©"Заметки по еврейской истории"
  май-июнь 2019 года

3,118 просмотров всего, 5 просмотров сегодня

История редко бывает не противоречивой. История: «Евреи и Великая война» — это одновременно история еврейского патриотизма, но порой и проявления не слишком горячего желания участвовать в чужой войне, история признания народами военных заслуг евреев своих стран, но порой и проявление никуда ни исчезнувшего антисемитизма.

Сёма Давидович

Евреи и Великая (Первая мировая) война

1. Война началась

Австрийский еврей провожает своих сыновей на войну

Больше 20-ти лет эту войну называли Великой (Great War), иногда Мировой.

Я мало знал об этой войне, там, где я рос и учился, о ней мало говорили, мало писали, мало проходили в школе. Я начал ею интересоваться, когда начал интересоваться историей моего Израиля, который скорее всего бы не возник, если бы не разразилась эта страшная война, в которой погибло более 17 миллионов человек, военных и штатских, больше 21 миллиона было ранено, более 7 миллионов пропало без вести.

Есть простенькая загадка: ответьте, почему во французской газете Фигаро не могло появиться 12 ноября 1924 вот такое сообщение: «Вчера, 11 ноября 1924 г скончался герой 1-ой мировой войны лётчик «Жорж Мадон«?«

Ответ: Не могли в 1924 году написать: «1-я Мировая война».  Порядковый 1-ый номер появился с началом следующей Мировой войны, ставшей — кто считает порождением, а кто просто продолжением — Великой войны 1914-1918 годов. Но с еврейской точки зрения это были совершенно разные войны.

Начало той, Великой войны, в которой участвовало 68 миллионов человек, в результате которой мир стал однозначно другим и во многом хуже (я бы написал: «во всём», если бы её следствием не было освобождение евреев Российской Империи и превращение Палестины из захудалой провинции захудалой Оттоманской Империи в британский Мандат на Палестину, начало создания в ней «Еврейского дома»), подняло небывалую волну патриотизма во всех вступивших в войну европейских странах, и граждане (или поданные монархов) этих стран «моисеева вероисповедания» естественно не остались в стороне. В синагогах Черновиц и Львова, Одессы и Житомира на одном языке молились за победу армий своих императоров: Франца-Иосифа и Николая II.

Раненных австрийских солдат размещали в общинных больницах Бродов и Дрогобыча, российских – Одессы и Бердичева.

В Петрограде и Одессе после молитвы в синагоге евреи с флагами и портретами царя, под звуки гимна, исполняемого синагогальным хором, прошли по улицам. Депутат Государственной думы Н.М. Фридман[1] 26 июля 1914 г. заявил от имени еврейского населения:

«В исключительно тяжелых правовых условиях жили и живем мы, евреи, и, тем не менее, мы всегда чувствовали себя гражданами России и всегда были верными сынами своего отечества… Никакие силы не отторгнут евреев от их родины — России, от земли, с которой они связаны вековыми узами. В защиту своей родины многие евреи выступают не только по долгу совести, но и по чувству глубокой к ней привязанности«.[2]

В Берлинской синагоге прозвучала новая молитва с призывом помочь «нашему народу, нашему императору, нашей Родине«[3]

В Вене зазвучала Военная песнь в духе Макковеев Малвине Грюнвальд,

Хуго Цукерман сочинил «Песнь кавалеристов», музыку к которой написал Франц Легар, и она стала самой распространённой песней германских и австрийских солдат.

Празднества прошли быстро, начались военные будни, будни страшные и кровавые.

2. Цифры и страны

История редко бывает не противоречивой. История: «Евреи и Великая война» —   это одновременно история еврейского патриотизма, но порой и проявления не слишком горячего желания участвовать в чужой войне, история признания народами военных заслуг евреев своих стран, но порой и проявление никуда ни исчезнувшего антисемитизма.

Евреи сражались в армиях всех вступивших в войну стран, за исключением, наверное, Японии и Китая. Около 12 миллионов евреев проживало в странах-участницах Великой Войны, около полутора миллионов участвовали в ней.

Таблица 1

Статистические данные о числе евреев, участвовавших в Первой мировой войне

[1] Historical Jewish population comparisons [2] Первая мировая война (еврейский аспект) [3] Jewish soldiers in the Austro-Hungarian army [4] Demographics of Bulgaria [5] 1914 population statistics for the Ottoman Empire [6] Султана верные евреи [7] Евреи в годы Первой мировой войны [8] РОССИЯ. ЕВРЕИ РОССИИ В КОНЦЕ 19 В. — НАЧАЛЕ 20 В. (1881–1917) [9] «Срби Мојсијеве вере у Великом рату» [10] Le régime de Vichy 4.1. Les Juifs en France à la veille de la guerre

В этой статье будет говориться о России (империи и республике), о Германской и Британской империях. Оттоманская (Османская) империя, и главным образом евреи ишува — тема отдельной статьи.

Но вначале очень краткий обзор по остальным, приведённым в Таблице 1 странам.

Во всех армиях, за исключение русской, румынской, турецкой и германской, были евреи, занимавшие командные посты. (В германской были офицеры-резервисты в чине до капитана, но об этом см. гл. 4.)

Упоминая об евреях офицерах и генералах я солидаризируюсь с точкой зрения, что человек, добровольно отказавшийся от еврейства, евреем считаться не должен.

Франция. 43 года Франция была реваншистской Францией, страной, жаждавшей пересмотреть итоги Франко-Прусской Войны 1870-71 годов. И не случайно уже через 4 дня после вступления в войну, 7-го августа, французские войска перешли восточную границу. (Как бы повернулась история, если бы Франция поступила так же в сентябре 1939 года! Но это уже «альтернативная история»).

Немногим менее 20 лет назад Франция была расколота делом Дрейфуса на дрейфусаров и антидрейфусаров, антисемитов и анти-антисемитов, но во время Войны во Франции не было всплесков антисемитизма, порождённых войной и прежде всего поражениями в войне. Символом единства нации стал широко освящённый газетами эпизод, когда войсковой раввин Авраам Блок, пытаясь облегчить агонию солдата-католика, принес ему распятие и сам был смертельно ранен в тот же момент.

Во французской армии служило по разным данным от 36 до 50 тысяч евреев (включая евреев из Северной Африки) и 4 тысячи живших во Франции иностранцев, 12 генералов, 3104 офицера, в том числе и подполковник Дрейфус, орденами награждено более 4-х тысяч[4].  В войне погибло около 8 тысяч.

Анре Борис (André Boris 1878-1946),, корпусной генерал (генерал-лейтенант)

Про него маршал Жофр сказал: «С самого начала войны он был примером проявления высокой активности и инициативы перед лицом опасности. В свирепых битвах 1915 года Борис проявил себя неоценимым помощником Командующего армией«. Впоследствии Борис в звании корпусного генерала (генерал-лейтенанта) служил Главным инспектором артиллерии (Правда если вспомнить разгром летом 40-го…) В 1940 году Борис был Председателем военного трибунала, приговорившего генерала Де Голля к 4 годам тюрьмы за неповиновение приказу, потом как еврей был изгнан из армии.

Австро-Венгрия. Считать ли, что Великая война была объективно неизбежна в том мире империй, стремящихся к приобретению всё новых и новых земель, или разразилась в результате несчастливых случайностей: не уплыви в июле 14-го года Император Вильгельм в норвежские фиорды, будь Министр Иностранных Дел Его Величества сэр Эдуард Грей более однозначен в беседе с германским послом … — то война бы не началась. Но фактом является, что триггером к её началу явилась Империя Габсбургов, совсем не самая худшая из тогдашних империй.

По числу евреев — называются цифры от 275 до 400 тысяч, принятой считается 320 тысяч — армия Австро-Венгрии занимала 2-е место (после русской), что соответствовало и численности еврейского населения страны — около 3-х миллионов. В боях погибло 40 тысяч евреев империи, 79[5] были награждены высшей наградой «Золотой медалью за храбрость», многие получили «Железный крест, к примеру — уроженец Черновиц Э. фон Зоммер (1868–1946) за подвиги в боях на территории Галиции получил дворянство и чин генерал-майора.

Наверное империя Габсбургов была в то время, наряду с Британской империей, самым лояльным к евреям государством, (хотя бургомистром Вены в 1897-1910 годы был отъявленный антисемит Карл Люгер, которого многие считают духовным отцом Гитлера), и еврейские солдаты значительно реже, по сравнению с армиями других стран, испытывали на себе антисемитскую дискриминацию. Правда если в конце XIX в. евреи Австро-Венгрии составляли 1,2% всех офицеров действительной службы и 18,7% офицеров запаса, то в начале XX в. рост антисемитских настроений в армии и обществе привел к 50% уменьшению числа евреев-офицеров как на действительной службе, так и в запасе[6].. Часто были случаи, когда полковник-еврей вставал перед выбором — креститься и стать генералом, или уйти в отставку. Но так или иначе, но во время войны в армии служили 2.5 тысячи офицеров, в их числе 3 лейтенант-фельдмаршала (звание, соответствующее званию генерал-лейтенанта в других армиях) и 5 генерал-майоров.[7]

Зигмунд Фрейд с сыновьями (военными медиками).

