©"Заметки по еврейской истории"
  февраль-март 2021 года

266 просмотров всего, 1 просмотров сегодня

В настоящей статье рассматриваются иудейские общины и иудеи вне общин в христианских странах во времена эпохи Просвещения в Европе. В контексте истории европейского Просвещения в среде христианских народов Европы существовали иудейские общины, а вне общин находились светские граждане иудейской национальности, а также религиозные граждане иудейской национальности и иудейского вероисповедания.

Юрий Голод

ИУДЕИ СТРАН ЕВРОПЫ В ЭПОХУ ЕВРОПЕЙСКОГО ПРОСВЕЩЕНИЯ

В течение почти двух тысяч последних лет Иудеи живут во всем мире отдельными общинами.

В течение последующих веков после Синайского Союза в 1256 г. до н. э., Иудеем именуется человек, исповедующий Иудаизм в иудейской общине. Это помогает иудеям выживать среди других народов, руководствуясь общей для них системой законности и моралью, данной им Б-гом.

К IV в. до н. э. в Иудее была сформирована на иврите Письменная Тора — ТаНаХ: (Тора, Пророки, Писания).

После возникновения в среде иудеев христианства в I веке и отделения его идеологии от иудейства, само христианство в 1054 г. разделилось на две ветви: западную, римско-католическую (латинскую) и восточную, греко-православную.

Западная ветвь христианства характерна тем, что её религиозная культура Библии исходит из иудейского Танаха, переведённого с языка иврит на латинский язык.

Этот перевод иудейского Священного Писания  был выполнен Иеронимом в 405  г. н.э. и назван ВУЛЬГАТА ( Biblia Vulgata «Общепринятая Библия»)

C XVI века Вульгата является официальной латинской Библией христианской католической церкви в Европейских странах.

В соответствии с греческими правилами межъязыковых переводов, которыми пользовался Иероним, личные имена собственные Иудей, иудеи заимствовались им из текста ТаНаХа в текст латинской Вульгаты способом фонетической транскрипции и записывались буквами латинского алфавита с прописной (большой) буквы. [1]

Таким образом, в тексте Вульгаты появились латинские личные имена собственные Iuda, Iudaeо (Иуда, иудеи).

В XVIII в. Вульгата была переведена на немецкий, английский, французский и другие языки.

С конца 18 в. н. э. и далее имя Иуда, заимствованное из латинского языка в английский язык, имеет написание как Jew, а заимствованное из латинского языка во французский язык как Juif [ 2 ] (фрагмент сатьи).

Ниже показаны написания латинского имени Iuda в переводах некоторых стихов этих Библий, которые предваряются стихом Їисyс наvин церковнославянской Библии:

Їисyс наvин (15:20). Сіе наслёдіе плeмени сыновъ їyдиныхъ [ 3 ] Латынь:( joshua 15:2о)….Hae­c est possessiv tri­bus filiorum Juda [ 4 ]
Немецк: (JOSUA 15:20)… Dies ist das Erbteil des Stammes der Kinder Juda [ 5 ]
Англ: ( joshua 15:20)… of the tribe of the children of (Juda) Jews [6] Франц: ( josué 15:20 )… Tel fut l’héritage des fils de (Juda) Juifs [7]

В начале 18 века в Западной Европе распространились идеи Европейского Просвещения, которые повлияли на широкие круги образованного общества.

Иудейское Просвещение — движение, возникшее в среде иудеев Европы во второй половине XVIII века, которое выступало за принятие ценностей Просвещения, большую интеграцию в европейское общество и рост образования в области светских наук, иврита и истории иудейского народа.

Положение Иудеев в Западной Европе оставалось неизменным со времён эпохи Средних веков.

Так продолжалось вплоть до последних нескольких веков, до начала Эпохи Просвещения в Европе. Идеи просвещения нашли поддержку у некоторых Иудеев в Германии. Их вождем стал Моше Мендельсон. Их целью стала подготовка иудеев к вхождению в германское общество.

