©"Заметки по еврейской истории"
  май-июль 2022 года

 132 total views,  27 views today

Известны имена чиновников, детали снабжения двора, планировка дворца, устройство трона, упомянуты даже конюшни, но не внешность царя или отношение к женам и детям. Соломон обессмертил любовь к еврейке Суламифи, но предпочитал иноземных женщин. Есть мнение, что 700 жен и 300 наложниц из разных стран — грандиозный прозелитский проект.

Ярослав Ратушный

НЕБЕСНАЯ КОНСПИРОЛОГИЯ[*]

(продолжение. Начало в №10/2021 и сл.)

ВЕЛИКОЕ ЦАРСТВО

Ярослав РатушныйФилистимляне с опозданием осознали, что по соседству сформировалось боеспособное агрессивное государство, и приступили и военным действиям.

Давид дважды разгромил с помощью небес огромную армию — ощущаемые в шелесте деревьев ангелы поражали врагов неведомым оружием.

Царь вознамерился перевести в Иерусалим хранимую долгое время в частном доме святыню, но грандиозное торжество омрачилось смертью прикоснувшегося к Ковчегу Узы[2].

Опасный артефакт погубил множество филистимлян и евреев. К ноге входившего в Святилище первосвященника привязывали веревку, чтобы вытащить труп в случае поражения.

Через три месяца левиты благополучно доставили Ковчег в столицу в сопровождении ликующего народа и прыгающего от радости Давида.

Цари Аммона любой ценой стремились унизить евреев, один хотел выколоть правый глаз, другой обрил послам бороды и обрезал одежды, обнажив срамные места.

Давид реорганизовал армию, вел победоносные войны, значительно расширил границы, обложил данью и поставил во враждебных городах наместников и гарнизоны.

Зверское обращение с пленными связано с трудностями перевода — заставляли работать, а не вопреки логике казнили ремесленными и сельскохозяйственными инструментами.

Царь отложил захваченные в многочисленных войнах драгоценности для строительства дома Божия, но Всевышний отказал в резкой форме.

Божественный план предусматривал возведение Храма в царствование десятого сына Давида, рожденного от замужней женщины — для небес нет ничего невозможного.

Царь увидел в сумерках далекий образ купающейся на крыше женщины, воспылал страстью, презрел закон и мораль и повелел привести жену ушедшего на войну воина.

Давид не был бессовестным восточным деспотом, способным на любое беззаконие для удовлетворения своих прихотей — написано «творил суд и правду».

Зрелый многодетный мужчина, обладающий множеством жен и наложниц, мог возжелать смутный, едва видимый образ только по воле небес.

Вынужденная[3] отдаться царю Вирсавия[4], по мнению комментаторов, предназначалась Давиду со дня сотворения мира — связь предусмотрена божественным планом.

Высшие силы заставили избранника согрешить, чтобы череда несчастий, множество смертей и исковерканных судеб возвели на престол Соломона.

Давид служил Богу не только добрыми, но и злыми помыслами, ибо воцарение рожденного Вирсавией сына требовало устранения многих конкурентов.

Беременность Вирсавии вынудила царя отозвать с войны мужа, который решительно отказался идти домой и вопреки приказу ночевал во дворце.

Предполагаемое нашептывание доброхотов об измене жены могло спровоцировать дерзкие упреки: армия в шатрах, а царь нежится во дворце.

Второй отказ захмелевшего Урии[5] вынудил царя приказать предательски убить воина[6] для спасения своей репутации и чести соблазненной женщины.

Армия не смирились бы с развратным царем, соблазняющим жен своих воинов, постоянно рискующих жизнью на войне.

В отношениях с Вирсавией нет романтизма — первое свидание, утешение после смерти ребенка, приведшее к зачатию Соломона, и последний визит для воцарения сына.

Пророк рассказал об отнявшем у бедняка единственную овечку богаче и предрек четыре наказания, необходимые для возведения на престол Соломона.

После победы над филистимлянами Давид не вопрошал Господа в многочисленных войнах — связь с небесами осуществлялась через пророков.

Возможно, оторванность от высшего мира компенсировалась написанием гениальных псалмов, отражающих чувства и обстоятельства помазанника.

Многие стихи сопровождались уточнением «псалом Давида» — его авторство, а «псалом для Давида»[7] — произнесены святым духом.

Невероятная удача, сопровождающая Давида во время преследований Саула и в сражениях, сменилась горькими семейными бедами.

Первенец воспылал безумной страстью к привлекательной сводной сестре, чей родной брат слыл самым красивым человеком в стране.

Бедолага сошел с лица без надежды подступиться к скромной девушке, но мудрый кузен[8] подсказал остроумное решение.

Советчик не планировал изнасилование царской дочери наследником престола, а предложил деликатно намекнуть на средство исцеления.

Снедаемый страстью Амнон кратко изложил просьбу вместо многословных и витиеватых выражений, свидетельствующих о любви.

Проницательный царь, постоянно проявляющий поразительную беспечность к детям, попросил дочь навестить больного брата.

Непреодолимая страсть, изнасилование сводной сестры и даже последующее глубокое отвращение укладываются в рамки поведения негодяя.

Однако Амнон, обязанный любыми средствами скрыть уничтожающий шансы на воцарение скандал, приказал вытолкнуть на улицу опозоренную девушку при свете дня.

Публичность преступления лишала прав на престол — народ не признал бы насильника, поэтому иррациональное поведение объяснимо только влиянием небес.

Возможно, разгневанный Давид полагал потерю царства достаточным наказанием первенца, изнасиловавшего его дочь, обреченную провести несчастную жизнь в уединении.

Затаивший обиду Авессалом[9] через два года уговорил заподозрившего неладное отца отпустить первенца на праздник, приказал слугам убить насильника и бежал из страны.

Через пять лет Давид обнимал и целовал совершенного от макушки до пят братоубийцу, выделявшегося среди прочих сынов.

Умный хладнокровный и решительный красавец был идеальным наследником престола, а мщение за честь сестры увеличило его популярность.

Авессалом завел колесницу и 50 телохранителей, как будущий царь, и беспрепятственно угождал народу, но одновременно построил гробницу.

Следовало спокойно ожидать законной передачи власти, а не пускаться в опасную авантюру при поддержке иудейских старейшин и большинства колен.

Давид покинул в сопровождение двора и гвардии неприступный Иерусалим — единственный правильный ход при массовом заговоре, чтобы выявить верных людей.

Недоверчивый царь предложил иноземным наемникам перейти на службу к новому повелителю, но командующий отрядом филистимлянин заверил в верности.

Надежный друг царя отправлен к мятежникам для противодействия Ахитофелю[10], чьи безошибочные советы сравнивали с божьим словом.

Мудрец предложил войти к оставленным во дворце наложницам и немедленно настичь и убить Давида, но под влиянием небес стали собирать огромную армию.

Друг царя подозревал, что его невероятно глупый совет принят только для вида, поэтому передал весть немедленно ночью перейти Иордан.

Ахитофель увидел неминуемость поражения, поскольку Всевышний затмил разум Авессалома и его приближенных, уехал в поместье, написал завещание и повесился.

Семей[11] оскорблял и швырял камни в царя, запретившего убить безрассудного хулителя, чтобы унижение склонило в его сторону небесное правосудие.

Промедление мятежников позволило Давиду получить подкрепление и организовать своих воинов для решающей битвы.

Давид строго приказал беречь сына, у которого было много возможностей получить царство, кроме самой важной — одобрения Всевышнего.

Опытный военачальник по внушению небес выстроил огромное войско перед густым лесом, лишившись возможности маневра.

Многократно превосходящие численностью мятежники подверглись воздействию небес и побежали через лес, «погубивший в тот день больше людей, чем меч»[12].

Насланная небесами паника была настолько нетерпимой, что Авессалом остался один даже без защиты телохранителей[13].

Огромное войско не заметило, что предводитель зацепился роскошными волосами за ветви дерева и повис над землей.

Самый красивый в стране человек стриг раз в году отяжелявшие волосы и был, подобно Самсону, бессрочным назореем — благочестиво пренебрегающим внешностью и вином.

Фактический царь, любимец народа, невероятный красавец и умница остался в беспомощном одиночестве и был приколот, как редкое насекомое в небесной коллекции.

Мудрый Иоав без сомнений и вопреки прямому приказу поспешно убил Авессалома и вместо благодарности стал врагом царя.

