©"Заметки по еврейской истории"
  апрель 2022 года

 616 total views,  2 views today

Чешские еврейки имели в лагере привилегированное положение, так как свободно владели немецким. Инге Зильтен сумела обаять коменданта и добилась значительного влияния. Она заботилась не только о своем комфорте, но и о других заключенных. Инге отговорила коменданта использовать телесные наказания. Однажды несколько узников лагеря возвращались с химзавода в бараки и застряли во внезапно начавшейся метели, Инге распорядилась выслать за ними конную повозку.

Михаил Спивак

ИСТОРИЯ ЛЮБВИ ЗА КОЛЮЧЕЙ ПРОВОЛОКОЙ

К началу 1942 года все оставшееся в Эстонии еврейское население — около тысячи человек — было полностью уничтожено силами местных карателей. Оценив их рвение (1), немцы стали готовить отправку европейских евреев в том числе и в эту маленькую прибалтийскую страну. Всего в Эстонии в спешном порядке возвели двадцать трудовых лагерей и два — Клоога и Ягала — места для проведения массовых казней (2).

В сентябре 1942 года первый эшелон с чехословацкими евреями из терезиенштадтского гетто прибыл в печально известное место Калеви-Лийва. Среди примерно полутора тысяч обреченных на смерть людей была 17-летняя Ингеборг Зильберштейн, хорошо образованная и красивая девушка. У нее были необычные для евреек светлые глаза и волосы. Когда ей был всего год, ее отец Роберт изменил фамилию на менее выдающую еврейское происхождение, хотя в то время подобная конспирация не была еще типичным явлением. Так Ингеборг стала Инге Зильтен (Inge Sylten).

Поезд из Чехословакии остановился у поселка Раасика. Там поджидали комендант лагеря Ягала Александр Лаак (3) и его эсэсовцы. Всех прибывших разделили на две группы. Молодых и работоспособных людей — около двух сотен человек — погнали в бараки. Остальных затолкали в автобусы. Маленьких детей брали по двое и закидывали в кузова грузовиков. Их всех отвезли к заранее вырытым траншеям, заставили раздеться донага и расстреляли (4). Одежду и ценности жертв каратели поделили между собой. В той бойне погибли 40-летняя мать Инге Мелани, сестра — Рут двенадцати лет и 5-летний брат Пер.

Инге Зильтен повезло пережить сортировку. Парней сразу отделили и отправили в другое место. Вероятно, их позднее убили (5). В Ягале остались только девушки. Целый год Инге, как и другие ее спутницы по несчастью, ходила на грани между жизнью и смертью. Работали по 12–15 часов в сутки на лесозаготовках и в сельском хозяйстве. Комендант лагеря Лаак и его подручные систематически принуждали девушек к участию в пьяных оргиях, которые нередко оказывались последним днем в жизни жертв (6).

В октябре 1943 года немцы расформировали лагерь смерти Ягала так как потребность в его мощностях к тому моменту отпала. Инге и других оставшихся в живых заключенных (7) перевели на северо-восток Эстонии в трудовой лагерь Эреда (Ereda), где комендантом был унтершарфюрер СС Хайнц Дрозин (Heinz Drosihn).

Немногие пережившие войну заключенные вспоминали его, как «обычного жестокого эсэсовца». Однако к Инге он проявил интерес и благосклонность. В Эреду она прибыла в плачевном состоянии, ей сразу потребовалась неотложная медицинская помощь. Дрозин навестил ее, принес одеяло и еду. Сначала девушка отказывалась, но… через несколько дней переехала в дом Дрозина и стала его личным поваром и любовницей.

По рассказам бывших узников Дрозин не принуждал Инге к сожительству, относился к ней с искренним теплом и вниманием (8) … как бы странно это ни прозвучало.

Чешские еврейки имели в лагере привилегированное положение, так как свободно владели немецким. Инге Зильтен сумела обаять коменданта и добилась значительного влияния. Она заботилась не только о своем комфорте, но и о других заключенных. Инге отговорила коменданта использовать телесные наказания. Однажды несколько узников лагеря возвращались с химзавода в бараки и застряли во внезапно начавшейся метели, Инге распорядилась выслать за ними конную повозку.

Отношения Инге и Дрозина развивались стремительно. Он полностью оказался в ее чарах. Любила ли она его или использовала ради спасения своей жизни? Осмелюсь сделать личное предположение: после того, что с ней сотворили в лагере Ягала, после массовых казней, произошедших у нее на глазах, вряд ли она могла полюбить человека в эсэсовской форме. Одно известно наверняка: Инге была умной девушкой, чтобы не позволить своему покровителю ощутить односторонность отношений.

По воспоминаниям Гизелы Данцигер (Gisela Danziger), бывшего личного повара Дрозина, после нескольких недель отношений комендант снял знаки различия со своей формы и говорил, что отказывается служить в СС. «Как будто они полностью забыли, где они находятся», — вспоминала Данцигер. Возможно, в этот момент Инге ответила взаимностью Дрозину.

