©"Заметки по еврейской истории"
  ноябрь-декабрь 2021 года

 385 total views,  5 views today

То есть, идиш, условно, уже существовал около 801 года, в то время как немецкий язык начал формироваться, также условно, только к 842 году. А это означает, что идиш никак не мог быть простым диалектом немецкого языка. Все три языка: немецкий, французский и идиш возникли почти одновременно — из старофранкского языка, языка салических франков, в течение IX века новой эры.

Семен Глейзер

ГЕРМАНСКИЙ МИР К НАЧАЛУ ЕВРЕЙСКОЙ ЖИЗНИ В ГЕРМАНИИ

(окончание. Начало в № 8-9/2021 и сл.)

(Работа выполнена благодаря дружественной поддержке Sozialbehörde Hamburg)

Юбилейный год в ФРГ: 1700 лет еврейской жизни в Германии

4. ГЕРМАНЦЫ НА ГРАНИЦАХ ИМПЕРИИ

Германцы вне Империи

Всего внутри, и за пределами Римской империи, по современным представлениям насчитывалось не более 5 миллионов человек германцев. Их племена жили разрозненно, не обладая ощущением, что все они принадлежат к одной нации. Потому случались межплеменные конфликты и войны, поэтому многие свободные, или, как говорят источники того времени, беспокойные, беспутные изгои, нанимались на римскую службу. Исполняя ее честно, они охраняли римские границы от вторжений родственных им других германских племен.

Формально высшая власть в племени принадлежала «народному собранию», которое называлось Ting — «вече». Оно избирало военного вождя, называвшегося Dux. Первые короли появлялись из числа «благородных» семей. Они назывались на латинский лад — Rex.

Во главе военной организации племени — дружины, стоял «конунг» (Konung). Этот общегерманский титул, равно как и связанный с ним славянский титул «князь», восходят к индоевропейскому слову «keni» — род. Титул присваивался только на случай войны и был вначале выборный. Впоследствии он стал передаваться по наследству в качестве некоего царского титула.

Интересно происхождение слова «немец» — «Deutsch». Оно берет начало от древнего «thiuda» — «народ», затем приняло форму «diutisk». Сегодняшнее значение слова Deutsch известно только с конца VIII — начала IХ века (1, стр. 67). В современном датском языке слово «немец» звучит как «Tysk», на французском — как «Allemann», что в точном переводе означает «все люди».

К IV — V векам племена германцев объединяются в союзы, что сильно увеличило их военную силу, необходимую для завоевания новых земель для поселения. Эти союзы уже насчитывали более нескольких сот тысяч человек. Так, известны союзы алеманнский, готский, франкский и другие (1, стр. 69).

С IV века многие племена германцев нанимаются на римскую службу, оставаясь на своем месте обитания в качестве «федератов» — союзников римского народа. Или получая для поселения вновь завоеванные римлянами земли, с тем же условием — защиты границ Империи. Их служба состояла в том, чтобы препятствовать другим германским и иным племенам вторгаться на территорию Империи (1, стр. 69-70).

На своих родных землях, в лесах Европы вне Империи, германцы вели оседлый образ жизни. Это известно уже с первого века н.э. Главным источником поддержания жизни служило скотоводство. Особенную роль играло коневодство. В завоевательных походах германцев боевая конница всегда являлась ударной силой. Земледелие играло меньшую роль, так как земли, пригодной для возделывания, было очень мало. Историки отмечают возделывание ячменя, из которого варили пиво — хмельной любимый напиток древних германцев. Известно, что германцы в районе Рейна производили керамические и стеклянные изделия. Легкие на подъем, германцы не строили массивных каменных домов, ибо были всегда склонны к переселению в более благодатные земли.

После своего поражения в 9 году н.э. от германцев, римляне уже не пытались так решительно углубляться в зарейнские земли. Наоборот, с помощью искусной дипломатии они натравливали одно германское племя на другое, по принципу «Divide et impera» — «разделяй и властвуй». Граница между империей и германским миром стабилизировалась, установившись по Рейну и Дунаю.

«Великая римская стена»

Во время царствования императора Домициана (80-е годы н.э.) граница было укреплена. Участок суши между верховьями обеих рек был застроен укреплениями, каменными, земляными и деревянными валами, с опорными пунктами в виде башен и крепостей, где располагались римские сторожевые посты. Это участок, вернее его остатки, известны и сегодня. Он назывался «лимес» — Limes Romanus. Эта «стена» имела в длину до 500 км. За линией лимеса, на германской стороне, расположились племенные объединения франков, свевов, алеманнов, бургундов, вандалов, готов и других племен. От них сохранялась постоянная угроза вторжения, для чего в укреплениях на римской стороне постоянно должны были находиться римские легионы. Уже при императоре Августе (конец I века до н.э. — начало I века н.э.) эти границы приходилось защищать крупными римскими военными силами. Так, на Дунае постоянно дислоцировались 7 легионов войск, на Рейне — 8 легионов. При императоре Августе вся армия состояла из 25–27 легионов, по 5-6 тысяч солдат в каждом. А всего в римской армии служило до 150 тысяч солдат — легионеров.

Опорные римские пункты были построены и по берегам Рейна и Дуная. Вокруг этих пунктов, или лагерей, образовывались поселения свободных ремесленников и торговцев, занимавшихся обслуживанием легионеров в римских гарнизонах. Позднее из этих поселений постепенно возникли города, дожившие до наших дней. Это Corduba (Кордова) в Испании, Massilia (Марсель) во Франции, Augusta Treverorum (Трир), Bonna (Бонн), (Mogontiacum) Майнц, (Wormatia) Вормс, (Augusta Vindelici) Аугсбург, Colonia Agrippina (Кёльн) и др.

Интересно, что сегодняшние карты этих городов в целом повторяют планы прежних римских военных лагерей. Во многих из них и сегодня можно увидеть следы прежней «римской цивилизации», в виде акведуков — каналов водоснабжения, виадуков — мостов над реками и ущельями, а также дорог, выложенных камнями.

Первая такая дорога, мощенная камнями, между Римом и Капуей была построена еще в 312 году до н.э. Она называлась Аппиевой дорогой (Via Appia). Всего римлянами было построено по разным оценкам около 150 тысяч километров таких дорог, густой сетью связывающих между собой различные города и провинции Империи. Хотя между крайними точками государства расстояния не превышали пяти тысяч километров (2, стр. 122-123). Можно себе представить, какова была эта густая сеть дорог в Империи, позволяющая быстро доставлять новости из одного конца страны в другой, а также быстро перебрасывать вооруженные силы к местам беспорядков или нарушения границ Империи варварами.

Но перечисленные города и поселения единой Империи, с кельто-римским населением, как это было в античные времена, уже не существуют. Теперь это занятые германцами еще в раннем Средневековье земли. Разумеется, завоевателей было меньшинство. Они смешались с местным кельтско-римским и частично еврейским населением, с сохранением господства германского этнического элемента. Ныне это все большие города в разных странах Европы.

Всего на территории бывшей Римской империи сегодня расположилось около 30 независимых государств. Их жители несут в своей крови гены древних германцев и гены прежнего, кельтско-римского населения этих мест. Даже у жителей Италии сохраняются гены выходцев из германских племен: остготов и лангобардов в северной Италии, и норманнов — скандинавских викингов — в южной Италии. Викинги завоевали в свое время южную Италию и остались там, растворившись в среде местного населения.

