©"Заметки по еврейской истории"
  январь 2022 года

 469 total views,  3 views today

Гераре бесплодная и пожилая Сара воспринималась как символ плодородия, ибо усилия многочисленного гарема не могли подарить царю сына. Избыточная жестокость обеспечила гостье безопасность. Мысль о сближении вызвала у Авимелеха глубокий сон с угрозой Всевышнего, а вся страна наказана бедствием. По преданию проказа покрыла тела людей и стены зданий. Закрылись отверстия каждого человека. Люди не могли справить нужду и даже плакать — не текли слезы.

Ярослав Ратушный

НЕБЕСНАЯ КОНСПИРОЛОГИЯ[*]

(продолжение. Начало в №10/2021 и сл.)

Перевернутые судьбы

Ярослав РатушныйПо преданию Авраам и Сара были гермафродитами с цельными душами, не раздираемыми противоречивыми стремлениями к добру и злу.

Все обетования даны Аврааму, но бесплодная Сара проявила заинтересованность в потомстве и привела служанку, забеременевшую в первую ночь.

Потрясенная женщина обрушила гнев на мужа, равнодушно отдавшего мать долгожданного первенца: «Вот служанка в руках твоих, сделай ей добро в глазах твоих» (Быт. 16:6).

Патриархи своеобразно представляли добро. Сара притесняла убежавшую в пустыню рабыню, остановленную ангелом на границе с Египтом.

По преданию изгнание Измаила вызвано зловредным характером: насиловал женщин, оклеветал Сару и покушался на жизнь Исаака.

Действительной причиной был таинственный смех: «Увидела Сара, что сын Агари египтянки, которого родила Аврааму, смеется» (Быт. 21:9).

Авраам и Сара были первыми смеющимися людьми. Имя Исаак может означать «смеющийся». Наследником должен стать смеющийся сын, поэтому следовало избавиться от конкурента.

Бог санкционировал изгнание первенца вопреки воле патриарха: «Встал Авраам рано утром, взял хлеб и бурдюк с водой, и дал Агари, и положил на ее плечо ребенка» (Быт. 21:14).

По преданию Измаил заупрямился, наотрез отказался идти, заболел горячкой, поэтому мать понесла на плечах шестнадцатилетнего сына.

Несчастная женщина бросила мальчика в пустыне, обезумев от жажды и усталости, чтобы не видеть страданий сына, и получила утешение ангела.

В песках не было видимого обычным зрением колодца — вода находилась в иной реальности, где Измаил удостоился божественного покровительства.

Контролируемая небесами Агарь должна тяготиться рабством, чтобы в будущем египтяне угнетали евреев: «Возвратись к госпоже своей и страдай под ее рукой» (Быт. 16:9).

Ангел обещал будущую награду: «Вот ты зачинаешь[1] и родишь сына» (Быт. 16:11). Первенец Авраама «дикий человек» — почти буквально «красная телица[2]».

Большая часть жизни супругов прошла в странствиях, но Бог вернул время, потраченное на создание грядущего: «Я возвращу тебе срок жизни» (Быт. 18:10).

К Саре вернулась молодость, морщины разгладились, тело стало красивым и нежным, началась менструация, осквернившая испеченный для неожиданных гостей хлеб.

По преданию Бог обманул ангелов, дав новорожденному Исааку временную душу, отлетевшую при жертвоприношении, замененную новой душой с иной судьбой.

Тайное введение в мир объяснялось притчей о царе, наградившего верного слугу бесценной жемчужиной завернутой в лохмотья из-за опасения зависти.

Сверхъестественное рождение Исаака сопровождалось чудесами: слепые прозревали, немые разговаривали, расслабленные вставали, бесплодные беременели.

Прагматичные люди говорили, что старики подобрали подкидыша на рынке, поэтому девяностолетняя Сара накормила грудью принесенных на пир младенцев.

Слух о беременности от Авимелеха опровергнут полной схожестью Исаака со столетним Авраамом, достигшего пика развития, означающего неминуемое падение.

Патриарх ошибочно пригласил на пир только знатных людей. А сатана в образе нищего стоял на пороге, что привело к жертвоприношению сына ради соединения противоположных миров.

Исчезновение первенца сделало Авраама и Исаака антагонистами: «Милосердный отец сделал безжалостное дело для прекращения распри воды и огня» (Зогар, И явился 493).

Обещание установить завет с Исааком противоречило жертвоприношению, но Авраам верил в обе линии судьбы сына и жизнь после смерти.

Патриарх беспрекословно подчинился божественной воле, не просто удалялся подальше от людских глаз, а три дня шел на гору Мория — место будущего Храма.

Определенность места подчеркивала серьезность всех участников драмы — простое испытание могло произойти в любом месте.

Отец и сын увидели огненный столб, оставшийся незримым для спутников: «Я и юноша пойдем и поклонимся, и возвратимся к вам» (Быт. 22:5).

