанием евгеники и расизма.[38]

В статье «Отбор человеческого материала для Палестины» Артур Руппин писал:[39] «Одна из наиболее важных проблем в нашей будущей работе по колонизации Палестины — отбор человеческого материала, потому что вся структура будущей еврейской общины в Палестине существенно зависит от правильного решения этой проблемы…

Многие из предложений европейских ученых и практиков по улучшению условий жизни в Палестине были бы очень хорошими, если бы иммигранты были немецкими фермерами, но они были просто абсурдными для мозгов и нервных людей, которые вышли из городской суеты с русскими идеями и привычками.»[40]

Далее в статье Руппин мечтает о том, чтобы в Палестину приезжали только молодые и здоровые «расовые евреи» (Rasse-juden). Также желательно, чтобы в Палестину переселялись подготовленные к физическому труду и состоятельные семьи и даже приводит цифры ­— 7 тысяч золотых франков на человека, немалая сумма для того времени: «нам придётся ограничиться отбором эмигрантов по состоянию здоровья, чтобы удерживать от эмиграции тех людей, которые в силу характера их болезни (сифилис, тяжелый туберкулез) представляют риск заражения для своих собратьев или (как например, психически больные, нетрудоспособные, эпилептики) являются бременем для общества в Палестине.»[41]

О существенных различиях между господствующими направлениями в еврейском обществе писал ещё в начале XX века историк Семён Дубнов: «Сторонники ассимиляции видят в еврействе только нацию прошедшего, «бывшую нацию»; они говорят, что национальное существование еврейства прекратилось вместе с политическим, т. е. с потерею политической самостоятельности, и что с тех пор евреи составляют только религиозное сообщество, члены которого ныне распределяются между разными нациями по месту жительства. Политические сионисты видят в еврействе нацию будущего; они стремятся к созданию территориального центра, а в будущем и «еврейского государства», ибо без этого, по их мнению, евреи или вовсе не составляют нации, или составляют нацию ненормальную. Духовные же националисты (автономисты) признают еврейство не только нацией прошедшего и будущего, но и нацией настоящего; они утверждают, что еврейский народ, прошедший через самую продолжительную историческую эволюцию, может и в диаспоре существовать в качестве самобытной культурной нации в силу могучих субъективных факторов национальности и при условии напряжения народной воли в сторону дальнейшего автономного развития.

По отношению к центральному вопросу о еврействе как «нации настоящего» вполне последовательны ассимиляторы и националисты: первые отрицают ее, последние признают, и из своего отрицательного или положительного решения вопроса каждая группа исходит в своей деятельности. Нельзя того же сказать о сионистах. В этой области они обнаруживают резкие колебания, амплитуда которых простирается от национализма до ассимиляции. Причина колебаний — в самой идеологии сионизма. В сионизме кроется глубокое внутреннее противоречие, непримиримая антиномия[42] по отношению к национальному вопросу в настоящем. С одной стороны, сионизм, как движение национальное, должен всячески противодействовать ассимиляции и доказывать, что еврейство не умерло как нация и не выродилось в «секту единоверцев», что оно имеет все признаки жизнеспособной нации: самосознание, культуру, автономные стремления и все данные для возрождения. Но, с другой стороны, основная идея сионизма, что только территориальная или политическая реставрация может спасти еврейство от гибели, приводит к тому, что апостолы и агитаторы партии отрицают за диаспорою, в той или другой степени, право национального существования.»[43]

Теодор Герцль представлял сионистскую организацию как своеобразный холдинг[44], который будет заниматься колонизацией Палестины.[45] Вот что писал по этой теме современник Герцля Даниил Пасманик в книге «Чартер и концессии (Методы осуществления сионизма)».

«При открытии третьего конгресса Д-р Герцль заявляет: «Каков должен быть результат? Мы можем выразить это в одном слове: чартер. Все наши усилия должны быть направлены на то, чтобы получить от турецкого правительства чартер, под суверенитетом султана. Лишь когда мы будем обладать этим чартером, который должен содержать в себе необходимые публично-правовые гарантии, мы сможем начать большую практическую колонизацию».[46]

Пасманик объясняет план Герцля, из которого следует, что чартер есть не что иное как концессия от владельца земли, то есть от Османской империи. Такой чартер предполагает также гарантию третьей стороны, «государства, имеющего сильную армию и флот», что права получателя чартера будут защищены. Герцль предполагал, что в качестве страны-гаранта может выступить Германия. С этой целью встречался с султаном Османской империи и кайзером Вильгельмом II.

Далее Пасманик пишет:

«Выяснив сущность чартера, мы можем перейти к сионистской политике. При этом не надо забывать двух вещей: 1) сионизм имеет в виду не эксплуатацию, a колонизацию страны и 2) Турция входить в состав консолидированных государств, т. ѳ. сохраняет свою неограниченную суверенность и представляет собою не только юридическую, но и фактическую владетельницу страны».[47]

Для мира мы пока представляем лишь моральную ценность, но в случае получения такой концессии мы сможем вести переговоры от лица нашего колониального банка как акционерное общество совершенно своеобразного вида, резюмирует автор.

Естественно, что большинство делегатов сионистского конгресса отвергло план Герцля. Не удивительно, что султан Абдулхамида II отклонил предложения Герцля оплатить долги Османской империи в обмен на чартер. Тем более, что еврейские банкиры также не пожелали ввязываться в эту авантюру. Финансовые возможности сионистов и других филантропических организаций были довольно скудными и не могли позволить массовую колонизацию. Достаточно сказать, что за 50 лет колонизации сионистам удалось приобрести в Палестине только 6-7% всех земель.

К маю 1948 года евреи приобрели в Палестине от 1,5 до 2,0 миллионов дунамов земли, при общей площади страны 26,3 миллиона дунамов. По некоторым данным 2/3 земель были куплены частными инвесторами, не связанными с «Еврейским национальным фондом».