Хотя при жизни Мендельсона не произошли серьёзные сдвиги в законодательстве германских государств в отношении иудеев, деятельность Мендельсона и его учеников привела к сближению между немецким и иудейским обществом.

Моше Мендельсон выступал против отхода от иудейских традиций и за сохранение Иудейского народа после ухода его членов из общин, за получение равных прав с христианами.

Однако, уже в следующем поколении многие молодые иудеи приняли христианство и навсегда покинули иудейский народ.

Движение «Хаскала» – иудейское просвещение – содействовало началу изучения иврита и распространению его в качестве литературного языка. Представители этого движения способствовали началу изучения иудейской истории и Танаха.

В конце XVIII века изоляция традиционно замкнутых иудейских общин в Европе постепенно ослабевала.

Идеи эпохи Просвещения поникали в Европу и стимулировали интенсивный уход пассионарной части членов иудейских общин в светскую жизнь христианского окружения.

По мере развития естественных наук и одновременного ослабления влияния христианской церкви в христианских странах шел медленный процесс отхода людей от религии в атеизм. Развивающиеся идеи Возрождения привели к понятию «свободы вероисповедания» на фоне общих свобод. Был введен институт гражданского брака. Появилось понятие свободы совести.

У иудеев в общинах не было этих понятий. Человек, который вышел из общины,  перестал выполнять иудейский Закон и исключался из общины. Неважно, по какой причине, даже если его заставили, например, принять христианство силой. Он уже не мог считаться иудеем таким, каким он был в общине.

Вначале, как правило, молодые люди, покидали иудейские общины в поисках более свободной жизни и образования — ведь многие профессии стали официально доступными им, они могли зарабатывать на жизнь юриспруденцией, банковским делом, медициной и пр. Они поступали учиться в университеты .

Они уже не боялись быть отвергнутыми иудейской общиной, были независимыми материально и имели возможность не принимать никакой религиозной веры, а становиться неверующими, «светскими». Гражданские права в той или иной степени им обеспечивало государство, внутри которого существовала покинутая ими община.

Сначала их интенсивно изгоняли из иудейских общин (Спиноза, Акоста XVI-XVII века), но затем процесс выхода людей из общин «набрал обороты», и многие общины оказались просто перед угрозой распада и даже исчезновения.

Уходящие из общины люди (одиночно или вместе со своими супругами) становились атеистами самым естественным образом, потому что ни христианская, ни «чужая» иудейская община такими их к себе не принимала и за «своих» не считала. Их образ жизни поэтому постепенно отличался от иудейского, не становясь при этом христианским.

Это очень важный момент, на который в нынешней религиозной литературе, позволяющей осуждать таких светских людей, не всегда обращается внимание. А если и обращается, то неизменно в осуждающем смысле — отступники. Но, им некуда было деваться, даже если они и хотели бы сохранить в себе веру в Бога.

Не стоит удивляться, поэтому, что в конце концов этими людьми были созданы такие течения как консерватизм, либерализм, реформизм. Так сказать «иудаизм для себя».

В конце концов, раввинам в общинах стало ясно, что так иудеев из общины можно растерять. Но что было делать? И в условиях страшного цейтнота они делают вынужденный ход.

Перед лицом опасности исчезновения некоторых европейских иудейских общин, раввины общин приняли решение не изгонять этих людей окончательно, а сохранить за ними возможность связи с иудейской общиной, лишь наложив на эти связи определенные ограничения – им позволялось делать финансовые пожертвования в пользу общины.

Не самый лучший ход, но другого не нашли.. Да и сам процесс был плавный, растянутый во времени.

Тем самым они как бы «поставили знак равенства» между иудеями в общине и людьми, отошедшими от иудаизма. Раввины общин перестали отмежевывать общину от людей, отошедших от иудаизма, признавая их в той или иной степени «своими».

И это несмотря на то, что среди отошедших были, в том числе люди, которые стали занимать иногда крайне антииудейские позиции.

