©"Заметки по еврейской истории"
  июль 2021 года

 2,105 total views,  1 views today

Германские власти предприняли даже попытку заручиться согласием советских властей на массовую депортацию евреев рейха на территорию СССР. С этой инициативой выступили структуры Центральной имперской службы по делам еврейской эмиграции, которой руководил Р. Гейдрих. Однако советская сторона ответила категорическим отказом.

Алекс Манфиш

«ПРЕДПОЛАГАЯ СКРОМНОЕ ВЛИЯНЬЕ»
(об одной заметке Геннадия Костырченко)

Алекс Манфиш14-го января 2020 года на сайте «Историческая память» («Журнал российских и восточноевропейских исторических исследований») был напечатан очерк под названием «Мог ли Сталин предотвратить Холокост? Об одной несостоявшейся сенсации» [1]. Автор — известный историк, д-р исторических наук Геннадий Костырченко. Он специализируется на истории евреев СССР — в основном сталинского периода, — и политике советских властей по еврейскому вопросу.

 Очерку предпосылается преамбула:

«5 января 2020 г. на сайте издания «Новая газета» была опубликована статья историка Павла Поляна «Переписка ценой в два миллиона жизней». Данная публикация является практически дословным повторением нескольких публицистических статей Павла Поляна, опубликованных без малого 15 лет назад, и вызвавших ряд критических замечаний коллег. Мы сочли необходимым перепечатать одно из таких критических замечаний, опубликованное в 2006 г. старшим научным сотрудником Института российской истории РАН, д.и.н. Геннадием Костырченко»

И в конце даётся ссылка на эти опубликованные в 2006 году критические замечания: очерк «Сталинский Советский Союз и Холокост», Будапешт 2006, по материалам международной научной конференции в Будапештском университете (2-3 декабря 2005 г.) [2]. Найти этот текст в интернете я не смог.

Упомянутая статья Павла Поляна действительно воспроизводит идею (а в значительной степени также и текст) ряда его более ранних работ на эту тему, первая из которых была опубликована в альманахе «Еврейская старина» в мае 2005 года [3]. Годом позже в журнале «Неприкосновенный запас» появилась публикация о том же — «Недостающее звено в предыстории Холокоста» [4]. Прототипная небольшая заметка (под названием «Два миллиона неспасённых евреев») появилась 15 апреля 2005 года, в газете «Московские новости» [5].

Полян цитирует обнаруженный в постсоветское время документ: записку (от 9 февраля 1940 г.) начальника Переселенческого управления при СНК СССР Евгения Чекменёва, адресованную В.М. Молотову. Записка очень коротенькая, и вот, для пользы дела, её текст:

«СССР
Переселенческое управление при Союзе ССР
9 февраля 1940 г.
№ 01471с
г. Москва, Красная площадь, 3
Телеграфно — Москва Переселенческая
Телефон К 0 95-03
Председателю Совета Народных Комиссаров
т. Молотову В.М.

Переселенческим управлением при СНК СССР получены два письма от Берлинского и Венского переселенческих бюро по вопросу организации переселения еврейского населения из Германии в СССР — конкретно в Биробиджан и Западную Украину.

По соглашению Правительства СССР с Германией об эвакуации населения, на территорию СССР, эвакуируются лишь украинцы, белорусы, русины и русские.

Считаем, что предложения указанных переселенческих бюро не могут быть приняты.

Прошу указаний.
Приложение: на 6-ти листах.
Начальник Переселенческого Управления при СНК СССР
Чекменев» [6]

[В скобках: в публикации «Недостающее звено в предыстории Холокоста» к слову «русины» Полян даёт примечание №2, объясняющее этот термин, но в конце пишет: «Интересно, что в качестве отдельной, подлежащей переселению категории русины в советско-немецких соглашениях не фигурируют» [6]. Это неверно. В предварительном «конфиденциальном протоколе» от 28 сентября 1939, регулирующем перемещение национальных контингентов из немецкой зоны в советскую и наоборот, упомянуты только «лица украинского и белорусского происхождения» [7], но в тексте уже собственно соглашения — от 16 октября, — появляются также и русины, а заодно и русские [8].

«Приложение на 6-ти листах» (упомянутые немецкие письма — а что ещё могло «прилагаться»?) никем и нигде найдено не было. И Костырченко пишет:

«Известный популяризатор исторических знаний Павел Полян несколько месяцев тому назад попытался широко представить этот документ в российской и европейской прессе и интернете как сенсационную архивную находку последнего времени, как некий ранее неизвестный проект возможного спасения большого количества восточноевропейских евреев (более 2 млн. чел.!!!), который был провален по вине Сталина. Полян так и пишет: суть немецкого письма ясна: Гитлер предлагает Сталину принять всех евреев, которые в то время находились в Германии. И письмо Чекменева содержит лаконичный ответ на этот вопрос: «Принять этих евреев мы не можем, у нас и своих предостаточно»»

Да, Полян высказал именно эту версию, суть которой — косвенная виновность СССР в гибели двух миллионов евреев: их можно было спасти, но советская империя отказалась их принять. Не буду излагать содержание этой работы подробно, её любой желающий может прочесть и сам: я дал ссылки на оба варианта — и краткий, и расширенный.

Костырченко оспаривает версию Поляна. Он пишет следующее:

«Известный популяризатор исторических знаний Павел Полян несколько месяцев тому назад (видимо, имеется в виду очерк в газете «Московские новости» от 15 апреля, т.е. за семь с половиной месяцев до будапештской конференции — А.М.) попытался широко представить этот документ в российской и европейской прессе и интернете как сенсационную архивную находку последнего времени, как некий ранее неизвестный проект возможного спасения большого количества восточноевропейских евреев (более 2 млн. чел.!!!), который был провален по вине Сталина…

…На самом деле, данный документ не позволяет делать такие далеко идущие выводы…

Во-первых, наверняка Сталин даже не знал о его существовании. Ведь на документе имеется делопроизводственная помета «Архив», означающая, что сразу же по ознакомлении с этим посланием Молотов, восприняв его как сугубо информационно-рутинное и не требующее принятия каких-либо решений, вряд ли докладывал о нем Сталину, а направил его в архивное досье.