Нет ничего удивительного, что процесс создания национального дома для евреев должен был начаться с колонизации Палестины. Так было принято в конце XIX — первой половине XX века осваивать территории. Ещё в 1891 году барон Морис де Хирш основал Палестинское еврейское колонизационное общество для помощи евреям из России и Румынии поселиться в Аргентине. После его смерти в 1986 году общество также стало помогать еврейским поселениям в Палестине. Президент сионистской организации с 1911 по 1921 год Отто Варбург был основателем нескольких сельскохозяйственных компаний в немецких колониях.

Основная проблема сионистского движения заключалась не в различных идеологических разногласиях, будь то споры со сторонниками эмансипации или соперничеством между социалистическими сионистами и сионистами-ревизионистами. С самого начала и те и другие не придавали особого значения арабскому вопросу.

 Размышляя над тем, где бы разместить еврейское государство, в Аргентине или в Палестине, Герцль пишет:

«Если бы турецкий султан отдал нам Палестину, мы бы могли взять на себя обязательство привести в порядок финансы Турции. По отношению к Европе мы служили бы валом, ограждающим её от Азии, представляли бы форпост цивилизации против варварства».[48] Я позволю себе оставить без комментария замечание о варварах, живущих в Азии.

«Самая ранняя сионистская позиция по этому вопросу заключалась в отсутствии позиции, — пишет Лиора Гальперин, — колонисты Первой алии предполагали, что они создадут рабочие места, которые приветствовали бы местные жители. Колонисты второй алии рассматривали это занятие как эксплуатацию и рекомендовали отдельную экономику, полагая, что это изменение устранит любую возможность конфликта.»[49] На самом деле всё оказалось далеко не так.

Даже после принятия декларации Бальфура сионистские лидеры были всё ещё настроены оптимистично. Нахум Соколов (1859-1936), президент сионистского конгресса в 1931-1935 годах писал в 1919 году:

«Одним из важнейших факторов, с которыми сионистам придется считаться в своей дальнейшей деятельности в Палестине, является арабское население страны. Это население могло бы счесть развитие сионистского движения нежелательным: если бы иммиграция евреев в Палестину принесла дополнительную бедность в страну — если бы еврейский элемент был беспокойным, предприимчивым и склонным к беспорядкам, если бы в стране была или могла быть однородная арабская культура и этот новый элемент должны были нарушить ее единообразие из-за введения ее собственных культурных устремлений — или если этот же элемент грозил вытеснить арабов с их собственных позиций. Но этих и подобных предположений, которые могли бы привести к принятию решительных мер или, по крайней мере, к сентиментальной антипатии против иммиграции, не существует. Евреи не приносят бедности в землю; иммигрирующее население не склонно к приключениям; арабская культура еще не преобладает в стране; и евреи не будут вытеснять арабское население с занятых позиций.»[50]

Говоря о преимуществах еврейской колонизации, Соколов продолжал писать так:

«Евреи, которые приехали или прибывают в Палестину, создали новые значительные экономические ценности, которые не только достаточны для их собственного содержания, но и вносят существенный вклад в экономическое укрепление арабского элемента…

Арабское население также значительно обогатилось, отчасти потому, что те же самые массы, которые прежде были в большом количестве безработными, нашли работу и заработки у евреев; отчасти благодаря выгодной продаже земли, а также потому, что они научились от евреев, как получить больший урожай с земли.»[51]

Соколов предполагал, что улучившие своё материальное положение арабы станут переселяться в соседние страны:

«Также возможно, что коренное население, поднявшись из своего нынешнего депрессивного состояния на более высокий уровень, может попытаться в какой-то мере улучшить свое экономическое положение, обосновавшись в соседних провинциях. Колонизация земель к востоку от Палестины арабами значительно сократит арабское население Палестины.»[52] Не совсем понятна логика автора, что должно было побудить араба уехать из своего дома.

Далее Соколов высказывает ещё одну интересную мысль.

«Национально-политические отношения евреев и их арабских сограждан необходимо с самого начала направлять в правильное русло. В этом отношении сионистская программа очень желанная, простая и естественная. Евреи желают сотрудничать с арабами в деле возвышения и укрепления страны; но во всем, что они делают, они хотят казаться еврейской нацией и всегда открыто и свободно демонстрировать свою еврейскую национальность. Если речь идет об ассимиляции, Палестина — единственная страна в мире, где евреи вместо ассимиляции сами являются ассимилирующим фактором. Однако следует добавить, что не может быть и речи о принудительной ассимиляции со стороны евреев; они сами слишком сильно пострадали от ассимиляции, чтобы желать применять ее в каком-либо направлении. Но еврейская культура своим примером будет оказывать поучительное и облагораживающее влияние на других.»[53]

Впервые сионисты обратили внимание на арабский вопрос на 12 конгрессе, который состоялся 1–14 сентября 1921 года. Обсуждался вопрос об антиеврейских арабских беспорядках в Палестине и была принята резолюция, декларировавшая стремление сионистов к достижению искреннего взаимопонимания с арабским народом. Резолюция[54] свидетельствует о полном непонимании делегатами существующего положением вещей:

«Еврейский народ пережил недавние события в Палестине с грустью и негодованием. Враждебное отношение слоев арабского населения Палестины, возбужденное беспринципными элементами, которое вылилось в кровавые акты насилия, не может ни ослабить нашу решимость создать еврейский национальный дом, ни нашу волю к гармоничным отношениям с арабским народом. Жить во взаимном уважении и в союзе с ним, чтобы превратить общее жилище в процветающее сообщество, расширение которого обеспечивает беспрепятственное национальное развитие каждого из его народов. Два великих семитских народа, которые когда-то связывали узы общего культурного творчества, также будут знать, как объединить свои жизненные интересы в общей работе в час своего национального возрождения. Сионистский конгресс призывает исполнительную власть продолжать искреннее понимание с арабским народом на основе этой декларации и в полном уважении к Декларации Бальфура. Конгресс прямо подчеркивает, что работа по еврейской колонизации не нанесет вреда правам и потребностям трудящегося арабского народа.»[55]

