©"Заметки по еврейской истории"
  ноябрь-декабрь 2021 года

 724 total views,  2 views today

Черчилль не был, несмотря на все его порой серьёзные, порой шутливые объяснения в любви к сионизму, таким его идейным сторонником, как его предшественники  Ллойд Джордж и  Бальфур. Он воевал за свою громадную Империю, частью которой была маленькая Палестина, крошечный сионистский Ишув. Воевал против монстра, поставившего своей чуть ли не главной задачей уничтожить еврейский народ, или как любил говорить Черчилль — еврейскую расу.

Сёма Давидович

ЧЕРЧИЛЛЬ: ПАЛЕСТИНА, СИОНИЗМ, ЕВРЕИ

(окончание. Начало в № 8-9/2021 и сл.)

06. Зенит. 1939-1945 годы

«Нужный лидер в необходимый момент»

ЧерчилльВ 11 часов 3 сентября 1939 года Великобритания объявила войну Германии и уже через несколько часов новый Лорд Адмиралтейства Уинстон Черчилль вошёл в тот самый кабинет, который он покинул 24 года назад. За два дня до этого, 1-го сентября, около берега Тель Авива канонерками флота Его Величества был обстрелян корабль «Тайгер Хилл» с более чем тысячью нелегальными иммигрантами из Австрии, Германии, Чехии и Данцига, погибло двое. Новый лорд Адмиралтейства скорее всего просто не узнал об этом. В отличие от «странной войны» на суше, на море настоящая война началась в первый же день. Уже через восемь с половиной часов после вступления Великобритании в войну пассажирский корабль «Атения»[1] , направлявшийся из Глазго в Монреаль, был потоплен немецкой подлодкой вблизи берегов Ирландии. Погибло 117 человек.

Став Первым Лордом Адмиралтейства Черчилль дал указание не перехватывать корабли с иммигрантами, направляющимися в Палестину, и обратился к Министру колоний Малькольму Макдональду с вопросом «как обращаются с этими несчастными людьми [нелегальными иммигрантами «алии бэт»[2]] и куда их направляют?«[3], а 4 января написал ему же:

«Я был несколько удивлен, узнав, что телеграмма по поводу пресечения нелегальной транспортировки еврейских беженцев в Палестину была отправлена без того, чтобы ее показали мне. Отданные подобным образом приказы не должны исполняться«[4]

***

В один и тот же день 10 мая 1940 года произошло два события, изменившие ход начавшейся 8 месяцев назад войны, а значит изменившие и историю XX столетия. Вермахт начал наступление, которое через 6 недель завершилось полным разгромом французской армии, считавшейся одной из сильнейших в тогдашнем мире. В тот же день 61-м премьер-министром Великобритании стал Уинстон Черчилль. Случилось чудо, такое же судьбоносное для страны и мира, как и произошедшее вскоре чудо Дюнкерка. Невилл Чемберлен мог остаться на своём посту ещё несколько месяцев (он скончался 9 ноября 1940 года), но лейбористы обусловили своё участие в коалиционном правительстве его заменой. Министр иностранных дел лорд Галифакс должен был стать следующим премьером, но отказался под не слишком убедительным предлогом, что он заседает в Палате лордов, а не Общин. Не нужно слишком сильно гадать, что произошло бы дальше, если бы один из разработчиков Мюнхена возглавил страну. После страшного поражения во Франции Галифакс предложил при посредничестве Муссолини начать переговоры с Гитлером для «защиты независимости нашей Империи и, если возможно, Франции«[5]. Собственно Гитлер ждал именно такого развития событий.

В те дни Бен Гурион был в Лондоне. 8 августа он написал жене:

«И как велик этот народ, нашедший в этот ужасный час нужного лидера, нашедший его в самый необходимый момент. Теперь можно сказать, что, если Англия — и с ней все человечество — переживет этот нацистский кошмар, то это случится лишь благодаря власти демократии и свободы, глубоко пустивших корни в Англии. Трудно описать, насколько изменилась Англия. С того момента, как Черчилль сменил Чемберлена, результатом этой замены стала спокойная уверенная храбрость, поселившаяся в сердце каждого англичанина«[6].

***

Осенью Еврейское Агентство проинформировало Черчилля об ужасных условиях, в которых находятся депортированные на остров Маврикий в Индийском океане перехваченные незаконные иммигранты, Черчилль написал Министру колоний Ллойду:

«Я никогда не предполагал, что доставленные на Маврикий еврейские беженцы заключены там в лагерь, окруженный колючей проволокой и часовыми. Очень маловероятно, что среди этих беженцев находятся вражеские агенты, и я полагаю, что наиболее эффективный надзор за поведением интернированных беженцев смогут осуществлять сами еврейские уполномоченные, как вам подтвердит доктор Вейцман… Поскольку мероприятия по пресечению нелегальной иммиграции евреев в Палестину уже объявлены, они должны выполняться. Однако условия пребывания беженцев на Маврикии не должны включать заключение этих людей в клетку до окончания войны. Кабинет будет требовать соблюдения этого правила.»

Перехват нелегальных иммигрантов должен продолжаться, но тем, которые уже проникли в Палестину «после тщательной проверки следует разрешить остаться»[7].

У чиновников Министерства колоний было своё, не слишком благоприятное для евреев, отношение к происходящему в Палестине, и они не собирались его менять. Глава Ближневосточного департамента Министерства колоний при Черчилле, ставший теперь постоянным заместителем министра, Джон Шакбёрг заявил своим сотрудникам:

«Наша задача состоит в том, чтобы поддерживать свою деятельность насколько возможно в нормальном административном русле, вне сферы политики кабинета и так далее«[8].

По сравнению с проблемами, с которыми тогда сталкивался Черчилль, проблема Палестины была на N-м месте, и вполне возможно, что он вообще не знал о периоде, когда не было выдано ни одного иммиграционного сертификата.[9] Конфликтовать со своими министрами и чиновниками из-за политики военного времени в Палестине Черчилль не собирался, но он дал им указания подготовить предложения по её послевоенному устройству — Черчилль в любом случае был против намеченного в Белой книге создания к 1949 году единого двунационального государства с арабским большинством.

Есть косвенное свидетельство отношения в то время Черчилля к возможности создания еврейского государства. В ноябре 1940 года Джон Мартин, его главный личный секретарь, написал, что вместо того, чтобы охотиться на море за беженцами, лучше бы было дать евреям независимое государство. Мартин назвал Палестину её еврейским именем, Эрец Исраэл[10]. А в декабре Черчилль проинформировал правительства стран Содружества, что британское правительство

«должно также принимать в расчет свои обязательства перед сионистами и руководствоваться общими соображениями гуманности по отношению к людям, бежавшим от жесточайших форм преследования«.

Возникла идея конфедерации во главе с королём Саудии Ибн Саудом, в которую вошло бы и Еврейское государство. 19 мая 1941 года Черчилль написал Военному кабинету:

«Мы несомненно должны вести переговоры с Ибн Саудом о достижении удовлетворительного соглашения по еврейской проблеме; и если такая договоренность будет достигнута, то, возможно, сформировать еврейское государство в Западной Палестине как независимую федеративную часть Арабского халифата. …Это еврейское государство должно иметь полное самоуправление, включая суверенитет в вопросах иммиграции и развития, и возможности для расширения в пустынные регионы в южном направлении [Негев], где они со временем могли бы начать мелиорацию.«

Вейцман вспоминал о встрече с Черчиллем в 1941 году:

«В конце нашего разговора, премьер-министр сказал, что он подумывает о послевоенном соглашении между нами и арабами. Человек, с которым нам следует достичь соглашения, это король Саудии Ибн Сауд. Он хотел бы видеть достижение такого соглашения и готов предложить для этого свою помощь». Ибн Сауда «следует сделать лидером арабских стран», или «боссом всех боссов», но он должен обязательно достичь согласия с Вейцманом относительно будущего Палестины»[11].

Конечно из этого ничего не получилось и получиться ничего не могло. «Арабы не хотят видеть больше евреев в Палестине» заявит позже один из помощников Рузвельта. Рузвельт, возвращаясь с Ялтинской конференции, прилетел в Египет и на борту крейсера, на котором он должен был отплыть в Америку, 14 февраля 1945 года встретился с королём Ибн Саудом. После этой встречи Рузвельт заявил, что он «… узнал больше о всей проблеме – о проблеме мусульман и о еврейской проблеме – в течение пятиминутного разговора с Ибн Саудом, чем мог узнать, обмениваясь двумя или тремя дюжинами писем«. А его помощник заметил: «Единственное, что он узнал, – это то, что уже знает каждый, а именно то, что арабы не хотят видеть больше евреев в Палестине«.

Позже Трумэну пришлось нелегко, дезавуируя Рузвельта.

Через 3 дня на пути с той же Ялтинской конференции в оазисе Файюм в Египте с королём встретился Черчилль. В стенограмме заседания правительства, записано, что Черчилль

«в разговоре с Его Величеством отстаивал сторону евреев, но, как он считает сам, ему не удалось произвести большого впечатления на короля. Ибн Сауд в ответ цитировал положения Корана. … Король выразил свои опасения: «Число евреев в Палестине непрерывно растет, они даже сформировали что-то вроде собственного правительства, включая премьер-министра, министра иностранных дел и министра обороны, а также воинские подразделения в количестве 30,000 человек с современным оружием и оборудованием. Таким образом, они представляют большую опасность для арабов

Черчилль пытался его успокоить:

«Мы контролируем моря и легко можем лишить их снабжения. В то же время евреи должны иметь место, где жить, — другими словами, иметь возможность жить в Палестине. Он никогда не выступал за то, чтобы Палестина была превращена в еврейское государство, он лишь за создание еврейского национального очага в Палестине«.

Черчилль отметил, что работа, проделанная евреями по культивированию пустынных районов в Палестине, создает преимущества для арабов, «количество населения и благосостояние которых в связи с этим увеличились«. Он надеялся, что может рассчитывать на содействие короля, чтобы обеспечить «твердый и постоянный порядок при совместном проживании евреев и арабов в Палестине«.[12]

***

Вернёмся в 1941 год. В октябре на встрече Черчилля с Рузвельтом была подписана Атлантическая хартия, с обязательством «уважать право всех народов выбирать форму правления, при которой они будут жить«[13]

Для тогдашней Палестины с арабским большинством соблюдение этого права на свободный выбор означало лишение права евреев на своё государство.

