©"Заметки по еврейской истории"
  октябрь 2018 года

Моше Черняев: «Платцкарта» р. Беньямина Тудельского

Это было время мессианских надежд, особенно после изгнания из Испании, появления в еврейской среде неоднозначных личностей, таких как Давид Реубени, например. Все это будило надежды на скорейшее освобождение евреев, особенно это ощущали изгнанные из Испании сефарды. Экзальтация охватила массы, это также связывают с возобновлением рассказов о потерянных десяти коленах.

Моше Черняев

«Плацкарта» р. Беньямина Тудельского

Моше ЧерняевКогда р. Беньямин из Туделы в 1160 г. отправился в свое путешествие, в Испании было «смутное время». В Кастилии начались «великие беспорядки». Королю Альфонсо VIII было всего 5 лет. Вельможи из лагеря графа де Лара, опекавшие молодого короля, враждовали с партией де Кастро, которая хотела избавиться от притеснений регентов. Партия де Лара была разгромлена и регентство перешло к роду де Кастро.  Беспорядки продолжались до 1170 г., т.е. до 15-летия короля, когда ему была передана власть.

В исторических справках ничего не говорится о цели путешествия р. Беньямина. Одни считают, что это было торговое путешествие. Другие — что он искал земли с возможностью переселения евреев из Испании.

Тогда в Андалузии правили Альмохады — фанатичные мусульмане, пришедшие на смену менее фанатичным Альморавидам. Последних, для защиты тайфа-мусульманских княжеств в Андалузии, еще при короле Альфонсе VI в ХI в., пригласил эмир Севильи — блистательный Мутамид, поэт и воин.  Тогда стало ясно, что мусульмане могут не удержаться в Испании.

Король Альфонсо VIII был потомком Родриго Диаса или Сида, военачальника Альфонсо VI, которому король дал в жены свою племянницу. Сид считается национальным героем Испании, сродни Илье-Муромцу, с тем отличием, что Муромец в основном герой легендарный, а Сид – реальный персонаж средневековых испанских хроник. Он первым на территории Андалузии захватил мавританскую область Валенсию, перешедшей затем в его наследственный надел. Это было время активной Реконкисты, начавшейся с завоеванием Толедо (бывшей столицей Испании до XVI в.) в 1085 г. Альфонсо VI.

В 711 г. когда мусульмане переправились из Марокко в Испанию, испанские евреи, страдавшие под властью притеснявших их визиготов, встречали мавров как спасителей. Период, названный потом «золотым веком» евреев Испании, длился с правления халифа Абд-ар-Рахмана III (с первой половины Х в.), у которого был визирем знаменитый р. Хасдай ибн Шапрут,  и до войны Педро Жестокого со своим сводным братом Энрико де Трастамаре в 1369 г., вплоть до «Севильской резни» в 1391 г., когда был всплеск погромов и насильственных обращений евреев.

Но мы начали с  Альфонсо VIII «Благочестивого». Согласно легендам и записи в хронике, написанной при Альфонсо Х, король Альфонсо VIII взял себе Прекрасную Рахель. Трубадуры говорили, что «при ней король позабыл королеву». На самом деле речь шла о том, что в конце ХII в. в 1195  г. произошло поражение от мавров в битве при Аларкосе. Но так как согласно «законам антисемитского жанра» «евреи виноваты во всем», то всю вину за поражение свалили на любовь короля к еврейке. Сведения об этой истории короля с Прекрасной Рахелью относятся лишь к указанной хронике Альфонсо Х, составленной намного позже описываемых там событий. Поражение же Альфонсо VIII при Аларкосе было обусловлено тем, что короли Леона и Наварры, обещавшие прийти кастильскому королю Альфонсо на помощь, предали его и, объединившись с маврами, стали воевать с Кастилией. Необычное для других стран тогдашней Европы, для средневековой Испании можно считать  обыденным. Межконфессиональные браки и отношения там были привычны, национализма, характерного тогда для северной Европы, в Испании не было. Король мог вполне спокойно женится на мавританской принцессе, как, например, Альфонсо VI взял себе в жены племянницу своего данника эмира Севильи Мутамида, хотя для «официальности» ей понадобилось сменить религию. В начале XVI в. любимец папского двора Макиавелли клеймил «разлагавшуюся» Южную Европу, превознося северную, хотя символом своего «государя» считал испанского Фернандо (Фердинанда), при котором было изгнание евреев и открытие Колумбом Вест-Индии.

После поражения при Аларкосе к Альфонсо кастильскому присоединился юный король Арагона Педро II, впоследствии отец Хайме (Якобо) I, при котором был инициирован диспут Нахманида с ренегатом Пабло Христиани. (Интересна синонимичность имен, в Испании — Хайме-Якобо, в Англии — Яков-Джеймс).

Когда союзник Леона король мавров ушел в свои владения, король Кастилии и король Арагона напали на примкнувший к маврам Леон. Они захватили много городов и замков, в том числе «Замок евреев» (the Castle of Jews, англ.). Иногда евреям разрешалось ставить гарнизон в замок, где они имели автономию и могли защищаться, если было необходимо. После четырехдневной осады Castrum Iudeorum, лат. — замок евреев был сдан осаждавшим. Через некоторое время король Леона возвратил его обратно под свое влияние.