Вернёмся к началу сионистского проекта. Сторонники практического сионизма считали, что начинать колонизацию Палестины можно только после получения чартера от Османской империи. Часть сионистов предлагала начинать поселенческую деятельность немедленно, не дожидаясь получения чартера. Их стали называть практическими сионистами. На сионистских конгрессах практических сионистов представляли ботаник Отто Варбург (1859-1938) из Берлина, Менахем Усышкин (1863-1941) из Москвы, Яков Матвеевич Бернштейн-Коган (1859-1929) из Кишинёва. Никаких идеологических разногласий между политическим и практическим сионизмом не было. На восьмом сионистском конгрессе представитель Великобритании Хаим Вейцман (1874-1952) предложил отказаться от чартера ввиду невозможности его получения и начать практическое освоение Палестины. Его поддержал Нахум Соколов и ряд других депутатов. После того, как его предложение было принято, сторонников Вейцмана стали называть синтетическими сионистами. Впоследствии Хаим Вейцман и Нахум Соколов смогли получить согласие Великобритании на освоение Палестины, которое было оформлено в форме декларации Бальфура.

С момента зарождения сионизма обсуждался вопрос, какую территорию выбрать для еврейского дома? Теодор Герцль хотел сделать выбор между Палестиной и Аргентиной. Когда в 1903 году британский министр колоний Джозеф Чемберлен предложил ему создать еврейскую колонию на территории современной Кении, так называемый план Уганды, Герцль был готов и на такой вариант. На 6-м сионистском конгрессе Герцль озвучил эту идею, однако большинство делегатов отвергли её. После этого сторонники плана Уганды во главе с английским писателем Израэлем Зангвиллем (1864-1926) покинули ряды сионистской организации. Что касается Палестины, то сионисты предполагали воссоздать государство на территории древней Эрец Исраэль, куда в настоящее время входят собственно Израиль, часть южного Ливана, западная часть Иордании, часть Сирии, Западный берег реки Иордан и сектор Газа. Де-факто современному Израилю досталась часть территории к западу от реки Иордан до побережья Средиземного моря. Единственная международно-признанная граница имеется с Египтом.

Кроме сторонников Теодора Герцля в сионистских конгрессах принимали участие представители различных направлений сионизма. Социалистический сионизм представляли Бер Борохов и Нахман Сыркин. Дов Бер Борохов (1881-1917) был марксистом и сионистом, жившим в Российской империи, одним из основателей движения «Поалей Цион».[56] Нахман Сыркин (1868-1924) был социалистом и лидером территориалистов в сионистской организации. В своих трудах он пытался синтезировать сионистские и социалистические идеи. Труды Борохова и Сыркина сыграли важную роль в решении еврейской молодежи Российской империи переехать в Палестину. Но в Палестине их идеи теряли популярность, сталкиваясь с реалиями жизни. Кроме того, марксистская теория классовой борьбы входила в противоречие с идеями еврейского национализма. Мировоззрение Борохова и Сыркина можно охарактеризовать следующими цитатами.

В статье «Национальный вопрос и классовая борьба» Бер Борохов писал:

«Подлинный национализм: это тот национализм, который не затемняет классовое сознание. Его можно найти только среди прогрессивных элементов угнетенных наций. В наиболее прогрессивном классе — в организованном революционном пролетариате угнетенных наций подлинный национализм выражается в твердых, четко сформулированных требованиях, которые он выдвигает в своей программе-минимум. Такие требования имеют четко обозначенную цель — путем создания нации в нормальных производственных условиях — нормального рабочего места и базы борьбы для пролетариата.»[57] Исходя из теории классовой борьбы Борохов оценивал взаимоотношения между евреями и арабами: «Когда пустоши будут подготовлены к колонизации, когда будет внедрена современная техника и когда будут устранены другие препятствия, будет достаточно земли, чтобы разместить как евреев, так и арабов. Нормальные отношения между евреями и арабами будут и должны преобладать.»[58]

Нахман Сыркин писал:

«Бесклассовое общество и национальный суверенитет — единственные средства полного решения еврейской проблемы. Социальная революция и прекращение классовой борьбы также нормализуют отношения еврея и его окружения. Следовательно, еврей должен вступить в ряды пролетариата, единственного элемента, который стремится положить конец классовой борьбе и перераспределить власть на основе справедливости.»[59] Сыркин, как и Борохов, основное внимание уделял классовой борьбе, но равнодушно относился к месту расположения будущего еврейского государства.

Много раввинов принимали участие в сионистских конгрессах задолго до того, как религиозные сионисты организовали свою партию. Осия Тхон был социологом и видным деятелем сионистского движения Западной Украины и Польши. Ицхак Рильф был общественным деятелем, сторонником возвращения евреев из диаспоры в Палестину, одним из духовных лидеров Ховевей Цион в Германии. Якоб Ицхак Ниемировер был сторонником сионизма и защитником прав еврейской общины Румынии. Ицхак Яаков Райнес (1839-1915) из Российской империи был основателем религиозно-сионистского движения «Мизрахи»[60], одним из авторов программы поселения евреев в Палестине. Не все раввины, участвовавшие в сионистских конгрессах, были сторонниками сионизма. Они считали, что сионисты занимаются только политической и экономический деятельностью, не обращают внимание на культуру и образование. По их мнению, вопросы культуры должны находится в ведении раввинов.