Черчилль и Рузвельт

Черчилль и Рузвельт

Вернувшись в Лондон, Черчилль заявил своим министрам, что если Великобритания и Соединенные Штаты

«выйдут из войны победителями, то создание большого еврейского государства в Палестине неизбежно станет одним из вопросов, которые необходимо будет обсуждать на послевоенной мирной конференции«[14].

Он повторит это обещание в письме Вейцману в июне 45-го.

Летом 1943 года, после окончательной победы союзников в Северной Африке, Военный кабинет учредил Комитет по изучению проблем Палестины с тем, чтобы за основу была бы принята идея Разделения, предложенной комиссией Пиля. Амери записал в своём дневнике:

«Этот день стал бы великим днём для евреев, если бы они знали об этом, и может когда-нибудь они признают Уинстона, наряду с Бальфуром (и в некотором смысле меня тоже) своим настоящим другом[15]

Председателем комитета Черчилль назначил лейбориста, Министра внутренних дел Моррисона[16], который проникся симпатией к сионизму после посещения Палестины в 1935 году, и который резко выступал против Белой книги 1939 года. В комитет вошли кроме таких «про-сионистов, как Амери и Синклар[17] и некоторые «анти-сионисты», такие как Лорд-хранитель печати Кранборн, Государственный министр (что тогда соответствовало должности Министра без портфеля) Ричард Лоу (сын бывшего премьер-министра, 1922-1923 годы, Бонара Лоу). Позже в состав комитета вошёл Министр-резидент на Ближнем Востоке лорд Мойн[18]. Иден возражал против включения Амери в комитет, но Черчилль возразил с сарказмом: «Это действительно правда, что он [Амери] придерживается той же точки зрения, что, безусловно прискорбно, но он обладает большими знаниями и умом[19]

В конце 1943 года комитет выпустил черновик плана, составленного в соответствии с идеей Разделения, сторонником чего как всем было известно являлся премьер-министр. Предложение было с сегодняшней точки зрения немного экзотическое: создание Левантийской конфедерации, включающей Еврейской государство, «усечённый» Ливан и Великую Сирию — саму Сирию, Трансиорданию, часть Ливана и области Палестины. Британия продолжала контролировать район Иерусалима, аэропорт в Лоде и Негев. Площадь Еврейского государства сокращалась примерно на 25% по сравнению с планом комиссии Пиля и в него входили Хайфа, Тель Авив и сельскохозяйственные земли Приморской низменности.[20] Возможность расширения не предусматривалась. Британия Франция, и, возможно, США, станут гарантами интеграции государств и будут осуществлять военный и пограничный контроль. Не предусматривалось создания арабского государства в Палестине, как и, в отличие от предложений комиссии Пиля, трансфер населения.

В случае более чем вероятного несогласия Ибн Сауда и палестинских арабов, предлагалось не обращать на это внимание.

25 января Военный кабинет одобрил план «в принципе» с учётом дальнейшей разработки деталей. Было решено не обнародовать план до победы в войне и не посвящать в него ни Рузвельта, ни Вейцмана.[21]

Разработка деталей заняла 9 месяцев — план встретил сильные возражения. Черчилль жаловался Вейцману, что большинство в его, консервативной, партии, в отличии от младших партнёров по коалиции — лейбористов[22], против его политики по Палестине. Оливер Харви, личный секретарь Энтони Идена, отмечал в своем дневнике: «К сожалению, Иден несгибаем в вопросе о Палестине. Он любит арабов и ненавидит евреев«[23] .Ничего, кроме горькой иронии, если вспомнить их политику после прихода к власти, не вызывает провозглашение в 1944 году на конференции лейбористской партии:

«создание Еврейского дома обязывает нас позволить евреям переселяться в Палестину в таких количествах, чтобы стать, если они захотят, большинством в этой маленькой стране[24]«.

Мойн созвал региональную конференцию, которая встала в оппозицию к плану. Возглавивший в декабре 1943 года Эцел[25] Менахем Бегин провозгласил в начале 1944 года восстание против англичан. Война была в разгаре, на Восточном фронте бои шли в Правобережной Украине и Белоруссии, союзники застряли в Италии, до высадки в Нормандии оставалось ещё полгода. В Эцеле, насчитывающем тогда около тысячи человек,[26] решили не нападать на английских солдат, но только на объекты администрации Мандата и полицию. Черчилль предупредил барона Мелчетта что он «умоет руки[27]«, если атаки будут продолжаться.

Окончательный вариант плана был предложен Черчиллю 3 ноября 1944 года. Создание Левантийской конфедерации, как и Великой Сирии, откладывалось, арабская Палестина, включая Галилею, и Трансиордания объединялись в «Южную Сирию», Иерусалим и аэропорт в Лоде оставались под британским контролем, также оставались временно под британским контролем и Негев, для гарантии границ и соблюдения британских интересов Еврейское государство и Южная Сирия подписывали договоры с Британией.[28]

картаНа следующий день Черчилль проинформировал Вейцмана, но предупредил, что не будет сделано никакого заявления до окончания войны и возможно, до проведения послевоенных всеобщих выборов. Он, как и сам Вейцман, стоит за включение Негева в состав еврейского государства.

«Если бы евреи могли получить всю Палестину, это было бы хорошо». Но если им надо выбирать между отказом от создания государства вообще и разделом территории Палестины, то тогда им следует принять раздел[29]

Черчилль потребовал срочного обсуждения в Военном кабинете плана Моррисона. Свидетельством охватившего Черчилля энтузиазма было сделанное им на следующий день предложение Рузвельту рассмотреть Палестину как место предстоящей встречи «Большой тройки»: «Меня привлекает Иерусалим. Там есть первоклассные отели, правительственные здания и т.д. и можно предусмотреть все необходимые меры безопасности[30]«. Рузвельт не согласился, и встреча состоялась в Ялте 3 месяца спустя.

А через 2 дня после встречи Черчилля с Вейцманом, 6 ноября в Каире двумя боевиками Лехи[31] был убит лорд Мойн.[32]

Черчилль заявил:

«Не по кому больше это не нанесло удара сильнее, как по таким как я, кто в прошлом был последовательным другом евреев и постоянным архитектором их будущего«[33]

И продолжил:

«Если нашим надеждам на сионизм суждено утонуть в револьверном дыму убийц, многим, включая меня, придется пересмотреть свои взгляды, которых мы давно и столь твердо придерживались«[34].

В эпилоге его знаменитого труда «Вторая мировая война» будет написано:

«Немногие из нас могут упрекать евреев за их ожесточенные взгляды в вопросах создания собственного национального государства. От народа, который едва не подвергся полному уничтожению, трудно ожидать благоразумия. Но действия террористов, которые добиваются своего убийством британских официальных лиц и военных, являются гнусными и отвратительными проявлениями неблагодарности»[35]

Черчилль приказал отложить обсуждение в Военном кабинете плана Раздела, и оно так никогда и не состоялось. А в 2011 году были обнародованы[36] архивы МI5[37] с информацией, что боевики Лехи обдумывали возможность убийства и самого Черчилля.

Самым, наверное, значительным «про-сионистским» решением Черчилля было решение о создании Еврейской бригады[38], принятое совсем незадолго до убийства в Каире. Черчилль послал личную телеграмму Рузвельту: «Евреи… как и другие нации имеют право сражаться с немцами в составе своей национальной воинской части» , а вечером 19 октября 1944 года, меньше, чем за три недели до убийства министра, когда евреи начали праздновать Рош ха-Шана תש»ה (5705 год), британское Военное министерство опубликовало официальное заявление: «Правительство Его Величества приняло решение о сформировании Еврейской Бригады…»[39] После убийства в Каире «про-сионистский» энтузиазм Черчилля заметно ослаб. В январе 1945 года он написал Начальнику Генштаба Исмею, в ответ на его предупреждение, что объявление о плане раздела приведёт к необходимости для поддержания порядка усилить британский гарнизон в Палестине:

«Предположим множество арабов убьёт множество евреев, или множество евреев убьёт множество арабов, или множество сирийцев убьёт множество французов, или наоборот, это очевидно произойдёт потому, что у них будет большое желание выплеснуть свою злобу друг на друга… Мы действительно не можем взять на себя остановить этих жаждущих крови людей убивать друг друга, если они так понимают демократию и Новый Мир.«[40]

А накануне Потсдамской конференции, 1 июля 1945 года Черчилль написал послу в США лорду Галифаксу:

«Я не думаю, что мы должны брать на себя ответственность за управление этим сложным местом в то время, как американцы сидят в стороне и критикуют. Я не уверен в малейшей выгоде, которую может получить Великобритания от выполнения этой болезненной и неблагодарной задачи… Пришла очередь кого-нибудь другого«[41]

Он, конечно, не мог предположить, что совсем скоро и в Лондоне не он будет решать судьбу Палестины, и не только Палестины.

***

Знал ли в годы войны Черчилль об уничтожении европейских евреев? Ответ: безусловно, да, знал, хотя ни он, ни никто другой не могли представить масштабы преступления. Хотел ли он помочь евреям? Ответ: безусловно да, хотел, но считал, что помощь прежде всего состояла в победе в войне.

В сентябре 1941 года Черчилль получил донесение из Блетчли Парк[42]:

«Факт, что полиция убивает всех евреев, которые попадают в её руки, может считаться достаточно подтверждённым. Поэтому предлагается больше не продолжать передавать сообщения об этом без специального запроса[43]«.

В ноябре Jewish Chronical опубликовал послание Черчилля:

«Никто не пострадал более жестоко, чем евреи. Неописуемые злодеяния совершались над телами и душами этих людей Гитлером и его ужасным режимом. Евреи вынесли главную тяжесть первых нацистских атак на цитадель свободы и человеческого достоинства. Они вынесли и продолжают терпеть тяжесть, кажущуюся невыносимой. Они не позволили сломить свой дух, они никогда не теряли воли к сопротивлению. Несомненно, в день окончательной победы страдания евреев и их роль в этой борьбе не будут забыты. Придет время, и они вновь увидят, как провозглашенные их отцами на весь мир принципы праведности будут отомщены«

Реагируя на сообщение об отправке французских евреев в Германию — на самом деле в лагеря уничтожения в Польше — Черчилль заявил:

«…зверские преследования людей, которые позволяют себе немцы, делают возможным в каждой стране, куда ворвались их армии, самые чудовищные, самые грязные и самые бессмысленные деяния; таковы массовые депортации евреев из Франции, с ужасами, сопровождающими расчетливое и окончательное рассеяние семей. Когда пробьет час освобождения Европы, а он непременно придет, это будет и час возмездия«[44]..

