©"Заметки по еврейской истории"
  январь 2024 года

Loading

Англичане же, раскрывшие радиокод СС, знали (или могли знать) об этом еще раньше. Первая разведывательная аэрофотосъемка этой местности была сделана ВВС США еще 4 апреля 1944 года. Но оперативный интерес для воздушного флота при этом представляли не крематории в Биркенау, а завод IG Farbenindustrie в Моновице.

Павел Полян

ANUS MUNDIi: АУШВИЦ И ПОБЕДИТЕЛИ

(из книги «МЕЖДУ АУШВИЦЕМ И БАБЬИМ ЯРОМ. РАЗМЫШЛЕНИЯ И ИССЛЕДОВАНИЯ О КАТАСТРОФЕ»)

1

Англичане, еще в 1940 году раскрывшие радиокод Главного экономического управления СС, знали — или, при желании, могли узнать — всю правду об Аушвице с самого его начала. Начиная с 11 июня 1942 года информация о плановых расстрелах в концлагерях из «совершенно секретной» (Geheime Reichssache) была переведена в просто «секретную» (Geheim): так что же заменило ее в совершенном качестве? И неужели им не стало интересно понять, для чего вдруг коменданту лагеря Хëссу понадобились в ноябре 1942 года сразу 600 новых противогазов?.. И почему бы им не задуматься над нестыковкой эсэсовской статистики движения «населения» в концлагере Аушвиц с железнодорожной, явно предполагавшей совершенно другие объемы перевозок?..

Тадеуш Хчюк-Цельт (Chciuk-Celt), один из агентов польского правительства, выбросился с парашютом в тылу у немцев еще в декабре 1941 года: в середине июня 1942 года он сообщал о массовых уничтожениях в Аушвице и о наращивании соответствующей инфраструктуры. Другой агент, около года проживший непосредственно в городе Аушвиц, в октябре 1942 года сообщал о 95 тысячах евреев, не зарегистрированных и умерщвленных в местном концлагере (правда, наряду с газовыми, он называл еще и электрические и пневматические камеры)[1].

Еще в 1941 году в Лондоне на английском языке вышла книга Джона Эванса «Нацистский новый порядок в Польше», основанная на материалах лондонского правительства[2]. В январе 1942 года само Польское правительство в изгнании выпустило свою «Черную книгу», озаглавленную «Немецкий новый порядок в Польше», содержащую главу о репрессиях против польских евреев в гетто. Тогда же, в 1942 году польские подпольщики выпустили книгу Натальи Зарембиной «Лагерь смерти», написанную по канве рассказов узников и касиб из Аушвица[3]. Десятки свидетельств об Аушвице или из Аушвица, охватывающих события с 1940 по 1944 гг. увидели свет и в подпольной периодике — от «Информационного бюллетеня» Армии Крайовой до социалистических «Баррикады свободы» и «Трибуны свободы»[4].

Первые отдельные сообщения о массовом уничтожении людей в Аушвице стали проникать на волю еще в 1942 году. Так, делегатуры Международного Красного Креста достигла касиба[5] от польских подпольщиков, датированная 29 августа 1942 года: в ней сообщалось о двух газовых камерах с пропускной способностью до 1200 трупов в сутки и о 300 тыс. человек, уже погибших к этому времени. 24 февраля 1943 года — новая статистика жертв: с момента основания лагеря и по 15 декабря 1942 года — 640 тыс. чел., из них 520 тыс. — евреи. Касиба от 22 сентября 1943 года говорит о 468 тыс. евреев, уничтоженных после сентября 1942 года[6]. Ряд сообщений, датированных 1944 годом, рассказывают о судьбе венгерских евреев, причем впервые сообщаемые цифры близки к реальности: по нескольку (вплоть до 13) эшелонов поступают в лагерь ежесуточно, в четырех газовых камерах ежедневно гибнут до 10 тыс. чел. В 1944 году венгерская контрразведка перехватила и передала немцам шифровки послов США и Великобритании в Швейцарии о гибели 1,5 млн евреев в Аушвице[7].