Безутешный Давид вышел к народу и стал действовать только после угрозы Иоава, смещенного с должности главнокомандующего войсками.

Царь оригинально уладил конфликт: милостиво призвал помазавших Авессалома иудейских старейшин и поставил во главе армии полководца мятежников.

После всеобщей амнистии многие поспешили выразить верноподданнические чувства, что привело к ссоре между иудеями и другими коленами.

После призыва к сепаратизму Давид поручил новому полководцу собрать иудейское ополчение, но Иоав убил конкурента и подавил бунт.

Небесное правосудие недоступно пониманию из-за отсутствия полной картины мироздания, поэтому кажется крайне несправедливым.

После трехлетнего голода, прекращенного после погребения Саула и его мужского потомства, Бог снова воспылал гневом и «подбил»[14] Давида исчислить народ.

Манипулируемый небесами царь дал пагубное поручение Иоаву, вынужденного подчиниться приказу и пройти по стране.

Сердце Давида дрогнуло после доклада, а на следующий день пророк предложил выбрать наказание: 7 лет голода, 3 месяца бегства от врагов или 3 дня мора.

Царь положился не небесное милосердие — на следующий день умерло 70 тысяч. На месте будущего Храма Давид увидел ангела с обращенным в сторону Иерусалима мечом.

После покаянной молитвы мор прекратился, но после встречи с ангелом царь ослаб и не мог согреться под многими одеялами.

Лекари посоветовали найти красивую девственницу с определенными свойствами, поэтому искали по всей стране, чтобы согреть обессилевшего царя.

Красавец Адония по примеру Авессалома завел коней, колесницу и 50 телохранителей, позиционируя себя как будущего царя.

При поддержке первосвященника, главнокомандующего армией, царских сынов и придворных следовало спокойно ожидать смерти больного отца[15].

Давид до конца оставил престолонаследие неопределенным, а небесное влияние заставляло наследников совершать нелепые роковые поступки.

Основному претенденту на престол взбрело в голову устроить для сторонников пир, подобный современному съезду политической партии.

Адония не провозглашал себя царем, не было ни одного из трех необходимых действий: помазанье, трубление в бараний рог и признание народа.

Иначе следовало вначале объявить царем бесконфликтного и устраивающего почти всех Адонию и потом праздновать, а не наоборот.

Пророк Нафан[16] послал запуганную Вирсавию напомнить о клятве, доложил о самозванном воцарении[17] и намекнул на последствия сопротивления божественной воле.

Безучастный Давид испытал неожиданный прилив энергии и дал четкие указания немедленно помазать в цари Соломона под охраной гвардии.

Выбрано самое удачное время для аврального воцарения в отсутствии всех вероятных противников, пирующих вместе с основным претендентом.

Сторонники Адонии поспешно разбежались, услышав ликующие крики народа, даже не помыслив противиться престарелому царю.

Давид после встречи с ангелом ослаб телом, но до конца сохранил ясность рассудка и завещал сыну быть верным Богу и покарать врагов.

Юный царь предпочитал убирать противников на определенных условиях, чтобы не брать на душу грех пролития крови.

Адония возжелал непознанную престарелым царем красавицу[18] — неопределенный статус девушки позволил Вирсавии ходатайствовать.

Соломон воспользовался предлогом и казнил старшего брата, поддерживаемого почти всей элитой, а заодно выслал ненадежного первосвященника.

Слава национального героя не спасла Иоава, пожелавшего умереть возле жертвенника — охотно исполнили последнее желание.

Оскорбивший Давида Семей получил двусмысленный запрет покидать столицу: не выходи туда и сюда, если пересечешь Кедрон — умрешь.

Вероятно, бедолага понял, что нельзя возвращаться к своему колену, и через три года пошел в противоположном направлении для возврата беглых рабов.

Ликвидация основных противников упрочила положение царя внутри страны, а мир на границах обеспечили жестокие войны Давида.

В регионе только мощный Египет представлял реальную угрозу, поэтому Соломон осуществил беспрецедентный брак с дочерью фараона

Таинственные силы заставили принцессу оставить родину и умереть на чужбине без мумификации, сложного погребения и надежды на воскрешение.

В отличие от первых царей на Соломона не сошел после помазанья божий дух, изменявший глубинные слои психики, и не было пророчеств.

После долгого ожидания божественного контакта юный царь решил установить отношения с небесами вознесением на древнем жертвеннике тысячи голов скота.

Перед Богом нельзя лукавить, тем более во сне, успешный во всех отношениях царь просил «слышащее сердце», обращенное не к народу, а к небесам.

Всевышний сказал: «Просил разум ты себе, чтобы слушать суд» (3 Цар. 3:11) — высший суд для осознания божественного замысла.

Любимец ничего не просил для себя, но получил непревзойденную мудрость, мир на границах, колоссальное богатство, самых красивых женщин, почитание людей и прочие дары.

Скупые и строгие небеса словно прорвались для благоденствия одного царя и процветания страны, необходимого для строительства Храма.

Союз с Египтом позволил наладить выгодную торговлю лошадьми и колесницами, а финикийцы построили корабли для экспедиций за золотом и слоновой костью.

Страна невероятно разбогатела, но разделенный на 12 административных округов народ был ущемлен податью и трудовой повинностью[19].

Легендарная мудрость позволила судить не по закону со свидетелями и доказательствами, а множество колесниц внушали страх окружающим народам.

Семь лет напряженной работы народа, невероятное количество золота, изумительное искусство мастеров понадобились для возведения великолепного Храма[20].

Священники перенесли[21] и установили Ковчег и другие реликвии. На глазах всего народа облако заполнило Храм, а жертвенник освятил сошедший с неба огонь.

Иосиф Флавий писал, что божественное облако временно ослепило неспособных продолжить службу священников, подобное явление произошло в Скинии.

Самый мудрый и счастливый человек нарушил все заповеди царя во Второзаконии: чрезмерно умножил жен, коней, золото и превознесся над народом.

Царь построил невиданный по роскоши дворцовый комплекс и восседал на троне из слоновой кости, отделанным золотом и украшенный драгоценными камнями и фигурами львов.

В сравнении с живыми и яркими образами Саула и Давида Соломон выглядит загадочной тенью, обросшей множеством разнообразных легенд[22].

Известны имена чиновников, детали снабжения двора, планировка дворца, устройство трона, упомянуты даже конюшни, но не внешность царя или отношение к женам и детям.

Соломон обессмертил любовь к еврейке Суламифи[23], но предпочитал иноземных женщин. Есть мнение, что 700 жен и 300 наложниц из разных стран — грандиозный прозелитский проект.

Вряд ли самый умный человек на земле впал в старческий маразм и обратился к чужому служению под влиянием многочисленных жен.

Идолопоклонство Соломона демонстративно и избыточно, упомянуто служение Астарте и Мильхому, строительство капищ Хамосу и Молоху на Масличной горе напротив Храма.

Многочисленные жены всего лишь пользовались ситуацией:

«То же сделал он для всех чужестранных жен, которые приносили воскурения и жертвы своим божествам» (3 Цар. 11:8).

Небеса воспринимали два взаимосвязанных мира как одно целое, поэтому если Израиль служил чужим богам — антагонист праведен в вере.

Есть легенда, основанная на словах «я был[24] царем в Иерусалиме» (Экк. 1:12) — Асмодей три года сидел на троне в образе царя, заброшенного в дальние страны.

Древние мудрецы высказывали противоположные мнения о Соломоне[25]. Одни предполагали исследование руководящих народами ангелов, другие упрекали в совращении сынов, видевших идолопоклонство матерей.

Завещавший отомстить врагам Давид дважды упомянул мудрость сына — достаточно для правого суда, процветания царства и организации строительства Храма.

А дополнительная непревзойденная мудрость дана для постижения тайн и запланированного небесами отступничества: «Господь дал мудрость Соломону» (3 Цар. 5:12).

Иначе придется согласиться с крайними проявлениями гностицизма о тупом и злобном демиурге, неспособным предвидеть будущее.

Разумеется, Всевышний знал, что одаренный всеми благами мира и предельно умный избранник будет угождать божкам окружающих народов.

В противном случае необъяснимо отсутствие наказания вероотступнику или предупреждения через безмолвствующих пророков.

Самый умный из людей понимал несправедливость небесного плана с человеческой точки зрения — излил горечь в Книге Экклезиаста.

Это не пессимизм, а признание высшей реальности все испробовавшего, все познавшего и непревзойденно мудрого человека.