17 декабря 1942 года одновременно в Лондоне, Вашингтоне и Москве была обнародована Декларация Объединённых Наций, которую подписали и восемь правительств в изгнании: Бельгии, Чехословакии, Греции, Люксембурга, Голландии, Норвегии, Польши, Югославии, и Французский национальный комитет генерала де Голля:

«…немецкие власти, не довольствуясь отказом лицам еврейской расы на всех территориях, на которые распространялось их варварское правление, в самых элементарных правах человека, теперь претворяют в жизнь часто повторяемое Гитлером. намерение истребить еврейский народ в Европе. …Они [Правительства] подтверждают свое торжественное решение обеспечить, чтобы виновные в этих преступлениях не избежали возмездия, и настаивают на принятии необходимых практических мер с этой целью«[45].

Увы, предупреждение не помогло.

Черчилль поддержал предложение Польского лондонского правительства при бомбёжке немецких городов одновременно сбрасывать листовки, в которых говорилось бы, что эти налеты — акты возмездия за проявленные немцами жестокость и бесчеловечность, и предупреждающие немцев о недопустимости подобных действий и о неотвратимости наказания за них.

6-го июля 1944 года Вейцман и Шерток[46], глава международного отдела Еврейского агентства, встретились с Энтони Иденом и попросили разбомбить железную дорогу, ведущую из Будапешта в Освенцим. Иден проинформировал Черчилля, тот тут же отреагировал:

«Обратитесь к представителям наших ВВС и получите от них все, что только возможно. Если это будет необходимо, подключайте меня к решению этой проблемы«

Ни сброса листовок, ни бомбёжки не было.

Успешнее был демарш Черчилля испанскому послу, когда появились сообщения о закрытии франко-испанской границы в Пиренеях для еврейских беженцев:

«Если правительство Испании дошло до того, что не позволяет этим несчастным людям искать спасения от ужасов нацистской власти, и если оно пойдет еще дальше и совершит насилие, передав их в руки германских властей, это никогда не будет забыто и отравит отношения между испанским и британским народами«[47].

Граница открылась.

Летом 1944 года гитлеровские преступники попытались совершить совершенно изуверскую провокацию — Эйхман предложил руководителям еврейской общины Венгрии сделку, получившую название: «Кровь в обмен на товары». За каждую сотню евреев он требовал 200 тонн чая, 200 тонн какао, 800 тонн кофе и 2 миллиона кусков мыла, за каждые 1,000 грузовиков будут освобождены 100,000 евреев. В Стамбул в сопровождении эсэсовцев и по немецкому паспорту прибыл один из руководителей еврейской общины Будапешта Йоэль Брандт[48]. Эйхман заявил, что если Бранд вернётся из Стамбула с положительным ответом союзников, он отпустит 10 процентов от одного миллиона человек — один грузовик за тысячу евреев. После встречи в Стамбуле с представителем Еврейского агентства Бранд поехал в Палестину, но по дороге был задержан британцами. В результате и британцы и американцы отвергли предложение, сочтя это провокацией, направленный на разрыв их союза с СССР. 11 июля Черчилль заявил, что убийство евреев было

«пожалуй, величайшим и самым ужасным из когда-либо совершенных преступлений«, поэтому «переговоры любого рода по этому вопросу неуместны. …Проект выдвинут очень сомнительным источником и носит неопределённый характер. Я не намерен воспринимать его всерьёз«[49]

Брандт после освобождения британцами приехал в Палестину и присоединился к Лехи.

Примерно в это же время Вейцман попросил Черчилля связаться с Тито, чтобы переправить бежавших на контролируемую Тито территорию венгерских евреев в Италию. Черчилль обратился к Тито и 25 июня получил сообщение из Форин офиса:

«Маршал Тито согласился помочь спасти еврейских беженцев из Венгрии, оказавшихся в Югославии, предполагая, что они смогут далее достичь Италии через Далмацию«,

а через год Рэндольф Черчилль рассказал Вейцману, что он «пытался спасти 115 евреев в Югославии; всего он спас 112 человек, трое при этом погибли«.

***

С победой, с окончанием войны в Европе, не окончились проблемы выживших благодаря победе, но ставших бездомными евреев. Число их оценивалось в 100 тысяч.[50].

24 мая Вейцман обратился к Черчиллю:

«Еврейский народ ждал окончания войны с Германией, ожидая не только освобождения от Гитлера, но и отмены установленного «Белой книгой» 1939 года несправедливого порядка, значительно усилившего их страдания и повлекшего за собой потери человеческих жизней. Мы с благодарностью вспоминаем, как благодаря Вам мы могли расслышать голос британской совести. … Мы заметили, как в годы войны Вы никогда не говорили ничего, что можно было интерпретировать как принятие вами положений «Белой книги» 1939 года. Это позволяло мне требовать от нашего народа терпения. Но теперь война с Германией закончилась. Под Вашим руководством в ней достигнута победа. Ваше слово никогда не имело такого веса, как сейчас. Положения «Белой книги» все еще действуют. Они продлевают агонию выживших евреев. Не можете ли Вы сказать свое слово, которое исправит несправедливое положение и освободит наш народ? …Положение евреев в освобожденных странах отчаянное. Политическое же положение в Палестине становится невыносимым, так же, как и мое личное положение на посту президента Еврейского агентства. Аргументы, которые я раньше использовал, перестали действовать. Когда же произойдет окончательное решение нашего вопроса, если оно не состоялось даже после победы над Германией? Каждая проходящая неделя, каждый запрос в парламенте, в ходе которого дебатируются вопросы о законности положений «Белой книги», увеличивают заинтересованность наших противников в сохранении этого фатального для нас документа. Пришло время отказаться от «Белой книги», чтобы открыть евреям дорогу в Палестину и провозгласить там создание еврейского государства. Мой священный долг просить вас осуществить это и осуществить немедленно«.

9 июня Черчилль ответил:

«Я боюсь, что не будет возможности продуктивно рассмотреть этот вопрос до начала специальной мирной конференции[51] с участием союзников-победителей«

Бен Гурион был возмущён: письмо Черчилля было «сильнейшим ударом, полученным евреями«. И хотя он признавал, что Черчилль «не имел дурных намерений по отношению к евреям«, и все еще считал себя другом сионизма, еврейский народ был «сейчас абсолютно бессилен и беспомощен, и величайшим злом было предать этот народ«.

Для англофила Вейцмана это стало сильнейшим ударом: «Если бы Черчилль хотел уладить дело, он мог бы это сделать«. 15 июня он написал Черчиллю откровенное письмо:

«Мой дорогой премьер-министр, я хотел бы поблагодарить Вас за письмо от 9 июня, хотя признаюсь, что его содержание стало для меня большим ударом. Из наших обсуждений всегда следовало, что проблемы евреев в Палестине будут рассмотрены, как только закончится война с Германией. Но Ваша фраза о том, что это сможет произойти, только «когда победившие в войне союзники определенно усядутся за стол мирных переговоров», содержит лишь намек на некую неопределенную дату в будущем. Я едва могу поверить, что таково было Ваше истинное намерение, потому что я уверен, что Вы прекрасно понимаете, что означает для еврейского народа продолжение действия положений «Белой книги» 1939 года. Она закрывает двери Палестины выжившим в ходе войны остаткам европейского еврейства, и многие беженцы вынуждены ныне скитаться или умирать, потому что они не могут попасть в Палестину. Что касается живущих в Палестине 600,000 евреев, то продолжение действия «Белой книги» означает для них заключение в территориальное гетто, состоящее из пяти процентов территории Западной Палестины. Они едва могли выдержать это во время войны, а теперь положение становится совсем невыносимым. Каждая неделя, пока Палестина остается под властью положений «Белой книги», делает эту трагедию еще более острой. Я очень серьезно прошу вас принять это во внимание».

29 июня Черчилль ответил:

«Мой дорогой Вейцман, боюсь, мне нечего добавить к моему письму от 9 июня. Я могу лишь разъяснить, что выражение «мирная конференция» означает мирную конференцию, на которой должны быть решены все проблемы, накопившиеся к концу войны. Я не знаю, какой курс изберут великие державы. Но я верю, что после проведения в июле конференции союзных государств основные великие державы еще до конца нынешнего года предпримут четкие попытки решить некоторые особо острые территориальные вопросы, и что тогда и настанет момент, когда проблемы евреев в Палестине будут должным образом рассмотрены. …я подумал, что эффективным разрешением ваших трудностей могла бы стать передача мандата на Палестину от Великобритании к Соединенным Штатам. США, с их огромным богатством и мощью и со значительной еврейской прослойкой населения, могли бы сделать больше для дела сионизма, чем Великобритания. Как вы, должно быть, знаете, у меня очень мало сторонников в консервативной партии, и даже лейбористы, кажется, потеряли интерес к идее создания еврейского государства в Палестине

6 июля он повторил эту мысль в письме к Министру колоний и Начальнику Генштаба:

«Вся палестинская проблема должна обсуждаться на специальной мирной конференции, хотя может быть затронута и в ходе Потсдамской конференции. Я не считаю, что мы должны брать на себя ответственность за управление этим трудным регионом, пока американцы спокойно сидят и критикуют нас. Нам надо задаться вопросом, не следует ли нам попросить их взять все это на себя? Я считаю, что чем теснее они окажутся связанными с проблемами средиземноморского региона, тем мы станем сильнее. Во всяком случае, то обстоятельство, что мы никак не демонстрируем желания сохранять британский мандат в Палестине, очень нам помогает. Лично я не вижу даже малейшего преимущества для Великобритании от этого болезненного и неблагодарного занятия. Настала очередь кого-то еще«

Через год, уже будучи главой оппозиции Черчилль заявил:

«Мысль о том, что еврейский вопрос может быть решен путем масштабного переезда евреев из Европы в Палестину слишком глупа, чтобы сегодня занимать ею наше время в парламенте. Я совсем не уверен, что нам следует поспешно отбросить идею о том, что европейские евреи все-таки должны остаться жить в тех странах, где они родились. Должен сказать, что, когда война кончилась, я не имел представления о происшедших ужасных бойнях, о миллионах и миллионах убитых. Эти данные дошли до нас постепенно, в том числе и тогда, когда война уже закончилась. Но если многие миллионы были убиты в кровавых бойнях, то должно остаться и место для выживших

В Потсдаме Палестину не обсуждали, но при обсуждении будущего итальянских колоний, (сегодняшняя Ливия) Черчилль предложил организовать там еврейские поселения, признав при этом, что «сами евреи «были совсем не в восторге от такого предложения«[52]

05. Последний этап. 1945-1964 годы

Вы должны позволить евреям получить Иерусалим, ведь это они сделали его знаменитым.

