©"Заметки по еврейской истории"
  январь 2021 года

300 просмотров всего, 3 просмотров сегодня

Две монархии поднялись из развалин империи амаликитян: Израиль и Египет. Израиль, победитель Амалика, получил большую долю: его власть простиралась от Евфрата до Египта, охватывая царства Сирии, Ханаана и Идумеи в самом сердце Аравийского полуострова. Дань приходила в Израиль с севера, востока и юга, и его земля главенствовала в торговых связях между Азией и Африкой и над портами двух главных морских путей — Средиземным и Красным морями.

Иммануил Великовский

ВЕКА В ХАОСЕ
ОТ ИСХОДА ДО ФАРАОНА ЭХНАТОНА

(продолжение. Начало в №1/2015 и сл.)

Предисловие и публикация Марины Магриловой

Глава IV

Храм в Иерусалиме

Тутмос III готовит разрушение империи Соломона

Иммануил ВеликовскийВо время последнего периода своего царствования царица Хатшепсут сделала Тутмоса III своим соправителем на троне. Сначала он играл подчиненную роль: его имя писалось после ее имени; на изображениях его фигура всегда размещалась сзади царицы. Барельефы экспедиции в Пунт изображают молодого принца в виде маленькой фигурки на заднем плане, возносящей курения дереву Амона-Ра. Позже, когда он царствовал один, Тутмос III стал величайшим из завоевателей, когда-либо сидевших на троне Нового царства в Египте.

Он направлял военные экспедиции в Палестину и Сирию. Он покорил эти страны; некоторые из городов были взяты силой, другие склонились перед ним, открыли свои ворота и стали данниками.

Сообщения о его военных успехах, выбитые иероглифами на стенах грандиозного храма Амона в Карнаке, рассказывают о походах в Палестину и Сирию. Перечень ста девятнадцати городов в Палестине высечен три раза на стенах этого храма. Каждый город представлен человеком со связанными за спиной руками, и щит, закрывающий тело этого человека, носит название города, который он символизирует. Другой список, неполный и сохранившийся в одном экземпляре, называет почти триста сирийских городов, также захваченных и также изображенных в виде людей со связанными руками и со щитами на груди.

На барельефе в Карнаке изображены сокровища в золоте, серебре, бронзе и драгоценных камнях, которые Тутмос III привез в качестве добычи из одного из своих походов; ряд других росписей воспроизводит флору и фауну, привезенную им из Палестины в Египет.

Рис.1

Общепризнанным мнением считается, что эти военные кампании должны были происходить в Ханаане, где тогда еще не слышали об израильских племенах. Населенные пункты, названные в перечне городов, рассматриваются как поселения ханаан. Добыча, захваченная после победы, представлена произведениями искусства, процветавшего в Ханаане задолго до израильтян, когда они под предводительством Иисуса Навина пришли в эту землю. Их Исход и их вступление в Ханаан были еще в далеком будущем, когда Тутмос III завоевал Ханаан и Сирию. Порой также говорилось, что если даже израильтяне в его эпоху были организованы в племенной клан, они все еще оставались никому не ведомыми кочевниками на плоскогорье между Евфратом и Нилом.

Тутмос III, покоритель Палестины, был наследником Хатшепсут. Согласно хронологической схеме, представленной здесь, он царствовал в последние годы правления Соломона и во время сына и наследника Соломона Ровоама. Если реконструкция истории, предпринятая в этой работе, верна, победный марш Тутмоса через Палестину должен был происходить в годы, непосредственно следующие за царствованием Соломона, и сообщение об этом должно было быть представлено в Библии. Победы Тутмоса III были триумфальным броском через Палестину, и хроники Иудеи и Израиля не могли, вероятно, их не заметить. Сообщение о них должно было бросаться в глаза.

Потребуется еще раз проверить данную реконструкцию. Отсутствие библейских данных о покорении Палестины египетской армией, вторгшейся под личным предводительством фараона в годы, последовавшие за правлением Соломона, стоило бы считать бесспорным аргументом против нее.

Но такие данные в Библии есть, и они полностью совпадают с надписями Карнака.

Две монархии поднялись из развалин империи амаликитян: Израиль и Египет. Израиль, победитель Амалика, получил большую долю: его власть простиралась от Евфрата до Египта, охватывая царства Сирии, Ханаана и Идумеи в самом сердце Аравийского полуострова. Дань приходила в Израиль с севера, востока и юга, и его земля главенствовала в торговых связях между Азией и Африкой и над портами двух главных морских путей — Средиземным и Красным морями.

Египет, прежнее место рабства, был освобожден от тирании гиксосов израильтянами под руководством Саула. Египет ответил на добро злом. Рассказы о величии Иерусалима, обогащенного победой и торговлей, внушили Хатшепсут желание воочию увидеть это богатство. Тутмос III, в качестве юного принца, или участвовал в этой экспедиции в Землю Бога, или слышал от Хатшепсут о «роскошной земле чудес». И он увидел дары, о которых говорили, что они диковинны. Барельефы Пунта призваны были сохранить свежим в памяти эти впечатления. Он с завистью смотрел на эту землю и на сосредоточенное в ней богатство.

Соломон, имя которого было синонимом мудрого, даже наимудрейшего человека, должен быть обвинен в самых тяжких политических ошибках. В последний период своего царствования строитель храма в Иерусалиме стал почитателем чужих богов и создателем святилищ для них. Сказано, что он выстроил на холмах вокруг Иерусалима жертвенники чужим божествам из-за чужеземных женщин, которых он любил: «…жены его склонили сердце его…» (3-я Книга Царств 11:4).

Соломон рассчитывал через браки с дочерью фараона и с «моавиянками, аммонитянками, идумеянками, сидонянками, хеттеянками» создать в Иерусалиме космополитический центр. Воздвигая святилища чужим богам, он считал, что Иерусалим, как пристанище божеств чужеземных народов, продемонстрирует свою терпимость и что Иерусалим станет сборным пунктом разных религий и культов.

Поскольку египетская принцесса упоминалась как первая из жен Соломона, статуя Амона-Ра, официального верховного бога Египта, должка была находиться среди богов всех соломоновых «чужеземных жен» (3-я Книга Царств 11:5‒8).

Среди настенных рисунков, изображавших экспедицию в Пунт, на тех, что были испорчены зубилом, сохранилось несколько слов надписи, из которых можно понять, что статуя, очевидно бога Амона-Ра, была воздвигнута в Божественной земле[1]. Статуи языческих богов были разрушены последними царями из дома Давида[2] и не могли быть обнаружены в Иерусалиме, но текст двенадцатой главы Третьей Книги Царств, следующий сразу за историей царицы Савской, помогает пролить свет на испорченную надпись.

Иерусалим, с его чужеземными божествами и культами, не стал политическим центром чужих народов, но быстро превратился в объект их политических вожделений. Уже в пророческой сцене экспедиции Пунта сказано от имени бога Амона-Ра: «Это великолепная Земля Бога, это в самом деле место моего восторга. Я создал ее для себя… Я знаю (их), я их мудрый бог, я прародитель Амон-Ра».

Это было написано во времена миролюбивой Хатшепсут. Превращение Иерусалима в святой город для всех народов оказалось роковым для его национальной независимости.

Распад государства был спровоцирован политикой Соломона. В дни Саула и Давида государство достигло независимости. Расцвет императорского могущества оказался недолгим, политический подъем достиг своей кульминации в царствование Соломона, а в конце его царствования начался резкий упадок.

Три соперника поднялись против Соломона, и они начали раздирать на части его государство. Первым из них был Адер Идумеянин[3]. Во времена Давида Адер, тогда еще ребенок, бежал из Идумеи в Египет и позже женился на одной из родственниц фараона. После смерти Давида он вернулся в свою страну. Когда Соломон выстроил порт Ецион-Гавер, земля Идумейская временно пребывала в мире. Адер, противник Соломона в Идумее, преуспел, возбуждая мятеж в своей земле. Связанный с домом фараона и пришедший из Египта, Адер, очевидно, пользовался поддержкой носителя Двойной короны Египта.

Другой противник, Разон, который бежал от властителя своего Адраазара, царя Сувского, стал главарем шайки и правил в Дамаске.

Таким образом, эти два бывших владения амаликитян, Аравия и Сирия, отвернулись от дома Давида. Даже владения двенадцати колен израилевых были разделены, когда Соломон закрыл глаза.

Третий противник Соломона, Иеровоам Ефремлянин, раб и слуга Соломона, которого он сделал «смотрителем над оброчными из дома Иосифова», тайно вынашивал честолюбивые планы о независимости Ефрема. Соломон, вовремя проведав о зарождении заговора, решился убить Иеровоама.

3-я Книга Царств 11:40: «…но Иеровоам встал и убежал в Египет к Сусакиму, царю Египетскому, и жил в Египте до смерти Соломоновой»[4].

Когда Соломон умер, оставив трон своему сыну Ровоаму, заговорщики, вернувшись от царя египетского, были готовы к действиям.

3-я Книга Царств 12:3‒4: «…И послали (его сторонники) за ним и призвали его (Иеровоама, чтобы он вернулся из Египта). Тогда Иеровоам и все собрание Израильтян пришли и говорили Ровоаму, и сказали: «Отец твой наложил на нас тяжкое иго…».

Переговоры закончились восклицанием: «Какая нам часть в Давиде?.. по шатрам своим, Израиль… И разошелся Израиль по шатрам своим». Но города Иуды и Вениамина остались верны Ровоаму.