Поначалу этот ход даже казался не слишком плохим. Он позволял отошедшим сохранять связь с общиной и, главное, с их родственниками. Вряд ли раввины надеялись на возвращение ушедших обратно. Слишком велика была разница для них в образе жизни в общине и вне её.

Но, было очень важно, что община не лишалась пожертвований со стороны ушедших: они продолжали считаться «своими», и исправно платили «членские взносы» — пожертвования, «цдаку».

Первоочередная задача сохранения религиозных общин была, таким образом, решена. В результате, все отошедшие от закона Торы светские люди продолжали считаться формально членами своих общин.

По сути, раввины своими руками ускорили процесс ассимиляции.

Постепенно всё большее число иудеев в общинах осознавало, что жить по законам Торы вовсе не обязательно — от общины не отлучат. И «светских» стало много.

Все иудейские общины по форме и содержанию — одинаковы. Они все предназначены изучать и сохранять Иудаизм путём исполнения его законов, традиций, обрядов и заповедей.

Иудаизм — это не только религия, не только учение о философии, нравственности, этике. Прежде всего — это закон, регламентирующий все без исключения стороны жизни как индивидуума, так и общества. Помимо порядка молитвы, изучения Торы, соблюдения субботы и праздников, закон этот определяет образ поведения иудея так же и в бытовой сфере. Язык общения и чтения Торы в Синагоге — иврит.

Иудейская община неразрывно связана с понятием «Синагога» — «собрание».

После разрушения Иерусалимского храма Синагога это основной институт иудаизма; здание, служащее местом общественного богослужения на иврите и центром жизни иудейской общины.

Уходящие из общины и поэтому от Иудаизма иудеи, сохраняли за собой свою принадлежность к своим родителям и родственникам — иудеям, оставшимся в общине, в уже существующем в христианстве понятии — национальности.

Таким образом, во всех христианских странах Европы ушедшие из общины иудеи, становились светскими людьми иудейской национальности.

Соблюдая законы государства, они получали гражданские документы, в которых была записана их национальность:

В Германии они получали документы, в которых была записана национальность — Jude (Иудей).

В Англии они получали документы, в которых была записана национальность — Jew (Джу, Иудей).

Во Франции они получали документы, в которых была записана национальность— Juif (Жюиф, Иудей). Аналогично и в других странах.

И так в странах Европы появились только формально состоящие в иудейских общинах светские люди по национальности иудеи, которые оказывали оставленным общинам финансовую помощь.

Они отошли от Иудаизма. Но их интеллектуальные способности, развитые изучением иудаизма, дали им возможность освоить язык и войти в среду народа, в который они вышли из общины, и успешно продвигаться в светском обществе.

В то время, как сами иудеи в общинах стран Европы продолжали называть себя иудеями, их сородичи, ушедшие из общин к светскому образу жизни в народах стран Европы, стали применять термины «светские» (вне общин), и «религиозные» (в общинах).

То есть, имелось в виду, что в среде народов стран Европы имеются две разновидности национальности иудеев: светская часть — вне общин и религиозная часть — в общинах.

Такая ситуация сложилась в Европе в то время, когда в христианских странах уже имела место «гарантия гражданских прав в европейских государствах и отделение религии от государства» (и от народа).

При этом отделении светские иудеи уже могли относиться к Иудаизму в иудейских общинах не как к всеобъемлющему мировоззрению и образу жизни верующих иудеев.

Находясь в среде христианского народа и под его влиянием, они воспринимали Иудаизм в общинах уже только как духовную, религиозную веру в Б-га, отделённую от мирской жизни народа в государстве.

Здесь можно видеть аналогию с христианством, в котором религией является тоже только духовная вера, но в Иисуса, и тоже независимая от мирской жизни христиан.

И с этого времени возникла угроза существованию Народа Иудеев в общинах, народа Всевышнего и Государства Всевышнего.

Христиане Европы и светские иудеи полагали, что теперь, в свете отделения религии от государства, Иудаизм народа Иудеев в общинах — это не более чем любая другая, обычная религия (духовная вера, определенные догматы и т д.).