Узнав о поражении на выборах Клементина сказала мужу: «Возможно, это скрытое благословение«. Черчилль ответил: «Мне кажется, что оно слишком хорошо скрыто[53] Но может права была Клементина? Не проиграй Черчилль выборы, не написал бы он свою знаменитую книгу «Вторая мировая война»!

***

Редко так определенно можно ответить на вопрос из области «альтернативной истории»: как бы пошла история, если бы проигравший победил? Если бы Черчилль победил на выборах в июле 1945 года, правительство Черчилля точно так же  отказалось бы от Мандата на Палестину, как отказалось от него правительство Эттли[54].

2 июля 1946 года Черчилль написал премьер-министру Эттли:

«Некоторые мои друзья поддерживают идею раздела Палестины, и я сам склонен считать, что это было бы наилучшим решением«[55].

Из выступлений в Палате общин:

1 августа 1946 года, при обсуждении взрыва гостиницы «Царь Давид» Черчилль заявил, что он

«…всегда намеревался сказать нашим друзьям в Америке, еще с самого начала обсуждения этой проблемы после войны, что либо они придут нам на помощь в решении проблемы сионизма, которая вызывает у них столь сильные и, по-моему, справедливые чувства и эмоции, и будут решать ее наравне с нами, поровну деля с нами всю ответственность, либо же нам следует вообще отказаться от британского мандата, на что мы имеем полное право. …Если Соединенные Штаты не желают «прийти и разделить с нами бремя содействия делу сионизма, тогда Великобритания должна немедленно заявить, что мы возвратим британский мандат Организации Объединенных Наций«.

31 января 1947 года:

«Пока Соединенные Штаты не готовы «встать рядом с нами на основе принципа равных усилий в проведении согласованной политики, принять на себя равную с нашей долю кровопролития, позора, забот, затрат и беспокойств, Великобритания должна сложить с себя мандат и положить его к ногам Объединенных Наций. В то время как еще шесть месяцев назад я предложил, чтобы мы сделали это в течение последующих двенадцати месяцев, теперь я предлагаю сократить этот период до шести месяцев.«

12 марта 1947 года, уже после решения правительства об отказе от Мандата:

«Бегство отовсюду стоит теперь в порядке дня — бегство из Египта, Индии, Бирмы. И только одно должно сохраняться любой ценой: право сделаться предметом насмешек и ненависти всего мира из-за Палестины, право, которое обходится нам в 82 миллиона фунтов стерлингов ежегодно«[56].

Акции террора Эцеля и Лехи сильно ослабили симпатии Черчилля к сионизму. «Я стараюсь выбросить из головы все, что касается Палестины«[57] утверждал он.

В том же выступлении 1 августа 1946 года Черчилль заявил:

«…если в еврейском движении или в Еврейском агентстве есть люди, которые осуществляют политику убийств и ненависти, люди, которых остальные члены этих организаций не в силах контролировать, и если их удары падают не только на лучших, но и на наиболее полезных и эффективных друзей евреев, то все дело сионизма неизбежно будет страдать от серьезных обвинений в совершении этих варварских преступлений. Очевидно, что, если направленные против британцев в Палестине враждебные действия затянутся, то эта война евреев против нас автоматически освободит нас от сохранения наших прежних обязательств по отношению к евреям, так же как эта война избавит нас от стремления предпринимать какие-либо дальнейшие усилия по устройству судьбы евреев. Сейчас очень многие люди близки к такому мнению«.

31 января 1947 года, Черчилль, осудив «эту серию отвратительных преступлений» призвал к сдержанности:

«Для нас, разумеется, абсолютно неприемлема сама идея о том, что массовые репрессии по отношению к гражданскому населению и наказание лиц, не причастных непосредственно к совершению преступлений, наказание одних лиц в назидание другим, могут быть созвучны с нашим общим мировоззрением, с нашим именем, репутацией и принципами. Подобная политика никаким образом не может быть принята. Поэтому мы испытываем большие сложности, когда вынуждены вести эту грязную войну с террористами. В этой связи я призываю палату приложить все усилия, чтобы не ввязываться в войну с террористами. И если все же война с террористами будет развязана, то следует приложить все усилия и принять все меры, чтобы положить ей конец«[58].

Но ослабили только на время. После провозглашения Государства Израиль симпатии Черчилля к сионизму вернулись. 10 октября в Палате общин Черчилль заявил:

«Да, евреи вытеснили арабов с большей территории, нежели предназначалось им согласно разработанным нами схемам раздела Палестины. Но они учредили там эффективно работающее правительство. В их распоряжении находится победоносная армия, их поддерживают как СССР, так и США. Может быть, это неприятные факты, но можно ли их оспаривать? Нет, и я как раз и говорю об этом. Мне кажется, что нельзя игнорировать находящееся в Тель-Авиве правительство Израиля и вести себя так, как будто его не существует«.

А 22 января 1949 года он заявил: «Создание Израиля – это подлинное событие мировой истории.»[59]

***

26 октября 1951 года Черчилль вернулся на Даунинг стрит 10, где он пробудет без малого три с половиной года, до 5 апреля 1955 года. На прошедших выборах повторилась история с выборами 1929 года, только сменился знак. За консерваторов проголосовало на 230 тысяч избирателей меньше, чем за лейбористов, но они получили на 17 депутатских мест больше.

Отношения с совсем юным Еврейским государством не входило в перечень приоритетов 63-го премьер-министра Великобритании. Да и его страна уже не была такой могущественной, а он, 77-летний, таким энергичным, как во время своего первого премьерства.

Осенью 1953 года, когда произошёл всплеск напряжённости на границе между Израилем и Иорданией после рейдов федаинов на территорию Израиля и ответных акций ЦАХАЛя на территории Иордании, правительство Великобритании однозначно встало на сторону союзного королевства. Правда при обсуждении вопроса на заседании правительства 17 ноября Черчилль не поддержал предложение о направлении туда британского контингента:

«…этими инцидентами следует скорее заниматься Организации Объединенных Наций, а не Великобритании. Направление небольшого контингента британских войск в Иорданию, как этого хотела Иордания, было бы расценено Израилем как провокация. Если же Великобритании все-таки придется вмешаться, то она должна использовать не ограниченную, а подавляющую силу, которая единственная могла бы стать настоящим сдерживающим фактором«.

А на следующий день сказал своему врачу:

«В настоящий момент Форин офис хочет войны с Израилем…. Но лично я не желаю войны«. 19 ноября он повторил это своим министрам: «Мы должны быть осторожными, чтобы избежать ситуации, когда британские войска были бы вынуждены вмешаться в столкновения между Израилем и Иорданией«[60].

Совсем другое дело был Египет. Тут Израиль мог быть и союзником. После того, как осенью 1951 года Египет в одностороннем порядке расторг англо-египетский договор 1936 года — законное основание для пребывания 80 тысяч британских военных в зоне Суэцкого канала и конвенцию 1899 году по совместному управлению Суданом, он дал указание Идену:

«Скажите им [египтянам], что… мы направим против них евреев и сбросим их в сточную канаву, из которой они никогда не выберутся«[61].

Очередная ирония истории. Через 5 лет Иден, один из самых «анти-сионистски» настроенных британских политиков, став преемником Черчилля, последовал этому совету и пошёл, скрепя зубы и стараясь сделать это втайне, на союз с Израилем против Египта. Черчилль сказал про провал операции Мушкетёр[62]:

«Я бы побоялся туда входить. Однако, сделав это, я бы еще больше боялся уходить«[63].

Прежде всего Черчилль рассматривал отношения с Израилем через призму отношений с Америкой. В 1955 году он написал Идену:

«Израиль – это мировая сила, и он обеспечивает нам связь с США«.

В целом о тогдашнем отношении к Израилю Джон Шакбёрг, записал в своём дневнике о разговоре с Черчиллем 18 февраля 1955 года:

«У меня состоялся короткий разговор с ним, и он сказал, что Форин офис «заражен бевинизмом» в ближневосточном вопросе, т.е. пропитан антиеврейскими настроениями. Он слышал от Джеймса де Ротшильда, что Израиль хотел бы присоединиться к Содружеству. “Не забывайте об этом предложении, — сказал он.— Это было бы замечательно. Так много народов хотят отойти от нас; это могло бы стать поворотным моментом… Вы должны позволить евреям получить Иерусалим, ведь это они сделали его знаменитым«[64].

06. Юдофил, расист, сионист, империалист

В своей неустрашимой борьбе с нацистским царством ада Черчилль являл собой образец совершенного сочетания качеств великого человека в великий момент.

Эту статью я начал с традиционного еврейского вопроса: «А хорошо ли это для евреев?» немного его переиначив: «А хорош ли был Черчилль для евреев?» и уточнив: «А хорош ли был Черчилль для евреев-сионистов, евреев Палестины?»

В 1918 году при формировании нового правительства Черчилль призвал Ллойд Джорджа: «Вы не должны иметь их [евреев] слишком много«

В 1919 году он заметил: «Наконец есть евреи, которым мы обещали Палестину и которые приняли как должное, что её надо очистить от местного населения«[65]

На следующий год в своей статье «ZIONISM versus BOLSHEVISM A STRUGGLE FOR THE SOUL OF THE JEWISH PEOPLE» Черчилль практически обвинил евреев в произошедшем в России, что дало основание газете Jewish Chronicle обвинить его в развязывании «самой безответственной и скандальной кампании нападок и клеветы, в которую могли бы включиться только политики с самой дурной репутацией«[66]

Но противоположного рода высказываний с выражением уважения, а порою даже восхищения евреями в неизмеримое число раз больше. Такие цитаты во множестве приведены в этой статье. Добавлю ещё:

В 1906 году при посещении еврейской школы в Манчестере он обратился к ученикам: «Чем лучшими евреями вы станете, тем лучше вы сможете служить Британской империи.«[67]

В 1931 году Черчилль написал статью «Моисей»:

«Это бродячее племя, во многих отношениях неотличимое от других бесчисленных общин кочевников, ухватило и провозгласило идею, на которую оказались неспособны весь гений Греции и вся мощь РимаМоисей был величайшим из пророков, говорившим лично с Б-гом Израиля; он был национальным героем, который повел избранный народ из страны порабощения трудной дорогой через пустыню и привел его к самому порогу Земли обетованной; он был верховным законодателем, получившим от Б-га тот замечательный свод законов, в котором религиозные, моральные и социальные нормы жизни нации были надежно скреплены воедино. Традиция приписывает ему авторство всего Пятикнижия, а связанная с его смертью тайна еще больше увеличила значение его фигуры»

В своём великом труде Вторая мировая война Черчилль так пишет об евреях, сравнивая их с греками:

«Никакие другие два народа не оставили такого заметного следа в мире, как эти. Оба они продемонстрировали уникальную способность к выживанию, несмотря на бесконечные несчастья и страдания от внешних угнетателей, дополняемые их непрекращающимися внутренними распрями, конфликтами и потрясениями. На протяжении нескольких тысяч лет не наблюдается никакого изменения их характерных черт, или уменьшения остроты выпадающих на их долю испытаний, или их жизнеспособности. Они выживали несмотря на то, что весь мир был против них, и несмотря на все то, что они сами делали против самих себя, и каждый из них, совершенно по-разному, оставил нам наследие своего гения и мудрости. Никакие два других города не значили больше для развития человеческой цивилизации, чем Афины и Иерусалим. Их достижения в религии, философии и искусстве были главными маяками современной веры и культуры. После столетий иностранного правления и неописуемого бесконечного угнетения они остались живыми активными организмами и силами современного мира, продолжая при этом вести свои внутренние споры с нескончаемой энергией. Лично я всегда был на стороне обоих этих народов и верил в их непобедимую силу пережить внутренние конфликты и мировые потрясения, грозившие уничтожить их».[68]

(В издании книги на русском языке этот абзац отсутствует).