Причины экспансии

Современные историки считают, что любое варварское общество на стадии военной демократии вообще склонно к экспансии. К тому же добавляются изменения климата, которые со II и по V века н.э. вели к похолоданию, усыханию сухих почв и увлажнению влажных почв, что вело к деградации всех форм сельского хозяйства. Видимо, эти причины и подтолкнули древние германские племена к переселению из Скандинавии и Ютландии на юг, в земли кельтов и далее, в пределы Римской империи. Сюда же добавляется и давление других германских племен — готов, на которых в свою очередь давили кочевые орды азиатов. Это были уже племена гуннов, пришедшие из глубин Азии, о чем мы еще будем говорить позднее.

Беспокойная граница у Рейна

Относительное равновесие сил по обе стороны Рейна длилось какое-то время. Но уже при императоре Августе войны с германцами возобновились. В 16 году до н.э. германские дружины перешли на западный (римский) берег Рейна, разгромив римские заставы. Римляне в порядке отмщения организовали новый поход против германцев, перешли на правый (германский) берег Рейна и углубились внутрь территорий германских племен. Многие племена были покорены, или принуждены были к покорности силой. Римляне в том походе дошли до реки Альба («Белая» по-латински) и навели здесь свой порядок. Река эта известна как сегодняшняя Эльба (Elbe); это название тоже есть напоминание о римских временах.

Римляне еще не раз вторгались в земли германцев за Рейном, а именно в 15, 16 и 17 годах н.э. Но каждый раз, с наступлением холодов, возвращались на зимние квартиры в Галлию.

При императоре Вителлии германцы — батавы на Нижнем Рейне — вновь восстали против римлян. Причиной тому явились злоупотребления римских чиновников, проводивших мобилизацию в римскую армию выходцев из племени батавов (3, стр. 54). Главой восстания стал вождь батавов по имени Клавдий Цивилис (Civilis).

В это время, когда в Риме отсутствовали все главные начальники: император Веспасиан, бывший в Александрии, и его сын Тит, занятый штурмом Иерусалима, батавы со значительными силами восстали, воспользовавшись минутной слабостью римской власти. Они, вместе с их соседями галлами, решили наконец избавиться от римской власти. Как пишет еврейский хронист, современник этих событий Иосиф Флавий, «Германцами в их отпадении и объявлении войны руководил, во-первых, их национальный характер, в силу которого они, неспособные действовать разумно, при малейших только надеждах на успех, слепо бросаются в опасность; во-вторых, ненависть к притеснявшим властителям и сознание, что их народ никем еще, кроме римлян, не был покорен…» (4, стр. 495). Автор книги «Иудейская война», Иосиф Флавий, далее замечает, что вожди восставших батавов, Цивилис, Цлассик и Сабин, опирались «на племена, и без того склонные к волнениям».

Восстание батавов длилось до 70 года н.э. Император Веспасиан, вернувшийся из Александрии, быстро подавил восстание, но обещал батавам снижение податей.

В 82-83 годах н.э. уже императору Домициану, младшему сыну Веспасиана, пришлось снова отражать нападения германских племен хаттов из-за Рейна.

Ко второму веку н.э. в римской армии были организованы крупные вспомогательные силы из подчиненных Риму племен (такими в свое время командовал легендарный херуск Арминий). Вспомогательные силы должны были поддерживать римские легионы в походах, хотя их верность Риму все время вызывала сомнения, и небезосновательные. Всего в эти силы было мобилизовано более 200 тысяч воинов, которые получали денежное довольствие, втрое меньшее, чем получал легионер — римский гражданин. Но через 25 лет службы такой иноплеменный солдат мог получить римское гражданство.

Самыми важными «друзьями-врагами» Рима в то время были франки. Их предки были соседями римлян еще с начала н.э. Этот племенной союз сложился в III веке н.э. в низовьях Рейна. В союз вошли племена хамавов, бруктеров, сугамбров, и другие. Само название «франк» означало «свободный». В будущем франкам предстояло сыграть важную роль в формировании прото-французов и прото-немцев, о чем речь впереди. А к IV веку они уже были заметны по обе стороны Рейна: справа от реки — как вольные племена, слева от реки — как федераты — союзники римского народа.

В 234 году н.э. очередной император, Александр Север, отправился на рейнскую границу, которой вновь угрожали германские вторжения. Он вступил в переговоры, обещая крупные денежные выплаты в обмен на мир. Но уже в 235 году взбунтовались его собственные римские легионы, сочтя действия императора как измену. В результате император был убит, и его сменил новый император, по имени Максимин. Учтя «уроки политики Севера», в 238 году он выступил с войсками против германцев и успешно отразил их нападения на римские земли.

Однако в течение всех 250-х годов н.э. набеги франков и алеманов на римскую Галлию продолжались. При императорах Валериане и Галлиене (253–268 годы н.э.) рейнскую границу перешли многочисленные толпы франков и алеманов, которые прошли всю Галлию и достигли Испании.

Следующий император, Проб, в 276 году н.э. отразил новое вторжение племен франков, алеманов, бургундов и вандалов в Галлию (5, стр. 49). Он допустил переселение целых племен на земли Империи в качестве федератов, союзников Рима. Выходцы из этих племен поступали на прямую службу римским властям. Они получали земельные участки для поселения, но должны были нести воинскую службу в составе римских войск. Из них образовывали особые отряды — франкские, свевские и другие.

В 287 году н.э. император Диоклетиан снова столкнулся с угрозой вторжения германцев через рейнскую границу. Чтобы усилить защиту границы, он назначил полководца Констанция Хлора наместником всей Галлии и Британии. Наместник Хлор сделал своей резиденцией галльский город Августа Треверов, ныне известный как город Трир.

Однако, римским властям приходилось считаться с германцами за Рейном и уже перед Рейном. И с конца III века в Галлии разрешено было поселяться германцам — франкам на левой галльской стороне Рейна, с условием, что они будут защищать рейнскую границу Империи от новых вторжений своих же соплеменников франков, а также и других германских племен.

Крайний север Галлии, уже заселенный франками, получил название Токсандрии. Постепенно в ней, а также на границе Верхнего Дуная, где на тех же условиях осели другие германцы, новые поселенцы кое-где стали численно преобладать над местным галльско-римским населением.

В IV веке эти германские поселенцы возобновили мятежи, к которым присоединялись вторгавшиеся через якобы охраняемую ими границу новые толпы франков и алеманов. Тогда же восстало и племя бургундов, которые были до того поселены здесь как «защитники границы» на Среднем Рейне. Здесь они создали свое королевство, которое просуществовало вплоть до прихода гуннов.

В 306 году римские легионы провозгласили полководца Константина новым императором. Его резиденцией стал город Августа Треверов, ныне Трир. На Рейне попрежнему было неспокойно. Границу здесь снова и снова атаковывали племена свевов и франков. Новый император, Константин, успешно отразил германские набеги и отогнал варваров за Рейн в войнах 311–313 годов (3, стр. 104-107).

Будущий император Юлиан (Отступник), как полководец, в эти же годы был отправлен с крупными силами римлян на рейнскую границу, где успешно отражал неоднократные вторжения франков, алеманов и саксов.

