©"Заметки по еврейской истории"
  январь 2022 года

 2,466 total views,  6 views today

Чтобы у меня не возникло искушение вернуться в евреи, я, работая на военном заводе в городе Энгельсе, решил вступить в КПСС и получить 2 форму допуска по секретности. Оба эти обстоятельства делали меня абсолютно невыездным из СССР и навечно закрывали возможность отъезда в Израиль.

Илья Брускин

ЖИТЬ ЕВРЕЕМ 

Илья БрускинЭта повесть на еврейскую тему, но если предположить, что еврей такой же человек, как и представители других наций, то темой повести являются попытки личности отстаивать своё человеческое достоинство и национальное самосознание в течение всей жизни, вопреки враждебным усилиям жизненных обстоятельств. Если согласиться и с тем, что национальное самосознание может возникнуть только у человека, обладающего чувством собственного достоинства, то тема повести представится вообще интернациональной! 

Предисловие

Всё больше замыкаешься в себе
И вместо писем пишешь ЭСМСки.
Я каждый день, как будто бы в поездке,
Где поезд отправляется уже.

И всё мелькает. Ночь сменяет день,
Лица друзей и незнакомых лица…
А жизнь моя уже не повторится.
Я это понимаю всё ясней.

Но как остановиться и сказать
О том, что от себя скрываешь даже?
Вот бы суметь всё высказать однажды,
Чтобы помочь себе себя понять!

Как бы ни было приятно жить, но это удовольствие однажды заканчивается. И когда ты приближаешься к этой границе, тебя начинают одолевать желание оставить другим выстраданные тобой свои жизненные находки. Обычно для этого пишут мемуары, но не всем они интересны, потому что в них человек начинает описывать свою жизнь, а это всегда личная история, изобилующая личными мелочами, которые для других ничем не поучительны. Другое дело мемуары известных личностей, в которых описываются события, формирующие эпоху и участие в них этих людей.

Мне же, обычному человеку, важно рассказать о том, как я, вопреки усилиям общества и обстоятельств, стремящихся уничтожить во мне национальное самосознание, сумел прожить свою жизнь евреем. Почему эти свои духовные терзания я считаю поучительными и интересными для других? Потому что они характерны для всех евреев СССР моего возраста, потому что давление власти и гражданского общества на евреев в этой стране не было избирательным, и поэтому в моих личных духовных метаниях и поисках отразилась история жизни евреев СССР и её репатриации в Израиль за период 1940 по 2020. Я открываю читателю свою внутреннюю жизнь, сознательно ничего не искажая, не приукрашивая, не обобщая…

Часть первая — СССР

Детство

Русские не сдаются

Мне было 4.5 года, когда наша семья переехала из Москвы в Одессу. Как водится, меня отпустили гулять на улицу, и все дети обступили нового соседа. — Как тебя зовут? — Илюша. — Сколько тебе лет? — Четыре с половиной. Где вы жили раньше? — В Москве. — Как зовут твою маму? — Сара. Все почему-то рассмеялись! Как зовут твоего отца? — Абрам. Смех превратился в хохот, который ошпарил меня недоумением! Разве я сказал, что-то неправильно, если все надо мной смеются? Так я узнал, что я еврей, что моя мама еврейка, мои сестры еврейки, мой отец еврей, мои бабушка и дедушка евреи. Мне было стыдно! Мне было стыдно, когда учительница знакомилась с учениками в школе и на вопрос: «Твоя национальность?» Мне пришлось ответить — еврей — под лёгкий смешок класса. Мне было стыдно, когда моя мама говорила на идише с соседкой или с дедом! Мне было стыдно перед ребятами, когда на идише говорили случайные люди в трамвае! Мне было стыдно, когда я записывался в библиотеку и мне пришлось сказать, что я еврей! Практически меня не обижали за это, но часто обижали других мальчиков и девочек, и мне было стыдно за них!

Родители мне не смогли объяснить, чем евреи отличаются от других людей, и я стал искать ответ на этот вопрос в книгах. Известные писатели почему-то показывали героев евреев всегда в отрицательном виде. Они трусливые, жадные, вероломные, продажные и т.д. В жизни не всё было так понятно. Конечно, встречались и отрицательные евреи, но большей частью это были сердечные отзывчивые, хорошие люди и даже смелые. Например, дочь Сары Викторовны, нашей соседки по лестничной клетке мне казалась неимоверно смелой девушкой. Валя Чульская было хромой от рождения. И я помню, как Сара Викторовна жаловалась моей маме на свою дочь. От волнения и от возмущения она говорила, чередуя идиш с русским. Из этой речи я понял, что Валя ночью прошла за перилами всего балкона, рискуя свалиться с высоты третьего этажа в бетонный подвал! Валя была одногодка с моими сестрами, и те называли её чокнутой. Потом через несколько лет Валя купила себе мотоцикл, и я впервые увидел девушку-мотоциклиста! Разве такая девушка могла быть трусом? Разве отец Вали, который погиб на войне, был трусом? Однажды, когда мальчишки во дворе хотели избить одного мальчика еврея, тот схватил в руки кирпич и бросился на толпу, которая тотчас разбежалась врассыпную. Разве тот мальчик был трус? Я быстро понял, что нельзя быть трусом, нельзя быть жадным даже тогда, когда действительно невыносимо трудно делиться чем–то с ребятами, нельзя обманывать! Я хотел быть таким же смелым, таким же щедрым, таким же честным, как все русские.

В 8 лет я получил один перелом и два вывиха левой руки и три месяца провел в гипсе. Гипс закрывал весь торс моего тела и левую руку, которая посредством палочки была зафиксирована полусогнутой. В то время мальчишки боролись до первого касания плеч земли. Я боролся с более сильным мальчиком. Он поборол меня, и я уже лежал на спине, но поддерживал свои плечи на вытянутых руках так, чтобы плечи не касались земли. Мальчик лежал на мне и кричал: «Сдавайся!» Я отвечал ему: «Русские не сдаются!» Тогда второй мальчишка лёг на нас сверху, но я продолжал кричать, что русские не сдаются! Тогда третий разбежался и прыгнул на всю эту кучу. В моей руке что-то хрустнуло, боль пронзила меня, а все пацаны разбежались.

Я хотел быть русским, как все нормальные люди.

Пионерский лагерь

Лагерь был под Одессой. Местность была замечательной. Холмы, покрытые травою, лесок, и никаких признаков человеческой жизни. Мы — мальчишки, настрогали себе длинных палок и фехтовались ими друг с другом. Было весело представлять себя героем из прочитанной недавно книги то Де-Артаньяном, то Арамисом, то Портосом. Это весёлое занятие прервал истошный крик: «Держите воровку!». Тотчас все побросали свои палки и побежали туда, где к вершине холма быстро приближалась одинокая фигурка бегущей девочки. Желание догнать её было непреодолимым и усиливалось единением толпы. Толпа поглощала меня, вовлекая в этот бег, где я уже не чувствовал себя отдельным мальчиком, а кем-то обезличенным, частицей чего-то страшного и невероятно сильного. Это чувство вызвало во мне смятение и остановило меня. Я испугался толпы, её силы и тупой воли.

Кто крикнул: «Держите воровку»? У кого и что она своровала? Меня это уже не интересовало, а что на самом деле меня остановило, я понял потом, через много лет. Но с того дня до сегодняшнего я твёрдо верю, что частицей толпы человек не имеет права становиться, как бы ему этого ни хотелось, и как бы это ни было ему удобно. Терять своё человеческое достоинство нельзя при любых обстоятельствах!

Насколько этот вывод важен и как он определяет твою жизненную дорогу и насколько он предохраняет твою душу от излишних метаний и сомнений, пожалуй, хорошо понимаю только сейчас!

«Имею честь» — так в старину прощались и встречались люди, которые были готовы отвечать за свои поступки и уважительно относиться к другим. Сейчас этот слоган не употребителен по той причине, что слово честь скорее вызывает насмешку, чем серьёзные намерения человека поступать в рамках нравственных норм. Иметь честь — значит постоянно находиться под надзором собственного судьи, которым ты сам и являешься! Иметь честь — значит иметь маяк, который указывает тебе правильную дорогу в жизни!