Но и без этого немецкие экзерсисы в Аушвице как таковые не были для союзников тайной. Англия и США узнали о газовых камерах не позднее начала декабря 1942 года из меморандумов о двух миллионах уже убитых евреев, врученных Рузвельту и Черчиллю еврейскими лидерами, после чего воспоследовала опубликованная 18 декабря совместная Декларация правительств Бельгии, Великобритании, Голландии, Гре­ции, Люксембурга, Норвегии, Польши, США, Советского Союза, Чехословакии, Югославии и Французского Национального Комитета о проводимом гитлеровскими властями истреблении еврейского населения Европы — иными словами, о Холокосте[8]. Англичане же, раскрывшие радиокод СС, знали (или могли знать) об этом еще раньше[9]. Первая разведывательная аэрофотосъемка этой местности была сделана ВВС США еще 4 апреля 1944 года. Но оперативный интерес для воздушного флота при этом представляли не крематории в Биркенау, а завод IG Farbenindustrie в Моновице[10].

Но Польское подполье докладывало в Лондон и напрямую — по радио и курьерами: 15 ноября 1942 года — о массовых газациях в Аушвице советских военнопленных и евреев, 23 марта 1943 года— о готовящемся здесь открытии новых крематориев с пропускной способностью до 3000 трупов в день, 18 мая 1943 года — новая статистика о 640 тысячах жертв Аушвица, из них 26 тыс. советских военнопленных, 65 тыс. поляков и 540 тыс. евреев[11]. Тогда же, в мае, пришел отчет и о Треблинке, называвшейся крупнейшим центром уничтожения евреев. А в январе 1944 года в Лондон прорвалась некая Ванда с практически теми же цифрами — 645 тыс. жертв[12].

12 декабря 1942 года глава Польского правительства в изгнании генерал Сикорский обратился к правительству США с письмом, в котором обращал внимание на страдания польских евреев под немецкой оккупацией. В тот же день Шмуль Цигенбойм, член Национального Совета евреев в Британии, выступил по BBC и огласил некоторые сведения, полученные из рук Яна Карского от Варшавского Бунда. Он обратился в Лигу Наций с требованием спасти еще не погибших евреев. Вместе с 11 другими странами-союзниками по антигитлеровской коалиции, Польша подписала 17 декабря «Совместную декларацию», посвященную оккупационной политике Рейха[13].

Приходится констатировать известные потери и деформацию информации на ее пути наверх, к адресатам.

Польское подполье — главный поставщик сведений — не гнушалось прорежать и процеживать первичную информацию, которой располагало. Это наводило адресатов иной раз на весьма странные идеи. Так, в августе 1943 года, то есть тогда, когда ямы у двух идиллических сельских домиков-газовен хуторка Биркенау не гасли уже около полутора лет, правительство Сикорского, не моргнув, обратилось к англичанам с предложением бомбить не Биркенау, а Аушвиц, дабы создать там условия для массового побега польских узников из лагеря.

Наверное, самым известным контрабандистом сведений о том, что происходит в бывшей Польше с евреями, был Ян Карский — человек, лично удостоверившийся в том, что и как происходило с евреями в Варшавском гетто и в Белжецком лагере и в чьем курьерском багаже было немало документов и из Аушвица, и об Аушвице. Человек, которому Сикорский и его люди не верили или не хотели верить ни в Париже, ни в Лондоне, демонстрируя в его адрес примерно тот же настрой, что и польское подполье в Аушвице-I по отношению к еврейскому в Биркенау.

Не менее важным источником информации стали беглецы из Аушвица, по крайней мере, те из них, чьи письменные «отчеты» достигли нужных глаз и ушей. Их было немного — в сущности, пятеро. Самый первый из них — бывший польский майор Ежи Веселовский (по кличке Ежи Табо), бежавший вместе с Романом Целишко из Биркенау 19 ноября 1943 года: из Закопане, куда они добрались, Табо перебрался в Краков, где, в декабре, и сел за свои записки, ныне известные как «Отчет польского майора». По секретным каналам отчет был передан в Швейцарию, в Берн, где с ним ознакомились и дипломаты, и представители еврейских кругов[14]. Отчет этот весьма подробен и достоверен: он содержит описание технологии массового уничтожения и даже оценку числа жертв — около 1,5 млн человек. Вскользь, буквально одной фразой сообщалось и о еврейской «зондеркоммандо»[15].