Во-вторых, до сих пор не найдены сами обращения Берлинского и Венского переселенческих бюро. Поэтому Полян вынужден предполагать, что эти обращения могли подписать от Берлинского бюро Адольф Эйхман, а от Венского — то ли Франц Вальтер Штальэккер, то ли Алоиз Бруннер (в разных статьях по-разному).

(И, предполагая это, Полян добавляет: «… А над ними незримо витала бы тень руководителя РСХА и протектора Чехии и Моравии Райнхарда Гейдриха» — А.М.)

В-третьих, если, согласно Поляну, речь шла о крупном проекте переселения в СССР всех центрально— и восточноевропейских евреев, то почему он решался не на соответствующем политическом уровне (не руководителями государств или хотя бы внешнеполитических ведомств), а на уровне каких-то второстепенных чиновников (даже не руководителем РСХА Р. Гейдрихом или непосредственным начальником Эйхмана — начальником IV управления РСХА, шефом Гестапо Г. Мюллером)? (Правда, Полян Гейдриха упомянул — А.М.) Так что, вопреки утверждению Поляна, не только Сталин, но и Гитлер, скорей всего, не знал об этом проекте…

…в начале декабря 1939 года Джойнт пригрозил прекратить финансирование, если эмиграция не возобновится. Об этом стало известно Эйхману через руководителя венской еврейской общины Рихарда Лёвенхерца, который отвечал за всю подготовительную работу по еврейской эмиграции. Возможно, что именно этот Левенхерц и его берлинский коллега д-р Эпштейн из имперского объединения евреев Германии, понимавшие, что Люблинский резерват (куда депортировали евреев из собственно германских земель — А.М.) это зловещее преддверие массового физического истребления их соплеменников (что на деле и произошло), в поисках их спасения и обратились на свой страх и риск к Чекменеву, поскольку через «Джойнт» могли знать, что тот занимается Биробиджанским проектом в СССР.

Показательно, что Эйхман в ходе допросов в Израиле в начале 1960-х гг.  совсем не упоминал о «русском проекте», хотя говорил о плане «еврейской автономии» на Мадагаскаре, который, в отличие от первого, действительно в начале 1940 года рассматривался в высших политических инстанциях Рейха.

В общем, современные попытки возложить хотя бы часть ответственности за холокост на СССР, страну, спасшую европейских евреев от полного уничтожения, более чем странны…

…К тому же, Поляну следовало бы знать, что с середины сентября по конец ноября 1939 года новая советская западная граница была открытой, и ее перешли десятки тысяч еврейских беженцев…

… И в заключение этого сюжета еще один штрих: документ, который коллега Полян ныне представил как новейшее научное открытие, был выявлен автором этих строк в бывшем Центральном партийном архиве в Москве еще в конце 1990-х годов, в 2001-ом полностью опубликован в авторской монографии, а спустя еще год вновь воспроизведен в книге И.А. Альтмана «Жертвы ненависти». И хотя этот документ в чем-то примечателен, но не более того. Во всяком случае, в погоне за исторической сенсацией ему искусственно придали то важное значение, которому он явно не соответствует»

(В скобках: в газетной заметке от 15 апреля 2005 Павел Полян не указывает, кем найдена записка Чекменёва. Но в принципе он не отрицает, что именно Костырченко нашёл её, и пишет об этом в самом начале — и в статье («Русский проект Эйхмана» и в более позднем варианте «Недостающее звено в предыстории Холокоста»).

Дав эту вынужденно длинную выдержку, сначала выражу абсолютное согласие со всем, что пишет здесь Геннадий Костырченко, — за исключением одного пункта. Не думаю, что к Чекменёву обратились руководители еврейских общин. Если бы упоминаемые им (и не найденные) обращения были от них, он так бы и написал Молотову: это принципиально иные инстанции, нежели переселенческие службы рейха. Да и Биробиджаном Чекменёв занимался не специально, а лишь постольку, поскольку ЕАО входила в число земель, куда могла предполагаться массовая миграция. Я лично вообще не уверен в аутентичности этой записки. Где «приложение»? А если всё сопутствующее изъяли, то зачем эту бумажку оставили?..

Под всеми же остальными аргументами Костырченко я готов был бы подписаться обеими руками. Но подписываться мне незачем, в моё согласие и так поверят, поскольку я два с половиной года назад опубликовал фактически те же самые тезисы.

В своей работе «Евреи и Россия: чаша добра на весах истории» (журнал «Заметки по еврейской истории», №213, январь 2019) [9] я документированно показал, что в 1939–1940 гг. Советским Союзом были спасены от гибели сотни тысяч евреев. В страну были впущены почти все стремившиеся туда в поисках убежища евреи из оккупированной немцами Польши. Кроме того, советская Россия приняла — пусть, может быть, без особого желания, — некоторое количество австрийских евреев, которых нацисты насильственно перебрасывали на советскую сторону. Часть беженцев, увы, была уничтожена потом, в основном в 1941 году, гитлеровскими войсками, стремительно захватившими Украину и Белоруссию. Но огромное множество осталось в живых. По большей части это были те, кто отказался принять советское гражданство. Их власти в командно-административном порядке выслали далеко на восток — на Урал и дальше, — не желая сосредоточения большого числа людей без подданства и паспорта в только что возвращённых землях Западной Украины и Западной Белоруссии. Эти люди оказались в стройотрядах, леспромхозах и на всевозможных промышленных участках, куда их решено было направить, и по месту административного прикрепления, соответственно, получали жильё.

И в одной из глав этой своей работы я комментирую ту самую записку Чекменёва. И, выдвинув там практически те же самые аргументы, которые приводит Костырченко, пишу, что предполагаемый «отказ» СССР принять эти два миллиона евреев — «выращенный из призрачной мухи мифический слон» [10].

