©"Заметки по еврейской истории"
  октябрь 2021 года

 932 total views,  1 views today

Отношение к евреям вообще значительно ухудшилось из-за распространения среди них христианства. Римские власти стали с подозрением относиться к евреям как участникам тайных и полусекретных сходок, непонятных молитв и загадочных ритуалов.

Юбилейный год в ФРГ: 1.700 лет еврейской жизни в Германии

Работа выполнена благодаря дружественной поддержке Sozialbehörde Hamburg

Семен Глейзер

ГЕРМАНСКИЙ МИР К НАЧАЛУ ЕВРЕЙСКОЙ ЖИЗНИ В ГЕРМАНИИ

(продолжение. Начало в № 8-9/2021)

  1. ГЕРМАНЦЫ И РИМЛЯНЕ

Германцы и кельты

Семен ГлейзерВначале римляне называли «германцами» всех варваров, живущих за правым берегом Рейна и на землях к северу от Дуная, за его левым берегом. Они не делали различия между кельтами и германцами, хотя их антропологические типы сильно отличались. Так, еще греческий путешественник Пифей из Массалии (Марсель), живший во времена войн Александра Македонского, в IV веке до н.э., совершил плавание к берегам Северного моря. Там он познакомился с некими варварами, предположительно германцами. Однако в те времена разница между германцами и кельтами была неизвестна, и еще долго оставалась таковой. Так что, кого именно видел Пифей, мы не знаем.

В современных археологии и этнографии различают следующие варианты названий зарейнских варварских племен. Есть «германские германцы», «негерманские германцы», есть племена, ложно называемые «германцами», и есть племена, которые не называли себя «германцами», но все же видимо были ими на самом деле (1, стр. 143).

Греческий автор Страбон (63 г. до н.э. – 24 год н.э.) писал, что германцы во всем походили на кельтов, но отличались от них светлыми волосами, высоким ростом и более воинственным нравом.

У кельтов были широко распространены укрепленные поселения — оппидумы (Oppidum), чего у германцев не было. Германцы, в отличие от кельтов, были легкие на подъем, потому не нуждались в прочности своих жилищ и поселений. В антропологическом смысле кельты имели очень разные типы строения черепов, в то время как у германцев черепа головы в основном были удлиненные — так называемые долихоцефалы.

Страбон в 7 части своей книги «География» описывает около 20 племен древних германцев из областей за Рейном. Среди них: бруктеры, гутоны, гамабривии, гермондоры, зумы, кавки, кампсианы, каулки, кимвры, лугии, лангобарды, маркоманны, мугилоны, свевы, сугамбры, семноны, сибины, хавбы, хатты, хаттуарии, херуски, и др. При этом Страбон отмечает, что этот список составлен на основе уже известных римлянам племен, и что какие еще есть германцы, которые проживают вдали от Рейна, ему неизвестно.

Другой перечень германских племен дает Плиний Старший (23–79 годы н.э.), разделив их на группы по местам обитания. Это вандилии (Vandili), часть которых бургундионы (Burgodiones), варины (Varinnae), харины (Charini), гутоны (Gutones), кимвры (Cimbri), тевтоны (Teutoni), хавки (Chaucorum gentes), иствеоны, включая сикамбров, свевы (Suebi), гермундуры (Hermunduri), хатты (Chatti), херуски (Cherusci), певкины (Peucini), бастарны (Basternae). Упоминает Плиний Старший и живущих в Скандинавии — гиллевионы, а также такие племена как батавы, каннинефаты, фризы, фризиавоны, убии, стурии, марсаки.

Некоторые из этих названий известны нам из истории, другие знают только специалисты. Кроме того, многие позднее появившиеся на арене истории племена являлись племенными союзами многих из перечисленных выше, и уже под другими названиями. Плиний относил к восточным германцам племена готов (гутонов) и вандалов. На побережье Северного моря и в Ютландии обитали ингвеоны, к которым сегодня относят англов, саксов, ютов и фризов. Племена иствеонов уже в III веке н.э. стали известны под имением франков. Бастарны, они же певкины, известны только тем, что рано отколовшись от других германских племен, они смешались с сарматами

Римлянин Посидоний (135–51 годы до н.э.) называл германцами народ, в привычки которого входило жареное мясо и смесь молока с неразбавленным вином. Что напоминает сегодняшнее пристрастие немцев к пиву, жареным сосискам, и к мясному гриллю.

Другой римлянин, Тацит, в книге «Анналы», написанной в 116–117 годах н.э., описывает германцев как людей с голубыми глазами, светлыми волосами и высоким ростом. В другой книге, «Германия», он рассказывает о зарейнских племенах германцев, где противопоставляет суровую, свободную, близкую к природе жизнь германцев, современным ему римлянам, безвольным, ведущим развращенный и изнеженный образ жизни. Все это Тацит описывает с отвращением к римлянам и большим сочувствием к германцам.

Далее Тацит указывал, что названия германских племен ингевонов, гермионов и истевонов, вероятно произошли от имен сыновей бога Манна, который был мифологическим прародителем всех германских народов.

Еще один римлянин, Саллюстий, в своей книге «История», написанной в 78–66 годах до н.э., в рассказе о восстании Спартака в 73 году до н.э., упоминает об одном из вожаков восставших гладиаторов по имени Крикс. Он, вместе со своими товарищами — германцами и галлами, отделился от основных сил Спартака, насчитывавших до 70 тысяч воинов. Этот Крикс всегда первым рвался в бой против римлян, но был ими в конце концов разбит.

Кимвро-тевтонская война

Прямое знакомство римлян с германцами состоялось во время нашествия германских племен кимвров (Kimbern или Cimbern) и тевтонов (Teutonen), вторгшихся из Ютландии в Галлию и северную Италию в 113–101 годах до н.э. Их приход римляне оценили как варварское нашествие диких племен.