Остальные четверо — евреи, две пары беглецов: Альфред Ветцлер и Рудольф Врба и Мордович и Росин[16]. Первые двое, 25 апреля 1944 года добравшиеся до Жилины в Словакии, в тот же день они встретились с Оскаром Нойманом, Оскаром Краснянским и Э.Штейнером — представителями местной еврейской общины и Словацкого Еврейского совета. Беглецы особенно подчеркивали ту опасность, которая столь грозно нависла над венгерскими евреями. Было решено, что свой рассказ они зафиксируют на бумаге, что и было сделано в течение последовавших двух дней. Отчет был снабжен предисловием О. Краснянского и переведен на немецкий: отпечатанный на машинке, он составил 60 страниц. К нему были приложены чертеж одного из крематориев, сделанный советским военнопленным по имени Василий, и этикетка от газа «Циклон Б», которую им передал Ф. Мюллер из «зондеркоммандо». Еще в апреле отчет был получен Рудольфом Кастнером, председателем Венгерского Еврейского совета в Будапеште, но Кастнер, весь занятый спасением одной только еврейской элиты, положил его под сукно! В начале мая отчет получили братиславский раббин Мишель Дов Виссмандель, около 10 июня переправивший его в Швейцарию, и монсиньор Джузеппе Бурцио в Братиславе, представитель Ватикана в Словакии, в свою очередь переправивший его в Ватикан 22 мая. Сами Ветцлер и Врба жили после этого некоторое время в надежном месте в предгорьях Татр (Липтовски Святы Микулаш)[17].

Другая пара — Чеслав Мордович и Альфред Розин. Их отчет представляет собой изложение событий в Биркенау, последовавших непосредственно за побегом Ветцлера и Врбы. Упоминается в нем и «зондеркомманждо», состав которой, как пишут авторы, был увеличен до 800 человек за счет венгерских евреев из самых первых транспортов[18]. Во второй половине июня в Братиславе состоялась встреча Врбы и Мордовича с монсиньором Мортилоччи в монастыре Св. Юра под Братиславой.

Что же дальше происходило с этими свидетельствами[19]?

Все три отчета достигли Швейцарии не позднее начала июня 1944 года. Д-р Яромир Копецкий, постоянный представитель Чехословацкой республики в Лиге Наций, разослал их копии или извлечения из них во все западные столицы, в том числе и своему лондонскому правительству, а также еврейским организациям и в Красный Крест. 14 июня телеграммой, подписанной вместе с представителем Чехословакии во Всемирном Еврейском Конгрессе д-ром Герхартом Ригнером, он информировал Лондон и, еще позднее, Вашингтон[20].

Уже 15 июня этот отчет в эфире «процитировала» BBC, дав четкую информацию об убийстве 7 марта в Аушвице четырех тысяч терезинских евреев и о намерении уничтожить в ближайшее время остающиеся три тысячи[21]. В середине июня — кружным путем: через сальвадорского посла и английского журналиста Вальера Гаррета — сведения из отчета просочились и в швейцарскую прессу. В общей сложности было опубликовано около 400 заметок и статей, посвященных Аушвицу. Значительно позже — в ноябре 1944 года — все три отчета были выпущены в Вашингтоне отдельной брошюрой «Немецкие лагеря уничтожения — Аушвиц и Биркенау»[22].

Предание гласности основных фактов об Аушвице и о судьбе венгерских евреев избавило от сдержанности и представителей официальных кругов. На адмирала Хорти, правителя Венгрии, обрушился вал требований спасти венгерских евреев: с этим к нему обратились папа Пий XII, Красный Крест, шведский король Густав V Адольф и правительства других нейтральных стран. Президент США Ф.Рузвельт попросту пригрозил Венгрии тем, что ее судьба будет иной, нежели у других стран, если Венгрия не остановит депортации: и, после массированной бомбардировки Будапешта 2 июля, депортации действительно были приостановлены 6 июля 1944 года[23].

Совершенно иной — прямо противоположной — была позиция союзников, когда они сами становились адресатами официальных и обоснованных просьб со стороны еврейских и некоторых других организаций. Просьбы эти касались главным образом бомбардировки Биркенау и подъездных путей к рампе. Адресатами выступали американские и британские военные. Так, Американский Комитет по делам беженцев под председательством Джона Пеле (John Pehle) неоднократно обращался с этим в Министерство Обороны и к самому Рузвельту[24]. Результат был всегда один и тот же: отказ, завернутый в фантик равнодушной вежливости и псевдопрагматизма. В основе лежали меморандум начала 1944 года и негласное правило — не бомбить невоенные объекты: правило, из которого, однако, делалось слишком много исключений (например, Дрезден, Хиросима, Нагасаки), чтобы так уж на нем настаивать. Под псевдопрагматизмом я разумею ответы типа: наши ресурсы ограничены, и мы должны потратить их с максимальным толком. Кроме того, бомбежка только навредит узникам. Поэтому лучшее средство против Холокоста — это скорейшая победа над врагом!

