©"Заметки по еврейской истории"
  август-сентябрь 2019 года

158 просмотров всего, 7 просмотров сегодня

Арабские аналитики не смогли предвидеть преобразования, которые произошли в Израиле, в его обществе и в вооруженных силах, эффективную финансовую помощь еврейской диаспоры США и неожиданную позицию Чехословакии с санкции СССР.

Анатолий Виц

Война за Независимость Израиля. Вопросы и замечания

Любая сложная задача имеет простое,
легкое для понимания, неправильное решение.
             Артур Блох

Публикаций на русском языке, посвященных теме первой арабо-израильской войны, а для Израиля Войны за Независимость, много. Что можно добавить к этой библиотеке? Большинство этих публикаций носят популярно-развлекательный характер, рассчитаны на массового читателя. В этом жанре, для привлечения читателя, неизбежны упрощения, замалчивание малозначимых, с точки зрения автора, деталей, и наоборот, преувеличенное внимание к деталям, способным удержать внимание. Возникла определенная традиция упрощения, набор удобных стереотипов, которые используются авторами самых разных идеологических ориентаций. Для репатрианта, заинтересованного в понимании сути происходившего, рамки, порожденные упомянутой традицией, могут оказаться недостаточными. Особые потребности нового репатрианта: понять как устроена жизнь в Израиле, в чем корни его поразительных особенностей, более того, понимая как устроено прошлое, есть надежда понять, как будет устроено будущее.

Предлагаемая статья, не претендуя на полноту, является попыткой задать (иногда всего лишь наметить) вопросы, остающиеся за границами многих популярных публикаций, и предложить возможные ответы. Вопросы, как правило, выделены жирным шрифтом.

Для удобства читателя, ниже некоторые понятия и имена, используемые в статье:

Ишув — собирательное название всех еврейских поселений и еврейских органов самоуправления в Палестине до создания Государства Израиль.

Хагана́ — еврейская военная подпольная организация в Ишуве, существовала с 1920 по 1948 год во время британского мандата в Палестине.

Пальма́х (ударные роты) — особые отряды Хаганы, позднее — часть Армии обороны Израиля. Создан по согласованию с властями британского мандата в Палестине. Существовал с 15 мая 1941 года по 7 ноября 1948 года.

ЦАХАЛ — Армия обороны Израиля. ‏ ЦАХАЛ был создан через две недели после основания государства, во время Войны за Независимость.

Бен-Гурион — лидер еврейского рабочего движения в Ишуве, председатель Еврейского агентства Израиля (1935—1948) — правительства «государства «в пути», первый премьер-министр Израиля.

Было ли государство США союзником Израиля в Войне за Независимость?

Упрощая, можно сформулировать позицию США как дилемму: поддерживать Израиль, потому что это правильно с этической, духовной стороны, или поддерживать арабские страны, потому что это выгодно. В таких случаях политики стремятся сохранить обе позиции. Отражением этой дилеммы являлось признание Израиля де факто сразу после объявления Независимости при сохранении оружейного эмбарго. Нормальные межгосударственные отношения, в том числе получение кредитов через американские банки, были невозможными до признания де юре. Кроме того, были опасения, что Израиль или исчезнет в боях с более сильным противником или станет советским форпостом на Ближнем Востоке.

В контактах с частным бизнесом США удалось невероятное, Израиль получил в виде кредитов и пожертвований финансовые средства, достаточные для покупки оружия и прочих военных расходов. Официальные США выжидали до полного прояснения ситуации. Юридическое признание от США Израиль получил в январе 1949 года, когда победитель в войне определился. Достижение стратегического союза между Израилем и США прошло длинный путь.

Подробно на эту тему смотри работу Игоря Юдовича «Забытые герои и антигерои 1945-48 годов в борьбе за признание государства Израиль»

Почему СССР поддерживал Израиль в Войне за Независимость?

Советские аналитики оценили желание западных стран контролировать территорию Палестины при недостаточных возможностях и взаимных противоречиях. Возникла перспектива выдавить Великобританию с Ближнего Востока, начиная с Палестины. Оценка политической ситуации в Ишуве позволяла предположить: Израиль может стать квазисоциалистическим государством, просоветским антизападным форпостом на территории Ближнего Востока. Этой цели соответствовала поддержка юридического признания Израиля в ООН и снабжение его легким оружием.

С согласия СССР, через Чехословакию, Израиль, получал по спекулятивно высоким ценам, неплохое, но, за исключением авиации, исключительно легкое пехотное вооружение. Это оружие, как можно предположить, с советской точки зрения годилось для непродолжительной обороны, но не для наступления. В партии чехословацкого оружия отсутствовали тяжелые крупнокалиберные пулеметы, бронебойные патроны, противотанковые гранаты и другое легкое противотанковое оружие, например фаустпатроны, магнитные мины. На просьбу о поставке артиллерии и танков последовал жесткий отказ. В чем смысл таких ограничений? Советские аналитики по опыту второй мировой войны хорошо представляли себе характеристики противостояния, где одна сторона вооружена артиллерией и танками, а вторая, в основном, легким пехотным оружием и героями.

Предполагаю, что Израиль ожидал новый цикл переговоров, в результате которых он смог бы получить остро необходимое тяжелое оружие в обмен на в обмен на нужные СССР дополнительные обязательства.

Существовала ли опасность поражения Ишува до вторжения иностранных регулярных армий?

Война (активные боевые действия — первый этап) началась сразу после принятия Генеральной Ассамблеей ООН решения о разделе Палестины на еврейское и арабское государства. Арабские силы, действуя на всей территории подмандатной Палестины стремились подавить и уничтожить Ишув, не дать создать еврейское государство ни в каких границах. Для этого они использовали иррегулярные формирования, включающие местных жителей и иностранных добровольцев. Иногда, по факту, их союзниками оказывались оккупационные силы Великобритании.

В то время Ишув уже представлял собой единый организм с общим управлением, но был разделен на множество населенных пунктов, не связанных непосредственно друг с другом. Для нормальной жизни необходима была интенсивная связь между ними. Тактика арабских вооруженных формирований строилась на атаках коммуникаций, на изматывании сил Ишува в многочисленных терактах. Арабы стремились разорвать Ишув на автономные части и уничтожить каждую в отдельности. Первые четыре месяца инициатива была у арабов. Евреи теряли на дорогах грузы, транспорт и людей. Не хватало наличных сил для обороны от многочисленных атак по всей территории Ишува. Крупных наступательных операций не было. Первые четыре месяца евреи Ишува войну проигрывали.