Чуть более трех месяцев продолжались их любовная связь, пока кто-то не доложил вышестоящему начальству в концлагере Вайвара о «неподобающем поведении» унтершарфюрера СС Хайнца Дрозина.

В феврале 1944 года Дрозина вызвали в лагерь Вайвара на допрос и там сняли с должности. В Эреду отправили нового коменданта. По воспоминаниям бывших заключенных — форменного садиста. Инге не догадывалась, какая над ней нависла угроза. Нагрянула проверка, обнаружившая, что Инге Зильтен живет в слишком хороших для ее положения условиях. Девушку жестоко избили и бросили к остальным заключенным. Ей еще повезло, потому что ни один надзиратель не признался новому начальству, что Инге фактически управляла лагерем. Признать такое, означало вызвать гнев на самих себя, поэтому надзиратели помалкивали.

Вскоре Дрозин вернулся и тут же исчез. Через три дня Инге сбежала через выкопанный Гизелой Данцигер подкоп под колючей проволокой, опоясывающей лагерь. Не обошлось, вероятно, без помощи Дрозина.

Молодые люди планировали укрыться от преследования в Финляндии, но вскоре были настигнуты погоней и застрелены (либо покончили жизнь самоубийством). Это наиболее вероятная версия событий. Однако никто и никогда не видел тела молодых людей, не нашли их могилы. Существует ничтожно малая вероятность, что им побег удался.

Войну пережил только отец Инге. Он работал по торговой части, ездил по всей Восточной Европе и оказался в 1939 году в СССР. Там его застали вести о массовых арестах евреев в Чехословакии. Его жена Мелани написала письмо, что поедет в Бухарест. Роберт Зильтен должен был ее оттуда забрать с детьми и переправить в Советский Союз. Но советские органы власти не дали разрешение на выезд. Роберт не знал, что Мелани и дети не попали на поезд в Бухарест. Он попытался нелегально пересечь советско-румынскую границу, был пойман и отправлен в винницкую тюрьму, а затем на пять лет — в лагерь в республике Коми. Там он работал в швейном производстве и на заготовках мыла. До конца войны он не знал, что произошло с его семьей. Освободился в 1944-м, был зачислен в чехословацкий легион. В 1945 году демобилизовался и вернулся в Чехословакию. Там узнал, что его семья была отправлена в лагерь смерти на восток. В 1948-м снова женился. В 1950-х иммигрировал в Израиль. Там у него родились две дочери, одну из которых назвал Рут. Была ли вторая — Инге? Неизвестно. До конца жизни он думал, что его близкие погибли в Освенциме. Умер в 1980 году в Тель-Авиве.

В послесловии стоит добавить, что все каратели, истязавшие Инге и других узников в лагере Ягала, предстали перед трибуналом в Таллине в 1961 году и были повешены. Исключение составил только комендант Александр Лаак. По официальной версии он совершил самоубийство в Канаде в 1960-м, когда его личность была раскрыта советскими следователями. По неподтвержденной, но наиболее вероятной версии, Лаак был убит, а его смерть инсценирована под суицид.

История Инге Зильтен сохранилась в основном благодаря ее бывшим сокамерницам. Чешский кинорежиссер и исследователь Лукаш Пржибил (Lukáš Přibyl) написал об этой паре историю «Ромео и Джульетта в концентрационном лагере». О них сняли документальный фильм «Забытые транспорты: в Эстонию».

Ссылки:

1.Павел Куровский, бывший член эстонкой политической полиции, из его показаний трибуналу, Таллин, 1961 г.: «Один немецкий офицер сказал мне, что они в Германии ликвидировали всех евреев, но не так быстро, как эстонцы в Эстонии».

2.Яд-Вашем, сборник статей «Евреи Эстонии. Холокост. История и современность».

3.The Vancouver Sun, 12 Sept. 1960, Грета Зарковер (49), уроженка Праги: «Лаак носил форму СС и был при исполнении… Он и его люди отобрали у нас все ценности, даже наши часы и кольца».

4.Ян Вийк, бывший надзиратель концлагеря Ягала, из показаний трибуналу, Таллин, 1961 г.: «Я оказался возле коменданта Лаака, который убивал детей. Он закричал мне: «Черт побери, стреляй!»

5.Отсутствуют показания мужчин из лагеря Ягала. Остались только женские.

6.Ottawa Citizen, 08 March 1961, Girls forced into orgies then slain, court told.

7.«История ленивого информатора», Ян Дворак, 04.2015: «Из заключенных лагеря Ягала всего 45 женщин пережили войну».

8.Historia, Агатон Козинский, 21.12.2017, «Хайнц Дрозин, Инге Зильтен: Любовь в концлагере превратилась в трагедию».

Print Friendly, PDF & Email
Share

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Арифметическая Капча - решите задачу *