Иными словами, евреи, жертвы массового и целенаправленного уничтожения, и тут — и как бы еще раз — приносились в жертву!

Примерно то же самое — и в Лондоне. 6 июля 1944 года, во время встречи с министром иностранных дел Энтони Иденом, представители Всемирного Совета евреев Хайм Вейцман и Моше Черток просили о бомбардировке железных дорог на всем протяжении от Будапешта до Аушвица и крематориев в Аушвице. Назавтра Иден направил соответствующий запрос министру военно-воздушных сил Великобритании Арчибальду Синклэру и получил от него 15 июля довольно противоречивый, хотя и очень что-то напоминающий, ответ. Бомбардировка практически невозможна, она принесет узникам только вред, а если это делать — то лучше всего попросить об этом американцев[25].

Что ж, была предпринята, как мы уже знаем[26], и эта попытка. 9 августа Арьех Леон Кубовицкий, руководитель Отдела по спасению евреев Мирового Еврейского Конгресса переадресовал заместителю секретаря Министерства обороны США Джону Мак-Клою (John McCloy) сообщение Эрнеста Фришера из Чехословацкого Государственного Совета:

«Я уверен, что разрушение газовых камер и крематориев в Освенциме посредством бомбардировки возымело бы сейчас серьезный эффект. Немцы в настоящее время эксгумируют и сжигают трупы в попытке скрыть следы своих преступлений. Это может быть предотвращено разрушением крематориев, после чего немцам, возможно, придется прекратить массовые уничтожения, особенно учитывая то, как мало времени у них осталось. Бомбардировка железнодорожных коммуникаций в этом же районе может иметь значение и в сугубо военном отношении».

Итак, бомбардировка цехов фабрики смерти, по убеждению авторов запроса, смогла бы пресечь или до крайности затруднить дальнейшие акции по уничтожению евреев.

В своем ответе от 14 августа Мак-Клой писал об имевших место консультациях с Комитетом по делам беженцев войны по вопросу о практикабельности этих предложений. Анализ показал, что такая операция потребует мобилизации самых различных ресурсов и их отвлечения от других оперативных задач. И все это — при столь большом сомнении относительно эффективности их использования, что в этом случае не стоит и рисковать! Закругляя отписку, он не постеснялся подобрать следующие слова:

«Относительно эффекта от предлагаемых мер в случае если бы они даже были осуществлены, сложилось общее мнение, что они способны спровоцировать карательные акции со стороны немцев в еще большей степени. Министерство обороны полностью разделяет гуманитарные мотивы, лежащие в основе Вашего предложения, но по вышеизложенным причинам такая операция не будет или не может быть произведена, по крайней мере в настоящее время»[27]

Лукавый цинизм этого ответа становится особенно очевидным, если вспомнить, что уже 20 августа американцы отбомбились именно в этом районе: их целью, однако, были не цеха фабрики смерти в Биркенау и даже не подъездные пути к ним, а фабричные корпуса в Моновице, расположенном всего в 5 км от Биркенау!..[28]

Помимо отчетов беглецов, весьма аутентичными сведениями и материалами их периодически снабжало по радио польское подполье. Так, 21 марта 1944 года состоялась знаменитая передача BBC (а также польской радиостанции «Свит» из Лондона) с публикацией списка палачей и объявлением им смертного приговора[29]. 10 октября в эфир вышла и передача о так называемом «Плане Молля» — предложении о бомбардировке Аушвица и Биркенау с воздуха немецкими самолетами[30].

Немаловажным источником информации об Аушвице и о Холокосте были и допросы немецких военнопленных, число которых в британском и американском плену особенно резко возросло за лето 1943 года[31].

Как видим, информация о том, что происходило внутри и вокруг крематориев в Биркенау, у союзников имелась и была весьма достоверной и точной[32].

2

Впервые Аушвиц — еще не окликнутый по имени! — попал на хорошо цензурируемые страницы советской печати еще 30 июля 1942 года. Телеграфное агентство Советского Союза (ТАСС) сообщило об экспериментальном отравлении газами 5 сентября 1941 года 1000 узников неназванного концлагеря под Тарнувом[33], но ведь именно такой эксперимент — практически день в день — был проделан над советскими военнопленными в подвале аушвицкого «Бункера»!

