©"Заметки по еврейской истории"
  ноябрь-декабрь 2017 года

Феликс Гимельфарб: Земля Обетованная

Защищать Западную Римскую империю было практически некому, и в сентябре 476 г. очередной правитель Италии Одоакр принудил к отречению последнего западного императора Ромула Августула, отослав императорские регалии в Константинополь. Восточный император Зенон признал этот факт и даровал Одоакру титул патриция. Столь необычным образом Римская империя формально вновь обрела единого императора, который не обладал в западных землях никакой властью.

Феликс Гимельфарб

Земля Обетованная

Главы из новой книги «Колония Агриппины»

(продолжение, начало в №1/2016 и сл.)

В IIIV веках вся Европа пришла в движение, оставшееся в истории как «Великое переселение народов». Одними из самых активных оказались франки, возглавляемые Хлодвигом из рода Меровингов. Он первым среди германских королей принял христианство не в арианском, а в ортодоксально-никейском исповедании (которого придерживалось большинство римских христиан). Его единоверцы-проповедники продолжили укреплять позиции христианства, борясь с аборигенами-язычниками и практически не притесняя еврейские общины. Постепенно короли из Меровингов вырождались, и реальной властью во франкских землях стали их управляющие — майордомы, среди которых к началу VIII века выдвинулся могущественный Карл Мартелл, спасший Европу в битве при Пуатье (732 г.) от воинов ислама.

 Великое переселение народов

Христианские мифы оставляли жителям Римской империи надежду на помощь Всевышнего. Однако реалии имели разительный контраст с мечтами. Вся Европа уже со II века пришла в движение. Пришедшие из Скандинавии огромные массы германцев-готов вытеснили или покорили недавних обитателей Восточной Европы. Там властвовали остготы, которых во второй половине IV в. возглавлял король Германарих (Эрманарих). Его соплеменники, ушедшие на Запад (вестготы), добрались на Дунае до границ Римской империи, в пределы которой пытались проникнуть и мирными просьбами и военными действиями. Готы потеснили в западном направлении много других германских племён, докатившихся под их натиском до Рейна.

Затем на Европу обрушился вал новых завоевателей. Из далёких восточных степей пришли кочевники-гунны, прихватив сначала в качестве союзников побеждённых ими аланов, а затем и часть готов. Иногда с переселением готов, чаще с нашествием гуннов связывают начало «Великого переселения народов», происходившего в Европе в течение нескольких веков. Варварская империя Германариха рухнула в 70-е гг. IV в. А гунны довольно быстро перемещались на Запад, подчинив к середине V в. большую часть Европы. Пика своего могущества они достигли при Аттиле, имя которого историки нередко ставят рядом с Александром Македонским и Цезарем. Запуганные жители римских провинций называли его «Бич Божий», Однако немало римской знати и германских вождей предпочитало этого «Бича» бессильным римским правителям.

От гуннов трудно было защититься, но нередко удавалось откупиться. Им долгое время платил дань даже император, оберегавший от их нашествия Константинополь. Кстати, в это же время Римская империя официально была поделена на Западную и Восточную. Так разделил её в 395 г между сыновьями в своём завещании император Феодосий Великй. Старший, Аркадий, получил на Востоке Дакию, Македонию, Грецию, Фракию, Малую Азию, Сирию и Египет. Младший, Гонорий, получил на Западе Италию, Африку, Галлию, Испанию, Британию, Норик, Паннонию и Далмацию. Римляне ещё пытались противостоять варварским нашествиям, заключая договоры с крупными союзами германских племен и предоставляя им права «федератов» в обмен на земли внутри империи. Да и к управлению империей допускали всё чаще бывших «варваров», достигших высокого положения на римской службе. Так, опекуном Аркадия на Востоке был галл Руфин, а юного Гонория на Западе — вандал Стилихон.

Стилихон долгое время успешно защищал Италию от натиска вестготов, вызвав войска из Британии и перебросив в Италию рейнские легионы. Однако его успехи вызвали подозрение императора, по приказу которого Стилихон был убит. После убийства Стилихона и разразившегося мародёрства римских солдат Алариху не составило особого труда занять Рим. Это был первый случай падения Рима за всю его историю. Даже кельты восемь веков назад не смогли овладеть Капитолием (тогда, по преданию, «гуси Рим спасли»). На сей раз никто не помог римлянам, и Аларих три дня находился в Риме, приказав своим воинам вести себя «по-христиански» (вестготы к тому времени уже были арианами).