 Летом 1205 года Альфонсо VIII вторгся в Гасконь, которая была обещана ему как приданное его жены, принцессы Англии, английским королем. Дело в том, что примерно с этого  времени начинается объединение территорий Франции под властью одного короля.

В 1202 г. Филипп II Август, король Франции, отбирает у короля Англии (своего вассала, обвинив его в непокорности), владения во Франции, включая Нормандию и другие. Испанский Альфонсо VIII, вероятно, хотел этому воспрепятствовать и успеть овладеть Гасконью — областью басков в Испании и Франции. Но местное население отличалось непокорностью и захватить Гасконь, по словам летописца, было все равно, что «вспахивать песок морской». Для удержания власти там требовались постоянные денежные вливания и король Кастилии оставил свои попытки.

 Через несколько лет в Провансе, на юге Франции, в том числе под предлогом борьбы с ересью, в 1209 г. начнутся «альбигойские войны». Тогда Прованс, иногда так называют весь юг Франции, был весьма пестро населен французами, евреями, маврами. Бойко шла средиземноморская торговля, в университетах Прованса распространялась ученость и свободомыслие. Процветали еврейские академии, за почти полвека до того, Беньямин Тудельский в начале своего путешествия будет там встречаться с еврейскими мудрецами, в том числе со знаменитым р. Авраамом бен Давидом, который был ректором Йешивы в г. Бокер, известным своими возражениями к книге Маймонида «Мишней-Тора». В его Йешиве являлся пророк Элиягу.

Земли Прованса были под властью графа Тулузы Раймунда (родовое имя графов Тулузских) и р. Беньямин из Туделы говорит, что его управляющим тогда был р. Аба Мари бен Ицхак.

Официально причиной «альбигойского крестового похода» была названа ересь его некоторых жителей-христиан.

Все вместе эти сектанты получили известность под названием альбигойцев, названные так потому, что Ломберский собор, осудивший их доктрины, состоялся в 1165 году в г. Альби. К арианцам, манихеистам и гностикам присоединились более новые секты, такие, как катары, вальденсы и бономины (или «добрые люди»). Катары, подобно гностикам, были дуалистами, и их кредо мало чем отличалось от разработок гностицизма. Вальденсы, к которым примыкали бономины, были ранними протестантами. Они предоставляли каждому человеку право интерпретировать Библию по-своему и отправлять христианские таинства, не имея духовного звания.

Некоторые считают, что было несколько групп иудействующих — пассагии (`пасхальники`) и циркумцизи (`обрезанные`).

Этот крестовый поход был провозглашен под эгидой папы Иннокентия III, король Франции не стал открыто поддерживать его. Для этого вместе с папскими легатами был приглашен из Англии Симон де Монфор граф Лейчестерский, который был потомком норманнов, переправившимися в 1066 г. через Ла-Манш с Вильгельмом-Завоевателем для покорения Англии, и бывшим не таким сентиментальным как некоторые французы.

В 1213 г. уже после начала крестового похода против альбигойцев король Арагона Педро II выступит против Монфора. Некоторые вельможи Прованса были родственниками арагонского короля, такие как, например, граф Раймунд Тулузский и другие. Сам король также имел там свои интересы, в том числе Монпелье был наследственным владением его жены. Поэтому у испанских монархов было достаточно причин, чтобы противиться завоеванию Прованса.

После захвата городов и крепостей французским рыцарям предложили некоторые из этих владений, они же отказались от захваченной добычи. Большинство земель Иннокентий III передал Симону Монфору. Как сказал французский историк: «Это был поход варварского Севера против романской образованности французского Юга».

Папа присудил потом эти провинции королю французскому, чтобы усилить его преданность папскому престолу. Через сто лет после начала альбигойских событий французский король Филипп Красивый, любивший красиво жить и поэтому постоянно нуждавшийся в деньгах, разгромит орден тамплиеров, которых обвинит, как за сто лет до этого альбигойцев, в ереси (при этом местные евреи будут ограблены и изгнаны из Франции). Некоторые считают, что уцелевшие альбигойцы тайно перешли к тамплиерам. Тамплиеры же были самым богатым орденом, одними из первых ставшими использовать векселя для перевода наличности, богатство их было так велико, до сих пор ведутся споры, что они за золотом отправлялись в еще не открытую Америку, что они нашли его в походе в Святую Землю, что обладали тайными знаниями для добычи своих богатств. Предполагают также, что они были первыми масонами.

В начале XIV в. французский король Филипп Красивый обложил большими налогами церковные заведения и служителей. В Риме этому возмутились и пригрозили отлучением. Тогда Филипп издал повеление, запрещающее вывоз драгметаллов и самоцветов из своего государства, что являлось одним из источников богатств в Риме. Папа пошел на попятную, разрешив взимание некоторых церковных налогов в пользу короля. Через какое-то время папа нашел себе новый источник дохода (возможно, это были тамплиеры) и вновь обрушился на французского короля. Король собрал кардиналов и приказал им выбрать нового Папу. С этого момента начинается так называемый Авиньонский плен, в течении которого папы избирались из французов и пребывали не в Риме, а в Авиньоне. В Италии тогда попытались избрать «антипапу», т.е. какое-то время было два понтифика, во Франции и в Италии, но из этого ничего не вышло (в Риме были тогда смуты, солдатские восстания и т.п.).

