©"Заметки по еврейской истории"
  январь 2019 года

1,126 просмотров всего, 13 просмотров сегодня

Он был известным врачом, кандидатом медицинских наук, 32 года руководил крупнейшей в Тамбове больницей, имел опыт руководства городской системой здравоохранения, был заслуженным врачом Российской Федерации, депутатом Тамбовской областной Думы и Почетным гражданином города Тамбова.

Феликс Лазовский

Мой авторитет Яков Фарбер

Приложение. Ирина Афанасьева. Интервью с Яковом Фарбером

Судьба подарила мне встречу с замечательным человеком. Принято считать, что дружба зарождается обычно в молодые годы. А этого человека я встретил уже в возрасте после шестидесяти, когда, прежде чем как-то сблизиться с человеком, некоторое время присматриваешься к нему, изучаешь его. Но к этому человеку меня сразу притянуло как магнитом.

Встретил я Якова Иосифовича Фарбера в Ганновере (Германия), куда он с женой переехал из Тамбова, завершив активную трудовую деятельность. В Ганновере он регулярно посещал общество русскоязычных эмигрантов. Яков Фарбер выделялся своей эрудированностью, скромностью, тактичностью. Подкупало его уважительное отношение к людям, простота, деликатность.

Яков Иосифович Фарбер

Он был известным врачом, кандидатом медицинских наук, 32 года руководил крупнейшей в Тамбове больницей, имел опыт руководства городской системой здравоохранения, был заслуженным врачом Российской Федерации, депутатом Тамбовской областной Думы и Почетным гражданином города Тамбова.

После окончания 2-го Московского медицинского института в 1952 году Яков Фарбер был направлен на работу в родную Тамбовскую область. Институт он окончил успешно и мечтал остаться работать на кафедре института, чтобы поучиться еще мастерству у опытных хирургов. Об этом ходатайствовали преподаватели и руководители клиник, в которых он проходил практику. Но в стране разворачивалась широкая антисемитская кампания против врачей-евреев, и заведующий кафедрой ему отказал, заявив, что «сейчас конъюнктура не та».

Его направили на работу в один из самых глухих районов Тамбовщины, в Бычковскую районную больницу хирургом. Эта больница была расположена в 20 км от райцентра, вдали от близлежащих деревень, прямо в поле. Поселился он в больничном корпусе, в маленькой полуподвальной комнатке с печкой посреди, труба от которой была просунута в окно. Врачей в больнице было всего двое: главный врач — он же терапевт, и хирург. Поэтому, как «настоящие земские врачи», они были вынуждены работать и за себя, и за акушеров, стоматологов, инфекционистов и других специалистов. При острой нехватке врачей на селе ему приходилось быть и урологом, и нейрохирургом. Как говорил Яков Иосифович: «В теле человека нет ни одного органа, в котором мне не пришлось побывать». Жить и работать приходилось при керосиновой лампе, выезжать на вызовы — на лошадях.

С первых же дней врач Яков Фарбер, ещё совсем молодой специалист, зарекомендовал себя с самой лучшей стороны. В качестве примера можно привести следующий случай.

Молодой врач Яков Фарбер

Через месяц после его приезда в Бычок в больницу привезли пятилетнего мальчика с очень серьезной травмой. Он был без сознания, с забинтованной головой. Когда Фарбер снял повязку, его глазам предстала жуткая картина. Вся правая половина маленького ребячьего лобика была в крови, через скальпированную рану проступала кость черепа, вдавленная внутрь, а по краю выступало вещество мозга. Когда Фарбер поднял веки мальчика, чтобы посмотреть зрачки, правого глаза он не увидел. Глаз был опущен за верхнюю челюсть. Это была тяжелейшая черепно-мозговая травма, вряд ли совместимая с жизнью.

Яков Иосифович рассказывал, что поначалу он растерялся, так как с подобными черепными травмами больных никогда не видел. Решил позвонить главному нейрохирургу облздравотдела, опытнейшему специалисту. После подробного изложения истории болезни и детального описания клинической картины ему был задан вопрос: какова цель его телефонного звонка? Он ответил с полной откровенностью, что работает всего один месяц и встречается с подобной черепно-мозговой травмой впервые. Поэтому он попросил опытного нейрохирурга приехать и оказать ему помощь на месте. В ответ он услышал: «Судя по описанию, травма у ребенка несовместима с жизнью, поэтому не вижу смысла выезжать». Фарбер спросил, что же ему делать, можно ли самому его оперировать? Ему ответили: «Дерзайте и держите со мной связь».

Получив согласие на проведение операции, Фарбер дал команду немедленно готовить операционную. Надо делать трепанацию черепа. Для этого необходимо просверлить во вдавленной пластине лобной кости 2-3 отверстия и специальным крючком ее поднять. Только так можно проникнуть в черепную коробку и произвести необходимую обработку раны.

Но необходимых хирургических инструментов в арсенале операционной не оказалось. Выручил шофер, который принес из гаража слесарную дрель полуметровой длины. Искать другую уже не было времени. Дрель отмыли в бензине,  сверла, патрон и рукоятку прокипятили, саму же дрель завернули в стерильную простыню.

Фарбер с помощью медсестры просверлил в черепе больного два отверстия и поднял костную пластину. Открылась совсем безрадостная картина. В твердую мозговую оболочку, как штыки, вонзились костные осколки, которые молодой врач скрупулезно извлек, а отверстия аккуратно зашил. Поднял опущенный за верхнюю челюсть правый глаз и подшил его к твердой мозговой оболочке. Всю ночь после операции Фарбер просидел у постели мальчика, который оставался без сознания. Рано утром снова позвонил главному нейрохирургу области, и она очень удивилась, что малыш еще жив.

Через некоторое время мальчик открыл глаза и пришел в сознание. Радости доктора и обслуживающего персонала не было предела. Мальчик оставался в больнице до тех пор, пока Фарбер не убедился, что выздоровление протекает нормально и в больничном уходе он уже не нуждается.

Этот эпизод свидетельствует о том, что тогда ещё молодой доктор Яков Фарбер был уже смелым, решительным и талантливым врачом.

Через 13 лет, когда Фарбер работал уже в Тамбове заведующим городским отделом здравоохранения, к нему на приём пришел восемнадцатилетний юноша. Он выразил своё недовольство тем, что из-за проведенной в детском возрасте операции на голове ему не удалось поступить в военное училище. Фарбер узнал своего пациента и объяснил ему, что когда его привезли в больницу, пришлось думать не о военном училище, а о том, как спасти ему жизнь. Яков Иосифович рассказывал, что его охватило тогда такое чувство радости, какое бывает при встрече самого близкого человека. Комок сдавил горло, когда он вспомнил, как этого мальчика, практически без пульса и артериального давления, нес на руках и укладывал на операционный стол.

В 1954 году Я. Фарбер женился. О прекрасной истории своей любви и создании семьи Фарбер написал в рассказе «Любовь до той самой берёзки», опубликованной в «Заметках по еврейской истории» №1 за 2011 год.