И вот предстал перед моими глазами буквально неделю-полторы назад очерк Геннадия Костырченко, опубликованный 20 января 2020, через год после моей работы. И мне очень приятно было увидеть у него, очень дельного историка, соображения, совпадающие с моими собственными. Дело, однако, в том, что я в своей работе подверг критике некоторые его положения. И сделал это не раньше, чем прочитал упомянутую им монографию 2001 года — книгу «Тайная политика Сталина: власть и антисемитизм».

(В скобках: на мой взгляд, книга очень сильная. Правда, далеко не со всем написанным в ней я согласен и отдельные моменты оспариваю довольно резко. Но, во-первых, в ней в высшей степени документированно и довольно непредвзято, без чрезмерных оценок, изложена история антисемитской кампании послевоенных лет. Во-вторых, и о более ранних событиях в этой монографии пишется всё-таки намного более взвешенно, чем в большей части работ на тему истории евреев в СССР)

Но, возвращаясь к записке Чекменёва, — по вопросу о ней я увидел в этой книге Костырченко совершенно иную трактовку, нежели та, которую он выдвигает в заметке на сайте «Историческая память». И не просто иную, а категорически противоположную. В книге он действительно полностью процитировал обсуждаемый документ. Но далее начинается интрига. Ибо вслед за этим написано буквально следующее:

«… нацистами предпринимается новая попытка давления на Москву. На сей раз инициатива исходила из структур Центральной имперской службы по делам еврейской эмиграции, которой также руководил Гейдрих. Но, как и следовало ожидать, советские власти ответили категорическим отказом, обоснованным начальником Переселенческого управления Е.М. Чекменевым в записке к Молотову от 9 февраля 1940 г.:
(Далее текст записки Чекменёва — А.М.)

Воистину оказался прав советский дипломат — невозвращенец Ф.Ф. Раскольников, объявленный 17 июля 1939 г. Верховным судом СССР вне закона и потом тайно убитый за границей советским агентом. В сентябре он через русскую эмигрантскую прессу во Франции обратился к Сталину с открытым письмом, в котором обвинял:

«Еврейских рабочих, интеллигентов, ремесленников, бегущих от фашистского варварства, вы равнодушно предоставили гибели, захлопнув перед ними двери нашей страны, которая на своих огромных просторах может приютить многие тысячи эмигрантов»» [11]

(В скобках — ибо это не самое принципиальное… Фёдор Раскольников не может быть в данном случае ни прав, ни наоборот. По уважительной причине: о «еврейских, рабочих, интеллигентах, ремесленниках» он ничего Сталину не писал. Эти социально-трудовые категории у него упоминаются, только пишет он не о еврейских рабочих и т.д., а о еврОПейских [12]. Эта частица «ОП» бывает не только «прыгательной», иногда она в корне меняет смысл читаемого… Не знаю, с чьей подачи, но эта ошибка загуляла — и гуляет давно, — по работам довольно многих людей, пишущих об истории сталинских времён).

Но если перейти к более принципиальным моментам, — мы видим здесь тезисы, прямо противоположные тому, что я цитировал ранее. Здесь, утверждается, что в советское Переселенческое управление обратились вовсе не из еврейских общин, а из ведомства Гейдриха (подразумевается — по его указанию), и что советские власти «захлопнули дверь» (цитируя Раскольникова) перед евреями, которых могли бы спасти.

И получается, что, в очерке «Мог ли Сталин предотвратить Холокост? Об одной несостоявшейся сенсации» (14.01.2020), оспаривая тезисы П. Поляна, Костырченко отказывается, по сути, от версии, которую впервые высказал не кто иной, нежели он сам (я цитирую текст «Тайной политики Сталина» по изданию 2003 года, а не 2001-го, но это всё равно раньше публикаций Поляна — даже в «Московских новостях»). И он не только говорит о том, что записка обнаружена им, но и разбивает концепцию, авторское право на которую принадлежит тоже именно ему. Для доказательства достаточно заглянуть в его книгу. Полян эту концепцию действительно только популяризировал, первым её выдвинул именно Костырченко — и он сам же её фактически приканчивает. «Я тебя породил…», и дальше по тексту «Тараса Бульбы»…

Взгляды у людей, конечно, могут меняться, особенно у людей умных и самостоятельно мыслящих. Но остаётся интригующая странность. Когда всё-таки он начал думать именно так? Вопрос об этом встал передо мной сразу по прочтении очерка.

Многие наши вопросы остаются непрояснёнными, такова жизнь. Но на этот вопрос мне довольно сильно захотелось найти ответ. Ибо на эту тему появилась у меня гипотеза, имеющая ко мне, можно сказать, личное отношение. Позиция Костырченко в данном случае настолько совпадает с моей, что я рискну предположить здесь своё скромное влияние. Моя работа была опубликована на год раньше его очерка и была абсолютно доступна для ознакомления.

Своё влияние я называю скромным не из формальной учтивости, а вполне искренне. У меня нет ни малейших проблем самооценки, но вопросами истории СССР я начал заниматься совсем недавно и в качестве историка до сих пор совершенно не был известен. И всё же мне кажется, что именно прочтение моей работы лежит в основе того сдвига, который мы наблюдаем в позиции Костырченко.

Что ж, если гипотеза, то надо проверить, чем я и занялся.

Что означает ссылка под очерком Геннадия Костырченко? Свидетельствует ли она о том, что именно так он отреагировал на статью П. Поляна ещё на конференции в Будапеште 2–3 декабря 2005? В тексте читаем: «несколько месяцев тому назад…» Да, если речь об апрельской, того же года, газетной статье Поляна…

Но прозвучало ли там, на конференции, то же самое, что в очерке «Мог ли Сталин предотвратить?..» Дело в том, что я знаю некоторые работы Костырченко, опубликованные позже 2005 года, и на те же темы, — и ни в одной из них он не высказывается в подобном ключе.

