©"Заметки по еврейской истории"
  май-июль 2022 года

 43 total views,  7 views today

Изучение еврейской периодической печати во взаимодействии с другими отраслями человеческого знания открывает новые перспективы. Изучение шахматной игры, истории шахмат позволит внести определенное разнообразие, взглянуть на историю еврейской прессы в широком культурологическом контексте. Благодаря такому подходу еврейская пресса будет рассмотрена не изолированно, сама по себе, а как часть разнообразной еврейской культуры начала ХХ века, в которой шахматы занимали далеко не последнее место.

Илья Печенин

ДЕБЮТ ПЕРВОЙ ШАХМАТНОЙ ГАЗЕТЫ НА ИДИШЕ

Речь пойИлья Печениндет об «Эрште идише шах-цайтунг», которая была первым в Российской империи и, по-видимому, первым в мире еврейским специализированным изданием, посвященным шахматам. Такое довольно специфическое направление издания свидетельствует о высокой степени развития системы еврейской периодической печати, ее ориентации на разные слои населения. Русско-еврейскую периодику и прессу на идише отличало наличие подобных узкоспециализированных изданий, адресованных педагогам, врачам, студентам, рабочим определенных профессий.

Еще в XIX веке в европейских странах начали появляться издания такого рода. В Германии, Франции, Великобритании, США издавались шахматные журналы, и в этом отношении Российская империя старалась не отставать. Еще в 1859–1863 гг. выходит «Шахматный листок» В.М. Михайлова, 1876–1881 гг. — «Шахматный листок» М.И. Чигорина, 1885–1887 гг. — «Шахматный вестник» М.И. Чигорина. Уже в советское время выходило множество шахматных изданий: «64», «Шахматный листок», «Шахматы в СССР» и другие.

Основанная в Лодзи в 1913 г. газета сразу задала очень высокий уровень подачи материала, приобщая еврейский народ к величайшим достижениям шахматной теории. Номера были относительно небольшими, по 16 страниц, однако размещенный в двух колонках материал был весьма насыщенным и предполагал не легкое чтение, а вдумчивое изучение. Впрочем, к такому чтению евреям было не привыкать. Они издавна привыкли не просто читать, но изучать тексты. Газета выходила раз в две недели. Цена годовой подписки была 3 рубля, с возможностью подписаться на полгода за полтора рубля, на четверть года за 75 копеек либо купить один номер за 12 копеек. Это были стандартные цены на прессу того времени. Большинство изданий на идише стоило 4–5 рублей, однако один номер стоил в розницу, как правило, всего несколько копеек.

Место издания было выбрано отнюдь не случайно. Лодзь в начале XX в. была не только «польским Манчестером», но и важным шахматным центром. Здесь еще в 1907 г. прошел 5-й всероссийский шахматный турнир. До этого шахматные турниры проводились в Москве, Киеве и Санкт-Петербурге. Многие сильные шахматисты были уроженцами Лодзи или проживали здесь.

Если в первом номере газеты читателям сначала объяснялась шахматная нотация и давались названия шахматных фигур на идише, то уже в конце номера и в последующих номерах представлены довольно сложные задачи, излагается теория дебютов (венская, французская, скандинавская защиты, гамбит слона).

Интересно, что названия шахматных фигур в европейских языках отличаются между собой. В каждом языке есть свои особенности. Однако на идише все названия фигур, а также шахматная нотация являются заимствованиями из немецкого. Король называется «кёниг», что вполне ожидаемо, ферзь — «даме», ладья называется «тирм», слон и конь — «лойфер» и «шпрингер», пешка — «бойер».

Я ставлю перед собой исследовательскую задачу показать, как в данном издании освещалась шахматная игра как международный спорт, отражались новейшие разработки шахматной мысли. Тем самым мое исследование становится междисциплинарным. Изучение еврейской периодической печати во взаимодействии с другими отраслями человеческого знания открывает новые перспективы. Изучение шахматной игры, истории шахмат позволит внести определенное разнообразие, взглянуть на историю еврейской прессы в широком культурологическом контексте. Благодаря такому подходу еврейская пресса будет рассмотрена не изолированно, сама по себе, а как часть разнообразной еврейской культуры начала ХХ века, в которой шахматы занимали далеко не последнее место. Напротив, именно в это время начинается и небывалый доселе всплеск интереса к шахматам среди широких слоев населения России, и в особенности в еврейской среде, что отчетливо заметно, в том числе, на примере художественной литературы. Данный ажиотаж вокруг шахмат сейчас уже сложно себе представить. Его можно объяснить ограниченным выбором развлечений, притягательностью шахмат как элитарной, интеллигентной игры, с одной стороны, относительной доступностью и простотой, а с другой, необходимостью известного умственного напряжения.