В том же 1954 году супругов направили в Ржаксинскую районную больницу, где они работали до 1960 года. Яков Фарбер проработал в сельских больницах 8 лет и пришел к выводу, что земская медицина является самой гуманной и прогрессивной.

В 1960 году Я. Фарбер был назначен главным врачом 1-й городской больницы города Тамбова.  Как в Ржаксинской больнице, так и в 1-й городской, большое внимание Я. Фарбер уделял расширению возможностей больниц, ремонту и реконструкции помещений, строительству и оснащению новым оборудованием. Одновременно он вёл активную врачебную деятельность, продолжал много оперировать.

В 1965 году его назначили начальником городского отдела здравоохранения г. Тамбова. Он пытался отказаться от этой должности, ссылаясь на то, что ему больше по душе работа хирурга и в этой области он добился определенных успехов, и теперь он хочет результаты своей врачебной деятельности обобщить и представить в виде кандидатской диссертации.

Разговор состоялся в кабинете председателя Облисполкома и ему объяснили, что он не имеет права отказываться, но пообещали, что возможность продолжения работы над диссертацией ему будет предоставлена. И он был вынужден согласиться.

Но в 1968 году руководство города вернулось к вопросу назначения Я. Фарбера главным врачом больницы. Речь шла о городской больнице №2. Дело в том, что больница имела убогий вид, располагалась в старых деревянных домах, имевших печное отопление, отапливалась торфом. Здания находились в запущенном состоянии.

2—я городская больница в 1968 году

К этому времени было принято решение о реконструкции этой больницы и строительстве больничного комплекса.  Однако начатое строительство замерло на уровне цокольных этажей двух корпусов.  И руководство больницей было решено поручить Я. Фарберу. Ведь к этому времени за ним закрепилась слава «строителя». Не случайно коллеги называли его «прорабом», а на одном из юбилеев подарили ему мастерок.

Фарберу, как руководителю горздравотдела, было предложено написать приказ об освобождении от должности главного врача больницы №2, после чего он сам был бы назначен на это место. Но Фарбер сказал, что у него рука не поднимется писать такой приказ, так как на этой должности работает опытный врач, к тому же фронтовик.  Вместо этого он предложил строящуюся часть больницы выделить в самостоятельный объект в составе завода «Тамбовполимермаш», на средства которого велось это строительство.

Это предложение было принято, и в сентябре 1968 года Фарбер стал главным врачом строящейся больницы. Он развернул активную деятельность и уже через год был принят родильный корпус, а в июне 1971 года запланированное строительство было закончено.

Главный врач клинической больницы №2 города Тамбова  Яков Иосифович Фарбер

В 1970 году, когда строительство комплекса подходило к завершению, он был объединен с больницей №2. К этому времени главному врачу больницы исполнилось 60 лет, и он подал заявление об отставке. Главным врачом больницы №2 был назначен Я. Фарбер, а бывший главный врач ещё много лет работал в физиотерапевтическом отделении этой больницы.

Этой больницей Я. Фарбер руководил до своего отъезда в Германию в 2000 году. Он активно занимался врачебной деятельностью, внедрял лучшие достижения диагностики и лечения и одновременно продолжал строить и расширять больницу. Благодаря его организаторским способностям и настойчивости были построены поликлиника, хирургический комплекс, уникальный операционно-диагностический корпус, сданы в эксплуатацию урологическое отделение, областной ожоговый центр, аптека, областная медицинская библиотека. Он превратил небольшую больницу в крупнейшее многопрофильное лечебно-профилактическое учреждение, оказывающее высококвалифицированную медицинскую помощь практически по всем специальностям.

Такую больницу Я.И. Фарбер сдал в 2000 году

Несмотря на громадную занятость административно-хозяйственными делами, Фарбер находил время и для научной работы и успешно защитил кандидатскую диссертацию на клиническую тему. Работа была посвящена функциональным изменениям сердечно-сосудистой системы при язвенной болезни желудка и 12-ти перстной кишки.

Громадный интерес Я. Фарбер проявлял к истории медицины. По его инициативе и под его непосредственным руководством на территории больницы был создан музей истории медицины. Сначала пришлось добиться разрешения использовать для этой цели отдельно стоящее на территории больницы здание — особняк помещичьей усадьбы, который находился на учете областного комитета по охране памятников. Это уникальное, редкое по красоте здание находилось в аварийном состоянии. Фарберу пришлось изыскивать средства на восстановление этого здания. Затем начался сбор экспонатов, создание демонстрационного оборудования, создание и размещение экспозиций. Эта напряженная работа продолжалась почти 5 лет, и в конце 1978 года музей был открыт.

Музей истории медицины

Этот музей по праву можно назвать детищем Я. Фарбера, которым он очень гордился. В музее побывало много посетителей, среди которых были известные в стране и мире люди. Музей посетили патриарх Московский и всея Руси Алексий II, летчик-космонавт Л.С. Дёмин, жена 1-го президента России Наина Иосифовна Ельцина, российский политический и государственный деятель Галина Васильевна Старовойтова, известный офтальмолог Святослав Николаевич Фёдоров и другие. Музей стал пользоваться заслуженной славой медицинского просветительского учреждения. Но в 2007 году, когда Фарбер проживал уже в Ганновере, музей был передан в ведение Управления культуры и через год он был закрыт. Фарбер переживал о случившемся. Но он не принял это как должное, а опять проявил свой деятельный, неутомимый характер. Он неоднократно письменно и по телефону связывался с руководителями Тамбова, убеждая их в ошибочности принятого решения. Он обращал их внимание на то, что музей — это не коммерческое предприятие, для которого главным является рентабельность. Ценность музея заключается в повышении уровня культуры населения, воспитании у людей уважения к представителям крайне необходимой профессии, в воспитании у молодежи уважения к памяти о предках. И Якову Иосифовичу удалось добиться положительного решения этого вопроса. Музей снова был открыт. Конечно, большую роль в этом сыграл его громадный авторитет в Тамбове, который сохранился и после его эмиграции.

Большое внимание доктор Я. Фарбер уделил истории участия медиков в Великой Отечественной войне, проявленному ими героизму и вкладу в победу. Под его руководством была проведена большая поисковая работа, в результате которой было выявлено большое количество медиков, не вернувшихся с полей сражений. По инициативе Я. Фарбера к 40-летию Великой Победы на территории 2-й городской больницы рядом с музеем истории медицины был сооружен первый в России памятник, посвященный подвигу медиков в Великой Отечественной войне. На памятнике запечатлен эпизод – медсестра оказывает помощь раненому воину. Памятник стал местом поклонения и поминовения своих близких и родных для многих жителей Тамбова. Каждый год в День Победы и в День медицинских работников к памятнику возлагаются венки и живые цветы.