Страдалец не знал, что вернется с сыном, иначе нарушался принцип испытания. Комментарий предельно суров: подразумевался мешок с прахом и костями Исаака.

По преданию сатана в виде старца упорно противился жертвоприношению. Авраам ответил, что идет молиться, а огонь и дрова необходимы для приготовления пищи.

Искуситель прямо сказал о кровопролитии, пригрозил людским гневом, и предостерег, что мысль о даровании нового сына погубит душу.

Сатана заявил, что Бог еще раз изменит мнение и назовет его сыноубийцей. А последняя хитрость могла свести с ума любого отца: это не Бог, а он просил принести в жертву.

Искуситель рассказал несущему на себе дрова для всесожжения Исааку о скорой смерти, кончине матери и переходе наследства к старшему брату.

В трагикомичном диалоге юноша до конца не подозревал о своей судьбе и словно хотел убедиться, что по-прежнему разговаривает с отцом.

Исаак просил связать себя крепче, опасаясь содрогнуться под ножом. Ангелы рыдали[3] при виде готового зарезать сына отца и согласного быть зарезанным сына.

Жертвоприношение имело большое значение для будущего, патриарх только приблизился к месту по своей воле, а затем был превращен в управляемое лишенное сердца существо.

Предание рисует жуткую картину. Авраам с изменившемся лицом связал сына крест-накрест, поставил ногу на тело, как режут скотину, чтобы не лягнула, и занес нож.

Эпизод напоминает шизофренический бред. Сумасшедшим, ищущим спасения у близких людей, иногда кажется, что враждебные существа приняли любимый образ.

Убийство остановлено в последний момент, ангел дважды звал лишенного сердца отца: «Авраам страдал, что жертвоприношение не исполнится после запрета прикасаться к сыну» (Зогар, И явился 507).

Чудесный баран[4] долго пытался обратить внимание запрограммированного на убийство патриарха, среагировавшего только на прикосновение лапы.

В двусмысленных комментариях Авраам зарезал сына и вознес барана за пролитие крови; на жертвеннике пролита четверть крови Исаака, лечившему рану три года в Эдеме; отлетевшую при прикосновении ножа душу заменили новой.

Авраам поселился в пустыне, а не вернулся к умирающей от волнения жене, которая никогда больше не видела сына и мужа.

К смерти Сары приложил руку сатана, подробно рассказав о несчастье. Проявивший поразительную жестокость к оставленной жене патриарх позаботился о мертвом теле.

Не имевший даже пяди собственной земли для погребения избранник уговорил владельца продать поле и пещеру[5].

Патриарх заставил раба поклясться не брать жену Исааку в Ханаане, поскольку семейные гены имели исключительное значение для будущего.

Встреча с предназначенной девушкой всегда происходила возле колодца[6]: Элиезер встретил Ревекку[7], Яков Рахиль[8], Моисей дочерей Итро.

Ревекка напоила раба и верблюдов, получив за труд золотую серьгу и два браслета. По преданию Элиезер поднял верблюдов в воздух — чудотворец требовал уважения.

Гостеприимство было притворным, арамейцы пытались отравить пришельца, чтобы не отдавать девушку и завладеть сокровищами.

Ангел переставил тарелку с ядом, доставшуюся главе семейства[9]. Потрясенные родственники пытались удержать гостя для мести.

Небесная агентура пользовалась одним неотразимым приемом: Змей соблазнил Еву красотой, египтяне поражены ангельским видом Сары.

Ревекка была загипнотизирована сверхъестественной привлекательностью старика, названного юношей после перехода в иную реальность.

Девушка думала, что жених красивее раба. Страшное разочарование вызвало обморок: «Подняла Ревекка глаза свои, увидела Исаака[10], и упала с верблюда» (Быт. 24:64).

Исаак и его жена принадлежали левой стороне: «Когда он взял Ревекку» (Быт. 25:20) — соединились тьма и ночь» (Зогар, Порождения 11).

Комментаторы подозревали Элиезера в злом умысле: «И взял этот раб Ревекку» (Быт. 24:61) — в сексуальном смысле[11]. Земля сократилось, чтобы посланец не был с девушкой ночью.

Авраам посоветовал сыну проверить девственность невесты, сказавшей, что повредилось после падения с верблюда. Исаак обвинил Элиезара, но слуги нашли измазанную кровью ветку.

В конце жизни Авраам взял еще одну женщину, происходящую от Яфета, и стал «отцом множества народов» от дочерей потомков трех сынов Ноя.

Отосланный в пустыню с водой и хлебом Измаил услышан Богом. Унаследовавший духовную функцию Исаак был нищим скитальцем, разбогатевшим в Гераре.

Последние дети, предки народов Востока, получили в дар сокровища Авимелеха или магические знания, поэтому обездолены в будущем.

В Гераре бесплодная и пожилая Сара воспринималась как символ плодородия, ибо усилия многочисленного гарема не могли подарить царю сына.