Эта погоня всех за одной девочкой научила меня пытаться всегда оставаться личностью, невзирая на обстоятельства!

Закон Цуркана

Со второго по седьмой класс я ежегодно получал путёвки в Лесную школу, где проводил от трёх до шести месяцев учебного года. Там собирали детей из всей Одесской области, которые переболели туберкулёзом или болели им в закрытой форме. В основном это были мальчики и девочки из деревень. В разговорах они часто употребляли слова: «жид, жиды», не обращая внимания на меня, как будто меня эти слова не касались. Вскоре я понял, что так оно и есть. Я для них был просто городским мальчиком, что позволяло им вести себя по отношению ко мне снисходительно дружески. Конечно же, лес, поля, заснеженные холмы, зайцы, суслики, ёжики, домашний скот в хозяйстве лагеря, который открыли на базе детского дома — всё это было мне в диковинку. Я всегда принимал помощь ребят с откровенной радостью и в спусках с заснеженного холма на палке, и в ловле сусликов, и в катании на лошадях, а в свою очередь помогал всем в учёбе. Учились мы все вместе в одном классе у одного и того же учителя по всем предметам и по всем классам, да ещё и по-украински. Среди всех учеников откровенной тупостью отличался один мальчик из Молдавии. Как его звали, я забыл, но его фамилию Цуркан запомнил на всю жизнь. Однажды, когда вся наша огромная палата мальчишек уже готовилась встретить желанный сон, Цуркан произнёс какую-то фразу. В полной тишине фраза прозвучала как какое-то откровение свыше! Она была не просто умной, а восхитительной и настолько совершенной, что перевернула во мне все мои представления о себе и о людях! Себя я считал умным, так говорили и взрослые и учителя. Других я сравнивал с собой и видел их построенными по уму, как на уроках физкультуры детей строят по росту. Я был первым, а потом в отдалении все остальные. И тут Цуркан возвысился надо мной! Это было неожиданно странным и настолько поучительным, что я моментально потерял всю свою спесь и потерял её навсегда!

Я сделал вывод, что люди мало отличаются друг от друга, и нет человека, у которого ты бы не мог чему-то научиться! Нельзя к человеку относиться в соответствии с повешенным на него обезличенным ярлыком. Любой человек, даже твой враг достоин уважения! Относись к человеку по делам его!

Этот вывод я назвал Законом Цуркана, который раскрыл мне глаза на реальный мир людей, где все мы перемешаны: умные и глупые, хорошие и плохие, честные и жулики и, самое главное, многое, к сожалению, все мы делаем часто по недомыслию!

Не прощай оскорбления

Мои отношения с ребятами в лесной школе были хорошими. Моё еврейское происхождение не производило на них никого впечатления. Я был почти таким как все, только я был городским, а остальные деревенские. То, что я был, не так близок к природе, как они, только уравновешивало моё городское превосходство (я больше знал, лучше учился, лучше говорил и лучше играл в шахматы, в карты, в шашки). Совсем всё по-другому было в Одессе. Я был новый ученик, который больше пропускал занятия, чем учился, но учился хорошо, и это обстоятельство как бы подчёркивала моя еврейская внешность. Один мальчик не выдержал и назвал меня жидом.

Если слово жид в лесной школе звучало для меня не обидно, то в голосе этого мальчика — это было явное пренебрежительное и направленное на меня оскорбление. Мальчик был крупнее и явно сильнее меня. Ответить на его оскорбление словами я не мог, а для удара у меня явно не хватало силы. Да и в классе драться запрещалось. От драки можно было вылететь из школы, но был другой вариант. Можно было вызвать обидчика после занятий в парк возле школы. Такой вариант поддерживался всеми мальчишками класса. Во-первых, это всегда было зрелищным и напоминало дуэли из книжек. Я позвал обидчика драться! Комплекс мальчишеской чести требовал драку продолжать до первой юшки (крови из носа). Как только судья свистнул (двумя пальцами, засунутыми в рот) я моментально бросился на замешкавшегося обидчика, но мой кулачок был отбит, а сам я оказался на земле. Тем не менее, большинство стало поддерживать меня, и это, и моя стремительная атака несколько смутила противника. Я поднялся с земли и под крики толпы снова кинулся на обидчика. Сильный удар в нос опять отбросил меня на землю, но теперь из носа обильно текла кровь. Поединок был остановлен, и хотя победителем признали моего обидчика, но симпатии мальчишек класса были на моей стороне за решительность, за смелость, за упорство. Через несколько дней ещё один силач обозвал меня жидом, и первая история опять повторилась. После этого до самого моего окончания учебы в этом классе меня больше не обзывали и вообще относились ко мне нормально.

Из этих эпизодов я понял, что быть русским у меня не получится, а за то, что я еврей, мне придётся всегда отвечать.

Юность

Кто лучше — русские или евреи?

Когда я осознал, что русским, как все, я быть не смогу, я захотел разобраться в том, чем же плохи евреи.

Книжек о евреях в СССР практически не было. Была доступна антирелигиозная литература, а также литература против сионизма и Израиля. Всю эту литературу я прочитал. В результате проникся уважением к религии вообще и к иудейской в частности! А антисионистская литература вообще не выдерживала никакой критики.

В стране, где всячески поддерживалась борьба любого народа за свою свободу и независимость, только сионизм был под запретом и являлся нарицательным? Почему советская власть отрицала сионизм — национально-освободительное движение еврейского народа? Мне было странным, что язык иврит был запрещён? На языке идиш не выпускалось никакой литературы, хотя до войны была и литература на идише, и техникумы, и школы, и даже еврейские колхозы! Как это язык народа мог стать реакционным? Как национальное самосознание евреев могло стать отрицательным в то время, когда все национальности в СССР были равны, а в национальных республиках поощрялось развитие национальных искусств, литературы, языков? Все эти противоречия указывали на явную предвзятость власти к отдельным евреям и к еврейскому народу!

Отрицательные ярлыки, которые вешали на евреев, тоже рассыпались, когда я пытался найти для них хотя бы малейшие обоснования. Получалось, что евреи такие же нормальные люди, как и граждане других национальностей!

Будучи патриотом своей советской Родины, здесь я разошёлся с ней по еврейскому вопросу.

Я захотел больше узнать об истории еврейского народа. Я добрался до Энциклопедического словаря Брокгауза и Ефрона, его раздела Библейская история, и Всемирной истории еврейского народа Семёна Марковича Дубнова в десяти томах. Книга С. Дубнова связывала фрагменты еврейской истории в разных странах в единое полотно, и я окончательно понял, что мне нечего стесняться своего еврейского происхождения.

Самый главный вывод, который я сделал из всех прочитанных книг, был в том, что евреи в отличие от всех других народов вышли из рабства ещё во времена исхода из Египта и с тех пор до нашего времени никогда не были рабами! Следовательно, все истории о продажности и угодливости евреев, которые характерны для рабов, — не могли иметь места в действительности.

Отдельные евреи могли вести себя как рабы, а весь еврейский народ — нет, потому что рабы никогда бы не смогли сохранить верность своей религии и обычаям, несмотря на все жестокие погромы и гонения, которым народ подвергался!

Танах

В праздник Симхат Тора я упросил деда взять меня в Синагогу. Все, что там происходило, мне было чужим и непонятным. Зато после этого я упросил деда дать мне прочитать «Танах» Венского издания на русском и иврите 1861 года. К этому времени я уже прочел почти все книги, которые относились к всемирной классической литературе.

Библия сразу же меня поразила тем, что её герои не были ни плохими, ни хорошими. Они были разными в разных обстоятельствах, такими же, как и знакомые мне обычные люди, тогда как литературные герои почти всегда не отступали от определённых моральных принципов. Поразила меня и плотность текста Библии. Один маленький абзац при размышлениях можно было трактовать по-разному, и всё равно ещё оставалось место для новых мыслей. Книга, которая была написана в эпоху рабовладения во всех государствах Земли, требовала давать вольную своему рабу, требовала один раз в неделю — в субботу — всем отдыхать от работы, требовала отдыхать хозяину, и давать отдых своему рабу, и даже своей скотине, требовала прощать долги… Это ли не призывы к переустройству общественного порядка, не призывы ли к революциям?! Такую замечательную книгу я раньше никогда не читал и понял, что Библию изучают уже тысячи лет совершенно оправданно!