Вот фрагмент из книги «Сталин против «космополитов». Власть и еврейская интеллигенция в СССР» (Москва 2010):

«…Германские власти предприняли даже попытку заручиться согласием советских властей на массовую депортацию евреев рейха на территорию СССР. С этой инициативой выступили структуры Центральной имперской службы по делам еврейской эмиграции, которой руководил Р. Гейдрих. Однако советская сторона ответила категорическим отказом, о чём свидетельствует записка начальника Переселенческого управления Е.М. Чекменёва от 9 февраля 1940 г. (и далее известный нам текст этого документа — А.М.)» [13]

Здесь тоже германские власти, включая Гейдриха, и советский отказ. Но тогда, значит, тем более раньше — в конце 2005 года, в дни будапештской конференции, — Костырченко ещё не отказался от этой точки зрения?

В ещё более позднем сборнике «В отблеске «Хрустальной ночи»» (по материалам Международной конференции 2014 года) мы видим статью Костырченко «Биробиджан как несостоявшееся убежище европейских евреев», в которой (гл. 5, «Загадка записки Чекменёва, проблема беженцев из Польши») он высказывает два соображения из тех, которые повторяются в очерке от 14 января 2020: о том, что к Чекменёву обратились не немцы, а руководители еврейских общин, и что Эйхман на следствии в Израиле ни словом не обмолвился о «русском проекте» [14]. Да, аргумент этого молчания Эйхмана Костырченко выдвинул раньше меня, но с несколько иной целью. Он обосновывает этим версию, что обращение к СССР — еврейская инициатива. Но я лично так не думаю (о чём уже успел сказать ранее). На мой взгляд, если бы такой «проект» существовал в реальности, то, кому бы ни принадлежала его идея, знать о нём Эйхман был бы обязан. Еврейские руководители не решились бы на такой шаг, не заручившись согласием немецких инстанций.

Итак, Костырченко ещё тогда некоторые вещи для себя переосмыслил со времени своих предыдущих публикаций, где упоминалась эта записка Чекменёва. Но и в этой публикации тоже советская империя предстаёт «не спасшей», акцентируется только и исключительно её репрессивно-антисемитская сущность. Ничего похожего на довольно «просоветскую» направленность очерка «Мог ли Сталин предотвратить Холокост?..»

При этом именно Геннадий Костырченко — один из историков, понимающих, насколько порочна тенденция «обязательного негативизма» в отношении всего советского, насколько она антинаучна в принципе. Ещё в 2008 году, в своей диссертационной работе «Политическое руководство СССР и интеллигенция еврейского происхождения: 1936–1953» он пишет:

«…многие западные труды 1950–1980-х гг. не избежали весьма существенных погрешностей. Основные из них были обусловлены влиянием межблокового идеологического противостояния, выражавшегося, в частности, в проведении массированных кампаний в защиту советских евреев, в которые вовлекались и профессиональные историки. Денежный дождь «сверху» проливался в первую очередь на те научно-исторические проекты, которые носили заведомо политизированный антисоветский характер. Это во многом объясняет, почему в большинстве западных исследований указанного периода еврейский вопрос в СССР чрезмерно драматизировался. Некоторые вовлечённые в политику историки даже пытались приписать И.В. Сталину предсмертное намерение провести в СССР «второй Холокост» путём массовой депортации евреев в суровые северные и восточные районы страны. Тем самым советская аппаратная юдофобия механистически и совершенно необоснованно уподоблялась нацистскому «окончательному решению еврейского вопроса»…» [15]

Лучше не скажешь… И к тому же у Костырченко есть замечательная статья «Массовая высылка евреев. Прощание с мифом сталинской эпохи» [16], где он предельно аргументированно опровергает домыслы о готовившейся якобы в 1953 году, в связи с «Делом врачей», массовой депортации еврейского населения в малонаселённые сибирские и дальневосточные области.

Если подытожить, у Геннадия Костырченко нет «антисоветской детерминированности» исторического мышления. И он более чем способен отрешиться от предвзятости, от «непременно злодейских» штампов в отношении страны, историю которой мы обсуждаем. Но факт есть факт: в очерке полуторагодичной давности его позиция практически противоположна той, которая наблюдалась, по большей части, в его более ранних трудах.

Если окажется, паче чаяния, что ещё на конференции в Будапеште в 2005 году он высказал нечто подобное, то я, разумеется, признаю ошибочным своё предположение о том, что на его позицию повлияла моя работа. И всё же это будет очень странно, ибо такая точка зрения идёт вразрез не только с написанным в его более ранней книге, но и с тем, что мы читали в монографии, изданной несколькими годами позже.

В свете всего, что мы рассмотрели, из всех факторов, которые могли обусловить эту метаморфозу, наиболее вероятным выглядит знакомство с моей работой «Евреи и Россия: чаша добра на весах истории». В ней соображения о записке Чекменёва занимают второстепенное место, но именно в ней предельно аргументированно и документированно проводится мысль о советской России, сыгравшей — из всех стран в мире, — самую спасительную роль в судьбе евреев в те страшные годы.

Думаю, любой, кто прочтёт эту мою публикацию и очерк Геннадия Костырченко «Мог ли Сталин предотвратить Холокост?», согласится, что предполагаемое мною очень возможно.

Я пишу это, руководствуясь мотивами, аналогичными тем, которые побудили Геннадия Костырченко отметить (в очерке от 14 января 2020), что именно он обнаружил ту самую записку Чекменёва. Да, это так, и справедливость требует, чтобы это отмечалось. И воспользуюсь случаем, чтобы выразить сожаление: я сам в своей работе, обсуждая этот документ, не упомянул, кем он найден. А надо было. Что ж, любой из нас не без греха… Но и мне причитается та же самая справедливость.

Примечания

[1] Г. В. Костырченко, «Мог ли Сталин предотвратить Холокост?» Сайт «Историческая память. Фонд содействия актуальным историческим исследованиям». 14 января 2021.
Под текстом очерка указано: «Публикуется по: Костырченко Г.В. Сталинский Советский Союз и Холокост // Holokauszt: történelem és emlékezet / Холокост: история и память. Budapest, 2006. C. 146-148.»