Ни один раз в разные годы Черчилль вспоминал изречение своего кумира Дизраэли[69], которого он определял как «еврея, премьер-министра Англии и лидера Консервативной партии, который всегда был верен своей расе и гордился своим происхождением«[70]:

«Всевышний обращается с народами так, как народы обращаются с евреями«.

***

«Я не считаю, что собака на сене имеет исключительные права на это сено, даже если она лежит перед ним очень длительное время. Я не признаю такого права. Я не признаю, например, что какая-то великая несправедливость была совершена по отношению к американским индейцам или к аборигенам в Австралии. Я не признаю, что этим людям был причинен ущерб в результате того, что более сильная раса, более высокоразвитая раса или, во всяком случае, более умудренная раса, если можно так выразиться, пришла и заняла их место».

Так ответил Черчилль в 1937 году Председателю королевской комиссии по Палестине лорду Пилю сказавшему, что

«Великобритания будет испытывать угрызения совести, зная, что она год за годом притесняла арабов, которые всего лишь хотели оставаться в своей собственной стране»[71].

Черчилль был человеком XIX столетия[72], когда понятие расы было совсем не тем, что в XXI-ом. Еврейская раса (обратите внимание – в той своей нашумевшей статье 1920 года[73] Черчилль не пишет «еврейский народ» или «еврейская нация», но только — «еврейская раса», «… самая могучая и самая замечательная раса, которая когда-либо появлялась в мире») является для него равной, ну или почти равной, несмотря на эпитет «самая», расе европейской, стоящей на вершине расовой иерархии.[74] Но при этом Черчилль в той статье политкорректно оговаривает:

Нет большей ошибки, чем приписывать каждому человеку заметную долю качеств, составляющих национальный характер. В каждой стране и в каждой расе есть самые разные люди — хорошие, плохие и по большей части равнодушные. Нет ничего более неправильного, чем отказать человеку по причине его расы или происхождения в его праве на оценку его личных достоинств и поведения. В таком гениальном народе, как евреи, контрасты более ярко выражены, крайности разделены более широко, а следствия из этого более решительны«.

Евреи, по Черчиллю, относятся к той же европейской цивилизации, что и его соотечественники и выполняют колоссальную цивилизационную миссию в Палестине. Во время слушаний в комиссии Пиля в 1937 году, когда один из её членов заметил, что Еврейское агентство, возглавляемое Давидом Бен Гурионом, имеет свое представительство в Лондоне и может в любой момент непосредственно сноситься с британским Министерством по делам колоний, в то время как у арабов нет такого представительства и они чувствуют к себе холодность со стороны британских властей, Черчилль не скрыл своих предпочтений: «Это зависит от того, какая цивилизация вам ближе«[75].

***

Черчилль не имел никакого отношения к разработке Декларации Бальфура и никак не отреагировал на её провозглашение. Но на посту Министра колоний он честно её защищал[76], следуя политике своего тогдашнего шефа премьер-министра Дэвида Ллойд Джорджа. При этом он очень беспокоился, во сколько £ обходиться английскому налогоплательщику Палестина. Через 20 лет она стала тыловой базой сражающейся с Роммелем в Ливийской пустыне 8-ой армии.

Черчилль никогда не был таким убеждённым сторонником господства Великобритании в Палестине, каким был Ллойд Джордж. Во время Великой Войны он предлагал передать Палестину Бельгии, после победы в 1919 году предлагал не разделять территорию поверженной Османской империи между державами-победительницами, неоднократно в разное время возвращался к идее предложить Мандат на Палестину Америке.

Черчилль вообще совершенно по-разному относился к старым владениям Империи и приобретённым на Ближнем Востоке в результате развала Османской империи в 1918 году.

«На Ближнем Востоке мы имеем засушливые страны. В Восточной Африке мы имеем страны, полные влаги. Очень трудно заставить что-либо расти в одном месте и очень трудно буйной растительности не дать задушить вас в другом месте.
В Африке вы имеете дело с послушным, сговорчивым населением, с которым только нужно умно обращаться, чтобы развивать большие экономические возможности, приносящие выгоду. В то время как регионы Ближнего Востока наводнены вспыльчивыми, воинственными и гордыми политиками и религиозными деятелями, которые при этом хорошо вооружены и чрезвычайно несговорчивы.«

Один из самых убеждённых сторонников сионизма среди британских чиновников (пусть и мало, но были и такие) Ричард Мейнертцхаген[77] записал в своём дневнике

«Наша главная проблема состоит в безразличии нашего большого человека к сионизму. Уинстон Черчилль не интересуется и мало знает о сионизме. Бальфур знает и произносит массу банальностей, но его академический склад ума не позволяет ему действовать в практической сфере. Ллойд Джордж проявляет порой большой интерес, но он не способен оценить значение для нас сионизма и его моральные преимущества[78]

Но возможно, что полковник был несправедлив к Черчиллю. Он, наверное, не читал ту статью Черчилля «ZIONISM versus BOLSHEVISM. Или взгляды Черчилля с годами изменились.

Свидетельство «со стороны», свидетельство очевидца эпизода в январе 1953 года. Помощник Трумэна записал в дневнике:

«После обеда Трумэн играл на рояле. Никто его не слушал, потому что все находились под впечатлением пламенной речи Черчилля за обедом с прославлением сионизма и против Египта (с чем все присутствующие американцы не были согласны, но не хотели выражать своё несогласие публично из-за влияния голосов американских евреев)

16 апреля 1956 года, уже уйдя в отставку, Черчилль написал Эйзенхауэру: «Я, конечно, сионист и был им всегда со времен Декларации Бальфура«[79].
И таких высказываний Черчилля много.

А дел?

***

В 1911 году Министр внутренних дел Черчилль с помощью армии подавил железной рукой еврейские погромы в Уэльсе.

В 1922 году Министр колоний Черчилль выпустил Белую книгу, получившую название «Белая книга Черчилля[80]«, которая подтвердила принятые на себя Великобританией обязательства по созданию Еврейского дома в Палестине. И хотя она накладывала ограничения на размер еврейской иммиграции, она была несравненно благоприятнее для сионистов, чем следующие Белые книги по Палестине — 1930 года Пасфильда и 1939 года Макдональда, отменившей по сути Декларацию Бальфура.

На следующий год Черчилль буквально отстоял в Палате общин проект электрификации Палестины, разработанный Пинхасом (Петром) Рутенбергом: «Да, он еврей, и я не могу отрицать этого.«

При разделе в 1920 году Мандата на Палестину на собственно Палестину и Трансиорданию, Черчилль не пошёл навстречу просьбам Сионистской организации включить в территорию Палестины, на которую должна распространяться Декларации Бальфура, пригодные для сельского хозяйства земли на Восточном берегу Иордана и граница была проведена по реке. [81]

Черчилль был ярым противником Белой книги 1939 года, но за те пять с небольшим лет, что руководил страной, с 10 мая 1940 по 26 июля 1945, она отменена не была, еврейская иммиграция ограничивалась установленными в ней квотами (которые не заполнялись[82]). Правда в 1943 году добравшиеся до Стамбула морем евреи стали получать возможность[83] поездом направиться в Палестину. Последним таким кораблём был Таурус, на котором в декабре 1944 года 958 нелегальных иммигрантов, в том числе борцы Вильнюсского гетто, приплыли из Констанцы в Стамбул и дальше отправились поездом в Палестину.[84]

Безусловно только благодаря Черчиллю в октябре 1944 года была создана Еврейская бригада.[85]. Конечно её участие на самом заключительном, в марте 1945, этапе войны на итальянском фронте, оказавшемся, несмотря на всё стремление Черчилля, второстепенным, было чисто символическим. Но ведь символы столько значат и для истории, и для человека! И огромную роль сыграло участие её бойцов уже после окончания войны в помощи уцелевшим евреям в их пути в Палестину. Как огромную роль сыграл и приобретённый её бойцами опыт и знания в Войне За Независимость.

***

После войны соперник Черчилля Клемент Эттли вспоминал:

«Я помню слёзы, текущие по щекам Черчилля за день до начала войны в Палате общин, когда он начал говорить мне что твориться по отношению к евреям в Германии – не к отдельным евреям, его друзьям, но по отношению ко всем евреям.»[86]

Мог ли сделать что-то Черчилль, могущественный член Большой тройки во время войны для спасения, не отдельных евреев, а 6-ти миллионов, погибших в Холокосте?

В книге доктора Уильяма Перла[87] «Заговор Холокоста» утверждается:

«Если говорить о распределении степени вины в этом ужасающем крахе нравственных ценностей цивилизации, то англичане идут сразу же после немцев, непосредственных авторов и палачей Холокоста»[88]

Англичане…, значит и лидер страны Уинстон Черчилль. В статье «Четверть правды» я постарался показать даже не несправедливость, а абсурдность таких обвинений. К аргументам той статьи можно добавить и факты, приведённые в этой.