Ровоам послал Адонирама, который руководил сбором податей, и «все Израильтяне забросали его каменьями» (3-я Книга Царств 12:18). «И восстал Израиль против дома Давидова» (3-я Книга Царств 12:19). Ровоам собрал воинов Иуды и Вениамина, чтобы сражаться против Израиля, но пророк Самей призвал всех людей вернуться в свои дома и не сражаться против своих братьев (2-я Книга Паралипоменон 11:2‒4).

Иеровоам построил Сихем на горе Ефремовой и построил Пенуил; чтобы помешать народу ходить в Иерусалим для жертвоприношений, он установил изображения чужеземных божеств в Вефиле и Дане (3-я Книга Царств 12:28‒29), двух древних святилищах Израиля, которые были святыми местами задолго до того, как Иерусалим был завоеван Давидом.

В северном царстве Иеровоам ввел как официальный культ почитание тельцов, что может иметь нечто общее с египетским культом быка Аписа. Он получил политическую власть от могущества фараона, для чего вынужден был отделить Израиль от Иудеи. С самого начала он был политическим и культурным вассалом Египта. Пророк Самей мог слышать позади Иеровоама шаги его хозяина. Борьба между Иудеей и Израилем полностью совпадала с планами Тутмоса III.

Летописи Тутмоса III после сообщения даты первого победоносного похода, расширившего границы Египта, повествуют (Летописи Карнака): «Теперь, когда азиаты впали в междоусобицы, каждый человек воюет против своего соседа».

Победа над врагом, ослабленным внутренними распрями, не очень почетный триумф. Почему же тогда летописи упоминают об этом раздоре в землях врагов фараона? Задачей самого Тутмоса III было подготовить разъединение, восстановив одну часть населения против другой; следовательно, это сообщение не лишает его права на лавры[5].

Ровоам чувствовал опасность. Он бросился воздвигать стены вокруг городов и к тем, которые были укреп-

лены еще при его отце Соломоне и деде Давиде, он добавил Вифлеем, Ефам, Фекою, Геф, Вецфур, Сохо, Одоллам, Марешу и другие крепости[6].

Четыре года промелькнуло со времени смерти Соломона, а фараон уже направился на север.

Тутмос III вторгается в Палестину

Рис. 2

Тутмос III продвигался к дельте восточного устья Нила; через девять дней он прошел через треугольный полуостров в Газу, двигаясь по старой военной дороге[7]. В прибрежной низине он устроил совещание со своими воинами и решил двигаться через узкий проход в Мегиддо (Микти). Мегиддо был одним из главных провинциальных городов Соломона (3-я Книга Царств 4:12), упоминавшихся вместе с Фаанахом как резиденции губернаторов. Это была крепость, закрывавшая проход с юга от Кармила в долину Изрееля. Проводя военный совет, Тутмос III сказал следующее:

«Этот вредоносный враг (предводитель) из Кадеша явился и вошел в Мегиддо; он здесь находится и в данный момент»[8].

Кем был предводитель (царь) Кадеша, который явился защищать этот укрепленный пункт? Он не назван по имени, И где находился этот Кадеш? Мы проследим события следующих нескольких дней, и тогда эти вопросы вновь будут заданы.

Южный фланг египетской армии находился в Фаанахе; армия прошла через Аруну и вышла на берег ручья Кина.

«Приготовьте ваше оружие! ибо мы отправимся сражаться с этим зловредным врагом утром!». Царь отдыхал в царском шатре… стражник армии расхаживал повсюду, повторяя: «Укрепитесь сердцем! Укрепитесь сердцем! Бдительность! Бдительность!» … Рано утром всей армии была дана команда двигаться»[9].

Царь ехал в колеснице из электрума (сплав золота с серебром) в центре своей армии, один фланг которой был у ручья Кина, а другой — к северо-западу от Мегиддо. Египетская армия одерживала победу:

«Когда они увидели, что его величество побеждает их, они бежали в Мегиддо, в страхе, бросая своих коней и колесницы из золота и серебра… Теперь, если только армия его величества не вознамерится грабить имущество врага, она может (захватить) Мегиддо (Микти) в этот самый момент, когда зловредный враг из Кадеша и зловредный враг из этого города в спешке бегут, чтобы загнать их в этот город. Страх перед его величеством вошел в их сердца»[10].

Содержащееся выше объяснение дано, чтобы оправдать бегство царя Кадеша, который не был взят в плен.

«Победоносная армия его величества пошла, считая свои трофеи… Вся армия устроила праздник»[11].

Осада Мегиддо началась. Хотя город был укреплен массивной стеной, гарнизон был неспособен выдержать долгую осаду против армии фараона и капитулировал. «Вот вожди этой страны пришли платить дань».

Египетская армия захватила еще три города. В летописях описание завершения этой кампании отсутствует, но может быть реконструировано. Результатом этой первой кампании было завоевание укрепленных городов, как ясно из цитировавшихся летописных фрагментов; порабощение всего края, включавшего сто девятнадцать городов, список которых открывал Кадеш, как явствует из «барельефа городов» в Карнакском храме; на стене Карнака изображена также богатая добыча — драгоценные сосуды.

Самый важный вопрос оставался нерешенным. Где находился город Кадеш? Кто был царем города Кадеша — такой вопрос даже не ставился.

Как найти имя царя некоего города, местоположение которого неизвестно, жившего за сотни лет до Иисуса Навина, если в египетских летописях он не упоминается?

Второй вопрос, интригующий исследователей, состоит в следующем: как название Иерусалима, или Салема, или Иевуса, как он назывался прежде, было исключено из самого полного списка городов Палестины, списка, содержащего, как кажется, все более или менее значительные города в доизраильской Палестине?

Третья загадка — изысканная форма сосудов, захваченных во время этой военной кампании и демонстрирующих чрезвычайно высокий уровень мастерства; поистине удивительно обнаружить, что нецивилизованные народы эпохи ханаан были столь искусны в ремесле.

На основе документальных надписей и барельефов Карнака можно подумать, что ханаане были непревзойденными мастерами работ по металлу и что Иерусалим избег участи соседних городов; но местонахождение Кадета оставалось предметом научных споров.

Царь Кадеша явился в Мегиддо, чтобы защищать его от египетского фараона; крепость пала; ему удалось бежать; но во время той же самой военной кампании был покорен и его город.

Кадеш в Иудее

Историки заявляют, что им известен знаменитый Кадеш, который они размещают на берегу Оронта в северной Сирии. Но в перечне Тутмоса III Кадеш назван первым среди ста девятнадцати палестинских (а не сирийских) городов; на втором месте Мегиддо, арена битвы; а другие сто семнадцать городов следуют за ними. Этот Кадеш не мог быть городом в Сирии, ибо во время палестинской компании Тутмос не дошел до Оронта. Был один Кадеш в Галилее, Кадис Неффалимов, упомянутый несколько раз в Библии. Но для чего было помещать Малозначащий палестинский городок в начале списка, как раз перед Мегиддо? Это породило догадки.

Согласно одной из гипотез, город, о котором идет речь, был Кадисом Неффалимовым[12]; согласно другой гипотезе, Кадеш стоял на Оронте[13]. И каждая из теорий должна была придерживаться какого-то объяснения того факта, что город, находящийся за пределами Палестины, или некий мелкий палестинский городок были поставлены первыми в списке палестинских городов, где скорее можно было бы ожидать названия столицы земли.

Было выдвинуто предположение, что первое название в палестинском списке на принадлежало перечню, а было добавлено позже[14]. Это в высшей степени невероятно, особенно если допустить, что интерполяция (если она была) проведена на всех трех копиях. Или, как было сказано, в виду имелся галилейский город, но скульптор ошибочно принял его за знаменитый Кадиш на Оронте и по причине этой ошибки поставил его на первом месте[15].

Эти теории встретили противодействие. Палестинские списки были составлены сразу после возвращения с палестинской кампании и перед сирийской кампанией. В это время не было никакого резона путать города[16]: несомненно, список был выполнен под личным контролем Тутмоса III и проверен его чиновниками.

Современная этим событиям история Иудеи вполне ясно и коротко сообщает:

2-я Книга Паралипоменон 12:2‒4: «На пятом году царствования Ровоама, Сусаким, царь Египетский, пошел на Иерусалим… С тысячью и двумястами колесниц и с шестьюдесятью тысячами всадников; и не было числа народу, который пришел с ним из Египта, Ливиянам, Сукхитам и Ефиоплянам; и взял укрепленные города в Иудее, и пришел к Иерусалиму».

Завоевание укрепленных городов военными силами относится к началу летописей Тутмоса III, которые сохранились. Второй этап — это поход на столицу.

Иерусалим, против которого выступил фараон, и должен был быть городом Кадишем. Это ответ сразу на два вопроса: почему Иерусалима кет в списке Тутмоса III и где находился царский город Кадиш.

Назывался ли где-нибудь Иерусалим Кадишем? Много раз на протяжении всей Библии. «А дочь фараонову перевел Соломон из города Давидова… ибо он Kadesh (свят)[17]. В псалмах Бог говорит: «Я помазал Царя Моего над Сионом kadesh (святою) горою Моею»[18].