Избыточная жестокость обеспечила гостье безопасность. Мысль о сближении вызвала у Авимелеха глубокий сон с угрозой Всевышнего, а вся страна наказана бедствием.

По преданию проказа покрыла тела людей и стены зданий. Закрылись отверстия каждого человека. Люди не могли справить нужду и даже плакать — не текли слезы.

Визит Авраама завершился страданиями, испугом и утратой материальных ценностей. Исаак повторил отцовский трюк, но царь запретил даже прикасаться к пришельцам.

Исаак успешно занялся земледелием, несмотря на ссоры, засыпание колодцев, и стал владельцем большого имущества, вызвавшего зависть, ненависть и изгнание.

Загадочное бесплодие, отравившее супружескую жизнь Ноя, Фарры и Авраама, поразило в течение долгих двадцати лет Исаака и Ревекку.

Исаак первым молился о даровании потомства. В тяжелой беременности[12] Бог открыл избраннице обновление мира близнецами антагонистами.

Первородная триада породила Каина, Авеля и Сифа. Реальность, начавшаяся с трех сынов Ноя, завершилась отделением трех сынов Фарры.

По традиции один из сынов — грешник. Авель праведник, Каин — убийца. Авраам безупречен, Лот совершал сомнительные дела.

Воплощением абсолютного зла полагали Исава[13], впитавшего утробную кровь, родившегося красным, похожим на взрослого человека со сплошным волосяным покровом.

Близнецы спорили о наследии настоящего или будущего: «Обманул в чреве своего брата, чтобы родился первым и взял этот мир в начале, а Яков в конце» (Зогар, Суды 412).

Избранник лукаво[14] противостоял силам зла: «Исав последовал за Змеем, поэтому Яков пошел путем обмана как мудрый изгибающийся Змей» (Зогар, Порождения 26).

По преданию сатана побудил Исава изнасиловать обрученную девушку, убить человека, отрицать воскрешение мертвых, отречься от Бога и пренебречь первородством.

Яков совершил пять действительных проступков: обманул брата и отца, похитил скот и сердце Лавана, невольным проклятием вызвал раннюю смерть Рахили.

Близнецы противоположны друг другу. Исав открыто демонстрировал незаурядные способности и стал великим охотником[15] как Нимрод.

Его брат вел изолированный образ жизни и был любим только пришедшей из другой земли матерью: «Яков человек цельный, сидящий в шатрах» (Быт. 25:27).

По преданию продажа первородства за чечевичную похлебку произошла в день смерти Авраама. Яков не вышел из шатра даже на похороны деда, Исав был занят ловлей зверей.

Один устал от охоты и стремился стать похожим на мать. Другой возненавидел скрытое существование и хотел принять функции уникального отца.

Яков приобрел свойства брата, надев одежду — изменился внешне. Исав принял внутрь пищу — отказался от первородства в глубокой депрессии.

Родители предпочитали собственные подобия: «Любил Исаак Исава, ибо добыча во рту его, а Ревекка любила Якова» (Быт. 25:28).

Слепоту Исаака объясняла притча о слишком умном меняле, называвшим добром зло, а зло — добром. Царь посадил его в темницу, чтобы не отличал одно от другого.

Парадоксальные слова «потускнели глаза его, чтобы видеть» (Быт. 27:1) — означали способность воспринять родственную область тьмы.

Исаак хотел отдать Исаву будущее, а Якову настоящее, хотя прожил после благословений еще двадцать лет. Иначе судила Ревекка, получившая пророчество во время беременности.

Исаак благословлял и больше доверял осязанию[16]. Его жена готова принять проклятие[17] и полагала основным голос[18].

Ревекка дала Якову для обмана отца одежду Исава[19]. Старец сомневался даже после ощупывания и использовал все оставшиеся чувства для опознания.

И только запах вольного поля[20] убедил Исаака дать противоположные проклятиям Адама благословения, а после испугаться измененного будущего.

Яков прожил жизнь полную скитаний, опасностей, тяжелого труда и трагических потерь, поскольку отложил благословения на конец времен для спасения потомков от агрессии народов.

Исав наслаждался благами этого мира, жил в покое, богатстве и удовольствиях, в мире с соседями, имел от трех жен многочисленное потомство.

Борьба братьев подобна противоборству Каина и Авеля, одному суждено погибнуть: «Приближаются дни траура по отцу моему, и я убью Якова» (Быт. 27:41).

Ревекка хотела сохранить обоих сынов, отправив предполагаемую жертву в изгнание: «Зачем я лишусь вас обоих в один день» (Быт. 27:45).

По преданию земля сократилась под ногами беглеца, прошедшего семнадцатидневный путь за несколько часов — колодец быстро преображал местность[21].

Описан неизвестный способ передвижения. Вероятно, Яков двигался внутри пространственного туннеля, а не колодец шел за ним, заметая следы.

Странник вышел в дорогу в субботу. Пространство и время изменились: «И наткнулся на место» (Быт. 28:11) — мир стал непроходимой стеной.

