©"Заметки по еврейской истории"
  апрель 2017 года

Слава Полищук: Добрая земля за Иорданом — связь народа и земли

В Бытии, и Пятикнижии Моисея в целом, конечно, изложен некий проект развития событий, возможная перспектива фабулы человеческой истории. Скажем осторожно: в общих чертах, может быть, лишь с отдельными деталями.

Слава Полищук

[Дебют]Добрая земля за Иорданом — связь народа и земли

Библейская фабула в современной интерпретации

Леонид Гомберг — прозаик, публицист, эссеист. С начала 2000-х годов активно работает над проблемами библейской истории. Публиковался в журналах «Новое время», «Знамя», «Литературное обозрение», в «Иерусалимском журнале» (Израиль), «Слово писателя» (Израиль), «Время и мы» (США), «Слово-Word» (США) и многих других. Постоянный автор журнала «Знание-Сила». Ведет постоянную литературную рубрику в ежемесячном международном еврейском журнале «Алеф», который выходит в России, США и Израиле. Автор нескольких книг прозы: «В наших краях» (Израиль, «Мория», 1996) — очерки и рассказы, «Война и Мир Юрия Левитанского» (предисловие Л. Разгона; М.: 1997), «От Эдена до Вавилона» (М., Э.РА, 2001), «Дорога на Ханаан» (Ростов-на-Дону; «Феникс», 2005), «Израиль и Фараон» (предисл. Л. Аннинского, Ростов-на-Дону, «Феникс», 2009), «Апология небытия. Шломо Занд: новый миф о евреях» (в соавторстве с Э. Баухом, М., Библиотека «Единая книга», 2011), «Иронический человек. Юрий Левитанский: штрихи к портрету» (М., «Время», 2012), «Голос пустыни. Исход из Египта: современный взгляд» (предисловие А. Городницкого; С-Пб., Алетейя, 2014), «Добрая земля за Иорданом» (предисловие Н. Басовской, С-Пб. Алетейя, 2017).

Слава Полищук. Лёня, книга, о которой я бы хотел поговорить с тобой, «Добрая земля за Иорданом», конечно, итоговая: более пятнадцати лет работы, четыре интересных книги, посвящённых библейской истории. Скажи, пожалуйста, как возник интерес к этой теме?

Леонид Гомберг. Мне хочется надеяться, что эти итоги все же предварительные…

Я поздно начал регулярно читать «Пятикнижие Моисея» (еврейскую Тору), годам к пятидесяти. Прочитал Ветхий Завет (ТаНаХ). Появилось очень много вопросов. Мое светское образование и вообще «светский образ жизни» привели к тому, что ответы я начал искать не в религиозной литературе, Талмуде, Мидрашах, а в научно-популярной и даже научной. Прочитал немецкого исследователя Священного писания Вернера Келлера, израильского философа Мартина Бубера, потом российских историков — И. Тантлевского, И. Шифмана, археологов Н. Мерперта и А. Мазара. Но вопросов не становилось меньше. Точнее так: отыскав ответ на один вопрос, сразу же возникали второй и третий. Я продолжал читать. Начал записывать. В те годы я работал в «Международной Еврейской газете» («МЕГ»), где начал публиковать свои пока еще не очень-то уверенные размышления о библейских сюжетах. Постепенно собралась небольшая книга. Идею ее издания поддержала сама Дина Рубина, работавшая в ту пору в Москве руководителем отдела общественных связей Еврейского агентства в России (ЕАР). Так в 2001 году вышла в свет моя первая книга «От Эдена до Вавилона».

C.П. Это не первый наш разговор о твоих книгах. Что же такое Библейская история?

Л.Г. Хороший вопрос! Дело в том, что когда ты внимательно читаешь Библию, то вскоре начинаешь понимать, что кроме сакральных мотивов, о которых, думаю, не стоит здесь особенно распространяться (об этом писали великие комментаторы прошлого и пишут замечательные комментаторы настоящего времени), в ней отражены совершенно очевидные и простые факты. Но в какой мере они отвечают действительному положению вещей, реальной истории, — вот вопрос! А может, это просто некие идеи, обладающие символическим, тайным смыслом и не имеющие отношения к реальности? Стоило это проверить…

Священные тексты пытался интерпретировать как историческую последовательность событий еще великий историк древности Иосиф Флавий. В XIX века это попытался сделать выдающийся христианский теолог А.П. Лопухин, а в XX — уже упоминавшийся В. Келлер. И не только они, конечно, — это просто самые яркие имена. Почему бы и мне не попробовать сделать нечто подобное? Библейская история — это цепь событий, начавшаяся эпизодами, происшедшими в Эденском Саду, и длившаяся вплоть до роковых потрясений начала новой эры истории человечества. Все дело в том, чтобы установить, в какой мере события, описанные (или даже просто упомянутые) в Библии, соответствуют современным научным представлениям. В самом деле, что это вообще такое — Эден? Фантазия, красивая сказка, миф? Но почему же? Сегодня есть весьма оригинальные гипотезы о действительном местонахождении этой территории. Например, одну из таких гипотез выдвинул знаменитый писатель и исследователь Библии Айзек Азимов. Очень интересно!