Что же касается веры, то я понял, что иудеем быть очень тяжело, потому что надо строго исполнять 613 заповедей и повелений. С другой стороны, эта книга давала ответы на многие житейские вопросы и этим облегчала жизнь верующего человека.

Будучи убеждённым атеистом, я расстался с Книгой в уверенности в мудрости и полезности этого текста для людей! Дополнительно я понял, что эта книга написана кем-то значительно более умным, чем обычные люди, которые жили три тысячи лет назад и которые живут сегодня!

Ещё я понял, что авторитет — это один из невидимых способов насилия над личностью, принуждающий её к добровольному подчинению другим лицам и каким-то правилам!

Этот вывод укрепил моё мнение, что для того, чтобы оставаться свободной личностью, нельзя подчиняться ни толпе, ни авторитетам! Думай над всем сам!

Еврейская литература

Раз я решил оставаться евреем, я захотел лучше узнать жизнь этого народа. В моём окружении были евреи, но я по разным причинам с ними не дружил. Мои друзья и знакомые были в основном русские и украинцы. О жизни русских и украинцев я знал много из школьной программы по истории и литературе, а вот чем же евреи отличаются от других, знал очень мало. Стал искать ответы в книжках.

Перечитал Леона Фейхтвангера. Евреи там были в основном богатырями духа! Они наполняли меня уважением к своему народу и вопросами, почему же такой сильный народ изгоняли из стран, убивали, притесняли, унижали…?

Трагедии Уриэля Акосты, как и Баруха Спинозы, усилили во мне стремление найти ответы на эти вопросы!

В книгах Шолома Алейхема и Шолома Аша я нашёл других евреев, униженных жизненными обстоятельствами.

А идишские писатели Менделе Мойхер Сфорим, Ицхак Перец и другие вообще вызвали у меня негодование — я не верил им, что так жили евреи!

Только потом я сумел сопоставить жизнь простых русских, простых поляков, простых украинцев с жизнью простых евреев и понял, что условия того времени диктовали одинаково скотскую жизнь для всех!

Особенно важным было мне ответить на вопросы, связанные с поведением евреев во время Второй мировой войны. Книга американского писателя Ирвина Шоу «Молодые львы» об этом времени опять укрепила моё уважение к своему народу!

Конечно, было прочитано и множество других книг, но я выделил те, которые укрепляли моё национальное самосознание и убеждённость в том, что нельзя вешать какие-то ярлыки на целые народы и относиться к их представителям, как все в моём детстве относились к Цуркану! Национальность конкретного человека не должна предопределять твоего отношения к нему!

Еврейская тема раскрывается и в других произведениях. Обязательно прочтите размышления доктора Живаго о его встрече с евреем в поезде, Б. Пастернака. Там очень интересные и проникновенные мысли человека, чей внутренний мир пропахала эта вечная тема: кто такие евреи. Еврейская тема с сыновней болью высказана и В. Гроссманом в его книге «Жизнь и судьба». «Тяжелый песок» А. Рыбакова покажет, как фальшивы легенды о трусах-евреях.

Важно не только найти своё место в жизни, но, пожалуй, важнее суметь его отстоять.

Теперь я знал, что евреи ничуть не хуже других народов и мне нечего стыдиться за то, что я еврей, и я был готов каждый раз отвечать за свою принадлежность к евреям! И самое главное, теперь я мог отстаивать своё еврейство не только из-за своей принадлежности к нему, но и на основании исторических фактов, очищенных от антисемитских наслоений лжи!

Разочарование в советской власти

Военкомат призвал меня в подростковый лагерь допризывников. Там было много интересных событий: и всеобщая забастовка, и бурные дебаты, и моё участие в этом, но главным оказалось моё знакомство с мальчиком из ремесленного училища! Познакомились мы за шахматной доской и играли друг с другом непрерывно целых тридцать два часа! Он играл хорошо, интересно, и мне представлялся как умный, рассудительный и смелый человек. Только я никак не мог понять, почему он с такими данными поступил в ремесленное училище? В Одессе в ремесленное училище попадали только двоечники и те, кто совсем не хотел учиться!

Мальчик объяснил мне, что в деревнях все паспорта людей хранятся в Сельсовете и только Председатель их может выдать тому, кто хочет переехать в город. Для тех, кто поступал в ремесленное училище, делалось исключение, и им можно было покинуть колхоз!

Эта информация не укладывалась в моей голове. Как в свободном обществе, в социалистической стране можно было держать людей в рабстве? Как можно было лишать человека самостоятельного выбора, чем заниматься в жизни и где ему жить? Всё это противоречило моим восторгам о социалистическом строе, дававшем гражданам равные права и равные возможности. Я опять разошёлся с советской властью, но уже не только по отношению к евреям, но и по отношению к сельским жителям. Оставалось понять, присущи ли эти перекосы марксизму или это недостатки конкретной власти?

Марксизм

Благо в институте я стал изучать марксизм. Ошибался ли К. Маркс и если да, то в чём?

Его рассуждения мы конспектировали, и поначалу они казались мне безукоризненно точными. Несколько позже я обратил внимание на то, что теория К. Маркса о прибавочной стоимости превращает буржуя (финансиста), который направляет общественные усилия в наиболее целесообразном направлении для текущего времени, отвечая при этом своим капиталом за все риски, — в кровопийцу, якобы, присваивающего себе часть результатов труда рабочих! В то время, как труд рабочих только тогда приобретает какую-то ценность, когда результаты этого труда будут востребованы! Стоимость труда рабочих в принципе мало меняется (являясь частью цены производства товара), а стоимость товара зависит от его потребительской стоимости, поэтому прибавочная стоимость товара может быть и положительной и отрицательной величиной. В случае отрицательной величины прибавочной стоимости и возникают убытки у «кровопийцы» (буржуя) и понимание того, что такое производство надлежит прекратить! В свою очередь общество убеждается, что затраты такого труда, которые не могут быть востребованы — не эффективны! С точки зрения общества, такие трудовые потери ведут к регрессу, а не развитию! Таким образом, рынок, определяя потребительскую стоимость товара, фактически определяет целесообразность конкретного производства в конкретное время. Если из структуры общества убрать паразита-буржуя, а рынок заменить распределительной системой, то общество потеряет инструменты для выработки наиболее оптимальных общественных усилий для экономического развития государства. Поэтому учение К. Маркса — это фактически утопия, оторванная от реальности.

Поскольку в структуру советской власти внедрены оторванные от реальности принципы марксизма, то такой общественный строй должен неминуемо приводить общество к упадку и деградации. Ложь и ограничения свобод граждан вытекают из самой природы советской власти, у которой нет честных способов управления экономикой, и поэтому ограничения свобод гражданина не являются частным проявлением особенностей отдельных личностей (Ленина, Сталина, Хрущёва), управляющих страной.

Например, производство сельскохозяйственной продукции в СССР убыточно, значит, следует принуждать людей к выполнению этой не эффективной работы. Легкая промышленность в СССР убыточна, следовательно, государство должно покрывать эти убытки и т.д.

Поэтому и отстаёт наша социалистическая Родина от капиталистов! Поэтому и людей в колхозах держали в положении рабов! Я понял, что это не моя Родина, во-первых, потому, что я еврей (чуждый для неё элемент), во-вторых, такой общественный строй лишает меня права свободно распоряжаться своей собственной жизнью!

Даже в Торе Господь не стал внушать евреям свои заповеди, а рассказал о них Моисею, чтобы он и его брат Арон убедили людей принять их!

Право самостоятельного и свободного выбора человека — это один из основных Законов жизни, который никому и никогда нарушать нельзя!

Если нарушить Закон свободного выбора, то нарушится и принцип естественного отбора, а значит и саморазвитие человеческого общества.