Отсюда бездействие при превращении подвластных областей во враждебные царства и неудачное покушение на бунтовщика Иеровоама[26].

Царство Соломона началось интригой пророка Нафана, а завершилось пророчеством Ахии об отторжении десяти колен за инициированное небесами идолопоклонство народа.

Смерть Соломона также таинственна и неоднозначна, одновременно написано о старости и начавшимся в юном возрасте сорокалетнем царствовании.

Короткий золотой век и возведение Храма были вершиной, означающей неминуемое падение, как после богоявления последовало поклонение Тельцу.

Объединенное государство разделилось на два враждующих царства, а непродолжительный период единобожия вновь сменился идолопоклонством

ИЗГНАНИЕ ОТСТУПНИКОВ

Наследник Соломона совершил ряд чудовищно глупых поступков, хотя в сорок один год отроду можно набраться государственной мудрости.

Следовало принять представителей десяти колен в Иерусалиме, поскольку для законной передачи власти не требовалось одобрения всего народа.

Царь не внял умудренным советникам, не счел нужным частично удовлетворить требования поданных и пустозвонно бахвалился мощью.

Апофеоз навязанного небесами скудоумия: послать самого ненавистного человека — начальника сборщиков податей в разгневанную народную массу.

Старого чиновника забросали камнями и убили, а сбежавший в Иерусалим царь проявил расколовшую страну тупость, хотя в дальнейшем был разумным и прагматичным.

Ровоам[27] собрал 180 тысяч воинов для подавления восстания, но божий человек объявил о разделении по воле Господа и запретил воевать с братьями.

Отделившийся Израиль избрал царем Иеровоама — единственного человека осмелившегося выступить против произвола Соломона.

Исполнилось пророчество об отделении десяти колен под властью нового избранника, обязанного благодарно следовать воле Всевышнего.

Новое государство нуждалось в собственном культе, чтобы великолепие Храма в Иерусалиме не привлекало сердца и души израильтян.

Иеровоам должен был пойти против Бога и понести неминуемое наказание или потерять власть и погибнуть от рук поданных.

После совещаний с доверенными лицами царь возродил древний культ и поставил двух золотых тельцов[28] не севере и в центре страны.

Иеровоам повторил сказанные в пустыне слова[29], приносил жертвы как первосвященник, назвал детей именами сынов Аарона и назначил священниками всех желающих.

Реализовалось стремление Корея и 250 влиятельных мужей, протестовавших против исключительного права одной семьи и одного колена служить Всевышнему.

Комментаторы сравнивали с херувимами Храма тельцов, которые лишь притягивали внимание небес, хотя культ являлся идолопоклонством.

Вскоре пророк объявил об искоренении всего мужского потомства избранника, удостоенного обещания о божественном покровительстве.

Наличие Храма не мешало иудеям приносить жертвы на высотах, изготовлять кумиров и подражать мерзостям окружающих народов.

На пятый год царствования Ровоама фараон забрал все сокровища царского дворца и Храма[30] — от великолепия Соломона ничего не осталось.

Праведный Аса боролся с идолопоклонством, лишил мать царского звания за увлечение кумиром[31] и пополнил опустевшую храмовую сокровищницу.

Вскоре все драгоценности пошли на взятку сирийскому царю для нападения на израильтян, строивших стратегическую крепость неподалеку от Иерусалима.

Династии в Израиле часто сменялись после заговоров военачальников. Воцарившийся Вааса[32] убил сына Иеровоама и весь его род.

Его наследник пьянствовал в тылу во время войны и был убит Замврием[33], который 7 дней своего царствования резал приближенных предшественника.

Войска выбрали царем Амврия[34] и осадили город. Замрий погиб в подожженном дворце, а половина народа выбрала другого царя, началось недолгое двоевластие.

После искоренения дома Иеровоама небеса равнодушно взирали на частые смены династий в Израиле со зверским вырезанием целых родов.

Однако введенное Иезавелью[35] служение Ваалу побудило пророка Илию[36] объявить Ахаву, что дождь прольется только по его слову.

Умная и властная финикиянка, влиявшая на царя и двор, содержала сотни языческих жрецов и преследовала последователей Господа.

На третий год засухи пророк по повелению Всевышнего предложил измученному бедствием Ахаву состязание с языческими жрецами на горе Кармель.

Праведный Овадия, спасший 100 пророков, не доверял жестокому Илии, приносящему голод, беды и смерть, хотя Ахав был готов на все ради дождя.

В присутствии народа служители Ваала полдня безуспешно бесновались возле жертвенника, а пророк одной молитвой вызвал небесный огонь.

После избиения языческих жрецов Илия возвестил о скором дожде, а затем под влиянием Бога бежал около 20 километров перед царской колесницей.

Иезавель поклялась отомстить беспощадному пророку, ушедшему в пустыню и впавшему в депрессию, поскольку чудо ничего не изменило.

Обладавший военным превосходством арамейский царь предъявил неприемлемые требования и вынудил готового стать вассалом Ахава к неравной битве.

По слову пророка арамейцы потерпели поражение, но через год восстановили силы надеясь победить в сражении на равнине.

После повторного избиения Ахав пощадил и великодушно назвал братом высокомерного врага, желавшего забрать его лучших жен и сынов.

Пророк немедленно объявил наказание за неуместное благодушие и безрассудство после одержанной с помощью небес победы.

Занятый благоустройством своего имения Ахав вознамерился обменять или приобрести за плату соседний виноградник, но владелец грубо отказал.

Царь впал в депрессию, отвернулся к стене и отказался от еды из-за неуважительного отношения поданных, а не виноградника.

Привыкшая к деспотическим решениям проблем Иезавель послала письмо старейшинам с повелением ложно оклеветать и казнить Навуфея[37].

По лжесвидетельству двух негодяев подсудимого забросали камнями, а царица предложила Ахаву вступить во владение.

Всевышний послал Илию сообщить об искоренении мужского потомства, но смирение царя смягчило приговор переносом исполнения после смерти.

Через три года получивший два гибельных пророчества Ахав почувствовал непреодолимое желание воевать за маленький городок.

400 провидцев возвестили победу, но осторожный иудейский царь предложил обратиться к пророку Господа, предсказавшего поражение и смерть Ахава.

В необычном видении небесное собрание решило послать дух лжи в уста пророков, чтобы заманить на битву Ахава и умертвить в определенном месте.

Вопреки предостережению Ахав вступил в сражение переодевшись в простого воина, а роскошное одеяние иудейского царя отвлекало внимание врагов.

Арамейские командиры получили приказ атаковать только Ахава, смертельно раненного наведенной небесами стрелой, попавшей в щель между латами.

Раненный царь велел вознице вывезти его из гущи сражения и целый день героически стоял в колеснице на виду войска и умер, истекая кровью.

Пророк Елисей спас армии трех царей от жажды в пустыне, предсказав появление вод и победу, но после сожжения царем Моава на стене первенца войска отступили.

Большинство комментаторов полагали, что в жертву принесен захваченный в вылазке сын царя Эдома, прекратившего осаду в гневе на союзников.

Текст не дает ясного понимания, но сожжение чужого первенца не соответствовало идее жертвоприношения, предполагающей самое ценное[38].

Подозревавший шпионаж арамейский царь послал большое войско, окружившее город для захвата провидца, предугадывавшего все намерения.

По слову пророка воины впали в сомнамбулическое состояние, потеряли ориентацию, были приведены в столицу, накормлены и отпущены с миром.

Арамейцы ответили осадой Самарии[39], голод вынудил женщин есть умерших детей. Ужаснувшийся царь разодрал одежды и поклялся казнить Елисея.

Старейшины задержали палача, а пророк от имени Бога провозгласил, что завтра продукты будут продаваться по ценам мирного времени.

Небеса наслали в сумерках шум приближающегося войска — арамейцы испугались, что для снятия осады наняты армии хеттов и египтян.

В смятении и паническом бегстве оставлены множество съестных припасов, драгоценностей и оружия, даже не были отвязаны кони и мулы.

В Дамаске Елисей открыл будущее воцарение и множество бед Израилю вельможе, умертвившего приболевшего повелителя[40].

В Израиле посланный пророком ученик помазал полководца Ииуя[41], убившего раненного на войне царя, а заодно навестившего его царя иудейского.

Старейшины Самарии послали корзины с головами 70 сынов Ахава. Были также убиты 42 иудейских принца, приехавшие на беду погостить у кузенов.