Идеологом религиозного сионизма считается Авраам Исаак Кук (1865-1935). Он был ортодоксальным раввином и первым ашкеназским главным раввином Британской подмандатной Палестины. Несмотря на свой титул, его отношение к сионизму было достаточно сложным. О своём выступлении на собрании в память о Теодоре Герцле он писал:

«Конечно, я говорил приятно и вежливо, но я раскрыл фундаментальный провал всего их (сионистского) предприятия, а именно тот факт, что они не ставят во главу своего списка приоритетов святость Бога и Его великое имя, которое является силой, которое позволяет Израилю выжить … В своих замечаниях я не воздал должное доктору Герцлю как таковому.»[61] Поскольку Кук жил в Палестине, он благожелательно относился к еврейским поселенцам, которые в большинстве были светскими евреями. Кук поддерживал заселение земель, которым занимались сионисты. Его труды в конечном итоге явились основой религиозного сионизма, хотя он не поддерживал движение «Мизрахи».

Кук основал институт главного раввината и под влиянием его идей впоследствии был установлен статус-кво между светскими и религиозными политическими партиями о том, чтобы не изменять общественный порядок в отношении религиозных вопросов. Хотя статус-кво не изменялся с момента образования Израиля, часть населения требует его пересмотра по социальным и экономическим причинам.

Пришедшие на смену основателям сионистского движения новые еврейские лидеры были прагматиками и не смотрели на арабский вопрос через розовые очки. Лидер сионистов ревизионистов Зеев Жаботинский писал:

«Во-первых, вытеснение арабов Палестины, в какой бы то ни было форме считаю, абсолютно невозможным; в Палестине всегда будет два народа…

О добровольном примирении между палестинскими арабами и нами не может быть никакой речи ни теперь, ни в пределах обозримого будущего. Высказываю это убеждение в такой резкой форме не потому, что мне нравится огорчать добрых людей, а просто потому, что они не огорчатся: все эти добрые люди, за исключением слепорожденных, уже давно сами поняли полную невозможность получить добровольное согласие арабов Палестины на превращение этой самой Палестины из арабской страны в страну с еврейским большинством.

Каждый читатель имеет некоторое общее понятие об истории колонизации других стран. Предлагаю ему вспомнить все известные примеры; и пусть, перебрав весь список, он попытается найти хотя бы один случай, когда колонизация происходила с согласия туземцев. Такого случая не было. Туземцы — все равно, культурные или некультурные, — всегда упрямо боролись против колонизаторов — все равно, культурных или некультурных. При этом образ действий колонизатора нисколько не влиял на отношение к нему туземца.»[62]

Далее Жаботинский продолжал:

«Многим кажется очень заманчивым следующий план: получить согласие на сионизм не от палестинских арабов, раз это невозможно, но от остального арабского мира, включая Сирию, Месопотамию, Хиджаз[63] и чуть ли не Египет. Если бы это и было мыслимо, то и это не изменило бы основного положения: в самой Палестине настроение арабов по отношению к нам осталось бы то же самое.»[64]

О мирном процессе Жаботинский писал:

«Мира с арабами желаем мы все. Доказывать кому-либо из евреев, что такой мир желателен, значит ломиться в открытую дверь. Вопрос не в нас, а в палестинских арабах… Если мы хотим мира с арабами, то мы должны быть готовы сделать им уступки в том, что их интересует. Есть, правда, у нас мечтатели, которым кажется, будто палестинских арабов можно склонить при помощи выгод экономического характера… эта мечта вытекает из бездонного неуважения к арабской душе, для которого у нас никаких оснований нет. Отдельных арабов можно купить, но целую народность никто не уговорит добровольно отказаться от национальных замыслов за «экономические выгоды».»[65]

В 1920-х годах руководство сионистов в Палестине вело яростные споры со сторонниками ревизионистов, отрицая методы вооружённой борьбы. Однако позже они де-факто признали эту идею, что показала как «Война за независимость» 1947-1949 годов, так и вся последующая история Израиля.

Значительно позднее о недооценке арабского фактора говорил Моше Шарет (1894-1965), бывший первым министром иностранных дел Израиля и вторым премьер-министром в 1954-1955 годах. В своём выступлении в 1957 году Моше Шарет говорил:

«Я намерен посвятить этот доклад самой важной проблеме внешней политики Израиля: проблеме наших отношений с окружающим арабским миром. Эта проблема старше самого государства. Её возраст соответствует тому времени, которое прошло с тех пор, как мы вернулись на эту землю и снова попытались пустить корни. Нельзя сказать, что сионистское движение не уделяло этой проблеме внимания. Но я думаю, что можно с определенной степенью уверенности сказать, что долгое время сионисты, сионистское движение в целом и массы иммигрантов и поселенцев в стране не справлялись (и я не уверен, справились ли они уже) разобраться в этой сложной и трудной проблеме…[66]

Мы были настолько абсолютно уверены в нашем собственном историческом праве с нашей точки зрения, что не думали, как это будет выглядеть с арабской точки зрения. Нам также не хватало психологического понимания проблемы, поскольку мы не уделяли достаточного внимания глубокой национальной восприимчивости араба…[67]

Во-вторых, мы не обращали внимания на национальное сознание арабов… Однако, когда сионистское движение обратилось к арабам в этой стране, почему оно ожидало, что арабы здесь выразят свою благодарность за полученные экономические выгоды и за перспективы социального прогресса, в то время как национальная проблема полностью игнорировалась.»[68]

Можно только констатировать, что мечты основателей сионизма о расово чистом и бесконфликтном национальном доме для еврейского народа на практике не осуществились. Появилось еврейское государство, со своими достоинствами и недостатками, которое выживает в условиях постоянного конфликта с арабским и мусульманским миром. Но это оказалось не тем домом, о котором писали Герцль и его последователи.