Советская власть незаконна, потому что противоречит Законам Природы! Это власть бандитов! Недаром у нас в школе висел портрет Лысенко и его лозунг: «Мы не можем ждать милостей от Природы, взять их у неё наша задача!»…

Я должен вернуться в свой народ и переехать в свою страну — Израиль! За такой вывод мне пришлось заплатить сполна!

Я хорошо учился в МЭИ (Московский энергетический институт) и получил право одним из первых выбирать назначение на работу. Мне предложили направление в советскую зону острова Шпицберген в научно-исследовательский институт изучать ионосферу. Перспективы такой работы были огромными — через два года минимум докторская диссертация! Я же выбрал назначение в Харьковский НИИ, полагая, что оттуда смогу уехать в Израиль, причинив минимальный ущерб отцу!

Зрелость

Предательство

Всё было хорошо! Я успешно заканчивал учёбу в институте и собирался в ближайшие годы переехать в Израиль. Об Израиле, его героических войнах, о его военной промышленности, о народе, строящем свою страну на песках и болотах с автоматом в руках, я знал много!

Я читал все выпуски журнала «Международного военного обозрения», в них печатали специальные обзоры по экономике, военной мощи государств, о новейших вооружениях, об экспорте оружия. Просматривал специальные журналы по экономике, читал те книги израильских писателей, которые издавались в СССР.

Будущее мне казалось многообещающим! Я разорву путы этого лицемерного общества Советского Союза и перестану находиться в стойке человека, постоянно готового отразить нападение враждебного ему окружения! Кроме этого, я перестану жить с постоянным ощущением, что я отвечаю не только за свои личные поступки, но и за весь еврейский народ, который живёт в СССР, в Израиле, в США, в Европе и далее — везде! Этот груз был намного тяжелее, чем необходимость защитить свою личную честь!

Эти радужные «Сны Веры Павловны» неожиданно прервала во мне случайность. Была обычная встреча двух юных существ, похожая на встречу в одном и том же купе поезда! Ничего не предвещало трагедии! Симпатичная девушка, явно не еврейка, с непривычным для меня поведением притягивала к себе всё больше и больше какой-то не свойственной этому миру искренностью, бесхитростностью, откровенностью и свободным полётом чувства. Я испугался, что эта незнакомка промчится мимо моей жизни, как встречный поезд. И она не хотела расставаться со мной. Московская осень кружила нас, как ветер кружит оторванные листья. Настоящее, будущее и прошлое исчезло, и наступила любовь…

Я чувствовал себя окрылённым и одновременно ничтожным.

Когда родители отказываются от своего ребёнка, мы понимаем, что они — сволочи. Когда выросшие дети отказывают в помощи своим престарелым родителям, мы знаем, что такие дети — презренные люди.

А вот когда человек рвёт свои связи с народом, из которого вышел, мы считаем, что это его личное дело! Человек никому ничего не должен, он свободен, и отвечает только за себя. Что это не так, я тогда уже понимал!

Жизнь — это эстафета, которую ты получил от своих родителей и передаёшь дальше своим детям. Твои родители получили жизнь от твоих бабушек и дедушек и т.д. Значит, если ты родитель, то ты не даришь жизнь своим детям, а всего-навсего передаёшь жизнь своего народа дальше. И если ты чувствуешь свой долг перед своими родителями, значит, ты должен чувствовать долг и перед народом, от которого получил свою временную жизнь!

Я так долго приближался к народу своих бабушек и дедушек, я стремился вернуться к ним, а теперь должен был принять решение, с кем я буду дальше, с ними (в Израиле) или с Любой в СССР.

Взять Любу в Израиль я не мог, хотя она и наполовину оказалась еврейкой, но это была русская и даже советская девочка. Работу по еврейскому самосознанию, которую я проделывал с самого детства, она не могла пройти даже за несколько лет. Неприятие советского общественного строя ей было неведомо, и кроме этого, её папа работал главным контролёром на военном заводе! Отъезд Любы в Израиль полностью покалечил бы его жизнь! Я полюбил и принял решение быть с Любой, чувствуя себя Андреем, которого должен был бы зарубить Тарас Бульба. Это было сознательное предательство своего народа!

Ещё одно предательство

После рождения детей мне снова пришлось решать своё будущее. Теперь я стану частицей «Новой общности — советские люди»! Русским я быть не мог, евреем оказался плохим (предателем) — оставалось стать человеком мира, без национальности — строителем справедливого общества для всех людей. При всех недостатках советского строя он предоставлял людям возможности в получении образования, определённую защиту частной жизни личности и официальное признание положительного морального кодекса! Мне казалось, что, несмотря на неминуемый крах этого строя в будущем, в настоящем для меня и моей семьи в этом обществе найдётся место.

Чтобы у меня не возникло искушение вернуться в евреи, я, работая на военном заводе в городе Энгельсе, решил вступить в КПСС и получить 2 форму допуска по секретности. Оба эти обстоятельства делали меня абсолютно невыездным из СССР и навечно закрывали возможность отъезда в Израиль.

Однако еврейская тема не переставала меня мучить. Почему евреи считаются не благонадёжными и в СССР, и в США? Почему евреи являются лидерами правозащитных организаций? Почему евреи участвуют во всех революциях других народов? Почему А. Гитлер уничтожал евреев? С мыслями А. Гитлера я сумел познакомиться только в Израиле, прочитав перевод его книги «Моя борьба», но об этом потом.

Я стал присматриваться к тому, чем лично я отличаюсь от окружающих. Я добросовестный, ну и что, есть немало добросовестных людей и среди русских. Я не люблю хитрить и подсиживать других. И таких людей много в моём окружении. Я умный и смышленый, но часто другие подсказывают мне правильные решения. Я любознательный и профессиональный в своей работе, но есть и другие не хуже. Я пытаюсь быть честным и справедливым по отношению к своим подчинённым, да вот и Обыдало (старший мастер на заводе) оказался справедливее меня, давая своим подчинённым зарабатывать больше денег, предоставляя им сверхурочные часы!

И всё же я нашел, чем мои товарищи отличались от меня.

Я служил  своему  делу, и это  делало меня  конфликтным и с начальством  и с подчинёнными, а они служили людям.

В мою пользу всегда говорил результат моей работы, а они добивались благосклонности начальства. Я не делал поблажек даже тем, кого ценил за хорошую работу, а начальство заставляло меня продвигать тех, кто ему угождал. Я был свободной личностью, а они были рабами. Они подчинялись мне и начальству, как подчиняются рабы, выслуживаясь. Я не только работал, но занимался техническим и организационным творчеством, в котором проявлялось моё стремление к свободе, а они не стремились ни к каким изменениям и подчинялись моему профессиональному авторитету, как тогда мальчиком я подчинился толпе, бегущей за девчонкой.

«Ты начальник — я дурак, я начальник — ты дурак» — вот формула жизни русского народа. Это формула работала и на людей других национальностей, часто и отдельных евреев. Советская власть с самого детства человека старалась всячески искоренить его природное чувство собственного достоинства. «Я последняя буква в алфавите!», «Ты, что самый умный?», «Все не понимают, а ты понимаешь!» и т.д. — лозунги моего детства. Русские — рабы, этот мой вывод не опирался на национальную ментальную особенность своих русских товарищей, а скорее опирался на социальную особенность жизни граждан в советском государстве. Наверху бандиты, а внизу рабы!

Я понял, что евреи, испытав на себе разные несправедливости, старались помогать другим людям сопротивляться притеснениям. Я понял, что евреи потому неблагонадёжные, что они, как и подобает свободным людям, находятся в конфликте с властью, которая всегда принуждает человека к чему-то. Евреи достигли выдающихся успехов в науке, медицине, технике, искусстве, потому что они в своём большинстве свободные люди, которых не сдерживают сложившиеся правила и признанные авторитеты.

Естественно, свои открытия я держал в секрете и пытался минимально выделяться из среды. Я мало читал в этот период. Совсем не было времени. Любовь, дети, дом, работа, подработка, собственные технические разработки и опять же — любовь…

Мне эта женщина дана,
Как Свет и Тени.
Вокруг себя кружит она
Меня всё время.

Приподниматься над собой
Во всём стараюсь,
С её наивной чистотой
Соизмеряясь.

