©"Заметки по еврейской истории"
  январь 2022 года

 942 total views,  2 views today

Я категорически не принимаю все эти вольные переложения, считаю их издевательством над еврейскими песнями, а значит — и над еврейской культурой. Странно — никто не “перелагает” украинские, молдавские, казахские и т.д. песни, этого счастья удостоены только песни еврейские. В Интернете эти издевательства представлены довольно широко. 

Наум Сагаловский

О ПЕРЕВОДАХ ЕВРЕЙСКИХ ПЕСЕН

Приложение. Мои переводы

Наум СагаловскийНе секрет, что еврейская песня переживает сейчас в России некий ренессанс. Как говорится, “песню поют пионеры-отличники, мать, и отец, и жена”, на идише — хор Турецкого, ансамбль “Сопрано”, Лариса Долина, Ефим Александров, сёстры Алиби и другие. Отдельную, но, впрочем, довольно обширную нишу занимают исполнители еврейских песен на русском языке. Тут наблюдаются две, что ли, ветви таких песен.

Первая — это песни с еврейским колоритом, с еврейской тематикой, с еврейскими словечками на тексты доморощенных песенников (боюсь назвать их поэтами), типа “С добрым утром, тётя Хая, вам посылка из Шанхая” или “Рахиля, чтоб вы сдохли, вы мне нравитесь”. Несть им числа. Я бы назвал эти творения “псевдо-еврейскими” песнями. О них, вероятно, можно писать обширные монографии.

Вторая ветвь еврейских песен — это песни, переведенные с идиша на русский язык. Вот о них-то я и буду вести речь.

В Интернете имеется сайт “Еврейские песни. По-русски”. Его основатель Володя Кин (Walter J. Kin) пишет: “Проект «Еврейские песни. По-русски” мы начали в 2017 году, когда я увидел онлайн несколько замечательных переводов, в том числе и “Хавы нагилы”. Сразу захотелось написать автору, Ольге Аникиной, и предложить сотрудничество. Так из нескольких прекрасных переводов и адаптаций, у нас теперь, пять лет спустя, есть уже более сорока еврейских песен, но теперь уже на русском, включая такие как «Танго Освенцима», «7-40 новая версия», «Ребе Элимелех» и «Эвейну шалом алейхем». Теперь эти любимые песни можно слушать и петь на родном языке.” Об авторе переводов песен с идиша на русский сказано так: “Ольга Аникина — выдающийся писатель. поэт, переводчик и автор всех этих уникальных переводов и адаптаций (Санкт-Петербург, Россия).”

Давайте взглянем на эти переводы. Я не буду приводить тексты песен на идише, ограничусь их подстрочными переводами. Начнём с израильского гимна “Ха-Тиква” (“Надежда”) (здесь, правда, перевод не с идиша, а с иврита, но это единичный случай). Вот его подстрочник:

Пока ещё в глубинах сердца
Жива еврейская душа,
И в края Востока вперёд
К Сиону обращен взор —

Ещё не погибла наша надежда,
Надежда, которой две тысячи лет,
Быть свободным народом
в своей стране,
Стране Сиона и Иерусалима.

А вот перевод Ольги Аникиной (как он присутствует в Интернете, равно как и дальнейшие тексты):

Ярко сияет в небе звезда
Сердце хранит свой древний закон
Вечно душа моя рвётся сюда
Где на востоке стоит Сион

Эта надежда в сердце живёт
Двадцать веков ее мы храним
Будет свободным мой народ
Там где Сион Иерусалим

Что же ты бьешься рвешься куда
О, душа крылатая моя
Взглядом надежды смотрю я вдаль
Аин ле-Цион цофия

Наша надежда в сердце живёт
Двадцать веков её мы храним
Будет свободным мой народ
Эрец Цион Ерушалаим

Непонятно, почему здесь четыре строфы вместо двух, откуда взялись “двадцать веков”, “в небе звезда”, “древний закон”. Думаю, что перевод этот не адекватен оригиналу, и вообще — с государственным гимном следует обращаться осторожно.

Ольгой Аникиной переведены многие популярные еврейские песни. Возьмём, допустим, песню “Рожэнькэс мит мандлэн” (“Изюм и миндаль”). Подстрочник:

В Храме,
В углу комнаты
Сидит одиноко вдова — дочь Сиона.
Качает своего единственного сына Иделе,
Успокаивает его
И поет ему, чтобы заснул, красивую песню:

Под колыбелькой Иделе
Стоит чисто-белая козочка.
Козочка ездила торговать.
Это будет и твоё ремесло.
Изюм с миндалём…
Спи же, Иделе, спи.

В этой песенке, мое дитя,
Много сказочных пророчеств.
Когда-нибудь ты будешь бродить по всему миру.
Ты будешь купец
Для любого товара
И будешь зарабатывать много денег.

Когда ты разбогатеешь, Иделе,
Ты вспомнишь эту песенку
Про изюм с миндалём.
Это будет твоё ремесло,
Иделе будете торговать всеми вещами.
Спи же, Иделе, спи!

Русский перевод:

Стародавние годы давно пролетели
Древние храмы уплыли во тьму
Когда маленький мой
Дремал в колыбели
А мать его песенку пела ему

Как нам козочка бела
Издалёка привезла
Изюма миндаля и мёда
Чтоб твоя жизнь была
Слаще год от года
Спи мой маленький
Спи мой маленький
Спи мой маленький спи

Когда вырастешь милый
Тебя не коснётся
Ни слово худое ни острая сталь
В твои окна светить будут звёзды и солнце
Будут звать тебя люди
Изюм и миндаль

Всё известно наперёд
Станешь тем кто сласти продаёт
Станешь ты богатым
Сладкий миндаль и мёд
Золотой изюм цукаты
Спи мой маленький спи
Спи мой маленький спи
Спи мой маленький спи
Спи мой маленький спи

Всё известно наперёд
К тем кто ничего не ждёт
Козочки рогаты
Везут миндаль и мёд
Золотой изюм цукаты
Тем кто их не ждёт
Тем кто их не ждёт
Спи мой маленький спи
Спи мой маленький спи

Мало чего общего с оригиналом. Ещё песня — “Ойфн припэчэк” (“На припечке”):

На припечке горит огонёк,
и в доме тепло,
а рэбэ учит малых деточек
алфавиту.