Нужно также обратить внимание на такой исторический факт. До окончания Первой мировой войны сионистская идея не пользовалась большой популярностью среди евреев. Это объясняется трудностями заселения Палестины, включая суровый климат, болезни, запутанное турецкое налогообложение и противодействие арабов. Большая часть евреев никогда не занималась ранее сельским хозяйством, основным видом палестинской экономики. В годы Первой алии (1882-1903) в Палестину въехало 25 тысяч евреев из Российской империи и Румынии и 2,5 тысячи из Йемена[69]. Почти половина из них покинула страну в течение нескольких лет после прибытия.[70] В годы Второй алии (1904-1914) в Палестину прибыли 35 тысяч человек, в основном из Российской империи. Всего за период с 1870 до 1914 года из Российской империи эмигрировало 1,98 миллионов евреев[71]. С 1919 до 1948 года в подмандатную Палестину эмигрировало около 439 тысяч человек, из них 110 тысяч были нелегальными иммигрантами. Учитывая сложившиеся обстоятельства, желающих попасть в Палестину могло бы быть больше, однако правительство Великобритании ограничивало иммиграцию. Кроме того, в Палестину переселялись, в основном, европейские евреи. Евреев из мусульманских стран было очень мало. Всё изменилось после провозглашения государства Израиль в 1948 году, но это уже другая история.

Примечания

[1] См. например: Вальтер Лакер. История сионизма. М.: Крон-Пресс. 2000. — 848 с.; Ицхак Маор. Сионистское движение в России. 1977. Шмуэль Этингер. История еврейского народа. 2002. с. 444-469.

[2] Nahum Sokolow. History of Zionism 1600-1918. Vol.2. Longmans, Green and Co., London. 1919. pp. XXIV-XXV.

[3] It has been said, and is still being obstinate repeated by anti-Zionists again and again, that Zionism aims at the creation of an independent «Jewish State». The »Jewish State» was never a part of the Zionist programme. The » Jewish State » was the title of Herzl’s first pamphlet, which had the supreme merit of. forcing people to think. This pamphlet was followed by the first Zionist Congress, which accepted the Basle Programme —the only programme in existence.

[4] Евгенiй Дюрингъ. Еврейский вопросъ какъ вопросъ о расовомъ характерѣ и о его вредоносном влiянiи на существованiе народовъ, на нравы и культуру. Москва. 1906. (русская дореформенная орфография).

[5] Wikipedia. Oskar Marmorek.

[6] Wikipedia. David Farbstein.

[7] The Complete Diaries of Theodor Herzl. Edited by Raphael Patai. Volume II, 1960. p. 581. Where l to sum up the Basel Congress in a word — which I shall guard against pronouncing publicly — it would be this: At Basel I founded the Jewish State.

[8] Википедия. Натан Бирнбаум.

[9] Zionisten-Congress in Basel. Officielles Protocoll. August 1897. S. 84-94.

[10] Der Zionismus erstrebt für das jüdische Volk die Schaffung einer öffentlich-rechtlich gesicherten Heimstätte in Palästina.

Zur Erreichung dieses Zieles nimmt der Kongress folgende Mittel in Aussicht:

  1. Die zweckdienliche Förderung der Besiedlung Palästinas mit jüdischen Ackerbauern, Handwerkern und Gewerbetreibenden.
  2. Die Gliederung und Zusammenfassung der gesamten Judenschaft durch geeignete örtliche und allgemeine Veranstaltungen nach den Landesgesetzen.
  3. Die Stärkung des jüdischen Selbstgefühls und Volksbewusstseins.
  4. Vorbereitende Schritte zur Erlangung der Regierungszustiminungen, die nötig sind, um das Ziel des Zionismus zu erreichen.

[11] Zionisten-Congress in Basel. Officielles Protocoll. August 1897. S. 114.

[12] Joshua Umland. Max Nordau and the Making of Racial Zionism. p. 64.

[13] Здесь и далее по тексту авторский перевод. Источник текста приведен с учётом современной немецкой орфографии.

[14] Max Nordau’s Zionistische Schriften. Hrgs. vom Zionistischen Aktionskomitee. 407 s.

[15] Max Nordau’s Zionistische Schriften. Muskeljudentum. s. 379-381.

[16] Max Nordau’s Zionistische Schriften. Der Zionismus. s. 18-38.

Möge der jüdische Turnverein blühen und gedeihen und zu einem an allen Mittelpunkten jüdischen Lebens eifrig nachgeahmten Vorbilde werden!

[17] Max Nordau’s Zionistische Schriften. Der Zionismus. s. 20-22.

Messianismus und Zionismus waren tatsächlich fast zwei Jahrtausende lang identische Begriffe und ohne Spitzfindigkeit und Deuteln wird es nicht leicht sein, die Gebete um das Erscheinen des verheißenen Messias und die um die nicht minder verheißene Rückkehr in die geschichtliche Heimat in der jüdischen Liturgie auseinander zu halten. Diese Gebete waren bis vor wenigen Menschenaltern buchstäblich gemeint, wie sie es von den schlicht gläubigen Juden noch heute sind.

Der neue Zionismus, den man den politischen nennt, unterscheidet sich aber vom alten, religiösen, messianisch tischen darin, daß er aller Mystik entsagt, sich nicht länger mit dem Messianismus identifiziert, die Rückkehr nach Palästina nicht von einem Wunder erwartet, sondern sie durch eigene Anstrengung vorbereiten will.

[18] Max Nordau’s Zionistische Schriften. Der Zionismus. s. 35.

Wer behauptet und glaubt, daß die Juden kein Volk sind, der kann in der Tat kein Zionist sein, der kann sich einer Bewegung nicht anschließen, die nur berechtigt ist, wenn sie eine unter anormale Bedingung lebenden und leidenden Volke normale Daseinsbedingungen schaffen will. Wer dagegen überzeugt ist, daß die Juden ein Volk sind, der muß notwendig Zionist werden, da nur die Rückkehr in das eigene Land das überall gehasste, verfolgte und unterdrückte Judenvolk vor leiblichem und geistigem Untergange bewahren kann.

