©"Заметки по еврейской истории"
  май-июнь 2018 года

Наум Сагаловский: Еврейские этюды

Судились Хаим и Арон —
защита, прения сторон,
проклятия народа,
сомненья, дрязги, вечный спор…
Суд завершился. Прокурор
сел на четыре года.

Наум Сагаловский

Еврейские этюды

Наум Сагаловский

 

В Лувре

Смотрю и вижу — что за бред? —
знакомый издавна портрет.
К портрету я лицо приблизила —
так это же ж “Джоконда” Изина!
Отнять у Изи — воровство,
не сомневаюсь в том ни грамма я —
всю жизнь “Джоконда” эта самая
висела в спальне у него!..

Приглашение

— Ах, Роза Львовна, как беспечно,
как некрасиво мы живём!
Вы не откажетесь, конечно,
со мной поужинать вдвоём?
Я буду вам, как верный рыцарь,
ну, соглашайтесь, в добрый час!
— Не откажусь.
—Тогда в семь тридцать,
сегодня вечером, у вас.

На всякий случай

— Тётя Соня, в вашей комнатушке —
только не скажите никому! —
я оставлю все свои игрушки.
— Интересно, Бенчик, почему?
— Мама Мириам и папа Сёма
вдруг вчера, как нА голову снег,
принесли братишку из роддома —
неизвестно, что за человек…

Починка розетки

— Наумчик, заместо глядеть на луну,
вы мне починили б розетку одну,
вы юноша мастеровитый!
К тому же, мы с вами большие друзья!
— А Фима не может?
— А Фиме нельзя —
он может быть током убитый!..

На базаре

— Купите лук, прислушайтесь к совету,
чтоб вы так жили, ин а гитер шу!
— Но лука у меня тут в списке нету!
Так подойдите, я вам допишу!

Две большие разницы

Когда нам навстречу идёт гражданин,
какой-нибудь хмырь-программист,
в футболке, где надпись “Париж” ли, “Берлин”,
то он, без сомненья, турист.
Но если он, жаждою некой томим,
средь прочих пройдётся хмырей
в футболке, где надпись “Иерусалим”,
то он — непременно еврей?..

Хорошая жена

— С женой везёт тебе, урод —
она стирает, гладит, шьёт,
с поэтами общается.
Ты, Додик, вовсе не дурак!
А как она в постели, как?
— Нормально. Помещается.

Вечный вопрос

— Жить стало лучше, стало веселей,
но денег нет, и явно не до шика.
Абрам Ильич, займите сто рублей!
— Ну, хорошо. А у кого, скажи-ка?

Эротика

— Ой, Зяма, это происки весны,
так и хожу с мурашками на коже:
я вижу эротические сны,
и ты сегодня мне приснился тоже.
В ушах небесный слышался хорал,
и я уже была близка к экстазу…
— И что ж такого я там вытворял?
— Ой, ты пришёл и всё испортил сразу!..

Омлет по-еврейски

Вот рецепт — довольно редкий,
но простой наверняка:
одолжите у соседки
полстакана молока,
три яйца, щепотку соли,
ложку масла, и генуг.
За работу! Лень вам, что ли?
Вы совсем уже без рук?..

Дела судебные

Судились Хаим и Арон —
защита, прения сторон,
проклятия народа,
сомненья, дрязги, вечный спор…
Суд завершился. Прокурор
сел на четыре года.

Слухи

— Моня, сколько лет, нивроку, вам уж?
Как живётся, Моня?
— Слава Богу.
— Слышал, ваша дочь выходит замуж?
— Что? Да-да, выходит понемногу.

Тяга к перемене мест

— Скоро я, бедняга,
брошу свой насест —
появилась тяга
к перемене мест…
— Ох, и насмешила!
Щас я упаду!
Тяга! Вместо шила
в собственном заду…

На таможне

— Давайте паспорт. Залман Львович Куперман.
Добро пожаловать! Откройте чемодан.
Нет ничего? Ни фруктов нет, ни мяса, рыбы ли?
А то ведь, знаете, имеются попытки.
Откуда прибыли?
— Вы что? Какие прибыли?
Одни убытки, зохен вей, одни убытки…

Почему обрезают евреев

— Милый ребе, сомненья развеяв,
вы скажите, только нелживо,
почему обрезают евреев?
— Ну, во-первых, это красиво…

Нечего носить

— Язык у Песи — вроде жала.
Что делать мне? Кого спросить?
Уже все уши прожужжала,
кричит: “Мне нечего носить!”
Ох, аппетит у этой крошки!..
— Ты, Зяма, просто идиот.
Дай в руки ей мешок картошки,
пусть носит и не пристаёт!..

Привет из Румынии

— Я в настроении ночном,
уже почти раздета,
а ты лежишь бревно-бревном
до самого рассвета.
— Ой, не мешало б знать жене
без мужниной подсказки,
что вытворяют на бревне
румынские гимнастки!..

Кто куда

— Вот Рома Кац. И что за спешка? Странно.
Простите, но куда идёт еврей?
— Иду в бордель.
— А почему так рано?
— А чтоб уже отделаться скорей.

Как потерять калории

— Ой, как много есть историй,
майсы-шмайсы, чудеса!..
Восемьсот больших калорий
я сожгла за три часа.
— Всё, катаю под диктовку!
— Я, конечно, не со зла
ткнула курочку в духовку
и забыла. И сожгла.