(Для сравнения: Генерал Апухтин в 1911(?) году написал, что еврей не может быть офицером потому, что солдат-христианин будет относиться к нему как к «жиду», а не как к начальнику[8]. Но об этом ниже.)

Во время войны в армии служило в звании капитана 76 раввина, командование помогало еврейским солдатам соблюдать по возможности еврейские традиции, совместно с местными еврейскими общинами им обеспечивалась кошерная еда, в 1916 году командование распорядилось в каждом подразделении, насчитывающим более 100 солдат-евреев, организовать кошерные кухни, а там, где это было невозможно, например на итальянском фронте, солдатам выдавались деньги, чтобы они могли сами соблюдать кашрут.

«Сеуда мафсекет» Трапеза перед Йом Киппуром.

Италия.  Страна вступила в Войну 23 мая 1915 года, то есть тогда, когда уже было ясно, что это за война. Вступила на стороне Антанты, хотя была ещё с 1882 года связана договором с Центральными державамиих союз тогда так и назывался: Тройственный. Причина была очень простой желание территориальных приращений за счёт Австро-Венгрии.

Со времени объединения Италии в середине 19-го века и до 5 сентября 1938 года — декрета Муссолини об ограничении прав евреев, у евреев не было проблем жить в этой самой красивой из всех стран мира. С марта 1905 по февраль 1906 года 18-м премьер министром, первым ПМ-евреем Италии был Алессандро Фортис (Alessandro Fortis 1842-1909). А 20-м ПМ стал Луиджи Луццатти (Luidgi Luzzatti 1841-1927), до этого многолетний Министр финансов. Джузеппе Оттоленги (Jiuseppe Ottollуnghi 1838-1904) был в 1902-1903 годах Военным министром, Эрнесто Натан (Ernesto Nathan 1848–1921) был с 1907 по 1911 год «всего лишь» мэром Рима!

В годы Войны в армии служило около 5 тысяч евреев, по другим данным – 8 тысяч (из 35-ти тысячной общины), при этом больше 2-х тысяч офицеров (что объяснялось высоким образовательным уровнем евреев), в том числе 50 высших офицеров. В их числе был генерал-лейтенант Умберто Пульезе (Umberto Pulgiese 1880-1961) — главный кораблестроитель Италии, вице-адмирал-инженер, во время 2-й Мировой Войны в качестве исключения как очень ценный специалист снова был призван на флот, командир дивизии Анджело Модена (Angelo Modena 1867-1938) и другие.[9] Погибло или пропало без вести около 420 человек, получили награды около 700.[10]

Бельгия. Страна вступила в Войну 4 августа, когда в неё вторглась германская армия. Собственно это нарушение нейтралитета Бельгии, установленного ещё в 1839 году, и явилось причиной (или поводом?) вступления Великобритании, одного из гарантов нейтралитета, в войну.

Командующим 1 бельгийской армией был еврей Луис Бернхайм (Louis Bernheim 1861-1931). Но верующим евреем он очевидно не был – был кремирован в соответствии с завещанием.[11]

Луис Бернхайм

Болгария. Страна последней, 14 октября 1915 года, вступила в войну на стороне Центральных держав (и первой из них признала своё поражение, ускорив этим капитуляцию Оттоманской империи, оказавшейся отрезанной от своих союзников). Болгарские евреи получили равные права по Берлинскому договору 1878 года, завершившему русско-турецкую войну, по которому Болгария фактически стала независимой (автономное княжество со своей конституцией). Евреи призывались в болгарскую армию и участвовали во всех её войнах. В 1МВ участвовало 6 тысяч человек, погибло 211 человек.[12] 3 болгарских еврея окончили военную академию, один из них — полковник Авраам Таджер (1872 -1958), впоследствии журналист и глава еврейской общины в Болгарии (1925-31 гг.), в 1950 году совершил алию.[13]

Авраам Таджер

Сербия. Страна первой, 28 июля 1914 года, вступила в войну, ещё не ставшей Великой. Австро-Венгерская империя всего лишь хотела укрепиться на Балканах…

Еврейская община Сербии была маленькой, около 5-ти тысяч человек, большинство проживало в Белграде. В сербской армии евреи участвовали и как бойцы на линии фронта, так и в качестве медиков. Погибло 132 человека (включая погибших в балканских войнах), им установлен памятник на сефардском кладбище Белграда.[14]

Румыния. Страна вступила в войну 27.08.1916 года. Но её вступление не помогло, а ослабило Антанту — Россия была вынуждена послать ей на помощь значительные силы, открыв новый, Румынский, фронт. В декабре 1916 года австрийцы и немцы заняли Бухарест, в июле 1918 года Румыния в мае 1918 года Румыния заключила сепаратный мир. Правда Румыния успела в последний момент запрыгнуть в вагон победителей, объявив 10 ноября, за день до подписания перемирия, снова войну Германии.

Тогдашняя Румыния была одной из 2-х европейских стран, где юридически было закреплено неравноправие евреев. (Первой была Российская Империя.) Когда на берлинском конгрессе 1878 года, было образовано независимое княжество Валахии и Молдавии (с 1881 года — королевство Румыния), официально было провозглашено равенство всех граждан независимо от их вероисповедания.  В 1880 г. румынское гражданство получили семнадцать евреев, в 1881 г. — шесть, в 1882 г. — два, в 1886–1900 г. — восемнадцать.[15] Граждане-евреи имели все права, положение остальных евреев ухудшилось — они считались иностранцами. Евреи были обязаны служить в армии, но даже врачи — только рядовыми. Евреи не могли учиться в профессиональных школах, в средних учебных заведениях была введена процентная норма (5,5–7,5% от всех учащихся). В высшую школу евреям разрешалось поступать только при недоборе, а стипендии могли получать лишь граждане Румынии…

Во время Первой мировой войны около 20000 евреев было мобилизовано в румынскую армию, где они столкнулись с откровенным антисемитизмом. Интересно, что согласно мирному договору с Германией и Австро-Венгрией Румыния обязалась предоставить гражданство всем своим евреям. Но договор в силу не вступил.

США. Последней из мировых держав в войну вступили США, объявив 6 апреля 1917 года войну Германии (Австро-Венгрии войну объявили 7 декабря, с Оттоманской империей войны объявлено не было, но турки разорвали дипломатические отношения), определив этим исход Войны.

В соответствии с Selective Service Act была объявлена частичная мобилизация и было призвано 2.8 миллиона человек, из них около 250 тысяч евреев. Они служили во всех родах войск: пехоте, артиллерии, кавалерии, флоте, связи… Четверо было удостоено высшей награды Medal of Honor.[16] Чуть ли не половина состава 77-й дивизии, сформированной в Нью Йорке были евреями. В армии служили около 10 тысяч офицеров, 3 генерала и несколько высших флотских командиров, например полковник Абель Дэвис (Abel Davis 1874-1937), командовавший во время войны пехотным полком и ставший в последствии бригадным генералом, полковник-артиллерист Милтон Фореман (Milton J. Foreman 1863–1935), ставший после войны генерал-майором, а при отставке —генерал-лейтенантом

Полковник Фореман спереди

Джосеф Тауссинг (Joseph Knefler Taussig (1877-1947), командир эскадры эсминцев Атлантического флота.[17] Число убитых и раненых составило более 15 тысяч.

3. Россия

Этот раздел, естественно, получился самым большим и я его разделил на 3 части:

  1. Евреи в царской армии
  2. Преследования евреев в прифронтовых областях
  3. Евреи в армии Революционной России

Хотя Россия и вышла из Войны формально только после подписания Брестского Мира 3 марта 1918, но всё, что происходило с российскими евреями после 7.11.1917 отдельная тема.

3.1 Армия царя
«Никаких Шнеерзонов«                

В лучшем случае евреи были пасынками Императорской России, нежданным и нежеланным приложением к вошедшим в Империю землям Польши, бывшей главной соперницы России в славянском мире. И что делать с этими странными, не похожими ни на кого людьми, не знал никто…

То же можно сказать и про евреев в царской армии.

Призывать евреев в армию начали в 1827 году — царь Николай I издал указ о введении для евреев воинской повинности. (До этого евреи решали свои проблемы с царской властью так, как делали евреи во все века и во всех землях рассеяния — они откупались.) Для сравнения: евреев в армию Габсбургов начали призывать в 1788 году, в армию Французской Республики — в 1792 году, в армию прусского короля — в 1813 году. И это считалось первым шагом для их интеграции в общество. Николай интегрировать евреев в общество не хотел, но относился к наличию в своей Империи подданных-евреев как к проблеме, которую надо решать. А лучшим инструментом для решения любой проблемы была для Николая армия — без армии нельзя решить ни одну серьёзную проблему страны, и конечно же — еврейскую. И он хотел, чтобы в стране было солдат больше, а евреев меньше.  В 1847 году, изучив все донесения о кантонистах (см. ниже) «из евреев», Николай I написал на полях рапорта: «Тех, кто принял православную веру, не считать евреями[18]  Бесспорное проявление гуманизма, его правнук оказался куда суровее. И вообще царь Николай I иногда оказывался гуманизму не чужд — в 1825 г. по его указанию и несмотря на мнение отцов-командиров, наказание плетьми было заменено шпицрутенами, в 1830-м отменены клеймения, в 1834 г. максимальное количество шпицрутенов было понижено с 6000 до 3000.[19]  Гуманизм в действии!