В 105 году до н.э., в поисках земель, пригодных для расселения, кимвры и тевтоны вторглись в римские владения в Галлии. Римская армия во главе с двумя консулами этого года разделилась на два лагеря, которые не смогли договориться между собой о совместном сражении с захватчиками. Благодаря этому германцы разгромили оба лагеря римлян один за другим. Потери римлян были огромными. Погибло 80 тысяч легионеров и 40 тысяч человек обслуживающего персонала. В результате дорога на Италию оказалась открытой для варваров. Мигранты представляли собой толпы варваров, численностью до 300 тысяч человек, из которых до 100 тысяч были воинами. В Риме началась паника. Общее настроение в городе выдвинуло в качестве военачальника Суллу (Sulla), будущего диктатора Римской Республики. Таковым он стал много позже, после длительной гражданской войны в Римской Республике в 82 году до н.э. (2, стр. 258).

Но германцы не спешили вторгаться в Италию. Они разделились на две группы племен. Одна из них, состоящая из тевтонов и амбронов, устремилась в Западную Галлию. Другая, состоящая из кимвров, дошла до северной Испании. Это дало передышку римлянам, чтобы перегруппироваться и начать активные действия против германцев. Здесь опять выдвинулся Сулла в качестве способного полководца. Ему удалось договориться с одним германским племенем тектозагов об их нейтралитете в войне с другими германцами.

Однако тут вернулись из Испании кимвры, наступление которых там было отбито испанскими кельтами. Одновременно вернулись назад и тевтоны, встретив в Западной Галлии отчаянное сопротивление белгов (Belgen), тоже кельтских племен. Теперь взоры германцев были обращены на Италию. По плану варваров, их наступление должно было производиться двумя колоннами. Тевтоны оставили свои обозы, а значит и семьи, на Рейне под охраной 6 тысяч воинов. Основные силы тевтонов собирались пройти в северо-западную Италию по долине реки Роны. Армия кимвров собиралась пройти вдоль Рейна к северо-восточной Италии. Римлянам пришлось снова вооружить две армии, чтобы противостоять обоим нашествиям. Полководец Марий во главе одной из них добился победы над тевтонами, на стороне которых воевали даже их женщины. Это была жуткая резня. Много позднее Плутарх рассказывал, что земли, где лилась кровь с обеих сторон, стали необычно плодородными из-за трупов погибших германцев и римлян.

Во главе другой армии, противостоящей на востоке Италии нашествию кимвров, был поставлен полководец Катул (2, стр. 58). Обладая всего двумя легионами римских солдат, ему предстояло остановить поток 100 тысяч германцев-кимвров в Италию. Помогло то обстоятельство, что кимвры в своем лагере показали свой бесшабашный характер. Они устроили катание на щитах по ледяным и снежным вершинам гор и склонов долин. В основном кимвры не спешили к бою, так как ожидали подхода тевтонов. Когда же они узнали о поражении тевтонов на западе, то начали самостоятельное наступление на римлян на востоке. Снова случилась страшная резня. Кимвры сопротивлялись отчаянно. Даже их женщины вмешались в битву, убивая отступавших сородичей под натиском врага. Всего же в этой битве погибло до 120 тысяч германцев. Еще 60 тысяч из них попало в плен, многие были проданы в рабство.

Хотя полководцев, победивших варваров, было двое, в истории победитель остался один — Марий (Marius). Спустя годы, когда авторитет Суллы резко возрос, между ним и Марием возникла конкурентная борьба. История донесла до наших дней заговор против Мария, которого должен был задушить один из его собственных рабов, некий германец кимвр, и за большие деньги. Но тот в конце концов от опасного поручения отказался, сказав: «Я не могу». Аналогичная история случилась и с Суллой. Одного раба, тоже кимвра, подговорили убить Суллу, обещав ему за это свободу. Но и этот раб в последний момент струсил. И Сулла остался жив.

Юлий Цезарь и германцы

Но по-настоящему римляне узнали, кто такие германцы, только из сочинения Юлия Цезаря «Записки о галльской войне». Это произведение Цезарь написал по своим свежим воспоминаниям о войне, которую вели римские легионы во главе с ним в Галлии в 58–51 годах до н.э. Как сообщает Плутарх (3, стр. 184), за неполные 10 лет войны с галлами Цезарь проявил себя блестящим полководцем. Он взял штурмом более 800 городов, покорил 300 племен, сражался с тремя миллионами галлов, из которых один миллион уничтожил, другой миллион захватил в плен. Тем не менее, он вернул назад около 100 тысяч плененных галлов, на их исконные земли, чтобы их не заняли уже известные ему германцы.

С одним из них, по имени Ариовист (Ariovist), вождем германского племени свевов, Рим даже заключил союзный договор против каких-то племен галлов. Он был провозглашен «союзником и другом римского народа». В это время, благодаря Ариовисту и его союзу с Римом, в Галлию стали массово переселяться зарейнские германцы. Их поселилось в Галлии уже более 120 тысяч человек, и Ариовист требовал все больше земель для новых поселенцев. Возникла угроза того, что все галлы будут изгнаны из Галлии и на их место придут зарейнские германцы. «Но германцы были несносными соседями» пишет Плутарх. Потому на следующем этапе Цезарь повел уже войну вместе с галлами против германцев, так как стало ясно их намерение занять всю опустошенную войнами территорию Галлии. Среди вождей германского племенного ополчения оказался «союзник и друг римского народа» — тот же Ариовист. Но римляне достаточно жестко громили германцев, вынудив их бежать за Рейн.