Римляне прочно удерживали рейнско-дунайский вал, в том числе и на Западе — вплоть до 406 года н.э.

Беспокойная граница у Дуная

На другом конце империи, к северу от Дуная, уже в начале н.э. возникло большое союзное объединение германских племен, во главе которого стал вождь аркоманнов по имени Маробод (Maroboduus). В Риме осознали опасность этого объединения и, начиная с 6 года н.э., стали готовить поход. Император Тиберий двинулся было в поход против маркоманнов со стороны Дуная. Но тут, уже в 9 году н.э., случилось уже известное нам поражение римлян в Тевтобургском лесу, и от похода за Дунай пришлось отказаться.

А там возникло новое объединение скифских племен сарматов с германскими племенами маркоманнов. Во главе объединения стал выходец из племени даков по имени Децебал (Decebalus). Имена варварских вождей, такие как Маробод, Цивилис и Децебал, звучат на латинский лад. Их настоящие племенные имена остались неизвестны. Это восстание закончилось победов варваров над римлянами. В 89 году н.э. Домициан согласился, в обмен на «тишину», выплачивать всем крупные денежные «подарки». Но уже в 92 году н.э. столкновения возобновились.

Маркоманские войны

Особое место в римских проблемах заняли племена маркоманнов. Название «маркоманны» означает «живущие на границе — марке». Вначале область их обитания была территория между Эльбой и Одером. Около 10 года н.э. они переселились в область кельтов бойев — Богемию (Böhmen — нынешняя Чехия). В 88 году н.э. они вышли на Дунай, где успешно отразили римское наступление.

В 166 году н.э. маркоманны, объединившись с кочевыми племенами сарматов, квадов и язигов, прорвались через римские заслоны, уничтожили 20 тысячную римскую армию, и вторглись в пределы Северной Италии. Заняв большие территории, они дошли до Аквилеи в Италии. Император Марк Аврелий собирал все силы для отражения агрессии, даже гладиаторы были мобилизованы в действующую армию. В 169 году н.э. ему удалось оттеснить маркоманнов и их союзников обратно за Дунай. С ними был заключен мирный договор в 175 году н.э.

Согласно этому договору, маркоманны признавали над собой римскую власть и получали право поселяться в пограничных областях, уже по эту, южную сторону, Дуная, опять же для «защиты границ Империи» от следующих вторжений. Однако через два года маркоманны возобновили войну против римлян. На этот раз победа осталась за римлянами. Много германцев попало в плен и было продано в рабство. Кроме того, еще 25 тысяч германцев были приняты в римскую армию. В конце концов римлянам пришлось смириться с присутствием маркоманнов. И новый, невыгодный для римлян, мир был заключен уже императором Коммодом. «Миролюбие» маркоманнов было куплено за большие деньги и подарки.

В ходе «Маркоманнских войн» (с 166 по 180 годы н.э.) римлянам пришлось напрягать все силы, чтобы отбросить назад массы германцев, прорвавшихся через Дунай и угрожавших самому Риму. Разумеется, заметное движение варварских племен началось задолго до знаменитого в истории «Великого переселиня народов», но это движение предвосхищало опасность, грозившую всей Европе со стороны разворачивавшегося на Востоке гуннского нашествия.

Судьба Дакии

Еще в 101 году н.э., при императоре Траяне, римляне предприняли удачную попытку занять Дакию, область по левому северному берегу Дуная. В армии римлян было много германских наемников, прекрасно проявлявших себя в битвах. Даки в начавшихся схватках отчаянно сопротивлялись, но были разбиты. Их вождь Децебал, был убит. Захваченные земли получили статус римской провинции, и сюда устремились на поселение римские колонисты.

А уже в 269 году н.э. в этой провинции римляне отражали нападения новых пришельцев. Это были племена готов, до того неизвестные Империи германцы с Востока. Римлянам удалось сокрушить их силы. Но удерживать здесь границу римлянам уже не удавалось. Потому в 271 году римляне эвакуировали свои силы и гражданское население из Дакии. Оставшееся здесь население состояло из бывших военнопленных, в разное время и в разных странах, захваченных римлянами в плен. Они содержались в Дакии как бы в огромном концентрационном лагере под открытым небом. Естественно, римляне бросили их на произвол судьбы. Эти бывшие военнопленные, разумеется, смешивались с местным дакским населением и оставались здесь жить.

Когда, сотни лет спустя, в VI веке, во времена византийского императора Юстиниана, сюда пришли византийские войска, они с удивлением обнаружили, что местное население говорит на старом латинском языке. На вопрос: кто вы такие? Местные отвечали — мы римляне. Оказалось, что для разноплеменных военнопленных в Дакии единственным языком общения для них стал язык их бывших хозяев — латинский. Так возникла новая нация, и по сей день называющая себя «римлянами» — это будут румыны. А бывшая Дакия стала нынешней Румынией.

Интересно, что сами византийцы также называли себя «римлянами», в форме «ромеи». Хотя эти ромеи за сотни лет уже успели раствориться в греческой языковой и культурной среде. И такое самоназвание византийцев сохранялось вплоть до падения Константинополя под ударами турок в 1453 году. Когда же Греция вновь стала свободной державой, с 1830 года, ее жители уже не называли себя ромеями, а только греками.

Так что в настоящее время самоназвание «римляне» сохранилось только у румын.

Войны продолжаются

В 50-е годы III века н.э., воспользовавшись смутой, охватившей всю империю, с разных сторон на ее территорию устремились массы германцев. Это были алеманы и франки, пробившиеся в Галлию и в Испанию, а также готы на Балканском полуострове.

В 212 году император Каракалла издал эдикт, по которому все лица, имеющие право жить на землях империи, автоматически получали римское гражданство. Это коснулось и германцев, в предыдущие годы и столетия бывшими военнопленными, рабами, вольноотпущенниками, или их потомками. Коснулось это и федератов и наемников из германских племен. Процент германцев в населении империи сильно возрос.

Но давление германцев извне только нарастало. Вести о «богатой и изобильной» Римской империи распространялись по остальной Европе среди ближних и дальних племен, что и делало нападения на земли империи, с целью грабежа, или с целью завоевания новых земель для поселения, очень привлекательными.

Из-за Дуная нападали готы, разоряя дунайские провинции Империи. Дружины алеманов прорывались в Северную Италию и угрожали непосредственно Риму. На рейнской границе франки и алеманы непрерывно вторгались в римскую Галлию.

Только к 260 году н.э. римлянам удалось отбросить франков и алеманов назад, за Рейн, но многие из них остались в римской Галлии как военнопленные и рабы. Но новые вторжения продолжались непрерывно. К ним присоединялись и мятежи «союзных Риму» германских поселенцев — федератов. Вообще говоря, многие отряды из числа германцев охотно переходили на службу в Империю в качестве наемников. Со временем целые племена переселялись внутрь римских провинций в качестве федератов. Их задачей по-прежнему была защита границ Империи от новых вторжений варваров. Но их верность Риму была относительной. Они требовали все больше денег и подарков за свою «службу». Не получая требуемого, они устраивали мятежи, к которым охотно присоединялись и родственные им племена из-за Рейна.