Более распространено в мире противоположное мнение. Историк Уильям Рубинштейн[89] пишет:

«…после 1940 г. для демократических стран было невозможно спасти больше евреев от нацистов, поскольку евреи Европы были скорее пленниками, чем беженцами, и никто не мог найти способ спасти их от поставленной Гитлером цели уничтожить их всех. Единственное, что оставалось сделать, — это разгромить нацистскую Германию, что союзники и собирались сделать. Британская политика в отношении Палестины и еврейской эмиграции была, несомненно, ошибочной, но проблема снова заключалась не в том, что британцы не позволяли евреям въезжать в Палестину, а в том, что лишь немногие смогли сбежать из оккупированной нацистами Европы. Задача состояла в том, чтобы все евреи, которым удалось бежать, могли оставаться в безопасном месте, за пределами досягаемости нацистов, и не обязательно было доставить их в Палестину».

Наверное так. 6 миллионов спасти было невозможно, но 768 пассажиров Струмы[90] не погибли бы, если бы их пустили в Палестину. Для объективности надо вспомнить, что в те дни, когда Струма стояла на рейде в Босфоре, а её пассажиры безуспешно ждали разрешения на въезд в Палестину, на другом конце Земного шара вершилась другая трагедия, занимавшая все помыслы Черчилля — британская армия терпела самое позорное в своей истории поражение — капитуляцию Сингапура.[91]

***

Черчилль не был, несмотря на все его, порой серьёзные, порой шутливые, объяснения в любви к сионизму, таким его идейным сторонником, как его предшественники  Ллойд Джордж и  Бальфур. Он воевал за свою громадную Империю, частью которой была маленькая Палестина, крошечный сионистский Ишув. Воевал против монстра, поставившего своей чуть ли не главной задачей уничтожить еврейский народ, или как любил говорить Черчилль — еврейскую расу.

На следующий день после кончины Черчилля, 25 января 1965 года на траурном заседании Кнессета премьер-министр Еврейского государства, возникновение которого предсказывал Черчилль, сказал:

«В своей неустрашимой борьбе с нацистским царством ада Черчилль являл собой образец совершенного сочетания качеств великого человека в великий момент. Он включился в эту битву и победил. Долгожданный исход не был результатом сражения одного человека или победы одного народа. Не только с помощью лишь его одного сыны света победили сынов тьмы. Тем не менее этот человек был символом и катализатором, средоточием надежды и центральной фигурой в битве гигантов. Еще в начале века сэр Уинстон Черчилль поддержал дело сионизма. Тринадцать лет спустя, выступая на горе Скопус, он говорил о свободном и суверенном государстве, которое будет непобедимо. Черчилль принадлежал всему миру. Его память будет освещать путь будущим поколениям во всех концах мира[92]

Бен-Гурион в гостях у Черчилля, Лондон, 1961 год

Бен-Гурион в гостях у Черчилля, Лондон, 1961 год

Основные источники

1. Michael Makovsky, «Churchill’s Promised Land»
2. Мартин Гилберт, «Черчилль и евреи«
3. Michael J Cohen, «PALESTINE TO ISRAEL: From Mandate to Independents»
4. ישעיהו פרידמן כיצד נקרע עבר הירדן מעל הבית הלאומי היהודי בארץ-ישראל

5. David Fromkin. «Peace to End All Peace.»
6. Palestine Mandate (1922)
7. Transjordan Memorandum
8. טום שגב, המיליון השביעי: הישראלים והשואה
9. ימי הכלניות – ארץ ישראל בתקופת המנדט טום שגב,
10. «Palestine — Correspondence with the Palestine Arab Delegation and the Zionist Organization«
11. Уинстон Спенсер Черчилль «Вторая Мировая Война«
12. Winston S. Churchill «ZIONISM versus BOLSHEVISM A STRUGGLE FOR THE SOUL OF THE JEWISH PEOPLE»
13. Франсуа Бедарида, «Черчилль»
14. Мартин Гилберт «Черчилль. Биография»
15. Пол Джонсон, «Черчилль»
16. Борис Тененбаум, «Великий Черчилль»
17. William Mathew «Rescuing Balfour: Winston Churchill at the Colonial Office»
18. WILLIAM D. RUBINSTEIN Winston Churchill and the Jews

Примечания

[1] Среди 1,103 пассажиров было около 500 еврейских беженцев.

[2] См. статью «БЕЛОЕ И ЧЁРНОЕ Тридцать лет правления Британии в Палестине«

[3] Michael Makovsky «Churchill’s Promised Land»

[4] Цитируется по: Мартин Гилберт «Черчилль и евреи»

[5] Edward Wood, 1st Earl of Halifax

[6] Цитируется по: Мартин Гилберт «Черчилль и евреи»

[7] 2 цитаты по: Мартин Гилберт «Черчилль и евреи»

[8] Там же

[9] См. часть I статьи «ЙЕККЕ. ЕВРЕИ БЕН ЙЕХУДА ШТРАССЕ«

[10]ימי הכלניות – ארץ ישראל בתקופת המנדט  טום שגב,

[11] 3 цитаты по: Мартин Гилберт «Черчилль и евреи»

[12] Все цитаты по: Мартин Гилберт «Черчилль и евреи»

[13] Атлантическая хартия — один из основных программных документов союзников была подписана Рузвельтом и Черчиллем 14 августа 1941 года на борту английского линкора «Принц Уэльский» (10 декабря 1941 года он будет потоплен в Южно-Китайском море японской авиацией) в гавани военно-морской базы на Ньюфаундленде. Ясно, какую форму правления выбрали бы составляющие большинство арабы Палестины.

[14] Цитируется по: Мартин Гилберт «Черчилль и евреи»

[15] Цитируется по: Michael Makovsky «Churchill’s Promised Land»

[16] Herbert Morrison, 1888-1965), британский лейбористский политик, Министр внутренних дел в правительстве Черчилля, в 1946 год — соавтор плана Моррисона-Грейди по разделу Палестины. (См. Сёма Давидович: «БЕЛОЕ И ЧЁРНОЕ Тридцать лет правления Британии в Палестине «)

[17] Archibald Sinclair,1890-1970, британским политик, лидер Либеральной партии, в правительстве Черчилля – Министр авиации

[18] См. ниже

[19] Цитируется по: Michael Makovsky «Churchill’s Promised Land»

[20] Michael Makovsky «Churchill’s Promised Land»

[21] Там же

[22] Через 2 года лидер оппозиции Черчилль скажет в парламенте: «На всеобщих выборах,… верх одержала лейбористская партия, которая …[была] последовательным борцом за создание суверенного еврейского государства в Палестине…, Многие из наиболее видных лидеров этой партии были известны как страстные приверженцы дела сионистов…» (Мартин Гилберт «Черчилль и евреи»)

[23] Цитируется по: Michael Makovsky «Churchill’s Promised Land»

[24] Цитируется по ARTHUR KOESTLER, «PROMISE AND FULFILMENT «

[25] Иргу́н Цваи́ Леуми́ (‏ארגון צבאי לאומי‏‎ — национальная военная организация), сокращённо Эцель (‏אצ»ל‏‎) — еврейская подпольная организация, действовавшая на территории Палестины с 1931по 1948 годы. «Иргун» была основана на принципах правой идеологии «сионизма-ревизионизма» Жаботинского. 

[26] Феликс Кандель «ЗЕМЛЯ ПОД НОГАМИ …

[27] Цитируется по: Michael Makovsky «Churchill’s Promised Land»

[28] Michael Makovsky «Churchill’s Promised Land». Карта из того же источника, границы Еврейского государства обозначены мною.

[29] Цитируется по: Мартин Гилберт «Черчилль и евреи»

[30] Там же.

[31] Ле́хи (‏לח»י‏‎, сокращение «Лохамей Херут Исраэль» — «Борцы за свободу Израиля», לוחמי חרות ישראל) — еврейская подпольная организация, действовавшая против Британского мандата в 1940-48 годы. Организована выходцами из Эцеля, не согласившимися с прекращением борьбы против Великобритании на время 2МВ. Первым руководителем был Авраам Штерн и англичане называли «Лехи» The Stern Gang («Бандой Штерна»)

[32] Подробнее про этот теракт, о реакции властей Мандата и Ишува, операции Сезон см.: «БЕЛОЕ И ЧЁРНОЕ Тридцать лет правления Британии в Палестине«.

[33] Цитируется по: «Michael Makovsky «Churchill’s Promised Land»

[34] Цитируется по: «Michael J Cohen, «PALESTINE TO ISRAEL…»

[35] Цитируется по: Дмитрий Львович Медведев, «Уинстон Черчилль. Личность и власть«. Эти слова написаны не самим Черчиллем, а одним из членов команды участников написания этого грандиозного труда. Но Черчилль, несмотря на возражения другого участника, решил оставить их в публикации.

[36] MI5 files: Lehi planned to assassinate Churchill 

[37] MI5 – служба контрразведки, не путать с MI6 – внешней разведкой.

[38] См. Сёма Давидович «ЕВРЕЙСКАЯ БРИГАДА БРИТАНСКОЙ АРМИИ ГЕОРГА VI«

[39]  Цитируется по HOWARD BLUM. «THE Brigade An Epic Story of Vengeance, Salvation, and WWII»

[40] Цитируется по: Michael Makovsky «Churchill’s Promised Land»

[41] Michael J Cohen, «PALESTINE TO ISRAEL…»

[42] В особняке в Блетчли Парк, Bletchley Park размещалось главное шифровальное подразделение Великобритании — Правительственная школа кодов и шифров (Government Code and Cypher School, GC&CS), где по пректу «Ультра» выполнялась расшифровка сообщений, зашифрованных с помощью немецкой шифровальной машины «Энигма».

[43] Цитируется по: Michael Makovsky «Churchill’s Promised Land»

[44] 2 цитаты по: Мартин Гилберт «Черчилль и евреи»

[45] United Nations Declaration HC Deb 17 December 1942 

[46] ,משה שרת  Моше́ Шаре́т (урождённый Черток, Херсон), 1894-1965, первый министр иностранных дел и второй премьер-министр Израиля (в 1954-55, между премьерствами Бен Гуриона).

[47] 2 цитаты по: Мартин Гилберт «Черчилль и евреи»

[48] Joel Brandברנד , יואל, 1906-1964, член Будапештского комитета помощи евреям, во время Второй мировой войны

[49] Йоэль Брандт

[50] См. статью Сёма Давидович БЕЛОЕ И ЧЁРНОЕ Тридцать лет правления Британии в Палестине

[51] Не Потсдамской конференции, а конференции, которая как считал Черчилль должна была произойти в течении 1945 года, и которая никогда не состоялась.