Но вернёмся к теме.

Возраст призыва был установлен в 12-25 лет (для христиан: 18-35). На практике зачастую в рекруты попадали дети, в возрасте 8-9 лет. Еврейские дети отправлялись в школы кантонистов[20], где они находились до 18-ти летнего возраста.  Эти годы в 25-ти летний срок службы не включались. С одной тысячи евреев-мужчин набиралось 10 рекрутов ежегодно (с одной тысячи христиан — 7 через год). За попытки уклониться от набора или побег на общину накладывался штраф – 2 рекрута за каждого уклонившегося. В отличие от остальных кантонистов еврейские дети, как и сироты, проводили все время в батальонах, их не оставляли, как других детей до 14-15 лет, при родителях.

В таблице 2 приведены данные[21] по рекрутам за 1843-54 гг.

Всего за 11 лет — 29 115 кантонистов. Можно предположить, что с 1827-го по 1856 г. их было свыше 50 тысяч.

(По другим источникам еврейских детей-кантонистов было до 80-ти тысяч.)[22]

Вот текст присяги[23], которую произносили кантонисты при наступлении совершеннолетия: 

«Именем Ад-ная живаго, Всемогущаго и вечнаго Б-га Израиля, клянусь, что желаю и буду служить Русскому царю и Российскому Государству, куда и как назначено мне будет во все время службы, с полным повиновением военному Начальству, так же верно, как был бы обязан служить для защиты законов земли Израильской. <…> Но если, по слабости своей, или по чьему внушению, нарушу даваемую мной на верность военной службы присягу: то да падет проклятие вечное на мою душу и да постигнет вместе со мною все мое семейство. Аминь

Условия жизни в николаевской армии были тяжёлыми. Условия, в которые попадали рекруты-евреи – очень тяжёлыми. Условия, в которые попадали еврейские дети-кантонисты — ужасными.

Известнейший отрывок из «Былого и дум Герцена» — описание его случайной встречи в вятской деревне с партией кантонистов, разговор с сопровождающим партию пожилым, жалостливым офицером:

«— Видите, набрали ораву проклятых жиденят с восьми-девятилетнего возраста. Во флот, что ли, набирают — не знаю. Сначала было их велели гнать в Пермь, да вышла перемена, гоним в Казань. Я их принял верст за сто; офицер, что сдавал, говорил: «Беда да и только, треть осталась на дороге» (и офицер показал пальцем в землю). Половина не дойдет до назначения, — прибавил он.
…Привели малюток и построили в правильный фронт; это было одно из самых ужасных зрелищ, которые я видал, — бедные, бедные дети! Мальчики двенадцати, тринадцати лет еще кой-как держались, но малютки восьми, десяти лет…  Ни одна черная кисть не вызовет такого ужаса на холст.
Бледные, изнуренные, с испуганным видом, стояли они в неловких, толстых солдатских шинелях с стоячим воротником, обращая какой-то беспомощный, жалостный взгляд на гарнизонных солдат, грубо ровнявших их; белые губы, синие круги под глазами — показывали лихорадку или озноб. И эти больные дети без уходу, без ласки, обдуваемые ветром, который беспрепятственно дует с Ледовитого моря, шли в могилу.»[24]

В еврейской памяти время царствования Николая I (1825–1855 годы) вошло как эпоха гонений и насильственной миссионерской деятельности. Задачей армии было искоренение «фанатизма» — в переводе с русского на русский — обращение детей в христианство.

Семен Дубнов:

«Провозглашение «воинской повинности» превзошло самые страшные опасения евреев. Оно нанесло чудовищный удар по образу жизни, вековым традициям и религиозным верованиям еврейского народа. Годы, проведенные взрослыми евреями-рекрутами на военной службе, были отмечены неслыханными лишениями.
Только за то, что они не умели говорить по-русски, отказывались от трефной пищи и не умели приспособиться к враждебной среде и к армейскому образу жизни, над ними издевались и били их нещадно.»[25]

Поражение в Крымской войне ясно показало: «Так дальше жить нельзя». Взойдя на престол Александр II приоткрыл плотно закрытое своим отцом окно в Европу и освежил душную атмосферу предыдущего царствования. Коснулось это и армии. Уже в августе 1856 года, через полтора года по восшествию на престол, были отменены штрафные и усиленные рекрутские наборы, в 1859 году был отменён сам институт кантонистов — православные кантонисты, включая выкрестов, переводились во вновь создаваемые военные училища. Неуспешные в учёбе, страдающие телесными недостатками и оставшиеся иудеями (для властей это было одно и то же) должны были быть отправлены домой до нового призыва в армию в 20-летнем возрасте. Но на практике этот закон не выполнялся до 1871 года, еврейские дети-кантонисты оставались в армии.
В 1874 была проведена военная реформа, инициатором которой стал Военный министр Милютин, рекрутские наборы были заменены всеобщей воинской повинностью – должны были служить все мужчины, возраст призыва — 20 лет, срок действительной службы — 6 лет, во флоте —7, в запасе — 15 лет. Призыву не подвергались: духовенство, но не раввины, сектанты, инородцы Средней Азии, Кавказа, Казахстана, а также единственные сыновья и кормильцы в семье. Лица с высшем образованием служили полгода, со средним — 2 года, окончившиеся училища — 3 года, начальные училища — 4 года.[26] Призывались не все — ежегодно определялось нужное число новобранцев и они выбирались по жребию, начиная с не имеющих льгот.

Первоначально в уставе 1974 года дискриминации евреев не было. Наоборот, они, в отличии от других инородцев, (кроме некоторых народностей Кавказа) подлежали призыву.

Но постепенно появлялись всё новые и новые ограничения. Евреи не могли быть офицерами. За всё время с 1874 по 1917 годы офицерами стало 10 евреев! Из них 8 были детьми крупных банкиров, про которых было известно, что служить в армии они не станут. И лишь один «простой» некрещеный еврей из кантонистов Герцель Цам, сумел в 1876 г., в возрасте за 30 лет в виде исключения получить первый офицерский чин, подпоручика. Несмотря на отличную службу, он «дорос» только до капитана, получив это звание при уходе в отставку в возрасте 50-лет.

Герцель Цам (1842-1915)

В 1886 году офицером стал сын барона Г.О. Гинцбурга Авраам-Альфред. Разрешив это Александр III запретил подобное в будущем. Только через 20 лет, в 1906 году герою русско-японской войны Трумпельдору при выходе в отставку был присвоен чин прапорщика.

С января 1888 г. было выпущено указание «О недозволении нижним чинам евреев, уволенным в запас, оставаться в пунктах, закрытых для оседлости евреев».

Отслуживший четверть века николаевский рекрут мог селиться вне черты оседлости, теперь уходящий в запас солдат — не мог, он должен был возвращаться в место прописки. Для еврея служба в армии перестала быть ступенью к равноправию. Больше: в 1896 г. был издан закон, запрещавший солдатам-евреям оставаться за пределами черты оседлости во время отпусков[27].

В западных военных округах евреи и католики (поляки) не допускались на должности писарей, телеграфистов, мастеровых, чертежников, кондукторов, машинистов, мельников, оружейников, служащих инженерных войск, приемщиков вещевых складов, аптечных и ветеринарных фельдшеров, врачей и фельдшеров .[28]  В 1882 году было выпущен циркуляр военного министра Ванновского «О приведении в исполнение мер по ограничению наплыва лиц Моисеева закона в военно-медицинскую службу», а действующие врачи-евреи, их было 250 человек — 10.1% всех врачей, были переведены в Туркестанский и Восточно-Сибирский военные округа. Позже судьбу евреев-врачей разделили фельдшера и аптекарские ученики.[29]

Если первоначально выкресты евреями не считались, то в 1912 году Николай II изменил подход своего прадеда «кого считать евреем» —  было решено распространить все ограничения, налагаемые на «евреев-талмудистов» на всех евреев независимо от их вероисповедания.[30] То есть еврейство определялось уже не верой, но кровью. Гитлер был не первым.

Как армейские начальники, причём не самые жидоедствующие, относились к еврейскому вопросу в армии, можно судить по этому отрывку из мемуаров А.И. Деникина:

«»Нельзя отрицать, что в некоторых частях была тенденция к угнетению евреев, но отнюдь не вытекавшая из военной системы, а приносимая в казарму извне, из народного быта и только усугубляемая на почве служебной исполнительности. Главная масса евреев — горожане, жившие в большинстве бедно, — и потому давала новобранцев хилых, менее развитых физически, чем крестьянская молодежь, и это уже сразу ставило их в некоторое второразрядное положение в казарменном общежитии. Ограничение начального образования евреев «хедером», незнание часто русского языка и общая темнота еще более осложняли их положение. Все это создавало — с одной стороны, крайнюю трудность в обучении этого элемента военному строю, с другой — усугубляло для него в значительной мере тяжесть службы. Надо добавить, что некоторые распространенные черты еврейского характера, как истеричность и любовь к спекуляциям, тоже играли известную роль».[31]

Через несколько лет Деникин, уже в качестве Командующего Вооружёнными силами Юга России наложил на проекте о продовольственном обеспечении армии резолюцию: «Никаких Шнеерсонов[32]«.