Чуть позже не дал занять столицу папа римский, сумев откупиться от гуннов, оправившихся после поражения в «битве народов» на Каталаунских полях и подошедших к Риму (про их недолгое пребывание перед этим под стенами Колонии Агриппины уже упоминалось в рассказе о св. Урсуле). Но вслед за гуннами Рим снова пал под стремительным натиском переправившихся через море вандалов. Они уже более методично, чем вестготы, ограбили столицу, но вели себя тоже по-христиански («по-ариански») и особых жертв среди населения не было. Однако много веков спустя их ославили навеки, поведав небылицы про их жестокие разрушения города. Тогда и возник термин «вандализм».

Защищать Западную Римскую империю было практически некому, и в сентябре 476 г. очередной правитель Италии Одоакр принудил к отречению последнего западного императора Ромула Августула, отослав императорские регалии в Константинополь. Восточный император Зенон признал этот факт и даровал Одоакру титул патриция. Столь необычным образом Римская империя формально вновь обрела единого императора, который не обладал в западных землях никакой властью. Германским вождям понравилась эта игра в римских патрициев, и они на правах бывших «друзей Рима», а позже федератов (всё же имевших обязательства перед римским императором) теперь могли все эти титулы и регалии получать без всяких обязательств со своей стороны. За земли, которые веками отвоевывали у варваров Юлий Цезарь, Август и их преемники, теперь развернулась борьба между военными союзами германских племён, таких как алеманны, бургунды, готы, франки. Последние на правах федератов несколько десятилетий верой и правдой охраняли рейнскую границу от своих же «диких» соплеменников, но в условиях, когда римские легионеры-надсмотрщики исчезли, франки вскоре заняли Кёльн.

Франки в Кёльне

К середине V в. франки делились на две большие группы: «рипуарские» (речные — от лат. ripa — берег реки) и «салические» (морские — от лат. salis — морское побережье). На рейнском правобережье, неподалёку от Кёльна, более полвека служили федератами Рима рипуарские франки. Салические франки жили западнее, ближе к морю (рис. 1). Южнее франков располагались алеманны и «Государство Сиагрия», а далее на юг — бургунды, вестготы и остготское «Королевство Одоакра».

Франки и их соседи в 481 г

Франки и их соседи в 481 г

После того как остгот Одоакр низложил в 476 г последнего западно-римского императора и был признан восточным императором в качестве наместника, он провозгласил себя «королём Италии». Рим уже давно не был реальной столицей империи, и последние западные императоры укрывались от натиска «варваров» в окружённой болотами Равенне. Там же обустроил столицу своего королевства и Одоакр. Однако его «любовь» с Константинополем продолжалось недолго, и на него натравили другого остготского вождя — Теодориха. Повоевав, оба остгота решили поделить Италию, но Теодорих предпочел убить Одоакра в 493 г и стать единственным королем итальянских земель. Хотя он, как и остальные германские вожди, исповедовал арианскую веру, ему удалось мудрой политикой долго править страной, где жили христиане — противники ариан (ортодоксально-никейского вероисповедания).

В борьбе за Италию Теодориха поддержали вестготы, одними из первых создавшие в 418 г германское королевство со столицей в Тулузе, которое поначалу формально подчинялось Риму (тогда ещё западно-римскому императору Гонорию). Позже вестготы были главной ударной силой, выступавшей против гуннов во время битвы на Каталаунских полях. А союз с остготами они закрепили в 493 г. браком вестготского короля Алариха II с дочерью Теодориха.

Поддерживали вестготы мирные отношения и с осколком павшей Западной Римской империи — Суассонской областью, где ещё держался последний реальный римский наместник Сиагрий. Его владения остались в истории под названием «Государство Сиагрия». Ещё в начале V в. образовали своё первое королевство в верховьях Рейна бургунды. Однако позже оно было уничтожено гуннами, и римляне выделили бургундам новые земли, где они к середине века образовали королевство на реке Роне. Алеманны в V в. заселяли территории юго-западной части современной Германии, Эльзаса и Восточной Швейцарии. Между верховьями Рейна, Дунаем и Нижней Эльбой простирались земли турингов.