Насмехавшуюся с царским величием над узурпатором Иезавель выбросили из окна, ее труп, как предсказывал пророк, почти полностью съели собаки.

Ииуй заманил на большое жертвоприношение и убил всех жрецов Ваала, сжег идолов и заслужил царство для четырех поколений своего рода.

Новый царь не упразднил поклонение тельцам, не осуждаемое ни одним словом Илией и Елисеем, хотя Иеровоам поплатился гибелью всего потомства.

В Иерусалиме дочь Иезавели узнала о гибели мужа и всех царских сынов, отравила своих внуков, захватила власть и правила шесть лет.

Искоренение рода Ахава едва не привело к гибели всех потомков Давида, кроме спасенного и спрятанного в Святилище годовалого ребенка.

Через шесть лет первосвященник организовал заговор и предъявил удивленному народу окруженного телохранителями законного царя.

Подросший Иоас [42] попал под влияние придворных и приказал забросать камнями на храмовом дворе обличающего Захарию[43] — сына своего спасителя.

Откупившегося от арамейцев царя убили придворные. Наследник казнил убийц и был убит заговорщиками, но дворцовые перевороты в Иудеи не вели к свержению династии Давида.

Перед смертью Елисей магически помог народу в борьбе с арамейцами, но израильский царь недостаточно много ударил стрелами по земле.

Иудейский царь Амасия[44] отослал по требованию пророка нанятых для войны с Эдомом израильских наемников, которые получили плату, но занялись грабежами и убийствами.

После победы царь стал поклоняться привезенным в Иерусалим идолам и объявил войну Израилю, но потерпел поражение и попал в плен[45].

Израильский царь Иоас угрожал казнить пленника, вошел без боя в Иерусалим, забрал сокровища Храма и царского дворца, проломил стену и взял заложников.

Агрессивная Ассирия заставила закоренелых врагов Израиль и Арам совместно воевать с Иудеей, чтобы силой принудить к совместной борьбе.

Союзники нанесли поражение иудейской армии, потерявшей 120 тысяч воинов, опустошили всю страну до Красного моря, но не взяли Иерусалим.

Ахаз подобно предшественникам опустошил храмовое и дворцовое хранилище и послал сокровища ассирийскому царю с просьбой защиты.

Ассирийцы взяли Дамаск, убили арамейского царя, а народ переселили. В течение 13 лет в Израиле произошло четыре дворцовых переворота.

Усмиренный после отказа платить дань царь Осия[46] заключил союз с Египтом. Ассирийская армия, предотвращая мятеж, захватила большую часть страны.

Царь вышел и был взят под стражу, но его поданные решили сражаться до конца. После трехлетней осады столицы десять колен отправились в изгнание.

Вероятно, не все население Израиля попало в Ассирию и Мидию, часть бежала в Иудею, а некоторые семьи укрылись в потаенных местах.

На территории Израиля поселили другие народы, страдающие от нападений львов, поэтому власти послали священника для обучения местной религии[47].

Ассирийцы практиковали переселения народов, чтобы оторванные от своих корней люди не помышляли о бунте на чужом месте.

Ахаз служил другим богам, провел сына сквозь огонь в честь Молоха, и очарованный увиденным в Дамаске жертвенником приказал изготовить аналог и приносить на нем жертвы в Храме.

Праведный Езекия[48] запретил жертвы на высотах, уничтожил молитвенные столбы и деревья, разбил сделанного Моисеем Медного змея, ставшего предметом поклонения.

Стремление к независимости привело к захвату многих городов и осаде Иерусалима. Царь выплатил огромный штраф и снял золотое покрытие с дверей Храма.

Вскоре армия Санхериба[49] вернулась, поскольку иудеи испортили источники воды, прорыли ров перед стенами и контактировали с Египтом.

Намерение переселить иудеев противоречило небесному плану. Пророк Исайя утешил отчаявшегося царя обещанием божественной защиты.

Ночью ангел поразил 185 тысяч ассирийских воинов[50]. Санхериб поспешно удалился в Ниневию и был убит двумя старшими сынами, бежавшими из страны после отцеубийства.

Мор поразил и Езекию, но после молитвы Господь послал Исайю[51] излечить праведного царя, потребовавшего для подтверждения сложную манипуляцию с тенью.

Польщенный вниманием Вавилона Езекия неосторожно показал послам сокровища, вызвав предсказание пророка о грядущем нашествии и пленении.

Нечестивый наследник добавил к прежним видам идолопоклонства поклонение Ваалу и светилам, даже во дворах Храма стояли алтари для небесного воинства.

Манассия[52] первым использовал Храм для поклонения идолам[53], провел сына сквозь огонь, ворожил у некромантов и чревовещателей.

В его царство народ массово занимался идолопоклонством больше ханаанских народов, а протестовавших пророков преследовали и убивали[54].

В Хрониках уведенный ассирийцами в плен Манассия раскаялся, отказался от идолопоклонства и по возвращению убрал кумиры из Храма.

Наследника на второй год царствования убили придворные, но народ расправился с заговорщиками и возвел на престол восьмилетнего Иосию[55].

В Храме нашли древний свиток[56] и доложили царю, разорвавшему после прочтения одежду, поскольку забытые заповеди не соблюдались.

17 стихов описывают поразительный размах идолопоклонства в стране. Из Храма вынесли и сожгли все посвященные Ваалу, Астарте и небесному воинству предметы.

Разрушили дома блудников во дворах Храма и возведенные Соломоном капища на Масличной горе, сожгли всех идолов и посвященные солнцу колесницы.

Разрушили многочисленные алтари на высотах и убили языческих жрецов, некромантов, колдунов и гадателей как заповедано в найденном свитке.

После очищения от идолопоклонства царь собрал весь народ в Иерусалиме для заключения нового союза с Господом и праздника, не соблюдавшегося со времен Иисуса Навина.

Запоздалое исправление не могло изменить осуществленный безумной политикой последних иудейских царей небесный план о разрушении Храма и изгнании.

Поддерживающий Вавилон Иосия безрассудно погиб в сражении, пытаясь воспрепятствовать армии Египта оказать помощь ослабленной Ассирии.

Фараон сместил наследника и поставил лояльного царя, но вскоре египтяне потерпели поражение от Вавилона, ставшего доминирующей силой в регионе.

Навуходоносор осадил мятежный Иерусалим, но Иоаким благоразумно сдался н был пленен вместе с семьей, знатью, воинами, ремесленниками и другими полезными людьми.

Увещевавшего не восставать без поддержки Господа против новой мировой державы Иеремию неоднократно пытались убить разгневанные патриоты[57].

Поставленный Вавилоном безвольный последний иудейский царь взбунтовался по воле небес без боеспособной армии и надежных союзников.

После продолжительной осады и пролома стены Седекия[58] бежал через тайный ход, но был настигнут и жестоко наказан — зарезали всех сынов, ослепили и бросили в тюрьму.

Царский палач казнил всех знатных людей, разрушил стены, сжег Храм, дворец, заметные дома, а перебежчиков и всех уцелевших в осаде угнал в Вавилон.

Езекия заключил союз, а Иосия погиб, защищая интересы Вавилона, разрушившего и разграбившего Иерусалим, подобная ситуация повторилась с «дружественным» Римом.

Израиль и Иудея уничтожены по одной схеме: захватчики отгрызали куски страны, ставили восстававших царей, разрушали столицы и волнами угоняли население.

В разоренной стране остались только скотоводы и землепашцы, но после убийства наместника Гедалии оставшийся народ опасаясь мести ушел в Египет.

ФЕНОМЕН ПРОРОЧЕСТВА

Бог непосредственно общался с первыми поколениями, затем возникла потребность в ангелах и пророках, а некоторые личности слышали небесный голос.

После исчезновения пророчества высшая воля передавалась через птиц, детей и сумасшедших, хотя люди не понимали птичий язык, а детям и безумцам не верили.

Божественный план осуществляется множеством разновидностей ангелов со своим предназначением, строгой дисциплиной и иерархией.

Основа существования в ином пространстве: «Все дела мира зависят от многих ангелов, но даже самый мудрый из людей царь Соломон не смог понять их осуществление» (Зогар, По прошествии 51).

Люди изображают ангелов как милых крылатых ребятишек, хотя эти существа с ужасными ликами несут смерть и разрушение[59].

Идеальные служители, обладающие индивидуальностью без постоянного образа, не знают усталости, сомнений и противоположных суждений в долгой жизни без воскрешения.