Через некоторое время, сообщает Плутарх (3, стр. 191), Цезарю снова пришлось вернуться в Галлию, так как в нее вторглись новые германские племена — узипеты и тенктеры. Они перешли через Рейн и двинулись по Галлии в поисках земель для поселения. Вступив с ними в переговоры, Цезарь допустил ошибку, доверившись их «мирным» намерениям. И германцы внезапно напали на него и его окружение. И пять тысяч римских всадников вынуждены были бежать. Тогда Цезарь решил, «что глупо доверять на слово столь вероломным и коварным людям» и повел решительное наступление на германцев. Он со своими легионами перешел Рейн, обратив в бегство германцев, и провел на правом (германском) берегу Рейна целых 18 дней (3, стр. 192).

После Цезаря через Рейн неоднократно вторгались германские племена. Так, в 16 и в 12 годах до н.э. это были племена сугамбров. Римляне отвечали на набеги своими вторжениями на правобережье Рейна. Так, уже с 12 года до н.э. римский полководец Друз начал планомерное наступление против зарейнских германских племен: свевов, херусков, хаттов, маркоманнов и других.

Германцы на римской службе 

Поскольку германцы за все время противостояния римлянам показали себя хорошими воинами, то их стали набирать в качестве наемников в римскую армию. Комплектование армии происходило через набор в легионеры римлян и итальянцев, а дополнительные силы формировались из числа неграждан Рима в его провинциях. Такая служба имела свои преимущества: через 25 лет службы можно было получить римское гражданство. Нанимались они и в личную гвардию императоров, ибо доверия к гвардейцам-римлянам не всегда оправдывалось. Часто «свои» гвардейцы-римляне предавали хозяина-императора в ходе заговоров и дворцовых переворотов.

Самым знаменитым германцем на римской службе был Арминий (Arminius) из племени херусков (Cherusker). Этот «принц», сын вождя племени херусков Сегимера (Segimer), видимо, как заложник «дружбы с Римом», содержался и воспитывался в Риме. Он сделал блестящую карьеру в римской армии, стал командующим вспомогательными войсками, образованными из тех же херусков как «друзей римского народа». Получил римское гражданство. И был лично дружен с военачальником Варом (Publius Quintilius Varus). В армии Арминий дослужился до звания всадника (Ritter).

В том военном походе Арминий со своими вспомогательными войсками сопровождал римскую армию Вара, имея задание подавить волнения других германских племен, сражаясь вместе с римлянами. Но в походе он постепенно проникся ощущением того, что его родное племя, равно как и другие племена германцев, подвергаются унижению со стороны римлян, несправедливым налогообложениям, и общим презрительным отношением к германцам как к варварам. И, в какой-то момент, используя подчиненные ему силы солдат — херусков, он поднял восстание германцев в тылу римлян. К нему присоединились другие германские племена: бруктеры, марсы и хавки. Объединеные силы германцев приняли бой с римлянами в 9 году н.э. Это произошло в Тевтобургском лесу, где три легиона римлян были полностью разгромлены восставшими германцами. Римский полководец Публий Квинтилий Вар покончил с собой.

Овеянный славой победителя, Арминий хотел было провозгласить себя царем всех германцев. На почве конкуренции он столкнулся еще с одним претендентом на «общегерманское царство», с вождем макроманнов по имени Маробод (Maroboduus). В 17 году н.э. между армиями обоих претендентов произошло крупное сражение, в котором Аримний вышел победителем. Но «царистские» намерения Арминия вызвали сильное недовольство племенной военной демократии. И в 19 году Арминий был свергнут племенной знатью и убит.

Тацит писал о нем:

«Бесспорно, он был освободителем Германии и, что отличает его от других царей и военачальников, он бросил римлянам вызов. Когда их государство было в расцвете сил, а не в упадке».

И в наши дни германец Арминий считается национальным героем немецкого народа. Но случай Арминия был скорее исключением.

А в те времена германские наемники все больше нанимались на римскую службу, где обеспечивали себе прекрасную карьеру. Нанятые каким-то одним политиком, германцы оставались ему верны до конца, несмотря на постоянные интриги, заговоры и мятежи в римской столице.

Возможно, первыми такими наемниками в римской армии были нанятые еще Цезарем германские всадники. Во время галльской войны были эпизоды, когда римлянам грозила опасность со стороны восставших галльских племен. В какой-то решающий момент Цезарь послал своим войскам подкрепление — «отборный отряд германских всадников в 400 человек». Их появление решило исход битвы — галлы обратились в бегство (1, стр. 170).

В другом эпизоде той же галльской войны, Цезарь отправил за Рейн своих послов, требуя от покоренных ранее германских племен помощи в виде конницы и пехоты. Когда помощь подоспела, битва с галлами приняла другой оборот. Исход боя был решен с помощью германской конницы, которая ринулась на врага — галльские отряды — и обратила их в бегство. И еще не раз в этой войне Цезарь прибегал к помощи германцев (1, стр. 178-179).

Слава о мужестве германцев как солдат быстро распространилась по Империи и вышла даже за ее границы. Так, в 49 году до н.э., в ходе войны с Цезарем, Помпей призвал своих союзников из Египта помочь ему войсками. И царь Египта Птолемей XIII прислал ему в помощь отряды галлов и германцев, а также еще и военные корабли.

Отряды германских наемников были и в Иудее, в личной охране царя Ирода (73–4 годы до н.э.), о чем речь пойдет ниже.

