©"Заметки по еврейской истории"
  январь 2021 года

906 просмотров всего, 3 просмотров сегодня

Беглый взгляд на фотографии в личном деле сразу же разрешили мои сомнения: «архивный» Матис Хаймович является никем иным, как тем самым Яшей Шифманом, на поиски которого потрачено столько сил. Вчитавшись в материалы, я понял, что трудился не напрасно: информационный улов оказался невероятно богат.

Илья Лиснянский

СЕМЕЙНЫЕ ПРОГУЛКИ

(продолжение. Начало в №2-3/2020 и сл.)

Матес Хаимович Шифман (1903-1942), брат бабушки

Qui quaerit

Наша очередная прогулка посвящена латинской  поговорке «Qui quaerit, reperit», позаимствованной В.Лебедевым-Кумачом для задорной  песенки Роберта к кинофильму «Дети капитана Гранта».  Он вышел на экраны в середине 1930-х и тотчас же вся советская страна стала повторять  магическую формулу, легко запоминающуюся под музыку И. Дунаевского:

«Кто весел — тот смеётся,
Кто хочет — тот добьётся,
Кто ищет — тот всегда найдёт!»

Не знаю, пел ли её со всеми герой нашего очерка, но то, что мне, его внучатому племяннику, пришлось изрядно попотеть в поисках, это точно.

***

С отцом Хаимом-Йехошуа Шифманом. Рыбинск, Первая половина 1920-х

С отцом Хаимом-Йехошуа Шифманом. Рыбинск, Первая половина 1920-х

 Всё началось с имени. У Хаима-Йехошуа и Эстер-Хьены Шифманов было 2 дочери и 7 сыновей. Одного из них звали Яша. Известно о нем немного: младше Розы, моей бабушки, родившейся в 1899 г.; уехал из Рыбинска в Ленинград учиться на инженера-путейца, работал инженером. Умер в блокаду в 1942-м, оставив после себя жену Соню и сына Мишу.

А и из подробностей личного характера — воспоминания мамы о поездке из Рыбинска в Ленинград в 1937 году. Было это так: бабушка Роза страдала от частых гайморитов, но побаивалась и самой рыбинской больницы и местных хирургов, категорически настаивавших на операции. В конце концов братья устроили её в знаменитую ленинградскую клинику болезней уха, горла и носа к доценту П.Л.Мануйлову, куда она отправилась , взяв с собой пятилетнюю Фаню — мою маму.

Ленинград, вторая половина 1930-х

Ленинград, вторая половина 1930-х

Чтобы никто не остался в обиде, они ночевали у всех родственников по очереди, в том числе, у «Яши-путейца». Попав в большую квартиру, Фаня для начала обшарила кабинет. Среди множества интересных предметов на письменном столе, особое внимание к себе привлекали необычно толстые карандаши —  красный и синий. Пройти мимо такой роскоши было невозможно, а, кроме того, они великолепно смотрелись в качестве палочек, которыми затягивали шнурки коньков. Спрятав сокровище к себе в сумочку, малышка уже предвкушала триумфальное возвращение в Рыбинск, когда вернулся со службы дядя Яша и обнаружил пропажу рабочего инструмента. Расследование было недолгим, и под громкий рёв виновницы карандаши вернулись на своё законное место.

Ну и ещё одно воспоминание, уже совсем не смешное, блокадное. Соня, жена Лазаря, старшего брата, работала в аптеке и в начале 42-го, пытаясь хоть как-то помочь страдающему от голода Яше, принесла ему бутылочку сиропа.

Не помогло…

Я слышал краем уха, что похоронили его в братской могиле на Пискарёвском кладбище.

Остались две фотографии: одна с отцом, Хаимом-Йехошуа, другая в костюме со странной бумажной звездой на лацкане пиджака — видимо, с какой-то конференции.

Вдова Яши умерла в 1985 г., с сыном Мишей связь потерялась. Попытки связаться с ним по телефону не увенчались успехом — трубку никто не брал. А Мишины дети, по сведениям родственников, давно разъехались по разным странам: сын его живет в Южной Корее, а дочь — в Финляндии. И никто не знал их нынешних имен.

Вот, собственно, и всё!

***

Судьба бабушкиного брата не давала мне покоя. Попытки найти сведения о нем в телефонной и адресной книгах Ленинграда 1930-х годов никаких результатов не дали.