Величина от громадных до мельчайших размеров. Общение подобно телепатии, а передвижение телепортации: «Быстро прилетев» (Дан. 9:21) — в одно мгновение, поскольку их тела тоньше материи.

Посланцы принимают разнообразную форму: «Служители Его — огонь оборачивающийся» (Пс. 103:4) — оборачиваются в мужчин, женщин, бесов и ангелов» (Большое толкование, В начале 21:9).

В иудейской традиции ангелы — неумолимые и смертоносные существа, сопротивлявшиеся созданию Адама и замышлявшие убийство Исаака, Якова и Моисея.

Другой группой агентов влияния являлись пророки, объявлявшие божественную волю, совершавшие чудеса и низвергавшие царей.

Небесные посланцы обладали большими возможностями:

«Я назначил тебя в этот день над народами и над царствами, выкорчевывать и разбивать, губить и разрушать, строить и насаждать» (Иер. 1:10).

Самуил помазал двух царей, Нафан организовал воцарение Соломона, Ахия спровоцировал разделение царства, Елисей смену династий в Дамаске и Израиле.

48 упомянутых в сакральном тексте пророков имели сверхъестественные способности, но только Моисей удостоился полного контакта с Творцом.

В Зогаре устами языческого философа Моисей и Валаам названы равновеликими пророками как чистота и нечистота, сердцевина и оболочка[60].

Связанный с верхним миром видел окружающую свет тонкую тьму. Связанный с нижним миром видел тонкий свет, окружающий тьму, и пророчествовал об отдаленном будущем.

Валаам противоположен Моисею — напыщенный и злой колдун с гипертрофированным самомнением, бьющий ослицу и проклинающий людей за плату[61].

Величайший пророк парадоксально был самым непризнанным. Насильно выведенные в пустыню евреи постоянно бунтовали и порывались убить освободителя.

Моисей везде и всегда был чужаком, большая часть его жизни осталась скрытой, поскольку важным было только предназначение.

Народ беспрекословно слушал Иисуса Навина, имевшего ограниченные контакты с высшими силами, а затем предпочел тяготы царства идеальному правлению Самуила.

Исторический феномен пророчества состоял в конфликте небесной и царской власти, переходящий порой в открытое противостояние.

Иезавель убивала пророков Всевышнего, а спустивший на жертвенник небесный огонь Илия перебил жрецов Ваала.

О бескомпромиссном Илии почти ничего неизвестно, нет имени отца, что крайне необычно, а место рождения нигде больше не упоминается.

Пророк просил воду и лепешку у бедной вдовы, собирающейся последний раз поесть с сыном перед голодной смертью.

Чудо не совершается на пустом месте — маленький хлебец и немного масла необходимы для подключения земных сосудов к неиссякаемому источнику.

Вскоре тяжело заболел и перестал дышать сын вдовы, обвинившей в несчастье Илию, оживившего ребенка[62] молитвами и реанимационными процедурами.

Избранник впал в депрессию, поскольку чудо на жертвеннике ничего не изменило, хотел умереть и упрекал Бога в идолопоклонстве народа: «Ты повернул их сердца назад[63]» (3 Цар. 18:37).

Уставший пророк молил забрать его душу, но ангел отправил его к горе Хорив[64], накормив дающей энергию на 40 дней угольной лепешкой.

Закрывший лицо Илия вышел из пещеры и познал Господа не в сокрушающем скалы ветре, землетрясении или огне, а в тонкой тишине.

Полагавший исполненной миссию пророк получил три дополнительных задания: взять ученика и помазать новых царей над Израилем и Арамом.

Пророки были важными агентами влияния на естественный ход событий, провоцирующие смену династий в Израиле, Иудее и даже в Дамаске.

Перевороты необходимы для наказания отступников, поскольку только семь тысяч израильтян не преклонили колени перед Ваалом.

Заболевший царь возжелал вопросить Вельзевула[65], но Илия остановил и отправил обратно посланцев с объявленным смертным приговором.

Самуил заставил стражников пророчествовать и забыть о задании, Илия небесным огнем сжег сотню солдат и сошел с горы только после заверения ангела в безопасности.

Перед вознесением пророк, трижды просивший отступить пожелавшего двойного духа Елисея[66], ударил плащом по воде и перешел Иордан посуху.

Вероятно, чудо входило в инициацию ученика, зависящую от способности видеть невидимую реальность — забравшую Илию огненную колесницу[67].

Елисей подобрал наделенный магической силой плащ и пошел в обратном направлении — повторил чудесный переход через Иордан.

Пророк исцелил воду и землю Иерихона, но проклял 42-х подростков, кричавших «вознесись, лысый» — издевались над чудом вознесения.

Есть мнение, что растерзавшие подростков медведицы появились ниоткуда, возможно, из иного пространства, поскольку в том месте не было леса.

Слова «оглянулся и увидел» толковали для оправдания чрезмерной жестокости[68] — увидел бесполезность подростков для будущего.

Пророк спас от рабства детей бедной вдовы, наполнив множество сосудов маслом из неиссякаемого источника для погашения долга.

В благодарность за гостеприимство Елисей предсказал рождение сына[69] бесплодной женщине, не желавшей привлекать внимание небес.

Ребенок заболел и умер на коленях матери, но пророк согрел своим теплом окоченевшее тело и создал новую душу тайным божественным именем.

Илия оживил сына вдовы молитвой и реанимацией после прекращения дыхания, а Елисей совершил настоящее воскрешение умершего мальчика[70].

Чудотворец излечил от проказы арамейского полководца, заставил всплыть топор, нейтрализовал яд в котле, накормил 20 хлебцами сотню людей и навел морок на арамейскую армию[71].

Перед смертью Елисей оказал последнюю услугу Израилю непосредственно влияя на будущее или предсказав число побед по количеству ударов царского лука о землю.

Всевышний разговаривал с Авимелехом, Лаваном и Соломоном во сне, но пророчество требовало открытого канала связи сквозь подсознание и бессознательное[72].

Пророки видели высшие миры и интерпретировали картины будущего в доступной сознанию форме, используя известные образы и метафоры.

Михей видел небесное собрание, Исайя шестикрылых серафимов, Иезекиль[73] святых зверей в небесной колеснице, Захария ангелов и чудесных коней.

В Зогаре все пророки, кроме Моисея, смотрели в «несветящее зеркало» — не цитировали Бога, а пересказывали своими словами улавливаемую тенденцию.

Вряд ли лаконичный с первыми людьми, патриархами, Моисеем и Самуилом Всевышний многословно повторялся и иногда использовал банальные сентенции.

Пророческие книги отмечены темным образным языком и напоминают поток сознания с перемешанными видениями различных периодов времени.

Значения многих слов различно понимается переводчиками и комментаторами, даже наиболее доступный язык Иеремии[74] не всегда согласуется с обычной логикой.

Хаим Виталь писал, что пять уровней души связаны с пятью мирами, но грехи и неисполнение заповедей блокируют потоки высших сфер.

В мессианские времена вся земля наполнится знанием Бога, поскольку люди получат иное «сердце» с прямым доступом к духовным мирам.

В Зогаре уже четвертый уровень души не связан с нашей реальностью, но пророки обладали сверхчувствительностью к божественному присутствию.

Избранники не могли противиться высшей воле: «Сломлено мое сердце, все кости содрогаются, стал я подобен пьянице из-за святых слов Господа» (Иер. 23:9).

Вероятно, странные символические действия помогали лучше усвоить божественную волю, передаваемую в прямых указаниях, видениях и сновидениях.

В сознание пророков проникали и перепутывались картинны из близкого и далекого будущего, иначе невозможно объяснить совмещение противоположностей.

Ужасы длительной осады, голод, мор, убийства младенцев и рассечение беременных женщин сменялись уверениями в спасении и всеобщей благодати.

А после уничтожения всего живого в космической катастрофе следовали увещевания оставить многочисленные грехи под угрозой грядущего наказания.

Пророки часто выделяли «слова Всевышнего», но очевидно, речь шла о видении и интерпретации различных этапов божественного плана.

Маловероятно, что Создатель, подобно обманутому мужу, просил неверный народ вернуться обратно и сердечно сочувствовал грешникам.

Скорее всего пророки улавливали и пересказывали общие тенденции, превознося множество личных ассоциаций и представлений.

Служение доставляло множество страданий:

«Буду вопить как безумец и ходить нагой, подниму вопль как шакал и плач как страус» (Мих. 1:8).