Впоследствии германцев постоянно нанимали на службу в императорскую гвардию. Так, будучи гвардейцами при императоре Калигуле (время правления с 37 по 41 годы н.э.), они взбунтовались, узнав о гибели императора от рук убийц. По рассказу Иосифа Флавия (Josephus Flavius), еврейского хрониста, современника тех событий,

«эти варвары легко раздражаются; этим они походят на некоторые варварские племена, отличающиеся недостаточной рассудительностью в своих поступках. Обладая страшной физической силой, они всегда совершают первый натиск на тех, которых считают врагами, и нередко пользуются успехом» (4, стр. 496-497).

Когда они узнали о гибели императора, они сильно опечалились, но не от горя, а от возможного отказа платить им жалование со стороны нового императора, Клавдия.

И много позднее, имеются свидетельства о том, что император Нерон (время правления с 54 по 68 годы н.э.) имел в лице германских наемников свою верную гвардию. Германцы служили ему личной охраной. Во время подавления мятежа против Нерона в 65 году н.э. они приняли участие в карательных акциях в Риме. Тацит рассказывает:

«Видно, как на площадях, в домах, по окрестностям носятся легионеры, всадники вместе с германцами, которым принцепс (император) доверил свою безопасность, потому что они были иностранцы».

Они показали себя верными своим обязательствам перед Нероном в борьбе против заговорщиков преторианцев в 68 году н.э. Но в конце его царствования, когда почти все сторонники Нерона отвернулись от него, его также покинули и германские наемники.

Следующим императором, сразу после смерти Нерона, на пару лет, с 68 по 69 годы н.э., был провозглашен Гальба. При нем возникли недовольства римской знати и волнения германских легионов. Убитого Гальбу в 69 году сменил Вителлий (15–69 годы н.э.). Его избрали германские легионы, так как до того он был начальником легионов Нижнего Рейна. Тут следует оговориться: неизвестно, были ли это легионы, состоящие из германских наемников, или же это были римляне, служившие на германской границе.

Но тогда же еще одним претендентом на престол выступил начальник армии, занятой покорением восставшей Иудеи, Тит Флавий Веспасиан. Ему, еще задолго до того, тот же еврейский хронист, Иосиф Флавий, вначале полевой командир еврейских повстанцев и Иудее, а затем военнопленный римской армии, предсказал судьбу стать римским императором.

Но Веспасиан, вступая в борьбу за трон в Риме, руководствовался совсем другими соображениями. Не следует забывать, что в те времена титул «император» имел совсем другое значение, чем в последующие эпохи, когда императором был обязательно монарх с правом престолонаследия. Слово «император» тогда означало просто «властитель» (от латинского impera — властвовать), не более того. И почти каждого римского полководца его войска могли провозгласить «императором», то есть «властителем». И провозглашали. Так было и с Веспасианом: подчиненные ему войска на Востоке Империи провозгласили его своим императором. Вопрос был в другом: признает ли римский сенат и римский народ «настоящим императором» того или иного полководца. И тут, в Риме, разыгралась настоящая драма. Часть римской знати признала таковым Вителлия. Его же поддержали и многочисленные германские легионеры, которых в городе оказалось много. Ведь из них состояла личная гвардия императора. И их мнением и верностью нельзя было просто так пренебречь. Другая часть знати примкнула к Веспасиану.

Поскольку Вителлий прибыл в столицу первым, казалось, что его успех будет несомненным. Он и его войска с Запада Империи, включая германцев, заняли город и устроили настоящую охоту на противников Вителлия. Как рассказывает Иосиф Флавий, поскольку германцы имели явное численное превосходство, они учиняли подлинные погромы в Риме. Они врывались в дома богатых римлян с целью грабежа и разрушения. Они также еще напали на храм Юпитера — святое место для римлян — и превратили его в руины.

Но в конце концов армия Веспасиана вошла в город и силой подавила беспорядки, творящиеся германцами. Вителлий был убит и императором утвердился Веспасиан.

В последующие времена, например, при императоре Адриане (117–138 годы н.э.), германцы в стране играли все более усиливающуюся роль. Немало германцев служило в римской армии, в столице и в провинциях, на Рейне и Дунае, защищая Империю от своих же сородичей. К середине II века н.э. уже многие бывшие пленники из числа германцев стали вольноотпущенниками, то есть свободными людьми. Они назывались «друзьями Рима», пополняли собой армейские ряды, преторианскую гвардию в столице, охраняли внешние границы Империи, чем обеспечивали спокойствие в стране и на ее границах. А в 212 году н.э. эдиктом императора Каракаллы все свободные жители Империи получили статус римских граждан. Как утверждают современники, больше всех от этого нововведения выиграли германцы, поскольку в Риме их было очень много, а в некоторых провинциях их было даже большинство населения. Выиграли и евреи, но об этом отдельно.

Преобладание германцев в стране, на всех уровнях общества, в конце концов и привело Империю к краху.

Но мы ограничимся рассмотрением германцев в античном мире временами, предшествовавшими и сопутствующими началу еврейской жизни на тех же территориях.

  1. ГЕРМАНЦЫ И ЕВРЕИ

Удивительным образом история древних германцев по времени начинается тогда, когда кончается история древних евреев. Одна история как бы перетекает в другую. Но какое-то время обе истории протекали параллельно и одновременно. Это дает нам возможность проследить короткий отрезок жизни обеих историй тем более, что время одновременного сосуществования древних евреев и древних германцев длилось не так уж долго, и почти полностью отражено в древнеримских источниках. То есть, время с первого века до н.э. и по четвертый век н.э., точнее до 321 года н.э.

Как указывает современный исследователь Макс Даймонт (5), есть исторические сведения, где упоминается, что евреи появились в Италии во II веке до н.э. Во Франции — в I веке до н.э. В Испании — в I веке н.э. К концу I века н.э. евреи достигли земель будущего Кёльна. Все они шли в «обозах» римских легионов, снабжая легионеров разными продуктами и товарами и обеспечивая их ремесленными услугами.