C.П. Я хотел бы остановиться на одной из важнейших для меня идей. Ты пишешь: «Скорее всего, суть трагедии в самой природе человека». Инцидент в саду Эдема, преступления Каина и далее его «деятельность, связанная со строительством городов и обработкой металлов», которая, по твоим словам, став «основой человеческой цивилизации», определила «само её существование, а может быть, и проклятье».

Иными словами, с самых первых шагов человек выходит из-под «контроля» создавшей его Силы. Причём эта Сила теряет всякую веру в человека, в своё творение, свидетельством чему стало «cмывание» рода людского с поверхности земли в дни Всемирного потопа. Что это? План?

Можно ли говорить о «проклятии», заложенном в Плане?

Л.Г. Нет, в Б-жественный План заложено не проклятье, а свобода воли. В Писании прямо сказано: «…жизнь и смерть предложил Я тебе, благословение и проклятие. Избери же жизнь, дабы жил ты и потомство твое» (Втор. 30;19). Если бы в План было заложено только благословение или же только проклятие, то мы оказались бы в каком-то другом мире, не в этом. На самом деле в План заложено и то, и другое. Более того, Вс-вышний рекомендует выбрать именно жизнь. Но человек, конечно, может поступить по-своему, что он постоянно и делает, выбирая смерть и проклятие. Как говорил, мой дед Зелег Ошер: «Кто ему виноват?»

C.П. Ты много писал о художниках, литераторах, актёрах, приехавших в Израиль из России. Много лет посвятил изучению творчества Юрия Давидовича Левитанского. Недавно в Москве прошёл организованный тобой вечер, посвящённый поэту в дни его 95-летия. Как возник интерес к Библейской истории?

Л.Г. Больше тебе скажу: у меня практически готова книга об израильской алие из СССР и России — репатриантах 70-х – 90-х годов: писателях, поэтах, артистах, художниках. О Левитанском тоже надо бы написать еще, и такие планы есть. Все, что касается сохранения памяти о поэте Левитанском, делается не достаточно. Готовясь к вечеру, о котором ты говоришь, я обнаружил, что сайт Левитанского за прошедшие пять лет, посетили более трех миллионов человек — население крупного города или даже небольшой страны. В то же время книги поэта практически не выходит. К нынешнему юбилею вышла замечательная книга для детей «Диалог у новогодней елки» (С-Пб., Детгиз, 2017) Это просто великолепно! Но при этом его предыдущая книга, «Окно горящее в ночи», вышла в издательстве ЭКСМО в 2011 году! То есть пять или шесть лет его книги практически не выходили! Такая невостребованность у издателей на фоне огромной популярности у любителей поэзии выглядит странно, не правда ли… Тем более что книги Левитанского на прилавках не залеживается. Поверь мне, я все это отслеживаю!

На вечере Левитанского в ЦДЛ свободных мест не было, дополнительные стулья несли мощным потоком. Среди участников — такие заметные деятели культуры как народная артистка России Елена Камбурова, известный критик, первый секретарь Союза писателей Москвы Евгений Сидоров, в прошлом министр культуры РФ, замечательный поэты и популярные барды. Спасибо всем!

Мой интерес к библейской истории возник естественным путем, совершенно независимо от другой моей работы. Возможно, побудительной причиной сперва стал банальный интерес к иудейской религии и истории Израиля, особенно, древней. Потом захотелось поделиться своими «открытиями» с другими. Я начал писать статьи в газету, в которой в те годы работал. Задумал книгу. На первых порах меня поддержал профессор Академии им. Маймонида Михаил Членов, крупный ученый-этнолог; потом — историк, профессор Владимир Петрухин (тот самый, что с группой археологов «откопал» на Нижней Волге хазарскую столицу Итиль); несколько раз обо мне писал Лев Аннинский, выдающийся критик и публицист; предисловия к моим книгам написали известный поэт и бард, профессор, академик РАЕН Александр Городницкий и профессор РГГУ Наталья Басовская, думаю, сегодня самый известный историк в России; неоценимую помощь оказывает мне видный российский предприниматель Игорь Радчик, мой одноклассник и друг. Всем этим людям и еще многим другим я благодарен безмерно. Без них у меня ничего путного не вышло бы.