Это уже якобы и не истина, данная свыше, не мировоззрение, а просто традиция, вернее религия — извлечённая из Иудаизма только духовная вера в Б-га «религиозной» части иудеев в общинах, независимая от их образа жизни.

И Иудаизм иудеев в общинах в глазах светских иудеев вне общин и в христианстве народов Европы превратился в религию, аналогичную христианской.

Сами же иудеи в общинах никогда не называли себя иначе, чем «иудеи», никогда не называли себя «религиозными» и старались при любой возможности пользоваться собственным Законом Торы и, как можно в меньшей степени — законами стран, в которых жили. А отделение религии от государства (и народа) к иудеям в общинах вообще не имело отношения.

Веротерпимость как принцип национальной политики государств Европы в отношениях между христианами и иудеями в общинах представляла собой достаточно хрупкую конструкцию. Тайной за семью печатями для государств являлись сведения о структуре и иерархии в иудейских общинах.

Государственные власти какой-либо достоверной информацией на этот счет не располагали. Незнание, как известно, рождает недоверие, а оно, в свою очередь, ведет к неуважению к иудейской культуре, ее традициям и языку.

И в сознании христианских народов Европы и светских иудеев вне общин утвердилась идея о том, что главная связь «светских» иудеев вне общин и «религиозных» иудеев в общинах — это то, что они «иудеи», и это общность их происхождения. А иудаизм, атеизм и светскость — это вопрос религии и личных убеждений.

В понятии христианства это формулировалось так: все иудеи в Европе — светские. И лишь только некоторые из них в общинах  религиозные. Значит главный фактор — то, что у них общее (светские), а не то, что их разделяет (религиозные).

И постепенно ушедших иудеев из общин и ставшими светскими стало больше, и многие из светских продолжали помогать своим иудейским общинам финансами, сохраняя свою принадлежность к ним.

Самим своим существованием ушедшие иудеи ставшие светскими, продолжали помогать сохранению общин.

В среде же светских иудеев вне общин наблюдались новые процессы. Прежде всего, они попадали в христианскую среду, и были вынуждены подчиняться законам государства.

Иудеи в общинах (которых светские называли «религиозные») жили по своим законам, и с государством мало взаимодействовали.

А в гражданских документах, выдаваемых светским иудеям, было записано, что они по национальности — «Иудеи»: Jude, Juif Jew… (в зависимости от страны проживания).

Находясь в среде верующих христиан, у некоторых светских иудеев вне общин постепенно возникло желание стать «религиозными» и вернуться к иудейской духовной вере в Б-га (а не в Иисуса), поскольку они вышли из «родной» им иудейской общины.

Здесь речь шла не о том, чтобы вернуться в покинутую ими Иудейскую общину и стать полноправными её членами иудеями и исповедовать Иудаизм. Иудейский закон Галаха позволяет это сделать без прохождения Гиюра.

Нет, эти светские иудеи имели намерение вернуться только к иудейской духовной вере в Б-га, не возвращаясь в общину.

Христианство предоставило им такую возможность. И она состоит в следующем.

Национальность, когда религия отделена от государства (и от народа), совместима с любой религией и с отсутствием таковой. Можно быть русским и, одновременно, быть мусульманином, христианином, и т.д. пройдя соответствующий обряд.

Но, в Иудаизме у иудеев в общинах нет понятия национальности. Иудеи — это люди, исповедующие Иудаизм в иудейской общине и их объединяет не национальность в христианском понимании (по роду), а общая Вера в общую для них систему законности и морали, данную им Б-гом и выраженную в Иудаизме.

Синайский Союз в Торе определяет, как жить иудеям в общинах по законам Торы, не разделяя жизнь на духовную и мирскую, но предпочтение отдаётся поступкам людей по закону перед их духовной верой.

«В крайнем случае пусть лучше иудеи оставят Меня, но будут верны Моим законам» Иеремия (16:11)

Этим Иудаизм отличается от христианства, в котором духовная вера, наоборот, предпочтительна поступкам.