 

Памятник подвигу медиков в Великой Отечественной войне

В то время, когда шла работа по созданию музея, Фарбер побывал в Риге, чтобы ознакомиться с работой главного музея истории медицины страны. В одном из залов он увидел портрет священнослужителя, которого сразу узнал. В детстве он часто встречал  его в Тамбове. Он жил на соседней улице. Этот священнослужитель стал выдающимся иерархом Русской православной церкви, известным как Архиепископ Лука. Но в музее он занимал почетное место вследствие своей второй ипостаси — это был выдающийся хирург, профессор Валентин Феликсович Войно-Ясенецкий, основоположник целого направления в медицине — учения о хирургической инфекции.

Он неоднократно подвергался репрессиям и ссылкам, во время которых продолжал заниматься врачебной деятельностью. В начале Великой Отечественной войны находясь в ссылке в Красноярском крае, он отправил телеграмму председателю Президиума Верховного совета СССР Михаилу Калинину:

«Я, епископ Лука, профессор Войно-Ясенецкий… являясь специалистом по гнойной хирургии, могу оказать помощь воинам в условиях фронта или тыла, там, где будет мне доверено. Прошу ссылку мою прервать и направить в госпиталь. По окончании войны готов вернуться в ссылку. Епископ Лука».

После этого он был назначен консультантом всех госпиталей Красноярского края и главным хирургом эвакогоспиталя. В 1944 году он был переведен в Тамбов, где проживал до 1946 года.

В 1946 году за разработку новых хирургических методов лечения гнойных заболеваний и ранений, изложенных в научных трудах „Очерки гнойной хирургии“, профессору Войно-Ясенецкому была присуждена Сталинская премия первой степени в размере 200 000 рублей, из которых 130 тысяч рублей он передал на помощь детским домам. Он был единственным священнослужителем, удостоенным такой премии.

Я. И. Фарбер собрал большое количество материалов об этом выдающемся ученом-медике, посвятил ему одну из экспозиций в созданном музее и предложил присвоить больнице имя этого человека. Его предложение поддержало руководство области, было принято соответствующее решение и теперь 2-я клиническая больница города Тамбова носит имя Архиепископа Луки. В то время это был беспрецедентный для России случай — впервые в стране государственной больнице было присвоено имя священника. Около здания хирургического отделения установлен памятник Луке (автор скульптуры — врач 2-й городской больницы Гамзат Юсупов).

Клиническая больница имени Архиепископа Луки города Тамбова

Памятник Архиепископу Луке – профессору В. Ф. Войно—Ясенецкому

Яков Фарбер хранил верность заветам предков. Но это не мешало ему всегда оставаться толерантным в отношении к представителям других конфессий. Об этом, в частности, свидетельствует следующий интересный эпизод.

Однажды к Фарберу обратился один из священнослужителей с просьбой, разрешить причастить лежавшего в больнице пациента, который находился в очень тяжелом состоянии, и по оценкам лечащих врачей дело близилось к финалу. С этой просьбой к священнику обратились родственники больного. Просьба была вполне понятной. Но это было в те времена, когда партийные органы не были дружны с церковью. Как раз незадолго до этого аналогичный случай произошел в областной больнице.  После этого в лечебные учреждения области пришло распоряжение партийных органов, запрещающее посещение больных священнослужителями. Зная об этом, священник пришел к Фарберу посоветоваться, как поступить, чтобы выполнить последнюю волю умирающего человека. Яков Иосифович понимал, на какой риск он шел, но все же дал согласие на приход священника в больницу.

Говорят, что чудес не бывает. Но в данном случае чудо произошло — после причастия больному стало легче, и он пошел на поправку. Фарбер был твердо убежден в том, что для верующего человека доброе слово, произнесенное священником, имеет огромное значение. Оно способно изменить душевный настрой человека, поднять его моральный дух, мобилизовать человеческий организм на борьбу с недугом.

Когда отношение к религии в стране изменилось, Фарбер нашел возможность открыть в больнице небольшую молельную комнату, которую с помощью епархии оборудовали в соответствии с правилами. Через некоторое время он убедился в том, что число больных, желающих уединиться в этой молельной комнате и помолиться перед образами, увеличивается, и у него возникла идея построить больничную церковь. Его в этом поддержали архиепископ Тамбовский и Мичуринский Евгений и патриарх Московский и всея Руси Алексий II, которые совместно с Фарбером выбрали на территории больницы место для церкви. В 2010 году была построена эта церковь, которой было дано имя святого целителя Пантелеимона.

Церковь целителя Пантелеимона на территории тамбовской городской больницы №2

У читателя может сложиться мнение, будто Я. Фарбер как то особенно тяготел к православию.  Но это не так. Надо учесть, что Яков Иосифович родился и жил в российской глубинке, население которой исповедовало, в основном, православную религию. Он предложил назвать больницу именем Луки и установить ему памятник не потому, что тот был православным священником, а потому, что он был выдающимся ученым-медиком. Он предложил построить на территории больницы православную церковь потому, что больные были, в основном, православные христиане.

Яков Фарбер с любовью и уважением относился к окружавшим его людям. Он ценил людей за их личные человеческие качества, а не за вероисповедование. Он был дружен с Архиепископом Тамбовским и Мичуринским Евгением, который, по мнению Фарбера, сыграл значительную роль в его мировоззрении.  Среди друзей Якова Иосифовича были представители разных национальностей и религий. Но он никогда не изменял вере своих предков. О своём отношении к иудаизму, к другим религиям он написал в своей книге «150 лет вместе».

Причиной его переезда в Ганновер явилось ухудшение здоровья его жены Лии Романовны. Их сыновья к этому времени жили в других странах, старший — Борис с семьей — в США, а младший — Александр работал врачом в Ганновере. Поэтому было принято решение о переезде в Ганновер, где Лии Романовне была сделана операция и обеспечен необходимый уход и внимание со стороны сына.

В Ганновере Я. Фарбер влился в среду русскоязычных эмигрантов. Он стал членом еврейской общины, активно посещал различные русскоязычные общества, выступал с лекциями и докладами, на которые всегда собиралось много слушателей, и очень быстро завоевал уважение. У него появилось свободное время, и он стал писать статьи и книги, в основном, мемуарно-публицистического характера. Его приняли в Союз журналистов.

Фарбер тяжело переживал переезд в Германию, грустил о своём родном Тамбове, о своей больнице, коллегах. Он говорил: «Старые деревья не пересаживают». Проживая в Германии, Фарбер продолжал интересоваться жизнью в России. Он радовался успехам, переживал неудачи, никогда не оставался равнодушным.

В 2014 году в его тамбовской больнице была учреждена памятная медаль «За гуманизм и верность профессиональному долгу» имени Я.И. Фарбера.

Памятная медаль «За гуманизм и верность профессиональному долгу» имени Я.И. Фарбера

24 июня 2016 года Якову Иосифовичу исполнилось 87 лет. В этот день по установившейся традиции в его тамбовской больнице состоялось торжественное собрание, на котором наиболее отличившимся работникам вручались медали Я. И. Фарбера. Был организован сеанс связи по скайпу между актовым залом больницы и Яковом Иосифовичем. К этому времени он был тяжело болен, и были сомнения в целесообразности организации этого сеанса. Но он очень хотел встретиться со своим коллективом.  Он обратился с приветствием к собравшимся в зале и поздравил награжденных. Это была его последняя встреча с дорогими его сердцу коллегами. На следующий день Яков Иосифович скончался.