Сигиберт и Хлодвиг

Этот краткий экскурс по «королевствам», образованным германцами на месте бывших западных римских провинций, показывает, кто окружал рипуарских франков, занявших Кёльн в середине V в. Рипуарские и салические франки состояли в довольно близком родстве. Как водилось у многих германских «родственников», их отношения были неровными («от любви до ненависти»). Рипуарские франки овладели Колонией Агриппины между 455 и 459 гг. Примерно с 470 г упоминается имя короля рипуарских франков Сигиберта, расположившегося в Aula Regia — части прежнего претория.

Королём салических франков в 481 г в порядке наследования стал 15-летнй Хлодвиг из династии Меровингов (названной по имени вождя Меровея, которого после долгих дискуссий историки признали лишь мифической фигурой). Все короли этой династии по традиции, существовавшей ещё с языческих времен, носили длинные волосы. Длинноволосый юноша Хлодвиг, возмужав, остался в истории одним из главных правителей, повлиявших не только на судьбу франков, но и всей средневековой Европы.

Хлодвиг сразу же стал налаживать союзные отношения с другими франкскими предводителями (ему поначалу подчинялись далеко не все даже салические франки). Предполагают, что уже в 485 г он заключил союз с рипуарскими франками и даже женился на дочери Сигиберта, которая родила ему сына Теодориха (не путать с королем Италии). Так как этот брак не был освящён в церкви, то даже у ариан его первую жену называли лишь наложницей, а сына — незаконно рожденным; однако сам Хлодвиг считал Теодориха одним из своих главных наследников. Уже на следующий год 20-летний Хлодвиг, поняв обречённость отрезанного от империи «Государства Сиагрия» пошёл на него войной и разгромил римского наместника в битве при Суассоне. Сиагрий бежал к вестготам, но Аларих II, опасаясь франков, выдал беженца Хлодвигу (который вскоре убил Сиагрия).

Авторитет Хлодвига после этой победы весьма укрепился, а известный случай с «суассонской чашей» привёл к беспрекословному подчинению франков своему молодому королю. Согласно преданию, захватив немалые трофеи в Суассоне, франки разграбили христианскую церковь. Её настоятель обратился к Хлодвигу с просьбой вернуть хотя бы одну чашу, бывшую для прихода ценной реликвией. Хлодвиг согласился, но так как ещё со времен родового строя у франкских воинов была заведена традиция разделять трофеи поровну, он обратился к своим сородичам с просьбой увеличить его долю на упомянутую чашу. Все воины не возражали, кроме одного, который разрубил чашу мечом. Хлодвиг внешне снёс оскорбление, но год спустя, придравшись во время смотра войска к плохой амуниции обидчика, разрубил его мечом, напомнив, что так тот обошелся с чашей.

В 491 г Сигиберт призвал Хлодвига помочь ему в борьбе с тюрингами. Григорий Турский рассказывает, что рипуарские франки не хотели войны с тюрингами и в обеспечение мира даже выдали им заложников. Однако тюринги перебили заложников и вероломно напали на франков, отняв у них всё имущество. Их набег сопровождался страшными жестокостями. Они «вешали мальчиков на деревьях за срамные уды и погубили более двухсот девушек ужасной смертью: они привязали их за руки к шеям лошадей, которые под ударами палок помчались в разные стороны и разорвали девиц на части; других же положили между колеями дорог, прибили их кольями к земле, прокатили по ним гружёные телеги и, переломав им кости, выбросили их на съедение собакам и птицам».

Хлодвиг пошел войной на тюрингов и наказал обидчиков рипуарских франков. Авторитет Хлодвига среди германских королей был уже настолько велик, что даже король Италии Теодорих (позже прозванный Великим) решил с ним породниться, женившись в 493 г на сестре Хлодвига. Сам Хлодвиг в том же году женился на Клотильде, дочери бургундского короля. Хотя королевский дом Бургундии был арианского исповедания, Клотильда под влиянием своей матери уже перешла в ортодоксально-никейскую веру. После замужества (согласно Григорию Турскому) Клотильда делала всё для того, чтобы убедить мужа принять свою веру. Но Хлодвиг долго не решался.