Иоиль призывал народ: «Трубите трубою на Сионе и бейте тревогу на kadesh (святой) горе»[19]. Он также говорил: «Тогда узнаете, что Я — Господь Бог ЕЭШ, обитающий на Сионе, на [kadesh] (святой) горе Моей»[20]. Исайя говорил о народе Иерусалима: «…ибо они зовут себя из города Кадеш». Он пророчествовал о том дне, когда Бог «соберет все народы и языки… И представят всех братьев… от всех народов… на kadesh (святую) гору Мою, в Иерусалим[21]». Даниил молился: «…да отвратится гнев Твой и негодование Твое от града Твоего, Иерусалима, от (святой) горы Твоей»[22], kadesh (святого) города твоего[23]». И Неемия писал: «…а прочие из народа бросили жребии, чтобы одна из десяти частей их шла на жительство в kadesh (святой) город Иерусалим»[24].

«Святая Земля» и «Святой Город» — это названия, даваемые Палестине и Иерусалиму с давних времен, и не только в Библии, но также и в египетских надписях (Земля Бога, Кадеш) сохранились тому свидетельства.

Название Кадеш использовалось для обозначения Иерусалима не только в еврейских текстах. Названия самых малоизвестных арабских поселений были тщательно изучены специалистами в области Библии, пытавшимися определить местоположение древних городов, но арабского названия Иерусалима они не заметили: это эль-Кудс (Святой или Святость).

Кадеш, первый из палестинских городов, был Иерусалимом. «Зловредный враг», царь Кадеша, — это Ровоам. Среди ста девятнадцати городов было много таких, которые ученые не рискнули опознать: они были построены после того, как Израиль уже обосновался в Ханаане. Древность приписывалась другим городам, которые на нее не претендовали.

Города, вокруг которых были возведены Ровоамом (2-я Книга Паралипоменон 11:5 и далее) стены, могут быть обнаружены в египетском списке[25]. Вполне вероятно, что Ефам — это Itmm, Вецфур — это Bt, Сохо — Sk[26]2. Это еще одно новое поле научных поисков: исследование списка палестинских городов Тутмоса III на основе сравнения их названий с названиями городов в царстве Иудея. Работа будет плодотворной.

В конце предшествующего раздела мы покинули Тутмоса III под стенами Кадеша-Иерусалима. Крепости земель к востоку от Иерусалима пали; мощнейшая из них, которую защищал сам царь иерусалимский, открыла свои ворота, после того как царь и его свита бежали и вернулись в Иерусалим.

2-я Книга Паралипоменон 12:5: «…князьям Иудеи… собрались в Иерусалиме, спасаясь от Сусакима».

Только за несколько лет до этих событий страна раскололась надвое. Иудея, ослабленная отделением северного царства, была неспособна защитить себя.

Пророк Самей, который четыре года назад предупреждал чтобы народ не ввязывался в братоубийственную войну, пришел к царю и к князьям Иудеи с гневным посланием от Бога, оставленного народом Иерусалима. Царь и князья смирились, и царь сказал: «Праведен Господь!». Тогда Самей явился с новым посланием.

2-я Книга Паралипоменон 12:7: «и далее: …и вскоре дам им избавление, и не прольется гнев Мой на Иерусалим рукою Сусакима; однако же они будут слугами его…

Поскольку они не захотели быть слугами Бога, им предстояло стать слугами земного царства. Это было сказано от имени Бога. И египетский царь со своею армией, который в Мегиддо «возносил хвалу Амону за победу, которую он даровал своему сыну», наверняка повторил свою хвалу у стен Иерусалима.

После падения «огороженных стенами городов, которые принадлежали Иудее», Иерусалим открыл свои ворота без всякого сопротивления. «И смирились князья Израиля и царь», и Божий гнев «не пролился на Иерусалим рукою Сусакима». Город не подвергся штурму.

Нет никаких сообщений о штурме Кадеша Тутмосом III. Но Кадеш в Палестине сдался Тутмосу III, и его название открывает перечень палестинских городов, захваченных им. Смирение князей Иудеи после падения Мегиддо описано также и Тутмосом III в следующих словах:

«И вот предводители этой страны пришли отдать дань, подчиниться славе его величества, молить о насущном, потому что велика сила, безмерна слава его величества»[27].

О «великой силе» часто упоминалось в еврейских текстах: «с тысячью и двумястами колесниц и с шестьюдесятью тысячами всадников; и не было числа народу, который пришел с ним из Египта, Ливиянам, Сукхитам и Ефиоплянам».

Негодующий Бог унизил Иерусалим, который воздвиг статуи египетским, сидонским и другим божествам на холмах вокруг Иерусалима; вскоре бог с головой тельца получит все великолепие от храма Соломона и станет обладателем всех сокровищ.

2-я Книга Паралипомгнон: «И пришел Сусаким, царь Египетский, в Иерусалим, и взял сокровища дома Господня и сокровища дома царского; все взял он, взял и щиты золотые, которые сделал Соломон».

Там оставался Ковчег Завета, бесценная вещь, реликвия пустыни, вместе с каменными скрижалями. Был ли Египет беден на древних обелисках?

Сосуды и убранство соломонова храма

Сокровища, привезенные Тутмосом III из Палестины, воспроизведены на стене храма в Карнаке.

На барельефе в десять рядов изображается легендарное богатство Соломона. Здесь изображения различных произведений искусства, убранства, сосудов и утвари храма, дворца, а возможно, и святилищ для чужеземных божеств. Под каждым предметом имеется цифровой знак, указывающий, сколько подобных предметов привез египетский царь из Палестины: каждая насечка означает один предмет, каждая спираль — сто образцов одной и той же вещи. Если бы Тутмос III захотел прихвастнуть и выставить всю добычу из храма и дворца в Иерусалиме, представляя каждый предмет отдельно вместо того, чтобы использовать числовую систему, то это заняло бы стену длиной в милю, да и то вряд ли хватило бы. На верхних пяти рядах представлены изделия из золота; в следующих рядах серебряные изделия чередуются с золотыми и с драгоценными камнями; бронза и полудрагоценные камни находятся в нижних рядах.

Богатство, накопленное народом на протяжении столетий производительного труда, оседлой жизни в Палестине, добыча, захваченная Саулом и Давидом в их военных походах, добыча из города амаликитян Авариса, все, что приобретено от торговли между Азией и Африкой, золото из Офира, дары царицы Хатшепсут (Савской) — все стало достоянием Тутмоса III. Работы Хирама от колена Неффалимова воспроизведены на стенах храма в Карнаке. Хирам и его подручные были искусными ремесленниками, и рука их царственного хозяина, Соломона, щедро снабжала их драгоценными металлами и камнями[28]. Образцы мастерства ремесленников Давида также должны быть обнаружены на этой выставке, ибо 3-я Книга Царств 7:51: «…И принес Соломон посвященное Давидом, отцом его: серебро и золото и вещи отдал в сокровищницы храма Господня».

Священные предметы, изготовленные древним мастером Веселеилом, сыном Урии[29], тоже должны быть, здесь представлены.

Кропотливая идентификация предметов, изображенных в храме Карнака, и тех, что описаны в Книгах Царств и в Хрониках, требует длительных исследований и может быть осуществлена с помощью слепков с барельефов Карнака. Следующий короткий экскурс не претендует на полноту и точность: это только попытка.

Однако она продемонстрирует идентичность добычи Тутмоса III и той, что была вывезена из Иерусалима египетским царем во времена Ровоама, сына Соломона.

Значительная часть добычи Тутмоса III состояла из предметов религиозного культа, взятых из храма. Это были алтари для сожжения жертвоприношений и курений, столы для жертвоприношений, сосуды для жидких даров, сосуды для священного масла, столы для ритуальных хлебов и подобные же вещи в большом количестве. Нет сомнения, что Тутмос III ограбил необычайно богатый храм.

Предметами, вывезенными Сусакимом из Иерусалима, были сокровища Храма Соломона и царского дворца (2-я Книга Паралипоменон 12:9).

На барельефе Карнака Тутмоса III изображено подношение некоторых предметов богу Амону: эти предметы — часть добычи, которую царь посвятил храму Амона и передал египетским жрецам. Эта картина не представляет всю добычу Тутмоса III. Он выбрал для египетских храмов то, что позаимствовал из чужеземного храма, и в этой коллекции «искусных изделий» необходимо отыскать предметы, перечисленные в Книгах Царств и в хрониках как принадлежность Храма.

На стенах комнат захоронения визирей Тутмоса сокровища изображены в процессе их перевозки из Палестины. Кроме произведений искусства, знакомых по сцене подношения даров Амону, здесь есть и другие предметы, скорее всего из дворца. Они были переправлены во дворец фараона и в дома его фаворитов.

Библейские книги содержат детальный отчет об убранстве и сосудах исключительно Храма. К счастью, отделение сакральных предметов в сцене посвящения Амону упрощает задачу опознания.

Использованные металлы и стиль исполнения будут кратко сопоставлены по еврейским и египетским источникам. Материал, из которого изготовлены предметы, определяется с учетом надписей на барельефе: они были сделаны из трех разных металлов, которые переводятся как золото, серебро и бронза. Металлы, применявшиеся для сакрального убранства и сосудов в Храме Соломона, были золотом, серебром и бронзой («brass»). «Искусные изделия» были изготовлены с использованием каждого из этих металлов.

Часто один предмет представлен на барельефе как золотой, а другой, такой же точно формы, как бронзовый. Об изготовлении идентичных предметов как из золота, так и из бронзы постоянно упоминалось в Книгах Царств и в Книгах Паралипоменон.

Когда золото использовалось для сосудов и утвари Храма Соломона, оно было слитком[30] или золотыми пластинками, прибитыми к дереву[31]. Изображение предметов в Карнаке сопровождается пояснениями «золотой» или «по крытый золотом».