Ури Мильштейн в книге «Рабин. Рождение Мифа» (РРМ) ситуацию того времени характеризует следующим образом:

«Первые четыре месяца войны были потрачены на пробуждение от летаргического сна «оптимизма» и на создание массовой армии, о которой не думали, когда еще было время. Четыре месяца горстка пальмахников несла на своих плечах бремя боев, потому что больше некому было его нести. Пальмах начал войну имея под ружьем 1400 бойцов, к концу марта около 900 уже выбыли из строя. Своими жизнями и своей кровью они спасли Ишув и создали основу для следующей стадии войны».

В начале апреля 1948 года в боевых действиях произошел перелом. Обученные новые военные формирования и оружие, полученное из Чехословакии, позволили от обороны перейти к наступлению. Были атакованы все крупные полурегулярные арабские формирования, их базы и линии коммуникаций. Вооруженные формирования арабов Палестины и иностранных добровольцев к дню провозглашения Независимости были разгромлены или отброшены. Иррегулярные формирования арабской местной самообороны без поддержки крупных отрядов резко снизили активность, выжидая развитие ситуации. Большая часть территории, отведенной ООН для Еврейского Государства, была взята под контроль. Коммуникации внутри этой территории стали безопасными. Более сложная ситуация сложилась в районе Иерусалима, угроза потери которого сохранилась.

Но основной стратегический результат этого периода: арабы Палестины лишились возможности воспрепятствовать созданию Еврейского государства.

Подробнее об этом этапе боевых действий смотри информативную работу Якова Кедми «Война за Независимость».

За границами работы Кедми остались психолого-идеологические причины, которые тормозили осознание опасности и, следовательно, формирование инструментов защиты от нее.

Почему евреи Ишува медленно осознавали грозящую опасность на первом этапе боевых действий?

Ответ надо искать в сочетании экономических, политических, идеологических и психологических факторов. Очень поучительно сравнение с готовностью СССР и западных стран к войне с нацистской Германией.

Экономика Ишува была очень напряженной, расходы на охрану и на адаптацию свежих репатриантов были дополнительным и существенным бременем. Приходилось оптимизировать расходы, сочетая расходы на оборону с другими потребностями. Но не все объясняется экономическими причинами.

После завершения второй мировой войны, после получения информации о катастрофе еврейского народа, наступила психологическая усталость. Среди лидеров Ишува господствовала атмосфера миролюбия. Грезилась картина: «мирный Израиль войдет в семью народов Ближнего Востока, принесет своим арабским соседям процветание и новые возможности развития».[РРМ] Израилю нужна была международная поддержка, хотелось, чтобы еврейское государство максимально соответствовало идеальному образу потенциальных союзников для победителей Второй Мировой. Реальность развивалась в другом направлении.

«Все разговоры о войне в результате провозглашения Еврейского государства абсолютно лишены основания. Как только Еврейское государство будет создано, арабский мир примет его и установит с ним дружеские отношения». — писал Бен-Гурион в то время в целях создания политически нужного образа будущей страны. Ложь, преподносимая в качестве официальной точки зрения, усиливала позиции «оптимистов» и «миролюбцев».[РРМ]

Это был и просчет разведки, которая недооценила масштаб и опасность арабских атак, просмотрела очередное проарабское изменение политики Великобритании. Лидеры империи решили убрать свои силы с территории Палестины, тем самым уменьшить расходы, а затем вернуться через «заднюю дверь». Для этого нужен был дорогой подарок арабской стороне: победа в войне с Израилем на основе существенной британской помощи с последующим оформлением союза.

Бывший верховный комиссар Англии в Палестине Канингхем писал в апреле 1948 года, что после ноябрьского решения Генеральной Ассамблеи «арабы были впервые твердо убеждены, что наши вооруженные силы находятся на их стороне». [Из монографии Г.С. Никитиной «Государство Израиль»]

Но и это не все. За время пребывания под турецким, а затем под английским владычеством сформировалась традиция во внешней политике полагаться на «старшего брата». Была и другая, внутренняя, причина. Для левоориентированной элиты Ишува, затем молодого Израиля, высшей ценностью был мир. Предлагать мир, невзирая на реальные события, обменивать декларацию мира на землю и т.д.

Наследники этого миробесия — современные израильские организации, типа Шалом Ахшав (в переводе с иврита: Мир сейчас), прекрасно иллюстрируют эту идеологию. Среди левых романтиков Ишува того времени была распространена точка зрения: конкретная необходимость воевать, не опровергает высшую ценность мира, наоборот, война считается тяжким грехом, который требует искупления. Для таких людей воинское искусство находилось за пределами культуры. Иначе говоря, ему не стоит учить, его не за что уважать.

Стоит отметить и духовную проблему: имеет ли право еврей воевать (совершать активные насильственные действия), если он опекается Всевышним? Традиционная точка зрения: ненасильственное сопротивление, ситуация жертвы — не признак слабости, а признак силы, свидетельство о том, что истинная сила не в мече, а в вере. Но на рубеже 20 века, в обстановке погромов и иных преследований в еврейской среде возникли движения, утверждающие концепцию деятельного участия в собственной судьбе.

Сионизм — идея создания и заселения государства Израиль — был и остается активным сторонником этой концепции. Эту точку зрения разделяет часть иудеев-ортодоксов, последователей рава Кука, так называемые «религиозные сионисты». Они вместе с другими сражались в боях Войны за Независимость и в других войнах Израиля. Другая часть религиозных ортодоксов стремилась дистанцироваться от чуждых им процессов. Их поведение во время боев за Еврейский Квартал Иерусалима — печальный пример такой политики.

Существование идеологии «непротивления злу насилием» после длительной, кровавой Второй Мировой — парадокс. Но эти люди существовали в Ишуве, небольшие светские и религиозные группы их можно найти и в современном Израиле. Возможно, это часть комплексов диаспоры, которые необходимо преодолеть (пережить) для ответственного существования в собственном государстве.

Каковы последствия запаздывания в осознании опасности массовых атак на Ишув вооруженных формирований палестинских арабов и иностранных добровольцев?

 Самая главная потеря: время. Это время можно было употребить для подготовки военных специалистов, которых, как показала история, критически не хватало позже, не был развернут военно-промышленный комплекс, хотя оборудование уже находилось на территории Ишува, медленно шло формирование генерального штаба и разведки. Но главное, как показали дальнейшие события, необходимо было подготовить Ишув к тотальной войне. Тотальная война — это война за выживание, которая захватывает все общество. Приведение общества в готовность к тотальной войне требует мобилизации всех ресурсов, изменения всех институтов, другого процесса планирования. И хотя в дальнейшем это был сделано, условия были менее благоприятными.

Были ли арабские государства готовы к войне с Израилем?