Правда офицеры попадались разные, встречались и демократы-не антисемиты. Сборник 1912 года «Война и евреи»: «Мы находим в офицерской среде полную гамму возможных отношений к евреям, от крайнего юдофобства до юдофильства». Вот пример произошедшего в Одессе в 1889 году: командир 59-го Люблинского полка полковник Макеев не только разрешил солдатам-евреям приобрести Тору и занести её в синагогу, но и сам вместе с офицерами прибыл на это торжество. За что и был отправлен в отставку.[33]

Но вообще же отношение власти и «правых» к армейской службе евреев было смесью лицемерия и иезуитства. С одной стороны всё время подчёркивалось их нежелание служить, уклонение от призыва. При этом не бралось в расчёт, что статистика не учитывала, что подлежащий призыву еврей уехал в Америку: с 1881 по 1914 год из РИ эмигрировало почти 2 млн евреев[34] , в том числе за 1903-1907 года – полмиллиона.[35]

С другой стороны не желали ничего сделать, чтобы армия и страна стала своей для евреев. Не случайно в 1906 году царь ответил отказом на предложения Столыпина о смягчении антиеврейских законов, написав: «Несмотря на самые убедительные доводы в пользу принятия положительного решения по этому делу, внутренний голос все настойчивее твердит мне, чтобы я не брал решения на себя.»[36] 

И напрасно депутат 4-ой Госдумы Фридман (тот самый), взывал с трибуны:

» Господа, неужели вы думаете, что этот молодой еврей, которому не дали переночевать в том городе, где ему предстояли годы тяжелой службы, что этот молодой еврей, который на военной службе ничего, кроме унижений и оскорблений, не видит, что этот молодой еврей, который из службы приходит такой же бесправный, каким он туда пришел, неужели вы думаете, что это какой-то сверхчеловек, которому можно ставить сверхчеловеческие требования? Не имея никаких прав, он должен быть и аккуратным, и патриотом, и бравым солдатом. Господа, ведь в таком отношении нет никакой логики, ни государственной, ни человеческой. Откройте черту оседлости — и вы получите любое число солдат, исполненных благодарности и патриотизма«.

Дума ответила словами Пуришкевича: «Никогда[37]

Но если честно, и евреи конечно же не хотели служить в такой армии. Вот интереснейший рассказ Лейбы Абрамовича Ягудина (1874-1964), жившего в середине 1890-х гг. в Великих Луках Псковской губернии, о том, как он в 1895 году готовился к призыву в армию.[38] В армию Лейба идти не хотел и решил «мориться», чтобы медкомиссия признала его не годным к военной службе. Для этого он уехал в Псков, подальше от любопытных глаз знакомых и соседей, где и нашёл нужного специалиста. Он вспоминал:

«нас собралось несколько молодых людей в маленькой комнатушке. Несколько месяцев, не выходя из нее, мы непрерывно курили, почти не спали, пили крепчайший кофе, дни и ночи напролет дулись в карты. Сидели на стульях без одной ножки. Стоило кому-то чуть задремать, как он грохался на пол и просыпался. В общем, на комиссию я пришел в глубоком истощении, сердце непрерывно колотилось, легкие хрипели, я был едва жив, так что меня признали негодным

А вот отрывок из письма, который написал солдат царской армии родом из Мелитополя Давид Школьник кому то в Америку. Письмо от 2 декабря 1912 г. было перехвачено военной цензурой. В это время в армии распространились слухи о возможной войне с Австро-Венгрией.

«Скрепя сердце я был готов принести моей несчастной родине самую тяжелую из повинностей — воинскую. Но принести ей в жертву мою жизнь и благополучие моей семьи — это по меньшей мере безрассудно. Проливать кровь за то, чтобы твоему народу отравляли жизнь и каждый миг существования, — на это нет у меня ни сил, ни желания«.[39]

Надо признать, что «любовь» была взаимной.

Очень многие генералы хотели полностью отменить службу евреев в армии, заменив её особым денежным налогом.
Генерал Брусилов, командир 14-го армейского корпуса, будущий герой войны и Нач.Генштаба, требовал «…совершенно изъять евреев из рядов армии… ограничив их гражданские права«. Командующий войсками Киевского военного округа генерал Н.И. Иванов (во время войны – Главнокомандующий Юго-Западным фронтом):

«В интересах государства иметь могучую армию… что возможно лишь при удалении из нее всего вредного элемента. Таким элементом прежде всего является еврейство, вносящее развращающее и разлагающее начало в наши войска… Евреи не признают армию, отрицают те высокие идеалы, которым она служит…«

Командующий Виленским военным округом докладывал царю: «Исконным злом нашей армии являются евреи, вредные качества коих ныне в полном расцвете… войсковые начальники… высказываются за совершенное прекращение приема евреев в армию«. Резолюция Николая II гласила: «И я тоже«. На отчете командующего Омским военным округом за 1909 год, писавшего: «Недопущение евреев в ряды войск так же важно для интересов армии, как и для интересов государства«, Николай наложил резолюцию: «И я того же мнения«.

Впрочем находились и несогласные: Великий князь Николай Николаевич, прославившийся во время войны преследованиями евреев во фронтовой полосе (см. ниже) считал, что «евреи — неизбежное зло в армии«. А Воронцов-Дашков, наместник на Кавказе, боялся, что освобождение евреев от воинской повинности побудит «слабые элементы» других народов на переход в иудаизм.[40]

Примерно в то время, когда Давид Школьник написал письмо в Америку, в 1912 году 50 генералов, начальники некоторых Главных управлений Военного министерства, командующие военными округами, корпусные и дивизионные генералы получили анкету на тему «служебных и нравственных качествах нижних чинов иудейского исповедания«.

28 решительно высказались за изгнание евреев из армии — евреи ослабляют армию, провоцируя революционные вспышки в войсках;
16 высказалось против изгнания — служба в армии это священная обязанность и кроме того освобождение от нее евреев произведет дурное впечатление на другие национальности и побудит к переходу в иудаизм, чтобы избежать воинской службы;
6 предложили сегрегационную модель: убрать евреев со строевой службы и создать из них особые мастеровые команды, сплошь еврейские, чтобы оградить армию от вредного влияния.[41]

Военный министр Сухомлинов наложил резолюцию: «Исходным пожеланием признаю совершенное удаление евреев из армии[42] Император Николай II естественно согласился.

Окончательно все антиеврейские ограничения законодательно вошли в Воинский устав 1912 года, утверждённый 3-ей Думой, в которой преобладали правые партии.

Но генералы не успели. Началась Война. Впрочем может причиной было просто нежелание, или неспособность, тогдашней власти что-то менять в заведённых порядках. Застой, кончившийся 1917 годом!

Россия вступила в войну 1 августа, когда Германская Империя объявила войну Империи Российской.

Из таблицы 1 видно, что больше всего евреев, сражалось в составе русской армии, что не удивительно — по числу евреев Российская Империя была на 1-м месте в мире, порядка 6 млн.

Мобилизация среди евреев, как и среди всего населения Империи, прошла гладко; в 1914 г. в армии насчитывалось четыреста тысяч евреев, к концу 1916 г. их число возросло до пятисот тысяч. Число погибших составило около 100 тысяч.[43]

Когда речь идёт речь о полумиллионе человек, то можно найти пример для подтверждения прямо противоположных заключений.

Вот письмо еврейского юноши призывного возраста, скопированное военным цензором:

«Моя душа и сейчас рвется в первые ряды защищать нашу дорогую родину. Я к этому готовлюсь спокойно, опасаюсь только, чтобы меня не забраковали по слабости здоровья. Вы не думайте, что я рисуюсь, я говорю правдиво и серьезно — потому что я любил и люблю свое отечество»[44]

Виленский врач Яков Выгодский вспоминал:

«Какое возвышенное чувство патриотизма вызвало у русских евреев неожиданное начало Первой мировой войны. Кто мог это ожидать после всех болезненных бед, пережитых русскими евреями в последние 40 лет. Кто мог объяснить это «иррациональное» явление? Но это действительно было. Чувство любви к родине охватило большинство евреев России и их готовность к самопожертвованию показала серьезность этого чувства[45]

Но навряд ли любой молодой еврей из местечка в Черте Оседлости горел желанием отдать жизнь за царя. Да и не только из Черты Оседлости. Вот такой документ, приводится в книге В.М. Кабузана «Эмиграция и реэмиграция в России в XVIII — начале XX века». Молодой одессит, явно интеллигент, Я.А. Бромберг писал, что в 1916 г. он был единственным среди своих товарищей-евреев, кто «не окопался ни в каких «учреждениях» и, получив в 1916 г. вожделенный аттестат зрелости, не стал, по примеру единоверцев, поступать на «спасающий» медицинский факультет, к которому не чувствовал призвания. Не стал также вырывать себе зубы, наводить бельмо на правый глаз, изводить кислотами сердце или «делать» себе грыжу, как делали поголовно все мои товарищи[46] .