Усилия просеять Интернет также оказались тщетными. Гугл, «знающий все», при наборе имени и фамилии возбудился и тут же забросал сведениями о многочисленных Яковах Шифманах, среди которых был американский хабадник, израильский архитектор, житель белорусского местечка Туров, блогер из Сибири, мой двоюродный дядя из города Баден-Баден, а также несколько их полных тезок, репрессированных в сталинский период. Сети выловили даже таллинского ополченца 16-го века, взятого в плен стрельцами и давшими ему кличку «Яков-сказочник».

Но о том, кто был мне нужен — ни полслова.

Я уже совсем было потерял надежду, но то ли упрямство мешало остановиться, то ли убежденность в том, что прошло не так много времени для того, чтобы память о человеке исчезла бесследно. В какой-то момент появилось предчувствие, что ищу неправильно, что разгадка прямо под носом. И тут моё внимание привлекла фотография участка Преображенского еврейского кладбища в Санкт-Петербурге, на котором похоронены братья бабушки — музыканты Лазарь и Миня.

Их родители умерли вдали от Ленинграда — вот у детей и возникла потребность повесить на ограду скромного памятника небольшие мемориальные досочки, своего рода кенотафы. Но рядом с хорошо знакомыми именами «р. Хаим-Йехошуа, сын Авраама— Моше, Шифман, 1872-1942» и «Жена Эстер-Хьена, дочь р. Шлема-Йехуды, Шифман, 1871-1919» оказался некий Матес Хаймович Шифман, о котором ни один из опрашиваемых мною родных, до сих пор не слышал. Кто такой? Почему табличка на семейном участке? Добиться ответа я не смог.

Таблички на семейном участке Шифманов на Преображенском еврейском кладбище в Санкт-Петербурге

Таблички на семейном участке Шифманов на Преображенском еврейском кладбище в Санкт-Петербурге

Судя по отчеству, он должен был быть одним из семи братьев Шифманов и его даты жизни явно наводили на подозрение: уж не Яша ли это? Но, если покойный действительно являлся им, то выходило, что он родился в один год со своей родной сестрой Фаней (1903-1940), в то время как бабушка никогда не упоминала о близнецах. Странная загадка? Впрочем, объяснение могло быть двояким: оба умерли в 1940-х и, за давностью лет, она почти ничего о них не рассказывала; однако, вероятно и такое, что мальчик родился, скажем, в начале года, а девочка в самом конце — в многодетных семьях такая ситуация случалась.

И я решил тщательно «прокачать» этого Матеса. Для начала прошелся по просторам Интернета и тут же обнаружил его имя в разделе «Блокада» на сайте «Возвращенные имена. Книга памяти России»: «Шифман Мотис Хаймович, 1904 г. р. Место проживания: Манежный пер., д. 8, кв. 3. Дата смерти: 1942. Место захоронения: неизвестно. (Блокада, т. 34)».

Неважно, что гласные буквы в имени заменены, а дата рождения отличается на год. Было ясно, что речь идет об одном и том же загадочном незнакомце, которого надо найти непременно. И я начел прочесывать один за другим архивы Санкт-Петербурга, благо весной 2020-го, по причине пандемии коронавируса, они открыли свои ресурсы для поисков. В одном из них, Центральном архиве военно-морского флота, меня поджидала находка: микрофотокопия «Организационно-строевое управление Краснознаменного Балтийского флота», 1889-1940 гг.

В списке, состоящем из 213 имен, под номером 137 значился Шифман Матис Хаймович.

Личное дело М.Х.Шифмана (ЦАВМФ)

Личное дело М.Х.Шифмана (ЦАВМФ)

Началась переписка с сотрудниками Архива. Несмотря на предупреждение о том, что в период эпидемии коронавируса сроки исполнения заказов увеличиваются до полугода, я довольно скоро получил 30 документов в прекрасном состоянии.

Беглый взгляд на фотографии в личном деле сразу же разрешили мои сомнения: «архивный» Матис Хаймович является никем иным, как тем самым Яшей Шифманом, на поиски которого потрачено столько сил. Вчитавшись в материалы, я понял, что трудился не напрасно: информационный улов оказался невероятно богат. Впрочем, об всем по порядку.