Мне эта женщина дала
Детей и внуков.
Во всех ненастьях помогла.
Тянула руку.

Мне с этой женщиной идти
Годам навстречу.
А вслед шепчу: “Не уходи!
А вдруг не встречу…”

Я расставания боюсь
В мгновенье это.
Ведь без неё я становлюсь,
Как тень без света.

В голове постоянно крутились стихи и множество технических и организационных тем, и каждая из них исполняла самостоятельно свою арию. Из этой оперы меня вывела книга Ч. Айтматова «Буранный полустанок». Эта книга окончательно ответила на мой извечный вопрос, чем же евреи так не угодили Советской власти! «Сказание о манкуртах» давало объяснение действиям советской власти не только по отношению к евреям, но и по отношению ко всем народам СССР. Лишая людей памяти о своих корнях и чувства собственного достоинства, власть превращала людей в своих преданных рабов! Не надо граждан запугивать, а достаточно превратить их в «Новую человеческую общность — советский народ», и нормальные люди становятся бездушными винтиками власти! И кто же я, который хотел стать человеком без национальности, который даже не пытался вовлечь своих детей в свои бесконечные духовные поиски общности со своим народом? Я предал свою жизнь, разорвав связь со своим народом, и также предал жизни своих детей! Напрасно мои верующие предки отдавали свои жизни за святую субботу! Напрасно мои бабушки и дедушки не отрекались от своей веры даже перед страхом смерти! Напрасно евреи 2000 лет молились Богу о своём возвращении в Иерусалим! Напрасно еврейский народ отстаивает сегодня независимость и саму жизнь государства Израиль, если эстафету жизни еврейского народа я передал тем, кому такие жертвы бессмысленны и чужды. В этом я виню себя! Это и есть — предательство!

Неожиданный разворот — из советского человека обратно в евреи

Из глубокого болота, в котором барахталась моя еле живая душа после осознания мною своих предательств, меня неожиданно вытащила жена. Неожиданно она предложила мне переехать в Израиль! Я был рад этому, хотя и продолжал чувствовать себя предателем и ещё я испугался за Любу. Как люди будут к ней относиться в Израиле? Возможно, она почувствует национальный антагонизм, которым я вдоволь наелся в СССР? Я замучил своими вопросами свою тётю в Израиле, пока не получил от неё резкое письмо.

В конце концов, я решился ехать, но как быть с КПСС и второй формой секретности? С КПСС было проще — это было время массового исхода из партии. Я подал заявление, и его рассмотрение произошло тогда, когда уже все знали, что я уезжаю в Израиль. Меня исключили спокойно, без скандала, поставив акцент не на том, что я просто решил выйти из КПСС, а в связи с моим отъездом в Израиль.

А вот вторая форма секретности была непреодолимой преградой. Как минимум в таком случае снимали с работы и не выпускали из страны в течение 10 лет. Всё было бы именно так, если бы я не нарушил принятые в таком случае правила. Мне пришлось вспомнить все уроки моего детства и юности, и я, как пел В. Высоцкий в «Охоте на волков», рванул за флажки.

Когда я получил соответствующий бланк для заполнения из первого отдела, я, заполнив бланк, не вернул его в первый отдел, как предписывалось, а пошел сразу в кабинет директора завода. Я и директор участвовали в предвыборной кампании директора завода и были соперниками. Против меня боролся партком завода, но я с успехом прошел всю кампанию. И только на последнем решающем этапе выборов партком без всякого объяснения снял мою кандидатуру. Раньше директор был заместителем главного конструктора завода и был в курсе моих войн с руководством за жизнь моих конструкторских разработок. Я был уважаемым человеком, с сильным характером, с которым другие люди не хотели воевать. Директор с радостью подписал мне бумагу из первого отдела, а должен был подписать её только после согласия секретной службы. Таким образом я всех поставил в сложное для бюрократии положение, которое грозило большим скандалом. На скандал не пошли, и я работал на заводе до самого последнего дня перед нашим отъездом в Москву — Израиль.

Часть вторая — Израиль

Бат-Ям

Когда мы приехали в Израиль в 1990 году, мне было 45 лет, Любе 42, старшей дочери 18, а младшей 12. Первые две недели пролетели в обычных хлопотах налаживания быта. Всё было необычным и многообещающим…

Что меня забросило в этот мир,
Где дома без окон, без туч небеса,
Где не плакал в люльке, не любил,
Где нет праха матери и отца.

Где не стыл от холода и от слёз,
От обид и радости не кричал,
Расставаться с близкими не пришлось,
И себя в отчаянье не искал.

Что меня забросило в этот мир,
Где земля в оспинках камней,
Где земля седая, как миф,
Где земля, как старый еврей,

Насторожена и добра,
Вся в морщинах лесов и гор,
О которой гудит молва,
За которую вечен спор.

Что меня забросило в этот мир,
Где у моря запаха нет.
Где есть город Иерусалим,
Не считающий своих лет.

Где другой, не родной язык
Я твержу, как любимый стих,
Где травинкой к земле приник,
Всем, что выстрадал и постиг.

Вся семья изучала в ульпанах премудрости иврита, а я потерял сон. Какое нас ждёт будущее? И я, и Люба потеряли свой социальный статус (инженера и преподавателя русского языка и литературы), и никакой дороги к его возврату не просматривалось. Кроме этого даже ближайшее материальное будущее казалось совершенно неприемлемым. Я начал искать работу, и племянница помогла мне и Любе наняться уборщиками в большую (по меркам Израиля) фирму. Материальная проблема временно разрешилась, и мне стало опять хорошо.

Я здесь издалека ценю её просторы
И падающих листьев желтизну.
В столь близком далеке зима наступит скоро,
А здесь я даже осени не жду.

Там ветер и мороз, там реки и озёра
И полные загадок облака,
И лица городов, в которые нескоро
Опять всмотрюсь душой, как в мамины глаза.

Родные и друзья и старенький наш катер,
Тропинка сквозь сады и годы через жизнь.
Там Родина моя, замученная насмерть.
А здесь моя страна, с которой вместе жить.

Здесь солнце и пески. Здесь камни и упрямство
Растений и людей, что кормят города.
Здесь море, как жена, без ложного жеманства
То жалует, то гонит от себя.

И здесь моей душе, как бы в саду у деда,
Где фрукты можно рвать и есть не торопясь.
Здесь в веренице дней одно сплошное лето
И светлых ожиданий благодать…

Шин Бет

Через месяц-полтора, когда я и Люба уже работали уборщиками в Копеле, меня вызвали в Шин Бет (контрразведку). В кабинете был мужчина средних лет и миловидная молодая женщина. Мужчина задавал мне вопросы на правильном русском языке, а женщина неотрывно и молча наблюдала за моей мимикой, движениями рук и тела. Самые первые предложения показали, что мужчина знает обо мне всё. Он сказал, что представляет военную промышленность и заинтересован, чтобы я продолжал работать по специальности. То, что я пока учусь в ульпане, ничего не значит. Я смогу совмещать работу и учёбу. Это было прекрасное предложение! Но у него есть несколько вопросов ко мне. От ответов на эти вопросы зависит моё трудоустройство. Он попросил отвечать на вопросы точно и коротко. Естественно, это меня и насторожило. Я вспомнил о своём предательстве по отношению к еврейскому народу и приготовился к ответам. Первый вопрос был простым. Почему меня со второй формой секретности выпустили из СССР безо всяких проблем. Вкратце я рассказал о своих войнах с администрацией завода и о том, как я обошел секретную службу. Ему мой рассказ понравился, и он только спросил, почему я ничего не говорю об избирательной кампании на должность директора. Я ответил, что на заключительной стадии кампании, когда должно было произойти голосование выборщиков, мою кандидатуру неожиданно без объяснений снял партком, а я, стушевавшись, сразу не сообразил, как должен был на это отреагировать! Его мой ответ удовлетворил. Далее он попросил меня составить перечень тех секретов, о которых я давал подписку о неразглашении в первом отделе. Я опять вспомнил свои предательства и ответил, что все секреты, которые мне известны, находятся в открытой печати. Но если бы я и знал какие-то секреты, то не стал бы их разглашать. Мужчина посмотрел на женщину и сказал: «Спасибо! Я Вас больше не задерживаю! Прощайте!» Я вышел из кабинета в раздумьях. Чиновник контрразведки, видимо, посчитал, что я не вполне благонадёжный Израилю! Правильно ли я поступил? Работа инженером на военном заводе полностью решала бы все материальные проблемы семьи. Своей «принципиальностью» я обрёк себя и Любу на годы тяжелой физической работы людей без специальности! Я, который приехал в Израиль, чтобы среди всего прочего бороться и против его врагов, которым был и СССР, не стал помогать еврейскому государству, считая более важным сохранить верность своему слову, своей подписи, своей фамилии только ради того, чтобы в будущем мог смело произнести: «Честь имею». Сегодня я знаю, что поступил очень глупо, но если бы это случилось снова, я бы свою глупость повторил.