Когда началась война в среде еврейской интеллигенции зародилась надежда, что участие в войне, пролитая кровь принесёт евреям равноправие.

Знаменитый историк Семен Дубнов считал, что «победа над Германией (этим, как он писал, «пауком милитаризма») демократическими странами может привести к тому, что «атмосфера может очиститься в стране политический инквизиции»[47]

(Как похоже на чаяния советской интеллигенции во время следующей Мировой Войны! И союзники были почти что те же…)

И либеральная Россия это понимала и принимала. Председатель партии кадетов князь Павел Долгоруков: «Настал момент поставить вопрос и о положении еврейской нации. Сотни тысяч евреев проливают свою кровь за величие России«; предприниматель и филантроп Н.А. Шахов: «Евреи рядом с русскими сражаются и умирают на полях кровавых битв. Хочется верить, что и для «пасынка» наступят лучшие дни«[48]

Впрочем не только либеральная. Шульгин, антисемит из антисемитов написал:

«Иудаизм сделал первый шаг «в долг», не ставя условий и поддержав (в начале войны) русское правительство … Русские евреи, которые по сути дела контролировали русскую прессу, заняли патриотическую позицию и выдвинули лозунг: «Воевать до полной победы.» Делая это, они отвергали революцию. И я стал «филосемитом.»[49]

Но таких антисемитов, как Шульгин, и таких либералов, как Долгоруков, в России всегда было мало. Порой лучше всего понять прошлое позволяет литература. Вот рассказ Надежды Тэфи (Надежды Лиховицкой «Два естества»[50]: Дама-патронесса госпиталя с возмущением узнаёт, что в новой партии раненных есть еврей. Но тут же радуется, что в этой же партии есть георгиевский кавалер и приказывает разместить его в лучшей одноместной палате. Она приходит к раненому, восхищается его героизмом и спрашивает:

—Ты, солдатик, какой губернии?

А Могилёвской.

Как тебя зовут?

Иосель Шнипер.

Что?

Что-о?

Дама с надеждой спрашивает у доктора:

—Доктор! Скажите откровенно, ведь тот еврей, наверное, симулирует. Неправда ли?

Да что же тут симулировать-то?  Ведь нога-то у него ампутирована.

Как это всё ужасно! Доктор, милый, как это ужасно! Вы поймите! Ведь у этого солдата два естества. Вы поймите! Мы дали папирос Георгиевскому кавалеру, а курит их еврей! Мы поставили почётную кровать для Георгиевского кавалера, а на ней развалился еврей! Ведь это же… ведь это же се кон апаль засилие!.. И за мою же доброту судьба меня же и наказывает!

Она опустилась на стул, закрыла лицо руками и жалобно заскрипела корсетом.

Доктор хотел что-то сказать, подумал, вздохнул и тихо вышел.

Что тут скажешь, раз судьба так явно несправедлива к человеку? — заключает автор.

Увы, тогда у власти «дам-патронесс» было много больше, чем «князей Долгоруковых»…

За период он начала войны до Февральской Революции свыше 3 тысяч евреев было награждено Георгиевским крестом, 11 евреев стали полными георгиевскими кавалерами, получив георгиевский крест всех четырех степеней.[51] Полный Георгиевский кавалер автоматически получал 1-ый офицерский чин подпрапорщика, что было по закону еврею, даже крещёному, запрещено. Генерал Брусилов вспоминал, как он своей властью наградил четвертым георгиевским крестом и произвёл в подпрапорщики еврея-разведчика Меера Зайвеловича Бондаря, которого непосредственное начальство отказалось награждать.

Дважды георгиевский кавалер кавалерист Айзик Гутман

 

Самуил Пинхусович Медведовский

Самуил Пинхусович Медведовский (1891—1924) — полный Георгиевский кавалер, кавалер двух орденов Красного Знамени РСФСР, командир дивизии Красной Армии. Еврейские газеты и журналы на русском языке (газеты на идише и иврите были во время войны запрещены по цензурным соображениям — не было цензоров, владеющих языком), такие как «ура-патриотические» «Россия и евреи» и «Евреи и война», или либерально-кадетский еженедельник «Еврейская неделя» постоянно писали о подвигах воинов-евреев (можно прочесть здесь[53]) и разоблачали рассказы об еврейской трусости и об «еврейской измене».

Подвигъ рядового Каца

Военная цензура запретила публиковать в газетах списки евреев, героев войны —обилие еврейских имен искажает картину: «Левая печать публиковала чересчур часто сведения о награждении георгиевскими крестами солдат-евреев, замалчивая героев с русскими фамилиями«. В результате в публикуемых списках награждённых фамилии заменялись инициалами.[54] Когда газета «Минская копейка» посмела опубликовать (Минская копейка. 1915. № 1036. 15 июля) сообщение о подвиге еврейского солдата, старший адъютант штаба Минского военного округа полковник Дессино потребовал объяснений у редактора газеты: «Прошу уведомить, откуда были получены сведения о геройском поступке еврея Аппель, изложенном в заметке, под заглавием “Герой еврей”, каковая заметка была исключена военным цензором подполковником Мелтиковым 13 июля с.г[55]

Зато когда газета «Русское знамя» написала, что «в полевых лазаретах врачи-евреи прививают солдатам сифилис и промышляют членовредительством«, цензура не отреагировала. Это публиковалось в открытой печати и никак не запрещалось..[56] [57]

Как не сравнить такое со слухами, ходившими почти через сорок лет о врачах-вредителях в районных поликлиниках! Ещё один пример отношения командования к евреям, вроде бы не очень значительный, но очень характерный:

1915 год. Депутат Госдумы Фридман, он уже упоминался не раз, получил телеграмму с жалобой, что по распоряжению военных властей из автомобильных рот Петрограда и Москвы были исключены все служившие в них евреи, техники и инженеры. Работали они хорошо и главный инженер рот Секретов пытался их оставить, но безуспешно. Специалисты были отправлены в маршевые роты.[58]  Правда на фронте не хватало снарядов, а не людей, но…

Ещё пример[59], 13 июля 1915 г.: Комендант Ковенской крепости генерал от кавалерии В.Н. Григорьев приказал изгнать из гарнизона всех «нижних иудейского вероисповедания» — комендант боялся «военного шпионства». Пред строем солдат была отдана команда «жиды — вперед». С евреев, их оказалось 1500 солдат, включая 10 георгиевских кавалеров Русско-японской войны, сняли форму и обувь и отправили на ночь в тюрьму, а на утро — в Вильно. Вместе с ними было выслано всё еврейское население города и окрестностей.  Вскоре крепость была сдана немцам, генерал бежал, был судим и разжалован. С евреями сразиться у него получилось лучше.

Но конечно не всё так было однозначно-черно в отношении 15 миллионной армии к полумиллиону своих еврейских солдат. Офицер русской армии А. Брекало писал в госпиталь раненому ефрейтору Файвушу Полисскому, награжденному орденом Святого Георгия:

«Вот твое представление [к награде]. В бою у д[еревни] Лиховки, будучи опасно ранен в обе ноги с раздроблением кости, несмотря на яростные и беспрерывные атаки германцев и сильный их ружейный и пулеметный огонь, продолжал стрелять и оставался до самого вечера, и совсем обессиленный в обморочном состоянии был унесен с позиций. Конечно, ты будешь пользоваться правами гражданства. Рота очень опечалена твоим несчастьем и шлет тебе наилучшие пожелания. Дай Бог тебе счастья и силы до конца твоей жизни. Будь добр, пиши нам почаще и не забывай нас. Кланяются тебе Орехов, Панков, Сидоров …»[60]

В заключении этой главы думаю стоит привести оценку генерала Брусилова, у которого по его же «безусловно нелицеприятным словам» не было «пристрастия к этому племени ни в хорошую, ни в дурную сторону» и которых «как воинов, всесторонне изучил«. Он написал в мемуарах:

«Несомненно, что большая часть евреев были солдаты посредственные, а многие и плохие; часть их охотно сдавалась в плен, и, по свидетельству убежавших из плена русских солдат, они чувствовали себя там хорошо. Но были и другие примеры, правда немногочисленные, в которых евреи выказывали высокие чувства доблести и любви к родине».
«…евреям, в сущности не из-за чего было распинаться за родину, которая для них была мачехой. А потому на них, как на солдат, я не был в претензии за то, что большинство из них в наших рядах были плохими воинами. Мне всегда казалось, что в боевом отношении требуется строгая справедливость, а тут они играли роль париев. Интересно было бы знать, как вели себя евреи в германской и в особенности в австро-венгерской армиях, где они пользовались полными правами граждан[61] 

3.2 Репрессии против гражданского населения

«Телефон в еврейской бороде»

Вся история войн — история насилия со стороны захватчиков по отношению к мирному населению захваченных стран и территорий. Можно вспомнить, как во время Великой войны вела себя армия кайзера в оккупированной Бельгии. Но она была территория врага. С соотечественниками так себя не ведут. А должны вести так, как изображено на этой литографии художника Апсита, » Нет больше розни между братьями» Москва 1914

Увы, на самом деле было не совсем так, точнее — совсем не так. Армия царя на территории своей страны относилась к российским евреям Черты Оседлости не как к соотечественникам, а как к вражескому населению: депортации, взятие заложников, военно-полевые суды. Более жестоки были пожалуй только власти Османской империи, устроившие геноцид армян.