Первое печатное упоминание Аушвица под своим именем в СССР датируется 10 марта 1943 года, когда газета «Труд», вслед за сообщениями в Англии и США, поместила заметку об Аушвице, упомянув и его «шесть печей», но не упомянув еврейскую адресность этих печей[34]. 3 апреля тот же “Труд», сказав о трех миллионах жертв в этом лагере, из них несколько десятков тысяч — поляки, как бы намекнул этой разницей на евреев[35]. Впрямую в связи с Аушвицем евреи были названы только 14 апреля 1943 года, когда, со ссылкой на агентство Рейтер, одновременно «Правда» и «Труд» сообщили о начале ликвидации еврейского гетто в Кракове: эшелоны увозили людей в Аушвиц, где их убивали газами или электричеством[36]. Следующее упоминание Аушвица и, более глухо, еврейской трагедии отмечено К. Берковым только 27 октября, то есть спустя полтора года[37]! Но уже 29 ноября «Правда» и другие советские газеты публикуют совершенно недвусмысленные выдержки из Отчета Управления по делам беженцев в США, где, в частности, говорится о четырех крематориях и газовнях в Биркенау с общей пропускной способностью 6000 трупов в сутки и о примерно 1,7 млн евреев, убитых таким образом на протяжении последних двух лет[38].

Но помимо сведений, поступавших от союзников или циркулировавших в подцензурных газетах, СССР располагал и некоторыми иными, собственными, источниками информации. Так, 4-е Управление НКВД Украины докладывало руководству НКВД показания о концлагере Освенцим граждан СССР А.С. Пятько и В.Я. Пегова, бежавших непосредственно из него в ноябре 1943 года[39].

16 марта 1944 года немецкий перебежчик Генрих Анис, сдавшийся в расположении 50-й армии, дал показания об Аушвице как о лагере уничтожения. Сам Г. Анис прослужил в лагере около 3-х недель, после чего был отправлен на фронт. В допросе, снятом зам. начальника разведотдела штаба армии подполковником Блиновым, он сообщил абсолютно достоверные сведения о том, что происходило в этом чудовищном лагере, вплоть до ужасного запаха сжигавшихся трупов[40].

Весьма полные и достоверные данные о гитлеровских концлагерях вообще и чуть ли не о каждом из них в отдельности были получены при освобождении 3 июля 1944 года войсками 2-й Танковой армии 1-го Белорусского фронта Майданека, а также при освобождении таких концлагерей и пунктов уничтожения людей, как Треблинка, Собибор и Белжец. Захваченные в них документы и показания чинов администрации, узников и местных жителей дали возможность советским органам иметь необходимые данные о немецких концлагерях, об их сути, способах действий и применяемых средствах. На их основании в августе 1944 года НКВД Украины представил специальный обобщенный доклад о сведениях, добытых партизанами о концлагере Аушвиц.[41].

29 сентября 1944 года заместитель наркома внутренних дел комиссар гб 2 ранга Круглов написал зам. министра иностранных дел А.Я. Вышинскому:

«По вопросу о немецком концентрационном лагере в Освенцим и массовом уничтожении в нем заключенных, нами выявлены и допрошены военнопленные, знающие о существовании этого лагеря. По показаниям военнопленных, концлагерь в Освенциме организован немцами в 1940 году в зданиях, где ранее находились военные казармы. Лагерь расположен в 1,5 км южнее Освенцим (южнее Каттовиц). Вначале немцы сосредоточили в лагере евреев. В 1941-43 г.г. в лагерь свозились в большом количестве русские, поляки, французы, голландцы. Лагерь вмещает до 40 тысяч человек и немцы систематически его заполняют взамен истребленных, доставляя заключенных в специальных эшелонах.

Показания военнопленных о массовом уничтожении немцами заключенных, пытках, избиениях и т.п. характеризуют лагерь в Освенцим так же, как и «Майданек».