Земные законы потеряли значение для заснувшего на рассвете путешественника: «И ночевал там, ибо взошло солнце» (Быт. 28:11).

Патриарх проснулся от сна предыдущей жизни и увидел оживленную магистраль между мирами: «Действительно есть Господь в этом месте, а я не знал» (Быт. 28:16).

Спускающиеся по удивительной лестнице ангелы хотели убить человека, способного изменить будущее, а поднимавшиеся наблюдали его небесный образ.

В чужой земле Яков сразу проявил инициативу и легко справился с огромным камнем, который могли сдвинуть совместные усилия многих людей.

Дочери Лавана, подобно сынам Исаака, противопоставлены: одна обладала внешней красотой, другая внутренней — скрытой даже от мужа.

Лия скрывалась в доме и жила напряженной духовной жизнью. Рахиль открыто пасла стада, вышла к колодцу и возбудила любовь Якова.

По замыслу Исаака нищий Исав должен был жениться на дочерях Лавана, но полученное обманом благословение привело к обмену судеб.

Сходятся не подобия, а противоположности — Исав полюбил бы Лию, чьи глаза потускнели от постоянного плача, от которого сестра становилась еще краше.

Коварный арамеец, расстроенный отсутствие подарков, ведь за Ревекку заплатили груду сокровищ, обязал родственника работать семь лет за жену.

Подробно изучивший возлюбленную за долгие годы Яков спал с ее сестрой в брачную ночь и обнаружил обман только при утреннем свете.

Вероятно, сестры выглядели абсолютно одинаково, но отличались отраженным в глазах состоянием души: «Глаза Лии слабые» (Быт. 29:17).

В начале творения женщина оказалась между двумя мужчинами. Яков соединился с двумя женщинами на левой стороне мироздания.

С одной женой патриарх был бы бездетным до глубокой старости: «Увидел Господь, что ненавидима Лия и открыл ее чрево, а Рахиль бесплодна» (Быт. 29:32).

За два года Лия родила трех семимесячных сынов, но осталась отверженной, несмотря на феноменальную плодовитость, прекратившуюся после рождения Иуды.

Нелюбимая жена купила у сестры право ночи за мандрагоры. Чудесное растение не помогло Рахили, а Лия родила еще двух сынов и дочь Дину.

Вскоре разразился второй в сакральной истории семейный скандал: «Дай мне сынов, иначе мертвая я» (Быт. 30:1) — не отличала бесплодие от смерти.

Рахиль хотела изменить ситуацию, сознательно навлекая гнев мужа: «Рассердился также Яков на Рахиль и сказал: я ли вместо Бога, что удержал у тебя плод утробы» (Быт. 30:2).

Бог способствовал беременности бесплодной красавицы. Все братья рождались парами, поэтому Рахиль уверена в рождении еще одного сына.

Всевышний велел Аврааму оставить родину, Яков получил противоположное указание: «Возвратись к земле отцов твоих, к месту рождения твоего» (Быт. 31:3).

Патриарх обратился к Лавану, как Моисей к фараону: «Отпусти меня, и я пойду к месту моему, и к земле моей. Отдай жен моих и детей, за которых я работал» (Быт. 30:25).

У арамейца не было формальной причины удерживать зятя, принесшего значительное богатство: «Малое, что было у тебя до меня, стало множеством» (Быт. 30:30).

Патриарх сделал необычное предложение: «Не давай мне ничего» (Быт. 30:31) — сделал ставку на ничтожное меньшинство коричневого и пятнистого скота.

Предусмотрительный арамеец изолировал всех темных и пятнистых овец и козлов: «И поставил дорогу трех дней между собой и Яковом» (Быт. 30:36).

Весной, вопреки природе, белые овцы принесли большой темный и крапчатый приплод, поскольку спаривались, глядя на наструганные в полоски палки или из-за вмешательства ангела.

Удивленный необычными рождениями Лаван ежегодно вносил изменения в договор после зачатия скота: «Менял мою плату десятью видами[22]» (Быт. 31:7).

Яков разделил стадо, словно ангел, отделивший евреев от египтян. Лаван упорствовал, как фараон, не отпускавший принесших богатство пришельцев.

Генетический трюк, проверенный на овцах, чудесным образом повторен в Египте — 70 душ сынов Израиля превратились в многочисленный народ.

Патриарх объяснил женам, впервые пришедших к согласию, необходимость бегства от могущественного отца, чьи козни удалось одолеть только с помощью небес.

Колдун двигался фантастически быстро: «Лаван прошел за один день расстояние семи дней[23], чтобы умертвить Якова за побег и украденных идолов» (Зогар, И вышел 380).

Истуканы были чрезвычайно важны, но арамеец сразу сказал об украденном сердце, поскольку бегство Якова нарушало его представление о будущем.

Лаван хотел умертвить Якова заклинанием: «Арамеец губит моего отца» (Втор. 26:5) — поэтому Бог ночью сказал колдуну «не говори[24]», а «не сделай».