Готские войны

Остготский историк Иордан (Jordanis), живший в VI веке н.э., и перешедший в христианство, написал книгу «О происхождении и деяниях готов», ставшую ценным источником данных по истории восточногерманских племен. Вначале это племя жило в Скандинавии (как и все прочие древнегерманские племена). Скандинавия в книге названа как «остров Скандза». Современные историки, правда, считают, что это был скорее остров Готланд, потому так и названный в древние времена. По словам Иордана, готы на трех кораблях покинули родную Скандинавию, во главе с конунгом (Konung) по имени Бериг, и ко II веку н.э. расселились в низовьях Вислы, что в современной Польше.

Дальше они двинулись на юго-восток, занимая одну территорию за другой. К III веку н.э. они были уже на берегах Черного моря, где создали первую германскую державу — королевство готов. Пределы этого королевства распространялись от Дуная на западе до Дона на востоке. Наивысшего могущества это государство достигло при короле Германарихе (Эрманарихе).

С очевидной неизбежностью это государство вступило в противоборство с Римской империей. Первые стычки с готами начались еще при императоре Каракалле (210-е годы н.э.). А к 250-251 годам н.э. готы совершали уже регулярные набеги на земли римлян. Они перешли через Дунай и стали опустошать римские провинции. Но потерпев поражение от римлян в 269 году, были вынуждены отступить за Дунай.

Противостояние римлян с готами продолжалось еще сотню лет. Тем более, что самих готов уже теснили скифские кочевые племена сарматов. В 323 году н.э. готы вторглись в римскую провинцию Фракия. Для их изгнания была направлена римская армия во главе с императором Константином (тем самым, что позднее писал указы евреям города Кёльна, тогда Колонии Агриппина). На этот раз римляне победили. Новый договор с готами предусматривал, что готы на правах федератов поселяются на Дунае, на его римской (южной) стороне, с обязательством при необходимости поставлять в римскую армию до 40 тысяч воинов.

Но уже к 60-70 годам проблема с готами на Дунае снова обострилась. А в 70-е годы сама готская держава Германариха рухнула под ударами гуннов.

Из-за давления гуннов готы были вынуждены искать убежища под защитой могучей еще Римской империи. И в 375 году н.э. им было разрешено окончательно поселиться во Фракии, на правах федератов — военных поселенцев, обязанных за солидную плату защищать границу Империи от набегов следующих варварских племен.

В культурном отношении готы, подолгу общаясь и воюя с римлянами, постепенно осваивали достижения своих противников — римлян. Так, наполовину гот, по имени Вульфила, создал первый готский алфавит, используя греческие и латинские буквы, а также древнегерманские руны. С этим алфавитом в 340 году н.э. он перевел Библию на готский язык, что послужило одним из первых этапов христианизации его соплеменников. Благодаря труду Вульфилы, в готский язык, а через него и в современный немецкий язык, перешли греческие слова Kirche (церковь, по-гречески «Дом божий»), Bischoff (епископ), Pfaffe (священник) (5, стр. 58).

Нашествие гуннов

Новая угроза с Востока, нашествие гуннов, заставила Империю напрячь все свои силы. Эти восточные варвары, отличались жестокостью и силой. Они уже успели покорить многие германские племена вне имперских границ, это были остготы, герулы, гепиды, квады, маркоманны, скары, тюринги, бургунды. Гунны не только покорили все эти племена. Они заставили их вступить в гуннский военный союз, чтобы вместе, объединенными силами, начать вторжение в Римскую империю. Эти объединенные силы теперь получили общее название — гунны. В конце IV века гунны заняли Паннонию (территория современной Венгрии), которая стала теперь основной базой для подготовки наступления на Римскую империю.

Все это продолжалось до 406 года н.э., когда римляне вынуждены были оставить рейнско-дунайский вал, так как прорывы границ империи становились непрерывными. К 410 году римляне отказались от набора в свою армию представителей германских племен. Вместо этого они согласились на создание федератами на территории римских земель своих собственных полусамостоятельных государств.

В ходе «Великого переселения народов» земли Римской империи затопили варварские племена и народы. Они спасались от нашествия гуннов. В прямых столкновениях гунны добровольно или принудительно заставили римлян уступать им одну территорию за другой.

И конец «Великой империи римлян» был уже не за горами.

5. ГОРОД КЁЛЬН — «ПРАРОДИНА» ЕВРЕЕВ-АШКЕНАЗИ

Назвав город Кёльн условно «прародиной», мы исходим из того, что именно из этого места дошла до наших дней первая документированная информация о нахождении евреев на земле будущей Германии. Значительную роль в обсуждении этих событий имеют книги современного жителя города Кёльна, профессора Феликса Гимельфарба (Prof. Felix Gimelfarb). В них, в частности, он рассказывает о своих предках, выходцах из этих мест, и как так случилось, что вместо правильной немецкой фамилии Химмельфарб (Himmelfarb), он имеет сегодня такую руссифицированную фамилию как Гимельфарб (3, 5).

Теперь пару слов о евреях-ашкенази. Так называют евреев, выходцев с территорий современных стран Европы. За исключением стран южной Европы, где находятся другие евреи, так называемые сефарды (Sefarad)). Отличительной особенностью евреев-ашкенази служат часто звучащие по-немецки фамилии и особый язык общения — идиш (Jiddisch). Язык идиш очень похож на немецкий, он считается диалектом немецкого, о чем речь будет впереди.

Имя «Ашкеназ» в различных талмудических источниках означает имя сына Гомера, внука Иафета, правнука Ноя, в полном соответствии с библейской традицией. Местом обитания потомства праотца Ашкеназа географически считалась область центральной и западной Европы, то есть земли нынешних Германии и Франции. Если еще конкретнее, то вечно спорная для обеих стран область Лотарингии (Lothrigen). Отсюда и самоназвание евреев этих мест — ашкенази.

Военные поселения легионеров

Огромная римская армия временами состояла из 150 тысяч полевых войск и до 140 тысяч пограничных войск. Однако римских рекрутов не хватало для полной комплектации легионов. В пограничные войска стали набирать наемников из числа жителей провинций и варваров из занятых римлянами стран и земель. Выделялись так называемые «вспомогательные части» внутри армии. Они заполнялись негражданами Рима: это были галлы, германцы, евреи, иберы, фракийцы, мавританцы, сирийцы, и другие. Всех их называли «перегринами».

Перегрины служили 25 лет, они получали жалование в три раза меньшее, чем римские легионеры, точнее всего 100 денариев. Но после выхода в отставку, они получали римское гражданство. Во II веке н.э. их было уже 200 тысяч человек.

По выходе в отставку легионеры полевых войск, равно как и пограничники, получали земельные участки до 5 гектаров для поселения. В основном эти участки выдавались на завоеванных территориях. Таким образом, правительство заселяло новые территории своими гражданами, которые должны были, при опасности нападения варваров, защищать границы империи.

Еще при Цезаре таких вольнопоселенцев было 80 тысяч человек, выселенных в отдаленные провинции, и получивших там земельные участки. При Августе таких колонистов было уже 100 тысяч человек.