В какой-то степени помог ему обратиться к богу Клотильды очередной призыв о помощи, с которым обратился к родственнику король рипуарских франков. Теперь его земли активно атаковали алеманны. Хлодвиг отправился на помощь. Возле Толбиака (ныне Цюльпих, в 40 км от Кёльна) в 496 г произошло сражение объединённых сил франков с алеманнами. Очередное предание гласит, что алеманны были близки к победе. И тогда Хлодвиг обратился с призывом о помощи к богу Клотильды, поклявшись, что в случае победы примет её веру вместе со своими воинами. Всевышний помог. Король алеманнов пал в сражении. Хлодвиг победил и захватил земли алеманнов по левому берегу Рейна, у Неккара (правого притока Рейна) и вплоть до низовьев Майна. Сигиберт в этом сражении был ранен в колено и получил прозвище Хромого. После победы при Толбиаке епископ Реймса св. Ремигий в том же году крестил Хлодвига и его воинов.

Крещение Хлодвига (барельеф IX в., слоновая кость, Музей Пикардии, Амьен)

Факты, касающиеся победы в этой битве, раны Сигиберта (Хромого) и крещения Хлодвига, не вызывают сомнений. Сомневаются историки лишь в истинном богоискательстве прагматичного Хлодвига. Более вероятно, что не призывы жены, а трезвый расчет способствовал крещению Хлодвига по ортодоксально-никейскому обряду. Раньше крестившиеся германские народы (вестготы, остготы, бургунды и др.) отдавали предпочтение арианству. Ортодоксальное, никейское вероисповедание воспринималось ими как официальная религия императорского Рима, а поскольку их государства возникали на сильно романизированных территориях, короли инстинктивно опасались, что их народы «растворятся» в чуждой и мощной цивилизации.

В 507 г Сигиберт Хромой отправил своего сына Хлодериха во главе военной дружины на помощь Хлодвигу в его войне с вестготским королем Аларихом II. Общими силами франки одолели вестготов в битве при Вуйе (недалеко от Пуатье) в Аквитании. Согласно Григорию Турскому, в конце этой кампании Хлодвиг стал побуждать Хлодериха умертвить отца и захватить власть. Тот согласился и коварно убил отца на охоте в Буконском лесу. Однако современные историки узрели несоответствия в рассказе Григория Турского и утверждают, что Сигиберт погиб, попав в засаду, без всякого участия со стороны Хлодериха. Народные предания часто сильнее исторической действительности, и на башне исторической ратуши в Кёльне в ногах у Сигиберта Хромого изображен коварный Хлодерих с кинжалом, замышляющий убийство своего отца (рис.3). 

Сигиберт, Эвергисл и Куниберт (скульптуры на башне кёльнской ратуши)

Сигиберт, Эвергисл и Куниберт (скульптуры на башне кёльнской ратуши)

После смерти Сигиберта и его сына (по одной из версий, казнённого) Хлодвиг был провозглашён в Кёльне королём всех франков. Фактическое присоединение рипуарских франков к Франкскому государству растянулось на VI–VII вв. В дальнейших переустройствах Франкского государства рипуарские франки, растворившиеся в общей франкской массе, особой роли не играли, но сумели сохранить свой язык, ставший основой рейнских и франконских диалектов немецкого языка.

Хлодвиг вскоре перенёс столицу своего разросшегося государства в Париж, а его деяния во славу ортодоксально-никейского христианского вероисповедания были замечены в Константинополе. Император Анастасий прислал к Хлодвигу послов (в 508 г), объявивших о возведении нового единоверца византийского монарха в достоинство консула. Хлодвиг стал всюду разъезжать в привезённом ему консульском одеянии. Он добавил к нему и диадему, явно показывая, что толкует этот акт как признание его полного верховенства над Галлией, не даром его стали именовать не только консулом, но и Августом. Для христианского населения страны это означало дополнительное подтверждение легитимности франкской власти.

В последние годы своего правления Хлодвиг захватил земли рейнских тюрингов, варнов и западных герулов. Тем самым, на левом берегу Рейна не осталось независимых территорий помимо государства Хлодвига. При Хлодвиге была записана «Салическая правда» — первый сборник законов франков, а также был созван в июле 511 г. первый церковный собор в Орлеане, в котором приняли участие 32 епископа. Умер Хлодвиг на 46-ом году жизни в ноябре 511 г в Париже. Его погребли в церкви Апостолов Петра и Павла, которую он сам же построил. В XVIII в. на месте этой церкви, позднее переосвящённой в честь похороненной рядом св. Женевьевы, был воздвигнут Пантеон.