После этого начались судебные процессы и расправы над тамплиерами (в протоколах допросов инквизиции иногда черпают сведения об этом движении, надо иметь ввиду, что такие сведения сродни полученными на допросах в НКВД против политических оппонентов), у которых король конфисковал богатства, если их находили; предполагают, что основные свои сокровища они спрятали или в последнем своем оплоте во Франции — замке Монсегюр или в Испании, где у них также были замки, или где-то еще.

 Реформацию, возникшую в первой половине XVI в., иногда связывают с продолжением движения тамплиеров и альбигойцев, вышедших из подполья в Северной Европе. Насколько это верно, судить трудно, по поводу реформации тогда возникали разные теории, весьма противоречивые, например, поэт и историк Самуил Ускве, посвятивший свою поэму Донне Грации-Мендес, высказал предположение, что «реформация — бунт потомков анусим, которых заставили подчиняться чужому культу», которые мстят своим подчинителям, чтобы привести их к иудаизму.

Чтобы как-то понять, надо, наверное, представить атмосферу, царившую тогда. А это было время мессианских надежд, особенно после изгнания из Испании, появления в еврейской среде неоднозначных личностей, таких как Давид Реубени, например. (Насчет Реубени надо отметить, что современники нигде в известных письмах не считали его самозванцем и т.п.). Все это будило надежды на скорейшее освобождение евреев, особенно это ощущали изгнанные из Испании сефарды, для которых унижения и подавленность не были (во всяком случае за сто с некоторыми перерывами лет до изгнания) «естественным» состоянием. Экзальтация охватила массы, это также связывают с возобновлением рассказов о потерянных десяти коленах.

 Из ходивших тогда историй были повествования из Мидраша «Берешит-Раба»; «Странствия Беньямина Тудельского»; выдержки из «Книги Царей» о Салманассаре, уведшим в плен 10 израильских колен; рассказ из «Иосипона» о походе Александра Македонского на Кавказе и др.

Обычно эти произведения служили так или иначе одной цели: напомнить евреям, что у них есть власть (пусть даже где-то далеко), чтобы поддержать дух еврейских изгнанников. И так будет продолжаться до середины ХХ в., до обретения евреями своей страны, о чем лучшие умы постоянно мечтали почти 2000 лет.

Литература

-Странствия Беньямина Тудельского
-Р.Сабатини «Торквемада и испанская инквизиция»
-Латинская хроника королей Кастилии
-Циклопедия: Шмуэль Ускве
-И.Акриш «Вступление к еврейско-хазарской переписке»
-Википедия: Симон де Монфор
-Хайме I Арагонский средневековая хроника
-Из мемуаров дочки кайзера Виктории Луизы: «О попытке кайзера спасти царскую семью»
-Б. Хавкин «Убийство графа Мирбаха»
-Статья: «Как антисемитизм белых помешал расследованию убийства царской семьи»

 

Share

Моше Черняев: «Платцкарта» р. Беньямина Тудельского: 2 комментария

  1. Б.Тененбаум

    Написано интересно. Но Илья Г. совершенно прав — масса неточностей.

    Что касается цитаты, приведенной ниже, то это — полный вздор:

    «… В начале XVI в. любимец (????) папского двора (????) Макиавелли клеймил(????) «разлагавшуюся» Южную Европу(????), превознося северную(????), хотя символом своего «государя» считал испанского (????) Фернандо (Фердинанда), при котором было изгнание евреев и открытие Колумбом Вест-Индии» …».

    Начнем с того, что Фердинанд был королем Арагона, что путешествие Колумба финансировалось Кастилией, и что арагонцев в Америку не пускали, как они ни бились за это право.

    Что до «… любимца папского двора …» — ох, если бы … Тогда Макиавелли, может быть, и не умер в нищете и безвестности.

  2. Илья Г.

    Масса неточностей в тексте. Отмечу лишь некотрые из них:
    \»…Xотя символом своего «государя» считал испанского Фернандо (Фердинанда)…\»
    ===
    Это далеко не так — своим героем Макиавелли считал Чезаре Борджиа
    *****
    \»…Филипп Красивый, любивший красиво жить и поэтому постоянно нуждавшийся в деньгах…\»
    =========
    Опять не так. Постоянная нехватка средств была вызвана войнами и созданием невидaнной для тех времен системы управления, сиречь, бюрократии, которая стоила очень и очень больших средств.
    ****
    Тогда стало ясно, что мусульмане могут не удержаться в Испании.
    =======
    Кому стало ясно? Реконкиста ведь закончилась через четыреста лет!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

(В приведенной ниже «капче» нужно выполнить арифметическое действие и РЕЗУЛЬТАТ поставить в правое окно).

AlphaOmega Captcha Mathematica  –  Do the Math