[19] В 1903 году британское правительство предложило сионистскому движению создать государство на территории Кении с названием Уганда (не следует путать с современным государством с таким же названием).

[20] Хагана — еврейская сионистская военная подпольная организация в подмандатной Палестине.

[21] Wikipedia. Jacob Israël de Haan.

[22] Wikipedia. Jacob Moser.

[23] Wikipedia. Johann Kremenezky.

[24] Wikipedia. Samuel Pineles.

[25] Enciclopedia.com. Zollschan, Ignaz.

[26] Das Rassenproblem unter besonderer Berücksichtigung der theoretischen Grundlagen der jüdischen Rassenfrage.

[27] Krise und Sezessionsgefahr im Zionismus und deren Ursachen.

[28] Имеются в виду не сионистские организации, такие как БУНД (Всеобщий еврейский рабочий союз в Литве, Польше и России). Сионисты не считали себя националистами. На самом деле сионизм является формой еврейского политического национализма. По общепринятому определению политический национализм стремится к созданию государства в отличие от этнического национализма.

[29] Ассимиляция евреев — социально-культурный процесс потери евреями идентификации себя как части еврейской общности. Ассимиляция протекает посредством идентификации с культурой, религией, национальными или политическими идеалами ассимилирующей среды или посредством смешанных браков. (Википедия).

[30] Игнац Цолльшан. Расовая проблема с теоретическим обоснованием еврейского вопроса. Современные проблемы. 1914. с. I-VII.

[31] Здесь Цолльшан цитирует Нордау.

[32] Игнац Цолльшан. с. 444.

[33] Устойчиво можно стоять опираясь на две ноги, а не стоять на одной.

[34] Wikipedia. William Hechler.

[35] Palästinaamt (Germany) отдел Еврейского Агентства для Палестины. (Jewish Agency for Palestine).

[36] Arthur Ruppin. Die Juden der Gegenwart. Jüdischer Verlag, Berlin. 1920. 275 S. (German).

[37] Arthur Ruppin. Soziologie der Juden. Band 1. Die soziale Struktur der Juden. Jüdischer Verlag. Berlin. 1930. 522 S. (German). [Социология евреев. Том 1. Социальная структура евреев]. Arthur Ruppin. Soziologie der Juden. Band 2. Der Kampf der Juden um ihre Zukunft. Verlag. Berlin. 1931. 335 S. (German). [Социология евреев. Том 1. Борьба евреев за свое будущее].

[38] Википедия. Социальный дарвинизм.

[39] Arthur Ruppin. Die Auslese des Menschenmaterials für Palästina. Der Jude: eine Monatsschrift, Vol. 3 (1918-1919), Issue 8-9, 1919. pp. 373-374.

[40] Eins der wichtigsten Probleme in unserer zukünftigen palästinensischen Kolonisationsarbeit ist die Auslese des Menschenmaterials, weil von der richtigen Lösung dieses Problems im Wesentlichen die ganze Struktur des zukünftigen jüdischen Gemeinwesens in Palästina abhängt… Viele Vorschläge, welche europäische Gelehrte und Praktiker für die Besserung der palästinensischen Verhältnisse machten, wären sehr gut gewesen, wenn die Einwanderer deutsche Bauern gewesen wären, aber für die mit russischen Ideen und Gewohnheiten aus städtischem Getriebe kommenden Gehirn— und Nervenmenschen waren sie einfach absurd.

[41] Arthur Ruppin. Die Auslese des Menschenmaterials für Palästina. Ibid. p. 375. Aus diesen Gründen werden wir uns bei der gesundheitlichen Auslese der Auswanderer darauf beschränken müssen, diejenigen Individuen von der Auswanderung fern zu halten, die durch die Art ihrer Krankheit (Syphilis, schwere Tuberkulose) eine Ansteckungsgefahr für ihre Mitmenschen sind oder (wie z. B. Geisteskranke, Arbeitsunfähige, Epileptiker) für die Gemeinschaft in Palästina eine Last sind.

[42] Антиномия — рассуждение, образуемое двумя высказываниями, каждое из которых приводит к взаимоисключающим выводам, которые нельзя отнести ни к истинным, ни к ложным.

[43] Семён Дубнов. Письма о старом и новом еврействе. В книге: Две концепции еврейского национального возрождения. Письмо седьмое. Нация настоящего и нация будущего. Библиотека Алия, 1981. с. 165-166.

[44] Во времена Герцля термина холдинг не существовало. Современный холдинг — это группа компаний, включающая в себя материнскую компанию и несколько дочерних компаний, которые она контролирует. Однако, по сути, Герцль мыслил этой категорией. Сионистская организация представлялась как материнская компания, а «Еврейский колониальный банк» и «Еврейский национальный фонд» как дочерние компании.

[45] План создания такой компании описан в книге: Теодор Герцль. Еврейское государство. Опытъ современнаго рѣшенiя еврейскаго вопроса. С.-Петербург,1896. Jewish Company (Еврейская компания). с. 35-62.

[46] Д. Пасманикъ. Чартеръ и концессiи (Методы осуществленiя сiонизма). Кадима, Одесса, 1906. с. 5.

[47] Там же. с. 9-10.

[48] Теодор Герцль. Еврейское государство. Опытъ современнаго рѣшенiя еврейскаго вопроса. С.-Петербург,1896. с. 32.

[49] Liora Halperin. Origins and Evolution of Zionism. Foreign Policy Research Institute. January. 2015.

[50] Nahum Sokolow. History of Zionism 1600-1918. Vol.2. Longmans, Green and Co., London. 1919. pp. 392-393.

[51] Nahum Sokolow. Ibid.