Смотрите, деточки,
помните, дорогие,
чему вы здесь учитесь.
Повторяйте снова и снова
“Комэц-алэф-о”.

Учитесь, деточки,
и не бойтесь,
всякое начало трудно.
Счастлив еврей,
который учит Тору,
что ещё нам нужно?

Внимайте, деточки,
с большим старанием
тому, чему я вас учу.
Тот из вас, кто лучше
изучит хибру,
получит награду.

Когда вы, деточки,
станете старше,
то сами поймёте,
сколько слёз заложено
в этих буквах,
сколько пролилось.

Когда вы, деточки,
встретитесь со страданием
и будете измучены,
черпайте силу из этих букв,
вглядывайтесь в них.

Смотрите, деточки,
помните, дорогие,
чему вы здесь учитесь.
Повторяйте снова и снова
“Комэц-алэф-о”.

Перевод (называется “Возле печки”):

За окном буран ветки гнёт в дугу
Наплывает дым
Возле печки мы читаем азбуку
С дедушкой моим

И в печи горит свет упрямый
А за дверью тьма
Мама-мыла-раму мама-мыла-раму
Прочитай сама

Будет вечер тот часто сниться мне
Мир, что был и нет
Что там светится над страницами
Что бормочет дед

Как в печи горел свет упрямый
Как сползала тьма
Мама-мыла-раму-мама-мыла-раму
Прочитай сама

Стало холодно ойфн припечек
И метель метёт
То ли буквы я никак не выучу
То ли текст не тот

За окном буран ветки гнёт в дугу
Наплывает дым
Возле печки мы читаем азбуку
С дедушкой моим

Это уже ни в какие ворота не лезет. В песне имеет место утверждение в том, что знание алфавита необходимо для изучения языка хибру (иврита) и чтения священной Торы, ибо в ней заложены слёзы и страдания народа. Как это образно и благородно! А что мы видим в переводе? “Мама-мыла-раму”, дедушку вместо рэбэ-учителя, “буран ветки гнёт в дугу”. Какое-то кощунство.

Ольга Аникина считает некоторые свои переводы песен “вольными”. Она пишет (из Интернета): ”В каких-то случаях это переводы, максимально близкие к оригиналу, в каких-то — напротив, я ставила целью заново пересоздать песню на русском языке, правильное название этому действию — литературная адаптация, переложение.” Я никак не возьму в толк, зачем нужны литературные адаптации. Перевод песни хорош тогда, когда его можно петь и когда он верно передаёт содержание, образы, ритмику оригинала. Скажем, в переводе песни “Ойфн вэг штэйт а бойм” (“На дороге стоит дерево”, у Аникиной ”У дороги”) в первых двух строках каждой строфы (куплета) нарушен размер, петь песню можно только растягивая гласные.

Мы обменялись с Ольгой несколькими письмами. Вот что она написала мне: “Дело в том, что ряд песен («Их хоб дих цу фил либ», «Тум-балалайке», «Афн припечек» и др), коротко выражаясь, по большей части являются своеобразной фольклорной «попсой» и стали некоторым образом «общим местом». К тому же, исполненные на русском, они утрачивают ряд смыслов и превращаются не в песни, а в текст, требующий комментариев — то есть становятся довольно скучным академическим явлением. Мои попытки «переписать» их — это неотъемлемая черта фольклора, когда на одну и ту же старую мелодию авторы писали разные слова, создавая при этом широкое поле для интерпретации, расширяя контекст.”

Странно, что любимые евреями старые песни названы “попсой”. Если переводчик пишет новые слова на известную мелодию (“расширяя контекст”), то это уже не вольный перевод, не интерпретация и не переложение, а новая песня, ничего общего, кроме мелодии, не имеющая с оригиналом. И не надо выдавать её за то, к чему она не имеет отношения. Но хороший перевод никак не требует комментариев, всё уже сказано в идишском тексте.

Все сорок якобы еврейских песен, имеющиеся в проекте «Еврейские песни. По-русски», очень далеки от оригиналов.

Во что превратилась знаменитая “Хава Нагила”? Вот оригинал:

Хава нагила (Давайте возрадуемся)
Хава нагила (Давайте возрадуемся)
Хава нагила вэ-ниcмэха (Давайте возрадуемся и возвеселимся)
Хава нагила (Давайте возрадуемся)
Хава нагила (Давайте возрадуемся)
Хава нагила вэ-ниcмэха (Давайте возрадуемся и возвеселимся)

Хава нэранэна (Давайте возликуем)
Хава нэранэна (Давайте воспоём)
Хава нэранэна вэ-нисмэха (Давайте возликуем и возвеселимся)
Хава нэранэна (Давайте возликуем)
Хава нэранэна (Давайте воспоём)
Хава нэранэна вэ-нисмэха (Давайте возликуем и возвеселимся)

Уру, уру ахим! (Пробудитесь, пробудитесь, братья!)
Уру ахим бэ-лев самэах (Пробудитесь братья с радостным сердцем)
Уру, уру ахим! (Пробудитесь, пробудитесь, братья!)
Уру ахим бэ-лев самэах (Пробудитесь братья с радостным сердцем)
Уру, уру ахим! (Пробудитесь, пробудитесь, братья!)
Уру ахим бэ-лев самэах (Пробудитесь братья с радостным сердцем)
Уру, уру ахим! (Пробудитесь, пробудитесь, братья!)
Уру ахим бэ-лев самэах (Пробудитесь братья с радостным сердцем)

Уру ахим, уру ахим! (Пробудитесь, братья, пробудитесь, братья!)
Бэ-лев самэах (С радостным сердцем)

А вот “интерпретация”:

Встань с той ноги да
Встань с той ноги да
Чтоб легче было петь да плясать
Хава нагила хава нагила
Было да сплыло
Не вернёшь назад

Жизнь нам не зря дана
Жизнь нам не зря дана
Жизнь нам не зря дана
Слёзы не лей

Жизнь нам не зря дана
Жизнь нам не зря дана
Жизнь нам не зря дана
Слёзы не лей

У ру
У рубахи
У рубахи два кармана
У рубахи два кармана
Нам о смерти думать рано
Нам о смерти думать рано
А грехи
А грехи
Отпоём отпляшем

В ботинках рваных нам
В ботинках рваных нам
В ботинках рваных нам
Каблуков не жаль

В ботинках рваных нам
В ботинках рваных нам
В ботинках рваных нам
Каблуков не жаль

Ку рам
Ку рам на смех
Всё богатство курам на смех
Открывайте двери настежь
Открывайте двери настежь
Будут гости будет счастье
А грехи
А грехи
Отпоём отпляшем

Так и есть, “у рубахи два кармана”…

Я категорически не принимаю все эти вольные переложения, считаю их издевательством над еврейскими песнями, а значит — и над еврейской культурой. Странно — никто не “перелагает” украинские, молдавские, казахские и т.д. песни, этого счастья удостоены только песни еврейские. В Интернете эти издевательства представлены довольно широко. Есть, между прочим, по настоящему хорошие переводы еврейских песен разными переводчиками, но они как-то теряются в массе вот этих “Еврейских песен. По-русски”.

Не знаю, какое количество евреев владеет идишем, полагаю, что — незначительное. Многие не идут дальше “международных» выражений типа “тухес”, “хохма”, “дрек” и ещё нескольких слов из одесского жаргона. Большинство слушателей — как евреев, так и других — не понимают идиша, а когда слушают еврейские песни на русском, принимают за чистую монету все эти “встань с той ноги да” и “отпоём отпляшем”. Стыд и позор.

Я перевёл с идиша на русский 25 песен. Не знаю, хороши ли эти переводы, некоторые из них исполняются в кинофильмах и со сцен. Но это в самом деле — переводы, я старался передать в них смысл и душу песен. Для людей, знающих идиш, может быть, интересно будет сравнить мой перевод песни “Майн штэйтэлэ Бэлц” (“Моё местечко Бэлц”) и “переложение” Ольги Аникиной. Привожу здесь это не для того, чтобы возвысить себя в ущерб кому-то, а просто для сравнения, за неимением других переводов.

Оригинал:

Дэрцэйл мир, алтэр,
дэрцэйл мир гэшвинд,
вайл их вил висн
алэс ацинд,
ви зет ойс дос штибэлэ,
вос hот а мол гэгланцт,
цу влит нох дэр боймэлэ,
вос их hоб фарфланцт?

Дос штибл из алт,
фарваксн мит мох ун гроз,
дэр алтэр дах цуфалт,
ди фэнцтер он а глоз.
Дэр ганэк из крум,
цубойгн ди вэнт,
ду волст дос шойн мэр
горнит дэркэнт.

Дэр ганэк из крум,
цубойгн ди вэнт,
ду волст дос шойн мэр
горнит дэркэнт.

Ай-яй-яй, Бэлц,
майн штэйтэлэ Бэлц,
майн хэймэлэ, дорт ву их об
майнэ киндэршэ йорн фарбрахт.
Бист ту гэвэйн а мул ин Бэлц?
Майн штэйтэлэ Бэлц,
майн хэймэлэ, дорт ву их об
майнэ киндэршэ йорн фарбрахт.

Ейдн шабэс флэг их лойфн
мит алэ ингелах глайх
зицн унтер ди гринэ боймэлах,
варфн штейнделах ин тайх.

Бэлц,
майн штэйтэлэ Бэлц,
майн хэймэлэ, дорт ву их об
майнэ киндэршэ йорн фарбрахт.
Бист ту гэвэйн а мул ин Бэлц?
Майн штэйтэлэ Бэлц,
майн хэймэлэ, дорт ву их об
майнэ киндэршэ йорн фарбрахт.

Мой перевод:

Скажи мне правду,
скажи мне, отец,
как поживает
местечко Бэлц,
стоит ли там домик наш,
где я когда-то жил,
растёт ли то деревце,
что я посадил?

Твой дом обветшал,
он в мох и траву одет,
вся крыша прогнила
и в окнах стёкол нет.
Осело крыльцо
и стены трещат,
нельзя ничего
вернуть назад.

Осело крыльцо
и стены трещат,
нельзя ничего
вернуть назад.

Ай-яй-яй, Бэлц,
мой штэйтэлэ Бэлц,
кусочек земли, где давно
мои детские годы прошли.
А знал ли ты про этот Бэлц,
кусочек земли,
местечко моё, где давно
мои детские годы прошли?

В шабес я бежал вприпрыжку,
чтоб всех друзей повидать,
чтоб сидеть под зелёным деревом,
в речку камушки кидать.

Бэлц,
мой штэйтэлэ Бэлц,
кусочек земли, где давно
мои детские годы прошли.
А знал ли ты про этот Бэлц,
кусочек земли,
местечко моё, где давно
мои детские годы прошли?

Интерпретация Ольги Аникиной:

Ты помнишь город маленький дом
И куст сирени под нашим окном
И утопая в тёплом меду
Там яблоки зрели в саду

Ой ой ой Бельц мой городок
Кирпичные стены горький свет золотая пыль
Ой ой ой Бельц маленький Бельц
Город зелёный где когда-то я счастлив был

У подъезда на скамейке трубку курит сосед
Ставень скрипнет мама крикнет
В кухне стынет обед
Ой ой ой Бельц маленький Бельц
Город зелёный там где детство прошло и нет

Но больше нет ни яблонь ни лип
Cосед мой умер дом наш снесли
Давно погиб сиреневый куст
И я уехал и не вернусь

Ой ой ой Бельц мой городок
Кирпичные стены горький свет золотая пыль
Ой ой ой Бельц маленький Бельц
Город зелёный где когда-то я счастлив был

У подъезда на скамейке трубку курит сосед
Ставень скрипнет мама крикнет
В кухне стынет обед
Ой ой ой Бельц мой маленький Бельц
Город зелёный там где детство прошло и нет

Мне больше нечего сказать. Предлагаю избрать почётный президиум из еврейских авторов Ицика Мангера, Бенциона Витлера, Хаима Таубера, Абрама Гольдфадена и других. Принято единогласно.