Вольнопоселенцы, равно как и ветераны, выходящие в отставку, получали участки земли где-то недалеко около лагерей легионеров. Они заводили семьи, вели хозяйственную деятельность. Их называли «колонами» (Kolonen), то есть колонистами, жителями колоний. Вокруг лагерей образовывались целые поселки гражданских лиц. Это были ремесленники, строители, торговцы, скупщики военной добычи и трофеев. Из этих поселков впоследствии вырастали города

Точно также поступали и легионеры, еще находящиеся на военной службе. Они получали право заводить семьи, вести хозяйство, торговать на рынке.

Постепенно легионы теряли подвижность, обрастая на месте службы землей, домом, семьей, хозяйственными связями и т.п. Уже стало невозможным быстро перебрасывать легионы из одного района Империи в другой.

Вначале колоны были жители пограничных поселков, арендаторы разного статуса. Но со II века это были уже наследственные арендаторы земли.

К III веку н.э. на левом (римском) берегу Рейна преобладающим населением стали воины пограничных войск, которые были одновременно землевладельцами — Limitanei.

Здесь же следует напомнить, что уже с 212 года все жители Империи указом императора Каракаллы (Caracalla) получали римское гражданство. И в легионы вступило добровольно или принудительно много германцев и много евреев. Это означает, что к тому времени среди легионеров на службе, равно как и среди ветеранов, было уже много германцев и евреев.

Учреждение Колонии Агриппина

Вначале никакого города Кёльна не существовало. А были на правом берегу Рейна поселения убиев (Ubier), кельто-германского племени (6, стр. 386). Вообще, убии обитали на большой территории между реками Рейн, Лан (Lahn) и Майн.

Когда римляне в 1 веке до н.э. завоевали все близлежащие земли, они разрешили убиям переселиться на левый берег Рейна. Это случилось в 38 году до н.э. (3, стр. 5). Новое поселение стали называть Oppidium Ubiorium (поселение убиев). На этом побережье уже имелись поселения ветеранов, вышедших в отставку римских легионеров. Ранее это были военные лагеря римлян. Такие лагеря также квартировались в качестве зимних квартир на месте будущих Бонна, Нойса, Ксантена. На месте будущего Кёльна, в оппидиуме убиев, расположились сразу три легиона римлян.

Впоследствии произошло постепенное смешение убиев и ветеранов, которое стали называть «народом агриппинов» (Agrippinenser) (6, стр.386). А еще позже эти агриппины влились во франкский народ. Поселение убиев росло и процветало. Сами убии получили наименование «друзья Рима». И в 50 году н.э. римский сенат даровал поселению статус колонии. Эта римская колония теперь стала называться «Колония Агриппины», или на латинском языке Colonia Claudia Ara Agrippinensis (3, с. 49).

Агриппина была женой римского императора Клавдия. Она и убедила Клавдия дать этому поселению привилегии римской колонии. Сама же Агрипина родилась в 15 году н.э. в этом лагере, что объясняет ее симпатии к этому месту. Но сама она никогда там более не появлялась. Есть и такие сведения, о которых упоминает римский автор Тацит. Во время восстания батавов, возглавляемого Цивилисом, о чем уже упоминалось выше, батавы требовали от убиев помощи против общего врага всех германцев — высокомерных римлян. Убии на словах восстание поддержали, но не больше. Таким образом Колония Агриппины была спасена от разграбления восставшими батавами. Это случилось в 70 году н.э. Колония тогда уцелела. Она росла и развивалась за счет прибывающих переселенцев из других частей Империи. Среди них было много и евреев, о чем речь пойдет ниже. В период своего расцвета Колония Агриппина имела уже до 30 тысяч жителей. Она входила в состав префектуры Галлия, где главным городом был город Августа Треверорум (Augusta Treverorum), впоследствии немецкий город Трир.

Нападения франков, или как Колония стала Кёльном

Ближайшими германскими соседями города Колония Агриппина были франки, жившие по другую, восточную сторону Рейна. Это был воинственный союз племен, состоявший из хамавов (Chamaven), сугамбров (Sugambrier), бруктеров (Brukteter), амсивариев (Amsivarier), хаттуариев (Chattuarier), тенктереров (Tenkterer), узипиеров (Usipier) и других. Первоначальной территорией франков, по-видимому, служила историческая область Франкония (Franken), которая находится в северной Баварии.

Напоминанием о древних франках служит и Франконский Лес (Frankenwald), находящийся там же, и названия городов Франкфурт на Одере и Франкфурт на Майне: то есть «франкский брод через реку», через Одер или Майн.

В первый раз франки совершили набег на Галлию еще в 242 году н.э. (3, стр. 115). Впоследствии племена франков непрерывно беспокоили мирных горожан Колонии Агриппины.

В середине Ш века н.э. франки предприняли щирокое наступление на всюпровинцию Галлия. Пострадала от них и Колония Агриппины. Только в 261 году н.э. римский полководец Постум отбросил франков назад, за Рейн (3, стр. 115). В 309 году н.э. император Константин в очередной раз разгромил франкские силы, также отбросив их за Рейн. Чтобы огородить себя и свою империю от непрерывных нападений неугомонных франков, он построил мост через Рейн, чтобы иметь возможность быстро переправлять свои легионы во франкские земли (3, стр. 105).

Но франки стали наниматься уже и на римскую службу. Так, убийство императора Константа в 350 году н.э. было организовано неким франком по имени Магн Магнеций (Magnus Magnecius) (3, стр. 116). Этот франк, уже как римский полководец, собрал большую армию и вступил в противоборство с претендентом на престол в Риме по имени Констанций (Constancius), последним из сыновей Констанстина Великого. В армию Магна вступило также много германских наемников. Решающее сражение состоялось на территории Паннонии (нынешняя Венгрия), где Констанций победил Магна (3, стр. 116).

Тем временем Колонию Агриппина захватили и разграбили зарейнские франки. Это случилось в 355 году н.э. Они удерживали город целых 10 месяцев, пока в следующем году их не вытеснил оттуда римский полководец Юлиан, впоследствии ставший известным как Юлиан Отступник (Julian der Abtrünnige). Но уже в 388 году город был снова захвачен и разграблен франками.

А в 402 году римляне вообще отозвали свои войска из рейнских берегов, ибо Риму было уже трудно противостоять натиску германских племен со всех сторон Империи. Таким образом, город Колония Агриппина остался без защиты от новых нападений франков. И люди стали покидать опасные территории. Население города постепенно сократилось в 4 раза (3, стр. 118). Постепенный переход Колонии Агриппины под окончательную власть франков состоялся в промежутке между 455 и 459 годами н.э. (3, стр. 119).

И, наконец, в 925 году н.э. город, уже называвшийся на франкский манер«Кёльн», был окончательно присоединен к Восточно-Франкскому Королевству. А оно, в свою очередь, впоследствии стало называть себя «Германией». Так город Кёльн в первый раз в истории стал германским городом. Это случилось более чем через 600 лет после известного обмена письмами между евреями Колонии Агриппина и римским императором Константином. Интересно, что известное во всем мире косметическое средство «одеколон» Odekolon) по-немецки называется Kölnisches Wasser, то есть «Кёльнская вода». Но слово «одеколон» чисто французское, оно пишется по-французски как «Eaude Cologne», что означает «Вода из Колонии». Слово «Кёльн», по-французски (Cologne), по-прежнему означает «Колония». А слово «вода» по-французски пишется как «Eau», что восходит к кельтскому „Au“ — вода.