В тот период, когда Израиль не имел постоянного места для отправления религиозного культа, Ковчег Завета и другие сакральные предметы переносились с места на место и иногда брались в военные походы. Чтобы облегчить транспортировку, оборудование молельни делалось с кольцами и шестами[32].

Старое убранство молельни было размещено в храме Соломона[33] и унесено в период правления его сына фараоном и его армией. Ковчег Завета, однако, не был взят и остался в Храме до вавилонского пленения[34]. Это был, вероятно, образец для других переносных священных реликвий, которые использовались в огороженных святилищах в Бетеле, Шилохе, а потом в Иерусалиме. Во втором и седьмом ряду барельефа в Карнаке изображены различные изогнутые в форме арки сундуки с кольцами по углам и шестами для транспортировки. «Золотой венец по кругу» был древним иудейским орнаментом для столов и алтарей[35]. Такой орнамент виден на золотом алтаре во втором ряду (9) настенной росписи, а также на медном алтаре в девятом ряду (177)[36].

Любимым орнаментом на сосудах была shashana, что переводится как «лилия» (лотос).

3-я Книга Царств 7:26: «…и края его (литое море), сделанные подобно краям чаши, походили на распустившуюся лилию».

Мотив лотоса часто повторялся на сосудах, воспроизведенных на стене Карнака. Фиал в форме лотоса изображен в золоте (10), в серебре (121) и в цветном камне (малахит?) (140). Ободок из лилий можно видеть на многообразных сосудах (35, 75, 175), это очень необычный тип орнамента, встречавшийся только в библейских перечнях и на барельефе Тутмоса III.

Бутоны среди цветов («чашечки его и цветы его»[37]) также часто использовались как орнамент сосудов. Этот мотив появляется на вазе (195) в нижнем ряду стены Карнака, а также в пятом ряду (75).

Из фигур животных в качестве декоративных мотивов Храма в Иерусалиме упоминались львы и быки (3-я Книга Царств 7:29 и 36). На стене Карнака изображаются львиные головы (20, 6)) и голова быка, которую можно определить как орнамент чаши для питья (132).

Боги часто изображались в египетских храмах в непристойных позах. Среди священных предметов, воспроизведенных на барельефе Карнака, нет ни одного фаллической формы, и вообще отсутствуют изображения богов. Несколько голов животных (львов) с признаками фаллоса на лбах и голова ястреба выполнены на крышках некоторых сосудов. Эти сосуды могли быть доставлены из дворца, который Соломон выстроил для своей египетской жены.

Идолы тогда еще использовались в языческих богослужениях. Сотни священных предметов, представленных на барельефе, явно не принадлежали языческому культу. Они скорее, подразумевают культ, где приняты жертвоприношения, курения, ритуальная пища, но не почитаются идолы. Храм Кадеша-Иерусалима, ограбленный Тутмосом III, был богат предметами религиозного культа, ко полностью лишен изображений богов.

Алтари и сосуды Храма Соломона один за другим могут быть идентифицированы на стеке Карнака.

В Храме Соломона находился золотой жертвенник (3-я Книга Царств 7:48; 2-я Книга Паралипоменон 4:19). Это был единственный в своем роде алтарь. Во втором ряду на барельефе изображен алтарь с венцом по краю, — частично поврежденный, но частично ясно различимый (9). Надпись гласит: «Большой алтарь». Он был сделан из золота.

Другой алтарь в Храме Иерусалима был из бронзы; он был квадратный и очень большой[38]. В девятом ряду барельефа в Карнаке изображен алтарь из бронзы, очертания которого напоминают тот самый золотой алтарь. Надпись гласит (177): «Большой алтарь из «лат. слово там же» (бронзы)». Поскольку высота его равна ширине, этот алтарь не соответствует описанию алтаря, упомянутого во Второй книге Паралипоменон, поскольку в ширину он был наполовину больше, чем — в высоту. Однако та первой главы Второй Книги Паралипоменон мы узнаем, что среди священных предметов в Храме Иерусалима находился еще один медный жертвенник, изготовленный Веселеилом.

Рядом с алтарем находился стол «для подношения хлебов» (3-я Книга Царств 7:48; 2-я Книга Паралипоменон 4:19). Хлеба, очевидно, были не из муки, а из золота и серебра. В Книге Исхода[39] сказано, что хлеба предложения были изготовлены Веселеилом, который был золотых дел мастером. Хлеба предложения изображены на барельефе Карнака в форме конуса. Конус в седьмом ряду (138) сопровождается таким пояснением: «Белый хлеб». Этот хлеб был из серебра. Тридцать золотых конусов (48) и двадцать четыре конуса из цветного камня (малахит) (169), идентичных по форме серебряному конусу, также изображали хлеба предложения.

«Светильник с лампадами» (2-я Книга Паралипоменон) был сверкающим изделием с лампадами, подвешенными, как цветы. Цифрами 35, 36, 37 и 38 на стене обозначены светильники с лампадами. Один из них (35) имел три лампады в форме лилий с левой стороны и три с правой. Другие светильники (37, 38) имеют по восемь лампад с левой и с правой стороны. Светильник с лампадами, изготовленный Веселеилом для молельни, имел по три лампады слева и справа[40]. Он был наподобие миндального цветка с плодами и цветком на ветвях.

Более поздняя форма демонстрирует предпочтение семи лампадам по обе стороны стебля.

Кроме светильников с лампадами, упоминалось и о других. В Книгах Царств описывалось, что они были украшены цветами (3-я Книга Царств 7:49). Такую форму можно видеть в третьем ряду барельефа (25, 26, 27 и28). Светильник имеет форму стебля с созвездиями лотосов.

Рядом с алтарем, столами для предложений хлебов и светильниками находились столы для жертвоприношений.

Исход 35:13: «Стол… и все принадлежности его».

37:16: «…сосуды, принадлежащие к столу: блюда, кадильницы, кружки и чаши, чтобы возливать ими, из чистого золота».

Стол, как и посуда, был из золота (3-я Книга Царств 7:48). «Столы жертвоприношений» в третьем ряду (из золота) и в седьмом ряду (из серебра) имели подставки для сосудов: три плоских блюда, три широких чаши, три горшка, один поднос. Множество столов из золота, серебра и бронзы воспроизведено на барельефе. Оснащение Храма включало также «крючки и все инструменты» (2-я Книга Паралипоменон 4:16). В третьем ряду на стене Карнака, около стола жертвоприношений, и в том же самом ряду с левой стороны, изображены крючки, ложки и другая утварь (30, 31, 32, 33, 43, 44); кувшины появляются в большинстве рядов, но особенно во втором и в шестом (из золота).

В Храме Иерусалима находились «жертвенник для курений, и шесты его, и елей помазания» (Исход 35:15). Поскольку в Библии не дано детального описания формы этого жертвенника, могут учитываться различные предметы в форме жертвенника, которые подходят для курений. Выходил ли дым горящих курений через украшенные орнаментом отверстия? Горели ли курения на блюде, установленном на подставке (41, 181)? Сосуды, содержащие елей помазания, изображены у подножия жертвенника (41); над изображениями в нижнем ряду (197‒99) написано: «Алебастр, наполненный святым елеем помазания для жертвоприношений».

Золотые щипцы использовались в Храме Иерусалима для разноса благовоний во время службы (2-я Книга Паралипоменон 4:22; 3-я Книга Царств 7:50). Маsrек по-еврейски означает кадильница или сосуд, который извергает жидкость. Упоминалось, что такие кадильницы имелись в Храме Соломона (3-я Книга Царств 7:50; 2-я Книга Паралипоменон 4:22). Среди сосудов, изображенных на стене Карнака, есть один или два своеобразной формы. Сосуд в пятом ряду (73) имеет два боковых отверстия и украшен фигурами животных. Отверстия соединены с сосудом фигурами двух животных (львов?), вытянутыми к отверстиям; вдоль отверстий фигурки грызунов, по две вверху и внизу; на вершине сосуда расположены амфибии (лягушки). Для современных кадильниц подобный орнамент не был необычным. Особенно характерны для них фигурки лягушек. Носы и рты животных, изображенных на сосуде, могла быть использованы для разбрызгивания благовоний или воды. Находящийся рядом предмет тоже скорее всего кадильница.

Сто золотых чаш было изготовлено Соломоном для Храма (2-я Книга Паралипоменон 4:8). Девяносто пять золотых чаш изображено в шестом ряду стены; шесть более крупных чаш нарисованы отдельно.

Стены и пол Храма Соломона были «выложены золотом» и «украшены драгоценными камнями» (2-я Книга Паралипоменон 3:5—6; 3-я Книга Царств 6:28 и далее). Фараон, который «взял все», не оставил это золото и эти камни на стенах. Некоторые из них были превращены в ювелирные изделия, и надпись (над 63‒65) гласит: «Золото и различные драгоценные камни его величество отдал в переработку». Другое золото было взято в виде слитков и цепей (23, 25). Есть упоминания о том, что в Храме Соломона имелись золотые цепи (2-я Книга Паралипоменон 3:16): «И он сделал цепи».

Тридцать три двери представлены в нижнем ряду барельефа и надпись сообщает, что они изготовлены из «отбитой меди» (190).

2-я Книга Паралипоменон 4:9: «И сделал священнический двор, и большой двор, и двери к двору, и вереи их обложил медью[41]».