Спрятавшая истуканов[25] Рахиль наказана ранней смертью по неосторожному слову мужа: «У кого найдешь богов твоих, тот не будет жить» (Быт. 31:32).

Обыскивающий шатры Лаван проигнорировал дочь, поскольку не допускал осквернения идолов нечистотой месячных.

Таивший многолетние обиды Яков впервые проявил характер, высказал претензии и расстался навсегда с тестем, заявившим, что все принадлежит ему.

Вражда братьев

Яков не рассчитывал тайно войти в Ханаан, ибо связанный неразрывными узами судьбы близнец неизбежно узнал о приближении антагониста.

Исав собрал 400 воинов, чтобы убить или воспрепятствовать возвращению брата, который разделился и любой ценой избегал столкновение.

Патриарх поставил впереди детей служанок, затем сынов Лии, в конце беременную Рахиль и Иосифа, увеличив вероятность спасения любимой жены и сына[26].

Яков послал Исаву сомнительный дар — три разделенные группы скота, который не мог размножаться, подобно животным, приведенным Авраамом из Египта[27].

Безынициативный и миролюбивый Яков, обманувший отца по настоянию матери, терпевший проделки Лавана, удосужился бороться[28] со сверхъестественным существом.

Человек не способен противостоять ангелу, поразившему одним прикосновением бедро, вероятно, борьба велась на ментальном уровне.

Поединок был подобен соединению противоположностей, проникающих друг в друга через пораженное бедро и уязвимое место посланца, позволяющее его удерживать.

Вероятно, ангел явился в образе Исава, поскольку Яков сравнил с ликом бога лицо брата, не нуждавшегося в небесной поддержке для препятствия возвращению антагониста.

В странном соединении Яков получил недостающие духовные качества и дополнительное имя: «Отпусти меня, ибо выяснилось» (Быт 32:26) — кому принадлежит будущее.

После тесного контакта с небесным посланцем и жизненного пика физически и духовно измененный патриарх семь раз распластался перед близнецом[29].

Хромой и пресмыкающийся брат вызвал симпатию Исава. Чрезмерное унижение привело к возвышению близнеца в настоящем и падению в будущем.

Чувства и мысли близнецов вновь подверглись метаморфозе, поэтому они обнялись, словно не было многолетней вражды и смертельных угроз.

Яков не дорожил скотом, за который работал шесть лет. Исав отказался от дара и бежал к брату с распростертыми объятиями, изменив ненависть на любовь[30].

Первое соединение отмечено плачем обиды, второе слезами радости. Исав хотел показать дорогу, но обремененный семьей и стадами брат благовидно отказался.

Яков не выполнил обещание, поскольку после краткого мига соединения последовало новое разделение. И не посетил престарелых родителей после двадцатилетней разлуки.

Через год адаптации к новой реальности пришельцы обрели прежнюю мощь, перестали прятаться и бояться[31]. Даже Дина открыто демонстрировала невероятную красоту.

Царский сын узнал о красавице и собрал девушек, затеявших шумные песни и пляски. Заинтригованная девочка вышла посмотреть на местные затеи.

Встреча с новым миром завершилась трагически. Насильник неожиданно влюбился, царь предложил пришельцам равноправие и привилегии коренных жителей.

Яков молчал до развязки трагедии, переговоры вели его сыны, выдвинувшие невыполнимое условие обрезания, но царь склонил народ к сомнительной сделке.

Причина избиения серьезнее, чем поруганная женская честь или угроза жизни. В божественном плане Израиль должен соединиться с Египтом, а не с обреченными горожанами[32].

По преданию два человека уничтожили мужское население силою колдовства, только царь и его сын убиты оружием: «Еммора и Сихема, сына его, убили мечом». (Быт. 34:25).

В разграблении города участвовали все братья, ибо захват парализованных страхом женщин, детей и имущества требовал усилий многих людей.

Братья забрали Дину из наполненного трупами царского дома. Несчастная девочка могла стать женой наследника трона, теперь ее будущее стало сомнительным.

Патриарх распорядился убрать чужих богов и очиститься: «Отдали Якову всех чужих богов, что в руках их, и кольца, что в ушах их. И спрятал их Яков под дубом[33]» (Быт. 35:4).

Разверзшаяся земля и полыхающий огонь препятствовали мести местных народов: «Был страх божий на всех городах округи, и не гнались за сынами Якова» (Быт. 35:5).

По легенде через семь лет была организована карательная экспедиция. Шестидневная война завершилась гибелью всех царей и большого войска.

Неожиданно в 36 лет умерла любимая жена, успев перед смертью дать имя младенцу «сын — сила моя», но Яков назвал мальчика Вениамин — сын печали.

Лия надеялась на внимание мужа, избравшего служанку Рахили. Рувим[34] воспротивился унижению матери и осквернил ложе отца, препятствуя зачатию новых детей.