Статьи

Среди множества проблем, которые на меня обрушил Израиль, остался и еврейский вопрос. Там в СССР мне было всё ясно. Израиль воюет за своё существование на земле своей древней Родины. А здесь в Израиле я встретился с арабами, которые утверждают, что это их дом, в который мы без всякого спроса понаехали! Второе, на Земле множество национальных конфликтов, и только в арабо-израильский конфликт почему-то вмешиваются все Великие и ведущие державы мира? Для понимания происходящего в Израиле ответ на второй вопрос я посчитал наиболее важным.

Для анализа конфликта я сгруппировал в единый блок все те обстоятельства (которые я считал весомыми), побуждающие к разрешению арабо-израильского конфликта независимо от того, за счёт еврейских или арабских интересов конфликт разрешается. Во второй блок я включил те обстоятельства, которые подпитывают или консервируют конфликт. Тщательно разобрав все элементы, я пришёл к выводу, что Великие и ведущие державы сознательно регулируют этот конфликт, извлекая из него немалую прибыль! С помощью ООН они препятствуют разрешению конфликта и в пользу арабов, и в пользу евреев, прикрывая свои действия лицемерными заявлениями о справедливости, о мире, о правах народов жить независимо, вооружая обе стороны и оказывая им политическую поддержку. Великие и ведущие державы постоянно следили за тем, чтобы конфликт между арабами и евреями не затухал, но и не выходил за локальные рамки.

Евреи и арабы — это только разменные пешки в их шахматной игре. Здесь, как и во времена Второй мировой войны, мировое сообщество использовало еврейские жизни в своих политических целях.

В это время я уже знал, что за всё время Второй мировой войны не упала ни одна бомба ни на одну печь, сжигающую людей, ни на одну транспортную коммуникацию, свозящую евреев в концлагеря! Почему не бомбили? Почему не препятствовали машине уничтожения евреев бесперебойно работать?

Потому, что усилия Германии по уничтожению евреев отвлекали её ресурсы от войны на реальном фронте! Евреи, которых уничтожали, на самом деле были невидимым фронтом Второй мировой войны! И в уничтожении евреев участвовали не только немцы, но и весь мир!

Те же государства сегодня следят за тем, чтобы арабо-израильский конфликт не выходил за локальные рамки, когда он начинает вредить их собственным интересам!

Осталось мне понять, чья же это земля Палестина — арабская или еврейская? И вообще, имеется ли настоящая Родина у каждого народа?

Та земля, где различные племена объединились и составили единый народ с единым языком, с единой религией, с единой государственностью — это и есть Родина народа. Как у каждого человека есть своя мать и свой отец, так и у каждого народа есть своя территория — Родина!

Родина евреев — Эрец-Исраэль (Святая Земля, Палестина) — на которой существовала еврейская государственность в течение одиннадцати веков (с XI века до н.э. до 70 года н.э.)!

Я поднял исторические материалы и доказал, что арабы, которые претендуют на нашу Родину, — обыкновенные потомки гастарбайтеров, которые появились здесь с началом массового возвращения евреев на свою Родину, начиная с 1861 года.

Мои доказательства были подтверждены бесстрастными цифрами. За период с 1881 года по 2006 год, количество палестинских арабов возросло в 29 раз, с 0.4 миллионов до 11.566 миллионов! Превышение фактического числа арабских жителей Палестины над их реальной численностью, вследствие естественного прироста населения, составило 2.6 раза!

Дополнительно я написал «Очерк по Истории евреев в Палестине» и этим очерком полностью исчерпал для себя тему «Евреи или арабы имеют историческое право на Землю Израиля?». Остался у меня ещё один вопрос, на который я не имел ясного ответа: «Почему 6 миллионов евреев покорно пошли в газовые печи?». Я помнил мой разговор с уже пожилой женщиной тогда, когда мы вместе работали на Стекольном заводе в Одессе. Она мне рассказывала о времени оккупации немцами Одессы, и среди прочего был её рассказ о том, как евреев города собирали в Гетто. Я запомнил это почти дословно:

«Сначала мне было жалко эту нескончаемую вереницу людей с малыми детьми и стариками и хозяйской утварью, но когда я увидела, что одни из последних сил несли свои пожитки, а другие из них просторно разместились на подводах, которые везли лошади, я перестала их жалеть! Общая беда должна была бы их объединить, а они так и остались разобщенными — одни бедными, а другие богатыми!»

Тогда я, стыдясь, молча слушал, полагая, что в возмущении этой женщины есть правда! Но теперь я знал, что немцы в самом начале войны взяли в плен от 4 до 6 миллионов вооруженных советских солдат! Практически без боя захватили целые государства! И обвинять в покорности неорганизованных, запуганных и немощных людей и есть та самая обычная несправедливость антисемитизма! Разве, если бы колонна, о которой мне рассказывала та женщина в Одессе, состояла из русских или украинцев, всё было бы по-другому? Вещи всех обречённых поместили бы на подводы, а сильные несли бы слабых и детей беременных женщин? Нет, конечно! Требовать от евреев исполнения немыслимо высоких нравственных норм и есть антисемитизм! И всё же, почему такой хороший, работящий, талантливый народ — изгоняли из многих стран, уничтожали в погромах, принуждали к отречению от еврейства и наконец — уничтожали в промышленном масштабе в печах крематориев?

А. Гитлер

Ответ на этот вопрос требовал прочтения первоисточников: «Протоколов сионских мудрецов» и «Моя борьба» А. Гитлера. «Протоколы..» не произвели на меня впечатления. Засиженные мухами постулаты «о всемирном заговоре евреев» не выдерживали никакой критики! Сплошная глупость, рассчитанная на людей с пониженным интеллектом!

Другое дело, книга А. Гитлера. Поначалу мне даже понравился автор!? Недоучившийся юноша, ослеплённый теорией Мальтуса, искренне искал способы спасения немецкого народа от воображаемого им грядущего голода. Вполне естественно, что он решил, что для этого надо убрать из Германии «лишних» (едоков) людей и завоевывать новые территории для расширения сельскохозяйственных площадей для немцев.

«Лишние люди» оказались евреями. Во-первых, они отличались от немцев внешним обликом, во-вторых, и это было самое главное — евреи, по мнению А. Гитлера, не участвовали в производительном труде. В шахтах евреи не трудились, на стройках их не было, грузчиками они не работали и т.д. Зато евреи работали финансистами, были управляющими, писали книги, сидели в разных конторах, учили и были учёными — они были теми, кто присваивал себе чужой труд — паразитами!

Здесь национальная идея А. Гитлера о народе-паразите неожиданно совпала с классовой теорией К. Маркса о паразите — классе буржуа, который присваивал себе чужой труд. Поэтому неслучайно А. Гитлер объединил своих единомышленников в политическую партию, которая называлась национал-социалистической!?

Вначале А. Гитлер предполагал выдавить евреев из Германии, но столкнувшись с организованным сопротивлением этому всех стран мира, отказавших в приёме евреев, перешел к идее промышленного уничтожения этого народа-паразита. По мнению нацистов, подлежали уничтожению все евреи. Включая маленьких детей, которые явно не могли ещё носить в себе пороки еврейского народа!?