Военные действия на Восточном фронте проходили на территории с многомиллионным еврейским населением: Польша, Галиция, Буковина, Литва, Белоруссия… Большинство призванных из российских деревень солдат, слышавших про отвратительных и хитрых жидов-евреев, впервые увидели своими глазами этих людей, странно одетых, говорящих на непонятном, похожим на немецкий, языке.

Открытка «Походная жизнь. Закупка кавалеристами фуража у еврея». Москва. 1910‑е

Чужих людей. А кто любит чужих, на себя не похожих? Антисемитизм — это прежде всего неприятие чужих. Ну а про отношение военной власти к евреям было написано в предыдущей главе. Во главе армии до конца лета 1915 г. стояли Главнокомандующий Великий Князь Николай Николаевич и начальник его штаба, тоже Николай Николаевич, генерал Янукович — антисемиты из антисемитов.

В 1915 году Россия потерпела страшное поражение: были потеряны Галиция, Буковина, Польша, часть Прибалтики, Белоруссии (немцы дошли до Минска). Поражение надо объяснить, а что может быть лучше объяснения, что причина предательство, шпионаж! Шпиономания приняла патологический характер. Пошли самые невероятные слухи, один бредовее другого, сообщения в газетах:

причина пропажи серебряной монеты не отмена золотых монет и соответственно использование серебряной как средства сбережения, а «потому что евреи прячут серебро для немцев».

евреи сносятся с неприятелем при помощи подземных телефонов и аэропланов и снабжают его золотом и съестными припасами. Золото привязывают под гусиные перья, птицы уносят его противнику. Или, альтернативная версия: золотом наполняют внутренности отправляемой в Германию битой птицы.

а в Вильне в подвалах готовят оборудование для изготовления свинцовых пуль для германской армии.

а в другом месте нашли телефон в животе у коровы, спрятанный евреями для сношения с австрийцами.

а в Петрограде в хоральной синагоге искали «аппарат по сношению с неприятелями по беспроволочному телеграфу»[62]

а вообще евреи прячут в бородах телефоны для передачи немцам секретной информации![63] Не сегодняшние мобильники, а тогдашние телефоны!!!

Полный бред? Но заподозренным евреям выщипывали бороду. И если бы только выщипывали – брали в заложники, вешали, депортировали.

Брали в заложники: Приказ командира Новогеоргиевской крепости: «Главнокомандующий приказал при занятии населённых пунктов брать от еврейского населения заложников«[64]

Вешали обычно по приговору военно-полевого суда, без свидетелей, адвокатов. Многие евреи не знали русского (до 1917 года только около четверти евреев России владели русским языком.) и просто не понимали в чём их обвиняют, но переводчиков не было. Впрочем и до полевых судов часто дело доходило —  батальонный командир решал и вешал. Янукович на вопрос о том, куда надо высылать евреев, пойманных на спекуляции ответил: «Срочно сообщите, сколько евреев‑спекулянтов уже повешено«.[65]  Когда же заподозренному еврею везло и дело рассматривалось корпусным судом с нормальным судопроизводством, с защитниками, свидетелями и прочим, дела заканчивались оправданием доказательств шпионажа не находилось. Широкую известность приобрёл публичный процесс, когда евреи литовского местечка Мариамполь были обвинены в том, что они в подвалах скрыли немцев, которые потом нанесли большие потери зашедшим в местечко русским кавалеристам. Обвиняемых защищал знаменитый адвокат Оскар Грузенберг, приехали депутаты Думы Фридман и Керенский. Дело рассыпалось, из за полного отсутствия доказательств — к примеру в местечке не было подвалов, в которых мог бы укрыться человек.

Конечно полностью исключить случаи «еврейского шпионажа» нельзя, но в мемуарах начальников германской разведки Николаи и австрийской Ронге, написано, что вся эта шпиономания была беспочвенна, а основные сведения получались от пленных, брошенных при отступлении документов и перехватом радио и телефонных переговоров. Достаточно вспомнить август 14-го, разгром армий Ранненкампфа и Самсонова в Восточной Пруссии.

Депортировали евреев из прифронтовой полосы, Ковенской, Минской губернии, Волынской, Гродненской губерниях, начиная с 1915 года. Сколько всего евреев было депортировано определить невозможно, называются цифры от 250 тысяч до миллиона. Иногда выселяемым давали на сборы сутки, иногда часы. Выселение сопровождалось насилием, убийствами, изнасилованием, погромами предвестником того, что устраивали в большинстве своём те же люди через 3-4 года в Гражданскую войну. В Ковенской губернии только в июне 1915 года от погромов пострадало 15 населенных пунктов. В одних местах насиловали 11-14-летних девочек, в других (Лебеде) 70-летних женщин, в Березновке Борисовского уезда 10 казаков изнасиловали 72-летнюю женщину. Житель белорусского городка Сморгонь Лейба Соболь отказался уезжать, так как не может оставить дряхлого отца.  Казачий офицер застрелил старика и сказал, что теперь сын свободен и может ехать.[66]

А вот жалоба одной из выселенной еврейской общины:

«Старики и дети, роженицы и больные тянутся вереницей в темных вагонах, на подводах и пешком, голодные, полунагие, вынужденные в один день бросить все свое достояние… Этой участи не избежали даже жены и дети воинов-евреев, проливающих свою кровь за честь и славу России, а равно и сами воины-евреи, отпущенные домой вследствие полученных ран.»[67]

Евреи-беженцы 1915 г.?

Маленькое отступление: Депортировались не только евреи, но выселяли и немцев, венгров, турок — то есть евреев приравняли к людям тех национальностей, с которыми воевала Россия. И погромы были не только еврейские. В мае (июне по новому стилю) 1915 года в Москве произошёл «немецкий погром», погибло 5 человек (4 женщины) и 12 погромщиков от действий армии и полиции. Погром был стихийным, но власти, как и в случае еврейских погромов в прошлом, не подавили его в самом зародыше.

Кроме депортации евреев широкое распространение получила реквизиция, мало чем отличавшееся от грабежа. В ответ на запрос «снизу» штаб 4-й армии Юго-западного фронта разъяснил: «У жидов забирать все.«[68]

Депортацией занималось военные командование, которому принадлежала верховная власть в прифронтовой полосе. А власть гражданская, в том числе Совет Министров, была против размещение депортируемых ложилось на её плечи. (О гитлеровском способе решения еврейского вопроса тогда подумать никто не мог). Были случаи, правда редкие губернатор приезжал на вокзал и запрещал евреям выгружаться. Кроме всего прочего депортация вызывала крайне негативную реакцию заграницей, прежде всего в США, и затрудняла получение помощи. Но во время войны решало не Правительство, а военные. Депортируемые отправлялись в Центр, в Поволжье, на юг, некоторые, несмотря на запрет селились в окрестностях столиц и даже в них самих. Через два с половиной года они составили «резерв революции». Так де-факто была ликвидирована Черта Оседлости.

Особо надо сказать о преследовании евреев в австро-венгерской Галиции и Буковине, которую дважды, в 1914 и 1916 году (знаменитый Брусиловский прорыв), оккупировала русская армия. В самом начале войны, в августе-ноябре 1914 года русская армия заняла почти всю Восточную Галицию и Северную Буковину — Тернополь, Львов, Галич и Черновцы. 400 тыс. евреев бежали во внутренние районы Австро-Венгрии; не успевшие или не захотевшие, подверглись издевательствам, насилию и грабежам, были лишены равных с христианами прав. Были закрыты еврейские учреждения, служащих увольняли с работы. Евреев брали в заложники, в Городенке близ Станислава (Ивано-Франковск) девятерых евреев повесили как шпионов. По городам и местечкам прошли погромы. Самый жестокий, названный «кровавое воскресенье» произошёл 27 сентября 1914 г. во Львове евреев обвинили в стрельбе по солдатам. По разным данным погибло от 18 до 47 человек, ранено около 70.[69]

Когда летом 1915 года австро-венгерская армия вернула утерянные территории (кроме Тернополя), преследования прекратились, часть беженцев вернулась.

Были ли объективные причины для такого бесчеловечного отношения к евреям? Были и несколько. Власти понимали, что от подвергнувшихся таким репрессиям евреев любви ожидать трудно и осознанно или нет, но относились к ним как к потенциальному врагу. Тем более, что они могли прочесть газетную статью в немецкой газете, сравнившей положение немецких евреев, полноправных граждан Германии, с положением евреев российских, которые должны поэтому стать союзниками Германии. В Берлине и Вене называли войну против России «Войной культур Kulturkampf», немецкие и австрийские евреи считали её войной за освобождение польских и российских евреев.