До 1943 г. трупы убитых немцы сжигали в 2-х специально для этого оборудованных печах. В 1943 году печей было уже 8. Таким образом, истребление людей приняло в лагере массовый характер. Режим лагеря военнопленные, со слов своих знакомых и близких, характеризуют точно так же, какой существовал в «Майданеке». Как утверждают пленные, немцы уже уничтожили в этом лагере несколько сотен тысяч заключенных. От всех опрошенных военнопленных получены собственноручные заявления, копии которых и схема расположения лагеря в Освенцим — прилагаются.

Дальнейшая проверка военнопленных для выявления очевидцев зверств немцев в лагере Освенцим продолжается».[42]

К письму были приложены выжимки или цитаты из показаний нескольких немецких военнопленных. Получив письмо, Вышинский начертал председателю ЧГК: «т. Шверник Н.М. Не стоило бы на основ[ании] этих материалов составить и опубликовать сообщение об этом месте Освенцим?».

Но ни осенью 44-го года, ни зимой 45-го такой отчет не был опубликован. Лишь 8 мая 1945 года — за считанные часы до немецкой капитуляции и спустя 3,5 месяца после освобождения Аушвица, — «Красная звезда» напечатала сообщение ЧГК «О чудовищных преступлениях германского правительства в Освенциме». Спустя еще месяц[43] это сообщение было размножено 50-тысячным тиражом в виде отдельной 34-страничной брошюры, выдержавшей еще одно издание в том же году[44].

Тем удивительнее, на первый взгляд, вывод Л.А. Безыменского:

«…Войска 1-го Украинского фронта, как это вытекает из архивов штаба фронта и 60-й армии, перед началом Висло-Одерской операции в январе 1945 года не имели сколько-нибудь определенных данных об Освенциме и получили их лишь в ходе боев»[45].

Но удивление сходит, и начинаешь понимать: информация о таком необычном месте как Аушвиц, которой уже располагала Ставка к началу Висло-Одерской операции, так и осталась под штабным сукном. Для проведения операций она показалась настолько ничтожной, что ее даже не сообщили фронту — хотя бы для принятия к сведению.

(продолжение следует)

Примечания

[i] Задница мира

[1] Breitman R. Auschwitz partially decoded // Holocaust. Critical Concepts in Historical Studies. / Ed.: D.Cesarini. Vol.5. Responces to the Persecution and Mass Murder of the Jews. London, New York: Routledge, 2004. P.185.

[2] Evans, John. The Nazi New Order in Poland. London, 1941.

[3] Zarembina, Natalia. Oboz smierci. 1942. В 1943 г. ее переиздали по-польски в Лондоне, а в 1944 г. Выпустили по-английски в Лондоне и Вашингтоне.

[4] Подробнее см.: Swiebocki H. Auschwitz: What Did the World Know During the War? // LONDON HAS BEEN INFORMED… Reports by Auschwitz escapees. Oswiecim: The Auschwitz-Birkenau State Museum, 2002. P.70-72.

[5] Обозначение писем из тюрем, попавших на волю тем или иным нелегальным способом.

[6] Piper, Franciszek. Die Zahl der Opfer von Auschwitz aufgrund der Quellen und der Erträge der Forschung 1945 bis 1990. Oşwięcim: Verlag Staatliches Museum in Oşwięcim, PIPER, 1993. S.75–77. Все цифры относительно реальности сильно завышены, но тут важен сам факт коммуникации вовне лагеря.

[7] Piper, Franciszek. Die Zahl der Opfer von Auschwitz aufgrund der Quellen und der Erträge der Forschung 1945 bis 1990. Oşwięcim: Verlag Staatliches Museum in Oşwięcim, 1993. PIPER, 1993. S.78–81. Эти данные, за исключением последней цифры, весьма близки к действительности. Их источником, по всей видимости, были сообщения нескольких узников, кому в 1944 г. удалось бежать из концлагеря.

[8] См. также в заявлении Информбюро Наркомата иностранных дел СССР «Осуществление гитлеровскими   властями плана истребления еврейского населения Европы» от 19.12.1942 (Внешняя политика Советского Союза в период Великой Отечественной войны. Т.1. М.: ОГИЗ, 1946. С.329-336).

[9] Так, из Funk-Abwehr-Berichte – сообщения Службы прослушивания радиостанций противника — от 16.6.1944 (по копии в APMAB) явствует, что в Лондон сообщили о немецких планах уничтожить в Аушвице еще около 3000 чешских евреев из Терезиенштадта – очевидно в дополнение к уничтожению 5-тысячного семейного лагеря из Терезиенштадта, ликвидированного ранее, 8.3.1944 г.