Щиты из «отбитого золота» были названы среди трофеев фараона (2-я Книга Паралипоменон 9:15). Эти триста щитов, вместе с двумястами золотыми щитками из золота (2-я Книга Паралипоменон 9:15, 16) не были частью убранства Храма; они принадлежали «дому из ливанского дерева». В седьмом ряду на стене имеются три диска, обозначенные номером 300, что означает количество в триста предметов. Металл, из которого они сделаны, не называется; некоторые предметы в этом ряду серебряные, но следующий предмет имеет надпись, указывающую, что он сделан из золота.

Большое «медное море» и бронзовые подставки (3-я Книга Царств 7:23; 2-я Книга Паралипоменон 4:2) не были унесены фараоном (4-я Книга Царств 25:16). Среди предметов, захваченных позже Навузарданом, сподвижником Навуходоносора, были «столбы числом два, море одно и подставы, которые сделал Соломон в дом Господень»[42].

Ефод верховного жреца (воротник с нагрудником) не упоминается в Библии, в числе добычи фараона, и его могли не взять. Но дорогие жреческие облачения были увезены. В четвертом раду представлены богатые воротники, некоторые с нагрудниками; они предназначались в. дар жрецам Амона.

На барельефах Карнака представлен великолепный и до деталей точный перечень сосудов и утвари Храма. Соломона. Он гораздо более детализирован, чем единственный барельеф на арке Тита в Риме, изображающий светильник и несколько сосудов из второго Храма, привезенных в римскую столицу ровно через тысячу лет после того, как первый Храм был разграблен египтянами.

Зоологические и ботанические коллекции из Палестины

Тутмос Ш преуспел в своих планах. Царство Давида и Соломона было разделено; Иудея покорилась власти Египта. Морская база в Ецион-Гавере уже не контролировалась Иудеей. Морские экспедиции израильтян вместе с матросами из Тира и Сидона уже не проводились.

Мегиддо, который стоял на дороге между Иерусалимом и Сидоном, стал главной египетской крепостью в Сирии-Палестине. Сидоняне, которые помогали гарнизону Мегиддо, возможно, в качестве наемников, после его поражения попытались спасти свою независимость. Яффа сдалась военачальнику Тутмоса III; финикийский флот (или часть его) был захвачен Тутмосом III[43] несколько лет спустя. Северное царство Израиль, управляемое царем-марионеткой, игрушка в руках фараона, не нуждалось в том, чтобы его завоевывали. Иеровоам пришел из Египта, где он готовился для осуществления своей цели. Следовательно, вполне логично ожидать, что земля Израиля добровольно вознамерилась платить дань Тутмосу III.

Меньше чем за пять месяцев — если быть точным, то за сто сорок восемь дней — палестинская кампания была завершена. На следующий год Тутмос III вернулся в Палестину с инспекторской поездкой и собрал дань. В Палестине фараон взял одну из царских дочерей в качестве одной из своих жен[44] и привез ее домой вместе с золотыми драгоценностями, лазулитом и свитой из тридцати рабов; он привез также лошадей, колесницы, сделанные из золота или электрума, быков и мелкий скот, подносы из золота, «которые нельзя было взвесить», много серебра, 823 кувшина с благовониями, 1718 кувшинов с медовым вином, слоновую кость, ценные породы дерева, «всю роскошь этой страны».

В следующем году («год 25») фараон вернулся в Палестину с инспекцией. На этот раз он посетил Северную Палестину (Верхний Рутену). По пути он восхищался садами Иудеи, земли Вениамина и Ефрема. Многие из этих садов, поражающие красками, формами и благоуханием, были перевезены в Египет.

«Все растения, которые растут, все цветы, что есть в Земле Бога, были найдены его величеством, когда его величество ехал в Верхний Рутену»[45].

Как и на барельефах Пунта при Хатшепсут, эта страна называется Землей Бога (Божественной землей). Вслед за мирной экспедицией Хатшепсут, когда на почву Египта было перенесено только тридцать одно ладановое дерево, Тутмос III, отправившийся собирать дань, вывез целые ботанические коллекции. Эти коллекции воспроизведены на стенах храма в Карнаке и демонстрируют разнообразные и специфические формы палестинской флоры, существовавшей примерно двадцать восемь с половиной веков назад. Были вывезены и зоологические коллекции; надписи о них не упоминают, но на барельефах среди растений появляются и фигуры животных.

«Его величество сказал: «Я клянусь любовью ко мне Ра, благоволением отца моего Амона, что все это происходило в действительности».

Глядя на эти изображения, мы вспоминаем, что было сказано о Соломоне, царской прихотью которого было собирание и изучение растений и животных. 2-я Книга царств 4:33: «И говорил он о деревах, от кедра, что в Ливане, до иссопа, вырастающего из стены; говорил и о животных, и о птицах, и о пресмыкающихся, и о рыбах».

Ботаники[46] определили среди растений, привезенных Тутмосом III, голубой лотос, винное дерево, гранатовое дерево, драконовое дерево, аронник, ирис, хризантемы, а также кукурузу и мандрагору, различные сорта сосны и разновидность «дынного дерева». Многие из растений при этом вообще не могут быть идентифицированы[47].

Кажется вполне очевидным, что различные виды флоры, изображенные на барельефе Карнака, имеют не чисто палестинское происхождение. Как же тогда объяснить присутствие этих растений среди тех, которые привезены Тутмосом III из Палестины?

«Возможно, удвоенное географическое обозначение, Палестина и Божественная земля, могло быть объяснено тем фактом, что часть растений действительно прибыла из Земли Бога. Может быть сделана еще одна попытка объяснения наличия этих растений: князья из разных стран посылали послов с подарками фараону во время его военных экспедиций»[48].

Второе предположение кажется странным; не принято, чтобы из чужеземных стран воинам, совершающим завоевательный поход, присылались растения и животные. Первое предположение содержит догадку с целью избегнуть отождествления Палестины с Землей Нога.

Как уже было сказано, часть цветов и других растений, по-видимому, не палестинского происхождения, и некоторые из них вообще не могут быть идентифицированы. Поскольку контуры выведены очень аккуратно, был сделан следующий вывод: «Эти растения, редкие во времена Тутмоса Ш, в наше время не существуют».

У Соломона были деревья, привезенные на кораблях из стран, лежащих на расстоянии почти годового пути. Неудивительно, что среди добычи Тутмоса Ш оказались растения, неизвестные в Палестине ныне; они были неизвестны и на юго-восточной оконечности Средиземного моря даже во времена Тутмоса III. Об этом свидетельствует то обстоятельство, что фараон привез их домой из военного похода и изобразил на стенах храма в Карнаке, подобно сокровищам из золота и серебра. Хотя эти растения и выращивались в Палестине, они были экзотическими и редкими.

Среди растений — вырезанные фигурки животных. Лучше всего представлена дичь. Один зоолог узнал здесь много разновидностей птиц, но некоторые показались ему фантастическими выдумками скульптора[49], так как они неизвестны на Востоке. Мы знаем, что корабли из Фарсиса везли павлинов (3-я книга Царств 10 22; 2-я Книга Паралипоменон 9:21); наверняка Соломон коллекционировал не одну разновидность птиц. И это его зоологический сад был вывезен фараоном в Египет, так же как сокровища его Храма и дворца.

Сегодня на барельефах Деир-зль-Бахри и Карнака мы можем внимательно рассматривать людей Иудеи эпохи Соломона, животных и растения, которые они выращивали, и предметы, которыми они дорожили.

Генуват, царь Идумеи

Идумея, подобно Израилю, управлялась наместником, назначенным фиванским царем. Адер, идумеянин, имел сына от сестры Тахпенесы, жены царя Аамеса, и его имя было Генуват. 3-я Книга Царств 11:20; «И родила ему сестра Тахпенесы сына Генувата. Тахпенеса воспитывала его в доме фараоновом; и жил Генуват в доме фараоновом вместе с сыновьями фараоновыми».

Адер вернулся в Идумею во времена Соломона после смерти Иоава[50]. С тех пор прошло около сорока лет. Генуват, его сын, был теперь вассалом царя Идумеи; он жил или в Египте, или в Идумее.

Дань с его земли тоже должна была отправляться египетской короне; не было нужды посылать военную экспедицию, чтобы покорить Идумею. Когда Тутмос III вернулся из одной своей инспекторской поездки в Палестину, он. обнаружил в Египте дань, доставленную, курьерами из земли «Генувати», которая не должна была быть покорена военной силой.

«Когда его величество приехал в Египет, посланники Генувати пришли принести свою дань»[51].

Она состояла из мирры, «негров для поручений», быков, скота, не считая сосудов, отделанных слоновой костью, эбонитом, и шкур пантер.

Что собой представлял народ Генувати? Едва ли стоит гадать, если иметь в виду это необычное название. Народ Генувати был народом Генувата, своего царя, современника Ровоама.

За год до этого, на седьмой год после военного похода в Мегиддо и Иерусалим, Тутмос III., используя свою крепость в Мегиддо как базу и с помощью флота, захваченного у сидонеян, совершил бросок на север, в Аркад.

«Возвращаясь в Египет, он взял с собой детей местных принцев, чтобы воспитать их в дружеском отношении к Египту, чтобы их можно было со временем послать назад, для замены старого враждебного поколения сирийских принцев»[52].

«Вот дети предводителей и их братья привезены, чтобы пребывать в крепостях Египта. Теперь если кто из этих предводителей умрет, его величество поручит его сыну занять его место»[53].

Это политика, подобная той, которая применялась по отношению к Адеру и Генувату, идумеянам.