Георгий Соломонович (Георг Хенрик) Сальве (1862–1920), издатель «Эрште идише шах-цайтунг», родился в Варшаве. Он считался одним из сильнейших игроков в империи, неоднократно выигрывал шахматные турниры. Он победил на турнире в Лодзи, о чем с гордостью сообщалось в газете [Шахцайтунг 1913. № 3, C. 8]. Также в создании газеты принимал участие М.Крышек, упомянутый на титульном листе.

Г. Сальве играл с будущим чемпионом мира Х. Капабланкой, когда тот проездом в Петербург побывал в Лодзи, чему посвящена отдельная статья в газете [Шахцайтунг 1913. № 2, C. 9]. Капабланка был на дипломатической службе, ехал в Санкт-Петербург и посетил ряд европейских столиц осенью 1913 г., где играл с Тартаковером, Алехиным и другими сильнейшими на тот момент шахматистами. В Лодзи он играл в шахматном клубе. Для не-членов клуба вход стоил 1 рубль, о чем сообщалось в отдельном анонсе в газете [Шахцайтунг 1913. № 3, C. 9].

Отдельные статьи были посвящены выдающимся еврейским шахматистам: А. Рубинштейну, Э. Ласкеру.

Эммануэль Ласкер стал вторым чемпионом мира в 1894 году. Родившись в небольшом городке неподалеку от прусско-российской границы в бедной семье кантора местной синагоги, он получил серьезное математическое образование в Берлине [Каспаров 2003, C. 128]. Среди качеств, присущих ему, названы

«способность к комбинациям, духовная собранность, стабильность и безопасность» игры, «которые он проявляет на поле боя из 64 клеток» [Шахцайтунг 1913. № 1, C. 2].

Автор статьи И. Угер пытается ответить на вопрос, в чем секрет выигрыша Ласкера, и не находит ответа. По словам Шифферса, Ласкер

«вовсе не обладает никакими слабыми сторонами и способен сам определить и налечь на слабую сторону противника» [Каспаров 2003, C. 149].

Как и другие исследователи игры Ласкера, Угер обращает внимание на его психологичность, и в то же время строгий математический расчет. Ему кажется, что ходы Ласкера подчинены некой математической формуле [Шахцайтунг 1913. № 1, C. 3]. Особенность игры Ласкера заключалась в том, что он, прежде всего, обращал внимание на соперника, учитывал его психологическое состояние. Интересно следующее высказывание Ласкера:

«Истина получает свою силу не сама по себе, а в блестящем контрасте с тем, что только по виду кажется истиной» [Юдасин 2003, C. 324].

Как отмечается в литературе,

«Ласкер первым в шахматном мире понял неразрывное единство шахматных фигур и человека, управляющего ими» [Линдер 2005, C. 123].

Неоднократно подчеркивалось, что

«Ласкер еще в процессе подготовки к турниру учитывал психологические особенности будущих противников, о чем долгое время никто не догадывался. Его соперники изучали дебютные варианты, а Ласкер больше изучал людей. И в ходе турнира он принимал решения, которые казались поразительными с точки зрения шахматной стратегии, но были вполне обоснованы с позиции психологии…» [Теория и практика шахматной игры 1984, C. 34].

Помимо игры в шахматы, Ласкер занимался философией, был выдающимся математиком, преподавал в американских и английских университетах, издавал собственный журнал по шахматам в Нью-Йорке в 1904–1909 гг. Написал книгу «Здравый смысл в шахматах», а также «Учебник шахматной игры», настолько содержательный и насыщенный идеями, что он до сих пор не потерял своей актуальности [Линдер 2005, C. 326]. На момент публикации статьи Ласкеру было 45 лет, и автор надеется, что он еще не раз поразит мир своим мастерством и точностью игры [Шахцайтунг 1913. № 1, C. 4]. И действительно, Ласкер защищал звание чемпиона мира до 1921 года, уступив Капабланке.