Невероятно трудно видеть и лично пережить страшные картины разрушений и человеческих страданий, осознавая неминуемость предсказаний.

Пророки сочувствовали будущим поколениям, испытывая моральную и физическую боль, тело охватывала дрожь, кости трещали как у роженицы.

Двенадцать «малых пророков» более цельны и органичны из-за краткости прорицаний, также отмеченных множеством противоречий.

Михей[75] первым предсказал разрушение Храма и всеобщее разоружение, а Иоиль[76] призвал вооружаться:

«Перекуйте плуги ваши на мечи, а садовые ножницы на копья» (Ио. 4:10).

Наум[77] пророчествовал о наказании безжалостных ассирийцев, а Книга Ионы[78] описала коллективное самоубийство язычников ради спасения душ.

Моисей и Иеремия пытались отказаться от пророческой миссии, но только Иона бежал от божественной воли на край обитаемой земли.

Спящий во время шторма пророк посоветовал бросить его в море, но праведные моряки пытались спасти невинного с их точки зрения человека[79].

Брошенного в воду Иону проглотила большая рыба, олицетворяющая преисподнюю: «Три дня и три ночи» — это дни нахождения человека в могиле» (Зогар, И собрал 89).

Страшный воскресший Иона прошел только третью часть города, поскольку ассирийцы поверили пророчеству[80]: «Через сорок дней Ниневия будет перевернута» (Иона 3:4).

Язычники объявили сорокадневный пост без пищи и воды[81], сожгли город, а царь отказался от власти: «Снял царское облачение и сел на пепел» (Иона 3:6).

Самопожертвование позволило преодолеть двойственность:

«Я ли не пожалею о большом городе Ниневии, где 120 000 людей не различают между правым и левым» (Иона 4:11).

Исследователи отмечали высокий стиль Исайи, игру слов, звукоряд и другие особенности, но в оригинале нет гладкости переводов и часто непонятен смысл предложений.

Есть стихи с однокоренными словами, мощные образы и метафоры, но даже поэты иногда испытывали порывы вдохновения без подключения к высшим сферам.

Пророческие книги нельзя рассматривать как литературные или исторические произведения, хотя в них содержатся различные элементы.

У Исайи ряд глав почти дословно повторяют Книгу царств, у Иеремии много вкраплений исторических эпизодов, личных мытарств и переживаний.

Предсказание будущего считалось самой низкой ступенью пророчества, доступной мудрецам — достаточно знать общий принцип развития.

Комментаторы обращались к известным событиям, хотя лишь малую часть пророчеств можно объяснить ассирийскими и вавилонскими нашествиями.

Критики Библии полагают, что пророчества исключительно привязаны к известным событиям, но тогда пророков следует называть историками.

Пророки обличали грехи и предсказывали неминуемое наказание евреев, но проявили заинтересованность в судьбах других народов.

Особое внимание уделено Египту, Ассирии и Вавилону, но не забыты соседние народы, отдельные города и трудно определяемые племена.

Маловероятна трансляция различными словами примерно одинаковых судеб народов, скорее всего пророки подключались к единой программе.

Исайя предвидел, что заурядный Вавилон станет столицей мира, а затем превратится за разрушение Иерусалима в обитель филинов и шакалов.

Вероятно, в стихах о падении с неба в преисподнюю вавилонского царя смешаны видения о земном правителе и управляющем ангеле.

Вряд ли человек способен подняться выше звезд и сесть в собрании богов, а ангел в могиле покрыться опарышами и стать добычей червей.

Влияние небес на египтян подобно опьянению:

«Господь влил превратный дух и ввел в заблуждение Египет во всех действиях, как пьяный блуждает в блевотине своей» (Ис. 19:14).

Высшие силы контролировали поведение отдельных личностей и целых народов, на иудеев насылался вызвавший утрату мудрости «дух сна».

Исайя видел катастрофические бедствия и картины иной или новой реальности без насилия с вегетарианскими хищниками как в допотопные времена.

Пророки почти всегда конфликтовали с властью. Амоса выслали в Иудею, Иезавель развязала религиозную войну, Ахав искал Илию, пытались казнить Елисея.

Иеремию избивали, сажали в темницу и глубокую яму, спасали от разъяренной толпы, хотели казнить по обвинению в святотатстве и предательстве.

Измученный преследованиями и проклинающий день своего рождения избранник не имел отдаленных пророчеств, хотя видел состояние земли как в первый день творения.

Наиболее непонятный Иезекиль открыл детали небесной колесницы, возрожденного Храма, воскрешения мертвых и другие тайны творения.

Пророк выглядел безумцем в глазах современников, поскольку люди воспринимали высшую реальность как слепящий свет или непроницаемую тьму.

Небесное присутствие невозможно увидеть из-за большой удаленности или ослепляющей близости, делающей предмет невидимым.

Наиболее продуктивным является средний способ, позволяющий издали разглядеть предмет и сделать определенные выводы.

Познание зависит от положения наблюдателя, поэтому ангелы и люди имеют различные представления о божественности.

Человек, поднявшийся на высокие уровни духовности, постигает Бога в видении далеком от истины, которую невозможно удержать в сознании.

Непознаваемая божественность подобна воде в сосуде, но суть оставалась скрытой: «И было на нем название руки Господа» (Иез. 1:3) — не сама рука.

Пророк удостоился в чужой земле видения небесной колесницы, чьи детали имели отдаленное подобие[82] земных представлений и предметов.

4 святых зверя одновременно двигалась с немыслимой скоростью на 4 стороны подобно испусканию света: «Звери появлялись и пропадали как молния» (Иез. 1:14).

Каждый из 4 зверей, несущих трон одной из манифестаций Всевышнего, обладал 4 ликами: льва, быка, орла и человека.

4 святых зверя облачены друг другом, нижние лики включены внутрь высших, и расположены на 4 ангелах, называемых «колеса».

Колеса в свою очередь имеют 4 головы и 4 колеса на одном теле и являются центром, управляющим нижестоящей системой.

В 4 колесах властвует единый дух и каждое колесо имеет по 4 лица, смотрящие на 4 стороны стоящего над ними зверя.

В 4 направлениях двигаются звери, ангелы и колеса — одна система в другой и все синхронизировано одним высшим духом.

Святые звери не только управляют ангельскими колесами, но и выводят великих змеев — соучастников творения с левой стороны.

Реально видевший колеса пророк воспринимал отдаленные подобия ангелов, а еще выше отражение отражений — восседавший на троне светоносный контур[83].

Иезекиль предрек последнюю войну и воскрешение мертвых — кости облачились плотью и оживились духом для существования в новой реальности.

Детально описан третий Храм, порядок служения и жертвоприношений, облачение священников и левитов, как краткое дополнение к Второзаконию.

Книгу Даниила[84] отнесли к писаниям из-за слишком большой доли литературы. Пророк истолковал сон в доступных Навуходоносору представлениях.

Вероятно, приснился золотой, серебряный, медный и железный век. Ступни истукана были наполовину из глины из-за смешения противоположностей в последний период.

Небольшой пущенный нечеловеческой рукой камень искрошил огромного истукана и превратился в большую гору, заполнившую всю землю — возникла новая реальность.

Почти все пророки предрекали гибель реальности:

«Солнце обернется тьмой, а луна кровью пред приходом великого и ужасного дня Господа» (Ио. 3:4).

Пророки предсказывали далекое от действительности торжественное возвращение изгнанников со всех концов земли под ликование и преображение природы.

ЯЗЫЧЕСКОЕ ОКРУЖЕНИЕ

В Вавилоне изгнанники приспособились к жизни на чужбине, но пророчества о возвращении после разрушения Храма будоражили воображение.

В своей стране евреи постоянно склонялись к идолопоклонству, но в мировых центрах языческой цивилизации оставались верными вере отцов.

Тяга к чужому служению и пророчество связаны с божественным присутствием, побуждавших людей поклоняться всеми доступными средствами.

Идолопоклонство исчезло одновременно с пророчеством после возведения второго Храма без божественного присутствия, Ковчега, чудесного огня на жертвеннике и связи с небесами.

Прекращение божественной эманации сделало бесполезным Храм — жертвоприношения стали подобны подбрасыванию дров в печь без тяги.

Бог внушил великому царю Киру отпустить из изгнания иудеев для строительства Храма и возвратить украденные святые предметы.

Под влиянием небес 42 тысячи переселенцев оставили процветающую и безопасную державу ради убогого существования в разоренной стране.