Евреи в долине Рейна

Таких гарнизонных городов, выросших вокруг лагерей римских легионеров, было много. Они образовались по всей пограничной линии по рекам Рейн и Дунай, а также вдоль лимеса (Limes Romanus). Это были будущие немецкие города, такие как Трир, Бонн, Майнц, Аугсбург, и конечно Кёльн. Были и другие города, основанные римлянами на этих территориях. Разумеется, тогда они носили совсем другие, латинские названия. И вокруг всех них кипела жизнь. Эти города населяли новые жители из числа легионеров действующей римской армии, легионеров, вышедших в оставку, получивших земельный надел, и с семьей оставшихся жить около лагеря. А также прибывавших сюда торговцев, ремесленников, и других мастеров, обслуживавших легионеров и поселян, из других мест Римской империи.

Как указывает современный автор Макс Даймонт (7, стр. 314), уже со II века н.э. северную границу Империи охраняли легионеры-евреи. Они несли службу, защищая земли Галлии от нападений германцев и-за Рейна. Потому, выходя в отставку, они часто оставались здесь же, в качестве свободных поселенцев.

Кроме легионеров-евреев и ветеранов-евреев, здесь было много и таких, которые покинули Иудею после разгрома двух еврейских восстаний, так и евреев, переселившихся сюда из других районов Империи.

Надо отметить, что вне исторической Иудеи евреи в диаспоре почти не занимались сельским хозяйством. Хотя есть свидетельства, что в долине Рейна многие из них занимались разведением виноградников, с целью выделки вина на продажу.

Большинство новых поселенцев-евреев здесь занимались торговлей и ремеслами.

Евреи жили тогда уже во всех перечисленных городах. Но от них из тех времен не осталось никаких исторических свидетельств. Первые документальные свидетельства о евреях из городов Магдебург, Вормс, Аугсбург и других датируются только X веком н.э.

И рассказывают они также о предшествующей еврейской жизни в этих местах не ранее, чем с VIII века (7, стр. 314).

Только город Кёльн сохранил нам единственное историческое свидетельство о том, что в нем жили горожане-евреи. Потому мы здесь говорим о еврейской общине Кёльна как о первой, исторически доказанной на тот период еврейской общине, на земле будущей Германии. И сегодня в Кёльне проводятся археологические раскопки на месте бывшего еврейского квартала Колонии Агроппины. И там уже находят многие материальные подтверждения интенсивной еврейской жизни еще со времен императора Константина Великого.

Как рассказывают историки и экскурсоводы сегодняшнего Кёльна, первых прибывавших сюда евреев поразила цветущая плодородная земля Рейнской долины. Они решили здесь поселиться. Они же основали и первую еврейскую общину к северу от Альп. Эта община стала широко известна по всей Империи, так что город Колония Агриппина стали называть «Северным Иерусалимом».

Деяния Константина Великого

Император Константин (годы жизни 285–337) вошел в историю как император реформатор. Это при нем христианство стало государственной религией Империи. До него христиан гоняли как сектантов или просто терпели. Константин первый увидел в новой религии прекрасный инструмент для упрочения в народах разношерстной страны своей личной власти: один бог — один император. Но пришел он к этой мысли не сразу.

Вначале он объявил все религии в Империи свободными и разрешенными. Его указ об этом датируется 313 годом н.э. Среди разрешенных оказалась и религия евреев — иудаизм. Это позволило малым еврейским общинам стать законными и получать право легально проводить собрания и богослужения. К 321 году относится и письмо евреев общины Колония Агриппина к императору о разрешении занятия должностей в городском управлении. То есть, к 321 году община уже давно существовала и даже претендовала на места в органах городской власти.

Через 34 года в Колонии была основана и первая христианская община (9, стр. 89). Как и в других местах Империи, очень вероятно, что состояла она также из евреев, принявших Иисуса как обещанного евреям «освободителя» — Мессию.

Константин постоянно вмешивался в дела христианской церкви, проводил соборы — съезды епископов разных церквей, например, так называемый Никейский собор, созванный им в 325 году. Навязывал христианам важные догматы их вероучения, хотя сам он при этом оставался язычником. Его симпатии к христианству привели его в конце жизни к крещению, как говорят, уже на смертном одре, в 337 году.

Первая еврейская община на земле Германии

Никто не знал, что со временем это будет земля Германии. А тогда это был нормальный римский город — Колония Агриппина — со смешанным населением. Здесь жили галлы, римляне, евреи, германцы и выходцы из других земель Империи. В городе заседал городской совет, в задачи которого входили многие вопросы повседневной жизни горожан. Напомним, что все они имели статус римских граждан еще с 212 года н.э.

Надо полагать, что еврейская община состояла в том числе и из богатых горожан, которым было небезразлично, что и как делается в городе. Влияние общины в городе росло и требовало законного статуса. В связи с этим, община и обратилась с письмом к императору Константину, где «всепокорнейше» просила цезаря разрешить им, евреям Колинии Агриппина, избираться в городской совет, наравне с представителями других религиозных общин.

Император Константин им «милостиво» это разрешил, издав в 321 году декрет — «Codex Theodosianus», вошедший в историю как первый документ, подтверждающий нахождение еврейского населения на земле будущей Германии.

Этот документ, датированный 11 декабря 321 года, и написанный рукою самого императора, и поныне хранится в Ватикане как одна из важнейших реликвий католической церкви. Это и понятно, поскольку сам Константин был канонизирован церковью в качестве «равноапостольного», то есть равным апостолам Нового Завета.

Впоследствии, под влиянием набиравшей силу христианской церкви, император сменил «милость» на «гнев», приняв целый ряд дискриминационных мер против евреев. Возможно, это его поведение стало первым в истории случаем антисемитизма, порожденного новым, христианским вероучением.

День рождения немецкой нации

Постепенно франки стали главными действующими лицами в западноевропейской политике и истории. Начав с набегов, затем с включением себя в число римских федератов, а далее через создание целого ряда формально подчиненных Риму государств, франки заняли всю Галлию. Причем город Кёльн много раз переходил из рук в руки, от восточных франков к западным, и обратно. Этот процесс, через франкские королевства Хлодвига, Карла Мартелла, Пипина Короткого, Карла Великого и его сыновей и внуков, занял сотни лет, с 455 года по 925 год.

Но только в 955 году, когда на оба франкских королевства, Восточно-Франкское и Западно-Франкское, напали орды мадьяр — венгров-язычников, все германские племена и королевства объединились, чтобы дать отпор врагу. Решающая битва состоялась около Аугсбурга, на реке Лех, куда собрались все германские силы. Это были франки, саксы, баварцы и другие германские племенные вооруженные силы.

Битва с венграми была жестокая. Чаша весов склонялась то на одну, то на другую сторону. Но германцы, несмотря на численный перевес венгров, соблюдали железную дисциплину, в отличие от бывших кочевников — венгров. И победили. Таким образом раз и навсегда были прекращены набеги воинственных мадьяр на земли Западной Европы. Мадьяры-венгры впоследствии приняли христианство и на том угомонились. (Подробнее о том, почему мадьяры-кочевники до того были так агрессивны, см. раздел «Великая Венгрия» в источнике 8.)