Королева Клотильда (супруга Хлодвига) была позже канонизирована, и её почитают как в католической, так и в православной церкви. Её статуя возвышается в Люксембургском саду в Париже. Считается, что она покровительствует невестам, приёмным детям, родителям, изгнанникам и вдовам. Однако самого Хлодвига не канонизировали, видимо, припомнив не только его деяния во благо церкви, но также иные «заслуги». Хлодвиг видел в принятии христианства, прежде всего, практическую пользу и, уже став христианином, безо всяких угрызений совести осуществил свои планы расправы над всеми королями-родичами.

Короли и майордомы

По традициям франков, после смерти короля его держава была поделена между 4 сыновьями (старший, «незаконно рожденный» Теодорих обделён не был). После неоднократных разделов и объединений на территории Меровингов выкристаллизовалось три государства: Австразия (куда входил и Кёльн), Нейстрия и Аквитания. После смерти Хлодвига (511 г) и до времени Карла Великого в Кёльне, наряду с Метцем (Франция), находилась одна из резиденций правителя восточно-франкского королевства, Австразии. В 520 г. сюда вместе с королем Теодорихом I приехал св. Галл. Проповедник возмутился упрямством жителей Кёльна и окрестностей, продолжавших поклоняться языческим богам, и поджёг их храм. От разгневанной толпы, которую с трудом успокоил король, святой едва успел укрыться. Во второй половине VI в. в городе появился первый епископ с франкским именем — Эвергисл. Хотя Колония Агриппины наследовала от столицы римской провинции особый колорит и притягательную силу, город, наполненный руинами, представлял собой печальное зрелище.

 

Резиденцией Хлотаря Первого, младшего сына Хлодвига, унаследовавшего Нейстрию (земли на севере нынешней Франции), стал уже упомянутый Суассон. В королевстве Хлотаря дела обстояли лучше, чем на кёльнских землях. Там процветали ремёсла, и Хлотарь чеканил собственные монеты. В связи с этим в средневековых исторических хрониках около 555 г упоминается имя еврея Прискуса, поставщика специй к королевскому двору. Ему Хлотарь доверил организовать и чеканку серебряных монет в Шалон-сюр-Саоне. Там же упоминают, что Прискус был убит крещенным евреем за отказ перейти в христианскую веру. Однако о каких-либо массовых еврейских погромах в те годы история умалчивает.

Христианским проповедникам было не до еврейских общин. Они неустанно трудились, пытаясь обратить в свою веру основную часть населения, по-прежнему, поклонявшегося языческим богам. Одним из самых успешных оказался десятый епископ Кёльна Куниберт (рис.3). Он происходил из знатной рипуарской семьи, члены которой были приближенными короля Австразии Теодеберта II. Проведя детство в Меце, Куниберт позднее стал архидиаконом Кёльна и примерно в 625 г. был избран епископом города. Позже он стал советником короля Австразии Дагоберта I, а затем одним из регентов юного короля Сигиберта III и главным представителем короля в народном собрании. В таком качестве он пересмотрел местный свод законов, Рипуарскую правду.

Непросто было совместить варварские законы рипуарских франков с христианскими истинами. В частности, невозможно было полностью убрать из этого законодательства так называемые ордалии, отражавшие древние языческие обычаи установления истины путём испытания огнем и водой. При испытании водой нужно было достать кольцо из кипятка или не утонуть в холодной реке, куда бросали со связанными руками. При испытании огнём следовало пройти через костёр или удержать в руках раскалённое железо. Выдержавший эти испытания признавался оправданным, не выдержавший — виновным.

Ордалии имели распространение у многих народов. Так, на Руси утонувший в реке считался оправданным — Бог его забрал в лучший мир, он раньше попал на небо. Если не утонул, то следовала смертная казнь. Несмотря на попытки духовенства как-то смягчить эти варварские обычаи, они встречались даже во времена Крестовых походов. Длившаяся почти четыре десятилетия деятельность епископа Куниберта (он умер в 663 г) способствовала расцвету его епархии: при нём был основан монастырь, он помогал бедным и больным, при его содействии осуществлялась миссионерская деятельность в Фрисландии и Саксонии. При Куниберте была построена церковь св. Климента, на месте которой в XIII в. был возведён храм св. Куниберта, где хранят его мощи.