Народ возвел жертвенник на Храмовой горе и разошелся из разрушенного Иерусалима. На второй год заложили фундамент под плач стариков, видевших прежнее великолепие.

Соломон распоряжался неограниченными трудовыми ресурсами, невероятным количеством накопленных сокровищ и уникальным искусством мастеров.

Невозможно возвести подобное поражающее воображение сооружение в нищей стране с голодающими работниками во враждебном окружении.

Решительно отвергнуты желавшие участвовать в строительстве самаритяне, но Храм освящали

«все, кто к ним присоединился, отвергнув скверну местных народов» (Езд. 6:21).

Враги запугивали поселенцев, подкупали чиновников, препятствовали строительству, послали ложный донос о возведении стен мятежного Иерусалима.

Наместник незамедлительно исполнил повеление Артаксеркса об остановке постройки, повергнув в депрессию иудеев, терпевших нужду ради великой цели.

Последние пророки видели грядущее возрождение, но вернулось слишком мало иудеев, поскольку возобновление царства не было актуальным.

Люди впали в уныние на 18 лет простоя, но пророки убедили руководителей возобновить строительство, о чем немедленно донесли в столицу.

Найденный в архиве указ Кира побудил Дария приказать враждебному наместнику оказать всевозможное содействие в постройке Храма и богослужении.

Без влияния небес вторая партия переселенцев была малочисленной, полностью отсутствовали левиты, удалось уговорить одну семью вернуться к служению.

Ездра[85] рвал бороду и разодрал одежду из-за смешения с окрестными народами — не хватало женщин, а некоторые разводились ради юных язычниц.

По всем населенным пунктам разослали приказ явиться в течение трех дней в Иерусалим под угрозой отлучения из общины и лишения имущества.

Стенавший под холодным дождем народ просил назначить комиссию для разбора смешанных браков — список оступившихся священников занял половину главы.

Наделенный большими полномочиями Ездра не проявил административную активность, но оказал колоссальное влияние на развитие иудаизма.

Значительным нововведением была замена ивритского шрифта на ассирийский — надежный способ отделить новые свитки от прежних после составления канона.

Огорченный бедствиями иудеев виночерпий царя Неемия[86] упросил Артаксеркса отпустить его для наведения порядка в беззащитном Иерусалиме.

Возведение стен вызвало ярость предводителей окружающих народов, задумавших любыми средствами помешать возрождению Иудеи.

Местные сатрапы планировали внезапное нападение и резню, но Неемия приказал половине народа нести стражу, остальным работать с оружием в руках.

Враги хотели выманить для совещания и убить влиятельного царедворца, а после неудачи подкупили пророка, пытавшегося скомпрометировать праведника.

Старейшины отстаивали интересы иноземцев, бедняки закладывали поля и отдавали детей в рабство для прокорма семьи и уплаты налогов.

Неемия восстановил социальную справедливость, заставив богачей поклясться освободить рабов, вернуть отнятое имущество и простить долги.

В невероятно тяжелых условиях стены вокруг Иерусалима возвели за 52 дня. Ездра читал Тору рыдавшему народу, не знавшему заповеди.

Главы семейств дали письменную клятву соблюдать Тору, но после отъезда Неемия вернулись к прежнему образу жизни.

Не получавшие десятину левиты разбежались, в субботу устраивались ярмарки, а дети от смешанных браков не знали еврейский язык.

Восстановление порядка богослужения и молитв Ездры и репрессивные меры Неемии сохранили маленькую общину в языческом окружении.

Духовная функция Израиля — противостоять идолопоклонству народов, поскольку мир существует только при наличии противоположных сторон.

Единство человечества влечет неминуемое уничтожение, как перед потопом, во время Вавилонской башни и в Содоме.

Язычество — естественная религия, поскольку боги или назначенные ангелы позволяли порочные страсти и наказывали только чудовищные преступления.

Непреклонный Господь заповедовал суровую религию со множеством запретов и доминирующими понятиями: служение, грех, стыд, совесть.

Склонность евреев к идолопоклонству прекратилась после коллективной молитвы организованного Ездрой великого собрания мудрецов.

Всевышний наполовину уменьшил силу злого начала в душах людей, соответственно уменьшилась любовная страсть и прекратилось пророчество.

Иосиф Флавий писал, что древние евреи презирали торговлю, были землепашцами, скотоводами, ремесленниками, администраторами, полководцами и храбрыми солдатами.

Александр хотел наказать иудеев за верность персам, но передумал и пересилил часть народа в Александрию на равных правах с македонцами, а Самария заселилась греками.

По оценке историков нееврейское население составляло от половины до двух третей. Побережье и торговля находилась в руках привилегированных греков.

Влиянию эллинизма подверглись широкие слои общества. Обнаженные юноши развлекались спортивными играми неподалеку от Храма.

Разложение затронуло даже священников, началась банальная борьба за деньги и власть — сан первосвященника покупался в языческой Антиохии.

За изгнание ставленника и гарнизона Антиох умертвил 80 тысяч в Иерусалиме. После массовой резни и разграбления произошло беспрецедентное гонение на древнюю веру.

Царь поставил в Храме статую Зевса, зарезал на алтаре свинью, забрызгал кровью святые предметы и заставил священников есть жертвенное мясо.

Прозванный безумцем Антиох[87] пьянствовал на рынке с нищими чужеземцами, мылся в общественных банях, танцевал голым на пирушках.

Неуравновешенный царь под страхом смерти запретил иудейские обычаи и изучение Торы. Евреев заставляли приносить в жертву свиней и есть свинину.

Старый священник убил иудея за нечестивую жертву, а его сыны умертвили царского посланца, перебили охрану и разрушили языческий алтарь.

Возглавивший восстание Иуда Маккавей[88] нанес поражение карательным войскам, убил наместника и разгромил мощную армию под руководством двух прославленных полководцев.

Антиох обещал восстановить религиозную свободу и самоуправление. Повстанцы разгромили отборное войско, вошли в Иерусалим и возобновили богослужение.

В том же году умер Антиох после тяжелой болезни и психического помешательства. А ренегата Менелая казнили за причинение царству великого бедствия.

Все гонители и ненавистники евреев плохо заканчивали свои дни, поскольку посягали на прерогативу Бога наказывать избранный народ.

Борьба за власть вынудила отменить указы Антиоха, подтвердить свободу вероисповедания и самоуправление, но иудеи продолжили войну и добились независимости.

Многократные победы плохо вооруженных повстанцев над профессиональными армиями с конницей и боевыми слонами произошли с явным вмешательством небес.

Талмуд игнорировал национальных героев из-за узурпации первосвященнической и царской власти потомками освободителей, превратившихся в угнетателей и убийц.

Устав от кровопролитной гражданской войны Александр Янай спросил, что нужно сделать для достижения мира, фарисеи ответили — умереть.

Два сына царя в борьбе за власть обратились к воевавшему в Азии Помпею, прибравшему богатую страну вопреки договору о дружбе и взаимопомощи.

После святотатства в Святилище судьба отвернулась от великого полководца, потерпевшего необъяснимое поражение от Цезаря и потерявшего голову в Египте[89].

Римляне упразднили иудейское царство, сильно урезали границы, отняли города на побережье и за Иорданом, разрушили стены Иерусалима.

Первосвященник Гиркан спас окруженного в Александрии Цезаря, убедив охранявший границу Египта иудейский гарнизон пропустись вызванные на помощь войска.

Египтяне обвиняли в падении царства не авантюрную политику Клеопатры, а происки иудеев — разразился александрийский погром 38 года.

Иудеев лишили гражданских прав, согнали в небольшой квартал и блокировали без воды и хлеба. Дети и женщины умирали от голода посреди цветущей земли.

Римские войска обыскивали дома в поисках оружия. Свирепые толпы вырезали целые семьи вместе с младенцами, посреди города лежали груды сожженных тел.

Чернь наслаждались на улицах, аристократы в амфитеатрах: «Евреев били кнутами, вешали, колесовали, увечили. А после этого великолепного зрелища на арену выходили плясуны, мимы, флейтисты»[90].

Разумеется, представления шли с полным аншлагом. На арене заставляли есть свинину еврейских девушек, отказавшихся истязали до смерти.

Ирод[91] убедил в преданности Августа и Марка Антония, послушный сенат вопреки праву назначил царем безродного человека.

Победа над парфянами позволила Риму отправить большое войско, осаждавшее Иерусалим 3 месяца. После беспощадной резни Ирод воскликнул, что будет царствовать над пустыней.