Нацисты считали, что народ-паразит отличается от всех остальных народов своей заразной кровью! Немцы от смешанных браков превращаются в евреев, тех же паразитов, поэтому надо уничтожить эту заразную кровь! В этом проявился один из элементов языческой веры нацистов!

Примечательно, что после Первой мировой войны все нации подписали международный Договор о запрете применения газов в качестве оружия. Воюющие нации придерживались этого Договора и во время Второй мировой войны!

И только на том фронте, где уничтожали евреев, немцы применяли для этого газ! Все нации на это закрывали глаза, как бы соглашаясь с тем, что евреи — это не обыкновенные люди, а народ-паразит!? Осуждая нацизм, международная общественность должна была бы осудить и свои преступления против еврейского народа! Такое осуждение нужно не евреям, а остальному человечеству, чтобы предотвратить будущие глобальные трагедии, но, похоже, что человеческая цивилизация не достигла ещё соответствующего уровня развития.

Ну вот, кажется и всё о евреях. Я окончательно доказал себе, что еврейский народ ничуть не хуже других народов. Изгнания, погромы, дискриминация евреев, по сути — акты бандитизма, преследующие экономические или религиозные интересы. Здесь следует подчеркнуть, что и промышленное уничтожение евреев нацистами носит религиозный, как разновидность политеизма, характер, так и преследует экономические интересы. Все предвзятые теории о евреях — досужие фантазии неумных людей и тех, кто готов принимать на веру авторитетные мнения!

Дочки

Мне казалось, что теперь, когда мы живём в Израиле и дочки здесь получат образование, они обретут еврейское самосознание автоматически, и тот пробел в их воспитании, который допустил я, будет закрыт государством. Но всё оказалось не так!

Израиль создавался как социалистическое государство. В период его создания по-другому это происходить не могло! Молодое и воюющее государство должно было объединить все усилия своего народа для защиты от внешних и внутренних врагов. Для этого требовалось жесткое централизованное управление как населением и ресурсами, так и жесткое централизованное распределение товаров! Налицо были главные и необходимые атрибуты социалистического государства. Для полноценной работы такой общественно-политической формации требовалось создать большой свод Законов и соответствующую социалистическую идеологию. В такой социалистической идеологии не было места для национального еврейского самосознания! Арабо-израильский конфликт идеологами социалистического Израиля воспринимался как недоразумение, которое надлежало решить с помощью предоставления арабам равных с евреями коллективных прав. С такими убеждениями выросла в Израиле военная, экономическая, образовательная, техническая, научная, политическая элита. Так же думали интеллигенция и деятели искусства.

К тому времени, как мы приехали в Израиль и до сего дня, капиталистический сектор ещё не одолел социалистический, и жестокая война между этими секторами продолжается. Поэтому мои дочки в университетах Израиля не получили должного еврейского образования, которое до сих пор находится под властью социалистов. Мои попытки передать им свои взгляды натолкнулись на их сопротивление.

Они мои дети: печаль моя, радость,
Мои наказанья, надежды и сладость.
Они мои ночи без сна и без воли…
Они мои вехи и часть моей доли…

Они мои дали. Они мои гири.
Они забирали. Они и дарили.
И выхода нет мне из этого плена.
Они моя вечность из крови и тлена.

Старость

Мы стареем как дышим, —
Незаметно и просто.
Мы из юности вышли,
А находимся в прошлом.

Нам порой предрекают.
Нас страшат непогодой.
Но слова остывают,
А слагаются годы.

В них снега, как одежды.
В них мечты, словно были.
Те, кто есть и был прежде.
Всё, что мы не забыли.

Мы стареем, как дышим.
Незаметно и просто
Поднимаясь всё выше
К поджидающим звёздам…

Ну вот, казалось бы и всё! В себе еврейское самосознание я сохранил, хотя, на первый взгляд, кажется, что для израильтянина это само собой разумеется, но это далеко не так. В условиях постоянной войны за саму жизнь своего народа и международного прессинга на Израиль трудно не стать носителем великодержавного шовинизма или, наоборот, полностью лишиться еврейской самоидентификации!

Я прорасту в тебе душой,
Как дерево в земле корнями.
Наполнишь ты меня собой,
Как жизнь мы наполняем днями.

Я жил так долго без тебя,
Я привыкал совсем к иному,
Как привыкают, не любя,
Порой к родительскому дому.

Мне всё понятно было в нём.
И в нём всему я научился.
Но я был пасынком рождён,
А сыном быть не приручился.

И вот теперь ты у меня,
Ты, вожделенная, чужая,
Земля, которую не знаю,
Народ, в котором рос не я.

И лишь теперь свой счёт закрою,
Раз возвратил издалека
Частицу нашей общей крови,
Перешагнувшую века.

И если я не сумел передать своим детям еврейское самосознание, то написал немало статей, оправдывающих войну еврейского народа за свою свободную и независимую жизнь на земле своей древней Родины. Большинство статей я разместил на своём сайте. В статьях ответил на вопросы:

  1. Имеется ли у евреев земля, которая является их Родиной, и где она находится?
  2. Являются ли арабы-палестинцы коренным народом Палестины или они потомки обыкновенных рабочих мигрантов?
  3. Являются ли оккупированными или освобождёнными территории, которые контролирует Израиль после Шестидневной войны?
  4. Имеют ли арабы-палестинцы право на независимое государство, которое должно находиться в пределах территорий, контролируемых ныне Израилем?
  5. В чем заключаются причины арабо-израильского конфликта?
  6. Почему сверхдержавы, ведущие государства, ООН не позволяют арабо-израильскому конфликту разрешиться в пользу арабов или Израиля, а всё время поддерживают войну между двумя сторонами?
  7. Должен ли еврейский народ признавать «международное право» тогда, когда оно препятствует сохранению жизни еврейского народа?
  8. Какова роль мусульманской религии в войне между арабами и Израилем?
  9. Я также ответил и на множество других актуальных вопросов израильтян.

Вроде бы я сделал всё, что смог. Хотя дел осталось много:

Война за независимость нашего государства ещё не закончена, — границы государства не определены и не признаны мировым сообществом!

Война за существование еврейского государства ещё не завершена, — имеются государства, террористические образования и общественные объединения, которые грозятся и пытаются уничтожить Израиль!

Война за создание и сохранение государства, которое будет убежищем для еврейского народа от антисемитизма, не только не окончилась, но даже обостряется. Рост экономики Израиля сделал это государство привлекательным для не евреев, и в силу этого в еврейском государстве появилось множество граждан, которые настроены против еврейского характера Израиля и его функции убежища для евреев!

Политическая война против Израиля мировым сообществом, которое дискриминирует нашу страну на всех международных форумах, в полном разгаре!

Мы живем в военное время, которое требует от израильтян, входящих в еврейский народ, решительных действий для успешного выполнения своей миссии, — оставаться всемирным убежищем еврейского народа!

И самое главное, у израильской элиты и у народа нет понимания, что суть арабо-израильского конфликта состоит в том, что со стороны арабов и всех мусульман конфликт с израильскими евреями носит религиозный характер! В основе конфликта лежат строки Корана, требующие от мусульман освобождения от власти неверных всей планеты! Израильтяне же упорно цепляются за миф о том, что арабо-израильский конфликт может разрешиться, если «справедливо» разделить землю Эрец-Исраэль между арабским и еврейским народами!

Однако, все эти проблемы придется решать внукам и правнукам!

Вот и души перерезаны путы,
Взлёт, разрешая в иные миры.
И не осталось уже ни минуты.
Всё завершилось и я вне игры.

Но не горюй ты о том, что случилось.
Всё в нашей жизни имеет свой срок.
Главное то, что у нас получилось
Вместе пройти по изгибам дорог.

Главное то, что глазами чужими
Мы не смотрели друг другу в лицо,
То, что мы вместе с тобой пережили,
Стало, и впрямь, обручальным кольцом.

Всё завершает свой круг на планете.
И я, как другие. Ты это прими.
Меня провожают и внуки, и дети.
И ты провожай, и к обеду не жди.

Послесловие

Кто же такой я?

Плохой еврей, который дважды предавал свой народ.