Белый и Черный Эвальды

Тридцать лет спустя после смерти Куниберта на Нижний Рейн пришли проповедовать христианство несколько англосаксонских монахов, среди которых было два брата по имени Эвальд. Чтобы различать их, одного называли Белым Эвальдом, второго — Чёрным Эвальдом (по цвету волос). Летописец того времени, Беда Достопочтенный, написавший «Христианскую историю народа англов», упомянул в своём труде и об этих братьях. Они «прибыли в некое селение и стали просить местного старосту препроводить их к князю. Но тот задержал странников на некоторое время. Проживая среди язычников, братья усердно молились, пели псалмы и причащались. Увидев это, жители поняли, что к ним явились христианские миссионеры с целью низвержения идолов и проповеди Христа. Это привело их в ярость, и в припадке злобы священники были умерщвлены. Белого Эвальда усекли мечом, а над Чёрным Эвальдом долго издевались и мучили, в конце концов, разорвав его тело на части. Возможно, от того, что св. Чёрный Эвальд был более начитан и имел больший успех среди слушателей Священного писания.

Тела священномучеников были сброшены в Рейн. Промыслом Божиим их отнесло от места казни примерно на 50 км к лагерю христианских миссионеров. Каждую ночь на это место сходил луч света, который видели даже казнившие мучеников язычники. А в ночном видении один из Эвальдов явился своему другу Тилману, показав, что тела находятся в том месте, куда сходит луч. После этого тела были найдены и погребены с почестями, подобающими мученикам. Когда местный князь узнал о случившемся, он приказал уничтожить селение вместе с жителями, не допустившими к нему святых странников».

Не стоит обсуждать литературные домыслы средневекового писателя, однако факт их мученической смерти в 695 г, по всей вероятности, имел место. А упомянутым «князем» был Пипин Геристальский, который велел похоронить их прах в Кёльне, рядом с мощами епископа Куниберта (их саркофаги и ныне рядом в соборе св. Куниберта). Позже братьев канонизировали, а в Кёльне их фигуры поместили среди избранных святых на башне ратуши.

Фигуры братьев Эвальд на башне кёльнской ратуши

Фигуры братьев Эвальд на башне кёльнской ратуши

Белый Эвальд изображен с мечом в руке, как символом усекновения. Чёрный Эвальд — с дубиной как символом мучений (в западной иконографии его также изображают с Библией в руках или с пальмовой ветвью как символом духовной победы над мучителями). Обоих братьев почитают как покровителей Вестфалии.

Пипин, Плектруда и Карл Мартелл

Пипин Геристальский был одной из самых ярких личностей в эпоху последних Меровингов, когда вместо «ленивых королей» стали править майордомы (их «управляющие»). В конце VII — начале VIII вв. Пипин Геристальский был майордомом Австразии (куда входил Кёльн), а несколько лет являлся даже майордомом всего Франкского государства. Не планируя объединять бывшие владения Хлодвига, он добровольно поделился властью (по крайней мере, номинально), назначив своих приближённых майордомами Нейстрии и Бургундии (соседних с Австразией). Он навёл порядок в светских и церковных делах, поддерживая христианских епископов, а должность майордомов сделал наследственной.

Пипин стал утверждать на трон королей Меровингов. Когда король Теодорих III умер в 691 г, Пипин сделал королём сначала его сына Хлодвига IV, а затем Дагоберта III. Пипин не пытался занять престол, опасаясь явного оскорбления чувств лояльности, которые продолжали питать к династии Меровингов как аристократы, так и простой народ, а также не желая торопить ход событий. С его наследниками разбиралась после его смерти в 714 г. Плектруда, его вдова.

У Пипина Геристальского и Плектруды было два сына. Честолюбивая супруга майордома надеялась, что один из них наследует высокое положение отца. Она даже простила супругу внебрачную связь с некой Альпаидой, родившей майордому сына Карла. Однако смерть собственных сыновей заставила её вновь вспомнить о пасынке. Пипин успокоил супругу, провозгласив своим наследником внука Теодоальда, которому к моменту кончины правителя едва исполнилось 6 лет. Плектруда была объявлена регентшей малолетнего внука. Всё же (на всякий случай) она велела арестовать пасынка, и Карла препроводили в кёльнскую тюрьму. У Пипина было немало врагов, и после его смерти они объединились, начав военные действия против Плектруды. Её войска потерпели поражение, и ей с трудом удалось откупиться от претендентов на «хлебную» должность майордома.