[2] Институт российской истории РАН, страница Геннадия Костырченко

[3] Павел Полян, «Русский проект» Эйхмана. Размышления над перепиской ценой в два миллиона жизней». «Альманах «Еврейская Старина», № 5 (29), май 2005 года.

[4] Павел Полян, «Недостающее звено в предыстории Холокоста». 6 ноября 2006, сайт «Полит.ру».

[5] http://www.demoscope.ru/weekly/2005/0199/gazeta030.php

[6] См. прим. 4

[7] Алекс Манфиш, «Евреи и Россия: чаша добра на весах истории». «Заметки по еврейской истории», № 213, январь 2019.
Гл. 1 (цитируется по материалам сайта: Ю.Г. Фельштинский, «Оглашению подлежит». СССР—ГЕРМАНИЯ. 1939–1941. Документы и материалы о советско-германских отношениях с апреля 1939 г. по июль 1941 г. Часть 2, «Война», док. № 55).

[8] Алекс Манфиш, указ. соч., гл. 2 [цитируется по статье Дмитрия Толочко: «Проблема беженцев из Польши в советско-германских отношениях (сентябрь 1939 — июнь 1940 гг.)». Журнал российских и восточноевропейских исторических исследований, №1(4), 2012 г., стр. 66-77. Данная цитата — на стр. 68. Полный текст находится в ДВП (собрании документов внешней политики СССР), т. 22, кн. 2, док. № 785-786].

[9] См. прим. 7.

[10] Алекс Манфиш, указ. соч., гл. 5.

[11] Г.В. Костырченко, «Тайная политика Сталина. Власть и антисемитизм», Москва, «Международные отношения», 2003. Гл. 2, «Вызревание официального антисемитизма в СССР», раздел 2, «Первые признаки госантисемитизма», параграф 2, «Проблема польских евреев», стр. 188-189

[12] Фёдор Раскольников, «Открытое письмо Сталину».

[13] Г.В. Костырченко, «Сталин против «космополитов». Власть и еврейская интеллигенция в СССР». Москва 2010, «Росспэн». Гл. 1, «Истоки проблемы «дальние — ближние» (XIX — первая треть XX в.) и её вызревание (1936-1941), раздел 3, «Вторая мировая война и «встреча» евреев СССР и Европы», стр. 43-44.

[14] «В отблеске «Хрустальной ночи»: еврейская община Кёнигсберга, преследование и спасение евреев Европы» (по материалам 8-й Международной конференции «Уроки Холокоста и современная Россия», Москва — Калининград 2014). Стр. 176.

[15] Г.В. Костырченко, «Политическое руководство СССР и интеллигенция еврейского происхождения: 1936–1953», 2008. Dissercat — Электронная библиотека диссертаций.

[16] Г.В. Костырченко, «Массовая высылка евреев. Прощание с мифом сталинской эпохи» «Заметки по еврейской истории», №22, ноябрь 2002.

Print Friendly, PDF & Email
Share

Алекс Манфиш: «Предполагая скромное влиянье» (об одной заметке Геннадия Костырченко): 13 комментариев

  1. Л. Беренсон

    Многоуважаемый А. Манфиш! Вы действительно вошли в трагически трудную тему, где Вам приходится как добросовестному исследователю в отдельных случаях выступать (не быть им) адвокатом дьявола. Все Ваши доводы безупречны, но они не отрицают факта: СССР, как и остальной влиятельный мир, допустил Холокост, но СССР своей политикой содействовал его масштабам. Я не прошу Вашего ответа на мой вопрос о детях, Вы его обошли. Детали, кровавые детали…

  2. Сэм

    Алекс Манфиш 11.08.2021 в 12:03
    И поймите, я же не изображаю советскую империю средоточием человеколюбия и, в частности, филосемитизма.
    \\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\
    Уважаемый Алекс, я всегда с интересом читаю Вами написанное. Порою соглашаюсь с Вами, как, к примеру в отношении к теории Суворова-Солонина о событиях, предшествующих началу Великой Отечественной Войны.
    Но я не могу согласиться с Вашим отношением к «советской империи». Дело не в том, чего она была сосредоточением. Дело в том, что во главе её стоял ВУРДАЛАК. После его смерти «советская империя» не стала человеколюбивой и исполненной филосемитизма», но те зверские преступления – до войны против своего народа, а после — и с акцентом на его еврейскую часть, прекратились. Это просто факт.
    Вы правильно пишите, что польские евреи не бежали массово от Гитлера. А почему не бежали?
    И спаслись от Гитлера именно те польские евреи, я таких тоже встречал в Израиле, которые не захотели стать евреями советскими и были высланы в Сибирь.
    Реально есть один документ, касающийся этой проблемы – памятная записка Чекменева, найденная Костырченко. Полян объяснил, почему отсутствуют приложения к ней и мне показалось его объяснение вполне убедительным.
    В предыдущим своём отклике на Вашу статью я задал как мне кажется вполне логичные вопросы:
    И я правильно понял, что написав «Я лично вообще не уверен в аутентичности этой записки» Вы высказали своё мнение, что та записка — «фейк»? Какой же тогда смысл рассуждать, кем могли быть её авторы?
    Вы на вопросы не ответили, что ИМХО тоже является ответом, но продолжаете утверждать, что это записка «фейк», подделка. Утверждать, ссылаясь на то, что «НЕМЕЦКИХ материалов об этом нет. Но нет и письменного указания Гитлера о Холокосте.
    Ну а вопрос, с какой целью сотворили эту подделку, признаю вопросом риторическим.