Аттестационный лист на присвоение военного звания М.Х.Шифману(ЦАВМФ) Аттестационный лист на присвоение военного звания М.Х.Шифману(ЦАВМФ)

***

Несмотря на то, что в автобиографии собственноручно написано Матес, в официальных документах канцелярский работник изменил его на Матис. Как ни странно, но последнее представляется правильней, поскольку имя ведет своё происхождение от древнееврейского Матитьяху («дар Бога»), пришедшего в идиш с заменой буквы «т» на «с». В израильской истории хорошо известен Матитьяху ха-Коэн бен Йоханан, инициатор восстания Маккавеев.

Имена в еврейских семьях часто ходят по кругу, поскольку даются в память умерших родных. В династии Шифманов Матес оказался единственным среди многочисленных Моисеев-Михаилов, Эстер-Эсфирей, Сендеров-Александров, Фейг-Фань, Хаимов-Ефимов, Шлём-Соломонов, Давидов и Роз. И я уж не говорю о том, сколько раз встречается Илья…

Откуда же взялся Яша? Возможно, имя было двойным, как у большинства детей в семье Шифманов, но, скорее всего, это уменьшительное прозвище от ласкательного Матесьяша.

Родился он 10 (23) апреля 1903 г., что ставит под сомнение вышеупомянутую версию о том, что с сестрой Фаней они одногодки — значит, скорее всего, близнецы.

О родителях в документах упоминается подробно. Например, стало известно об их происхождении: Хаим-Йехошуа Шифман из Дубровно, а Эстер-Хьена Хейфец из Баево. Оба местечка находятся в Витебской области, по дороге из Орши на Смоленск и расстояние между ними меньше тридцати километров. К концу XIX в. евреев в Дубровно было без малого половина населения, а в Баево даже относительно больше. Эта новая информация позволит продолжить поиски семейных корней — как видим, нельзя предугадать, к чему они приведут.

Понятно, что в обыденной жизни не пользуются двойными именами с двойными же отчествами, поэтому звали их Хаим Абрамович и Хеня Шлемовна — так написано Матесом в Контрольной карточке.

Из анкеты следует, что недвижимым имуществом семья не владела — это не совпадает с рассказами бабушки Розы, упоминавшей купленный просторный дом, который советские власти «ужали», подселив к ним соседей. Объяснение простое: или она ошибалась, или же Матес решил скрыть факт, могущий что-то подпортить в биографии инженера-проектировщика. Но, скорее всего, просто счел его незначительным, поскольку крыша над головой многодетной семьи являлась жизненной необходимостью, а не средством дохода, не говоря уже о том, что ко времени заполнения документа никакой собственности у старика Шифмана уже не было и в помине.

Карточка 1

Карточка 2

Контрольная карточка из Личного дела М.Х.Шифмана(ЦАВМФ) Контрольная карточка из Личного дела М.Х.Шифмана(ЦАВМФ)

Об отце Матес пишет, что тот был ремесленником и имел кустарную мастерскую по выпечке вафель, а «по совместительству занимался резкой кур и скота по еврейскому религиозному закону». И далее отмечает, что в настоящее время нигде не работающий Хаим Шифман находится «на иждивении детей» и проживает в Павловске, который на время заполнения анкеты носил название Слуцк. Эта информация появляется впервые, поскольку мой двоюродный брат Ефим Бронштейн упоминал, со слов бабушки, г. Пушкин, в то время как мама настаивала на Парголово. Такие расхождения в деталях не имеют особого значения, однако, маловероятно, что война застала его в Павловске, поскольку город, как и соседний Пушкин, был оккупирован немцами, и судьба местных евреев была решена. А это никак не согласуется с тем, что прадед умер на башкирской земле, куда его вывезли из блокадного Ленинграда по «дороге жизни». Остается предположить, что, если он и жил в Павловске, то с началом войны переехал к кому-то из сыновей — скорее всего, к старшему, Сендеру.

И ещё интересный факт из автобиографии Матеса о полученном образовании: «до февральской революции учился домашним образом, т.к. в гимназию принят не был ввиду процентной нормы и происхождения из мещан. Только при февральской революции поступил в реальное училище. В 1922 году закончил II-ую ступень в г.Рыбинске».

В 1923 г. М.Шифман приступил к учебе на сухопутном факультете Ленинградского института инженеров путей сообщения, после окончания которого в 1929 г. был принят на работу в дорожный отдел Комизырянской автономной области(так в те годы называлась Республика Коми).