 15 мая 1948, после провозглашения Независимости Израиля и вывода всех британских вооруженных сил и учреждений, войска Египта, Иордании, Ирака, Сирии и Ливана вторглись на территорию Израиля — начался второй этап войны. На мой взгляд, арабские государства не были достаточно подготовлены. Их взвинчивала собственная пропаганда, они готовились к другой войне, не столь напряженной и длительной. Силы, введенные на территорию Израиля, оказались значительно меньше их потенциальных возможностей. Для длительной войны им не хватало вооружения, запасов, обученных солдат и офицеров.

Объяснение вторжения арабских государств, вопреки состоянию (не)готовности, можно найти в следующем. Все они пытались использовать арабскую солидарность как опору в своей политике. При этом в реальности их разделяли существенные противоречия, которые не соответствовали декларациям о сотрудничестве, общих ценностях и т.п. Одной из немногих позиций, не вызывающих разногласий, была: недопустимость существования Израиля в любых границах на земле Палестины. Невзирая на интересы, которые разделяли их, арабские страны упорно декларировали свое единство.

Успешный агрессор, напавший первым, мог получить весь палестинский пирог и заслужить уважение в арабской среде. Никто не хотел отставать. Возникла ситуация «воронки», когда течение несет вопреки желаниям. Все это происходило на фоне уверенности в своих силах по принципу «побеждает тот, кто прав». Великобритания и Франция подталкивали своих сателлитов к войне ради сохранения зависимости арабских стран Ближнего Востока от бывших колониальных метрополий. Победоносная война должна была продемонстрировать ценность и необходимость близких отношений с ними.

«Изначально, участие в военных действиях против Израиля всех граничащих с ним арабских стран не было чем-то само собой разумеющимся. Напротив, ни король Иордании Абдалла, ни король Египта Фарук изначально не планировали нападение на Израиль: оба они в целом были удовлетворены решением ООН и при взаимной неприязни рассматривали разделявшее их страны еврейское государство как своего рода защитный буфер. Палестинские арабские лидеры, и в их числе представители Верховного арабского комитета, поставили себе задачу спровоцировать правителей соседних арабских стран и не оставить им иного выхода, кроме как принять участие в планирующемся нападении на Израиль. Они пришли к выводу, что нужно, как можно более ясным и ощутимым образом, продемонстрировать правителям арабских государств последствия их самоустранения от решения палестинской проблемы. Они сочли, что только подобным образом удастся спровоцировать их на конкретные антиизраильские действия. Спровоцированный радикальными арабскими лидерами массовый исход палестинцев как нельзя лучше соответствовал этой цели. Десятки тысяч палестинских беженцев в Иордании и в Египте не оставляли возможности королю Абдалле и королю Фаруку остаться в стороне».[РРМ]

Рассмотрение проблемы палестинских беженцев находится за пределами данной статьи. С подробностями этой сложной темы можно познакомиться по информативной публикации Алека Эпштейна «Израиль и проблема палестинских беженцев: история и политика», 2005.

На что надеялись арабские страны, атакуя Израиль?

В соответствии с оценкой возможностей еврейского государства, особенно на начальном этапе, армии вторжения 1948 года, предназначенные для того, чтобы полностью уничтожить Израиль, были не слишком велики. Но они превосходили израильские силы по вооружению.

Нападение произошло по всему периметру. Арабские военно-воздушные силы контролировали небо, угрожая воздушной блокадой, начались бомбежки городов, аэродромов. Египетские военно-морские силы претендовали на контроль моря, угрожая блокадой и десантами. Атаки иракских сил были направлены на разрыв территории Израиля в узких местах между Тель-Авивом и Хайфой. Ливанские и Сирийские силы были активны на севере. Многочисленные иррегулярные силы палестинцев и иностранных добровольцев угрожали Израилю изнутри и снаружи.

Для победы над слабовооруженными милицейскими формированиями Израиля было достаточно преимущества регулярных армий с европейскими инструкторами, авиацией, артиллерией и танками при поддержке внутренних сил арабов Палестины. Израиль, с учетом множественности угроз, максимально напрягаясь в обороне, не мог иметь резервов, достаточных для серьезных контратак. Потенциальные возможности (население, ресурсы) арабских государств были несравнимы с Израилем. У Израиля не было союзников среди западных стран, поддержка СССР не была очевидной. Позже силы вторжения возросли примерно в два раза, но и этого оказалось недостаточно.

Арабские аналитики не смогли предвидеть преобразования, которые произошли в Израиле, в его обществе и в вооруженных силах, эффективную финансовую помощь еврейской диаспоры США и неожиданную позицию Чехословакии с санкции СССР.

Являлись ли регулярные арабские армии вторжения реальной угрозой существованию Израиля?

Вооруженные силы молодого государства строились в условиях почти полного отсутствия опыта построения и функционирования современных, по тем временам, вооруженных сил. Жители Ишува имевшие опыт Второй Мировой, не были сведены в отдельное подразделение и должны были переучиваться, приспосабливаясь к местным условиям. А местный опыт соответствовал задачам самообороны в гражданской войне от противника, наступающего большими и малыми непрофессиональными, плохо вооруженными, бандитскими формированиями.

Соседние арабские государства выстраивали свои армии постепенно, но правильно, пользуясь опытом советников Великобритании и Франции.

Несколько деталей свидетельствующих об опасном для Израиля уровне сил интервентов:

— подготовка египетских офицеров и сержантов началась еще до второй мировой войны, в учебных центрах на территории Египта, частично и на территории Великобритании. Таким образом, для формирования армии у них было, в отличие от Израиля, достаточно времени. Из статьи А.Н. Буровой «Развитие армии Египта от незначительной силы до конкурентноспособного игрока»: «В рамках англо-египетского соглашения 1936 года египетские офицеры получили право на обучение в британских военных академиях. В 1937 году с помощью Великобритании в Египте были открыты школы подготовки офицеров и штабной колледж».

— в бронетанковых частях Египта, обученных англичанами, на момент вторжения находилось в эксплуатации более 200 танков;

— ВВС Египта, Сирии и Ирака включали в себя несколько сот боевых самолетов;

— Арабский легион Трансиордании во время Мандата был частью вооруженных сил Великобритании, т.е. обучался, снабжался, управлялся по стандартам одной из лучших армий того времени.

Достаточно высокий уровень арабских армий вторжения, прежде всего Египта и Иордании, объясняется задачами, ради которых создавались эти армии: обеспечение интересов государства в конкуренции с другими арабскими государствами; обеспечение внутригосударственного контроля; особо значимая задача — обеспечение интересов спонсоров: Великобритании и Франции.

Спонсоры после победы 1945 года готовили, т.е. обучали, снабжали оружием, частично финансировали в различных местах мира вооруженные силы, предназначенные для участия в возможной глобальной войне с Советским Союзом.