  3. Павел Полян

    Как славно, столько лет прошло, а я и не знал, что столько шпаг и страстей вокруг моих популяризаторских усилий! Страсти, я помню, были с самого начала, когда возмутиться решил почему-то И. Альтман, а не Костырченко (нашел у себя в списке публикаций — (Дискуссия) Реплика на реплику [Ответ И.Альтману] // Дайджест–Е (Харьков). 2005. № 7. С.2.). Хорошо помню, что ссылки на Костырченко я всегда проставлял (кроме газетных текстов, разумеется), ему за эту кго находку всегда был благодарен, от него самого нареканий не получал или не знал о таковых. \»Мальчик\», разумеется, был: то, что Молотов отправил эту копию в архив, говорит скорее о том, что оригиналы ушли наверх, а архив того, что был наверху, далеко еще не весь доступен и исследован. Так что записывайтесь в РГАНИ или, если кто может, в Президентский. Никогда не говорил или писал, что письмо сие маркер сталинской ответственности за Холокост, противоположное этому — говорил, когда интервьюеры пытались интерпретировать сие именно так. То, что один уважаемый коллега изменил свою точку зрения, ранив тем самым (и, кажется, сильно ранив) другого уважаемого коллегу, представляется мне скорее хорошим событием, говорящим о желании и способности складывать паззл заново и все менее и менее противоречивым образом. От лица нашего брата, популяризатора науки, осмелюсь заметить, что мои скромные заметки (журнальные и книжные) все же не сводятся к пересказу своими словами замечательной архивной находки Г.В., а тоже являются неким концептуальным пазлом, в котором сюжет с Чекменевым — важная, но лишь одна из составных частей. С почтением и надеждой никого этой репликой не ранить, Павел Полян

    1. Алекс Манфиш

      Уважаемые читатели, спасибо за отзывы.

      Павел Полян 05.08.2021 в 15:57
      … Хорошо помню, что ссылки на Костырченко я всегда проставлял (кроме газетных текстов, разумеется), ему за эту кго находку всегда был благодарен, от него самого нареканий не получал или не знал о таковых. \»Мальчик\», разумеется, был: то, что Молотов отправил эту копию в архив, говорит скорее о том, что оригиналы ушли наверх, а архив того, что был наверху, далеко еще не весь доступен и исследован.
      … Никогда не говорил или писал, что письмо сие маркер сталинской ответственности за Холокост, противоположное этому — говорил, когда интервьюеры пытались интерпретировать сие именно так. То, что один уважаемый коллега изменил свою точку зрения, ранив тем самым (и, кажется, сильно ранив) другого уважаемого коллегу, представляется мне скорее хорошим событием…
      ———-
      Меня этот очерк Геннадия Костырченко совершенно не «ранил» – напротив, обрадовал. Ещё один единомышленник по данному вопросу. И никаких претензий у меня нет. Во-первых, своё влияние я только предполагаю; во-вторых, если и так, формально он не был обязан давать ссылку в этом коротком очерке. Да и я сам не указал в своей работе, что записка Чекменёва найдена им.
      Сама же эта записка, на мой взгляд, не может быть значимым звеном чего-либо. И главным образом даже не потому, что ещё не все советские архивы рассекречены. Основная «соль» в том, что НЕМЕЦКИХ материалов об этом нет. И не только Эйхман – никто из немцев не упоминал о чём-то подобном. Без немецкой предыстории этот документ зависает, словно выскочивший из альтернативного мира. Из мира, в котором к тому же сами эти два миллиона евреев хотели бы переселения в СССР. А в нашей реальности (я об этом в своей работе пишу) процент потенциальных беженцев был не так уж велик, многие надеялись «пересидеть» (эффект «Титаника»). Люди в большинстве своём инертны.
      (Или из мира, в котором те же самые два миллиона немцы попытались бы выдворить насильно. Но и само планирование такой операции требовало бы огромного количества документов, а где они?..)

  4. Тартаковский

    Побочный, но многозначащий факт. В главной книге минувшего столетия величайшего англичанина Уинстона Черчилля (определение не моё — официальное британское на его похоронах) «Вторая мировая война» (6 тт.) ни слова о трагедии евреев да и о них самих.
    Антисемитом Черчилль не был.

  5. Л. Беренсон

    ИСТОРИКАМ ЕСТЬ ЕЩЁ ЧТО СКАЗАТЬ
    Очень интересная работа, историческая локальная истина (мифическая муха, родившая слона) установлена, доказано «насколько порочна тенденция «обязательного негативизма» в отношении всего советского, насколько она антинаучна в принципе».
    Когда ставят вопрос: «Мог ли Сталин предотвратить Холокост?» — нетрудно добыть ответ «нет» и его  можно аргументировать. Сложнее отрицать содействие Сталинской политики самОй возможности и масштабам Холокоста. Вот читаю: 
    «Это неверно. В предварительном «конфиденциальном протоколе» от 28 сентября 1939, регулирующем перемещение национальных контингентов из немецкой зоны в советскую и наоборот, упомянуты только «лица украинского и белорусского происхождения» [7], но в тексте уже собственно соглашения — от 16 октября, — появляются также и русины, а заодно и русские [8]]».
    А почему сталинская «конфиденциальная» команда не настояла (как делала это по всем другим вопросам дележа сфер влияния) на включение в список перемещения национальных контингентов и евреев, которым угрожало истребление? Их спасение НЕ ВХОДИЛО в сферу сталинских интересов (если не допустить худшего предположения). Вот о русинах вспомнили, а о евреях нет.
    Совершенно прав Ефим Левертов( 2021-08-03 12:02:11(12) — Эвианское предательство послужило отмашкой Гитлеру (см. его январскую 1939 г. речь). Да, СССР в этом кровавом фарсе не участвовал. Но, имея опыт спасения испанских детей, этот держатель и содержатель Интернационала мог спасти несколько сотен, может, тысяч еврейских детей. Не захотел, Холокост поглотил им не спасённых. 

    1. В. Зайдентрегер

      Л. Беренсон 2021-08-03 14:28:27(18)
      1. «… имея опыт спасения испанских детей»
      ————————————————————-
      Об «испанских детях» я, конечно, знал, но представлял, что это было спасение от фашистов (испанских ли, немецких). Посмотрел ВИКИ:
      В 1937—1938 годах из Испании было эвакуировано более 34 тысяч
      детей из семей республиканцев с целью спасти от военных
      действий. Число испанских детей по странам прибытия:
      Франция — около 20 тыс., Бельгия — 5 тыс., Великобритания — 4
      тыс., СССР — 2895 детей.
      Мне кажется, этот опыт не мог быть применим к связке Германия-СССР-Польша.