На похоронах Исаака в последний раз встретились близнецы. Наследие состояло из двух частей: будущий дар Ханаана и кладбище в пещере.

Оба брата покинули Святую землю. Исав добровольно поднялся на гору Сеир. Яков спустился в Египет под давлением голода и семейных обстоятельств.

Иосиф[35] был копией отца и унаследовал духовную функцию создателя будущего: «Среди всех сынов Якова только Иосиф имел образ своего отца» (Зогар, И жил 23).

Оба родились после долгого бесплодия, испытали ненависть братьев, принесли богатство тестю, взяли жен в чужой земле, сопровождались ангелами и скрывались от отцов 22 года.

Избранничество принесло неисчислимые беды: «Увидели братья, что любит его отец из всех братьев, и стали ненавидеть[36]» (Быт. 37:4).

Сновидение с поклонившимися снопами обозлило братьев, а второе со светилами и звездами вызвало зависть, обычно предшествующую ненависти[37].

Яков не скрывал пренебрежение к Лии и ее детям. Обида за мать, нелюбовь отца, демонстративное предпочтение Иосифа[38] сформировали тяжелый семейный конфликт.

Возможно, поэтому братья ушли пасти скот так далеко от дома и отделились, чтобы соединиться впоследствии после изменений личностей.

Милосердный Авраам подвергся воздействию в глубоком сне и безжалостно вознес сына на жертвеннике. Яков изменился после контакта с ангелом, а его сыны после тяжелых испытаний.

Божественный план предусматривал убийство Авеля, жертвоприношение Авраама, намерение Исава и визит Иосифа к ненавидящим братьям.

Израиль — одна из сторон двойственной личности патриарха, подверг любимца смертельной опасности. Яков безутешно скорбел об утрате.

Братья замыслили убийство прежде, чем Иосиф приблизился, бросили его в глубокую яму, сели перекусить, увидели караван, решили продать в рабство, но сновидец неожиданно исчез[39].

По преданию Иосиф владел колдовством и мог устрашить торговцев. Обычная дорога в Египет пролегала возле дома Якова, готового заплатить выкуп.

Любимец мог послать весть безутешному отцу, но молчал 22 года до следующей встречи антагонистов и превращения ненависти в любовь.

По принципу воздаяния обманувший отца козлиной кожей Яков был обманут козлиной кровью сынами[40] без упоминания врагов, поскольку округа была безопасной.

Ангел сопроводил юношу в изгнание для осуществления божественного плана: «И был Господь с Иосифом» (Быт. 39:2) — не с Яковом и его сынами.

Иосиф «стал красив станом и видом[41]» (Быт. 39:6) — под влиянием культуры и обычаев Египта. По преданию пораженные красотой еврея знатные дамы резали пальцы ножами для фруктов, не чувствуя боли.

Оскорбленная отказом египтянка обвинила юношу в попытке изнасилования, но не убедила мужа, иначе раб умер бы мучительной смертью.

Публичность скандала вынудила главного палача посадить в привилегированную темницу любимца, спустившегося вниз Египта для восхождения к вершине.

Искавший разгадку у братьев и отца Иосиф толковал сны начальников виночерпиев и пекарей, томившихся в ожидании суда.

Узники видели единые двойственные уровни: один соединенную с солнцем луну, другой оскверненное левой стороной ущербное светило.

Иосиф предсказал скорую казнь и быстрое освобождение, но восстановленный в должности вельможа забыл на два года о сбывшимся предсказании.

Фараону приснились семь тощих коров, проглотивших семь красивых. Во втором сне были стебли или световые потоки, выходящие с обеих сторон мироздания.

Иосиф истолковал[42] сны как одно действие в двух мирах: худые коровы и потоки не изменились после метаморфозы, поэтому следовало разделить периоды изобилия и голода.

Смущенный фараон поверил самому обездоленному человеку и назначил заключенного в темницу раба владыкой страны: «И пробудился фараон» (Быт. 41:7) — осознал истину.

Иосиф толковал сны от имени Бога и вознесся как божественный предвестник: «Без тебя не поднимет никто руку свою и ногу свою во всей земле Египта» (Быт. 41:44).

Собранный урожай благополучных лет продавался за деньги, затем за скот и землю, вскоре вся страна была куплена для фараона, кроме участков жрецов.

Иосиф не обращал людей в рабство, а переселял из голодающих районов в города с запасами продовольствия: «И переводил людей в города[43] от конца предела Египта и до конца» (Быт. 47:21).

Иосиф принял египетское имя, женился на дочери жреца, и назвал первенца означающим забвение именем: «Дал забыть мне Бог все мучение мое и весь дом отца моего» (Быт. 41:51).

Контролировавший продажу хлеба и регистрацию иноземцев наместник узнал о приходе братьев[44] — из темного места видел происходящие снаружи.

Братья подверглись испытанию для искупления: «Если голоден враг твой — накорми его хлебом, если жаждет — напои водой, ибо ты сгребаешь угли на его голову[45]» (Притч. 25:21).