Из книги Хаима Герцога «Арабо-израильские войны, 1947-1973». оценка арабских вооруженных сил:

«Все арабские армии, за исключением Арабской армии освобождения Каукджи, показали превосходное умение обороняться. Но в наступлении они были далеко не столь блестящи, потому что когда заранее спланированная атака встречалась с непредвиденными трудностями, младшие офицеры не могли быстро приспособиться к меняющимся на поле боя обстоятельствам. Кроме этого, межарабская рознь — доходившая время от времени до братоубийственных войн — мешала арабским армиям. Хотя они все воевали против Израиля, они постоянно поглядывали с недоверием и друг на друга. Поэтому они так и не смогли воспользоваться своим значительным количественным преимуществом, в то время как израильтяне перебрасывали свои силы с одного фронта на другой и развивали нападение против какой-то одной из арабских армий, учитывая, что другие арабские армии не придут ей на помощь».

О напряженности Войны за Независимость свидетельствуют громадные, для небольшого Израиля, потери. Подробности смотри в исключительно информативной публикации Олега Грановского

Как совместить недостатки командования, перекос в номенклатуре и низкое качество вооружения Израиля с последующей победой в войне?

Приходилось учиться воевать не тем оружием, которое должно быть, а тем, которое есть. Ночные атаки, рукопашные бои, удары с тыла и с флангов, перерезание линий снабжения не позволяли арабским силам в полной мере использовать свои преимущества. В случаях дневных фронтальных атак на подготовленного, хорошо вооруженного противника, израильтяне несли большие потери и иногда проигрывали сражения. Вооруженные силы, если выживают, быстро учатся в боевых условиях, но платить за эти уроки приходится жизнями бойцов и командиров, а иногда и гражданских лиц.

Хаим Герцог — в 1948 — 1950 годах возглавлял военную разведку Израиля, затем был президентом государства Израиль:

«Здесь проявляется один из парадоксов стратегии: относительная слабость израильской армии — нехватка современного оружия, необходимость воевать одновременно на нескольких фронтах, привели к возникновению военной философии, основанной на гибкости, использовании фактора внезапности и готовности импровизировать. Почти все атаки израильтян во время Войны за Независимость были проведены ночами. Быстрота, операции десантного типа, использование ударов по флангам и обходов характеризовали боевой стиль вооруженных сил Израиля. Другая их особенность — гибкость военной мысли: израильский командир должен был приспосабливаться на поле боя к изменяющимся обстоятельствам и использовать их незамедлительно. В израильской армии не было места для закостенелости и склонности полагаться исключительно на вышестоящих командиров».

Среди важнейших причин победы — уровень мобилизации. И не только в количественном измерении. Об уровне мобилизации Армии Обороны Израиля смотри статьи на портале Олега Грановского. «Численность личного состава еврейских вооруженных формирований в Войне за Независимость»

Массовая армия Ишува не могла не быть отражением общества и условий его существования. Рассмотрим наиболее значимые из них, ставшие слагаемыми боевой силы Ишува.

Ишув был во время Второй Мировой войны тыловой базой британской армии на Ближнем Востоке и на севере Африки. Возникло большое число промышленных предприятий, основным заказчиком которых были британские вооруженные силы. Ускоренно развивалось производство продуктов питания, в том числе, необходимых для армии. Развивались и необходимые для их функционирования элементы инфраструктуры, в т.ч. финансовые, логистические, энергетические, водоснабжение, связь.

В дальнейшем, значительная часть этого хозяйства была использована для обслуживания израильской армии.

Еще во времена Мандата возникла подпольная военная промышленность. Было организовано производство некоторых образцов оружия и боеприпасов, приспособленных для имевшихся условий.

В быстро развивающейся экономической и партийной жизни Ишува появился новый тип работника — менеджер, специалист по управлению. Функции менеджера, его способ мышления очень близок к менеджеру особого рода, т.е. офицеру. В возможности быстрого доучивания людей этого контингента заключается секрет быстрого формирования организационной структуры вооруженных сил. Промышленный рабочий легко превращается в солдата, управляющего сложной техникой.

Эффективная армия должна включать в себя бойцов, хорошо знакомых с природными условиями территорий, где придется воевать, и умеющих выживать в них. Выходцы из кибуцев и мошавов были именно такими людьми.

Потребности массовой мобилизации заставляли использовать возможности всех разнообразных групп населения. Наиболее многочисленной специфической группой были новые репатрианты без знания иврита и особенностей страны. Часть из них была мобилизована сразу после появления на территории Израиля. Приходилось создавать специальные подразделения, где языками команд и взаимодействия были, например, английский или русский.

Особую сложность представляло нееврейское местное население: друзы, бедуины, черкесы, арабы-христиане и даже арабы-мусульмане. Приходилось налаживать непростые отношения с племенными вождями, обеспечивать условия для различных религиозных потребностей, использовать значимые для необычного контингента моральные и материальные стимулы. Взаимодействие было сложным, в каждом случае  требовались особые решения, не хватало знаний, ошибки приходилось исправлять на ходу.

Но в результате этих усилий Израиль приобрел бойцов остродефицитных специальностей: следопытов, разведчиков. Такой разношерстный состав мог стать фактором слабости из-за затруднений в управлении, но стал фактором силы в результате использования полезных для вооруженных сил особенностей каждой группы. А в дальнейшем положительный армейский опыт стал основой для разработки правил сосуществования в едином государстве.

Таким образом Ишув содержал основные необходимые элементы для создания качественных, по тем временам, вооруженных сил. К определяющим причинам победы таким, как стратегия адекватная ситуации и высокий уровень мобилизации стоит добавить формирование образа воина в массовой психологии Израиля.

Интересно сравнить с подобными, на мой взгляд, процессами в Японии в двадцатом веке. Например, фильм Акиры Куросавы по мотивам романа Цунео Томиты «Гений дзюдо» (есть в русском озвучивании).

Военная форма и личное оружие сами по себе не делают человека воином. Только если боевое искусство является существенной частью смысла жизни, высокий профессионализм, упорство, умение действовать коллективно и отдать свою жизнь ради Победы — становятся естественными качествами. Формирование характера воина это сложный, длительный процесс. Для этого требуется Учитель, но иногда, в роли учителя выступают специфические условия существования.

Евреям и в диаспоре приходилось воевать за интересы государств проживания. Но тут война шла за национальные интересы, появилась и связь с национальной традицией. Великолепной иллюстрацией этого процесса является книга (существует в переводе на русский язык) раввина и танкиста Хаима Саббато «Выверить прицел».

Уникальным израильским опытом интересуются специалисты других армий. Их наблюдения интересны для понимания израильских процессов.

Смотри статью генерал-майора Г.С. Котанджяна «Об опыте формирования боевого духа воина в Армии Обороны Израиля» 2009

Израиль победил в войне за Независимость за счет численности вооруженных сил?