[10]  Разведывательная аэрофотосъемка осуществлялась также 31 мая, 26 июня, 25 августа, 13 сентября и 21 декабря 1944 года. Впервые она была проанализирована на любительском уровне в 1979 году. В конце 1990-х гг. Кэрролл Лукас (Caroll L.Lucas), специалист-аналитик ЦРУ, проанализировал ее снова и в полном объеме, отметив как наличие крематориев и мест массовых захоронений возле них, так и следы работ по ликвидации соответствующих ям. См.: ZIMMERMAN, John C. Holocaust  Denial: Demographics, Testimonies and Ideologies. Lanham – New York – Oxford: University Press of America, 2000.

[11] См. факсимиле в: Swiebocki H. Auschwitz: What Did the World Know During the War? // London has been informed… Reports by Auschwitz escapees. Oswiecim: The Auschwitz-Birkenau State Museum, 2002. P.77.

[12] См.: Breitman, R. Auschwitz partially decoded // HOLOCAUST. CRITICAL CONCEPTS IN HISTORICAL STUDIES / Ed.: D.Cesarini. Vol.5. Responces to the Persecution and Mass Murder of the Jews. London, New York: Routledge, 2004. P.185-194.

[13] Swiebocki H. Auschwitz: What Did the World Know During the War? // London has been informed… Reports by Auschwitz escapees. Oswiecim: The Auschwitz-Birkenau State Museum, 2002. P.82-83.

[14] Swiebocki H. Auschwitz: What Did the World Know During the War? // London has been informed… Reports by Auschwitz escapees. Oswiecim: The Auschwitz-Birkenau State Museum, 2002. P.13-24. Табо, посланный через Будапешт в Лондон для личного доклада об Аушвице, был вынужден вернуться в Краков из-за оккупации Венгрии.

[15] См.: Report of Jerzy Tabeau // LONDON HAS BEEN INFORMED… Reports by Auschwitz escapees. Oswiecim: The Auschwitz-Birkenau State Museum, 2002. P.99-168. В частности, о «зондеркоммандо»: P.143-144. О самом Е.Табо см. в том же издании: P.13-24.

[16] Об их побегах см. в главе «Уничтоженный крематорий: смысл и цена одного восстания» в настоящем издании.

[17] См.: Report of  Rudolf Vrba and Alfred Wetzler // LONDON HAS BEEN INFORMED… Reports by Auschwitz escapees. Oswiecim: The Auschwitz-Birkenau State Museum, 2002. P.169-274. О самих А.Ветцлере и Р.Врбе см. в том же издании: P.24-42.

[18] См.: Report of  Czeslaw Mordowicz and Arnost Rosin // LONDON HAS BEEN INFORMED… Reports by Auschwitz escapees. Oswiecim: The Auschwitz-Birkenau State Museum, 2002. P.275-290. В частности, о «зондеркоммандо»: P.212-214. О самих Ч.Мордовиче и А.Розине см. в том же издании: P.42-53.

[19] В.Ледерер утверждал, что он также отправлял свои материалы в Швейцарию: в мае 1944 г. – письмо, а в ноябре – подробный отчет, но никаких следов этого М.Карниый не обнаружил (Karny M. Die Flucht der Auschwitzer Häftlings Vitěslav Lederer und der tschechischer Widerstand // Theresienstädter Studien und Dokumente 1995. / Hg. von M.Karny, R.Kemper u. M. Karna. Edition Theresienstädter Initiative Academia. Prag, 1999. S.157-183).

[20] Через Аллена Даллеса, в то время американского резидента в Швейцарии, Леланда Гаррисона, посла, и Розвелла Мак-Клеланда, представителя Комитета США по вопросам беженцев войны.

[21] См. ее текст в: Swiebocki H. Auschwitz: What Did the World Know During the War? // London has been informed… Reports by Auschwitz escapees. Oswiecim: The Auschwitz-Birkenau State Museum, 2002. P.55-56. См. также: Funk-Abhör-Bericht Nr. 1603-7 Va von 16.6.1944 (APMAВ. D-20/ 132. Materialy Ruchu Oporu, t.XXIV. S.3). В течение нескольких дней это сообщение перепечатали все важнейшие английские и американские газеты.

[22] GERMAN EXTERMINATION CAMPS – AUSCHWITZ AND BIRKENAU. Washington, 1944. 59 p.