В день, когда в Ганновере были похороны Я. Фарбера, в его тамбовской больнице состоялась панихида. Около Музея медицины собрались сотни тамбовчан. Отдать дань памяти и уважения замечательному человеку, Почетному гражданину Тамбова пришли Глава города, председатель и депутаты городской Думы, коллеги-медики, студенты медицинских учебных заведений, благодарные пациенты, родные, близкие и друзья. Искренняя признательность и боль от невосполнимой утраты стали лейтмотивом всех выступлений. Светлую память Я.И. Фарбера почтили минутой молчания. К портрету врача собравшиеся возложили алые гвоздики и зажгли траурные свечи.

Нынешняя главный врач больницы Марина Владимировна Македонская отметила его прекрасные личные качества, высокую нравственность, без которой не может быть настоящего врача. Она исключительно внимательно и с большим уважением относится к тому, что было сделано Я. И. Фарбером, способствует сохранению памяти о нём и продолжает заложенные им  добрые традиции и начинания. На прощальной церемонии в день похорон Я. И. Фарбера она сказала, что

«руководить больницей, которую в народе до сих пор называют «больницей Фарбера», — это очень ответственно. Для этого необходимо  ему соответствовать, а это очень сложно. Яков Иосифович умел не только ставить высокие цели, строить масштабные планы, – он умел добиваться воплощения их в жизнь. И даже в последний свой день он выдвигал новые идеи по дальнейшему развитию нашей больницы – его любимого детища. И теперь наша основная задача – принять его идеи и планы как заветы и воплотить их в жизнь. Это дело чести и совести нашего коллектива».

В Тамбове увековечили память врача, ученого, Почетного гражданина города Якова Фарбера. На здании операционного блока больницы, где трудился прославленный медик, 22 сентября 2017 года открыли мемориальную доску Якову Фарберу.

Вторую мемориальную доску в память о нём установили на доме, в котором он жил.

Памятная доска

Он и в Ганновере оставил добрую память о себе. В обществе русскоязычных эмигрантов был организован вечер памяти Якова Фарбера, на котором люди делились своими воспоминаниями о нём. Один из вечеров был посвящен «фарберовским чтениям». Присутствовавшие читали отрывки из его книг, его статьи.

Одна из активисток общества Людмила Гуревич так сказала о нём:

«Помню его добрую и мудрую улыбку, мягкий, а временами — довольно острый юмор, его гостеприимство, его чудесные рассказы. Как интересно было читать его воспоминания, сколько хорошего он сделал людям, как многим помог.  Не зря его так помнят и чтут в его родном Тамбове. Он действительно был не только труженик, но СОЗИДАТЕЛЬ, исследователь,  наставник. Умел прекрасно ладить с людьми самого разного звания и чина, умел отстаивать свое мнение, не боясь серьёзных последствий. Умел преданно и верно любить. Какую замечательную, трогательную повесть написал он о своей жене, как он любил и гордился — и по праву — своими детьми и внуками!

Яков Иосифович был незаурядной личностью, поэтому он и в эмиграции не затерялся, не потускнел. Его лекции всегда были интересны и глубоки и привлекали множество слушателей. Он успел написать несколько книг, уже находясь вдали от своего родного города. Но память о нём в Тамбове так глубока, что все эти книги были с любовью на его родине изданы и нашли тёплый приём у читателей и почитателей.

Встречи и беседы с ним мне дороги и запомнились навсегда. Очень тяжело терять таких людей…».

Это мнение разделяют все, кто знал его — и в Тамбове, и в Ганновере.

Последнюю свою книгу он назвал «Мои авторитеты». Эта книга содержит очерки о людях, которые оставили след в его жизни, повлияли на его мировоззрение. Для меня таким авторитетом стал сам Яков Иосифович Фарбер. Я иногда ловлю себя на мысли о том, что оценивая то или иное событие, или принимая какое-либо решение, невольно проецирую на это возможное мнение Фарбера — как отнёсся бы к этому Яков Иосифович, как оценил бы он это?

Этот замечательный человек прожил яркую, достойную жизнь и оставил о себе добрую память.

Приложение

Ирина Афанасьева

СВЕТЯ ДРУГИМ — СГОРАЮ САМ

Портрет Якова Фарбера на фоне юбилея

Фарбер Яков Иосифович (р. 24.06.1929, Тамбов), деятель здравоохранения, заслуженный врач России, кандидат медицинских наук, Почетный гражданин Тамбова (1997). Окончил в 1952 г. 2-й Московский медицинский институт им. Н.И. Пирогова. С 1952 г. гл. врач и хирург в Бычковской, затем в Ржаксинской больнице. С 1960 г. гл. врач 1-й городской больницы Тамбова, с 1965 — зав. Тамбовским городским отделом здравоохранения. С 1969 г. гл. врач 2-й гор. больницы (ныне им. архиеп. Луки). Под руководством Я.И. Фарбера построены поликлиника, хирургический, операционно-диагностический корпуса, созданы урологическое отделение, ожоговый центр и др. Историк-краевед. По его инициативе создан музей истории медицины тамбовского края (1978), на территории 2-й городской больницы установлены памятники медикам — участникам Великой Отечественной войны и архиепископу Луке.

Член президиума Всероссийского научного общества историков медицины, депутат областной Думы двух созывов. В 2001 г. вышла первая книга Я.И. Фарбера — «Очерки по истории медицины Тамбовского края». Его статьи публикуются не только в Тамбове, но и в русскоязычных газетах и журналах Парижа, Берлина, Ганновера. Часто выступает с лекциями и докладами в клубах и научном обществе, рассказывая слушателям о своей Родине и о тех, кто составляет гордость земли тамбовской. В 2002 году ко всем его многочисленным титулам прибавилось самое дорогое для него звание члена Союза журналистов России. 

Источники: Тамбовские даты. 1999 год. Тамбов, 1998; Тамбовская энциклопедия. Тамбов, 2004.

Предисловие

В русской медицине деятельность врачей всегда трактовалась как долг, как дело жизни, в ней постоянно присутствовал элемент самопожертвования. Их девиз-символ самоотверженного служения людям, подвижнического отношения к своему делу выражен в короткой формуле: «светя другим — сгораю сам». Эти слова, произнесенные известным голландским врачом Николаусом ван Тульпиусом ещё в XVII столетии, как нельзя лучше отражают категории долга и совести в медицинской профессии. Они применимы не только к великим ученым, но и к рядовым врачам, жертвенно служащим своему долгу, которых А. М. Горький назвал Маленькими Великими Людьми.

Это интервью было сделано на второй день после юбилея Якова Иосифовича, в его уютной квартире, но по непонятной причине, или иронии судьбы, так и не было опубликовано. Предлагаю читателям художественный портрет Якова Фарбера, «написанный» на основе его впечатлений, о людях, о времени, о жизни, и о себе.