Тезис о решающей роли численности вооруженных сил военной историей не подтверждается. Вспомним войны СССР — Финляндия. Не меньшую роль играет организация, качество управления, обученность, слаженность, мотивация. Список можно продолжить. Это мультипликативные факторы, способные умножить или наоборот уменьшить эффект численности. Избыточное количество снижает качество управления, порождает проблемы с обучением и слаживанием, превращает вооруженную силу в вооруженную толпу. А плохо управляемая вооруженная толпа по боевой эффективности на порядок и более отстает от профессиональных, мотивированных, управляемых соответственно своим задачам боевых формирований.

Необходимость отражения агрессии арабских государств требовала сильной массовой армии. На призывных пунктах записалось более 200 тысяч человек: мужчин и женщин, пожилых и молодых. Для 650000 населения это очень много.

Для армии большОй численности не было ни командиров, ни организационной структуры. Командиров милицейских формирований Хаганы необходимо было переучивать. В милицейских формированиях имелось легкое оружие, но и его было недостаточно. Стоит отметить, что массовая армия не может не быть проекцией общества. А общество евреев Палестины и затем молодого Израиля было очень сложным. По всем основным темам существовал широкий разброс точек зрения, представители каждой из которых, как правило, были абсолютно уверены в своей правоте. Не было единого взгляда на необходимость многочисленной армии, было много сторонников народной милиции или вооруженных сил, подчинявшихся отдельным партиям или даже профсоюзам. Отсутствовали важнейшие условия для функционирования массовой армии и ведения длительных боевых действий: финансовые средства и стратегические запасы, которые обычно накапливает страна для ведения длительной войны. Таким образом, среди проблем, которые требовалось решить за короткое время, численность вооруженных сил была явно не на первом месте.

Рост численности израильских вооруженных сил сдерживался ограниченным офицерским контингентом, недостатком вооружения, особенно тяжелого, и другого военного снаряжения. Экономика была перенапряжена, критически не хватало финансовых средств, государственный кредит, во время Войны за Независимость, взять было негде. Привлечения дефицитных профессиональных кадров из тех, кто проживал на территории Ишува/Израиля, осложнялось политикой отбора по критерию партийной принадлежности.

Сравним: важнейшей причиной победы Красной Армии в гражданской войне была массовая мобилизация классово чуждых, но профессиональных офицеров.

Как происходила подготовка офицеров в Ишуве?

Несмотря на постоянные боевые действия на территории Палестины, Ишув не был готов к тотальной войне с регулярными армиями арабских государств. Эта возможность была осознана Бен-Гурионом лишь за несколько месяцев до начала войны с арабскими государствами. Это была тяжелая ошибка. Разведка Ишува, в основном, интересовалась вооруженными формированиями палестинских арабов и Великобританией.

В работе Якова Кедми «Война за независимость» достаточно подробно описан процесс формирования израильских вооруженных сил. Особый интерес представляют некоторые детали.

«Первый офицерский курс командиров взводов начался с 1 февраля 1948 года и 11 апреля выпустил 260 первых младших офицеров, командиров взводов. К концу февраля 1948 года был подготовлен оперативный план доведения армии до 30 000 военнослужащих к 15 мая 1948 года. Такая армия требовала не менее 1 500 офицеров. Было очевидно, что нет возможности подготовить такое количество. И было решено со временем 300 опытных командиров отделений временно произвести в командиры взводов по мере необходимости. Особенно острым был недостаток в подготовленных командирах батальонов, и ещё больше, профессиональных офицеров штабов, которых, практически, не было».

Подготовить лейтенанта с нуля за два месяца невозможно, но если человек имеет боевой опыт, способности к управленческой работе, обладает харизмой (комплексом психологических качеств, позволяющих влиять на подчиненных) — появляется шанс. Более серьезные проблемы возникли при подготовке командиров рот и батальонов, для этого уровня необходимы кандидаты с опытом нескольких лет офицерской службы. Таких людей просто не было.

В этой ситуации приходилось выбирать по критерию преданности из партийных работников с опытом организаторской работы. Не было других кандидатов на должности командиров бригад. Из дневников Бен-Гуриона известно, что он рассматривал возможность привлечения к работе во вновь создаваемой армии батальонных командиров из США или из других стран. Таким образом были наняты специалисты для авиации, бронетанковых войск, артиллерии, медицины.

Для батальонных командиров это не было сделано.

Возможная причина этого — в важнейшем свойстве еврейского общества того времени, в значительной степени сохранившемся и до сих пор: зашкаливающей самоуверенности. Это означает, как минимум, недоверие к чужому опыту и желание во всем разобраться с нуля. Естественно, это зачастую было невозможно. Чужой опыт усваивался только если это происходило незаметно. Следствием такой позиции было недоверие ко всем, кого воспринимали как чужих.

Именно по этой причине кандидаты с военным опытом в иностранных армиях, включая Еврейскую бригаду из Великобритании, назначались на командные посты крайне неохотно. Считалось, что они носители чуждых традиций. Если бы в Ишуве было значимое число советских офицеров, то к ним относились бы не лучше, чем к другим иностранцам.

Основные характеристики сформированной Армии Обороны Израиля

Важно отметить, что одна из ведущих проблем формирования вооруженных сил — отсутствие общепринятой нормы — создавала предпосылки не только для ошибок, но и для творчества (поиска оригинальных решений), включая продвижение талантливых людей, наличие которых является важнейшим фактором победы.

По моему мнению, к таким людям относится И. Ядин — начальник оперативного отдела генштаба Израиля во время войны за Независимость. Молодой (31 год), талантливый учёный, не был военным и не имел никакого военного образования, кроме самообразования и курсов Хаганы.

Его статья в переводе на русский язык «Стратегический анализ боев 1948 года в Палестине» (впервые напечатана в сентябре 1949 года) приведена в приложении к книге выдающегося военного аналитика Б. Лиддел-Гарта «Стратегия непрямых действий» как пример аналитического военного мышления.

Примером серьезной ошибки в подборе кадров, по моему мнению, является И. Рабин — типичный партийный назначенец, не без талантов, но совершенно не пригодный к военной службе на боевых должностях. Проблема выбора кандидатов на должности командиров — одна из центральных в книге Ури Мильштейна «Рабин. Рождение мифа».

Для функционирования современной армии нужны были офицеры-специалисты: артиллеристы, танкисты, авиаторы, моряки. Тут даже партийные назначенцы с кратковременными военными курсами помочь не могли. Значительная часть являлась иностранными волонтерами.

Итак, Ишув/Израиль стоял перед необходимостью создания массовой армии в неприемлемо короткие сроки. Альтернативы не было. Но массовая армия выявляла как негативные особенности общества, так и конкретные недостатки в боевой подготовке.