Дни битвы на реке Лех вошли в историю как важнейший момент «Рождения германской нации» (Geburt der deutschen Nation) (3, стр. 159). Таким образом история немецкой нации ведется с 955 года.

Зигмунд Фрейд и «проблема немецких евреев»

В двадцатые — тридцатые годы ХХ века в Германии шли долгие дискуссии, являются ли немецкие евреи полноправными гражданами страны или не являются. Нацистское руководство принимало один за другим законы, ограничивающие права евреев в Германии. Их в конце концов лишили немецкого гражданства, обозначив их как «нежелательных гостей» Германии.

Сначала их пытались выселить из страны как иностранцев. Хотя немецкие евреи не имели никакого иного гражданства, кроме германского.

Потом, в результате печально известной Ванзейской конференции, состоявшейся в 1942 году, было принято решение об «окончательном решении еврейского вопроса». То есть об уничтожении еврейского народа.

Знаменитый на весь мир психолог Зигмунд Фрейд, умерший в 1939 году, не застал времени «окончательного решения». Но он принял активное участие в дискуссиях, пока они были возможны в нацистской Германии и в уже занятой нацистами Австрии. Фрейд опровергал досужие домыслы нацистов и просто обывателей, что евреи, дескать, «пришлый народ», и они должны покинуть землю Германии. Он указывал, основываясь на исторических документах, что евреи здесь, в Германии, принадлежат к древнейшим слоям местного населения. Как пример, он приводил историю того же города Кёльна, где евреи жили еще с древнеримских времен. Эта история и была приведена нами выше.

Из его доводов следовало такое понимание истории вопроса, которое мы можем смело прямо сформулировать. Это не евреи прищли в Германию. Это Германия пришла к евреям. Во всяком случае, это касается таких бывших римских гарнизонных городов, как Кёльн, Бонн, Майнц, Вормс, Трир, Аугсбург и другие.

Таковы факты истории.

6. ЯЗЫК ИДИШ НА ФОНЕ ИСТОРИИ НЕМЕЦКОГО ЯЗЫКА

Среди всех евреев мира почти 70% говорит на языке идиш. Говорит, или говорил когда-то. Некоторые историчские свидетельства сообщают о возникновении этого языка у евреев, живших на севере герцогства Лотарингии, еще в средние века (9, стр. 35)

Большинство исследователей относят время возникновения этого языка к XI–XII векам. В основе языка идиш, как считается, лежат верхне- и средненемецкие диалекты, с примесью слов из иврита. В его восточном варианте имеется также много славянских слов.

Филологи полагают, что словарный запас идиша состоит из 75% слов немецкого происхождения, 15% слов, заимствованных из иврита, и 10% славянских слов (10, стр. 68).

Идиш как государственный язык

Это выглядит парадоксом, но язык евреев-ашкенази — идиш — включен в «индогерманскую» семью языков (11, стр. 181). Которую мы называем здесь индоевропейской семьей. Хотя по количеству немецких слов его действительно можно отнести к германской группе. Его также называют диалектом немецкого языка. Как отмечает историк Даймонт (7. стр. 446), идиш оказался «незаконным детищем» немецкого языка и еврейского алфавита.

Но отличие диалекта от самостоятельного языка состоит в том, что носители диалекта не имели и не имеют своего государства. Но если носители диалекта образуют свое собственное государство, то диалект превращается уже в самостоятельный язык. Было ли что-либо подобное с языком идиш? Было. В 20–30-е годы язык идиш был одним из четырех государственных языков Белоруссии (Weissrussland), наравне с белорусским, польским и русским языками. Более того, на государственном гербе советской Белоруссии (БССР) того времени на всех четырех официальных языках была помещена надпись: «Пролетарии всех стран, соединяйтесь!». В том числе и квадратными древнееврейскими буквами (позднее признанных «антисоветскими»). «Антисоветской» была признана и сама Библия. Потому что, во-первых, «религия — это опиум для народов», и во-вторых, в Библии «всё о евреях и ничего о русских…»

После Второй мировой войны надпись на идиш с герба удалили. Во-первых, евреев в Белоруссии после Холокоста уже почти не оставалось, и, во-вторых, давал себя знать усиливающийся советский государственный антисемитизм.

Эта короткая историческая справка позволяет нам отнести идиш к самостоятельным языкам индоевропейской языковой семьи.

История становления немецкого языка

Если уж выясняется тесная связь идиша с немецким, где 75 процентов слов составляют немецкие слова, то стоит обратиться к самому немецкому языку и посмотреть, где, как и когда произошло его становление. Для этого нам придется вернуться назад, в VI–IX века нашей эры.

Тогда территории нынешних Франции, Германии и Бенилюкса занимали племена франков. Они делились на салических (приморских) и рипуарских (живших у рек) франков. Уже тогда они имели различия в языковом отношении.

В интересующем нас городе Кёльне вождь салических франков Хлодвиг в 481 году был провозглашен королем всех франков, салических и рипуарских. Последних было меньшинство, и в течение VI — VII веков они растворились в общей франкской массе (3, стр. 130). Однако рипуарские франки сохранили особенности своего языка, который впоследствии стал основой рейнских и франконских диалектов современного немецкого языка.

Затем наступило время объединения всех германских племен и государств в одну единую империю. Главная роль в этом объединении принадлежала франкскому королю Карлу Великому. Этот великий человек объединил все германские племена (кроме англо-саксов в Британии и зарождающихся викингов в Скандинавии) в одно целое государство, где господствовали потомки племен франков. Произошло это в 800 году н.э. Императорскую корону Карл получил из рук Римского папы. Теперь все они, жители Франкской империи: германцы, славяне, кельты, стали называться франками.

Внуки Карла Великого, Людовик, Карл и Лотарь, долго делили между собой обширную империю, доставшуюся им от великого деда (5, стр. 115). Старший, Лотарь, получил срединные земли, от Средиземного моря до моря Северного. Это были земли нынешних Италии, Швейцарии, Лотарингии, Эльзаса и Бенилюкса. Людовик получил все земли, восточнее владений Лотаря. Карл получил земли, западнее владений Лотаря. Интересно, что имя старшего брата Лотаря (библейского Лазаря) сохранилось до наших дней в названии исторической области Лотарингии.

Впрочем, Лотарь недолго правил всей империей и уступил ее территории братьям, Карлу и Людовику, в 843 году. Братья получили почетные наименования: «Карл Лысый» и «Людовик Немецкий». Карл Лысый получил все франкские земли западнее Рейна, а Людовик Немецкий — все франкские земли восточнее Рейна.

Еще в предыдущем, 842 году, в Страсбурге состоялся общефранкский съезд коронованных братьев и их знати. На съезде была принята своеобразная декларация «единства и братства» всех франков и на «вечные времена». Она называлась «Страсбургская Клятва» («Straßburger Schwur»). А уже в следующем, 843 году, в Вердене, братьями был подписан окончательный раздел Франкской империи на Восточно-Франкское королевство (Ost-Frankisches Reich) и Западно-Франкское королевство (West-Frankisches Reich).

Империя делилась между потомками Карла Великого еще не раз, и последний передел земель был произведен в 880 Интересно, что документ «Страсбургской Клятвы» считается старейшим письменным памятником французского языка (5, стр. 115). От него и от этой даты и отсчитывается история возникновения французского языка.