Акиба Рубинштейн был уроженцем Польши. Он научился шахматам только в 14 лет по учебнику Сосница, написанном на иврите. Также Рубинштейн свободно владел польским, идишем, русским и немецким языками. Свои юношеские годы он провел в Лодзи, и Сальве был «первым серьезным партнером молодого таланта» [Каспаров 2003, C. 202]. Это был один из сильнейших шахматистов мира в начале ХХ века. На момент написания статьи ему шел 31 год. И.Угер, ответственный за рубрику о ведущих шахматистах, отмечает, что он следит за каждым турниром и каждой партией, в которой Рубинштейн принимает участие, записывает каждый ход. В 1905 г. на чемпионате в Лодзи Рубинштейн занял пятое место, а в 1906 г. — первое, и в этом же году на чемпионате в Остенде — третье место, а в 1907 г. разделил первое и второе место с Осипом Бернштейном, а потом занял первое место в Карлсбаде [Шахцайтунг 1913. № 3, C. 2]. Угер подчеркивает, что Рубинштейн обладал

«острой чувствительностью, тонкостью, элегантностью игры и наполеоновской готовностью к борьбе против сильнейших противников» [Шахцайтунг 1913. № 2, C. 3].

Его игра производила сильное впечатление на современников.

Стиль игры Рубинштейна разительно отличался от продуманного, стратегически выверенного стиля игры Ласкера. Если Ласкер являлся типичным представителем позиционной школы, основанной В. Стейницем, то Рубинштейн пошел дальше их обоих и довел достижения позиционной школы до логического совершенства. По свидетельству историков шахмат,

«его планы отличались дальновидностью и глубиной стратегических замыслов» [Линдер 2005, C. 217].

Так, например, в партии с Тейхманом, сыгранной в Вене в 1908 г., на 18 ходу он пожертвовал слона, но идея этой жертвы становится ясной лишь через четыре хода [Линдер 2005, C. 219]. Она привела к тому, что под угрозой мата черные сдались. Э. Ласкер был настолько впечатлен талантом своего соперника, что приводит пять примеров из творчества Рубинштейна в своем «Учебнике шахматной игры». Игра Рубинштейна отличалась элегантными, до конца продуманными окончаниями, не только ладейными, в которых ему не было равных, но и «слон против коня», «ладья с пешкой против слона с пешкой» и многими другими. Он не боялся экспериментировать, и его наследие уже давно попало во все шахматные учебники. Для своего времени он, несомненно, был весьма смелым новатором [Каспаров 2003, C. 213]. Даже его противники брали на вооружение приемы Рубинштейна, как это случилось с Алехиным после их игры в Вильне в 1912 г., где Рубинштейн применил новую тактику вывода королевской ладьи в атаку благодаря вскрытию линии f после взятия легкой фигуры (слона) на g6 [Бронзник 2016, C. 164–168]. И впоследствии Рубинштейн неоднократно применял этот прием.

Акиба Рубинштейн также принимал участие в редактировании газеты, о чем было заявлено на титульном листе. В 1913–1914 гг. Рубинштейн считался одним из наиболее приоритетных противников Ласкера. Еще на турнире в Петербурге в 1909 г. Рубинштейну удалось одержать победу над Ласкером [Каспаров 2003, C. 205]. Они усиленно боролись за звание чемпиона мира, играя по 4 часа в день пять дней в неделю [Шахцайтунг 1913. № 2, 8-9]. По мнению Угера, А.Рубинштейн имел все шансы стать чемпионом мира [Шахцайтунг 1913. № 3, C. 3]. Такого же мнения придерживаются и современные шахматисты [Каспаров 2003, C. 220]. На осень 1914 г. был запланирован турнир из 20 партий между Рубинштейном и Ласкером, и, если бы не началась Первая мировая война, возможно, третьим чемпионом мира стал был не Капабланка, а Рубинштейн [Линдер 2005, C. 217].

В третьем номере освящается шахматный турнир, проведенный в ноябре-декабре 1910 г. в Берлине между Давидом Яновским и Эммануэлем Ласкером. Данный турнир не являлся официальным состязанием за мировое первенство, но по сути был его репетицией. Ласкеру удалось применить свои излюбленные психологические приемы, он измотал и сломил Яновского. По словам современных историков шахмат,

«когда же Яновскому удавалось резко обострить игру, то в решающий момент торжествовало хладнокровие, мастерство защиты и уверенность Ласкера в своей силе» [Линдер 2005, C. 149].

В газете опубликована фотография с ними, сидящими за шахматной доской в окружении многочисленных зрителей. Победу одержал Э.Ласкер, хотя до этого случалось, что он уступал своему оппоненту: в Лондоне в 1899 г., а в 1909 г. в Сюрене близ Парижа обе партии закончились вничью [Линдер 2005, C. 147].