В 1930 г. 27-летний Матес вернулся в Ленинград и после недолгого периода работы в качестве инженера-проектировщика в «Ленинградстрое» призвался в армию. Как отмечено в документах, служил он в Кронштадте «инженером-краснофлотцем» в управлении берегового строительства «Главвоенпорта» Балтийского флота. Через полтора года «был уволен из рядов флота в долгосрочный отпуск». После этого работал в ряде организаций инженером-конструктором, а на время написания одной из автобиографий (8/III/1937) — во 2-м государственном институте по проектированию верфей и заводов (бывш. «Проектверфь»). И поскольку подобных документов в архиве несколько, то для составления общей картины имеет смысл объединить их с анкетами, учетными и контрольными карточками, аттестационными листами и прочими атрибутами бюрократической машины того времени .

В 1937г. Матес женился на Сарре Менделевне, 1907 г.р. , работавшей инженером-химиком на фабрике «Светоч». В справках указаны родители жены: Муся Лев (умерла в 1930 г,) и Мендель Томсинский (умер в 1938 г.).

Спрашивается, кому нужны подробные сведения о тесте и о тёще? Пустой вопрос: верфь — объект стратегический и проектировать его могут лишь проверенные люди. И хотя на время заполнения очередной анкеты Матес Шифман работал уже инженером-нормировщиком в «Теплоэнергомонтаже», бдительность всегда оставалась важнейшей чертой советских кадровиков. Поэтому в «Контрольной карточке» вопросов было много и от года к году их количество лишь возрастало: «Чем занимались родители Ваши и Вашей жены до 1917 г. и к какой общественной группе они принадлежат сейчас? Кто из родственников Ваших или Вашей жены лишались избирательных прав и за что? Служили ли Вы или кто из Ваших родственников у белых? Участвовали ли в боях против Красной армии? Если находились на территории белых, указать где, когда и что делали. Проживает ли кто из Ваших родственников или родственников жены за границей, где, что там делают? Когда эти родственники выехали за границу? Имеете ли Вы лично с ними какую-нибудь связь? Кто из Ваших родственников, живущих в СССР, имеет связ с заграницей? Подвергались ли аресту или ссылке Вы лично, когда и за что? Кто из Ваших родственников арестовывался, ссылался, когда и за что? Участвовали ли в партоппозициях, где и когда? Жили ли за границей, где, сколько времени, причина возвращения в Россию(СССР)? Чем занимались за границей и на какие средства существовали? Если служили в старой армии, указать последний чин и должность в старой армии. Имеете ли знакомых или родственников в иностранных миссиях?».

И ещё много подобного, кажущегося нам сегодня абсурдным.

Действительно, год-то уже 1938-й, но создается полное ощущение того, что гражданская война не закончилась полтора десятилетия тому назад, а все ещё идет полным ходом, причем бои происходят непосредственно в коридорах ленинградских строительных организаций. Некоторые вопросы имеют оттенок явной угрозы. И на все Матес отвечает отрицательно: «Нет. Никто. Не служил. Не владеет. Не лишался. Не участвовал. Не состоял. Не проходил. Не имеются. Не жил. Не привлекался. Не подвергался. Беспартийный».

И только по единственному пункту ответ развернутый: в графе «Есть ли среди Ваших родственников или родственников Вашей жены лица, исключенные из членов ВКП(б), когда и за что» пишет: «Два брата исключены из членов (кандидатов) ВКП(б). Не знаю точно за что. Во время последней чистки».

Возможно, один из упомянутых братьев — Петя (Пейсах-Довид) с тем его анекдотическим рассказом о чистке, в котором упоминался Емельян Ярославский , подтвердивший на заседании комиссии приналежность шойхета(резника) к классу пролетариев, поскольку тот «руками работает»— эпизод описан ранее в очерке о родителях Матеса(см. И.Лиснянский «Семейные прогулки. С берегов Двины на берега Волги»).

Ну и на коварный вопрос «Какие ещё знаете языки, кроме русского, и в какой степени владеете ими?» Шифман чистосердечно отвечает: «еврейский (разговариваю)».

Что еще примечательно? С 1930-го по 1938-й Матес сменил 6 мест работы (и это без учета военной службы), не задерживаясь нигде более, чем на год-полтора. Кроме первого места, с которого его призвали в армию, отовсюду был уволен либо «по сокращению штатов», либо, что выглядит уже совсем фантастически — по причине «отстутствия работы». И лишь в последнем учреждении, «Севэнергопроекте», он проработал инженером-нормировщиком с 1938 г. до 1942г..