Евреи в Иудее, в диаспоре и в Риме

В эпоху эллинизма, то есть во времена, наступившие после распада империи Александра Македонского (после 323 года до н.э.), по разным историческим сведениям евреи уже жили не только в Древней Иудее. Источники называют города Сирии, Малой Азии, Греции, где наблюдались значительные еврейские общины. С первого века до н.э. они поселяются также и на землях Италии и самого Рима. В Риме еврейские поселенцы появились еще при первых Маккавеях (то есть, начиная примерно со 162 года до н.э.). Затем, известным историческим фактом является «декрет об изгнании из Рима всех евреев», не имеющих римского гражданства, изданный претором Гиспаном в 139 году до н.э. Есть известия о значительной еврейской колонии в Риме в период между 106 и 48 годах до н.э. Особенно много евреев оказалось в Риме после походов и войн Помпея (примерно к 67 году до н.э.), который привез в столицу много еврейских пленников. Там они продавались в рабство, со временем становились вольноотпущенниками, и наконец, просто жителями Рима. Из 14 районов Рима — один район — Trastevere — оказался полностью еврейским. В катакомбах Рима обнаруживаются надписи на древнееврейском языке.

По свидетельству Страбона, во времена диктатора Суллы (82-79 годы до н.э.) в Кирене, что в нынешней Ливии, восстали местные евреи. Для подавления восстания в Африку был послан полководец Лукулл. Напутствуя его, Сулла говорил, что «этими евреями» полон весь мир. И что в городах Кирены живут четыре рода жителей, а именно: граждане (видимо, имеющие римское гражданство), земледельцы, колонисты (видимо, легионеры после выхода в отставку), и иудеи. «Евреи проникли уже во все города и нелегко найти найти какое-либо место на земле, где не нашлось бы это племя и которое не было бы занято ими». При этом он приводил пример Египта и Кирены. От себя Страбон добавлял, что в его время (он ум. в 24 году н.э.) не было населенной страны, в которой не селились бы иудеи.

Зажатые в тиски между царством Птолемеев в Египте и царством Селевкидов в Сирии, оспаривающих между собой власть над Иудеей, где правили цари из династии Хасмонеев, иудеи искали союзников. Очень рано они обратились к набирающему силу Риму, чтобы в его лице получить покровителя в борьбе за свою независимость.

Один из последних Маккавеев, Гиркан II (63-40 годы до н.э.), стал набирать наемников разного происхождения в свою армию. В дальнейшей истории такие чужеземные наемники еще не раз будут появляться на исторической сцене. Среди них были и германцы.

В середине первого века до н.э. борьба за власть в Иудее между разными группировками из династии Хасмонеев привела к тому, что они обратились к римскому полководцу Помпею разрешить их споры. Помпей понял это как возможность расширения Римской республики и вторгся со своими войсками в Палестину. Он взял Иерусалим и превратил Иудею в зависимую от Рима страну. В 63 году до н.э. в римскую провинцию была превращена соседняя Сирия.

Однако борьба за царскую власть в верхушке иудейского общества не прекращалась, потому у жителей Иудеи стало крепнуть желание отказаться от собственного царства вообще и стать римскими подданными. Особенно она обострилась после смерти Ирода Великого в 4 году до н.э. Один из его наследников, по имени Архелай, предложил обратиться к Риму с просьбой о переходе Иудеи в прямое подчинение Римской империи. Для этой миссии в Рим было послано посольство из 50 знатных евреев с просьбой о взятии Иудеи под римское покровительство, но с сохранением автономии. В Риме их с восторгом встретили местные евреи, как говорят, их собралось до 8 тысяч человек, чтобы поприветствовать посланников с исторической родины.

Просьба была удовлетворена, и территорию Иудеи административно присоединили к римской провинции Сирия. Так прошли 80 лет, наполненные драматическими событиями как в жизни Рима, так и в жизни евреев в Иудее.

Все закончилось тем, что в 44 году уже н.э. иудейское царство царя Ирода Агриппы было просто аннексировано Римом, и стало глухой провинцией Римской империи. В порядке «компенсации» император Клавдий вернул Агриппе в подчинение те области, которые принадлежали еще Ироду Великому — Иудею и Самарию. В новых условиях римляне постепенно переставали церемониться с иудейскими порядками и традициями религиозной жизни, и все больше наводили в подвластной им Иудее свои собственные правила игры. От этого и нарастало недовольство евреев новой властью — властью римлян в их стране, что и привело к восстанию в 66 году н.э., известному в истории как «Иудейская война».

Евреи в Римской империи

По разным оценкам, в Римской империи в те времена проживало до 8 миллионов евреев (6, стр. 77). Заметим, что число римских граждан тогда же не превышало 5 миллионов человек, хотя во всей Империи проживало около 50 миллионов жителей. Таким образом, евреи составляли собой значительную часть населения Империи, и все события в этой среде сразу отражались на общей политической обстановке в стране.

Под властью Рима евреям вне Иудеи оказалось не так плохо жить. Они получили возможность посещать отдаленные провинции Империи, без специальных разрешений римских властей. И даже поселяться там, для ведения торговых и ремесленных дел. Многие евреи уже имели римское гражданство. Еще Юлий Цезарь приравнял иудеев в Египте в равных правах с местными жителями. Римский консул на острове Парос Юлий Гай запрещая любые сходки и собрания, как угрожающие спокойствию жителей острова, сделал исключение для иудеев, разрешив им исполнять требования иудейских законов и проводить нужные для этого собрания. При этом он сослался на аналогичное решение Юлия Цезаря для иудеев Рима, где им было разрешено собираться для исполнения еврейских праздников и собирать для того деньги.