И.А. — Как Вы определяете свой возраст, Яков Иосифович?

Я.Ф. — Возраст для меня не определяется метрическим свидетельством, а внутренними ощущениями, насколько ты считаешь и как сам его определяешь. Если твоя душа, сердце, требуют движений, любви, занятий каких-то, спортивных упражнений и т.д. — вот это и есть твой возраст! Как-то я вам рассказывал, что ориентируюсь на принцип Плевако. Меня спрашивали: — Вам что — наплевать на всё? Вы что — пофигист?
— Нет, — отвечаю, — я скорее оптимист! И не фамилию использую, а главное его изречение, которое прославило учёного на весь мир!
Начинал он свои блистательные речи всегда с одной фразы:
— А могло быть хуже! Вот в этом я и ориентируюсь на Плевако, считаю это одним из жизненных принципов. (Федор Никифорович Плевако, один из самых известных российских адвокатов, прим. автора)

И.А.— Яков Иосифович, кто или что повлияло на выбор Вашей профессии?

Я.И. — Знаете, точного лица указать не могу, чтобы кто-то мне сказал: — иди в медицину! Но весь уклад моей семьи, в которой родился, он говорил о том, что я другую специальность выбрать не могу, т.к. принцип добродеяния (с ударением на третий слог) стоял во главе угла, всем её укладом. Мама — она была у нас в этом отношении просто образцом. Сама много пережила, она сирота с 8 лет, и всегда она стремилась помочь людям! И не случайно я и моя сестра стали врачами, наши жёны и мужья — врачи. Дети стали врачами… Такая врачебная династия. Быть врачом — наиболее яркое проявление добродеяния. Помочь людям — это главное!  В русской медицине деятельность врачей всегда трактовалась как долг, как дело жизни, в ней постоянно присутствовал элемент самопожертвования.

И.А. — Ваша мама была верующей?

Я.И. — Не могу сказать, что у меня были ортодоксальные родители, во всяком случае — все веры соблюдались. Должен заметить, что все мы в нашей семье носим библейские имена: мой отец Иосиф, дед мой Арон, брат мой Инхас, и я — Яков. Правда тут получилась какая-то неочерёдность: по священному писанию. Как нам известно, что Авраам родил Исаака, Исаак родил Якова, а Яков родил Иосифа. У нас наоборот, но от этого я не меньше уважал моего папу, носящего такое красивое имя! (смеётся).

И.Я. — К Вашему 85-летию коллеги в Тамбове учредили именную медаль?

Я.И. — Да, совершенно правильно! Для меня это стало полной неожиданностью. Главный врач вначале попросил меня откорректировать девиз. — Девиз к чему? – поинтересовался я. — К награде! — К какой награде? — Носящей Ваше имя. — Не надо моё имя никуда вставлять, какая ещё награда?! Тогда он скрыл от меня, а когда было торжественное собрание, посвящённое моему юбилею, я узнал, что это медаль. Девиз мы согласовали: За гуманность и верность избранной профессии! По-моему это определяет всё. Нашлись номинанты на эту медаль. Их семь человек, те, кто проработал всю жизнь, отдавая здоровье своё, силы свои. Помогали людям. Спасали их от беды. Врачи-ветераны получили эту награду.

И.А. — Эта почётная медаль ограничена городом Тамбовом?

Я.Ф. — Да, это медаль местного значения. К примеру, я награждён орденом Державина, учреждённым Тамбовским государственным университетом, и меня это нисколько не огорчает, потому что это – знак уважения!

В своё время что-то полезное для университета сделал, продолжаю и поныне поддерживать с ними связь. Когда-то именно там извлекал из небытия имя Луки, ныне святого, профессора Войно-Ясенецкого.

И.А. — Многоуважаемый Яков Иосифович, у Вас масса регалий и званий: деятель здравоохранения, заслуженный врач России, кандидат медицинских наук, Почетный гражданин Тамбова (1997), Вы один из тех, кто причастен к созданию Музея истории медицины, первого в России?

Я.И. — Среди областных центров — наш музей истории медицины, был третьим, после Калинина (ныне Тверь), и Тюмени. Когда министр здравоохранения Трофимов посмотрел наш музей в Тамбове, он сказал, что “здесь я вижу МУЗЕЙ, а там я видел выставки!“ Мы стали официальным, признанным музеем, который проработал 30 лет, потом по недоразумению, к недоумению моему, какой-то губернатор сказал, что здание красивое и надо его реквизировать?! Пять лет музей не работал. Сейчас, слава богу, заработал всё в том же прекрасном ампирном здании, в 8 залах! И находится в ведении областного управления Культуры. Продолжаю направлять туда свои материалы, свои книги, которые были в моей личной библиотеке. Готовлю очередную партию букинистических редких книг, которые сам некогда покупал. Кроме этого, сотрудники музея советуются со мной по разным вопросам. В частности, по экспонатам.

И.А. — В 2001 году вышла в свет Ваша первая книга по истории краеведения города Тамбова?

Я.И. — Нет, не совсем так. Первую книгу я написал ещё до отъезда в Германию. И это была самая трудная книга — «Путеводитель по музеям». Это книга, в которой соврать нельзя ни в одном слове! Она трудно давалась. Нужно было собирать материал для аннотаций. А вот вторая моя книга была действительно по краеведению, по истории медицины Тамбовской области и до наших дней. Написана уже и третья по просьбе стариков, членов еврейской общины, «150 лет вместе. Заметки по истории Тамбовской еврейской общины», потом — две биографические…

И.А. — Яков Иосифович, кто-то помогает Вам в этом непростом деле?

Я.И. — Я обращаюсь в архивы Тамбовской области. Помогает мне …компьютер. Без него я никуда сегодня не денусь! Это — всё! Это ответы на все вопросы. Это величайшее достижение человечества!

И.А. — Обращаясь к прошлому. Интересно было бы узнать, как случилось, что на территории больницы была построена часовенка? В те суровые атеистические времена?