[23] Swiebocki H. Auschwitz: What Did the World Know During the War? // London has been informed… Reports by Auschwitz escapees. Oswiecim: The Auschwitz-Birkenau State Museum, 2002. P.62-63.

[24] Swiebocki H. Auschwitz: What Did the World Know During the War? // London has been informed… Reports by Auschwitz escapees. Oswiecim: The Auschwitz-Birkenau State Museum, 2002. P.63-66.

[25] Wasserstein, Bernard. Britain and the Jews of Europe 1939-1945. London, 1979. P.309-312.

[26] См. в главе «И в конце тоже было Слово…» в настоящем издании.

[27] См.: Wyman, David S. (ed.). America and the Holocaust. The Abandonment of the Jews. Vol. 12. Bombing Auschwitz and the Auschwitz Escapees’ Report. New York and London: Garland Publishing, Inc., 1990. P.164-165 (Documents 54, 55). Оба документа экспонируются в Мемориальном музее Холокоста в США.

[28] Цели, расположенные в 20-25 км от Биркенау, бомбили еще 7 июля и 7 августа.

[29] Swiebocki Н. Die lagernahe Widerstandsbewegung // Hefte von Auschwitz. 1995. Nr.19. S. 164-184.

[30] Об этом предупреждали, в частности, С.Клодзинский и Й.Циранкевич. См. также: Swiebocki H. Auschwitz: What Did the World Know During the War? // London has been informed… Reports by Auschwitz escapees. Oswiecim: The Auschwitz-Birkenau State Museum, 2002. P.86-93.

[31] Tyas S. Allied Intelligence Agencies and the Hollocaust Information Acquired from German Prisoners of War // Holocaust und Genocide Studies. Vol.22. Nr.1. Spring 2008. P.1-24.

[32] Так что генерал Мак-Клой был хорошо осведомлен о сути вопроса, вступая  в переписку со Всемирным Еврейским Конгрессом по этому поводу.

[33] Чудовищные преступления гитлеровских палачей в Польше // Труд. 1942, 30 июля. С.4 (здесь и далее сведения о газетных публикациях, кроме оговоренных, приводятся по: Berkhoff K. “Total Annihilation of the Jewish Population”. The Holocaust in the Soviet Media, 1941-45 // Kritika: Explorations in Russian and Eurasian History. Winter 2009. No 1. P.79, 94).

[34] Чудовищные преступления гитлеровских палачей в Польше // Труд. 1943, 10 марта. С.1.

[35] Страдания и борьба польского народа // Труд. 1943, 3 апреля. С.4.

[36] Зверства гитлеровских людоедов в Польше // Правда. 1943, 14 апреля. С.4. То же и тогда же — в «Труде».

[37] Лагерь смерти в Освенциме // Правда. 1943, 27 октября. С.4. То же и тогда же — в «Известиях» и «Труде».

[38] Сообщение американского управления по делам беженцев о зверствах немцев в Польше // Правда. 1943, 29 ноября. С.4.

[39] Информационный бюллетень Научно-просветительного центра «Холокост». 1995. № 4. [с.2]. Публ. Г.В.Костырченко.

[40] СВЕРДЛОВ, Ф.Д. (Сост.). Документы обвиняют. Холокост: свидетельства Красной Армии. М.: 1996. С.109-110. Со ссылкой на: ЦАМО. Ф. 50-й армии. Оп. 9783. Д.110. Л.289.

[41] ПЕТРЕНКО В. До и после Освенцима. М.: Фонд «Холокост», 2000. С.99.

[42] Письмо за № 1/18747 (ГАРФ. Ф.7021. Оп. 108. Д.38). 9.10.1944 ответственный секретарь ЧГК П.Богоявленский направил копию этого письма в МИД, т. Грибанову.

[43] Подписано в печать 6 июня 1945 г.

[44] См. выдержку из него в: Отрицание отрицания, или битва под Аушвицем. Дебаты о демографии и геополитике Холокоста / Сост.: А.КОХ, П.ПОЛЯН М.: Три квадрата, 2008. С.381-382.

[45] Цит. по: ПЕТРЕНКО В. До и после Освенцима. М.: Фонд «Холокост», 2000. С.99-100.

Print Friendly, PDF & Email
Share

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Арифметическая Капча - решите задачу *Достигнут лимит времени. Пожалуйста, введите CAPTCHA снова.