      2. «… этот держатель и содержатель Интернационала мог спасти несколько сотен, может, тысяч еврейских детей. Не захотел, Холокост поглотил им не спасённых.»
      ————————————————————————
      Нисколько не оправдываю ни нашего вождя, ни всех других вождей того времени. Мне представляется, однако, что никто из них, включая и евреев, не мог себе представить, что такое — Холокост — вообще возможно в просвещённой Европе. Что узнали мы после 46 года, не могли знать, не могли спрогнозировать Они. И исходили в своих действиях только из сиюминутных интересов.
      Именно этим я объясняю и результаты совещания в Эвиане, и недоверие Рузвельта, Черчилля к живым свидетельствам массового уничтожения евреев уже в годы войны, а не до неё.
      Единственная причина произошедшего, полагаю, — Гитлер, изверг, который получил власть над всей Европой, что и позволило ему на деле осуществить свою расистскую теорию.

      3. Где-то уже писал: у моего деда в Чкалове провела всю войну бежавшая из Польши племянница. К концу войны она вышла замуж за такого же как она «поляка», они вернулись в Польшу и далее оказались в Штатах. Мне известны и другие «поляки», семьи которых остались жить и по окончании войны в Союзе. Думаю, что такое происходило по всей стране, не только в Чкалове, но цифра спасшихся таким образом людей мне не известна.

      1. Л. Беренсон

        В. Зайдентрегер
        03.08.2021 в 17:29
        Мне представляется, однако, что никто из них, включая и евреев, не мог себе представить, что такое — Холокост — вообще возможно в просвещённой Европе. Что узнали мы после 46 года, не могли знать, не могли спрогнозировать
        ********************
        Не знали, не могли спрогнозироваать?
        Гитлер был откровенен и честно предупреждал:
        Из речи Гитлера перед Рейхстагом 30 января 1939 г.
        «…В связи с еврейским вопросом я должен сказать следующее. Сегодня весь демократический мир играет позорный спектакль: выражая сочувствие бедному, замученному еврейскому народу, он продолжает быть жестокосердным и равнодушным, когда дело доходит до оказания помощи, отказываясь от исполнения очевиднейшего в этой ситуации долга. Доводы, которые приводятся в оправдание отказа от помощи, фактически говорят в нашу пользу — в пользу немцев и итальянцев…
        Одну вещь я хочу сказать в этот день, который, может быть, памятен не только нам, немцам: в течение своей жизни я часто выступал пророком, за что меня обычно осмеивали. В период моей борьбы за власть я сказал, что однажды возглавлю государство и нацию и тогда, наряду со многими другими, решу и еврейскую проблему. Именно евреи первые встретили мои пророчества смехом. Их смех, некогда такой громкий, теперь, как я полагаю, застрял у них в горле. И сегодня я опять буду пророком: если международные еврейские финансисты в Европе и за ее пределами сумеют еще раз втянуть народы в мировую войну, то результатом войны будет не большевизация мира и, следовательно, триумф еврейства, а уничтожение еврейской расы в Европе». 

    2. Алекс Манфиш

      Л. Беренсон 03.08.2021 в 14:28

      … почему сталинская «конфиденциальная» команда не настояла (как делала это по всем другим вопросам дележа сфер влияния) на включение в список перемещения национальных контингентов и евреев, которым угрожало истребление? Их спасение НЕ ВХОДИЛО в сферу сталинских интересов (если не допустить худшего предположения). Вот о русинах вспомнили, а о евреях нет.
      … этот держатель и содержатель Интернационала мог спасти несколько сотен, может, тысяч еврейских детей. Не захотел, Холокост поглотил им не спасённых.
      ———-
      Спасибо за отзыв. Что касается Ваших вопросов… тема столь трагична, что я каждый раз испытываю некоторую неловкость, пытаясь отвечать. Но что поделать, я в эту тему «вошёл» и стал одним из тех, кто может ответить… а значит, и должен.
      Так вот: входило ли в сферу интересов? Если честно, не знаю. В материалах о том, что тогда происходило, можно найти и антисемитское высказывание одного советского чиновника в октябре 1939 – дескать, не нужны нам «богатеи и евреи»… (Дмитрий Толочко, «Проблема беженцев из Польши в советско-германских отношениях (сентябрь 1939 – июнь 1940 гг.), на сайте cyberleninka). Но ведь суть не в том, что кто-то там ляпнул, а в том, что на деле, реально, именно тогда сотни тысяч евреев из Польши на советскую территорию БЫЛИ ПРОПУЩЕНЫ. Независимо от того, очень ли «русские» им симпатизировали и насколько «интересовались» их участью.
      Так что «худшее предположение» всё-таки доказательно отпадает.
      Далее. Евреев, конечно, можно было бы включить в перечень перемещаемых национальных контингентов, поскольку они тоже были одной из «титульных» советских общностей (Биробиджан хоть и далеко, но в составе СССР). Но – зачем? В отношении евреев незачем было «настаивать»: сами немцы хотели от них избавиться.
      Это тем более очевидно, что после основной волны беженцев немцы продолжали выдворять евреев через советскую границу огромными партиями. И власти СССР, конечно, не были в восторге от этого
      (см. беседу замнаркома Потёмкина с германским послом Шуленбургом, 17 декабря 1939, пункт 1:
      «Я пригласил Шуленбурга, чтобы сообщить ему о ряде случаев
      насильственной переброски через границу на советскую территорию значительных
      групп еврейского населения — численностью до 5 тыс. и свыше
      человек. Я отметил, что при попытках обратной переброски этих людей
      на германскую территорию германские пограничники открывают
      огонь, в результате чего десятки людей оказываются убитыми. Я высказал
      предположение, что германскому посольству до сих пор были неизвестны
      эти возмутительные факты. В противном случае несомненно оно предприняло
      бы соответствующие меры для прекращения указанной мною практики
      насильственной переброски евреев на советскую территорию. В настоящее
      время ввиду того, что эта практика не прекращается и приобретает
      все более и более широкий характер, я прошу посла снестись с Берлином,
      чтобы оттуда германскому командованию были даны распоряжения
      немедленно прекратить указанные мною действия.