Принцесса Ано

О греческом переводе Ветхого завета — Септуагинте — созданном в Александрии в Египте в третьем веке до нашей эры, обнаружена информация о том, что когда Иеровоам услышал в Египте о смерти Соломона, он сказал на ухо царю Египта: «Позволь мне уйти, и я отправлюсь в свою землю». И Сусаким дал Иеровоаму в жены Ано, старшую дочь Телькемины, своей собственной жены. Она была величайшей среди дочерей царя и родила Иеровоаму Абияха[54]. Информация эта исключительно важна, потому что она открывает нам имя сестры царицы; существующая еврейская Библия говорила нам только о том, что Иеровоам бежал за границу «к Сусакиму, царю египетскому, и находился в Египте до смерти Соломона», Согласно Септуагинте, Иеровоам получил в жены египетскую принцессу, подобно Адеру Идумеянину, только одним поколением раньше (3-я книга Царств 11:1§).

В Музее искусств Метрополитен в Нью-Йорке сохранился кувшин из Канопа, носящий имя принцессы Ано[55]. Время создания кувшина установлено, на основе стилистических особенностей, как эпоха Тутмоса Ш. Никаких других упоминаний о принцессе с таким именем не обнаружено ни в одном египетском источнике или документе. Существование принцессы по имени Ано во времена Тутмоса III заставляет с доверием отнестись к информации, содержащейся в Септуагинте, и служит дополнительным основанием для отождествления Сусакима из Септуагинты с фараоном, известным нам под именем Тутмос III.

«Поразительная цивилизация»

В добавление к барельефам на стенах Карнака целый ряд других памятников демонстрирует богатство, привезенное из Палестины Тутмосом III. Среди этих памятников могилы Рекмира[56], визиря Тутмоса III, и Менхепер-Сенеба, верховного жреца высшего ранга. Изображены сосуды и утварь, которые везут из Палестины в Египет. Колесницы из золота и серебра тоже были в числе добычи Тутмоса и дарились его фаворитам.

Различные произведения искусства из Палестины очень высоко ценились в египетской столице, и художники из Палестины доставлялись в Египет как пленники, чтобы заниматься там своим ремеслом. На стенах комнат гробницы визиря изображены медники и написано: «Доставка азиатских медников, которых его величество взял в плен, победив в Рутену». Над изображением столяров из Палестины видны слова: «Изготовление сундуков из слоновой кости и эбонита». Есть здесь и каменщики, которые тоже трудятся на строительстве храма Амона[57], а рядом с ними следующая надпись: «Пленники, которых его величество привез для строительства храма Амона». «Мастер говорит строителям: «Розга в моей руке, не ленитесь».

Все это рассматривалось как доказательство того, что ханаане, местное население Палестины, были искусно в ремеслах, что может показаться странным. «По добыче, привезенной в Египет — колесницам, обитым серебром, колесницам, выложенным золотом и т. д., — мы узнаем о поразительной цивилизации в Сирии в данный период»[58].

Мы теперь знаем, что эта поразительная цивилизация, плоды которой мы видим на этих памятниках, была не ханаанской, а израильской. Поэтому интересно читать о той роли, которую современные историки приписывают ханаанам в процессе развития египетского искусства и в окультуривании египетского народа; это мнение так же беспристрастно, как отзыв о работах художника, имя которого скрыто за псевдонимом.

«В это время (Тутмозис III, 1503‒1449 до н. э.) сирийцы стояли на более высокой стадии развития, чем даже удивительно одаренная раса египтян. Добыча, привезенная в Египет и состоявшая из кольчуг, позолоченных колесниц и колесниц, отделанных серебром, свидетельствует о таком промышленном и художественном развитии, которое могло оказаться поучительным для Египта. Вместе со всем этим удивительным богатством прибыли пленники, которые стали работать в долине Нила, занимаясь ремеслами, привычными для них дома; и пока они работали, они обучали египтян… Сирийские ремесленники работали так хорошо, что их изделия изменяли даже вкус египтян, при этом и язык подвергся семитскому влиянию, а письмо постепенно приобретало плавный и изящный стиль. Под влиянием большого притока чужеземной крови даже черты лица победившей расы утратили грубость и приобрели большую утонченность. Египет никогда не знал таких перемен с начала монархии»[59].

Важно, что здесь упомянуты позолоченные и отделанные серебром колесницы, захваченные Тутмосом III в Палестине. «Песнь песней», написанная Соломоном, обычно относится к позднему периоду, и упоминание о роскоши в эпоху Соломона считалось продуктом поэтической фантазии. «Царь Соломон сделал себе колесницу из ливанского дерева. Он сделал столбы из серебра, низ из золота, покрыв все это пурпуром». Египетские монументы свидетельствуют; что через пять лет после Соломона в Иерусалиме, а также в Мегиддо была не одна, а множество колесниц из золота и серебра.

Таким образом, мы отвергаем наши предполагаемые знания ханаанского искусства пятнадцатого и шестнадцатого веков до н. э. и начинаем приобретать некоторое представление о еврейском искусстве десятого века. Считалось, что история искусств о нем не ведает.

 Земля Бога и Рутен[60]

В настоящей главе показывается, что завоевание Палестины Тутмосом III должно было произойти не в ханаанский период, но во времена израильских царей и более точно — на пятый год царствования Ровоама, сына Соломона. В предыдущей главе было показано, что экспедиция царицы Хатшепсут в землю Пунта должна была произойти в период царствования Соломона и что земля, которую посетили, должна была быть Иудеей, а возможно и Финикией. Другими словами, мы утверждаем, что мирное путешествие царицы Хатшепсут и военный поход Тутмоса имели целью одну и ту же страну.

Теперь мы находимся в позиции, которая или приведет нас к ошибке, или снабдит дополнительным доказательством того, что царица Хатшепсут совершила свою знаменитую поездку в Палестину, а не в Восточную Африку. Разве этого факта недостаточно для отождествления царицы Хатшепсут с царицей Савской?

Вывод о том, что люди из Земли Бога на изображениях, сделанных при Хатшепсут, были людьми из Палестины, может быть легко доказан или опровергнут сопоставлением этих изображений с фигурами людей со щитами на стенах Карнака, символизирующих завоевание Палестины. В обоих случаях египетские художники практически одного и того же поколения изготовляли эти барельефы. Они мастерски передавали характерные черты различных рас. Сохранились рисунки различных эпох, в которых египетские художники создали коллекцию расовых типов. Если всмотреться в людей из Земли Бога, «людей юга», и в египтян на барельефах, изображавших экспедицию в Пунт, это может помочь нам понять тонкое чутье этих художников, воспроизводивших типы своей собственной и чужеземных рас.

Те же характерные профили, те же прически с лентой вокруг головы, завязанной сзади, те же самые длинные бороды, по очертаниям словно продолжающие острый подбородок, заставляют убедиться, что на барельефах Хатшепсут и Тутмоса III изображены люди одной и той же национальности.

Но можно задать вопрос: если Тутмос III отправился в ту же самую страну, в которой Хатшепсут побывала два или три десятилетия назад, почему он не назвал страну, которую завоевал — Рутену (Палестина) — теми же самыми названиями, которыми воспользовалась Хатшепсут, Землей Бога и Пунтом?

Год за годом Тутмос III возвращался в Палестину, чтобы собирать дань (2-я Книга Паралипоменон 12:8: «…они будут его слугами»). Через три года после завоевания Мегиддо, Кадеша и других городов он выбил на стенах Карнака изображения деревьев и растений, которые он привез из Палестины, с такой надписью, которую мы уже цитировали: «Растения, которые его величество нашел в земле Рутену. Все растения, которые произрастают, все цветы, которые находятся в Земле Бога и были обнаружены его величеством, когда его величество направлялся в Верхний Рутену»[61].

Это предложение вынудило переводчика заметить, что «Земля Бога иногда приписывалась Азии»[62].

Шестая кампания Тутмоса III, как и первая, была военной: он завоевал северную Сирию. Три года спустя он отправился в Палестину взимать дань. После описания дани, полученной от Шинара и Кхета и из земли Нахарин, в перечне указано: «Диковинные вещи, доставленные его величеству в земле Пунта в этом году: сухая мирра…». Переводчик был удивлен этой фразой[63]. Мы обнаруживаем, что Тутмос III пользовался теми же названиями, что и Хатшепсут — Пунт и земля Бога — для обозначения той страны, которую они посетили — Финикии-Палестины.

Здесь встает вопрос: производила ли Палестина мирру, упомянутую в отчете о дани, и ладан, названный в числе даров, которые Хатшепсут получила в Божественной земле?

Мирра и ладан постоянно упоминались в египетских надписях как продукты Пунта. Ладан (ароматическая смола) падает прозрачными каплями, которые, собранные и слепленные в шарики или палочки, становятся белыми. Из-за этого цвета изысканное благовоние называлось «белым» на различных языках (греческом, арабском), а также на еврейском (lebana, белый). Менее ценное благовоние, ладанум, имеет желтый или коричневый цвет[64]. Ладан растет только в нескольких местах: побережье Сомали и южная Аравия на противоположном берегу Красного моря составляют район его возделывания даже в наши дни. Ботаников в их поисках земли Пунт направляли археологи.

Совершив пятую инспекторскую поездку в Сирию и Палестину, Тутмос III внес в перечень дани ладан, масло, мед. Во время своей девятой поездки он засвидетельствовал, что получил «от Рутену дань в этом году» в виде лошадей, колесниц, различных серебряных сосудов местной работы, а также «сухую мирру, 693 кувшина с благовониями, сладкое масло и зеленое масло в количества 2080 кувшинов и 608 кувшинов вина».