[52] Все цитаты по: Мартин Гилберт «Черчилль и евреи»

[53] Цитируется по: Пол Джонсон, «Черчилль»

[54] WILLIAM D. RUBINSTEIN в статье «Winston Churchill and the Jews» утверждает, что если бы тори остались в 1945 году у власти, то становление Еврейского государства проходило бы в более благоприятных условиях и возможно с меньшей кровью.

[55] Цитируется по: Мартин Гилберт «Черчилль и евреи»

[56] 4 цитаты по: Мартин Гилберт «Черчилль и евреи»

[57] Цитируется по: Пол Джонсон, «Черчилль»

[58] 5 цитат по: Мартин Гилберт «Черчилль и евреи»

[59] Там же

[60] Там же

[61] Цитируется по: Michael Makovsky «Churchill’s Promised Land»

[62] Октябрь-ноябрь 1956 года — ввод англо-французских войск в зону национализированного египтянами летом Суэцкого канала под предлогом защиты судоходства по нему от израильских войск, захвативших Синайский полуостров. Один из самых унизительных в истории Великобритании внешнеполитических провалов.

[63] Цитируется по: Пол Джонсон, «Черчилль»

[64] 2 цитаты по: Мартин Гилберт «Черчилль и евреи»

[65] 2 цитаты по: Michael Makovsky «Churchill’s Promised Land»

[66] См. часть I статьи. Там же в Приложении 1 приведён полный перевод статьи Черчилля.

[67] Цитируется по: Michael Makovsky «Churchill’s Promised Land»

[68] 2 цитаты по: Мартин Гилберт «Черчилль и евреи»

[69] Benjamin Disraeli, 1st Earl of Beaconsfield), 1804-1881 гг. — английский государственный деятель, консерватор, 40-й и 42-й премьер-министр Великобритании в 1868 году и с 1874 по 1880 год, член палаты лордов с 1876 года, писатель, крещён в 13-летнем возрасте, но никогда не стеснялся своего еврейского происхождения.

[70] Winston S. Churchill «ZIONISM versus BOLSHEVISM A STRUGGLE FOR THE SOUL OF THE JEWISH PEOPLE»

[71] Цитируется по: Мартин Гилберт «Черчилль и евреи»

[72] מרכז צ’רצ’יל הישראלי

[73] См. Приложение 1

[74] Racial views of Winston Churchill

[75] Мартин Гилберт «Черчилль и евреи»

[76] См. Часть I, встреча с делегацией арабов 30 марта 1921 года в Иерусалиме

[77] Richard Meinertzhagen 1878-1967, начальник военной разведки в армии Алленби, потом офицер по политическим делам Военной администрации, был отозван из Палестины из-за проявления симпатий к сионизму. См. Сёма Давидович «АПРЕЛЬ 1920-ГО. ПОГРОМ В ИЕРУСАЛИМЕ»

[78] 2 цитаты по: Michael J. Cohen «Palestine to Israel»

[79] 2 цитаты по: Michael Makovsky «Churchill’s Promised Land»

[80] См. Приложение 3

[81] См. Часть I

[82] По официальным данным мандатных властей (British Mandate: A Survey of Palestine, prepared by the British Mandate for UN prior to proposing the 1947 partition plan)  в период с 1939 по 1944 год, год установленного в Белой Книге 5-ти летнего срока, в течение которого в страну могли въехать 75 тысяч еврейских иммигрантов, фактически в страну прибыло 49,764 новых иммигранта

[83] При этом об этом решении публично объявлено не было

[84] סאורוס (אוניית מעפילים)

[85] См. статью Сёма Давидович  «ЕВРЕЙСКАЯ БРИГАДА БРИТАНСКОЙ АРМИИ ГЕОРГА VI»

[86] Цитируется по: Michael Makovsky «Churchill’s Promised Land»

[87] William Perl 1906-1998, американский юрист и психолог, уроженец Праги, вырос в Австрии, изучал право и психологию в Венском университете, получил докторскую степень, последователь Жаботинского, занимался нелегальной алиёй, в 1940 году эмигрировал в США, служил в военной разведке в звании подполковника, после войны работал армейским психологом

[88] Уильям Перл «Заговор Холокоста

[89] William D. Rubinstein, историк и писатель родился в 1946 году в Нью Йорке, работал в университетах в Англии, в Австралии, в Уэльсе. Сегодня — адъюнкт-профессор мельбурнского Университета Монаша. Специалист в области современной еврейской истории, автор книг в этой области включают » A History of the Jews in the EnglishSpeaking World: Great Britain« (1996 г.) и «The Myth of Rescue»(1997 г .; в которой утверждается, что союзники не могли иметь спас больше евреев во время Холокоста и вызвавшей много споров.

[90] Стру́ма — судно 1867 года постройки, на котором в декабре 1941 года румынские евреи пытались добраться до Палестины. Во время остановки в Стамбуле на судне вышел из строя двигатель. Верховный Комиссар Палестины Макмайкл отказался впустить пассажиров в Палестину, турки отбуксировали корабль в Чёрное море, где его потопила по трагической ошибке 24 февраля 1942 советская подлодка. Из 769 пассажиров спасся один.

[91] Сингапурское сражение (падение Сингапура), 8-15 февраля 1942 года, сражение, окончившееся крупнейшей капитуляцией британских войск в истории. 80 тысяч британских войск сдались 36-тысячам японцев. Черчилль назвал это «худшей катастрофой в британской военной истории«

[92] Цитируется по: Мартин Гилберт «Черчилль и евреи»

Print Friendly, PDF & Email
Share

Сёма Давидович: Черчилль: Палестина, сионизм, евреи: 18 комментариев

  1. В. Зайдентрегер

    «Автору почёт и уважение!
    По-моему, работу стоит внести в список на поощрение, если уже не сделано.»
    —————————————————————————
    Полностью присоединяюсь к оценке и предложению Soplemennik/а.
    /На мой вопрос о памятнике Черчиллю в Израиле ВИКИ сообщило об одном единственном, который не совсем просто осмотреть. Так ли это?/

    1. Сэм

      Cпасибо Виктор.
      Я читал про достаточно скромный памятник Черчилю в Галилее, но честно говоря около него не был.
      Но у нас в Израиле есть лес Черчилля (есть у нас такой обычай), в Иерусалиме лет десять назад открылся Центр Черчилля, а я сам много раз проходил в кампусе хайфского Техниона мимо здания, носящего имя Черчилля.

  2. Шмуэль

    Завершающая статья также интересна как и предыдущие.
    У меня вопрос: не могли бы вы немного поподробнее написать про отношение Черчилля к Израилю во время его 2-го премьерства?
    Ведь до Суэцкого кризиса 1956 года Англия оставалась ведущим игроком в районе.

    1. Сэм

      Cпасибо за добрые слова? Ive’km? и прошу прощения за задержку в ответе – Ваш вопрос был не простой.
      Насколько я понимаю, для Черчилля в то время главным было противостояние с СССР, а после смерти Сталина стремление вступить в переговоры с его наследниками. Именно поэтому он всячески тянул со своей отставкой. И дела на БВ он рассматривал прежде всего в этом ракурсе.
      И как я написал в статье у него было совсем разное отношение к Хашимитскому королевству и Египту. Иордания была главным союзником, а Египет в 1951 году, если не путаю, разорвал договор с ВБ. А именно на основании этого договора британские войска находились в Египте вовремя 2МВ, а сам Египет даже не находился в состоянии войны с Германией до 1945 года.
      И 2 примера, которые я нашёл в мемуарах Веры Вейцман, жены Хаима Вейцмана.
      Вера 27 лет посылала Черчиллю на Рождество ящик с цитрусовыми из своего сада в Реховоте.
      В 1951 году он, недавно снова ставший ПМ, вместе с благодарностью прислал Вейцману, тогда Президенту, такое благодарственное письмо:
      Большое спасибо за Ваше письмо и добрые пожелания. Замечательные усилия Израиля в это трудное время, ободряют такого старого сиониста как я. Я полагаю, что Вы сможете работать вместе с Иорданией и остальным мусульманским миром. Для этого будет достаточно искренних товарищеских отношений. С наилучшими пожеланиями, мой старый друг.
      Комментарий Веры:
      Ни Хаим ни я не могли не согласиться с этими чувствами, но несмотря на многие попытки Израиля, арабский мир продолжал свою пропаганду войну против Израиля.
      Второй пример
      Вера, уже вдова, возращалась на Queen Mary из НЙ.
      26.01 53 у нас был особо приятный разговор, несмотря на начавшуюся глухоту Черчилля. Я записала наш разговор в виде диалога. Среди присутствовавших на этом ланче , кроме мистера и миссис Черчилль были Mr. and Mrs. Soams (Мэри Черчилль и её муж), ещё один британский парламентарий с женой и личный секретарь Черчилля.
      — Уинстон Черчилль (во время ланча): Я счастлив, что вы выиграли войну с Египтом
      — Я: Конечно, но мира нет, только прекращение военных действий
      Уинстон: Война не должна была ни в каком случае начаться. Это всё Бевин – антисемит.
      -Я: Почему социалист может быть антисемитом?
      — Уинстон (шутя): Весь Форин Офис такие.
      — Я: Также как, я полагаю, Государственный Департамент. Это постоянное прекращение огня всё время приносит нам большой вред – ежедневные инциденты на фронте и перестрелки. Фронт ненадёжен с постоянным проникновением лазутчиков в Израиль.
      — Уинстон: Я надеюсь, что вы их приветствуете.
      — Я: (не замечая шутки): Как мы можем? Они станут ещё одной Пятой колонной. Мы не можем допустить Судеты в Израиле. Возьмите гору Скопус: Нам принадлежат университет и больница Адасса, но арабы препятствуют нашему доступу к этим местам. Они отказываются обсуждать этот вопрос или вести с нами переговоры…
      Потом Уинстон Черчилль начал говорить о каком-то замечательном храме, построенном в Израиле. Над кораблём начал кружить самолёт и Черчилль, оставив своё кофе поднялся на мостик и вскоре вернулся, сказав, что самолёт приветствует его возвращение домой. (Мы приближались к Ньюфаундленду. Вскоре мы расстались. Больше за время плавания не произошло ничего интересного, записала я в дневнике
      .
      Но 26.01 53 у нас был особо приятный разговор, несмотря на начавшуюся глухоту Черчилля. Я записала наш разговор в виде диалога. Среди присутствовавших на этом ланче , кромк мистера и миссис Черчилль были Mr. and Mrs. Soams (Мэри Черчилль и её муж), ещё один британский парламентарий с женой и личный секретарь Черчилля.
      — Уинстон Черчилль (во время ланча): Я счастлив, что вы выиграли войну с Египтом
      — Я: Конечно, но мира нет, только прекращение военных действий
      Уинстон: Война не должна была ни у каком случае начаться. Это всё Бевин – антисемит.
      -Я: Почему социалист быть антисемитом?
      — Уинстон (шутя): Весь Форин Офис такие.
      — Я: Также как, я полагаю, Государственный Департамент. Это постоянное прекращение огня всё время приносит нам большой вред – ежедневные инциденты на фронте и перестрелки. Фронт ненадёжен с постоянным проникновением лазутчиков в Израиль.
      — Уинстон: Я надеюсь, что вы их приветствуете.
      — Я: (не замечая шутки): Как мы можем? Они станут ещё одной Пятой колонной. Мы не можем допустить Судеты в Израиле. Возьмите гору Скопус: Нам принадлежат университет и больница Адасса, но арабы препятствуют нашему доступу к этим местам. Они отказываются обсуждать этот вопрос или вести с нами переговоры…
      Потом Уинстон Черчилль начал говорить о каком-то замечательном храме, построенном в Израиле. Над кораблём начал кружить самолёт и Черчилль, оставив своё кофе поднялся на мостик и вскоре вернулся, сказав, что самолёт приветствует его возвращение домой. (Мы приближались к Ньюфаундленду. Вскоре мы расстались. Больше за время плавания не произошло ничего интересного, записала я в дневнике.