Сбылся юношеский сон — братья распластались перед могущественным египетским министром и услышали суровое обвинение в шпионаже.

Иосиф оставил заложника и отпустил братьев с целью заполучить Вениамина, которого должны привести для доказательства правоты слов.

Яков отказался отпустить младшего сына, прямо обвинив братьев в убийстве: «Лишили вы меня детей. Иосифа нет, и Симеона нет, и Вениамина заберете» (Быт. 41:36).

Иосиф затеял сложную интригу ради единокровного брата, имевшего большое значение для отца и братьев, готовых ради него жертвовать детьми и стать рабами.

Внимание к Вениамину вызвало зависть братьев, разорвавших одежды, обнаружив подброшенный кубок, как 22 года назад разорвали одежду Иосифа.

Сыны Якова сказали неосторожные слова: «У кого найдется из рабов твоих, тот умрет[46], и также мы будем господину моему рабами» (Быт. 44:9).

Обладавшие в Ханаане необыкновенной силой братья выглядели робкими и слабыми в Египте, но в смиренных словах комментаторы нашли скрытую угрозу.

Иосиф велел подкинуть кубок, чтобы иметь повод задержать и оставить Вениамина, а братьев отправить, но самоотверженность Иуды изменила ситуацию.

После многочисленных испытаний следует признание: «Я Иосиф! Еще жив отец мой» (Быт. 45:3) — назвал прежнее имя и вспомнил отца после 22 лет разлуки.

Все семейство радикально изменилось. Бывшие братоубийцы готовы стать рабами ради спасения Вениамина, поэтому сыны Лии и Рахили снова могли стать семьей.

Иосиф не мог смотреть в глаза братьев и часто плакал о судьбе сынов Якова, ибо спасение в настоящем обернется в будущем тяжелым рабством.

Яков отказался верить, что пропавший сын жив. Понадобилось личное вмешательство Всевышнего, чтобы принудить старца сойти в Египет.

После долгой разлуки Иосиф рыдал на шее отца, сдержанно встретившего воскресшего сына: «Теперь я могу умереть, когда увидел лицо твое» (Быт. 46:30).

Египтяне хотели заполучить все семейство Иосифа и увеличить связанное с пришельцами благосостояние: «И стало хорошо в глазах фараона и в глазах его рабов» (Быт. 45:16).

Иосиф представил фараону бывших под его контролем Вениамина и сынов наложниц, изолировал других братьев и препятствовал контактам с египтянами.

Приведенный против воли Яков благословил египтян, отдавших лучшую землю за благоприятное будущее: «И поставил его перед фараоном» (Быт. 47:7).

Патриарх ощущал себя не умирающим[47], а мертвым: «Вот я мертв» (Быт. 48:21) — заставил Иосифа поклясться о похоронах, ибо выход из Египта был сложным делом.

Яков призвал сынов, другая сторона двойственной личности открыла отдаленное будущее: «Послушайте Израиля, отца вашего, что случится с вами в конце дней» (Быт. 49:1).

Потомки первенца первыми начнут освободительную войну: «Во времена царя мессии они выйдут и победят народы, но не удержат власть ни на одной стороне мира» (Зогар, И жил 548).

Затем отвергнуты два следующих сына, чье единство составляло непреодолимую силу: «Разделю их в Якове[48], и рассею их в Израиле[49]» (Быт. 49:7).

Мессианское и царское достоинство отдано четвертому сыну Иуде[50] до определенного времени: «Пока не придет Шило» (Быт. 49:10) — пророк из этого города возвестил разделение царства.

Могущественный Иосиф не осмелился лично просить фараона о похоронах отца, а обратился к придворным, обещал вернуться и оставил детей и скот заложниками.

Представительство на похоронах пришельца чрезмерно: «Все рабы фараона, старейшины дома его и все старейшины земли Египет[51]» (Быт. 50:7).

Похоронное шествие сопровождала многочисленная стража, поскольку голод закончился и у евреев не было причин оставаться в чужой стране.

Подчеркнуто, что все вернулись обратно: «Возвратился Иосиф в Египет, он и братья его, и все взошедшие с ним хоронить отца» (Быт. 50:14) — братья хотели остаться в Ханаане.

Создание Израиля предопределено действиями патриархов. Авраам отдал жену и получил материальные ценности. Сара навлекла на страну бедствия и угнетала египтянку Агарь.

Авраам и Исаак отдавали жен и изгонялись с богатством. Яков и Иосиф вступали в брак с чужеземками и приносили благословение, поэтому арамейцы и египтяне удерживали пришельцев.

Столкновение в ненависти закончилось примирением как конфликт Якова и Исава, Иосифа и братьев. Первоначальное согласие завершалось раздором как бегство Якова от Лавана и исход из Египта.

Иосиф спас от голодной смерти закабаленных египтян и добровольно присоединил евреев. Моисей освободил народ против воли обоих сторон и погубил множество людей.