В конце XIX — начале ХХ века, как, впрочем, и позже, ведущие позиции в шахматном мире занимали евреи. Первый и второй чемпионы мира, Вильгельм Стейниц и Эммануэль Ласкер, были еврейского происхождения. И в дальнейшем среди гроссмейстеров и чемпионов мира было немало евреев: Михаил Ботвинник, Василий Смыслов, Арон Нимцович, Михаил Таль, Роберт Фишер.

Среди 26 участников международного турнира 1911 г. в Карлсбаде было 12 евреев; первые четыре места заняли Р. Тейхман (1868–1923), К. Шлехтер (1874–1918), А. Рубинштейн (1882–1961) и Г. Ротлеви (1889–1920). Э. Ласкер опубликовал статью, в которой попытался дать социологическое объяснение тому факту, что среди шахматистов так много евреев. Он полагал, что вследствие тяжелых исторических условий у евреев получили сильное развитие фантазия и воля — компоненты, необходимые шахматисту. Кроме того, евреи бедны, многие профессии для них недоступны, а отсюда — тяга к неординарным профессиям, в том числе к игре в шахматы, в которой можно проявить свою незаурядность. Шахматы зачастую понимаются как психологическая игра, и по словам гроссмейстера Леонида Юдасина,

«воспитанная в столетиях постижения Торы и Талмуда способность логически оформить, выразить символом бессознательное — главная в шахматах» [Юдасин 2003, C. 384].

Ишайя Угер (1873–1939/1940) был не только ведущим рубрики о выдающихся шахматистах. Он также был редактором четырех лодзинских газет: «Лодзер лебен» [«Лодзинская жизнь»] (1909–1912), «Лодзер нахрихтен» [«Лодзинские известия»] (1907-1908), «Лодзер тагеблат» [«Лодзинский ежедневный листок»] (1907–1936), «Лодзер фольксблат» [«Лодзинский народный листок»] (1912–1913). Он сотрудничал и со многими другими изданиями на идише и на немецком, был автором художественных произведений, принимал участие в популяризации спорта среди польских евреев.

Новизна данного исследования заключается не только во всеобъемлющей характеристике данной газеты как исторического источника, которому исследователи долгое время не уделяли пристального внимания, лишь вскользь упоминая его и относя к разряду узкоспециализированных изданий, наряду с «Эрште идише спорт-цайтунг». Экскурс в историю шахмат начала ХХ в. (противоборство различных стратегий, раскрытие модных тогда шахматных приемов) станет методологическим новшеством моей работы.

За теоретический раздел отвечал сам редактор газеты Г.Сальве. В первом номере разобраны французская, венская и скандинавская партии. Это все ответы на классический ход белых е2-е4.

Французская: …e7-e6; это полуоткрытое начало. Этот дебют был разработан еще в 30-е гг. XIX века, активно изучался русским шахматистом Карлом Янишем в 1840–1850-е гг. В конце XIX в. французская защита стала наиболее популярной, «когда были разработаны сложные обоюдоострые системы» [Ройзман 1978, C. 82]. В ее разработку внесли свою лепту Стейниц, Капабланка, Рубинштейн, Тарраш и многие другие. Каждый из них выработал свою систему ходов: атака Стейница, вариант Рубинштейна и т.п. Несмотря на то, что выдвинутая пешка черных мешает своему же белопольному слону, обрекая его на пассивность, французское начало до сих пор применяется в репертуаре современных игроков. И в последующих номерах Сальве продолжал анализировать французский дебют.

Венская: …e7-e5; Kb1-c3; это открытое начало. Его разработка также велась в середине XIX века. Она является одним из сильнейших дебютов, давая игрокам много возможностей для дальнейшего творческого развития, однако в настоящее время играется уже довольно редко.

Скандинавская: …d7-d5; это полуоткрытое начало. Как и французское начало, было исследовано Карлом Янишем, но вошло в практику лишь в начале ХХ века. Этот вариант исследовал английский гроссмейстер Карл Мизес, издавший книгу об этом в 1918 г.

Таким образом, Сальве знакомил свою аудиторию с уже хорошо разработанными дебютами и с самыми последними достижениями шахматной мысли, выстраивая определенную систему, планомерно развивая стратегическое мышление игроков. Представлены партии с записями ходов, с его комментариями и соображениями, поиском более оптимальных ходов, с возможными вариантами игры на несколько ходов вперед, с шахматными диаграммами наиболее интересных моментов, как это было принято во многих шахматных изданиях.