Приложение Мои переводы 

Ву нэмт мэн а бисэлэ мазл
Где взять бы немножечко счастья

(Слова и музыка Бенциона Витлера)

Идиш:

Ву нэмт мэн а бисэлэ мазл,
ву нэмт мэн а бисэлэ глик,
дос рэйдл зол зих ибердрэен
ун брэйнгэн дос мазл цурик.

Ди вэлт из башафн фар ейдн,
башафн фар ейдэнэм глайх.
Ой, ву нэмт мэн а бисэлэ,
хочик а бисэлэ
мазл, а бисэлэ глик.

Ой, ву нэмт мэн а бисэлэ,
хочик а бисэлэ
мазл, а бисэлэ глик.

Ди мэнчн зэй зихн зэйр мазл,
зэй лойфн, зэй югн, зейр гих,
ин асах мул зэй лозн дос мазл,
ба ид эргец вайт ин дэр зих.

Мэн кэн дос шойн мэйр ништ дэрюгн,
дэйм мул мэйр ништ хапн цурик.
Ой, ву нэмт мэн а бисэлэ,
хочик а бисэлэ
мазл, а бисэлэ глик.

Ой, ву нэмт мэн а бисэлэ,
хочик а бисэлэ
мазл, а бисэлэ глик.

Русский перевод:

Где взять бы немножечко счастья,
а счастье удаче сродни?
Крутись, колесо, возвращайся
и прежнее счастье верни!

Мы равно смеёмся и плачем,
как только приходим на свет.
Ой, где взять бы немножечко,
хоть бы немножечко
счастья — пропало и нет…

Ой, где взять бы немножечко,
хоть бы немножечко
счастья — пропало и нет…

Как будто в погоне за раем,
мы вечно за счастьем в пути,
но часто мы счастье теряем,
а после не можем найти.

Его не вернёшь, не догонишь,
рукой не помашешь вослед.
Ой, где взять бы немножечко,
хоть бы немножечко
счастья — пропало и нет…

Ой, где взять бы немножечко,
хоть бы немножечко
счастья — пропало и нет…

Ойфн вэг штэйт а бойм
У дороги стоит дерево

(Слова Ицика Мангера, музыка Филиппа Ласковского)

Идиш:

Ойфн вэг штэйт а бойм, штэйт эр айнгебойгн,
алэ фэйгл фунэм бойм зайнэн зих цэфлойгн,
драй кэйн мизрах, драй кэйн майрев ун дэр рэшт кэйн дорэм,
ун дэм бойм гелозт алэйн hэвкер фарн дэм шторэм.

Зог их цу дэр мамэ: «hэрн, золст мир нор ништ штэрн,
вэл их, мамэ, эйнс ун цвэй, балд а фойгл вэрн,
их вэл зицн ойфн бойм ун вэл им фарвигн
иберн винтэр мит а трэйст, мит а шэйнэм нигн.»

Зогт ди мамэ: «Нитэ, кинд, — ун зи вэйнт мит трэрн, —
кэнст халилэ ойфн бойм мир фарфройрн вэрн».
Зог их: «Мамэ, с’из а шод дайнэ шэйнэ ойгн,
ун едэр вос, ун едэр вэн, бин их мир а фойгл».

Вэйнт ди мамэ: «Ицик, кройн, зэ, ум готэс вилн,
нэм зих мит а шаликл, кэнст зих нох фаркилн
Ди калошн ту зих он, с’гейт а шарфэр винтэр,
ун ди кучмэ нэм ойх мит, вэй из мир ун винд мир!

Ун дос винтэр-лэйбл нэм, ту эс он ду шойтэ,
ойб ду вилст ништ зайн кэйн гаст цвишн алэ тойтэ…»
Х’ойб ди флигл, с’из мир швэр, цу фил, цу фил захн
hот ди мамэ онгэтон их фэйгэлэ дэм швахн.

Кук их тройрик мир арайн ин майн мамэс ойгн,
с’hот ир либшафт ништ гелозт вэрн мир а фойгл.
…Ойфн вэг штэйт а бойм, штэйт эр айнгебойгн,
алэ фэйгл фунэм бойм зэйнэн зих цэфлойгн…

Русский перевод:

У дороги, над ручьём, дерево в печали —
птицы, что гнездились в нём, все давно умчали,
кто на запад и восток, кто подался к югу,
кров их снова одинок, ожидает вьюгу.

«Мама, выслушай сперва,  ты мне всех дороже,
вот сейчас я — раз и два! — стану птицей тоже,
я на дерево взовьюсь, и зимой метельной
я его развею грусть песней колыбельной».

Мама — в слёзы: «Ицик мой, ты совсем не птица,
там на дереве, зимой, можно простудиться!»
«Я решил уже давно, мама, сделай милость —
буду птицей всё равно, что бы ни случилось».

Мама плачет: «Видит Бог, я тебя жалею,
ты бы шарфик взял, сынок, обмотал бы шею.
Будет долгая зима, вьюги и пороши,
я б дала тебе сама шапку и калоши.

Вот и тёплое бельё, тоже пригодится!
Хочешь, горе ты моё, помереть, как птица?..»
Мне взлетать уже пора, как же сделать это?
Много разного добра на меня надето…

Не взлечу я, не зови, к дереву в обьятья —
из-за маминой любви не могу летать я!..
…У дороги, над ручьём, дерево в печали —
птицы, что гнездились в нём, все давно умчали…

Аби гэзунт
Когда здоров

(Слова Молли Пикон, музыка Авраама Эльштейна)

Идиш:

А бисл зун, а бисл рэйгн,
а руиг орт дэм коп цу лэйгн,
аби гэзунт, кэн мэн гликлах зайн.