  3. Benny B

    Эта серия статей помогает мне многое понять. Например, сколько много хорошего получили евреи Палестины в результате британского мандата.

    Но я продолжаю помнить и другую часть общей картины: в конце британского мандата даже самые мирные и про-британские сионисты Палестины (Бен-Гурион это их лидер) были вынуждены начать партизанскую войну против Великобритании. И они её остановили только после взрыва отеля «Кинг Девид», когда стало окончательно ясно, что британцы решили уйти из Палестины.

    1. Сэм

      Бенни, во-первых спасибо.
      Во-вторых именно про это я и написал в своей статье «БЕЛОЕ И ЧЁРНОЕ Тридцать лет правления Британии в Палестине»
      «Последние годы, особенно периода после окончания войны, годы вражды, переходившей в вооружённую борьбу, отложили свой отпечаток на общее восприятие роли Британии в развитии и становлении Ишува, а потом в создании Еврейского государства. Но может не случайно в Тель Авиве одной из центральных улиц присвоили имя
      Алленби?
      » А дальше то, что я повторил в ответе Владу «Сэм
      07.12.2021 в 14:32»

      1. Benny B

        Да, важно стремиться понять все важные части общей картины — а их может быть несколько и они наверняка будут противоречить друг-другу.

        А по названию улиц в Тель-Авиве можно учить историю. Притом не только по названию: улицы имени Бен-Гуриона и Жаботинского они рядом, но не пересекаются. Пусть они ТАМ отдохнут друг от друга 🙂

        1. Элла Грайфер

          улицы имени Бен-Гуриона и Жаботинского они рядом, но не пересекаются.

          Это еще не все. Улица Жаботинского проходит через Тель-Авив, Рамат-Ган, Бней-Брак со сквозной нумерацией — от единицы до не знаю чего — и плавно переходит в Петах-Тикву под тем же названием, но там нумерация начинается с обратной стороны — с другого конца Петах-Тиквы. Я лично считаю это посмертной местью Бен-Гуриону.

          1. Сэм

            Как хочется некоторым перписать историю.
            Или хотя бы поплевать на победителя

  4. Сэм

    VladimirU 07.12.2021 в 16:51
    \\\\\\\\\\\\\\\
    А я Влад, согласен с Вами.
    С маленьким уточнением:
    Моё «представьте» касалось абсолютно реального варианта неучастие турок в 1МВ,
    а «Если бы значительная часть из более чем 13 млн. евреев поддерживали бы идею Сионисткой организации» — это из области нереального.
    Сегодня и то соотношение — фифти-фифти

  5. VladimirU

    Сэм, окончание статьи-прекрасное завершение прекрасной работы. У меня один вопрос относительно упомянутых (и не упомянутых) в конце статьи дел У.Черчилля. Второй фронт был открыт только в начале июня 1944г. Есть ли свидетельства о том просили ли представители Еврейского Агентства Черчилля и Рузвельта об ускорении открытия Второго фронта? Уверен, что все понимали — более раннее его открытие привело бы к более быстрому разгрому фашистской Германии. И к сохранению жизни уничтожаемых в концлагерях евреев. Каково Ваше мнение по этому поводу?

    1. Сэм

      К сожалению не могу ничего ответить на этот вопрос.
      То, что я встречал, было о создании Еврейской воинской части. Уже в начале войны просили создать чуть ли не дивизию, но Военное министерство ответило, что у них нет достаточно оружия. И это, возможно, было правдой, хотя и не полной. После Дюнкерка на счету были каждая пушка, каждый танк. В конце концов была создана Еврейская бригада, успевшая «бэдака тишим» продемонстрировать бело-голубой флаг на итальянском фронте.
      А за оценку — большое спасибо.

      1. VladimirU

        Понимаю, вероятно представители Еврейского агентства прекрасно понимали, что это бесполезно и максимум на что они решились-это на просьбу разбомбить железную дорогу, ведущую из Будапешта в Освенцим. Тогда ещё несколько слов о всей серии Ваших работ об участии Великобритании и её лидеров в том, что происходило в прошлом веке в наших палестинах. Прежде всего, ещё раз большое спасибо, я узнал много интересных фактов и несколько по-другому (наверно, можно сказать вашими глазами) взглянул на роль Великобритании и Черчилля в том, что тут происходило. Я полностью согласен с Вашими словами «Палестина при англичанах изменилась, она стала совсем иной страной. Иногда при их содействии, иногда при безразличном нейтралитете, иногда при противодействии». И я рад что Вы, несмотря на несколько англофильское отношение к Великобритании (ИМХО), прекрасно понимаете, что не эта страна и не её лидеры сыграли решающую роль в том, что спустя пару тысяч лет здесь вновь было создано еврейское государство Израиль. Сделаю шаг в сторону от темы Вашей статьи и выскажу крамольную мысль- на мой взгляд и Герцль, и Еврейское агентство в целом, и те, кого мы называем отцами-основателями, тоже не сыграли в этом решающую роль. Хотя бы потому, что в первой половине прошлого века влияние сионистов и их идеи о создании еврейского государства на мировое еврейство, на еврейский народ (около 16.6 млн. евреев) было не более чем влияние коммунистической партии США на народ американский. И если бы не Вторая мировая война и Холокост, то неизвестно что было бы в Палестине…

        1. Сэм

          Уважаемый Влад, рад, что Вас заинтересовали мои статьи.
          Реагируя на Ваше: «И если бы не Вторая мировая война и Холокост, то неизвестно что было бы в Палестине…» вспомнил книгу Сегева המיליון השביעי: הישראלים והשואה (Для не владеющих ивритом: Седьмой миллион. Израильтяне и Шоа) Она есть на Amazon (на английском)
          https://www.amazon.com/Seventh-Million-Israelis-Holocaust-ebook/dp/B07YRL6HKQ
          Вы абсолютно правы насчёт числа сионистов в начале ХХ века. К началу 1МВ число членов Сионистской организации (плативших шекель) составило 217,231 из общего числа в 13,5 млн. евреев в мире. Но тогдашние лидеры сионистов – как они разительно отличаются по своему уровню от сегодняшних!!! – , и в первую очередь Вейцман, во-первых сумели убедить британских лидеров в совпадении интересов на БВ, во-вторых – в том, что они представляют большинство евреев. (Поверили ли в это британцы или сделали вид, что поверили остаётся открытым)
          Наверное, если бы евреям в довоенной Европе жилось хорошо и спокойно, то они бы не поехали в эту жаркую, далёкую и примитивную страну, в которой в добавок ещё читают справа налево.
          И до прихода Гитлера к власти только несколько тысяч немецких евреев совершили алию. Но они поехали, когда им стало плохо, хотя тогда и сам Гитлер ещё не стремился к уничтожению, но только к изгнанию евреев. И ехали из Польши, Румынии, а вот из США, Канады, Франции, Британии ехали только идейные сионисты. Идейные люди, готовые многим пожертвовать ради идеи всегда штучный товар
          И начиная с 20-х годов перед руководством Сионисткой организации стояла задача не найти евреев, желающих совершить алию, а найти достаточное число сертификатов, чтобы они смогли это сделать.
          Перед началом 2МВ население Ишува составляла около полумиллиона, чуть ли не порядок больше, чем после 1МВ и они никуда бы делись из Палестины.
          А в ответ На Ваше «что не эта страна [Великобритания] и не её лидеры сыграли решающую роль в том, что спустя пару тысяч лет здесь вновь было создано еврейское государство Израиль» я займусь самоцитированием («БЕЛОЕ И ЧЁРНОЕ Тридцать лет правления Британии в Палестине»):
          Представьте: 29 октября 1914 года потомок французских гугенотов немецкий адмирал Сушон не обстрелял российские черноморские порты и не втянул за уши Османскую империю в войну, ставшую для неё последней. Палестина не стала Британской. Конечно же Османской она тоже бы долго не пробыла, Османская Империя всё равно бы распалась и распалась бы раньше Британской и Французской. Но какова была бы тогда судьба Ишува? В лучшем случае — судьба крохотной еврейской общины в Великой Сирии.

          1. VladimirU

            (1)“И начиная с 20-х годов перед руководством Сионисткой организации стояла задача не найти евреев, желающих совершить алию, а найти достаточное число сертификатов, чтобы они смогли это сделать” (2) “Но какова была бы тогда судьба Ишува? В лучшем случае — судьба крохотной еврейской общины в Великой Сирии“
            С первым согласен, а со вторым-нет. Если бы значительная часть из более чем 13 млн. евреев поддерживали бы идею Сионисткой организации о воссоздании еврейского государства в Палестине и давили бы на власти тех стран, в которых они проживали в первой половине 20 века, то никуда бы ни англичане, ни Лига Наций не делись бы и вопросов о “крохотной еврейской общине в Великой Сирии“ и о “достаточном количестве сертификатов“ просто не стояли бы. Мне так кажется. Впрочем это уже за рамками Вашей работы, которую мы обсуждаем.

  6. Soplemennik

    Автору почёт и уважение!
    По-моему, работу стоит внести в список на поощрение, если уже не сделано.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Арифметическая Капча - решите задачу *