Было и теоретическое обоснование проводимой политики.  В военной науке тогда была принята теория населения: есть надежные и ненадежные элементы населения. В России надёжным населением считалось население славянское, проживающее, к сожалению, в центре страны, куда война не дойдёт. А, а на окраинах, где будут развиваться военные действия, живут ненадежные — евреи, непатриотичные, алчные и эгоистичные, поляки-католики и турки — чуждые и ненадежные, и отношение к ним должно быть соответствующее.

И в заключение этой главы. В русской интеллигенции всегда были те, кто вставал на защиту евреев. Были они и в страшное время Великой войны. Вот некоторые их имена: писатели Горький, Сологуб, Андреев, Михаил Бернацкий профессор политэкономии и будущий министр финансов в правительстве Деникина и Врангеля, кадет Антон Владимирович Карташов известный теолог и министр вероисповедания Временного правительства.[70]

Но изменение в положение евреев, изменение радикальнейшее, принёс только Великий Февраль.

3.3. Армия Демократической России
«Мы, евреи, наконец стали гражданами«

2-го (15-го нового стиля) марта император Николай II отрёкся от престола в пользу своего брата Михаила. 3-го (16-го) марта отрёкся Михаил в пользу Учредительного собрания. На смену Монархии пришла Республика. [Официально бывшая Российская Империя называлась Российская республика в период c 1 (14) сентября по 19 июля 1918 года], 22 марта было принято «Постановление Временного Правительства об отмене вероисповедных и национальных ограничений»[71]:

  1. Отменяются все узаконения, действующие как на всем пространстве России, так и в отдельных ее местностях, и устанавливающие, в зависимости от принадлежности Российских граждан к тому или иному вероисповеданию, вероучению или национальности, какие-либо ограничения в отношении:
    1) водворения, жительства и передвижения;

    6) поступления на государственную службу как гражданскую, так и военную <…> участия в выборах в учреждения местного самоуправления и иные всякого рода общественные учреждения, занятия всякого рода должностей по правительственным и общественным установлениям …
    7) поступления в учебные заведения всякого рода как частные и общественные, так и правительственные, прохождения в них курса и пользования стипендиями, а равно занятия преподаванием и воспитанием 

Евреи становились равноправными гражданам своей страны

И стали её патриотами.

Министр-председатель Временного Правительства князь Г. Львов сказал еврейской депутации:

«Редко мне приходилось так волноваться‚ как в настоящие минуты. Мы были в мыслях и чувствах братьями‚ но нам не давали соединяться. Давайте забудем страницы прошлого и будем вместе работать для укрепления свободы новой России«[72]. 2600 еврейских юношей поступили в юнкерские училища, чтобы стать офицерами и служить новой демократической России.[73]

В ускоренном порядке 131 еврей окончили киевское Константиновское училище, были произведены в офицеры и отправлены на фронт.

Первым морским офицером стал мичман Федор Ициксон. Старший сын адвоката Абрама Городысского, председателя ростовской общины, студент

Московского университета, освобожденный по здоровью от воинской службы, пошёл добровольцем на фронт, младший, ученик гимназии 6 класса, он убежал на Кавказский фронт, ближайший к дому. И написал письмо маме:

«Милая мама, мы, евреи, наконец стали гражданами. Как же ты хочешь, чтобы я предал республику и поехал держать экзамены?«

Оба они потом стали «первопроходниками», участниками знаменитого корниловского Ледяного похода и погибли в Гражданскую войну.[74]

Но не надо рисовать происходившее исключительно розовой краской. Во многих воинских частях офицеры отказывались принимать свежеиспечённых офицеров-евреев. Для них появление еврея-офицера было оскорблением.

Антисемитизма «сверху» уже не было, антисемитизм «снизу» никуда не делся.

А когда летом 1917 года, после провального июньского наступления, «наступления Керенского» российская армия, уже не царская, отступила из Галиции и Буковины, солдаты революционной армии учинили кровавый погром в Тернополе, Черновцах, Станиславе.

… Вечер 25 октября (7 ноября) 1917 года, последние часы перед штурмом Зимнего дворца. Поручик А. Синегуб‚ командир взвода юнкеров потом вспоминал:

«В коридоре творилось что-то невероятное. Галдеж. Движение казаков‚ собирающих свои мешки. Злые‚ насупленные лица. Все это ударило по нервам‚ и я‚ вскочив на ящик‚ стал просить‚ убеждать станичников не оставлять нас… «Ничего с ними не сделаете‚ – пробившись ко мне‚ заговорил подхорунжий. Когда мы сюда шли‚ нам сказок наговорили‚ что здесь чуть не весь город с образами‚ да все военные училища и артиллерия‚ а на деле-то оказалось — жиды да бабы‚ да и правительство тоже наполовину из жидов.»[75]

Евреи приняли участие в бунте юнкеров в Петрограде в ноябре 1917 г. “За последние дни петроградская еврейская община оплакивает свои многочисленные жертвы, как в дни еврейского погрома, — сообщалось в заметке “Похороны евреев-юнкеров”, опубликованной в петроградской газете “Вечерняя почта” 6 ноября 1917 года: На еврейском Преображенском кладбище за один день похоронено 50 юнкеров, убитых при осаде Владимирского училища и телефонной станции.” [76]

Совсем скоро число евреев, сражавшихся за большевиков во много-много раз превысит число, сражавшихся против.

Но это уже совсем другая История, История «Евреи и Гражданская Война».

(окончание следует)

Примечания

[1] Нафтали Маркович Фридман (1863, Юрдайчяй, район Янишки, Ковенская губерния — 1921, Бад-Киссинген) — российский общественный и государственный деятель, юрист.  Окончил юридический факультет Санкт-Петербургского университета. Присяжный поверенный в городе Поневеже, был гласным городской думы. Член общества взаимного кредита и общества садоводства. Член Партии кадетов, депутат 3-й и 4-й Государственной Думы от Ковенской губернии. Один из самых известных депутатов-евреев Государственной Думы. В 1917 году избран во Всероссийское учредительное собрание от Могилёвского избирательного округа по списку № 9 (еврейский национальный комитет). С 1918 года жил в Литве. В 1920 году был избран депутатом Учредительного Сейма Литовской Республики. Член фракции Еврейского Демократического Союза.

[2]  Евреи в годы Первой мировой войны

[3] The German-Jewish Soldiers of the First World War

[4]  Jews on the fronts of the First World War. On the centenary of the beginning of the war

[5] Jewish soldiers in the Austro-Hungarian army

[6]  Йоханан Петровский-Штерн. Евреи в русской армии, 1827–1914 гг. стр. 493-494. Ссылка на книгу Deak /. Jewish Soldiers in Austro-Hungarian Society. N.-Y.: Leo Baeck Institute, 1990

[7] Первая мировая война (еврейский аспект)

[8] Йоханан Петровский-Штерн. Евреи в русской армии, 1827–1914 гг. стр. 347

[9] Вениамин Чернухин. «Евреи и фашизм. Брак по-итальянски»

[10] History of the Jews in Italy

[11]Louis Bernheim

[12] Bulgarians and Jews throughout History

[13] МАЛКО ИЗВЕСТНИ СЪДБИ НА ЕВРЕИ И ПРАВЕДНИЦИ-НЕЕВРЕИ ОТ БЪЛГАРИЯ ПО ВРЕМЕТО НА ХОЛОКОСТА. АНГЕЛИНА РАШКОВА

[14] Срби Мојсијеве вере у Великом рату

[15] Электронная еврейская. Румыния

[16] Over There: Profiles of American Jews in World War I

[17] List of Jewish American generals and admirals

[18] Йоханан Петровский-Штерн Евреи в русской армии, 1827–1914 гг. стр. 127

[19] Там же стр.225

[20] В 1721 году в России появились специальные школы для солдатских детей, в которых их готовили для службы в армии. Школы назывались кантонистскими, от немецкого слова «кантон – полковой округ», в них поступали в возрасте 10-14 лет

[21] Кантонисты

[22] Йоханан Петровский-Штерн Евреи в русской армии, 1827–1914 гг. стр. 169

[23] Александр Локшин ЭПОХА «ГЗЕЙРОС» В ЕВРЕЙСКОЙ ИСТОРИИ РОССИИ: КАНТОНИСТЫ, ХАПЕРЫ, ПОЙМАННИКИ

[24] Александр Иванович Герцен Былое и думы

[25] Йоханан Петровский-Штерн Евреи в русской армии, 1827–1914 гг. стр. 7

[26] Военная реформа Александра II

[27] ЕВРЕИ РОССИИ В КОНЦЕ 19 В. — НАЧАЛЕ 20 В. (1881–1917)

[28]  Йоханан Петровский-Штерн Евреи в русской армии, 1827–1914 гг. стр. 324

[29] Там же стр.321-322

[30]  Семен Гольдин РУССКАЯ АРМИЯ И ЕВРЕИ НАКАНУНЕ ПЕРВОЙ МИРОВОЙ ВОЙНЫ

[31] А. Деникин, Путь русского офицера

[32] Будницкий О.В. «Российские евреи между красными и белыми (1917-1920)» гл.4

[33] Семен Гольдин РУССКАЯ АРМИЯ И ЕВРЕИ НАКАНУНЕ ПЕРВОЙ МИРОВОЙ ВОЙНЫ

[34] Михаил Пархомовский, Дан Харув. НА ЧЕТЫРЕХ КРАЯХ ЗЕМЛИ Еврейская эмиграция из России (1881–1939)

[35] Будницкий О.В. «Российские евреи между красными и белыми (1917-1920)» гл.4

[36] Переписка Николая II и П.А. Столыпина от 10-11 декабря 1906 г.