О своей седьмой военной кампании он писал: «Дань князей Рутену, которые пришли выразить покорность… Теперь каждое поселение, в которое прибывал его величество, снабжало хлебом и разными хлебами, и маслом, благовониями, вином, медом, фруктами — в изобилии, превосходящем все… Об урожае в земле Рутену сказано, что он состоял из обилия чистого зерна, зернышка к зернышку (не от земли), ячменя, благовоний (ладана), зеленого масла, вина, фруктов, всего привлекательного, что есть в этой стране».

Мирра и ладан были продукцией Палестины. Давайте посмотрим, есть ли в Библии какое-нибудь указание на то, что они производились в Святой Земле во времена Соломона. В «Песне Песней Соломона» влюбленный царь говорит своей маленькой пастушке (4:6):

«Доколе день дышит прохладою и убегают тени, пойду я на гору мирровую и на холм фимиама».

Даже если это было написано позже, песнь говорит о времени Соломона.

Левона (фимиам) около Вефиля (Книга Судей 21:19) была, вероятно, тем местом, где росли благовония. Во времена Тутмоса III редкие растения из палестинских садов были перевезены в Египет, как он сам говорил и живописал. После этого, во времена Исайи (60:6) и Иеремии (6:20), благовония ввозились в Палестину из южной Аравии.

Здесь уместно объяснить название «Рутену» или «Рузену», часто встречающееся в египетских надписях Нового царства как обозначение Палестины. Галилея называлась «Верхним Рутену». «Рузену» — это, похоже, транскрипция названия, которым население Палестины обозначало собственную землю. Поэтому в поисках значения следует обратиться к еврейскому языку.

В Библии Палестина часто называется «Егеz» (страна), «Erez Israel» (страна Израиля), и «*Arzenu» (притяжательное значение «наша страна»)[65]. То, что египтологи читают как Рутен или Рузен, вероятно, является «Arzenи» из Библии.

Только в одной надписи эпохи Среднего царства, (двенадцатая династия) при Сезострисе III упомянуто название Рузену — это очень короткий отчет о набеге в эту страну против Mntyw. Поскольку мы обнаруживаем то же самое имя, M-n-tyw, в египетских документах гораздо более позднего периода и оно обозначает имя царя Менаси (Менассии), слово Mrityw из эпохи Среднего царства должно означать племя менаси. В надписи, вполне правомерно отнесенной ко времени Сезостриса III, упоминание о племени менаси должно означать, что перед тем как израильтяне пришли в Египет, они жили в Палестине, и не одной патриархальной семьей, а племенами, достаточно сильными, чтобы считаться врагами фараона. Это согласуется с преданием о поражении, нанесенном Авраамом и слугами его дома царям Шинава и Елама и их союзникам (Бытие 14), и с количеством израильтян (около двух миллионов, включая женщин и детей) в дни Исхода после двухсот лет пребывания в Египте.

Сосенк (Шошенк)

Согласно общепринятой исторической истине, Тутмос III и вся восемнадцатая династия управляла ханаанской Палестиной, Сусаким, фараон, который унес сосуды из Храма в Иерусалиме, связывался с периодом, который был отделен несколькими столетиями от эпохи Рамессидов. Рамессиды были последними великими фараонами императорской эпохи Египта.

Среди имен царей довольно темного периода, который историки, занимающиеся Египтом, определяют более чем в шестьсот лет (до завоевания Египта Камбизом в 525 году до н.э.), обнаружено иероглифическое имя, которое читается как «Сосенк». Этот царь из ливийской династии выбил названия подвластных ему городов на наружной стороне южной стены храма в Карнаке. Эти города представлены в виде фигур, как и города-фигуры на барельефе Тутмоса, и очевидно, что Сосенк подражал этому барельефу. Но если перечень Тутмоса содержит хорошо известные названия, знакомые по Библии, то перечень Сосенка включает большей частью неизвестные названия. Сопровождающая надпись состоит из «стереотипных фраз… слишком расплывчатых, общих и неспособных стать надежным основанием для изучения военной кампании Сосенка. Если бы мы не располагали кратким указанием Ветхого завета на совершенный им захват Иерусалима, мы не смогли бы определить, что этот барельеф был мемориалом особой кампании»[66].

И таким образом Сосенк представлен во всех учебниках и пособиях как библейский Сусаким. Однако допускается, что «дата вторжения Сусакима зависит от израильской хронологии»[67].

На барельефе сто пятьдесят пять названий городов[68].

«Только семнадцать из них могут быть определены точно и еще два с некоторой долей вероятности. Четырнадцать из них принадлежат Израилю: большей частью это самые незначительные города, а оставшиеся пять, за исключением одного, малоизвестные деревни в Иудее[69]».

Среди палестинских городов были определены по принципу фонетического сходства следующие: Бефсан, Хафараим, Гавеон, Мегиддо и «наиболее интересный из всех — это «р’-hw-k-rw’-‘b’-r-m» или Хекель Абрам, который не может быть не чем иным, как «Полем Абрама»[70].

В сущности, есть множество р’hw-k-rw’ и каждое из них означает hеkеl, «поле» (по-арамейски). Ни одного поселения под названием Хекель Абрам не известно ни в Иудее, ни в Израиле, как и любого другого названия с Хекель[71]. Такого поселения не могло быть в Иудее, а указание на какие-то «неизвестные деревни» было простой догадкой. Создается впечатление, что только Израиль был подчинен Сосенку (Шошенку), но не Иудея. Ни Иерусалим, ни Хеврон, ни Вифлеем, ни один другой знакомый город не числились в этом списке. Не было в нем Яффы, Гафа и Аскалона[72].

Надпись содержит общее упоминание о дани, приносимой Сосенку, но где произведения искусства, утварь и сосуды Храма Соломона и его дворца? Был ли «Сусаким» столь скромным, что не упомянул о завоеванной им столице и о богатой добыче из Храма и в то же время столь тщеславным, что заполнил список названиями несуществующих городов?

С другой стороны, Тутмос III, как известно, должен был завоевать Доизраильскую Палестину примерно за пять или шесть веков до времени, приписываемого Сусакиму, завоевать города и крепости, выстроенные намного позже, во времена израильских Судей, и вывезти из Ханаана ог-ромное количество священных сосудов и утвари из золота, серебра и бронзы, которые позже были скопированы Соломоном, даже в тех же количествах, и описаны в Книге Царств.

Разве это не сомнительная конструкция? Разве не основана атрибуция произведений искусства, приписанных ханаанам, на ошибке? Но если это так, тогда кем же был ливийский Сосенк, который получил дань из северного царства (Израиль) через сотни лет после Иеровоама и Ровоама? На страницах, где рассматривается период ливийской династии, будет установлено, что это фараон Со (Сигор), которому Осия, последний царь Северного царства, посылал дань (4-я Книга Царств 17:4).

Выводы

Поколение, следующее за царицей Хатшепсут в Египте, в этой главе признается синхронным поколению, последовавшему за царем Соломоном в Палестине. В Египте это было время фараона, известного нам из современной исторической литературы как Тутмос III; в Палестине это было время Ровоама, сына Соломона, и Иеровоама из Северного царства. Две страны, Египет и Палестина, вступили в близкий контакт. Фараон захватил Иудею и, согласно египетским и библейским источникам, «захватил все города» и приблизился к столице, которая называлась Кадешем в хрониках фараона, а в «Библии — Иерусалимом и Кадешем. Завоевание Палестины описано почти одинаково в Книге Царств, в книгах Паралипоменон и в египетских хрониках. Страна «впала в раздор»; после безуспешной попытки защитить свою землю крепости и другие города сдались; князья и их приближенные собрались в столице. По согласию царя и князей, ворота столицы были открыты, и они «смирились». Дворец и Храм столицы были разграблены, а сосуды и утварь увезены в Египет. Детальное описание этой утвари и убранства, представленное в Книгах Царств и Паралипоменон, полностью согласуется с изображениями, высеченными на стенах храма в Карнаке. Предметы имеют идентичную форму и очертания, тот же сталь исполнения, то же количество: жертвенники, сосуды для омовений, столы, светильники, кадильницы, вазы с ободками из «бутонов и цветов», чаши в форме лотоса, вазы из полудрагоценных камней, жреческие ефоды, золотые подносы и двери, обитые медью.

Пленники на барельефе, воспроизводящем захваченные города., имеют те же расовые признаки и внешний облик, что и люди из Пунта и Божественной Земли, которую посетила царица Хатшепсут одним поколением раньше, и это еще раз доказывает, что Хатшепсут направила свою мирную экспедицию в Палестину. Среди городов, захваченных Тутмосом III, были города, построенные Соломоном и Ровоамом, которые не обнаружены в полном списке городов Ханаана в период завоеваний Иисуса Навина. Однако, согласно принятой хронологии, Тутмос П1 предшествовал Иисусу Навину.

Библейские упоминания о золотых колесницах времен Соломона, как доказано, соответствуют истине. Такие. колесницы были привезены фараоном из Палестины. Кроме того, ремесленники из Палестины были отправлены в Египет.

Иудея стала зависимой, а ее народ превратился в вассала фараона. После своих повторных поездок с целью сбора дани фараон привозил с собой ладан — продукт этой земли. Это, между прочим, показывает, что ладан, привезенный Хатшепсут из Божественной земли, был палестинским продуктом; и фараон действительно упоминает о продуктах Пунта и Божественной земли в связи со своей поездкой в Палестину. Он также перевез в Египет зоологические и ботанические коллекции царя Соломона.