А шух, а зок, а клэйд он латэс,
ин кешэнэ а драй-фир злотес,
аби гэзунт, кэн мэн гликлах зайн.

Ди луфт из фрай
фар ейдн глайх,
ди зун зи шайнт фар ейдн ейнэм,
орэм одер райх, райх, райх, райх.

А бисл фрэйд, а бисл лахн,
а мол мит фрайнт а шнэпсл махн,
аби гэзунт, кэн мэн гликлах зайн.

Эйнер зухт аширэс,
эйнер зухт гевирэс,
айнэмен ди ганцэ вэлт,
эйнер мэйнт дос ганцэ глик хэйнгт нор уп ин гелт.

Золн алэ зихэн, золн алэ крихэн,
нор их трахт бай мир:
их дарф дос ойф капурэс, вайл
дос глик штэйт бай майн тир.

А бисл зун, а бисл рэйгн,
а руиг орт дэм коп цу лэйгн,
аби гэзунт, кэн мэн гликлах зайн.

Русский перевод:

Пусть дождь идёт, пусть солнце злится,
была б стена, чтоб прислониться,
когда здоров, можно счастья ждать.

Один носок, одна калоша,
в худом кармане два-три гроша,
когда здоров, можно счастья ждать.

Дыши и пой,
запрета нет,
и равно бедным и богатым
солнце дарит свет, свет, свет, свет.

И грусть, и смех, и мысли кругом,
не грех и выпить рюмку с другом,
когда здоров, можно счастья ждать.

Кто-то ждёт забавы,
кто-то ищет славы,
кто-то — бог и царь всех стран,
кто-то видит счастье в том, чтоб набить карман.

Пусть они мечтают, пусть они вздыхают,
мне же всё равно:
я слышу — счастье рвётся в дом,
стучит в моё окно.

Пусть дождь идёт, пусть солнце злится,
была б стена, чтоб прислониться,
когда здоров, можно счастья ждать.

Их hоб дих цуфил либ
Я так тебя люблю

(Слова Хаима Таубера, музыка Александра Ольшанецкого)

Идиш:      

Их hob дих цуфил либ,
их трог ойф дир кайн хас,
их hоб дих цуфил либ
цу зайн ойф дир инкас.

Их hoб дих цуфил либ
цу зайн ойф дир гур бэйз.
А нар их эйс, их вэйс,
их hоб дих либ!

Их вол майн лэбн авэкгэгэйбн,
майн hарц ин майн нэшумэ,
их бин кранк, нор майн гэданк
трахт нит фун нэкумэ.

Их hoб дих цуфил либ
цу зайн ойф дир гур бэйз.
А нар их эйс, их вэйс,
их hоб дих либ!

Русский перевод:

Я так тебя люблю,
что зла не помяну,
я всё перетерплю,
прощу твою вину.

Я так тебя люблю,
что чувствую сама,
схожу с ума,
с ума,
но я люблю.

Я всё, что было, тебе вручила,
и жизнь свою, и душу,
ты такой, но твой покой
вновь я не нарушу.

Я так тебя люблю,
что чувствую сама,
схожу с ума,
с ума,
но я люблю…

Вус гэвэйн из гэвэйн ун ништу
Всё, что было, то было, и нет

(Слова и музыка Давида Мееровича)

Идиш:

Дэрлойбт лозт зих динэн
ойсрэдн майн hарц,
ци рэд их фун зинэн,
ци рэд их фун шмэрц,
их лайд фун а крайнкайт,
вос hэйст ништ кэйн крэнк,
мэн руфт эс он элтэр,
эс ног ун эс бэнкт.

Вус гэвэйн из гэвэйн ун ништу,
шойн авэк ейнэ йор, ейнэ шу.
Ви шнэл фарфлит дэр йингэр глик,
ун мэн кэн эс ништ хапн мэр цурик.
Вус гэвэйн из гэвэйн ун ништу.
Ди крафтн вэрн швах,
ди хор верт гру…
Мэн нэйт зих, мэн клэйт зих,
мэн махт зих шэйн,
мэн нарт обэр кэйнэм,
нор зих алэйн.
Вус гэвэйн из гэвэйн ун ништу…

Вэр их гэй умгэрн
а мол фарбай шол,
гис их мит трэрн
ун трахт фун а мол:
ви дэр юнгицшке мойхл
зайн глик ништ фарштэйт,
ун кумт мен цум сойхл
из дан шойн цу шпэт.

Вус гэвэйн из гэвэйн ун ништу,
шойн авэк ейнэ йор, ейнэ шу.
Ви шнэл фарфлит дэр йингэр глик,
ун мэн кэн эс ништ хапн мэр цурик.
Вус гэвэйн из гэвэйн ун ништу.
Ди крафтн вэрн швах,
ди хор верт гру…
Мэн нэйт зих, мэн клэйт зих,
мэн махт зих шэйн,
мэн нарт обэр кэйнэм,
нор зих алэйн.
Вус гэвэйн из гэвэйн ун ништу…

Русский перевод:

Друзьям и подругам
скажу без обид:
я болен недугом,
что сердце томит.
И боль, и усталость
явились не вдруг,
угрюмая старость —
мой горький недуг.

Всё, что было, то было, и нет,
сколько зим утекло, сколько лет,
исчезла радость юных дней,
и уже не угнаться нам за ней.
Всё, что было, то было, и нет,
печаль и седина —
вот мой портрет.
Мы прятать не станем
седин своих,
кого мы обманем?
Себя самих.
Всё, что было, то было, и нет.

Мы в юности часто
не очень умны
и нашему счастью
не знаем цены.
Нас время с годами
наполнит умом,
и только тогда мы
всё это поймём.