В этом же третьем номере Сальве знакомит своих читателей с интересными вариантами игры — принятым и непринятым гамбитом слона, который разрабатывал уже упоминавшийся в данной статье российский мастер немецкого происхождения Эммануил Степанович Шифферс (1850–1904), подготовивший самоучитель игры, изданный уже после его смерти в 1907 году. Здесь мы видим уже не только развитие пешечной структуры, но и взаимодействие легких фигур: слона Cf1-c4 и коня Kg1-f3. Идея состоит в том, чтобы занять центр и одновременно защитить своего короля от шаха ферзем противника, а также добиться преимущества в развитии. Таким образом, реализуется сразу несколько дебютных стратегий. И в данном случае Сальве представляет самые последние достижения шахматной теории.

Заслуживает внимания карикатура на Наполеона в виде шахматного короля, окруженного неприятельскими фигурами со всех сторон, опубликованная во втором номере в связи с 100-летней годовщиной Лейпцигской битвы — «битвы народов».

Язык издания весьма простой. Это сильно германизированный идиш с малым вкраплением гебраизмов. Лишь изредка можно встретить такие слова, как «ницахон» — победа (хотя встречается и германизм «зиг»), «хидушим» — новшества, «морэ» — учитель, «йесод» — начало, «харифут» — тонкость, «ойеф» — противник, «маалот» — ступени, «соф-шпиль» — эндшпиль и ряд других. Они попадаются буквально по одному на страницу. Встречается слово «свите» — свита — явный славянизм.

Из номера в номер продолжалась публикация исторического очерка о шахматах. В первой части рассказана легенда о том, как изобретатель шахмат Сета попросил у индийского раджи за свое изобретение одно зерно с первой клетки, два со второй, четыре — с третьей и так далее, удваивая на каждой последующей клетке количество зерен. В итоге получилось число 18.446.744.673.709.551.615. В газете допущена опечатка в последних цифрах. Интересно, что в конце статьи сказано, что шахматы появились за 500 лет до Иисуса Христа [Шахцайтунг 1913. № 1, C. 5]. А в продолжении этого исторического очерка в следующем номере оспаривается мнение о том, что шахматы были распространены уже в Персии, куда они попали из Индии, за 550 лет до христианской эры [Шахцайтунг 1913. № 2, C. 4]. Эти фразы говорят, в том числе, о далеко зашедших процессах ассимиляции. Они явно предназначались не для глаз религиозных евреев.

Стоит отметить, что религиозные евреи на тот момент вовсе не чурались шахмат, а наоборот, охотно в них играли. Если в Средние века и были какие-то предубеждения, они остались далеко в прошлом. Тот же Акиба Рубинштейн, как отмечается в статье,

«вынес из хедера и бейт-мидраша хорошую голову и острый ум» [Шахцайтунг 1913. № 2, C. 3].

Еще одна статья из исторического цикла, очевидно, напечатанная исключительно ради развлечения, — «Царь Соломон и чудо шахматной игры (восточное предание) (перевод с французского) [Шахцайтунг 1913. № 3, C. 5–6]. В третьем номере размещалось начало, с продолжением в следующих номерах. Это совершенно фантастическая история о древнем состязании между Соломоном, египетским царем Шишеком, вавилонским царем Навуходоносором, ассирийским царем Салманасаром и другими царями. Мало того, что эти цари не могли встретиться, так как жили в разное время, но и шахматы изобрели все-таки позже царствования Соломона, хотя в еврейской традиции и бытует притча об игре царя Соломона со своим приближенным Бенияу бен Йеояда, главой Сангедрина, и еще ряд мидрашей про шахматы.

Освещение новостей из мира шахмат стабильно занимало несколько страниц, однако порой эти сообщения значительно запаздывали. В номере от 31 октября (13 ноября) сообщалось о смерти в Лондоне 28 августа Леопольда Хоффера (1842–1913), видного шахматиста и шахматного журналиста венгерско-еврейского происхождения, выпускавшего в Англии шахматный журнал [Шахцайтунг 1913. № 2, C. 10]. Возможно, данное опоздание было вызвано тем, что это был первый номер газеты, в котором сообщалось о случившихся относительно недавно событиях.

Однако в то время скорость передачи информации уже была высокой, даже практиковались шахматные матчи по телеграфу, о которых также сообщалось в газете, как, например, партия между Йоханнесбургом и Ливерпулем, проводившаяся с мая по сентябрь 1913 г. [Шахцайтунг 1913. № 2, C. 9].