      Шуленбург, изображая крайнее возмущение, заявил, что сегодня же
      снесется с Берлином и потребует прекращения насильственной переброски
      евреев на территорию СССР»)
      Попытки «обратной переброски» выглядят бесчеловечно. Но, во-первых, ни одна страна в мире не отнеслась бы спокойно к тому, что соседнее (и крайне опасное) государство перебрасывает на его территорию, без спроса и регистрации, по своему усмотрению, тысячи людей (а кто знает, сколько там, может, диверсантов под видом евреев?..). Во-вторых, судя по тексту, эти люди в конечном счёте всё-таки оставались на территории СССР.
      (К слову, я в Израиле встречал людей – уже весьма немолодых, конечно, — из семей этих «польских граждан»; людей, чьё детство прошло в Новосибирске, Омске и т. д.; потом многие такие семьи уехали в Израиль через Польшу)
      А можно ли было спасти большее число? Что было бы, если бы все евреи – около двух миллионов, — с территории генерал-губернаторства устремились к границам СССР? Опять же, не знаю, но это альтернативная реальность. В нашей – решившихся стать беженцами был относительно небольшой процент, большинство же, наверное, надеялось «пересидеть» (пишу Вам то же самое, что Павлу Поляну; и в моей работе «Чаша добра» об этом есть). И почти все просившие убежища – получили его.
      (А пересидеть, к слову, многие надеялись даже в начале войны. Об этом пишет Дов Левин в прекрасной статье «Судьбоносное решение» – об эвакуации. Её легко найти в интернете. Статья – что не часто встретишь, — объективная. В том числе в отношении действий советских инстанций. Да, случалось, что людей (не только евреев, правда) заворачивали на старой границе: она была на «непропускном» режиме, и решение — пропускать в новых обстоятельствах или ждать указа из Москвы, — зависело от начальства на местах. Иногда, в силу тупости и трусости этого начальства, люди погибали. Но в иных случаях солдат Красной Армии специально посылали перевозить беженцев на лодках…
      И в той же статье – о том, что даже среди евреев многие решили остаться…)
      И поймите, я же не изображаю советскую империю средоточием человеколюбия и, в частности, филосемитизма. Но, какова бы она ни была, почти все желавших — может быть, и «не любя» и «не интересуясь», — пустили. Причём – вопреки советской (да и вообще российской) подозрительности по отношению ко всему инокультурному и иносистемному. Ну, и, конечно, обращение с ними было не «демократичным», а тоталитарным, командно-административным и крайне недоверчивым. Но Вы же не стали бы ожидать от Маленькой Разбойницы, чтобы она вела себя с Гердой так, как Добрая Фея из фильма «Золушка». Она если и поможет, так по-своему, по-разбойному («Они тебя не убьют, пока я не рассержусь на тебя…»)

  6. Ефим Левертов

    Уважаемый Алекс!
    Согласен с Вашими оценками статей Кострыченко и, в особенности, Поляна. Хотел бы обратить внимание, что история спасения евреев должна была начаться не в феврале 1940 года, времени написания возможной записки Чекменева, а гораздо раньше. По крайней мере Владимиру Жаботинскому ситуация была ясна уже в 1937 году. Вот отрывок из его выступления перед Английской королевской комиссией: » Нам необходимо спасать миллионы, многие миллионы. Не знаю, идет ли речь о переселении одной трети еврейского племени, половины его или четверти – этого я не знаю, но речь идет о миллионах. Конечно, выход состоит в том, чтобы эвакуировать евреев из тех частей диаспоры, которые пришли в негодность, которые не оставляют никаких надежд на возможность выживания, а затем сосредоточить всех беженцев в каком-то месте, которое не будет диаспорой, где не будет повторяться положение, когда евреи являются непоглощаемым меньшинством в чуждом социальном, экономическом или политическом организме». Призыв Жаботинского не был услышан в 1937 году, но он не был услышан и в 1938 году на Эвианской конференции. Именно с нее следует начинать счет шести миллионам еврейских жертв, с 1938 года. Что касается лично меня, то мне никуда не деться от факта спасения моей будущей тещи, беженки из Лодзи, проработавшей всю войну в Сибири швеей, а после войны осевшей в Белоруссии. Эта история описана в моем блоге https://blogs.7iskusstv.com/?p=16182

  7. Сэм

    Cпасибо Алекс за статью, прочёл её с большим интересом.
    Мне кажется, что есть смысл послать эту статью Костырченко, тоже автору журнала, было бы очень интересно прочесть его мнение.
    И я правильно понял, что написав \»Я лично вообще не уверен в аутентичности этой записки\» Вы высказали своё мнение, что та записка — \»фейк\»? Какой же тогда смысл рассуждать, кем могли быть её авторы?
    То, что многие польские евреи спаслись, бежав в СССР, а потом спаслись ещё раз, отказавшись принять советское гражданство и оказавшись в Сибири и Ср. Азии – это факт. Я встречался с такими людьми, немного даже говорившими по-русски. Но тоже факт, что при первой же возможности они уехали из СССР, одни ушли во время войны с армией Андерса, другие же после войны через Польшу репатриировались.
    Я вообще не занимался этой темой, но очень интересовался, и интересуюсь историей наших с Вами соотечественников, жителей Ишува. И мне кажется, что тут вполне уместно сравнение с ролью ВБ, которая, не ставя перед собой такой задачи, спасла сотни тысяч палестинских евреев.

  8. Soplemennik

    Уважаемый коллега!
    На письмо Чекменёва нет никаких следов ни «до», ни «после». Это наводит на нехорошую мысль — а был ли мальчик?

  9. Л. Флят Израиль

    Время беспощадно. Я уже с трудом продираюсь сквозь дебри мыслей автора. Это было бы, наверное, сделать легче, если бы статья называлась «Открытое письмо историку Костырченко».

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Арифметическая Капча - решите задачу *