Римляне казнили последнего законного царя Антигона, поскольку иудеи под страхом смерти отказывались признать чужеродного ставленника.

Узурпатор удерживал трон репрессиями, казнил всех потомков царской династии и даже членов своей семьи: дядю, любимую жену и трех сынов.

Языческая экспансия при Ироде достигла крайних пределов. В стране интенсивно строились города для иноземцев и возводились языческие храмы.

Ирод выкачивал налоги и щедро оплачивал Олимпийские игры, роскошные театры и стадионы, мраморные дороги и портики.

Наемные фракийцы и галлы охраняли тирана, по Иерусалиму рыскали убийцы и соглядатаи. Пытки и казни стали обычным явлением, людей убивали без суда.

Иудейские посланцы сказали Августу:

«Мы терпели от Ирода больше гнета, чем наши предки за все века, начиная от исхода из Вавилона»[92].

Одновременно Ирод возвел крепости, превратил Иерусалим в прекрасный город и перестроил Храм в одно из самых величественных зданий мира.

Тиран перед смертью распорядился собрать на ипподроме и изрубить знатных иудеев, чтобы плач родственников заглушил ликование народа.

Калигула назначил царем верного друга Агриппу, получившего затем за предотвращение гражданской войны в Риме все царство своего деда.

После смерти благородного и милостивого царя, вероломно отравленного в языческой Кесарии, страна попала в руки жестоких римских наместников.

(продолжение следует)

Примечания

[*] Книга Ярослава Ратушного «Небесная конспирология» выпущена издательством «Еврейская Старина» в сентябре 2021 года. Ссылку для заказа книги можно найти в «Киоске»: https://7i.7iskusstv.com/kiosk/kiosk_avt/

[2] По преданию из Ковчега вырвался язык пламени и сжег Узу, как сынов Аарона.

[3] Слова «и взяли они ее» указывают на применение силы.

[4] В оригинале Батшева.

[5] По преданию оруженосец Голиафа стал прозелитом после его смерти.

[6] Не было необходимости подставлять под вражеские стрелы целый отряд.

[7] Есть мнение, что псалмы — магическое оружие для последней битвы с силами зла.

[8] В переводах «хитрый», хотя написано «мудрый».

[9] В оригинале Авшалом.

[10] Есть мнение, что мудрец участвовал в восстании из-за бесчестия своей внучки Вирсавии.

[11] В оригинале Шими.

[12] 2 Цар. 18:8.

[13] Для сравнения: Иоава сопровождали 10 оруженосцев.

[14] В Хрониках виновником назван сатана.

[15] Вряд ли интимное обещание царя передать престол Соломону стало известно общественности.

[16] В оригинале Натан.

[17] Только пророк говорил о воцарении.

[18] Иосиф Каро писал, что смертельно опасное желание внушено Богом.

[19] Только в каменоломнях работали 150 тысяч.

[20] По преданию за семь лет строительства Храма не болели многочисленные рабочие, а обработанные чудесным червяком камни сами укладывались на место.

[21] Три раза носили священники Ковчег: при Иордане, возле Иерихона и при переносе в Храм.

[22] По преданию царь Соломон обладал магическим перстнем, дающим власть над ангелами и бесами, постиг тайны мира, понимал язык зверей и птиц, творил чудеса, и перемещался в иные миры и времена.

[23] В оригинале Шуламит.

[24] В прошедшем времени.

[25] Талмуд предостерегал от ошибочности мнения о грехе великого царя.

[26] В оригинале Яровам.

[27] В оригинале Реховам.

[28] Телец являлся родовым символом царя из дома Иосифа.

[29] «Эти боги ваши, Израиль, которые вывели вас из Египта» (Исх. 32:8).

[30] Комментаторы полагали, что фараон забрал египетское золото, из которого сделаны реликвии и сосуды Храма, хотя евреи взяли плату за многолетний труд.

[31] Предполагался фаллический фетиш.

[32] В оригинале Бааша.

[33] В оригинале Зимри.

[34] В оригинале Омри.

[35] В оригинале Изевэль.

[36] В оригинале Элиягу, сокращенно Элия.

[37] В оригинале Навот.

[38] Иосиф Флавий писал, что царь Моава в безвыходном положении принес в жертву первенца, чтобы умилостивить своего бога и посеять панику во вражеской армии.

[39] В оригинале Шомрон.

[40] Иосиф Флавий писал, что арамейского царя разбил инсульт после новости о бегстве армии и он задохнулся под мокрым одеялом.

[41] В оригинале Йеху.

[42] В оригинале Йоаш.

[43] По преданию его кровь кипела около двухсот лет вплоть до разрушения Храма.

[44] В оригинале Амацья.

[45] Иосиф Флавий писал, что иудейские воины в панике разбежались, едва увидев противника.

[46] В оригинале Хошеа.

[47] В Израиле давно не было священников и левитов, поэтому самаритян, называемых «прозелиты львов», обучили упрощенной религии.

[48] В оригинале Хискиягу.

[49] В оригинале Санхерив.

[50] Комментаторы предполагали вызванный плохой водой мор, поскольку источники были перекрыты.

[51] В оригинале Йешая.

[52] В оригинале Менаше.

[53] Установил в Храме изваяние Ашеры.

[54] По преданию царь приказал распилить спрятавшегося в дупле дуба Исайю.

[55] В оригинале Йошиягу.

[56] С определенным артиклем, поэтому комментаторы полагали, что найден написанный Моисеем свиток.

[57] Пророчествующий о разрушении Иерусалима и бежавший в Египет Урия был выдан и казнен.

[58] В оригинале Цидкиягу.

[59] Грозные херувимы с огненными мечами превратились в сладких херувимчиков.

[60] Валаам назван в Торе пророком, а в Книге Иисуса Навина колдуном.

[61] По преданию Валаам совокуплялся с ослицей и совершал всевозможные непотребства для привлечения нечистых духов.

[62] По преданию оживленный ребенок стал пророком Ионой.

[63] Раши объяснял идолопоклонство евреев заложенным в души злым началом и цитировал Талмуд «Бог сделал все возможное, чтобы евреи от Него отвернулись».

[64] Столь длительный путь понадобился для нежелательной в другом месте демонстрации божественного присутствия.

[65] В оригинале Бааль Зевув.

[66] В оригинале Элиша.

[67] Другие пророки видели поднявший Илию вихрь, поэтому безуспешно искали тело.

[68] Талмуд упрекал пророка в двух поступках: натравил медведиц и наслал проказу на ученика.

[69] Почти дословно повторены слова Всевышнего к Аврааму.

[70] По преданию воскрешенный мальчик стал пророком Аввакумом, в оригинале Хавакук.

[71] Елисей совершил в два раза больше чудес, чем Илия.

[72] Божественный голос проникал в сознание из высших уровней души.

[73] В оригинале Йехезкель.

[74] В оригинале Ирмийя.

[75] В оригинале Миха.

[76] В оригинале Йоель.

[77] В оригинале Нахум.

[78] В оригинале Йона.

[79] По преданию с Ионой находились представители 70 народов — корабль был моделью мира.

[80] Комментаторы объяснили, что в Ниневию прибыли свидетельствовавшие о чуде моряки спасенного корабля.

[81] Первыми погибли бы дети и женщины, даже у сильных мужчин не было шансов.

[82] В оригинале слово означает не подобие, а очень далекую схожесть.

[83] В различных источниках Адам или верховный ангел Метатрон.

[84] В оригинале Даниель.

[85] В оригинале Эзра.

[86] В оригинале Нехемия.

[87] В христианской традиции Антиох Епифан прообраз антихриста, но он обрушился не на господствующую в мире религиозную общину, а на одну из меньших.

[88] Прозвище означает молот.

[89] Ограбившего Храм Красса обезглавили после уничтожения его войска парфянами.

[90] Против Флакка.

[91] В оригинале Хордус.

[92] Иудейская война.

Print Friendly, PDF & Email
Share

Ярослав Ратушный: Небесная конспирология: 1 комментарий

  1. Ефим Левертов

    Спасибо за такое широкое и впечатляющее полотно еврейской истории.
    Написано: «Иосиф Флавий писал, что древние евреи презирали торговлю, были землепашцами, скотоводами, ремесленниками, администраторами, полководцами и храбрыми солдатами». Чего же нам надо сейчас?

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Арифметическая Капча - решите задачу *