По воспоминаниям родственников, можно дополнить: какое-то время он занимался обеспечением железнодорожных станций холодильным оборудованием. В присланных справках этого нет –вечные противоречия между документами и устной историей.

Из личного дела мы узнаем, что жена Сарра Менделевна Томсинская родилась в 1907 г. в Себеже (очередной привет из Витебской губернии — родины Шифманов). Упомянут и сын Моисей, родившийся в 1938-м, хотя из документов следует, что он родился на год раньше.

Что это? Ошибка? Забывчивость? Какой-то умысел? Ответа спросить не у кого.

Возвращаясь к жене, которая в советском паспорте значилась как Софья Марковна, отмечу, что она, будучи инженером-химиком, преподавала в ленинградском военно-морском училище и работала в институте «Гидропроект».

Семья жила по адресу: Манежный переулок, 8 — в трех минутах ходьбы от нынешнего Генерального консульства Финляндии. Мог ли Матес предполагать, что будущее его потомков окажется прочно связано с этой страной?! Но об этом ниже.

Значительная часть документов относится к военной службе.

Имеется Характеристика для Октябрьского районного военкомата, подписанная 8 марта 1937 г. директором 2-го Госуд. Проектного Института Сафроновым и председателем месткома Пищиком. Из неё следует, что инженер-конструктор Шифман М.Х. «проявил себя знающим и толковым работником. Самостоятельно отдельную работу вести не может, но под опытным руководством вполне справляется с порученным делом. Административным взысканиям не подвергался. В общественной жизни слабо участвует».

И уже на следующий день Комиссия по переаттестованию командного и начальствующего состава запаса Морфлота, Береговой Обороны и Моравиации предложила присвоить Матесу звание воентехника I ранга запаса первой очереди(соответствует званию старшего лейтенанта ВМФ). В заключение комиссии указаны следующие мотивы: «Имеет высшее техническое образование и опыт работы инженера-строителя. В РККА служил полтора года. Выдержал испытание на командира запаса в 1932 г.».

Через 2 года его повысили в звании. Из приказа мы узнаем о том, что М.Х.Шифман приписан к инженерному отделу Балтфлота по должности инженера-проектировщика и что ему присвоено звание военинженера III ранга (Приказ №0678/у-1939 г.), соответствующее капитану-лейтенанту флота или капитану армии.

М.Х Шифман(Яша). Ориентировочно 1940г. (ЦАВМФ)

М.Х Шифман (Яша). Ориентировочно 1940г. (ЦАВМФ)

В 1942 г., он прошел военный переучет с отметкой «Годен».

И это последняя запись в архивных документах…

В январе 1942 г. Матес Хаимович Шифман умер от голода и его похоронили в братской могиле на Пискаревском кладбище. Жена с ребенком в это время были в эвакуации в Усть-Каменогорске (Восточный Кахахстан) и ничего не знали о его трагической судьбе.

***

Я нашел документы бабушкиного брата, но к чувству ликования примешивалась горечь оттого, что не могу поделиться ими с потомками «Яши-путейца». Все, жившие когда-то в Ленинграде родственники, разъехались по миру и давно потеряли всякую связь с сыном Матеса Мишей, его женой и детьми. Единственной зацепкой была информация о месте жительства внуков: Южная Корея и Финляндия. Я уже был готов обратиться в иммиграционную службу в Хельсинки с просьбой помочь мне в поисках, как письмо из Баден-Бадена решило проблему. Писал Яков Шифман — тезка покойного родственника, двоюродный брат мамы. Он вспомнил, что фамилия внуков Матеса не Шифман, а Тихоновы. Дело в том, что в 1970-х Ленинград был известен своим антисемитизмом, который насаждался при поддержке всесильного хозяина города-первого секретаря обкома коммунистической партии Г. Романова. По воспоминаниям современников, Григорий Васильевич публично заявлял, что «почти все евреи — это граждане страны — потенциального противника» (Б.Вишневский «Апостол застоя»). В результате такой местной политики у людей с «неправильной» национальностью возникали проблемы при поступлении в высшие учебные заведения и при приеме на работу. Под влиянием нарастающей юдофобии в обществе родители решили записать детей на фамилию матери, Надежды Аполлинарьевны Тихоновой, и таким образом оградить их от лишних трудностей в будущей жизни.