В результате были сформированы вооруженные силы с мотивированными, достаточно качественными солдатами и младшими командирами и, по результатам первоначального выбора — непрофессиональной верхушкой: командирами батальонов и бригад. Эта аномалия формирования вооруженных сил может привести к поражению в войне, если не удается выработать и использовать тактические приемы, компенсирующие недостатки.

Непосредственный участник этой войны Хаим Герцог отмечает:

 «Израильские генералы (за редким исключением, вроде Игаля Алона и Шимона Авидана) не имели опыта и отличались нехваткой воображения. Эти недостатки в некоторой степени компенсировал сам Бен-Гурион с его выдающейся силой личности, способностями и предвидением, а также боевые командиры израильской армии с их редким мужеством.

Многие выдающиеся генералы, руководящие вооруженными силами Израиля в четырех последующих войнах, были командирами взводов, рот и батальонов в Войне за Независимость».

В переводе с дипломатического языка «недостаток воображения» у военных высокого ранга означает неумение профессионально, продуктивно думать, а следовательно, управлять подчиненными войсками.

 Какова роль новых репатриантов в Армии Обороны Израиля?

Необходимость массовой армии требовала мобилизации всех групп населения, включая новых, совсем свежих, репатриантов. Часть из них проходила военную подготовку в лагерях перемещенных лиц в Европе, часть имела опыт боевых действий. Но в целом это была проблема: большинство недостаточно здоровы, без знания иврита и местных реалий. Времени на приспособление к израильским условиям не было.

С одной стороны Израиль боролся за массовую репатриацию (алию), но с другой стороны еврейское общество очень ценило свое своеобразие и настороженно относилось к чужакам. Возникли проблемы взаимопонимания, которые требовали усилий с обеих сторон.

Новые репатрианты занимали рабочие места, которые освобождались в связи с массовой мобилизацией, некоторых направляли в войска. В армии новых репатриантов продвигали на командирские должности очень осторожно. Но на пике численности вооруженных сил Израиля во время войны доля новых репатриантов была значимой, доходила до 20 процентов. После войны эта доля возросла. Приспосабливаться должны были не только новые репатрианты, но и сами вооруженные силы для эффективного использования непривычного для них контингента.

С подробностями можно познакомиться в информативной публикации Виктора Азария и Баруха Киммерлинга «Новые репатрианты в Израильской армии: анализ факторов социальной мобильности» 1980

 Важнейшие стратегические особенности Войны за Независимость

Израильское руководство потребовало защищать все населенные пункты, большие и малые. Это в свою очередь создает необходимость защищать разветвленную и сложную транспортную сеть и осуществлять сложные и дорогие транспортные операции, приводит к распылению значительной части сил, к ситуации, когда даже при численном превосходстве в целом в конкретном пункте нападающих оказывается значительно больше, чем защищающихся. Политика «защищать все» противоречит чисто военной цели «победа над противником на основе концентрации сил». Этот стратегический принцип создает предпосылки для дополнительных потерь на охране многочисленных населенных пунктов и на транспортных магистралях.

В условиях распыления сил чтобы избежать неотвратимого поражения, необходимы мобильные силы и средства для переброски в места, где возникает угроза. Таким образом, задача обороняющихся — выиграть время, дождаться помощи. Причем противник, используя артиллерию, танки, иногда авиацию, постепенно разрушает защитные сооружения и уничтожает некоторую часть оружия, что, несомненно, увеличивает потери.

Для сохранения связи удаленных населенных пунктов с центром использовалась малая авиация, которая могла довольствоваться небольшими взлетно-посадочными площадками, на завершающей фазе войны использовалась и большая транспортная авиация. Боевая авиация, штурмуя вражеские позиции, в какой-то степени компенсировала недостаток танков и артиллерии.

Израильская авиация и молодой военно-морской флот предотвратили блокаду Израиля с воздуха и моря.

Критический недостаток артиллерии, средств противотанковой защиты и боевой бронетехники поставили Израиль на грань поражения и были основной причиной дополнительных (без которых можно было обойтись) потерь.

Перекос в номенклатуре вооружения, который дорого обошелся Израилю, можно объяснить оружейным эмбарго, недостатком средств. Автор предполагает, что насыщение вооруженных сил Израиля легким эффективным противотанковым оружием, местного или немецкого, со складов Чехословакии, было возможно даже в тех условиях.

Остаются пока без ответа следующие вопросы:

Почему в Чехословакии не были закуплены противотанковые средства немецкого или чешского производства? Ошибка или ограничения, введенные СССР? Почему в еврейской части Палестины не было развернуто в значимых количествах средств противотанковой борьбы?

Победа была достигнута благодаря тому, что арабские интервенты и их союзники не сумели воспользоваться своими преимуществами. С другой стороны, еврейские вооруженные силы сумели в некоторой степени скомпенсировать свои недостатки.

Стоит специально упомянуть роль кибуцев и мошавов. Выше уже была отмечена их роль в воспитании солдат и офицеров. Важно добавить, что они располагались на стратегических позициях и контролировали доступ в центр страны. Жители кибуцев и мошавов вместе с армейскими подразделениями упорно обороняли свои населенные пункты. Они играли роль пограничной охраны и передовых форпостов армии и достойно справились со своей задачей.

Роль израильских поселений напоминает роль поселений казаков в Царской России. Да и в психологии поселенцев и казаков много общего.

Какие особенности вооружения характеризуют Войну за Независимость?

Важно понять разницу: арабы приобретали то оружие, которое нужно, а евреи — то, которое смогли. Израильские вооруженные силы были неплохо вооружены легким стрелковым оружием: пистолетами-пулеметами, винтовками и ручными пулеметами, дополнительно в руках обороняющихся были малокалиберные двухдюймовые, реже трехдюймовые, минометы, которые по поражающему действию близки к ручным пулеметам. Израильтяне научились строить фортификационные сооружения: окопы, укрытия, долговременные огневые точки (доты). Существенная часть обороны — минные поля.

На протяжении войны разрыв между сторонами по количеству и качеству вооружения сокращался, совершенствовалась тактика, израильтяне начали применять в боях артиллерию и тяжелые минометы, удавалось удачно применить даже мизерное количество танков.

Очень важное обстоятельство начала второго этапа войны — борьбы с регулярными вооруженными силами интервентов: в вооруженных силах Израиля практически полностью отсутствовали танки и артиллерия. Импровизированная бронетехника типа грузовиков, обшитых металлическими листами, была полезна для защиты от нападений на дорогах, но на роль боевых машин пехоты не годились.

В пределах очень ограниченных возможностей Израиль пытался сформировать танковые войска. Ниже иллюстративный пример.