Во многих местах Империи иудеи были освобождены от воинской службы, в основном из-за необходимости соблюдать субботу. Так было в 49 году до н.э. в городах Эфесе, Делосе, Сарде и в других местах. Но на высшие военные должности их принимали без проблем, если кандидаты хорошо проявляли себя в военных и гражданских сферах. Особенно, если эти евреи не были религиозными, или же просто перешедшими в другую религию, не требовавшую соблюдения субботы.

Ярким примером такого карьерного роста служит история александрийского еврея Тиберия Александра. Этот племянник знаменитого философа Филона Александрийского сделал головокружительную карьеру в римской администрации.

Известны и другие знаменитые иудеи, бывшие полноправными гражданами Рима. Это, например, сам Иосиф Флавий, на чьих трудах в основном базируется этот раздел (4, 7), новозаветный апостол Павел, имеющий еврейское имя Саул (Савл), и другие.

Надо заметить, что после разгрома восстания в Иудее в 70 году н.э., множество евреев добровольно или принудительно вынуждено было покинуть свою страну. В качестве рабов, пленных и добровольных изгнанников, они расселились по всей Империи. Особенно много их оказалось в римской провинции Галлия, куда относился и город Колония Агриппина, в дальнейшем известный нам как город Кёльн.

Есть сведения, что евреи заселялись в плодородной долине Рейна и на Декуматских полях, что теперь находятся в Южной Германии. Эти места евреи стали называть Эрец Ашкеназ (Erez Aschkenas), то есть страна ашкеназов. Особенно усилился приток евреев в эти места после подавления восстания в Иудее и после взятия Иерусалима Титом в 70 году н.э. (6, стр. 89). Вместе с евреями сюда проникало и христианство, проповедуемое в синагогах пришлыми проповедниками.

Опустошенная войной Иудея уже ничем не связывала ее жителей на этой все более засушливой территории. Тем более, что Иерусалим был разрушен полностью, а евреям было запрещено там появляться. И потоки изгнанников потянулись в другие части Империи. Так они оказались и на территории нынешней Юго-Западной Германии. Они охотно заселялись на влажных и плодородных землях. Где сами римляне избегали поселяться из-за боязни нападений германцев.

Следующий император, Домициан, под предлогом борьбы против германского племени хаттов, грабил мирное население Декуматских полей, где было уже немало еврейских переселенцев. Он приказал уничтожать виноградники, так как «пьянство приводит к мятежам».

А в Риме и в Италии жизнь евреев становилась все более непривлекательной. Император Домициан ввел специальный налог на иудеев, что подтолкнуло евреев Италии к переселению в земли у Рейна.

Иудеи, они же христиане

Первоначальное христианство возникло как некая новая внутриеврейская секта. Известно, что его носители проповедовали учение именно в еврейских синагогах. Об этом много рассказано в Новом завете, о миссиях и приключениях апостола Павла. Возникнув, как считают, около 33 года н.э., это «суеверие» быстро распространилось по всей Империи через еврейские общины. Сопровождавшиеся внутренними конфликтами споры сторонников старого учения и нового учения, привлекали внимание римских властей как факты нарушения спокойствия в стране. Если сторонники традиционного иудаизма были римлянам хорошо и давно известны, то виновниками волнений чаще всего стали считать новых иудейских еретиков — евреев-христиан.

Первые гонения на тех и других иудеев произошли при императоре Тиберии (14–37 годы н.э.), то есть уже во время проповедей вначале Христа, а затем и Павла. Не желая вникать в различия между теми и другими иудеями, Тиберий распорядился выселить из Рима всех их вместе взятых. Он потребовал от них, если они не желают быть изгнанными, отказаться от своего иудейства, что могли себе позволить очень немногие из иудеев. Наиболее непокорных из числа молодых евреев, численностью до 4 тысяч юношей, мобилизовали в армию. Как говорят, причиной тому явились многочисленные увлечения женщин-римлянок иудаизмом и/или христианством, что их мужья, знатные римляне, посчитали «восточным суеверием». Император распорядился выслать этих мобилизованных евреев на остров Сардинию, якобы для борьбы с местными пиратами. Тех же, кто отказывался идти служить по причине возможного нарушения еврейских законов, подвергали пыткам и казням.

Во время правления императора Клавдия (41–54 годы н.э.), по свидетельству римского автора Светония, «иудеев, постоянно волнуемых Хрестом, он изгнал из Рима» (8, стр. 383.). Имя «Хрест», как считают, это латинская передача греческого имени «Христос». Из-за этого «Хреста» в римской еврейской общине постоянно происходили беспорядки. Видимо, сторонники и противники христианского вероучения в еврейской среде сильно враждовали между собой.

При императоре Нероне (54–68 годы н.э.), в 64 году, в столице Империи, Риме, случился большой пожар. Чтобы отвести от себя подозрения в поджоге, кстати, довольно обоснованных, Нерон объявил виновниками пожара христиан – евреев. Разница между евреями и христианами была совсем не очевидна, потому их всех вместе римляне считали одной «компанией».

По той же причине, всех их вместе подвергали преследованиям и при императоре Домициане (81–96 годы н.э.).

Император Нерва (96–98 годы н.э.) придумал ввести новый налог на евреев. Они стали должны платить в казну Империи те деньги, которые они раньше платили на содержание Иерусалимского Храма, теперь уже полностью разрушенного. Интересно, что этим налогом обложили уже только этнических евреев, а не всех тех, кто исповедовал или обратился в иудаизм (9, стр. 73).