Но, странное дело, при составлении этого документа обнаружилось, что западные франки, четыреста лет прожившие среди галлов и римлян, уже плохо понимают восточных франков, сохранивших свой разговорный язык в окружении одних только германских племен. И документ с восточнофранкского переводили с помощью переводчиков на западно-франкский язык. Этот письменный перевод и стал называться «Страсбургской Клятвой» (5, стр. 115).

С тех времен и началось раздельное существование обоих франкских языков, постепенно превращавшихся во французский и немецкий языки. А с ними и раздельное существование будущих Франции и Германии.

В конце IX века, во время правления короля Арнульфа, восточные франки стали называть свое королевство «землей немцев» — Deutschland. А западные франки называли свое государство по-прежнему: «франкская империя» — Fränkisches Reich, отсюда сегодняшнее название Франции по-немецки – Frankreich.

В свою очередь, французы и сегодня называют Германию Алеманией (D´Allemagne), по имени одного древнего и агрессивного германского племени алеманов, о чем мы говорили выше.

С разделом империи франков началось раздельное существование бывших «братьев», давших клятву «вечной дружбы» друг другу, французского и немецкого народов. Что не помешало им всю последующую тысячу лет воевать друг с другом. А с ними началось и раздельное развитие французского и немецкого языков.

Сегодняшние французский и немецкий языки уже совсем мало похожи друг на друга, и их общее происхождение от языка средневековых франков выглядит парадоксально.

Когда появился язык идиш?

Как мы уже установили, немецкий язык условно отсчитывается от того же, 842 года, являясь потомком средневекового восточнофранкского языка. Евреи, жившие в обоих франкских королевствах, были вынуждены осваивать язык их господ и соседей.

Вообще, евреи, занятые торговлей по всей еще Римской империи, а также за ее пределами, должны были владеть языками тех стран, где они вели свои торговые и ремесленные дела. Это были латинский, греческий, сирийский языки, языки и диалекты у многочисленных германских племен и, разумеется, свой родной еврейский язык (тогда им был разговорный арамейский язык, с использованием еврейского алфавита). Такие торговые люди назывались рахданитами (Rahdaniten).

А финансовые документы должны были быть всегда точными и корректными.

В повседневной жизни евреи Франкской империи говорили на франкском языке, языке господствующего класса и народа. Что и показывает историческую принадлежность возникшего среди евреев идиша к старонемецким диалектам. Но не все так просто.

Начиная с тех же 800-х годов евреи-ашкенази уже четко отделялись от испанских евреев (впоследствии евреев-сефардов), перешедших под власть и покровительство арабских завоевателей Испании (12, стр. 49). В эти времена целые общины покидали ставшую неспокойной Южную Европу и переселялись в долину Рейна и на Север Галлии. И вот, в их среде тогда и зародился язык идиш. Какие к тому имеются свидетельства?

В найденных документах от 801 года упоминается некий «Ицкок Абину из Ашкнази». Изучавший эти документы современный исследователь и лингвист, специалист по еврейской филологии, Макс Вайнрайх (13, стр. 12) пишет: «Какой-то общий толчок в истории Европы вызвал судьбоносную дифференциацию, которая продолжается до наших дней… Этот толчок привел к появлению французского, немецкого, идиша, других языков».

То есть, идиш, условно, уже существовал около 801 года, в то время как немецкий язык начал формироваться, также условно, только к 842 году. А это означает, что идиш никак не мог быть простым диалектом немецкого языка. Все три языка: немецкий, французский и идиш возникли почти одновременно — из старофранкского языка, языка салических франков, в течение IX века новой эры.

Таковы результаты нашего исследования.

Разумеется, за тысячу лет жизни в немецкоговорящем окружении, язык идиш пополнялся немецкими словами и выражениями, перенял грамматику и лексику немецкого языка. И стал, таким образом, очевидным диалектом немецкого языка.

Литература

  1. История средних веков. Учебник для Вузов. Том 1. М., «Высшая школа», 1990.
  2. История древнего мира. Упадок древних обществ. М., Гл.ред. вост. лит., 1989.
  3. Ф. Гимельфарб. Кодония Агриппины. Прив. Изд. Кёльн-Москва, 2015.
  4. И. Флавий. Иудейская война. С-Пб, «Орел», 1991.
  5. Ф. Гимельфарб. Страницы германской истории. Мюнхен-Кёльн, W. Weber Verlag, 1999.
  6. J. Guter. Das große Lexikon der Völker. Köln, Komet Verlag, 1995.
  7. М. Даймонт. Евреи,Бог и история. М., «Имидж», 1994.
  8. С. Глейзер. Хазарский каганат и Великая степь. Журнал-газета «Мастерская», январь, 2013.
  9. P. Ortag. Jüdische Kultur und Geschichte. Landeszentralen für politische Bildung, Hamburg, 1995.
  10. В. Вихнович. 2000 лет вместе: Евреи России. С-Пб., «Питер», 2007.
  11. Bodmer. Die Sprachen der Welt. Parkland Verlag, 1997.
  12. Ж-К. Аттиас, Э. Бенбасса. Еврейская цивилизация. Энциклопедический словарь. М., «Лори», 2000.
  13. В. Едидович. Тысячелетний идиш. Еврейская Газета, № 8 (144), Берлин август, 2014.
Print Friendly, PDF & Email
Share

Семен Глейзер: Германский мир к началу еврейской жизни в Германии: 2 комментария

  1. Авраам

    «Eвреи жили тогда уже во всех перечисленных городах. Но от них из тех времен не осталось никаких исторических свидетельств. Первые документальные свидетельства о евреях из городов Магдебург, Вормс, Аугсбург и других датируются только X веком н.э.» Т.е, все что в статье про евреев до X века отражают личное мнение автора. На деле же уже в 8 веке упомянуто появление еврейских kупцов на юге Германии «со своими рабами и товарами»

    1. Эдвард Ковалерчук

      Уважаемый Авраам! Судя по тому, что приведённую Вами фразу Вы заключили в кавычки, это должно означать, что принадлежит она кому-то другому, а Вы её только цитируете, не так ли? В оригинальном тексте автора публикации Семёна Глейзера я её не обнаружил, хотя, не доверяя собственной внимательности, воспользовался функцией поиска Ctrl+F. Да и странно было бы её там обнаружить при наличии такого подробного исторического исследования, начиная, по крайней мере с первого века н.э. Во всяком случае с приведённой Вами цитатой, кому бы она ни принадлежала, сами-то Вы в своём мнении несомненно с ней солидарны, поскольку уже безо всяких кавычек смело утверждаете, что в статье всё, что про евреев до Х века, отражает лишь личное мнение автора. Итак, о евреях из тех времён не осталось никаких исторических свидетельств? А как же декрет императора Константина от 11 декабря 321 года, о котором не только говорится в этой статье, но который в течение только что завершившегося юбилейного года (1700 лет еврейской жизни в Германии) вообще не сходит со страниц германской прессы, телевизионных передач и многочисленных специальных публикаций. Неужели Вы этого не заметили? А ведь это реальный документ, физически существующий и хранящийся в Ватикане. Это ли не историческое свидетельство? Я уже не говорю об археологических и о многих других свидетельствах. Так что в Вашем мнении, Вы, извините, сильно ошибаетесь.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Арифметическая Капча - решите задачу *