В июне 1948 года был сформирован первый и единственный во время Войны за независимость танковый батальон. На его вооружение поступили 10 танков «Гочкис» (Hotchkiss) H39 Источник. Эти легкие танки для сопровождения пехоты, с экипажем 2 человека, произведенные в 1939 году, в Израиль прибыли в июне 1948 года. Танк был вооружен 37 мм орудием и пулеметом винтовочного калибра, с броней до 40 мм.

Этот танк несравненно слабее основных массовых танков Второй Мировой, но в условиях Войны за Независимость, в которых арабские армии не были насыщены противотанковым оружием, появление этих танков на поле боя могло быть оправданным. Боевые возможности и уровень изношенности были таковы, что уже в октябре 1948-го было решено вывести их из боевого состава.

Арабские регулярные армии вторжения были вооружены тяжелым оружием: артиллерией, танками и бронемашинами, а также необходимой вспомогательной техникой. Отсутствие, а позже недостаток тяжелого вооружения был причиной многих тактических поражений и дополнительных потерь израильских вооруженных сил.

Из средств противотанковой борьбы израильтяне располагали минными полями, бутылками с зажигательной смесью и мизерным количеством противотанковых гранатометов, часто всего один на обороняемый населенный пункт. Эффективность бутылок с зажигательной смесью в борьбе с танками стремится к нулю, выход из строя гранатомета значительно сокращал время, в течении которого оборона была возможна. Оставались минные поля.

Постепенно израильская авиация добилась превосходства в воздухе, воздушная блокада Израиля стала нереальной задачей. Израильский военно-морской флот был несравненно слабее египетского, но сумел освоить на основе итальянского опыта технологии морских диверсий и доказал способность их  применять. Мизерные израильские военно-морские силы сумели защитить берег от блокады и десантных операций.

Рассмотрим ситуацию с тяжелым вооружением на примере артиллерии. Во второй мировой войне артиллерия играла особую роль. Так, например, 75% потерь советским вооруженным силам были нанесены артиллерией. Без артиллерии не обходилось ни одно крупное наступление и успешная оборона зависела от артиллерийских возможностей. Успешная оборона Ленинграда, в значительной степени, зависела от того, что Ленинград был центром артиллерийской науки и производства СССР.

Артиллерия арабских стран приобреталась комплексно, со всем вспомогательным оборудованием, под наблюдением квалифицированных консультантов, была обеспечена база для обучения и обслуживания. Рассмотрим артиллерию Израиля на примере приобретенных 65 мм французских горных пушек, так называемых, «наполеончиков».

«Наполеончик» — это французская 65-миллиметровая горная пушка образца 1906 года. Первые пять «наполеончиков» появились в Израиле 5 мая 1948 года, а к началу перемирия, заключенного 11 июня 1948 года, их было уже 35.

Эта пушка устарела еще до начала Второй Мировой, мощность снаряда была невелика, сами снаряды такого калибра были дефицитными. Из преимуществ: вес, пушка общим весом 350 килограммов легко разделялась на несколько частей, поэтому могла доставляться в нужное место без специальных машин и незаметно для противника.

Но самое главное — «наполеончики» были приобретены без прицельных приспособлений и скорее всего, без других дополнительных приспособлений, без которых их эффективность, по мнению артиллериста-профессионала, падала на порядок.

Этот пример иллюстрирует проблему тяжелого вооружения. Израиль приобретал, что удавалось.

Как же можно объяснить полезные результаты, которые в некоторых случаях были получены этой «артиллерией»?

Конечно, мастерством артиллеристов и недостатками в подготовке арабских подразделений. Да и благоприятные случайные стечения обстоятельств постоянно присутствуют в боевых действиях.

Самое главное: потенциальные возможности арабских стран, напавших на Израиль, на порядок превосходили израильские возможности. Но вероятная цена победы была для них неприемлема.

 Существенные итоги Войны за Независимость

Победа была достигнута не только максимальным напряжением сил, но и изменением общества.

Вооруженные силы стали важнейшим институтом страны. Шаблоны армейского поведения, организации стали проявляться во всех слоях общества. Армия принесла в гражданскую жизнь свойственные армейскому существованию дисциплину, иерархию, сплоченность.

Абсолютная уверенность в своих силах, которая в военное время помогала в концентрации всех сил для борьбы с врагом, в мирное время оборачивалась самодовольством, нежеланием использовать «чуждое» знание и умение.

По результатам войны выявилась важность высокоэффективного вооружения и невозможность опираться на союзников в вопросах его поставки. Оружейное эмбарго было сильным, запоминающимся уроком. Требовалось значительно снизить зависимость от иностранных поставщиков. Военно-промышленный комплекс, включающий в себя исследователей- разработчиков новых образцов, стал развиваться ускоренными темпами.

После победного завершения войны исполнилась мечта Израиля принять репатриантов. Основными контингентами были жители лагерей для перемещенных лиц в Европе и евреи из арабских стран, которых начали вытеснять из мест проживания. В отношениях между «старыми» и «новыми» израильтянами возникли проблемы, которые были практически изжиты только через несколько десятков лет.

Работа над ошибками войны стимулировала запуск дорогих инфраструктурных проектов: удобные для переброски материальных средств и людей дороги, объекты водоснабжения, энергоснабжения.

Война за Независимость была очень затратной и нанесла большой ущерб экономике Израиля. Несколько лет страна жила под угрозой экономического коллапса. Жесткая финансовая политика, снижение уровня жизни и регулирование сферы потребления, репарации из Германии и кредиты из США позволили примерно за 10 лет выправить ситуацию.

С подробностями экономического выживания можно ознакомиться по книге А.В. Федорченко «Экономика Израиля» 2004 Книга написана в стиле монографии, профессионально, без идеологических заморочек.

Замечания по источникам для изучения истории Войны за Независимость Израиля

Автор предлагаемой статьи ограничил себя русскоязычным пространством. Но и в этом пространстве источников оказалось очень много. Человеку, стоящему перед этим множеством, может помочь знание групп источников, с которыми он может встретиться.

История Израиля до сих пор является предметом информационной войны. В Советском Союзе действовали несколько центров по разработке боевой антиизраильской пропаганды. Книги сотрудников этих центров издавались большими тиражами. Пример такой «научной» работы: «Фашизм под голубой звездой» Евсеева. Наследников этой традиции, зачастую выглядящих более респектабельно, можно обнаружить в современной России.

В израильской части русскоязычного пространства достаточно много литературы приличного качества, но приглаженной, без многих конфликтов и особенностей израильской стороны. К таким книгам относится, например книга Х. Герцог «Арабо-израильские войны».