Я.И. — Этот вопрос имеет свою историю. И решался он не просто так… Честно говоря, первое моё назначение считаю как ссылку — ни один еврей не был оставлен в институте. Ни один! Мне пришлось поехать в самое глухое село Тамбовской области. В деревне Бычки проработал два года и 6 лет в Ржаксе, районном центре. Восемь лет села — это академия! Побольше даже, чем институт. Мне приходилось самостоятельно принимать решения. Никто мне не мог помочь — хирургу. Первые годы я был один в районной больнице и за акушера-гинеколога, и за глазного, и за ушного, и за всё, чего хотите! Был ещё один терапевт, но на 15 тысяч населения, и я подчёркиваю: всё равно это достаточно много. Но, я отдалился от темы! Наблюдая за людьми, убедился в том, что верующие люди болеют легче, переносят трудности легче. Это первое. Часто бывал за рубежом — гостил у сына. И всякий раз заходил в капеллу — так называют церковь при больницах, где видел лица людей, простоявших у образов, у распятья: они были просветлёнными! Что говорить, это, наверное, в каждой вере так? Знаю, что в моей вере раввин не врач, но к нему часто обращаются с вопросами, связанными со здоровьем. Однажды на серьёзном семинаре прославил посты и получил серьёзный нагоняй от партийных органов, что я пропагандировал религию на атеистическом семинаре! Но правда остаётся на моей стороне: сегодня признают и приветствуют не только посты, но известный пример крупного учёного, академика Бакулева, выдерживающего 20-ти дневные посты перед крупными операциями. Я оказался прав и в том, что вера помогает. Мы не можем отрицать, что лекарства — это пособие для лечения. А главный успех выздоровления заложен в организме самого человека! В мобилизации этих скрытых сил вера помогает запустить этот механизм. Больной находит в себе силы, чтобы побороть болезнь через веру. Примеров тому бесчисленное множество! Однажды мне позвонил Отец Николай, священник — очень уважаемый человек, и попросил встречи со мной. Он рассказал мне, что в больнице находится пожилой человек, который буквально умирает, просит его причастить. Я сказал ему, что есть Приказ облздравотдела, запрещающий подобные ритуалы в больнице. — Знаю, отвечает он. — Яков Иосифович, на Ваш выбор: человеку плохо, он при смерти. — Давайте, — отвечаю, и мы рискнули! Правда, это вызвало удивление у других больных, что заставило их столпиться около места, где обряд происходил. Попросил их разойтись, и сказал им, что причастие — это таинство. Но самое интересное заключается в том, что больной после этого поправился, ему становилось лучше и лучше. После выписки прожил ещё какое-то время. А потом я познакомился с интересным человеком, сравнительно молодым — 45 лет он приехал на тамбовщину, после окончания Академии, в статусе кандидата богословия. Человек, который знал и читал священные писания в подлинниках, на иврите — это епископ Евгений. Потом он стал архиепископом Тамбовским и Мичуринским, а под конец своей жизни — митрополитом. Умер очень рано, в 60 лет. Влияние его на меня было огромным. В своё время познакомил меня с патриархом Алексием Вторым, который дважды был у нас в гостях, в Тамбове. С отцом Евгением мы вели продолжительные беседы, и он убедил меня в том, что вера служит благородным целям. Она направлена на оздоровление человека. Если больной уверовал, то это сигнал к мобилизации, он поправится. Да и умирать с верой легче, как бы парадоксальным это не казалось…Верующий человек воспринимает всё на психо-эмоциональном уровне именно так!

И.А. — Тогда, как можете ответить на такое: человек — это творение божие или продукт эволюции?

Я.И. — Вы и сами понимаете, что рос я в атеистической среде, времена были такими. Но когда мой дедушка — николаевский солдат, человек, повидавший жизнь, участвующий в боях, награждённый боевыми наградами, — был верующим человеком. Он всегда говорил: — Без бога не до порога! А я спрашивал: — Дед, а ты видел БОГА когда-нибудь? Он же отвечал: — Не видел, но и ты его никогда не увидишь. Он во всём! Он и в тебе. Вот такой ответ, который только со временем стал мне более понятным. Сейчас хожу в синагогу, читаю Пятикнижие, Тору, и нахожу в них такие вещи, которые, быть может, и священнослужители иудейские не знают! Каждый раз читая послания (более 13 лет!), нахожу всё новое и новое… До сих пор есть вещи, которые необъяснимы, единственное что говорят на этот счёт ученые мира, что без потусторонней силы, неземной здесь не обошлось. И я думаю, что высшая сила существует. И человек — творение, создание божье.

И.А. — Яков Иосифович, в Вашей жизни было много встреч с яркими, замечательными и легендарными людьми. Судьба или знакомство с кем из них оказало влияние на Вас? Помнится до сих пор?

Я.И. — Судьба моя сложилась так, что я, действительно, был знаком с большим количеством известных, удивительных людей! Перечисление заняло бы хорошее количество времени.  Окончил один из лучших, в то время был самым лучшим, — 2-ой Московский медицинский институт, с великолепным преподавательским составом, а это было в 1952 году, то самое тяжелое время, когда развернулось «Дело врачей», мои однокурсники сделали успешную карьеру, стали большими специалистами. Хотя ни один еврей не был оставлен в институте. Ни один! А что касается знаменитых людей — это стало моим хобби, когда после открытия одного из первых музеев медицины в стране, его стали посещать многие известные и знаменитые люди от маршалов до министров, крупные учёные, академики и т.д. Так завязывалась дружба. Вот так!

И.А. — Суеверный ли Вы человек?

Я.И. — Все хирурги суеверные! Всегда верят в приметы. Знаете, мне это напомнило одну историю: — Почему у вас на двери весит подкова, она что, помогает? — Нет! Я совершенно не суеверный человек, но я слышал, что подкова помогает даже не суеверным!

И.А. — Замечательный ответ! Спасибо! Яков Иосифович, перелистывая и перечитывая Вашу книгу “На перепутьях жизненных дорог“, обратила внимание, что когда Вы характеризуете коллегу, врача, то обязательно добавляете к «хороший врач» ещё и «добрый человек»? Это синоним для ВАС?

Я.И. —- Знаете, профессия врача этого просто настоятельно требует, чтобы человек БЫЛ ДОБРЫМ! Хотя, вы же понимаете, что с древних времён человечество делится на холериков и сангвиников, меланхоликов и флегматиков, пессимистов и оптимистов, но врач должен быть не только добрым, но и милосердным! У меня был один замечательный доктор, работал заведующим отделения. Не буду называть его имя. Великолепный диагност, профессионал своего дела. И мне жаловались не только больные, но и врачи: он никогда не улыбался, и в присутствии больного мог отменить решение врача. Это я считаю недопустимым и бестактным. Я его как-то вызвал и спросил: — Слушай, Анатолий (имя вымышленное), ты вообще улыбаться можешь? — Нет, я не научился! Он не умел, но врач был хороший! Это неумение только в ущерб больному. Слово врача дорогого стоит, если оно доброе! А если, оно сказано через плечо или отвернувшись — это не слово врача, но злодея! Потому, что пациент сразу всё улавливает своими радарами и понимает, что положение его тяжелое, к примеру…

И.А. — …и срабатывает вторая сигнальная система — больной реагирует на слово?

Я.И. — Есть такая пословица: Слово лечит, и слово  ранит.

И.А. — У Николая Гумилёва есть такое высказывание: “Пассионарии это особи энергоизбыточного, активного общественного типа“. Можете себя отнести к таким людям?

Я.И. — Ну, с некоторой оговоркой, — да! Знаю откуда это взято: написал статью об Агнии Моисеевне Писарницкой — тамбовской пассионарии. Тридцать лет она была главным врачом Тамбовской областной психиатрической больницы. Я тоже без труда не могу и по сей день, и если бы я не писал, то закончил бы как многие мои друзья — печально! Был у меня друг, профессор в России, травматолог Цодос. Обнаружили у него онкологию. Хотя я считаю, что чаще всего она появляется при стрессовых ситуациях, влияние нервной системы доказано. Нужно обязательно находить себе занятие, находить увлечение, хобби.