[37] Йоханан Петровский-Штерн Евреи в русской армии, 1827–1914 гг. стр. 352-353

[38] Будницкий О.В. «Российские евреи между красными и белыми (1917-1920)« гл.4

[39] Там же

[40] Семен Гольдин РУССКАЯ АРМИЯ И ЕВРЕИ НАКАНУНЕ ПЕРВОЙ МИРОВОЙ ВОЙНЫ

[41] Йоханан Петровский-Штерн Евреи в русской армии, 1827–1914 гг. стр. 343-344

[42] Там же

[43] ЕВРЕИ РОССИИ В КОНЦЕ 19 В. — НАЧАЛЕ 20 В. (1881–1917)

[44] Евреи в русской армии

[45] Участники и жертвы: Первая мировая и евреи

[46] Будницкий О.В. «Российские евреи между красными и белыми (1917-1920)» гл.4

[47] Участники и жертвы: Первая мировая и евреи

[48] Будницкий О.В. «Российские евреи между красными и белыми (1917-1920)» гл.4

[49] Лев Поляков. История антисемитизма. Эпоха знаний

[50] Надежда Тэффи Два естества

[51] Будницкий О.В. «Российские евреи между красными и белыми (1917-1920)» гл.4

[52] Брусилов Алексей Алексеевич Мои воспоминания. Брусиловский прорыв

[53] Феликс Кандель. КНИГА ВРЕМЕН И СОБЫТИЙ ОЧЕРК СОРОК ТРЕТИЙ Первая мировая война и российские евреи. Февральская революция 1917 года.

[54] Участники и жертвы: Первая мировая и евреи

[55] Йоханан Петровский-Штерн Евреи в русской армии, 1827–1914 гг. стр. 201, 493

[56]  Участники и жертвы: Первая мировая и евреи

[57] Военная цензура иногда запрещала откровенно антисемитские публикации, но большая их часть успешно проходила через цензурные рогатки. С одной стороны, инструкция, подготовленная самим военно-цезурным ведомством, запрещала периодическим изданиям помещать статьи, имеющие тенденциозный характер натравливания на евреев, инородцев и даже на подданных воюющих с Россией держав, с другой — постановление, принятое на собрании петроградских военных цензоров 25 ноября 1914 г., требовало «не дозволять огульных нападок на инородцев, но допускать указание на отдельные факты». Это постановление фактически открывало возможность трактовать любые нападки на евреев или других инородцев, как указание на отдельные факты

[58] Йоханан Петровский-Штерн Евреи в русской армии, 1827–1914 гг. стр. 353, 493

[59] Юрий Бахурин. Вынужденные переселения из западных окраин России в период Первой мировой войны (1914-1917 гг.)

[60] Йоханан Петровский-Штерн Евреи в русской армии, 1827–1914 гг. стр. 21, 22

[61] Брусилов Алексей Алексеевич Мои воспоминания. Брусиловский прорыв

[62] Участники и жертвы: Первая мировая и евреи

[63]  ЕВРЕИ РОССИИ В КОНЦЕ 19 В. — НАЧАЛЕ 20 В. (1881–1917)

[64] Ярослав Голубинов Евреи на фронте и возле фронта

[65] Там же

[66] Участники и жертвы: Первая мировая и евреи

[67] Юрий Бахурин Вынужденные переселения из западных окраин России в период Первой мировой войны (1914-1917 гг)

[68] Участники и жертвы: Первая мировая и евреи

[69] Львовский погром 27 сентября 1914 года

[70] Участники и жертвы: Первая мировая и евреи

[71] Постановление Временного Правительства Об отмене вероисповедных и национальных ограничений. 22 марта 1917 года

[72] Кандель Феликс КНИГА ВРЕМЕН И СОБЫТИЙ ТОМ ТРЕТИЙ История евреев Советского Союза 1917 – 1939 гг.

[73] Правда о забытых солдатах Арон Шнеер

[74] Участники и жертвы: Первая мировая и евреи

[75]Кандель Феликс КНИГА ВРЕМЕН И СОБЫТИЙ ТОМ ТРЕТИЙ История евреев Советского Союза 1917 – 1939 гг.

[76] Евреи-юнкера, защищавшие Зимний.

Основные источники

  1. EUROPEAN JEWISH POPULATIONS
  2. Jews on the fronts of the First World War. On the centenary of the beginning of the war
  3. Евреи в годы Первой мировой войны
  4. Йоханан Петровский-Штерн. Евреи в русской армии, 1827–1914 гг. М.: Новое литературное обозрение, 2003. (В сети: https://www.litmir.me/br/?b=597030&p=1)
  5. Лев Поляков. «История антисемитизма. Эпоха знаний» 
  6. Будницкий О.В. «Российские евреи между красными и белыми (1917-1920)» гл. 
  7. В. Жаботинский. Слово о полку 
  8. Феликс Кандель. Книга времён и событий. 
  9. Брусилов Алексей Алексеевич. Мои воспоминания.
  10.  Надежда Тэффи. Два естества
  11. Jewish Marshals, Generals & Admiral
  12. Les Juifs en France à la veille de la guerre
  13. Jewish soldiers in the Austro-Hungarian army
  14. Вениамин Чернухин. «Евреи и фашизм. Брак по-итальянски»
  15. МАЛКО ИЗВЕСТНИ СЪДБИ НА ЕВРЕИ И ПРАВЕДНИЦИ-НЕЕВРЕИ ОТ БЪЛГАРИЯ ПО ВРЕМЕТО НА ХОЛОКОСТА. АНГЕЛИНА РАШКОВА
  16. Срби Мојсијеве вере у Великом рату
  17. Over There: Profiles of American Jews in World War I
  18. List of Jewish American generals and admirals
  19. Евреи в русской армии
  20. Участники и жертвы: Первая мировая и евреи
  21. Александр Локшин ЭПОХА «ГЗЕЙРОС» В ЕВРЕЙСКОЙ ИСТОРИИ РОССИИ: КАНТОНИСТЫ, ХАПЕРЫ, ПОЙМАННИКИ
  22. ЕВРЕИ РОССИИ ВКОНЦЕ 19 В. — НАЧАЛЕ 20 В. (1881–1917)
  23. Семен Гольдин РУССКАЯ АРМИЯ И ЕВРЕИ НАКАНУНЕ ПЕРВОЙ МИРОВОЙ ВОЙНЫ
  24. Юрий Бахурин. Вынужденные переселения из западных окраин России в период Первой мировой войны (1914-1917 гг.)
  25. Ярослав Голубинов Евреи на фронте и возле фронта
  26. Постановление Временного ПравительстваОб отмене вероисповедных и национальных ограничений. 22 марта 1917 года
  27. Правда о забытых солдатах Арон Шнеер
  28. Michael Berger. Jüdische Soldaten in deutschen Armeen. Grausame Täuschung
  29. Jüdische Soldaten im Ersten Weltkrieg»Große deutsche Patrioten»
  30. Deutsche jüdische Soldaten
  31. The Jewish Soldiers of the Kaiser’s Army
  32. הרופא פליקס טיילהבר ומלחמת העולם הראשונה 
  33. Jewish Knights of the Air
  34. History of the Jews in England
  35. חיילים יהודים במלחמת העולם הראשונה: נאמנות וגבורה למען המולדת
  36. Макс Хейстингс. Первая мировая война. Катастрофа 1914 года
  37. INTERNATIONAL ENCYCLOPEDIA of the First World War. Great Britain.
  38. Яков Басин. «Палестинский вопрос» в контексте Первой мировой войны
  39. Давид Ллойд Джордж «Военные мемуары томы 1-2». Перевод с английского И. Звавича Государственное социально-экономическое издательство Москва – 1934
  40. הישוב היהודי בא»י והתנועה הציונית בתקופת מלחמת העולם הראשונה — בין השנים
  41. The birth of the Zion Mule Corps
  42. РОССИЯ. ДЕМОГРАФИЯ ЕВРЕЙСКОГО НАСЕЛЕНИЯ РОССИЙСКОЙ ИМПЕРИИ (1772–1917)
  43. Александр Шульман. Евреи на Великой войне
Share

Сёма Давидович: Евреи и Великая (Первая мировая) война: 7 комментариев

  1. Benny B

    Статья хорошая, познавательная и интересная. Thanks.

    Конструктивная критика (или мой субъективный вкус, я не уверен):
    «двойная тема» статьи это как-правило недостаток.

  2. Avraam

    Спасибо, Сема, труд капитальный. Забытая депортация евреев из прифронтовой полосы Первой Мировой мало чем отличалась от куда более известных сталинских депортаций народов.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

AlphaOmega Captcha Mathematica  –  Do the Math
     
 
В окошко капчи (AlphaOmega Captcha Mathematica) сверху следует вводить РЕЗУЛЬТАТ предложенного математического действия