[52] Nahum Sokolow. Ibid.

[53] Nahum Sokolow. Ibid. pp. 393-394.

[54] Stenographisches Protokoll der Verhandlungen des XII Zionisten — Kongresses In Karlsbad. vom 1. bis 14. September 1921. Jüdischer Verlag, Berlin. 1922. S. 715-716.

[55] Mit Trauer und Empörung hat das jüdische Volk die Ereignisse der letzten Zeit in Palästina durchlebt. Die feindliche Haltung der durch gewissenlose Elemente verhetzten Teile der arabischen Bevölkerung Palästinas , die in blutigen Gewalttaten zum Ausbruche gekommen ist, kann weder unsere Entschlossenheit zur Errichtung des jüdisch nationalen Heimes schwächen, noch unseren Willen, mit dem arabischen Volk in einem Verhältnis der Eintracht und der gegenseitigen Achtung zu leben und im Bunde mit ihm die gemeinsame Wohnstätte zu einem blühenden Gemeinwesen zu machen, dessen Ausbau jedem seiner Völker eine ungestörte nationale Entwicklung sichert. Die zwei großen semitischen Völker, die schon einmal das Band gemeinsamer kultureller Schöpfung verknüpfte, werden auch in der Stunde ihrer nationalen Wiedergeburt ihre Lebensinteressen zu gemeinschaftlichem Werk zu vereinigen verstehen. Zionistenkongress fordert die Bemühungen um Exekutive auf, ihre eine aufrichtige Verständigung mit dem arabischen Volke auf Grundlage dieser Erklärung und unter uneingeschränkter Wahrung der Balfour — Deklaration in erhöhtem Maße fortzusetzen. Der Kongress betont ausdrücklich, daß die jüdische kolonisatorische Arbeit die Rechte und Bedürfnisse des arbeitenden arabischen Volkes nicht beeinträchtigen wird.

[56] Поалей Цион (Рабочие Сиона) — еврейская социал-демократическая рабочая партия. Она действовала в основном в Российской империи.

[57] Бер Борохов. Национальный вопрос и классовая борьба. 1905.

[58] Бер Борохов. Эрец Исраэль в нашей программе и тактике. 1917.

[59] Нахман Сыркин. Еврейская проблема и социалистическое еврейское государство. 1898.

[60] «Мизрахи» — религиозно-сионистское движение, созданное в Вильнюсе в 1902 году. Идеологией движения является соблюдение принципов Торы, а сионизм — средством достижения религиозных целей.

[61] Of course, I spoke pleasantly and politely, but I did reveal the fundamental failure of their [the Zionists] entire enterprise, namely the fact that they do not place at the top of their list of priorities the sanctity of God and His great name, which is the power that enables Israel to survive … In my remarks, I offered no homage to Dr. Herzl per se. (Wikipedia. Abraham Isaac Kook).

[62] Владимир Жаботинский. О железной стене. Рассвет. № 42/43 (79180), 1924.

[63] По тексту Геджас. В настоящее время часть Саудовской Аравии.

[64] Там же.

[65] Владимир Жаботинский «Круглый стол» с арабами. Рассвет. 1931.

[66] Moshe Sharett. Israel and the Arabs — War and Peace. Some Reflections on the Years 1947-1957. I intend devoting this talk to the most outstanding problem in Israel’s foreign policy: that of our relations with the surrounding Arab world. This problem is older than the State itself. Its age corresponds to the length of time which has ensued since we returned to this land and attempted to take root once again. One cannot say that the Zionist movement has not given this problem its attention. But I think one can say with a certain degree of assurance that for a long time the Zionists, the Zionist Movement in general and the masses of immigrants and settlers in the country have not managed (and I am not sure whether they have yet managed) to understand this complex and difficult problem.

[67] Ibid. We were also deficient in our psychological understanding of the problem, for we did not pay sufficient attention to the profound national susceptibilities of the Arab.

[68] Ibid. Secondly, we did not pay regard to Arab national consciousness… Yet when the Zionist Movement approached the Arabs in this country, why did it expect the Arabs here to express their gratitude for economic benefits derived and for the prospect of social progress, whilst the national problem was completely ignored.

[69] Министерство алии и интеграции. Первая алия (1882-1903).

[70] Jewish Virtual Library. Immigration to Israel: The First Aliyah (1882 — 1903).

[71] Электронная еврейская энциклопедия. Россия. Евреи России в конце 19 в. — начале 20 в. (1881–1917). Эмиграция евреев из России.

Share

Игорь Виленский: О каком национальном доме мечтали основатели сионизма?: 7 комментариев

  1. Моше Крейдерман

    «Всё изменилось после провозглашения государства Израиль в 1948 году, но это уже другая история»
    «другая история». Так — реалии, значит, как всегда, разошлись с мечтами. А резюме очерка задержалось с публикацией. И, если читатель нефлегматичен, он ощущает дискомфорт. Слава богу, есть С.Давидович и Л.Беренсон — амортизировали боль незавершенности и сомнение в правильности местообитания.

  2. Л.Беренсон

    Содержательная работа из ряда «повторение — мать учения».
    Новым в ней для меня было:
    — Как, называя или бегло упоминая значимые «сионистские» имена, автор обошёлся без ПИНСКЕРА и его  «Autoemancipation! Mahnruf an seine Stammesgenossen von einem russischen Juden» (Автоэмансипация! Воззвание российского еврея к своему народу»)1882 г. ?
    Хотя публикация «Автоэмансипации» вызвала широкий отклик среди европейских и российских евреев, что привело к возникновению движения «Ховевей Цион», выступавшего за создание собственного еврейского государства (его отсутствие автор «Автоэмансипации» считал главной политической причиной глобального антисемитизма).
    — Как получилось, что, анализируя разные сионистские движения, автор упустил важнейшее палестинофильское движение «Ховевей Цион», приведя одно о нём упоминание в связи с Исааком Рюльфом (Рильфом), который поддерживал и развивал идеи уже изданной » Автоэмансипации» Пинскера. (Да и популярный термин российского сионизма ПАЛЕСТИНОФИЛ не нашёл своего места в статье.)
    В остальном — полностью согласен с оценкой Сэма.    