И.А. — Цитирую из вашей книги «На перепутьях жизненных дорог»: “…не научился я приобретать недвижимость. А научился оперировать и правильно ставить диагноз, и могу по внешнему облику человека распознать его, как говорят в народе, —  “сорт“.

Я.И. — Это верно! Действительно так и есть. Да и некогда мне было думать что-то приобретать. Жил я в государственной квартире. Был такой случай: однажды меня вызвал начальник областного управления: — Ты что, самый умный? До сих пор живёшь в «хрущёвке», когда все зав.отделами переселились в полу-габаритные квартиры?! Многим и я сам помогал в получении жилплощади.  В этот момент у меня жила семья тёщи из Новосибирска. Жили мы в 4-х комнатной квартире, был ещё земельный участок в четыре сотки (так называемая «дача»!) Один из моих сыновей сейчас смог приобрести домик, где может отдыхать. И я этому рад! Он тоже врач. Комфорт врачу необходим. Если врач не имеет письменного стола, за которым может прочитать книгу — это не врач! Это — раб! Не отдохнувший, уставший, раздражённый. Ну, представьте, 11 квадратных метров, на которых живут 4 человека?! Как можно?

И.А. — Правила жизни от Якова Фарбера? Как вам удаётся максимально долго оставаться энергичным, активным, интересным человеком для других. И для себя в первую очередь?

Я.И. — Надо поддерживать в себе такой заряд, надо находить себе работу, увлечения по душе. Как угодно это назовите. Тогда ты будешь ЖИТЬ! Конечно, важно есть ли у тебя надёжные друзья, которые могут отвлечь, которые могут когда-то снять стрессовое состояние. С возрастом у человека появляется ипохондрия, но и с ней возможно «договориться»! Иногда и побыть наедине с собой полезное занятие, уйти от суеты.

И.А. — В день Вашего юбилея, 24 июня этого года, Вам смогли дозвониться 38 человек?

Я.И. —  …я перестал считать после 45! И Америка, и Россия, и Германия… Но это число не окончательное, т.к. дальше уже физически не мог принимать их. К сотне точно количество телефонных поздравлений приближалось. Всё объяснимо: я был на видном месте, руководил большим коллективом…

И.А. — Ваши сыновья стали достойным продолжением семейной династии Фарберов-врачей. Расскажите , пожалуйста, о них.

Я.Ф. — Оба сына у меня — Александр и Борис, медалисты «золотые», «головастики»! Оба стали кандидатами наук, оба получили гранты на стипендию Гумбольдта и разрешение на работу в Германии. Борис живёт и работает в Америке, в Кливленде (сейчас он вице-президент компании, выпускающий цирконий для технических целей), Александр — в Германии, в Ганновере, он врач-радиолог, работает в рентген-радиологическом институте при Фридерикенштифт (Friederikenstift Hannover).

И.А. — Благодарю Вас за столь искренние и интересные ответы, за возможность встречи. Самые добрые пожелания и счастливого многолетия ВАМ! Новых приятных впечатлений от Жизни.

 P.S. В светлой памяти остались очень живые и теплые беседы по душам с этим удивительным и многогранным человеком, мы были знакомы более десяти лет. У меня хранится подаренная книга Яковым Фарбером «СКАЗКА СКАЗОК!» Юрия Норштейна. Перелистывая ее, еще раз понимаю, каким редким подарком наградила меня жизнь. Спасибо, Яков ИОСИФОВИЧ!

Материал подготовила Ирина Афанасьева

Share

Феликс Лазовский: Мой авторитет Яков Фарбер: 12 комментариев

  1. Soplemennik

    Отличная особенность портала — поднимать на щит, или со щитом, достойнейших людей! Спасибо!

  2. Mikhail

    Очень интересно, содержательно и написано хорошим литературным языком. Побольше бы таких людей как Фарбер и Ф.Лозовский

  3. Владимир Лившиц

    Я встречался с Яковом Фарбером на заседаниях культурно-просветительного общества «Знание». Меня подкупала его открытость, уважение к собеседнику, желание помочь. Приведу такой пример. В своё время у меня были трудности с освоением программы PowerPoint. Я поделился этим с Яковом. Он сразу же сказал: «У меня есть хороший материал по этой теме, который мне передал сын. Я отпечатаю еще один экземпляр и передам его тебе. Давай через пару дней встретимся и ты получишь этот материал». Мы так и сделали, и я стал обладателем ценного для меня пособия, которое храню и по сей день.
    Запомнились мне также содержательные выступления Якова Фарбера на заседаниях общества «Знание». Он всегда четко и доходчиво излагал свои мысли по обсуждаемым актуальным вопросам.
    Большое спасибо Феликсу Лазовскому за обширную статью о достойном человеке — Якове Иосифовиче Фарбере.

    Владимир Лившиц

  4. Яков

    Замечательно!!! Прочитал на одном дыхании. У моей мамы очень похожая история – она окончила медицинский институт в 1952 году. На распределении сказали: какая ординатура?! Курилы и Камчатка!! Но в связи с семейным положением получила направление в село Безымянку (Саратовская обл.)! И там, как и в истории Фарбера, она стала врачом по всем специальностям: и роды, и травмы, и туберкулез, ….

  5. Николаева

    С удовольствием прочитала статью о замечательном человеке. Статья написана хорошо, интересно. Очень приятно, что о таких выдающихся людях сохраняются теплые воспоминания. Элла.

  6. Абрам Белкин

    О ЗАМЕЧАТЕЛЬНОМ ЧЕЛОВЕКЕ ЯКОВЕ ФАРБЕРЕ!!
    На одном дыхании прочитали статью Феликса Лазовского «Мой авторитет Яков Фарбер».
    Нам с женой тем более было приятно читать о Яше Фарбере, так как он наш земляк! (Мы из Липецка. До 1954 года часть нашей области была Тамбовской!).
    С удовольствием подписываемся под всем, что было сказано об этом удивительном человеке!! Его доброта, ум, работоспособность, стремление помочь людям никогда не забудутся!!
    Мы с Яшей очень сдружились на взаимной любви к музыке. Постоянно обменивались через интернет музыкальными новинками во всех жанрах. Очень любили популярные еврейские песни и с удовольствием их пели!
    Яша активно участвовал в музыкальных лекциях, которые я проводил в нашем обществе: «Евреи — композиторы», «Король танго Оскар Строк», «Незабываемый Ян Френкель» и др. Он всегда внимательно слушал и обязательно добавлял интересные эпизоды из своей большой жизни!!
    Память о Яше Фарбере никогда не уйдет из наших сердец.
    Абрам и Вера Белкины

  7. Roza @ Yakov

    Доргой Феликс! Очень, очень благодарны Вам за замечательную статью о нашем дорогом брате. Тронуло до слез. удивительно тепло о нем написано и точно в деталях описали его трудовой путь. Да, он был (даже не могу писать это слово) необыкновенным человеком. Когда мы с ним шли по городу не было человека, который с ним не поздоровался и не поблагодарил его.Он помог очень большому количеству людей! В то время не было у нас никакой корысти,просто старался помочь всем кто к нему обратился. В городе он помогал и немногочисленной еврейской общине.К сожалению судьба разбросала по разным странам и мы не могли часто встречаться,но по скайпу общались почти каждый день.У нас сейчас на видном месте его фото и смотрим на него и советуемся с ним.Для меня,его сестры, он всегда был кумиром и я только по его совету пошла по его стопам и стала врачом. Ещё раз спасибо за память! ЗАКОРОН ЛЕБРОХА (иврит) БЛАГОСЛОВЕННА ПАМЯТЬ! С уважением Роза ,Яков.