Отношение к евреям вообще значительно ухудшилось из-за распространения среди них христианства. Римские власти стали с подозрением относиться к евреям как участникам тайных и полусекретных сходок, непонятных молитв и загадочных ритуалов. Евреев-христиан стали подозревать в заговорщической деятельности, так как они не считали богом римского императора, как было приказано властями, а таковым называли Иисуса Христа, якобы «Царя Иудейского». А это был уже прямой вызов власти императора, так как в Империи был «один царь и бог» — сам император. Евреи-иудаисты и евреи-христиане прятались от преследований властей в римских катакомбах. Там до сих пор находят еврейские захоронения со знаками еврейского семисвечника — меноры (Menorah), а также и захоронения христиан с символическими знаками «рыбы». По-гречески рыба — ichthys, что расшифровывалось тогда первохристианами как «Иисус Христос, сын Божий»

Вообще, в те времена между понятиями «христианин» и «еврей» римляне не видели никакой разницы. Это были синонимы. Для массы римлян это были одни и те же люди. (Отметим, попутно, что в ХХ веке синонимами также служили понятия «большевик»/ «коммунист», и «еврей».)

Эта плохо различимая разница между евреями и христианами сохранялась в римском обществе еще пару столетий. Так, император Юлиан Отступник (Julian der Abtrünnige), правивший в Риме в 361–363 годах н.э., написал книгу «Против христиан». В ней он задался вопросом, на который не смогли ответить тогда ни христиане, ни иудеи.

Император в своей книге отмечал: «Христиане говорят, что они отличаются от нынешних иудеев, но что именно они — истинные израильтяне, в соответствии с пророками, и что они больше всех следуют Моисею и последовавшим за ним в Иудее пророками» (10, стр. 421). И далее он же: «ни Павел, ни Лука, ни Матфей, ни Марк не посмели назвать Иисуса богом» (10, стр.427).

Эти слова были сказаны примерно в 362 году н.э., уже спустя более чем два века после начала христианской проповеди.

Комментатор книги Юлиана Отступника богослов Иероним (342–420 годы н.э.), известный как «учитель западной церкви», и переводчик на латинский язык Ветхого Завета (известный как «Вульгата»), писал:

«То, что написано об Израиле, евангелист Матфей перенес на Христа, чтобы посмеяться над простотой обращения из язычников» (10, стр. 434).

Но время шло, проходили десятилетия. И вот в 212 году очередной император, по имени Каракалла, дарует всем свободным жителям империи римское гражданство. Так евреи получили права граждан, равно как и право поселяться в любой части обширной римской империи. Но тот же Каракалла возобновил старый указ императора Нервы — всем евреям платить в римскую казну налог — «фискус юдаикус» (Fiskus judaikus), равный тому налогу, который раньше иудеи платили в пользу Иерусалимкого храма.

Разумеется, наиболее привлекательной для еврейских ремесленников и торговцев была столица империи, город Рим. Став гражданами, они поселились в Риме на другой стороне реки Тибр, разделяющей город на неравные части. Там они образовали свою религиозную колонию, которая приобрела большое влияние на римское общество. Однако, под присмотром властей, и из-за опасения, что это влияние может стать слишком большим, все еврейское население Рима было разделено на 8 маленьких общин. Все они имели выборных руководителей, напрямую подчиненных римской городской администрации.

Германцы в Иудее

Разумеется, богатые, образованные и знатные евреи — жители Рима и других городов — хорошо знали, что творится на рейнской и дунайской границах Империи, и кто и зачем непрерывно вторгается в пределы государства. Были они знакомы и с теми германцами, что служили в римской армии, императорской гвардии и на гражданской службе. Надо сказать, что особых конфликтов между ними не возникало. Римская империя была многонациональным государством, и никого не удивляло наличие представителей тех или иных народов в столице, провинциях, на государственной службе и в армии.

Мы уже говорили о германском отряде наемников в Египте, который александрийский царь Птолемей XIII, соперник царицы Клеопатры, в 49 году н.э. послал на помощь Помпею в его войне против Цезаря. Что, однако, не помешало Помпею быть разгромленным легионами Цезаря. Есть упоминание о войске из 400 галлов (или галатов), бывших телохранителей Клеопатры, которых после гибели царицы, ее победитель, римский император Октавиан-Август, подарил Ироду Великому. Они были посланы Ироду в качестве личных телохранителей. Видимо, такая же судьба сложилась и у солдат-германцев, служивших царю Египта Птолемею XIII.

Время царствования властолюбивого Ирода Великого было полно коварства, интриг, заговоров, подкупов и предательств, о чем историкам хорошо известно. И для надежности своего положения он завел личную гвардию из наемных германцев, ибо иудеям он не доверял. Его германский контингент был сформирован по образцу такого же германского контингента личной гвардии самого Октавиана. Германцы (Germani Corporis Custodes) несли охрану дворца Ирода Великого.

Когда он умер, в его похоронной процессии организованно прошли один за другим отряды наемников из разных стран, составленные только из своих соотечественников. И среди них был отряд германских наемников в полной парадной форме, о чем подробно сообщает Иосиф Флавий. (7, стр. 149; 4, стр. 409), Стало быть, германцы служили в Палестине, и жили среди евреев.

Таковы были первые контакты между евреями и германцами. Таким образом, германцы пришли к евреям.

Иосиф Флавий рассказывает об эпизоде времен императора Тиберия (14–37 годы н.э.). Будущий иудейский царь Агриппа, еще задолго до получения трона, однажды впал в немилость к Тиберию, был арестован и печально ожидал своей участи. Вместе с ним под арестом оказался и один воин-германец. Когда на дерево, под которым стоял Агриппа, слетел филин, то германец через переводчика, тоже арестанта, сказал Агриппе, что это знак судьбы. «Я готов поклясться своими богами и богами римскими, — говорил германец, — что тебя ждет прекрасная судьба. Решением богов ты скоро будешь отсюда освобожден, и достигнешь величайшего почета и власти. Когда же это предсказание исполнится, то не забудь и нас, твоих товарищей по заключению. Но когда ты вновь увидишь эту птицу, то имей в виду, что после этого тебе останется жить пять дней» (4, стр. 457). И предсказания германца действительно сбылись.