Мой германский родственник отыскал даже адреса электронной почты Мишиного сына, проживавшего в Южной Корее. Один из них оказался недействительным, но второй сработал и уже через несколько минут у меня началась активная переписка с вновь обретенным троюродным братом, а через него — и с сестрой. Вскоре я получил документы и фотографии из их семейного архива, что позволило узнать о дальнейшей судьбе Михаила Шифмана, как оказалось, скончавшегося в 2009 г.

***

Миша Шифман в возрасте 5 лет

Миша Шифман в возрасте 5 лет

В 5 лет Моисей (для всех знакомых он был Мишей или Михаилом) остался без отца. Тогда он ещё ничего не понимал. Осознание трагедии, произошедшей с Матесом, умершим от голода в блокадном Ленинграде, пришло к нему намного позже. По воспоминаниям, каждый год весной он ездил на Пискаревское кладбище, чтобы возложить цветы на братскую могилу.

После окончания в 1958 г. машиностроительного техникума был призван в армию на три года. «Комсомольская характеристика на Шифмана Мойсея Матесовича, члена ВЛКСМ с мая 1954 г, еврея по национальности», подчеркивает, что он «неплохо знает материальную часть боевой техники», пользуется заслуженным уважением и доверием среди товарищей и даже являлся агитатором взвода. Документ подписан 15.06.1961 г. секретарем комсомольской организации части сержантом Пеличко.

Моисей Шифман во время службы в армии. 1960г.

Моисей Шифман во время службы в армии. 1960г.

Практически ничем не отличается (писали их по общеизвестному шаблону) и Служебная характеристика, подписанная командиром радиорелейного взвода лейтенантом Янчевским, который, кроме всего вышупомянутого, отмечает скромность Шифмана, его моральную устойчивость и «отсутствие склонности к алкогольным напиткам».

Среди документов того периода есть и Похвальный лист, в котором подполковник Венцлавский, ВРИО командира в/ч 18282, выражает уверенность, что младший сержант Шифман «и впредь будет служить примером добросовестного исполнения своего патриотического долга перед нашей великой Родиной — Союзом Советских Социалистических Республик».

Все эти абсолютно бесцветные, формальные документы никоим образом не могут отразить личность во всей её глубине, но, вот, совсем не ординарный поступок для армейского парня: ещё находясь на срочной службе, Миша сдал экзамены в Северо-Западный заочный политехнический институт г.Ленинграда по специальности «Электропривод и автоматизация промышленных установок».

В 1966 г. он получил диплом инженера и занимался проектированием трансформаторных подстанций на гидроэлектростанциях Братска, Ачинска, Красноярска, в Алжире и Греции. Работал в институте «Тяжпромэлектропроект».

М.Шифман с женой, дочерью и внуком. Хельсинки, 1997г.

М.Шифман с женой, дочерью и внуком. Хельсинки, 1997г.

В начале 1970-х Михаил женился, и вскоре молодая семья пополнилась: в 1973 г. родился Володя, а в 1974 г. Ольга. По рассказам родственников, Миша очень ценил свою профессию инженера, упорно пытался привить любовь к ней сыну — «везде будешь нужен!», но того привлекала история и ни о чем другом мальчик слышать не хотел.

***

Увлеченность без целеустремленности не многого стоит, но сыну М. Шифмана хватило и того и другого. Диплом востоковеда Володя Тихонов получил в 1994 г., а всего через два с половиной года защитил диссертацию по истории Кореи. С 1997 по 2000 гг. он преподавал в сеульском университете Кёнхи, а последние двадцать лет — профессор университета Осло (Норвегия).

Владимир Тихонов и Бэк Мьонг Джонг. Свадебная фотография. Юж.Корея,1995 г.

Владимир Тихонов и Бэк Мьонг Джонг. Свадебная фотография. Юж.Корея,1995 г.

Можно верить в предначертанность судьбы или отнестись к совпадению фактов как к случайности, но жена Владимира Бэк Мьонг Джонг окончила ту самую Ленинградскую консерваторию по классу скрипки, выпускником которой был Лазарь Шифман, старший брат Матеса.

Дети Владимира Тихонова и Бэк Мьонг Джонг Сара(род.2011г.) и Юрий (род.2002 г.). Норвегия 2020 г.