Отцовское горе

— Мой сын крестился! Кровь моя и плоть! —
кричит еврей в преддверии Эдема. —
Вейз мир!
И говорит ему Господь:
— Ой, у меня такая же проблема…

Соседские претензии

— Дора, не пиши меня в проныры,
но вчера я видела, пардон:
поздно ночью из твоей квартиры
вышел доктор Лёва Шнеерзон.
Что с тобой случилось? Не больна ли?
Хочешь, чтоб соседи разузнали?

— Вряд ли ты нуждаешься в ответе,
знаю, Фаня, много дней подряд
из твоей квартиры на рассвете
выходил полковник Розенблат.
Не кричу ж я, глотку разевая,
что война случилась мировая?..

Протест

— Скажу вам, Лёва, в знак протеста —
оставьте ваше озорство:
зад моей дочери — не место,
чтоб руку класть вам на него!
— Ей это нравится.
— О Боже!
Рука на дочкином заду!
А мне не нравится!
— И что же?
Так я ж на ваш и не кладу!..

Пустое место

— Такси! Почём до стадиона?
— Десятка. Едем? Вы одна?
— А если мы возьмём Арона?
— И что? Такая же цена.
Я не взимаю плату с рыла,
десятка — только и всего.
— Арончик, я же говорила,
что ты
не стоишь
ничего!..

Прогресс

— Наш Моня возглавляет зоосад!
— Подумать только, кто бы знал заране!
А ведь приехал восемь лет назад
с одним паршивым сусликом в кармане!..

Гостеприимство

— Ну, Сарра, всё! Даю вам слово,
что я зайду ещё не раз!
— Ой, заходите чаще, Лёва!
Так хорошо потом без вас!…

Соседи

— Ах, Роза, как я рад приятному сюрпризу!
Простите, что застал вас неглиже.
Я новый ваш сосед.
— Ой, сверху или снизу?
— А что, вот так вот сразу и уже?..

Счастье

— Мой дорогой, забудь про воблу с пивом,
бухгалтеру такое не подстать.
Сейчас тебя я сделаю счастливым!
— Ой, мне тебя так будет не хватать!..

В день рождения

— Сейчас я доем свой последний вареник,
но, Циля, мой тост не сочтите за лесть:
ума и любви, красоты вам и денег,
а всё остальное у вас уже есть!..

Почти декабристы

Сказала Абраму супруга Эсфирь:
—Тебя таки могут отправить в Сибирь,
приму это, как наказание,
но спорить не буду с несчастной судьбой,
и я таки тоже поеду с тобой,
но шубу купи мне заранее.

В раю

— Адам был счастлив оттого,
что нету тёщи у него!
И в этом, Изя, повезло ему
без тёщи — прочная семья!
— Нет, Зяма, знаешь, там, по-моему,
была какая-то змея…

Правда

— Додик, ты совсем с ума сошёл?
Про меня сказал, что я осёл?
Это правда?
— Правда, Самуил.
Но такого я не говорил…

Где справедливость

— Где справедливость, где?
— Без всяческих подколок,
я мог бы, Фима, точный дать ответ,
но как таки сказал знакомый гинеколог —
там её тоже нет.

Не единственный

— Оставьте, Роза, ваш напор воинственный,
скажу вам откровенно, без прикрас:
мужское сердце — орган не единственный,
который не ответит на приказ.

На севере диком

— Что слышно, мой друг?
— Не похвастаюсь шиком.
На службе — хозяйское око.
— А личная жизнь?
— Как на севере диком.
— Что значит?
— Стоит одиноко.

Про Изю

— Вы знаете, что Изя — педераст?
— Он что — возьмёт взаймы и не отдаст?
А может, не вернул вам денег снова?
— Нет, что вы, я в хорошем смысле слова.

Акробат

— Как странно — ваш Абрам не схож с китайцами,
а волосы густые и блестят?
— Он каждый день их натирает яйцами.
— Ой, что вы говорите?! Акробат!

Жить можно

— Здравствуйте, вот нас судьба и свела!
Как адвокатские ваши дела?
— Мне вам ответить несложно.
Гляньте вокруг, не сочтите за труд:
грабят, воруют, насилуют, бьют!
Жить таки можно.

Приглашение к танцу

— Я вас приглашаю на танец, мадам!
Вы — солнце на нашей орбите!
— Спасибо, но прежде вопрос я задам:
вы ночью не очень храпите?..

В чём счастье?

— Ах, Сарра Львовна,
счастье вовсе
не в борще!
А были вы когда-нибудь в экстазе?
— Нет, я всю жизнь
прожила на Евбазе,
и никуда
не выезжала
вообще!

На летний отдых

— Куда вы едете, Ефим,
на летний отдых? К морю, в Крым?
— Наверно, я в Сибирь мотнусь.
— Но там тайга, мороз и гнусь!
Вы сумасшедший! Что за вздор!
— Да, но так хочет прокурор…

В магазине стройматериалов

Абрам Ильич с дипломом инженера
спросил:
— Скажите, есть у вас фанэра?
— Вам что, для стройки?
— Нет, такую мать!
Мне просто над Парижем полетать!

В одесской библиотеке

— Софа, я не прав? Вы что, нарочно?
Жалобную книгу! Дайте! Срочно!
— Что-то я вас, Яша, не пойму,
всюду вам мерещится интрига.
Я могу вам предложить “Муму” —
таки очень жалобная книга!

Лабораторная история

— Марк Соломоныч, вопрос для истории,
нас не услышат за этими стенками:
что вы тут делали в лаборатории
после работы с тремя ассистентками?

— Я? Ничего. Я был весь захлопотанный,
просто работал над рац. предложением.
— Да? Почему же наш кролик подопытный
смотрит на вас, блин, с таким уважением?

Share

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

AlphaOmega Captcha Mathematica  –  Do the Math