В августе 715 г Карлу удалось бежать из тюрьмы и собрать солидное войско. Он одержал ряд побед над конкурентами-франками, а затем отправился в Кёльн, где укрылась Плектруда. Убедив её отдать богатства его отца Пипина (по праву старшего сына), он отправил мачеху в основанную ею же обитель канонисс Санта Мария на Капитолии. Предполагают, что в этой кёльнской обители она и скончалась. На башне исторической ратуши Кёльна увековечили среди прочих знаменитостей и Плектруду.

Плектруда (скульптура на башне ратуши)

Плектруда (скульптура на башне ратуши)

 В руках она держит своё детище — монастырь Санта Мария на Капитолии. По образцу Рима, Кёльн имел свой Капитолийский холм с храмом Юпитера, Юноны и Минервы. В конце VII в. на его фундаменте под покровительством Плектруды была возведена первая христианская церковь и основан монастырь. Сегодня это одна из самых больших и красивых романских церквей Кёльна. Однако в скульптуре имеется одна историческая неточность. Обитель, основанная Плектрудой (за что её позже канонизировала католическая церковь), была много скромнее. Архитектурный шедевр в её руках был создан лишь три века спустя аббатисой Идой.

А пасынок Плектруды, Карл, остался в истории как один из самых знаменитых франков, ставший, по сути, не только основателем великой династии (его сыном был Пипин Короткий — первый официальный франкский король из майордомов, а внуком — Карл Великий), но и спасителем Европы от арабского нашествия. За твёрдость характера его прозвали Мартелл (лат. martellus — молот). Укрепляя свои позиции, он поначалу не стал рисковать и, став майордомом Австразии, возвёл на престол очередного «ленивого короля» из Меровингов. Затем он свёл счеты с выступавшими против него германскими соседями. Для вознаграждения своих сторонников он решил прибегнуть к секуляризации части земель, принадлежавших церкви. Хозяин подаренной им земли был обязан основательно вооружиться для похода. Созданная таким образом тяжелая конница стала основой могущества франкского войска.

Битва при Пуатье

Методично защищая и расширяя свои владения, он стал одним из самых могущественных полководцев Европы. Но на юге Европы всё большую силу набирали и арабские правители, завоевавшие испанские земли. Христианские правители Аквитании с трудом сдерживали натиск арабов (мавров). Много раз мавры пытались перейти Пиренеи, но терпели неудачу. Наконец, в 732 г Абд эль-Рахман с большим войском направился через ущелья в Пиренеях на европейские равнины и, преодолевая сопротивление противников, дошёл до Гаронны. Переправившись через реку, он взял приступом Бордо, отдав город своему войску на разграбление. По франкским хроникам, церкви были сожжены и большая часть жителей истреблена. Мавры продолжали продвигаться по Аквитании, и разбитый ими полководец Эвдон поспешил в Париж (где в то время была резиденция Карла Мартелла).

Поняв, что никто кроме него не защитит франкские земли, куда со временем подойдут мавры, Карл спешно мобилизовал огромное войско, куда, кроме франков, осознав нависшую опасность и прекратив междоусобицы, вошли также алеманны, баварцы, саксы, фризы. Узнав о том, какая сила стремительно движется ему навстречу, Абд эль-Рахман решил поджидать неприятеля на полях Пуатье, возлагая надежду на храбрость своих воинов. Простояв лагерем в октябре 732 г неделю напротив друг друга, ни одна сторона не решалась атаковать. Схема расположения войск франков и арабов показана на рисунке.

Предполагаемая схема расположения войск франков и арабов

Предполагаемая схема расположения войск франков и арабов

Наконец, мавры пошли в атаку. Кровавая сеча продолжалась много часов. Тысячи воинов погибли с обеих сторон. Погиб в бою и сам Абд эль-Рахман. К ночи сражение затихло, чтобы продолжиться на следующее утро. Однако напрасно поутру воины Карла Мартелла ожидали противника. Мавры ночью бесшумно ушли, оставив в своём лагере всё награбленное и признав таким образом своё поражение.

За победу в битве при Пуатье Карл Мартелл был признан спасителем Европы от воинов ислама. Ещё долго властвуя над половиной Западной Европы, он умер осенью 741 г. и был похоронен в Париже в церкви Сен-Дени. Ныне его нередко вспоминают добрым словом противники нового нашествия мусульманских «гостей» на Европу.

(продолжение следует)

Share

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

AlphaOmega Captcha Mathematica  –  Do the Math