Так, В Новом Завете греческой христианской Библии выражена доктрина создателя христианства Павла, которая формулируется выражением:

«…человек оправдывается перед Б-гом только верою в Иисуса, независимо от дел и законов мирской жизни» (Римл. 3:28).

Эта доктрина принимает в христианстве, в отличие от Иудаизма, главным то, что касается только духовной веры («как верить») и выхолащивает из христианства законы и заповеди («как жить»).

И эту доктрину Нового Завета Европейское христианство применило к светским иудеям вне общины, посредством понятия «Вероисповедание» (какую веру и какого Б-га исповедовать?). «Вероисповеданием» в христианстве является духовная вера в Иисуса, отделённая от народа и независимая от мирской жизни народа.

Но в Иудаизме у иудеев в общинах не может быть понятия «Вероисповедание» ( в какого Б-га верить?). Вопрос неуместный! Верить должно, априори, только в того, который Сам выбрал для веры и служения Себе Союз с Авраамом и его потомками (Брейш. 17:7), а затем Синайский Союз с народом иудеев (Шмот 19:5,6).

А для светских иудеев вне общин «Вероисповедание» (в какого Б-га верить?) — вопрос вполне уместный, здесь нет выбора и ответ на него: выбрать и верить в Б-га Иудейского, а не в Иисуса.

Так некоторые светские иудеи вне общин стали «религиозными» иудеями иудейского (а не христианского) вероисповедания, не состоя в общине. (Только духовная вера в Б-га вне общины и Синагоги).

Соблюдая законы государства, они получали гражданские документы, в которых была записана их национальность — «религиозные» иудеи и (по желанию) — иудейское «вероисповедание».

Таким образом, можно обобщить, что в контексте истории европейского Просвещения в среде христианских народов Европы существовали иудейские общины, а вне общин находились светские граждане иудейской национальности, а также религиозные граждане иудейской национальности и иудейского вероисповедания.

Сегодня приходится признать, что решение раввинов не изгонять ушедших из общин иудеев, а принимать пожертвования от них для выживания общин, стало трагическим.

Потому, что выживание не состоялось. Состоялось, как раз, обратное — Катастрофа во время 2-й мировой войны…

Нацисты тотально уничтожали иудеев, состоящих в общинах и исповедующих Иудаизм так же, как и бывших иудеев, ставших светскими или религиозными вне общин. Они руководствовались правилом: «бывших иудеев — не бывает».

Если бы продолжалась первоначальная прежняя практика абсолютного исключения из списков общины иудеев, которые уходили из неё и стали светскими или религиозными вне общины, то они не считались бы связанными с иудеями в общинах ничем и ни при каких обстоятельствах. И это могло бы спасти их жизни.

Один неправильный шаг — сохранение связи с отошедшими от общины и Иудаизма стоил жизни , возможно, всему иудейству Европы.

Источники информации:

[ 1 ] https://www.imena.org/name_trans.html

[ 2 ] http://z.berkovich-zametki.com/2017-nomer5-6-golod/

[3] https://azbyka.ru/biblia/?Nav.15&utfcs~g~e~h

[4] https://azbyka.ru/biblia/?Nav.15&utfcs~g~e~l

[5] https://azbyka.ru/biblia/?Nav.15&utfcs~g~e~m

[6] https://azbyka.ru/biblia/?Nav.15&utfcs~g~e~a

[7] https://azbyka.ru/biblia/?Nav.15&utfcs~g~e~h

Share

Юрий Голод: Иудеи стран Европы в эпоху Европейского Просвещения: 1 комментарий

  1. Ефим Левертов

    «Сами же иудеи … старались при любой возможности пользоваться собственным Законом Торы и, как можно в меньшей степени — законами стран, в которых жили».
    ————————
    Уважаемый Автор!
    До какого года или века, на Ваш взгляд, сохранялось такое положение?

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

AlphaOmega Captcha Mathematica  –  Do the Math