Всё, что было, то было, и нет,
печаль и седина —
вот мой портрет.
Мы прятать не станем
седин своих,
кого мы обманем?
Себя самих.
Всё, что было, то было, и нет.

Ву из дос гэсэлэ
Где эта улица

(музыка — Шолом Секунда, слова — Израиль Розенберг)

Идиш:

Ву из дос гэсэлэ,
ву из ди штиб,
ву из дос мэйдэлэ,
вэмэн к’хоб либ?
От из дос гэсэлэ,
от из ди штиб,
от из дос мэйдэлэ,
вэмэн к’хоб либ.

Ву из дос тайхэлэ,
ву из ди мил,
ву из дос дэрфэлэ,
ву из ди шил?
От из дос тайхэлэ,
от из ди мил,
от из дос дэрфэлэ,
от из ди шил.

Арайн ин дэм штибэлэ,
майн вэйтик из гройс,
алц из гэблибн
а холэм нор блойз.
Ништо мэр дос гэсэлэ,
ништо мэр ди штиб,
ништо мэр дос мэйдэлэ,
вэмэн к’хоб либ…

Русский перевод:

Где эта улочка,
где этот дом,
где ты, девчонка,
что в сердце моём?
Вот эта улочка,
вот этот дом,
вот и девчонка,
что в сердце моём.

Где эта мельница
с белой мукой,
где синагога
в селе над рекой?
Вот эта мельница
с белой мукой,
вот синагога
в селе над рекой.

В дом захожу я,
и горестно мне,
всё, что здесь было,
осталось во сне,
нету той улочки,
рушится дом,
нету девчонки,
что в сердце моём…

Бай мир бисту шэйн
По мне, ты пригож

(музыка — Шолом Секунда, слова — Джейкоб Джейкобс)

Идиш:

Х’вил дир зогн, дир глайх цу hэрн,
аз ду золст мир либэ дэрклэрн,
вэн ду рэдст мит ди ойгн,
волт их мит дир гэйфлогн
ву ду вилст, с’арт мих нит,
он вэн ду hост а бисэлэ сэйхл,
ун вэн ду вайзт дайн наришн шмэйхл,
вэн ду бист вилд ви индианэн,
бист афилу а галицианэр,
зог их дос арт мих нит.

Бай мир бисту шэйн,
бай мир hосту хэйн,
бай мир бисту эйнэр ойф дэр вэлт,
бай мир бисту гит,
бай мир hосту ит,
бай мир бисту тайерэр фун гэлт.

Фил шэйнэ инглэх hобн шойн гэволт нэмэн мир,
ун фун зэй алэ ойгэклибн hоб их нор дих.

Бай мир бисту шэйн,
бай мир hосту хэйн,
бай мир бисту эйнэр ойф дэр вэлт.

Бай мир бисту шэйн,
бай мир hосту хэйн,
бай мир бисту эйнэр ойф дэр вэлт.

Бай мир бисту гит,
бай мир hосту ит,
бай мир бисту тайерэр фун гэлт.

Фил шэйнэ инглэх hобн шойн гэволт нэмэн мир,
ун фун зэй алэ ойгэклибн hоб их нор дих.

Бай мир бисту шэйн,
бай мир hосту хэйн,
бай мир бисту эйнэр ойф дэр вэлт.

Фил шэйнэ инглэх hобн шойн гэволт нэмэн мир,
ун фун зэй алэ ойгэклибн hоб их нор дих.

Бай мир бисту шэйн,
бай мир hосту хэйн,
бай мир бисту эйнэр ойф дэр вэлт.

Русский перевод:

Говорю я — хватит бояться,
ты в любви мне можешь признаться,
помани меня взглядом,
и умчимся мы рядом
хоть куда, всё равно,
пусть ты ходишь с дурацкой ухмылкой
и с душою, не так уж и пылкой,
будь ты дикарь, стрелою ранен,
или даже галичанин,
я скажу лишь одно:

По мне, ты пригож,
по мне, ты хорош,
тебя в целом мире нет милей,
по мне, ты смышлён,
по мне, ты влюблён,
по мне, ты дороже всех рублей.

Ко мне красавцы липли, мой покой теребя,
из них из всех отобрала я только тебя.

По мне, ты пригож,
по мне, ты хорош,
тебя в целом мире нет милей.

По мне, ты пригож,
по мне, ты хорош,
тебя в целом мире нет милей.

По мне, ты смышлён,
по мне, ты влюблён,
по мне, ты дороже всех рублей.

Ко мне красавцы липли, мой покой теребя,
из них из всех отобрала я только тебя.

По мне, ты пригож,
по мне, ты хорош,
тебя в целом мире нет милей.

Ко мне красавцы липли, мой покой теребя,
из них из всех отобрала я только тебя.

По мне, ты пригож,
по мне, ты хорош,
тебя в целом мире нет милей.

Ву бисту гевэн
Где же ты была

(авторы музыки и слов неизвестны)

Идиш:

Ву бисту гевэн, аз гэлт из гевэн,
ун дэр надн из гелэгн афн тиш?
Ун hайнт бисту до, аз кэйн гэлт из нито,
ун дос лэбн из геворн азой мис.

Тра-ла-ла-лай…

Ву бисту гевэн, аз югнт из гевэн,
ун дос лэбн из гевэн цукерзис?
Ун hайнт бисту до, аз ди hор зайнэн гро,
ун дос лэбн из геворн азой мис.

Тра-ла-ла-лай…

Ву бисту гевэн, аз югнт из гевэн,
ун дос hарц hот мит либэ гебрэнт?
Ун hайнт бисту до, аз дэр коп из шойн гро,
ун эс цитэрн ба мир шойн ди hэнт.

Тра-ла-ла-лай…

Русский перевод:

Где же ты была, молода, весела,
когда денег было невпроворот?
Ушли те года, денег нет и следа,
и безрадостно вся жизнь моя течёт.

Тра-ля-ля-ляй…

Где же ты была, когда юность цвела,
когда жизнь казалась сладкой, как мёд?
Ушли те года, голова уж седа,
и безрадостно вся жизнь моя течёт.