Есть книги другого рода, авторы которых полемизируют с официальными историками и созданными ими удобными, полезными (с их точки зрения), схемами истории Израиля. Книги очень интересные, поучительные, но для понимания смысла позиции авторов необходимо знать контекст полемики, которая в основном происходит на иврите. Примером такого источника является книга Ури Мильштейна «Рабин. Рождение мифа»

Официальная историография Израиля пыталась нарисовать выгодную с ее точки зрения картину боевых действий. Точность такой картины не была приоритетной. Особенностью таких рисованных картинок является быстрое устаревание. Белые нитки становятся заметными. Традиции и судьба рисованной истории хорошо знакомы советским людям.

В конце 80 годов двадцатого века группа израильских историков, так называемые «новые историки», поставила себе цель опровергнуть официальную точку зрения на ключевые события еврейской истории. Так называемая «демифологизация» коллективной памяти очень модна и востребована в западном обществе. Для «новых историков» нашлись гранты и читатели. Как и у историков, которых они критикуют, точность исторической картины приоритетом не является.

В статье Дени Шарби «История и историки» [Эли Барнави, Саул Фридлендер «Евреи и ХХ век Аналитический словарь»] позиция «новых историков» характеризуется следующим образом:

«Как реакция на сионистскую догму можно рассматривать перенесение на израильскую почву доминирующей у современных историков тенденции — обращать внимание более на жертв, нежели на героев, выказывать беспощадную суровость к победителям, проявлять бесконечное сострадание к побежденным. … Еврейское государство могло и должно было вести себя разумнее других».

Из статьи Эли Барнави «Сионизм (течения)». [Эли Барнави Саул Фридлендер «Евреи и ХХ век Аналитический словарь»]: «Переосмысливая историю Государства Израиль, «новые историки» переняли основные тезисы арабской стороны. По их мнению, сионизм изначально был колониалистским движением, по своей сути агрессивным, захватническим и стремящимся к угнетению, несшим с собой войну как туча несет грозу».

Коротко, позицию этих «специалистов» можно сформулировать следующим образом: Израиль должен быть идеальным (справедливым, мирным, наследником идеального Запада) или его не должно быть вообще.

Примером работы таких «новых историков» является книга Шломо Занда «Кто и как изобрел Страну Израиля». Она вышла на иврите, затем в многочисленных переводах, включая арабский. Разумеется, нашлись заинтересованные, близкие по духу автору переводчики и на русский язык.

Подобные работы ориентированы на массового читателя, иногда авторы находят удачные приемы распространения своих взглядов. Эти работы столкнулись с уничтожающей научной критикой, но отдельные «находки» авторов, потеряв отличительные признаки принадлежности к критикуемой группе, перекочевали в популярные изложения израильской истории в качестве полезных для привлечения читателей приемов изложения материала.

Одним из важнейших характерных примеров является тезис о «численном превосходстве еврейских вооруженных сил в Войне за Независимость». Он помогает объяснить победу Израиля, более того, поменять жертву и агрессора местами. Это формулируется следующим образом: арабские войска вторглись в Израиль сразу после ухода англичан теми силами, какие сумели собрать для спасения арабов Палестины, а затем потерпели поражение из-за неготовности и недостаточной численности армий вторжения. Сюда же добавляется проблема арабских беженцев и «преступлений» (с точки зрения арабской стороны) еврейских вооруженных формирований (рассмотрение данной проблемы выходит за рамки данной статьи).

Это не просто теоретический спор. Это часть процесса делегитимации Израиля как еврейского государства. Соратники «новых историков» пытаются повторить для Израиля судьбу ЮАР. Сам факт существования таких историков в Израиле свидетельствует о кризисе исторической науки в стране и требует особой осторожности при использовании их текстов.

Среди источников по Войне за Независимость Израиля на русском языке выделяются два высокоинформативных источника.

Первый: много лет существующий портал waronline Олега Грановского. Этот портал объединяет русскоязычных специалистов по военной тематике и накапливает их публикации. В том числе много публикаций по истории Израиля, включая, Войну за Независимость. Автор статьи благодарит владельца портала за исключительно интересную информацию.

Второй: цикл лекций Дова Конторера «К Войне за Независимость Израиля» В настоящее время в цикле 43 лекции, скорее всего, их будет больше. Дов Конторер очень подробно, вставляя события в исторический, политический, социальный контексты излагает историю этой войны. Я рекомендую этот цикл лекций для всех, кто серьезно интересуется историей Израиля.

Share

Анатолий Виц: Война за Независимость Израиля. Вопросы и замечания: 2 комментария

  1. Сэм

    4 замечания к этой, прочитанной с большим интересом, статье.
    1. «Для левоориентированной элиты Ишува, затем молодого Израиля, высшей ценностью был мир».
    Очевидно стремление к миру автором расценивается как большой минус.
    Высшая ценность – война?
    Правда именно при власти этой миролюбивой «левоориентированной элиты» Израиль одержал блестящие победы. Которые стали намного более скромными после смены левоориентированной элиты на «правоориентированную».
    2. «Предлагать мир, невзирая на реальные события, обменивать декларацию мира на землю и т.д»
    Кто предлогал: Бен Гурион?
    Называть его политику «миробесием» – это за пределами…
    В Израиле с самого его возникновения есть понятие: «Милхемет – эйн брира» – «Война, когда другой опции нет.»
    3. » Среди лидеров Ишува господствовала атмосфера миролюбия. Грезилась картина: «мирный Израиль войдет в семью народов Ближнего Востока».
    Смешно обвинение Бен Гуриона в наивности. Приведённая цитата Мильштейна (автор с одной стороны пишет про его ангажированность, с другой – только его и цитирует) предназначалась для заграницы, (собственно об этом написал и Мильштейн), для того, чтобы убедить международную общественность выступить за проект раздела Палестины 2 государства.
    Автор считает, что БГ должен будет провозгласить:
    «Будет война, будут изгнаны тысячи людей!»?
    4. «Рассмотрение проблемы палестинских беженцев находится за пределами данной статьи.»
    ИМХО в статье на такую тему нельзя абстрагироваться от этой проблемы.
    Я могу ошибаться, но представляется, что работа Эпштейна, на которую ссылается автор – больше пропагандистская, предназначенная для внешнего пользования.

  2. Avraam

    Все же это явно предвзятый подход, характерный для Мильштейна
    » Примером серьезной ошибки в подборе кадров, по моему мнению, является И. Рабин — типичный партийный назначенец, не без талантов, но совершенно не пригодный к военной службе на боевых должностях. Проблема выбора кандидатов на должности командиров — одна из центральных в книге Ури Мильштейна «Рабин. Рождение мифа». » Блестящий план израильского блицкрига в Шестидневной войне спланировал все же Рабин!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

AlphaOmega Captcha Mathematica  –  Do the Math
     
 
В окошко капчи (AlphaOmega Captcha Mathematica) сверху следует вводить РЕЗУЛЬТАТ предложенного математического действия