Я человек, который за всю свою жизнь не соблюдал святости субботы, считаю так же, как и религиозные евреи, что суббота для Израиля важнее золотой медали Олимпийских игр! Осознавая всю свою жизнь себя евреем, я считал, что обязан поступать всегда так, чтобы не опускать нравственный уровень своего народа.

В чём-то я другой по отношению к остальным людям, скорее всего в том, что я — тот волк, который бежал за флажки и о котором пел в своей песне В. Высоцкий:

«…..

Я из повиновения вышел:
За флажки — жажда жизни сильней!
Только — сзади я радостно слышал
Удивлённые крики людей.

Рвусь из сил — и из всех сухожилий,
Но сегодня — не так, как вчера:
Обложили меня, обложили —
Но остались ни с чем егеря!

….. .»

Ну, «остались ни с чем егеря», а что дальше?

Иврит не прижился во мне. По этой причине я даже не прикоснулся к израильской культуре.

Живя более тридцати лет в стране, друзей не приобрёл.

Зато я обрёл Родину, перестал быть неблагонадёжным, а стал обычным гражданином собственной страны. И, конечно, пронёс через всю свою жизнь чувство собственного достоинства, что не так уже и просто!

Жизнь моя странная быстро листается,
Будто меня ничего не касается,
Будто потери, находки и проседи
Мятые жёлтые листья по осени.

И для меня нет ни слов, ни прощения,
Жизнь пронеслась, как сплошное мгновение.
Я не успел ни понять, ни отчаяться,
Будто бы жизнь моя лишь начинается.

Дети меня и взрослей, и практичнее,
Жаль, что порой говорят неэтичное.
Только в душе моей всё им прощается,
Будто бы жизнь моя завтра кончается.

Так и живу, будто книгу листаю,
Будто бы жизнь не свою проживаю.
Трачу листы календарно — немятые
С разными датами, с разными датами…

Бат-Ям. Июль-ноябрь 2021

Print Friendly, PDF & Email
Share

Илья Брускин: Жить евреем: 14 комментариев

  1. Герман Беркович

    Спасибо Автору! Прочитал с большим интересом и удовольствием. Здоровья Вам и благополучия! И, конечно же, творческих успехов, и новых замечательных публикаций.

  2. Л. Беренсон

    Это «повесть на еврейскую тему, но если предположить, что еврей такой же человек, как и представители других наций…то тема повести представится вообще интернациональной! »
    ———————————————————
    Вначале — спасибо автору за интересное содержание (как проза, так и стихи), за чувство и логику изложения, за проявленное и убедительно представленное еврейское национальное достоинство.
    Не соглашусь с автором: это не интернациональная тема или в очень небольшом количестве случаев она не специфически еврейская.
    Автор предстаёт серьёзной личностью, интеллектуально и эмоционально очень одарённым. Поэтому, понимая и принимая его еврейскую жизнь в её первые 45 лет, удивлён беглым и бесцветным её пересказом на еврейской Родине. Ничего, кроме встречи с шинбетовцем, примечательного за эти десятилетия не было? Ни он, ни жена за эти годы в социальном статусе не продвинулись, дочки не приобщились к израильской среде, не обогатились её культурой, не обрели достойные специальности, друзей? Иврит не пошёл у тысяч олим, но это не помешало им жить полнокровной интеллектуальной и духовной жизнью.
    Допускаю, что всё это было и есть в израильской жизни автора, но он (по мне непонятной причине) читателю об этом не поведал.
    ЖИТЬ ЕВРЕЕМ в Израиле — тема далеко не однозначного освещения. Всех благ автору и его семье.

    1. Илья Брускин

      Уважаемый Л. Беренсон, благодарю Вас за лестные высказывания и о повести, и об её авторе! Конечно, Вы правы — вторая часть повести не столь убедительна, как первая. Если в первой части мне удалось зримо показать преступный характер гражданского общества в СССР, то подтверждением того, что гражданское общество в Израиле, с точки зрения автора, в недостаточной мере еврейское, являются статьи на моём сайте (Публицистика Брускина Ильи). Вы не обратили внимания на ссылку в тексте на этот сайт, также как и на то, что мои дочери получили в Израиле высшее образование. Добавляю к тексту повести. Дочери успешные профессионалы и иврит для них предпочтительней русского.

      1. Сэм

        Я запомнил этого г-на по его недавнему призыву изгнать меня и моих единомышленников из страны.
        Ничего кроме наглости, мерзости и маразма.
        И текст его мемуаров, особо примитивизм «израильской части», это прекрасно илюстрирует

        1. Илья Брускин

          «Добрый» человек, господин Сэм, Вы, наверное, полагаете, что я и остальные читатели Вас хорошо знают и знают Ваших единомышленников, так это неправда. Я Вас не знаю. Напишите что-нибудь о себе, чтобы стало понятно, за что кто-то призывал Вас изгнать из страны! Может быть высказывания «наглость, мерзость и маразм» в отношении Вас действительно неоправданные?

      2. Л. Беренсон

        Уважаемый И. Брускин! Спасибо за отклик. У меня есть читательское кредо: автор — барин (от хозяин — барин). Мои замечания к Вашему повествованию, они не претензии к автору (он поведал то, что хотел и смог), они — моя читательская неудовлетворённость (количеством) полученного, а мои ожидания — от уверенности (по прочтении), что автор недодал. Прочитал Вашу авторскую справку, где увидел возможность добрать в нескольких других публикациях. Вы правы: я не обратил внимания на Вашу ссылку. Здоровья и интеллектуальной активности, благополучия родным.

  3. Сидорофф А.

    »…Ничего не предвещало трагедии! Симпатичная девушка, явно не еврейка, с непривычным для меня поведением притягивала к себе всё больше и больше какой-то не свойственной этому миру искренностью, бесхитростностью, откровенностью и свободным полётом чувства…Московская осень кружила нас, как ветер кружит оторванные листья. Настоящее, будущее и прошлое исчезло, и наступила любовь…»
    ————————————————-
    »И погиб козак! Пропал для всего козацкого рыцарства…» — см. у Н.В. Гоголя.
    Сколько потеряно лет! Потом появилась форма 2, наступили суровые будни.
    Но, конечно, он пронёс через всю жизнь чувство собственного достоинства, что не так просто!
    В конце перестройки, когда достраивать было нечего, опять сорвался, закружил как оторванный лист
    и в дальний путь на долгие года. Таки еврей без 2-ой формы в Бат-Яме, как слон в яме.
    »Рвусь из сил — и из всех сухожилий,
    Но сегодня — не так, как вчера:
    Обложили меня, обложили —
    Но остались ни с чем егеря!…»

  4. Soplemennik

    Не каждый решится на такое откровение. Но кое-что узнаваемо. Мне тоже пришлось «расставаться» с второй формой, но по огромному блату.

  5. Toshkandi

    Как ровесник — ровеснику: Понравилось!
    Аналогичные случаи бывали и в наших деревнях!
    Спасибо!
    Но есть и пожелание. Хотелось бы, чтобы у тезисного списка из 9 пунктов в завершении статьи, появились активные ссылки на ваши статьи. Часть из них я помню по публикациям в «Вестях».
    Может, подберете, а выпускающий редактор «оживит»? Думаю, текст только выиграет.
    Дальнейших успехов!

  6. Илья

    Исповедь еврея, который хотел стать русским, да не смог…В подтверждение такой оценки вопрос: почему совсем не затронута тема » Израиль и похороненный им идиш»? Ведь на этом языке создана мировая культура, уже «дважды похороненная» Гитлером и Сталиным?

  7. Musya Glants

    В Вашей статье, Илья, соединились с подкупающей искренностью точность мысли и ее выражение. Вот эта главная нить, проходящая через сказанное Вами, она близка мне, отзывается во мне. Хотя мой путь в еврействе был несколько другой, все, о чем Вы говорите, близко мне не на словах.
    С уважением, Муся Гланц, Бостон
    2/11/2022

    1. Илья Брускин

      Спасибо Вам за такую оценку повести! Именно этого я хотел, чтобы мои слова проросли в душах Читателей. Спасибо!

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Арифметическая Капча - решите задачу *