  8. Людмила Гуревич

    Большая благодарность Феликсу Лазовскому за прекрасный очерк о замечательном человеке, за встречу с которым я благодарна Судьбе. Первое моё знакомство с Яковом Иосифовичем Фарбером было заочным — мы с мужем прочли его трогательный рассказ «Любовь до той самой берёзки», такой искренний и чистый, что читать его без слёз было невозможно. В 2009 году мы познакомились с Яковом Иосифовичем лично на семинарах русскоязычного культурного общества в Ганновере, в работе которого он принимал самое деятельное участие. Его лекции и выступления, широта интересов, глубина размышлений вызывали большое уважение. Беседы с ним были необычайно интересными — рассказчик он был изумительный. Не забыть его добрую и мудрую улыбку, великолепное чувство юмора. Вспоминаю такой случай: как-то мы в небольшой компании были у Якова Иосифовича в гостях, сидели за обильно накрытым столом и наслаждались интересной беседой. Когда застолье подходило к концу, Яков Иосифович вдруг «трагически» взмахнул руками и воскликнул: » Как же я забыл сделать КАРТОФЕЛЬНУЮ БАБКУ!» Мы стали единодушно уверять его, что это было бы уже излишним. Он ответил: » Ну как вы не понимаете — я же считался ГЛАВНЫМ БАБНИКОМ Тамбова!» Мы , зная его преданнейшую любовь к жене, дружно расхохотались, оценив этот блестящий каламбур.

    Яков Иосифович был сторонником теории пяти рукопожатий, согласно которой , любой человек на планете может найти любого другого человека через цепочку, состоящую из пяти людей, знакомых друг с другом, независимо от того, где живут эти люди. У Якова Иосифовича на эту тему есть очерк «Рукопожатие с Карлом Марксом «. Так вот, согласно этой теории мы с Яковом Иосифовичем могли «пожать друг другу руки » задолго до нашей личной встречи в Ганновере — и даже пяти рукопожатий бы не потребовалось! Цепочка очень короткая : другом и шефом доктора Фарбера в Тамбове, возглавлявшим областное здравоохранение, был Владимир Николаевич Фалин, а моей старшей и уважаемой коллегой в лаборатории ленинградского Ботанического института АН СССР была его сестра — Наталья Николаевна Фалина. Пишу об этом потому, что знаю — Яков Иосифович эту забаву любил.

    Светлая , добрая и долгая память этому прекрасному человеку.

    Людмила Гуревич

  9. Михаил Нордштейн

    Очерк Феликса Лазовского о поистине Герое нашего времени Якове Фарбере и интервью с ним Ирины Афанасьевой не могут не впечатлять. В одной человеческой жизни — высокий профессионализм, добросердечие и неустанное подвижничество. Как нужны такие материалы в этом мире, где ещё столько злобы, корыстолюбия, обывательского равнодушия! Читательская благодарность редактору «Заметок по еврейской истории» Евгению Берковичу за эту публикацию.
    Прочитав её, хочется тут же наложить «резолюцию»: «Хранить вечно». Прямой смысл — и очерк, и интервью распечатать и передать в еврейскую общину Ганновера для последующих поколений.

  10. Клара

    Когда я познакомилась с Яковом Иосифовичем, мне показалось, что я знаю его уже давно. От него веяло добротой, теплом и открытостью к людям. Это чувствовали все, кто был с ним знаком. В этом была заслуга и его супруги, Музы, помощницы, советчицы и ЛЮБВИ всей его жизни Лии Романовны. Его желание делать добро, помогать людям, радоваться их успехам было смыслом его жизни. Все, кто знал Якова Иосифовича, будут помнить его, как светлого, доброго, любившего людей человека. Эти качества он сумел передать и своим замечательным детям. Вечная добрая ему память и спасибо ему за то, что он был в нашей жизни.

  11. Григорий Галич

    Во-первых, глубокая благодарность Феликсу Лазовскому, который в своей прекрасной статье дал объёмный портрет замечательного Человека(именно с большой буквы) Якова Фарбера. Тем, кто был с Я.Фарбером знаком, не нужно перечислять все его достоинства, — эти люди сами чувствовали незаурядность этого светлого человека и тепло, которое он излучал. Большая благодарность Евгению Берковичу за публикацию этого материала. Заключить свои слова хочу строчками, посвящёнными яшиной памяти: И здесь, куда заброшены судьбою,
    Кому общаться с Яшей довелось,
    Мы помним: был всегда самим собою
    И всем дарил души своей тепло.

    Лучился Яша светом, интеллектом
    И вдруг ушёл — в душе печаль и грусть.
    Он был мне другом, близким человеком
    И этим я гордился и горжусь.

    Заслугам, званьям яшиным нет счёта,
    Как божий дар прожил он жизнь свою, —
    Уверен я, что на доске почёта
    Красуется его портрет в раю.

  12. Григорий Галич

    Во-первых, глубокая благодарность Феликсу Лазовскому, который в своей прекрасной статье дал объёмный портрет замечательного Человека(именно с большой буквы) Якова Фарбера. Тем, кто был с Я.Фарбером знаком, не нужно перечислять все его достоинства, — эти люди сами чувствовали незаурядность этого светлого человека и тепло, которое он излучал. Большая благодарность Евгению Берковичу за публикацию этого материала. Заключить свои слова хочу строчками, посвящёнными яшиной памяти: И здесь, куда заброшены судьбою,
    Кому общаться с Яшей довелось,
    Мы помним: был всегда самим собою
    И всем дарил души своей тепло.

    Лучился Яша светом, интеллектом
    И вдруг ушёл — в душе печаль и грусть.
    Он был мне другом, близким человеком
    И этим я гордился и горжусь.

    Заслугам, званьям яшиным нет счёта,
    Как божий дар прожил он жизнь свою, —
    Уверен я, что на доске почёта
    Красуется его портрет в раю.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

AlphaOmega Captcha Mathematica  –  Do the Math
     
 
В окошко капчи (AlphaOmega Captcha Mathematica) сверху следует вводить РЕЗУЛЬТАТ предложенного математического действия