Тра-ля-ля-ляй…

Где же ты была, хороша и мила,
когда сердце было полно огня?
Ушли те года, и заела нужда,
и уже трясутся руки у меня.

Тра-ля-ля-ляй…

Йосл

(слова Самуила Штейнберга, музыка Нелли Кацман)

Идиш:

Майн хайес гэт мир ойс,
их фил их hалт нит ойс,
майн hарц тут мир вэй гор он а шир,
эс из мир hэйс ун калт,
ун их вэр грой ун алт,
ун вэйст ир мэнчэн вос эс квэлт мир;
ди либэ брэнт а шрэк,
их фил их штарб авэк,
нох майн Йослэн, майн дарлинг, майн дир,
а бохэр, а шэйнэр,
мир зол зайн фар зайнэ бэйнэр,
Йосл, их гэй ойс фар дир.

Ой-ой-ой, Йосл, Йосл, Йосл, Йосл,
майн хайес гэйт мир ажэ ойс нох дир,
ой-ой-ой, Йосл, Йосл, Йосл, Йосл,
дайн малкэ зыцт нох алц ун варт ойф дир,
ой-ой-ой, Йосл, Йосл, Йосл, Йосл,
их холэм ейдэр нахт нор фун дир,
ун гит дэр ейстэр hорэ нох а мол а торэ,
Йосл, их гэй ойс фар дир.

Гэрэт а шидэх мир,
а глик гор он а шир,
а шэйнэм бохэр мит а бомбэ гэлт,
эс из кэйн гриньгэ зах,
гэштэлт а хупэ глах,
ун вэйст ир мэнчэн вос эс квэлт мир;
ди либэ брэнт а шрэк,
их фил их штарб авэк,
нох майн Йослэн, майн дарлинг, майн дир,
баймтринькэн, байм эссен,
кэн их им кэйн мол фаргэсэн,
Йосл, их гэй ойс фар дир.

Ой-ой-ой, Йосл, Йосл, Йосл, Йосл,
майн хайес гэйт мир ажэ ойс нох дир,
ой-ой-ой, Йосл, Йосл, Йосл, Йосл,
дайн малкэ зыцт нох алц ун варт ойф дир,
ой-ой-ой, Йосл, Йосл, Йосл, Йосл,
их холэм ейдэр нахт нор фун дир,
ун гит дэр ейстэр hорэ нох а мол а торэ,
Йосл, их гэй ойс фар дир.

Русский перевод:

Немил мне белый свет,
и прежних сил уж нет,
а сердце плачет, слёзы оброня,
я на тебя смотрю,
то мёрзну, то горю,
но ты же знаешь, что гнетёт меня;
любовь горит во мне,
с тобою наравне
я и радость, и горе делю,
но снова, и снова
за тебя страдать готова,
Йосл, я тебя люблю.

Ой-ой-ой, Йосл, Йосл, Йосл, Йосл,
уходят силы, жизнь мою губя,
ой-ой-ой, Йосл, Йосл, Йосл, Йосл,
твоя принцесса будет ждать тебя,
ой-ой-ой, Йосл, Йосл, Йосл, Йосл,
ты снишься мне, когда я ночью сплю,
во мне пылают страсти, вся я в ихней власти,
Йосл, я тебя люблю.

Пусть на своём пути
могла бы я найти
красавца-парня с толстым кошельком,
с улыбкой глупою
стоять под хупою,
но ты же знаешь, сохну я по ком;
любовь горит во мне,
с тобою наравне
я и радость, и горе делю,
рыдая, страдая,
не могу забыть тебя я,
Йосл, я тебя люблю.

Ой-ой-ой, Йосл, Йосл, Йосл, Йосл,
уходят силы, жизнь мою губя,
ой-ой-ой, Йосл, Йосл, Йосл, Йосл,
твоя принцесса будет ждать тебя,
ой-ой-ой, Йосл, Йосл, Йосл, Йосл,
ты снишься мне, когда я ночью сплю,
во мне пылают страсти, вся я в ихней власти,
Йосл, я тебя люблю.

Штилер — Штилер
Тише — Тише

Слова — Шмарьягу (Шмерке) Качергинский
Музыка — Александр Тамир (Алик Волковыский)

Идиш (в латинской транскрипции):

Shtiler, shtiler, lomir shvaygn
Kvorim vaksn do.
S’hobn zey farflantst si sonim:
Grinen zey tsum blo.
S’firn vegn tsu ponar tsu,
S’firt keyn veg tsurik,
Iz der tate vu farshvundn
Un mit im dos glik.
Shtiler, kind mayns, veyn nit, oytser,
S’helft nit keyn geveyn,
Undzer umglik veln sonim
Say vi nit farshteyn.
S’hobn breges oykh di yamen,
S’hobn oykhet tfises tsamen,
Nor tsu undzer payn
Keyn bisl shayn,
Keyn bisl shayn.

Friling afn land gekumen,
Un undz harbst gebrakht.
Iz der tog haynt ful mit blumen,
Undz zet nor di nakht.
Goldikt shoyn der harbst af shtamen,
Blit in undz der tsar,
Blaybt faryosemt vu a mame,
S’kind geyt af ponar.
Vi di vilye a geshmidte
T’oykh geyokht in payn,
Tsien kries ayz durkh lite
Glaykh in yam arayn.
S’vert der khoyshekh vu tserunen
Fun der fintster layktn zunen
Rayter, kum geshvind
Dikh ruft dayn kind,
Dikh ruft dayn kind.

Shtiler, shtiler, s’kveln kvaln
Undz in harts arum.
Biz der toyer vet nit faln
Muzn mir zayn shtum.
Frey nit, kind, zikh, s’iz dayn shmeykhl
Itst far undz farrat,
Zol dem friling zen der soyne
Vi in harbst a blat.
Zol der kval zikh ruik flisn
Shtiler zay un hof…
Mit der frayheyt kumt der tate
Shlof zhe,kind mayn, shlof.
Vi der vilye a bafrayte,
Vi di baymer grin banayte
Laykht bald frayheyts-likht
Af dayn gezikht,
Af dayn gezikht.