Позднее, с самого начала восстания в Иудее против римского правления 66–73 годов н.э., предпринимались попытки мирно охладить пыл повстанцев, как со стороны еврейских высокопоставленных лиц, так и со стороны командующего римлянами «принца» Тита, сына ставшего императором полководца Веспасиана.

Так, тот же Агриппа, уже царь одной из тетрархий Иудеи, выступая перед толпами восставших говорил:

«Кто из вас еще не слышал о многочисленной нации германцев? Их телесную силу и гигантский рост вы уже часто имели случай наблюдать, так как римляне повсюду имеют пленников из этой нации» … «А вы-что? Вы (иудеи) богаче галлов, храбрее германцев, умнее эллинов» … «С кем вы собираетесь воевать? С римлянами? Да опомнитесь. Во главе Рима стоит Веспасиан, это тот человек, который возвратил Риму потрясенный германцами Запад во времена отца Нерона — императора Клавдия» (7, стр. 219–221).

Также и сам главнокомандующий римлян, сын императора Тит, предупреждал повстанцев о бессмысленности борьбы против римлян, дескать, на кого вы рассчитываете? «На поддержку союзников?… Даже германцы — и те наши рабы» (7, стр. 476). В том смысле, что нет на свете силы, которая преодолела бы римское могущество.

Повстанцы однако не послушались доводов здравого смысла и продолжили восстание.

Тогда Тит с войском из 60 тысяч солдат, среди которых были и германские легионеры, начал штурм Иерусалима. Это было в 70 году н.э. Военным командиром был назначен уже знакомый нам Тиберий Александр, египетский еврей, перешедший в язычество. При штабе Тита постоянно находились еще двое евреев в качестве «консультантов»: царь Агриппа и сам Иосиф Флавий.

В последовавших за тем жутких уличных боях в Иерусалиме, однако не было призыва «бей жидов», ни со стороны германцев, ни со стороны римлян. Призыв был другой — восстановить порядок, спокойствие и римскую власть над непокорной Иудеей. В результате восстание было с большой кровью подавлено. Погибло более миллиона иудеев. Еще 100 тысяч были взяты в плен и обращены в рабство (9, стр. 57).

Летом 71 года Тит вернулся с победой из Иудеи в Рим. Его встречали как триумфатора.

Позднее, после его смерти, в 82 году н.э., в его честь была построена знаменитая «Арка Тита» (Arco di Tito), существующая и поныне. На барельефах, украшающих арку, изображены пленные евреи, закованные в цепи, и гордые победители — римские легионеры, несущие как трофеи иудейские меноры. Римские евреи тогда и позже веками обходили это сооружение стороной, чтобы не видеть позора своей родины.

(В первый раз, уже в современную эпоху, осенью 1947 года, евреи Рима и других стран Европы триумфальным маршем прошли под аркой Тита обратным путем, с запада на восток. Причиной тому явилась принятая в ООН резолюция о создании государства Израиль. Вдохновленные этим событием евреи, проходя маршем под аркой, говорили: «Тит, ты умер, а мы по-прежнему здесь, народ Израиля жив!» В 1948 году, когда уже было создано государство Израиль, марш евреев под аркой Тита повторился.)

Еще раз евреям Палестины пришлось столкнуться с германцами в римской армии во время следующего восстания в Иудее, известного как восстание Бар Кохбы, в 132–135 годах н.э. Восстание было подавлено римлянами, во время царствования императора Адриана. В этой войне погибло около 500 тысяч евреев. Оставшиеся в живых были расселены по всей Империи. Таким образом к началу II века н.э. большинство евреев оказалось вне своей исторической родины. Они рассеялись на всем пространстве Империи, от Индии до берегов Атлантики.

Рассказы о германцах из-за Рейна были хорошо известны жителям Иудеи. Информация о тех или иных событиях быстро распространялась по всей Империи. Тот же царь Агриппа говорил о силе римлян. Говоря о попытках наступления диких германцев из-за Рейна на земли Империи, он указал на покоренных в боях варваров всего силой 8 легионов римлян. И германцы бежали за Рейн, а пленные из них были обращены в рабство.

Последующие контакты евреев и германцев происходили уже в самой Италии, а также на Рейнской и Дунайской границах Империи.

(окончание следует)

Литература

1. С. Утченко. Юлий Цезарь. «Мысль», М., 1976.
2. Ф. Инар. Сулла. «Феникс», Ростов-на-Дону, 1997.
3. Плутарх. Сравнительные жизнеописания. «Азбука-классика». С-Пб, 2008.
4. И. Флавий. Иудейские древности. Том 2. «Беларусь», Минск, 1994.
5. М. Даймонт. Евреи, Бог, история. Репринт, 1994.
6. Ortag. Jüdische Kultur und Geschichte. Landeszentrale für politische Bildung. Ein Überblick, Hamburg.
7. И. Флавий. Иудейская война. Репринт, «Орел», С-Пб, 1991.
8. Э. Сизек. Нерон. «Феникс», Ростов-на-Дону, 1998.
9. Ф. Гимельфарб. Колония Агриппины. Кёльн-Москва, 2015.
10. А. Ранович. Первоисточники по истории христианства. Античные критики христианства. «Изд-во политической литературы», М., 1990.

Print Friendly, PDF & Email
Share

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Арифметическая Капча - решите задачу *