(продолжение следует)

Примечания

[*] Книга Ярослава Ратушного «Небесная конспирология» выпущена издательством «Еврейская Старина» в сентябре 2021 года. Ссылку для заказа книги можно найти в «Киоске».

[1] Настоящее время глагола вызвало толкование о выкидыше. По преданию Сара умертвила зародыш сглазом и была наказана отнятием 48 лет жизни.

[2] Телица и дикий, а также человек и красный — слова одного корня.

[3] Небесные слезы падали на открытые глаза Исаака, вызвав преждевременную слепоту в старости.

[4] Есть комментарий, что зарезанного на жертвеннике барана звали Исаак.

[5] Название Махпела означает «двойная».

[6] По преданию, нагруженный ценностями караван прошел за три часа дорогу 17 дней.

[7] В оригинале Ривка.

[8] В оригинале Рахель.

[9] По обычаю страны отец познавал невесту раньше жениха.

[10] О внешности Исаака можно судить по описанию любимого сына Исава, родившегося красным и волосатым.

[11] Предание повторяет мотив похищения чужой жены. Змей овладел Евой, фараон и Авимелех хотели заполучить Сару.

[12] Два зародыша находились в одном последе. В древности рождение близнецов считалось дурным знаком, убивали одного или обоих братьев, а иногда и мать.

[13] В оригинале Эйсав.

[14] Имя Яков можно читать «искривиться» или «обманет».

[15] По преданию Исав обладал пронзительным голосом, заставлявших зверей застывать на месте.

[16] «Голос Якова, а руки Исава» (Быт. 27:23).

[17] «На меня проклятие твое, сын мой» (Быт. 27:13).

[18] «Слушай голос мой о том, что я приказываю тебе» (Быт. 27:8).

[19] По преданию Исав в день смерти Авраама убил на охоте Нимрода и завладел сохранившей запах Эдема чудесной одеждой.

[20] Среда обитания Змея в начале творения.

[21] По преданию Яков стал невидимым, а владевший колдовством Исав настиг и хотел убить спящего брата, но старший сын напомнил, что тогда его потомки будут 400 лет томиться в египетском рабстве.

[22] Лаван безуспешно использовал против Якова 10 видов колдовства.

[23] Яков удалялся, пока весть о его бегстве достигла Лавана.

[24] Подобно этому еврей сказал Моисею: «Не скажешь ли убить меня, как убил египтянина» (Исх. 2:14).

[25] Есть комментарий, что Рахиль украла идолов для ослабления колдовства отца.

[26] Возможно, за этот грех последовало наказание пропажей Иосифа, поскольку обман отца вызвал подмену жены, а за одно преступление дважды не наказывают.

[27] Предание отметило изменение скота при переходе в иную реальность.

[28] Дословно «пылил», в традиционных переводах «боролся с Богом».

[29] Перед Исавом распластались все основатели колен, кроме находящегося в чреве матери Вениамина и неупомянутой, вероятно, спрятанной Дины.

[30] Одни комментаторы считали чувства братьев истинными, другие полагали, что Исав хотел укусить и высосать кровь, но шея Якова стала подобной мрамору, поэтому оба плакали от боли, а не от избытка чувств.

[31] По преданию дом Якова напоминал крепость со стенами и сторожевыми башнями.

[32] Вероломное убийство мужского населения города объяснялось знанием о будущем захвате земли или замыслом убийства после выздоровления.

[33] По преданию патриарх вырвал с корнями старый дуб, положил в яму всех божков и поставил дерево на место.

[34] В оригинале Реувен.

[35] В оригинале Йосеф.

[36] По преданию Иосиф доносил отцу, что братья спят с блудницами и едят мясо еще живых животных.

[37] Есть комментарий, что у всех братьев было одно сердце, кроме Иосифа, чьи дела темны.

[38] Любимец получил полосатую накидку, подобную носила дочь царя Давида.

[39] В Египте братья парадоксально утверждали, что Иосиф умер.

[40] Вероятно, одежда без останков изобличала братьев.

[41] По преданию купивший красивого раба для мужеложства Потифар кастрирован по воле небес.

[42] Неистолкованный сон подобен непрочитанному письму.

[43] В Синодальной Библии этот стих переведен из Самаритянской Торы, где вместо слова «города» написано «рабы».

[44] По преданию братья развлекались на рынке с проститутками.

[45] Наказание в будущем мире.

[46] Почти все колено Вениамина было уничтожено после инцидента с наложницей левита.

[47] Впервые написано о болезни.

[48] Больше всего бедных было в колене Симеона, чья численность сильно уменьшилась в пустыне.

[49] Колено Левия не получило надела, а только 48 городов.

[50] В оригинале Йехуда.

[51] Местные жители не отличали евреев от египтян: «Велик плач у египтян» (Быт. 50:11).

Print Friendly, PDF & Email
Share

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Арифметическая Капча - решите задачу *