C.П. Читая Пятикнижие, особенно Книгу Бытия, меня не покидает чувство, что нам дана некая матрица всего, что с нами было, есть и будет. Для меня один из самых трагических и одновременно возвышенных сюжетов — жертвоприношение Авраамом Исаака. Ты пишешь, что результатом стала отмена человеческих жертвоприношений. Б-г в Торе всегда безжалостен к человеку. Наше понимание добра и зла бессильно объяснить действия Творца. Не знаю, имею ли право говорить об этом… Не явилась ли трагедия еврейского народа, Шоа, определяющим моментом в сознании людей? Масштаб сотворённого зла должен был изменить понимание человека, что есть зло, заставить человека ужаснуться собственным действиям!

Л.Г. Но этого, увы, не случилось…

Слава, ты задал сразу несколько вопросов. Буду отвечать по порядку…

Да, в Бытии, и Пятикнижии Моисея в целом, конечно, изложен некий проект развития событий, возможная перспектива фабулы человеческой истории. Скажем осторожно: в общих чертах, может быть, лишь с отдельными деталями. Если бы это было не так, зачем человечеству понадобилось всматриваться в этот давний сюжет, дотошно изучать представленные в нем картины вот уже на протяжении трех тысячелетий!

При этом наивно было бы думать, что отмена человеческих жертвоприношений произошла как некий одноразовый акт в результате печального инцидента на горе Мория. Конечно же, это был длительный процесс. Но мы с уверенностью можем констатировать, что пророк Моисей (если мы признаем его автором Пятикнижия) как один из главных создателей монотеистической концепции иудаизма громко высказался решительно против человеческих жертвоприношений, сославшись на волю Г-спода.

Далее. Я бы не согласился с тем, что Г-сподь ВСЕГДА безжалостен к человеку. Есть ощущение, что Он постоянно пытается заставить человека миновать на своем пути какую-то страшную, непоправимую беду, может быть, полное самоуничтожения человечества, которое сегодня представляется вполне реальным сценарием близкого будущего. В то же время я категорически против объяснений причин Катастрофы европейского еврейства в середине прошлого века неким наказанием за какие-то провинности. И здесь я согласен с Седьмым Любавическим Ребе р. Менахемом Мендлом Шнеерсоном: нам не дано знать причин трагедии — замысел Г-спода неизвестен и непостижим.

C.П. Занятия Библейской историей неотделимо от попыток понять современную историю народа Израиля на земле Ханаана, которая сейчас зовётся Палестиной. Как ты видишь эту связь?

Л.Г. Если я скажу, что связь современного и древнего Израиля естественна и нерасторжима, это будет общее место!.. Не так ли?

Но сначала надо договориться о терминах. Ханааном территория от Средиземного моря на западе до Сирийской и Аравийской пустынь на востоке называлась до завоевания этой земли израильтянами, возможно, топоним сохранялся и в течение Эпохи Судей до создания единого царства. Потом ее часто называли Эрец Исраэль – Земля Израиля. Имя Палестина этой территории присвоили римляне после разрушения Иерусалима и подавления восстания под руководством Бар-Кохбы — по названию древнего народа филистимлян, одного из «народов моря», пришедшего в Ханаан в XII веке до н. э., однако, впоследствии сгинувшего в водоворотах истории.

По мнению большинства историков, не страдающих «детскими болезнями левизны» (В.И. Ленин), израильтяне пришли (или вернулись) в Ханаан одновременно с филистимлянами в XII веке до н. э. Но в отличие от других народов «продержались» там довольно долго, до I-II веков уже нашей эры, пока не были оттуда насильственно выдворены римлянами. Однако память об Эрец Исраэль всегда была жива у евреев. И не только память. Некоторое присутствие еврейского населения имело место всегда и практически никогда не прерывалось даже во время вавилонского плена. В Эрец Исраэль люди стремились постоянно уже после римлян, в Средневековье. Не полежит сомнению, что пришедшие туда в VII веке арабы застали немало евреев, часть из которых, по-видимому, была вынуждена принять ислам… После халифата пришли крестоносцы, потом мамлюки, турки-османы, британцы — никакие завоеватели не смогли вытравить из народного сознания древний стон отчаянья: «Если я забуду тебя, Иерусалим, пусть отсохнет десница моя…» Так продолжалось до конца XIX века, когда началась массовая алия, закончившаяся созданием Государства Израиль, единой и неделимой отчизны евреев всего мира. Возможно, ты обратил внимания, что я избегаю слова «родина». Его употребление в данном контексте полагаю неправильным. Израиль это именно отчизна — земля отцов: Авраама, Моисея, Давида, Маккавеев, Иеуды Галеви и многих-многих других. Понятие «отчизна» более точно выражает суть дела.

Собственно, об этом и заглавие книги. «Добрая земля за Иорданом» — цитата из Второзакония (3;24). Моисей, зная о своей скорой кончине, в отчаянии умоляет Г-спода: «Дай, дай перейти и посмотреть на землю добрую, которая за Иорданом»!

Это и есть нерасторжимая связь народа и земли.

Share