Русский перевод:

Тише, тише, вот могилы,
как трава, растут,
потому что враг жестокий
их посеял тут.
Есть дороги на Понары,
а обратно — нет.
Вот и папа сгинул где-то,
с ним и белый свет.
Не рыдай, утихни, детка,
слёзы береги,
всё равно страданий наших
не поймут враги.
Берега у моря пенны,
у тюрьмы глухие стены,
лишь у наших бед
просвета нет,
просвета нет.

На душе сырая осень,
хоть пришла весна,
день вокруг, цветы и просинь —
нам лишь ночь видна.
Станет осень золотою,
горечью цветя,
мама станет сиротою,
потеряв дитя.
Так и Нерис боль и горе
держит на плаву,
когда тащит льдины в море
через всю Литву.
Тьма рассеется, однако,
солнце выглянет из мрака,
слышишь, из высот
дитя зовёт,
дитя зовёт.

Тише, тише, в сердце кто-то
постучал, незрим.
Лишь когда падут ворота,
мы заговорим.
Спрячь, дитя, свою улыбку,
тише, ни гугу,
пусть весна осенней мглою
кажется врагу.
Есть надежда на свободу,
на былые дни,
и домой вернётся папа.
Спи, дитя, усни.
Зелень вновь прижмётся к окнам,
и тогда уже придёт к нам
вместо зла и бед
свободы свет,
свободы свет.

Фрилинг
Весна

Слова — Шмарьягу (Шмерке) Качергинский
Музыка —  Авраам Брудно

Идиш:

Их блондже ин гето
Фун гесл цу гесл
Ун кен нит гефиндэн кайн орт
Нито из майн либэр,
Ви трогт мэн арибэр?
Мэншн, зогт хоч а ворт.
Эс лойхт ойф майн hэйм из
Дэр hимл дэр блойер
Вос же hоб их из дэрфун?
Их штэй ви а бэтлэр
Бай йэтвидн тойэр
Ун бэтл а бисэлэ зун.

Фрилинг, нэм цу майн тройэр,
Ун брэйнг майн либстн,
Майн трайэн цурик.
Фрилинг, ойф дайнэ флигл блойэ,
О, нэм майн hарц мит,
Ун брэйнг эс цу майн глик!

Их гей цу дэр арбэт
Фарбай ундзэр штибл
Ин тройэр, дэр тойэр фармахт.
Дэр тог а цэхелтэр
Ди блюмэн фарвэлктэ,
Зэй въянэн, фар ундз из ойх нахт.
Фар нахт ойф цуриквэгс,
Эс нойэт дэр тройэр,
От до хосту либстэр геварт.
От до инэм шотн
Нох кентик дайн трот из,
Флэгст кушн мих либлэх ун царт.

Фрилинг, нэм цу майн тройэр,
Ун брэйнг майн либстн,
Майн трайэн цурик.
Фрилинг, ойф дайнэ флигл блойэ,
О, нэм майн hарц мит,
Ун брэйнг эс цу майн глик!                .

С’ыз хай-йор дэр фрилинг
Гор фри онгекумэн,
Цэблит hот зих бэнкшафт нох дир,
Их зэ дих ви ицтер
Балодн мит блюмэн,
А фрэйдикер гейсту цу мир.
Ди зун hот фаргосн
Дэм гортн мит штралн,
Цэршпроцт hот ди эрд зих ин грин.
Майн трайэр, майн либстэр,
Во бисту фарфалн?
Ду гейст нит аройз фун майн зин.

Фрилинг, нэм цу майн тройэр,
Ун брэйнг майн либстн,
Майн трайэн цурик.
Фрилинг, ойф дайнэ флигл блойэ,
О, нэм майн hарц мит,
Ун брэйнг эс цу майн глик!

Русский перевод:

Вдоль улочек сонных
брожу я по гетто
и места себе не найду,
пропал мой любимый,
как вынести это?
Хоть словом развейте беду!
Мой дом затуманен
волной голубою,
отрады ничто не даёт.
Верните мне солнце —
стою я с мольбою
как нищий, у каждых ворот.

Дай мне, весна, покоя
и встречу с милым,
как в прежние дни,
сердце отдам совсем легко я
и все печали,
только счастье мне верни.

Иду на работу,
наш дом на запоре,
тоски не могу превозмочь,
хоть солнце сияет,
цветы, как на горе,
увяли — для них уже ночь.
Когда возвращаюсь,
объята печалью,
даю своим чувствам привал,
вот здесь, где я снова
твой след различаю,
ты нежно меня целовал.

Дай мне, весна, покоя
и встречу с милым,
как в прежние дни,
сердце отдам совсем легко я
и все печали,
только счастье мне верни.

Весна наступила,
осталась меж нами
лишь память с тоской наравне,
я вижу воочью —
нагружен цветами,
счастливый, идёшь ты ко мне.
И солнце восходит,
и сад наш унылый
блистает в лучах золотых.
Куда ты пропал,
мой любимый, мой милый?
Навечно ты в мыслях моих.

Дай мне, весна, покоя
и встречу с милым,
как в прежние дни,
сердце отдам совсем легко я
и все печали,
только счастье мне верни.

Print Friendly, PDF & Email
Share

Наум Сагаловский: О переводах еврейских песен. Приложение: Мои переводы: 5 комментариев

  1. Правдодыр

    (модератору)
    Учитывая, что практически я — персона нон-грата, можете не публиковать это сообщение, а просто переслать его автору
    (автору)
    Спасибо за «проделанную работу». Одно маленькое уточнение: судя по «ай-ай» в тексте, Вы переводили версию «Майн штетелэ Бэлц» для «одного мужчины». В оригинале эта песня — дуэт двоюродных брата (Алтера) и сестры (Марицы). Так что Алтер — имя собственное.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Арифметическая Капча - решите задачу *