«Эрште идише шах-цайтунг» имела широкую сеть корреспондентов в различных городах Российской империи и за границей. На заднем форзаце, помимо Лодзи и Варшавы, перечислены такие города, как Рига, Вильна, Белосток, Одесса, Слоним, Ломжа, Гродно, Витебск, Кременчуг, Киев, Житомир и многие другие, а также Нью-Йорк, Лондон, Лемберг. Всего указано 70 городов. Что характерно, указаны фамилии этих корреспондентов.

Такой широкий охват и наличие корреспондентов даже в небольших городах свидетельствовал об интенсивности шахматной жизни, об интересе публики к разного рода событиям из мира шахмат. Сообщалось о сборе средств для установки памятника Чигорину [Шахцайтунг 1913. № 3, C. 9]. В основном новости касались побед Маршалла, Тартаковера, Янковского и многих других шахматистов в турнирах в различных городах мира, от Нью-Йорка и Гаваны до Лондона и Одессы.

На последних страницах номеров газеты размещались шахматные задачи и окончания партий. Это типичные шахматные задачи, довольно сложные, обычно заключавшиеся в необходимости поставить мат в 1, 2 или в 3 хода.  Причем читатели могли прислать свой вариант решения задачи в редакцию, и их фамилию печатали в следующем номере. Решение должно было быть всесторонне продуманным, т.е. предусматривать все возможные ходы противника. Десяти наиболее активным читателям, которые в течение года решили бы большее количество задач, полагался приз от редакции — шахматная доска стоимостью 6 рублей [Шахцайтунг 1913. № 1, C. 15]. И действительно, в следующем номере латинскими буквами напечатаны фамилии с их вариантами решений. Судя по фамилиям (J. Scheel, L. Merenyi, B.E. Fegan, E. Polkoska, Ischemel, Kilesman и другие) читатели, по-видимому, были в основном польскими евреями. Это один из немногих примеров, когда нам известны фамилии читателей еврейской прессы. Вопрос о ее читательской аудитории, в том числе о читателях именно этой газеты, остается не до конца ясным.

Ответы на задачи публиковались через один номер. Так, в третьем номере от 31 октября опубликованы ответы на задачи из первого номера от 1 октября. То есть читатели должны были ждать их целый месяц. Газета выходила раз в две недели.

Еще одно подобное издание на идише, также выходившее в Лодзи годом позже, — первая еврейская спортивная газета. Там публиковались статьи о технике бега, о спортивном движении среди евреев в Англии, спорте весной и осенью, еврейской «олимпиаде» в Вене, здоровье через гимнастику и т.п. Это еще один характерный пример узкоспециализированного издания.

Многообещающий дебют «Эрште идише шах-цайтунг» неожиданно закончился. Видимо, популярность данного издания была не столь велика, тираж был небольшой, хотя на обложке провозглашалось, что номера будут печататься «многотысячными экземплярами и читаться в интеллигентских кругах». В начале ХХ века шахматы переживали свой расцвет, становясь необычайно популярными. Начавшаяся Первая мировая война и связанный с нею запрет на прессу на идише лишили газету последних шансов на выживание. Газета просуществовала всего один год. Тем не менее, издание послужило катализатором всплеска интереса к шахматам среди широких слоев еврейства, впоследствии давшего миру множество выдающихся шахматистов.

Литература

  1. Бронзник В., Терехин А. Стратегические приемы — Москва: Андрей Ельков: 2016. — 344 с.
  2. Каспаров Г.К. Мои великие предшественники. Новейшая история развития шахматной игры: в 3 томах. Т. 1: От Стейница до Алехина — Москва: РИПОЛ КЛАССИК: 2003. — 512 с.
  3. Линдер И.М. Эммануил Ласкер: жизнь и игра — Москва: Астрель: АСТ: Люкс: 2005. — 350 с.
  4. Ройзман А.Я. Шахматные миниатюры: 400 комбинационных партий — Минск: Полымя, 1978. — 216 с.
  5. Теория и практика шахматной игры — Москва: Высшая школа: 1984. — 272 с.
  6. Шахцайтунг. Лодзь. 1913. № 1-3.
  7. Юдасин Л. Тысячелетний миф шахмат — Москва: Северный паломник: 2003. — 608 с.

 

Print Friendly, PDF & Email
Share

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Арифметическая Капча - решите задачу *