  3. Сэм

    Очень интересная статья, с привлечением огромного объёма материала и с приведением ссылок на источники. Можно поздравить сайт с приходом нового интересного автора.
    Но на некоторые положения статьи мне бы хотелось возразить
    1. Самое интересное, что политический сионизм, основанный Теодором Герцлем, вовсе не ставил своей целью создание независимого еврейского государства.
    А как быть тогда с написанным Герцлем не для публичного опубликования, а в своём дневнике:
    «В Базеле я основал еврейское государство«?.
    Причина, по которой тогда сионисты не могли декларировать свою конечную цель ясна ясна – Оттоманская империя вела отчаянную борьбу за выживание с национально-освободительными движениями народов, прежде всего армянского, требующих создания своего национального государства. Говорить в этих условиях о стремлении к созданию национального государства было бы безумием. Сионисты «просто» хотели получить от султана чартер на заселение Палестины
    2. На самом деле своим появлением Израиль обязан в большей степени десяткам тысяч евреев, которые переехали в Палестину, а не идеологам политического сионизма
    Сравнивать это также, как сравнивать сладкое и острое.
    Конечно без Заселения Эрец Исраэль сотнями тысяч олим никакого Еврейског государства быть не могло. Но этого бы заселения не было без Организации, без Сионистской органиации, без Еврейского Агентства, без Декларации Бальфура в конце концов.
    И никакое бы государство не возникло бы, без Ваад Леуми, без «Государства в пути»
    3. С позиции сегодняшнего дня очевидно, что существование нации не может быть обусловлено только наличием собственного государства
    Не понял. Наличие государства – условие необходимое. Достаточное? Думаю, что да. Если в государстве не будет нации, то не будет и государства.
    4. Не удивительно, что султан Абдулхамида II отклонил предложения Герцля оплатить долги Османской империи в обмен на чартер
    В 1906 г Давид Вольфсон, преемник Герцля на посту Председателя ВСО и его ближайший соратник, советник в отношениях с восточно-европейским еврейством, с которым сам Герцль был знаком мало, дважды приезжал в Стамбул.Султан требовал 26 миллионов за разрешение на алию, Вольфсон мог предложить только 2 миллиона.

  4. Сэм

    Окончание
    5. Основная проблема сионистского движения заключалась не в различных идеологических разногласиях, будь то споры со сторонниками эмансипации или соперничеством между социалистическими сионистами и сионистами-ревизионистами. С самого начала и те и другие не придавали особого значения арабскому вопросу
    Впервые сионисты обратили внимание на арабский вопрос на 12 конгрессе, который состоялся 1–14 сентября 1921 года. Обсуждался вопрос об антиеврейских арабских беспорядках в Палестине и была принята резолюция, декларировавшая стремление сионистов к достижению искреннего взаимопонимания с арабским народом. Резолюция[54] свидетельствует о полном непонимании делегатами существующего положением вещей

    Это не совсем так. Просто тогда сионисты хотели убедить британцев, ЛН, американцев, весь мир, что они смогут договориться с арабами и это не явиться препятствием создания Еврейского государства в Эрец Исраэль.
    6. Единственная международно-признанная граница имеется с Египтом.
    Есть Мирный договор с Иорданией и признанная граница с ней. После ухода из Южного Ливана в 2000 году есть международно-признанная граница с Ливаном.
    7. В 1920-х годах руководство сионистов в Палестине вело яростные споры со сторонниками ревизионистов, отрицая методы вооружённой борьбы.
    15 июня 1920 года, в кибуце Кинерет на съезде партии «Ахдут хаАвода» было принято решение о создании вооружённой организации, названной «Хагана» (- הגנה оборона(.
    Эти замечания никак не могут умалить оценки этой интересной и заслуживающей прочтения всеми, кого интересует история нашего народа, статьи. Хочу закончить тем, с чего начал. На сайте появился новый интересный автор.

  5. VladiU

    Замечательная статья! С одной стороны, она документально подтверждает, что даже в таком вопросе как возрождение еврейского государства на 2 евреев существовало 3 мнения. С другой стороны, можно сказать что основатель политического сионизма Теодор Герцль “разбудил” замечательных людей-практиков, деятельность которых и завершилась созданием государства Израиль. Думаю что Т.Герцль, доведись ему увидеть сегодняшний Израиль, был бы сильно удивлен и затруднился бы дать однозначную оценку тому что получилось…

  6. Людмила Заплетнюк

    Спасибо за доступно написанный и аргументированный рассказ о столь разнообразном сионизме.
    Вопрос меня волнует, так как я занимаюсь историей своей семьи. Сионистов в семье не было. Мой дед — известный врач и общественный деятель в городе Режица (Резекне) — думаю, что был приверженцем теории автономизма Шимона Дубнова в 1920-30 е годы. Поняла, что обе теории вполне сосуществуют друг с другом. Мой блог \»Заметки о еврейской Режице\»
    http://rezhitsa.blogspot.com/2021/01/blog-post.html

  7. Элла Грайфер

    Вообще-то мечты редко осуществляются в том виде, в каком мечтались. Конечно, мечты, купить арабов экономикой, тем паче сотворить коммунизм — мечтами и остались, но слава Богу, прагматизм все-таки возобладал, так что удалось создать государство, а если, с Божьей помощью, сумеем и дальше в идеализм не впасть, то и отстоять его сумеем.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

AlphaOmega Captcha Mathematica  –  Do the Math