Дети Владимира Тихонова и Бэк Мьонг Джонг Сара (род.2011г.) и Юрий (род.2002 г.). Норвегия 2020 г.

Ещё одним совпадением оказалась нынешняя скандинавская прописка брата и сестры Тихоновых: с 1996 г. Ольга живет в Финляндии (вот где вспомнилась квартира её деда в Манежном переулке рядом с финским консульством), успешно работает в области медицины.

Ольга Хейскинен с мужем Паси и сыновьми Владимиром (род.1991 г.), Симо Олави (род.1997 г.) и Даниелем Паси (род.2001 г.). Финляндия, 2017 г.

Ольга Хейскинен с мужем Паси и сыновьми Владимиром (род.1991 г.), Симо Олави (род.1997 г.) и Даниелем Паси (род. 2001 г.). Финляндия, 2017 г.

***

Сегодня я получил очередную почту с фотографиями и долго вглядывался в незнакомые мне счастливые лица потомков Шифманов. Возможно, они останутся равнодушными к архивным документам — в конце концов, ведь далеко не все обязаны интересоваться историей семьи. Но, может быть, случится и так, что им очень пригодится информация об их прадеде: нам не дано знать, куда ведут пути, по которым идем.

И, конечно же, думаю о родных бабушки Розы, о её младшем брате Матесе, невольно вспоминая при этом анкету, заполненную им в Ленинграде в 1938 г.: «Проживает ли кто из Ваших родственников за границей. Имеете ли Вы лично с ними какую-либо связь»

Выражаю глубокую благодарность сотрудникам ЦАВМФ (СПб), а также Я. Шифману, Е. Бронштейну, Ф. Лиснянской, А. Климович, Н. Тихоновой , В.Тихонову, О.Хейскинен за помощь в сборе материалов для очерка и Д. Брикману за подготовку фотодокументов к публикации.

(продолжение следует)

Источники

  1. Сайт Еврейского кладбища в Санкт-Петербурге https://jekl.ru/
  2. И. Лиснянский «Семейные прогулки. С берегов Двины на берега Волги»; «Заметки по еврейской истории», №4(222), 2020. http://z.berkovich-zametki.com/y2020/nomer4/lisnjansky/
  3. Сайт «Возвращенные имена. Книга памяти России», раздел «Блокада» (http://visz.nlr.ru/blockade)
  4. Центральный архив военно-морского флота , фонд №246-с/р-1108, опись №3, «Организационно-строевое управление Краснознаменного Балтийского флота», 1889-1940гг.; дело 137 «Шифман Матис Хаймович». https://rgavmf.ru/sites/default/files/opis_pdf/r_1108_3_full.pdf
  5. Е.Бронштейн «Бабушка и дедушка» (рукоп.)
  6. К. Плоткин «Ленинград — зона Холокоста». Интернет-сайт «История еврейского народа» http://jhistory.nfurman.com/shoa/plotkin.htm
  7. В. Цыпин «Евреи в блокадном Ленинграде и его пригородах»; Ridero, 2017. https://bookz.ru/authors/vladimir-cipin/evrei-v-_064.html.
  8. Б.Вишневский «Апостол застоя»; «Новая газета»; 05/06/2008 http://novayagazeta.spb.ru/articles/4313/
  9. Комсомольская характеристика на М.М.Шифмана, 15.06.1961 (Архив семьи Тихоновых)
  10. Служебная характеристика на М.М.Шифмана, 15.06.1961 (Архив семьи Тихоновых)
  11. Похвальный лист младшему сержанту М.М.Шифману (Архив семьи Тихоновых)
  12. И. Лиснянский «Семейные прогулки. Портрет в рамках времени и места»; «Заметки по еврейской истории», №2-3 (221), 2020. http://z.berkovich-zametki.com/y2020/nomer2_3/lisnjansky/
Share

Илья Лиснянский: Семейные прогулки: 2 комментария

  1. Виктор Каган

    Так постепенно шаг за шагом — многотрудные, между прочим, шаги — пишется, складываясь в книгу, отражение истории в семье и семьи в истории. И это не сухая история правителей, армий и проч., не просто всё более Привлекающая внимание нарративная история, значение которой трудно переоценить, а исследование объёмной, многомерной, живой истории человека в жизни и жизни в человеке. Жду продолжений.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

AlphaOmega Captcha Mathematica  –  Do the Math