Иеровоам, скрываясь в Египте от Соломона, женился на сестре царицы, по имени Ано. Канопский кувшин с ее именем, датированный временем Тутмоса III, представлен в Музее искусств Метрополитен.

Генуват упоминается в Книге Царств как сын царя Идумеи Адера, находившегося в ссылке. Он родился во дворце фараонов и воспитывался там во времена Давида и Соломона. Он назван по имени в хрониках Тутмоса III как принц вассальной земли, платящей дань фараону.

Время Хатшепсут было временем Соломона, а время Тутмоса III — временем Ровоама, сына Соломона, и Иеровоама, его соперников.

(продолжение следует)

Примечания

[1] К. Зете, который обратил внимание на этот текст и на тот сам по себе удивительный факт,1 что некая статуя для почитания была воздвигнута в Пунте, выразил надежду, что возможное будущее открытие египетской статуи поможет определить местонахождение Пунта («Eine bisher unbeachtet gebliebene Episode der Punt Expedition der Königin Hatschepsowet», Zeitschrift für ägyptische Sprache und Altertumskunde, XLII [1905], 91‒99).

[2] 2-я Книга Паралипоменон 14:3.

[3] 3-я Книга Царств 11:14‒25.

[4] В греческом переводе 3-й Книги Царств Иеровоам предстает как зять фараона 12:24.

[5] Текст этой надписи испорчен. Перевод Бристеда был спорным. См. полемику между Kurt Sethe, Zeitschrift für ägyptische Sprache und Altertumskunde, XLVII (1910), 80‒82, and Eduard Meyer, Geschichte des Altertums (2nd ed.; 1928), II, Pt I, p. 121, note. См. также перевод Дж.А. Уилсона в Ancient Near Eastern Texts, ed. Pritchard (Princeton, 1950).

[6] 2-я Книга Паралипоменон 11:6-10.

[7] Геродот (11, 159) описывал завоевание Палестины Тутмосом и называл его Сезострисом.

[8] Breasted, Records, Vol. II, Sec. 420.

[9] Breasted, Records, с. 429‒430.

[10] Там же, с. 430.

[11] Там же, с. 431.

[12] A. Mariette, Les Listes géographiques des pylônes de Karnak (Leipzig, 1875), pp. 12‒13.

[13] G. Maspero, Transactions of the Victorian Institute, XX (London, 1887), 297.

[14] W. Max Müller, Asien und Europa nach altägyptischen Denkmälern (Leipzig, 1893), p. 145, n. 3.

[15] W. Max Müller, «Die Palästinaliste Thutmosis III», Mitteilungen, Vorderasiatisch-ägyptische Gesellschaft, Vol. XII, No. 1 (1907), p. 8.

[16] J. Simons, Handbook for the Study of Egyptian Topogyaphïcal Lists Relating to Western Asia (Leiden, 1937).

[17] 2-я Книга Паралипоменон 8:11.

[18] Псалтирь 2:6.

[19] Книга Пророка Иоиля 2:1.

[20] Книга Пророка Иоиля 3:17.

[21] Книга Пророка Исайи 66:18 и далее.

[22] Книга Пророка Даниила 9:16.

[23] Книга Пророка Даниила 9:24.

[24] Книга Неемии 11:1. Подобные же выражения можно найти в Псалтири 3:4, 15:1, 43:3 и 99:9, у Исайи 65:11 и 25, у Иезекииля 20:40, у Софоний 3:11, у Захарии 2:12 и во многих других фрагментах Библии.

[25] Etam is number 36 on the list, Beth-Zur 110 (it is Beth-Zur, and not Beth-Shan as A. Jirku assumed), Socoh 67.

[26] Ефам находится под номером 36 в списке, Вецфур — под номером 110 (это Вейфур, а не Вецшан, как полагал А. Ирку), Сохо — под номером 67.

[27] Breasted, Records, Vol. II, Sec. 434

[28] 3-я Книга Царств 7:13—45; 2-я Книга Паралипоменон 4:11‒22.

[29] 2-я Книга Паралипоменон 1:5.

[30] 3-я Книга Царств 7:48—50; 2-я Книга Паралипоменон 4:7, 8, 21, 22.

[31] 3-я Книга Царств 6:20, 21, 28, 30, 32, 35. 2-я Книга Паралипоменон 3:7, 9.

[32] Исход 37:3, 13‒14.

[33] 3-я Книга Царств 8:4.

[34] Сноска № 7 стр. 158.

[35] Исход 37:11, 12, 25.

[36] См.: сноска 9 с. 158.

[37] Исход 37:17 и далее. Ободок как украшение сосудов изучали/ H. Schaefer, Die altaegypiischen Prunkgefaesse mit aufgesetzien Randver-zierungen (Leipzig, 1903). В его работе нет никаких упоминаний о библейском описании таких сосудов.

[38] Двадцать локтей в ширину, десять локтей в высоту (2-я Книга Паралипоменон 4:1).

[39] Исход 25:30: 35:13: 39:36 и Числа 4:7.

[40] Исход 25:35: 37:21.

[41] Nechoshet переводится и как «латунь», и как «медь». Однако это была или медь или бронза (сплав меди с оловом); латунь (сплав меди с цинком) была введена в обращение гораздо позже.

[42] 4-я Книга Царств 25:16. Несколько золотых сосудов могли быть спасены жрецами при Ровоаме, так как сказано, что Навуходоносор забрал золотые сосуды, которые Соломон изготовил для Храма (3-я Книга Царств 24:13). Но в Седере Олама сказано, что фараон Зерах вернул в Азию то, что забрал у Ровоама Сусаким.

[43] См. фантастическую историю захвата Яффы военачальником Тутмоса III в папирусе Харриса, 500, обратная сторона Goodwin, Transactions of Ihe Society of Biblical Archaeology, III, 340‒48, and G. Maspero, ibid., I, 53‒66; a new translation by Т. E. Pect, Journal of Egyptian Archaelogy, XI (1925), 226f.

[44] Breasted, Records, Vol. II, Sec. 447.

[45] Breasted, Records, Vol. II, с. 451.

[46] G. Schweinfurth, «Pflanzenbilder im Tempel von Karnak», Engler’s Botanische Jahrbücher, LV (1919), 464‒80. Wreszinski, Atlas zur altaegyptischen Kulturgeschichte, Pt. II, text to Plate 26.

[47] Wreszinski, Atlas, Pt. II, text to Plate 33: «…entzieht sich die weit überwiegende Zahl der dargestellten Pflanzen der botanischen Bestimmung und damit auch der Bestimmung ihrer Haimat».

[48] Ibid., Pt. II, text to Plate 33.

[49] М. Нilzhеimег, quoted Ьу Wreszinski, Аtlas, Рt, II, textо Рlаtе 33.

[50] 3-я Книга Царств 11:21‒22.

[51] Breasted, Records, Vol. II, Sec. 474.

[52] Там же, с. 463.

[53] Там же, с. 467.

[54] Septuagint, Reges III, 12:24е.

[55] Metropolitan Museum of Art, No. 10.130.1003.

[56] Breasted, Records, Vol. II, Sec. 760, о могиле Рекмира: «Это одна из самых важных сцен, сохранившихся в Древнем Египте. Подобные сцены будут обнаружены в других фиванских захоронениях, но ни одна не содержит столь тщательной, подробной и полной картины богатства азиатских народов, которое теперь потекло данью в казну фараонов».

[57] Breasted, Records, Vol. II, с. 756: «…особый интерес представляют чужеземцы-семиты, которые появляются среди каменщиков, их рабское положение его величество использовал для строительства храма Амона. Это, разумеется, то же самое, что впоследствии требовалось от евреев».

[58] Mercer, Extra-Biblical Sources, p. 10. Sce also P. Montet, Les Reliques de l’art syrien dans l’Egypte du Noucel Empire (Paris, 1937).

[59] R.W. Rogers, Cumeiform Parallels to the Old Testament (2nd ed., New York and Cincinnati, 1926), p. 255. (210).

[60] Eduard Meyer reads «Rezenu». Breasted transliterates «Retenu».

[61] Breasted, Records, Vol. II, Sec. 451.

[62] Там же, примечание к с. 451.

[63] Там же, с. 486.

[64] См. Lucas, Ancient Egiptian Materials (2nd ed.), p. 92. (213)

[65] Книга Иисуса Навина 9:11; Книга Судей 16:24: Псалтирь 85:10,13: Книга Михея 5:4; Песнь Песней Соломона 2:12; сравн. также Левит 26:5; Числа 10:9 и Книгу Иеремии 5:19.

[66] Breasted, Records, Vol. IV, Sec. 709, Wilson, «Egyptian Historical Text» in Ancient Near Eastern Text, ed. Pritchard: «Отчет о кампании фараона в форме повествования отсутствует. Упоминания в его надписях о дани из сирийской земли или о его победах… туманны и абстрактны».

[67] W.F. Albright, Archaeology and the Religion of Israel (Baltimore, 1942), p. 211.

[68] Jirku, Die ägyptischen Listen, Klio Beihefte, XXXVIII (1937).

[69] Breasted, Records, Vol. IV, Sec. 711.

[70] Ibid., Sec. 715.

[71] Jirku (Die ägyptischen Listen, Klio Beihefte, XXXVIII [1937]) expressed doubt whether an Aramaic word hekel would have been used in the tenth century in Palestine.

[72] Должно быть отмечено, что часть барельефа разрушена.

Share

Иммануил Великовский: Века в хаосе. От Исхода до фараона Эхнатона: 1 комментарий

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

AlphaOmega Captcha Mathematica  –  Do the Math