©"Заметки по еврейской истории"
  январь 2020 года

273 просмотров всего, 4 просмотров сегодня

История подготовки педагогов для еврейских учебных заведений, еврейских литераторов и журналистов в ВУЗе Москвы оказалась короткой: всего 13 лет. За это время из стен ЕвЛИТЛО вышло не менее 200 специалистов, отлично владевших литературным идиш.

Леонид Флят

ЕвЛИТЛО: ОТ МГУ-2 до МГПИ
(К истории «Язык идиш в системе просвещения СССР»)

Жителя Москвы первой четверти XXI века Ханукия в центре города, возможно, и возмутит, но не удивит.  А сможет ли он себе представить, что почти там же когда-то был еврейский рабочий клуб «Коммунист»?  20 мая 1928 года актовый зал клуба был переполнен. В тот вечер торжественно отмечалось важное событие в культурной жизни евреев СССР: первый выпуск студентов Еврейского литературно-лингвистического отделения (ЕвЛИТЛО) педфака 2-го Московского государственного университета (2-й МГУ).  Группа выпускников — 14 человек — не была велика числом, но блистала именами молодых литераторов: Изи Харик, Зэлик Аксельрод, Даниэль Меерович (он же, Марк Даниэль). От имени студентов наставников благодарил Кива Безносик. Видимо, он был членом Президиума ЕвЛИТЛО.

С отчётным, по сути, докладом выступил профессор Цви Фридлянд, который в отделении совмещал чтение лекций по истории с функциями администратора. В числе других ораторов слово также получили профессора-литературоведы Ихескиель Добрушин и Ицхак Нусинов. Гостем вечера был драматург из США Перец Гиршбейн. Об этом 25 мая 1928 года поведал репортаж в газете «Der Emes».

МГУ-2 (март 1926 — май 1930)

А начало этому событию было положено, когда «В марте 1926 года во 2-м МГУ было открыто Отделение еврейского языка и литературы…». Так писал М. Крутиков в статье “Как обучали идишу в Московском университете 80 лет тому назад” (газета «Forverts», март 2006, идиш, Н.-Й.)  К этой статье, если и не единственной по теме в новом тысячелетии, но, пожалуй, первой, я ещё не раз буду обращаться.

С какой целью в Москве организовали ВУЗ, готовивший специалистов по языку идиш? М. Крутиков считал: «… В 1920-х годах для подготовки учителей еврейских советских школ открылись отделения в университетах Белоруссии и Украины. Отделение при Втором Московском университете должно было занять ведущие позиции в советской системе подготовки еврейских педагогических кадров…» Полностью согласиться с этим утверждением трудно. По уровню профессорско-преподавательского состава ВУЗы республик, конечно, не могли соперничать с Москвой. С другой стороны, и в Одессе, и в Минске готовили учителей по всем предметам школьной программы в то время, как в МГУ-2 предусматривалось углублённое изучение гуманитарных дисциплин (языки, литература, история). Список выпускников ЕвЛИТЛО первых лет впечатляет именами литераторов, журналистов, лингвистов. А это позволяет утверждать, что задача Отделения, по крайней мере, в первые годы, заключалась в подготовке деятелей советско-еврейской культуры. Так, Шмуэль Палатник из Наркомата просвещения на том же выпускном вечере заявил, что Отделение отныне называется не литературно-лингвистическим, а еврейского языка и культуры. Но новое название, как видно, продержалось короткое время.

Далее в статье М. Крутиков даёт информацию об учебном процессе.  «…Полный курс педагогического образования в советских университетах состоял из 4 лет теоретических и практических занятий. Лекции на московском отделении начались в 1926/27 академическом году сразу на всех 4-х курсах. Всего на отделении училось около 80 студентов. Примерно 60% из них прибыли из РСФСР, остальные — из Украины и Белоруссии. Выпускников распределяли по еврейским школам, в основном, России…»  И в этом абзаце не все бесспорно. К примеру, если бы отделение укомплектовали 4-мя курсами осенью 1926 года, то праздник 1 выпуска пришёлся на весну 1927 года, а не на год позже.

О том, как началась учёба на отделении, в своих воспоминаниях (журнал «Di Pen», идиш) рассказала Соня (Спринца) РОХКИНД. Текст в переводе на русский можно найти в сети. Мемуаристка, как и часть абитуриентов, в Москву прибыла из Ленинграда (Институт высших еврейских знаний — ЛИВЕЗ). Из источников известно, что абитуриенты уже имели опыт учебы: одни — в ликвидированных институтах: ЛИВЕЗе и им. Брюсова, другие проявили себя в школьной работе, имея среднее педагогическое образование. По результатам собеседования Рохкинд зачислили на 2 курс. Вместе с ней в группе, старостой которой её избрали, учились уже упоминавшиеся Харик, Аксельрод, Меерович, а также ставший после учебы литературоведом киевлянин Моисей Мижирицкий. О Безносике мемуаристка не упомянула, хотя после учебы оба трудились в Минске. Она не сообщает и о том, был ли весной 1926 года набор на другие курсы (третий и первый). Но так как первой на ЕвЛИТЛО была выпущена группа С. Рохкинд, понятно, что весной 1926 года на 3 курс студентов не набирали.

Нет возможности сослаться на документ, но предположение о том, что на 2-й курс зачислили более подготовленных абитуриентов, а остальных — на 1-й, логично. Из группы первого курса нам известны начинающий в ту пору писатель Иосиф Рабин (его, как своего студента, в письме к Г. Лейвику от апреля 1926 г. упоминал Ихескиель Добрушин) и будущий литературовед Давид Курлянд.

После интенсивной летней учебы (сокращенный до семестра академический год) студенты обеих групп были переведены соответственно на 3 и 2 курсы. К сентябрю того же года был проведён набор группы первокурсников. В её составе были учитель Хаим Лойцкер, юные литераторы Бузи Олевский, Нотэ Лурье и, вероятнее всего, Миля (Малка) Вортман. Таким образом, в 1926/27 учебном году приступили к учебе студенты 3 групп, по одной на каждом   курсе. Общее число студентов не превышало 60.

Лишь после приемных экзаменов 1927 года Отделение   было укомплектовано всеми четырьмя курсами. И это положение сохранялось все время существования ЕвЛИТЛО. А число студентов было не более 80.  Набор студентов во времена 2-го МГУ проводился ещё дважды: в 1928 и 1929 годах. В 1930 году университет расформировали.

C первых лет на ЕвЛИТЛО еврейские дисциплины преподавали профессора Ицхак Нусинов и Ихескиель Добрушин — литературоведы, Цви Фридлянд и Товия Гейликман —историки, языковед Айзик Зарецкий, а лекции по ивриту (курс вскоре упразднили) вёл И. И. Бакст.  Лектором был и историк — библеист Моисей Лурье. Его, как жертву 1937 года, упоминала Соня Рохкинд. Лекции по ряду дисциплин (психология, педагогика и др.) студенты ЕвЛИТЛО слушали в общем потоке. О лекторе по философии, профессоре А.А. Ческисе (1879 — 1935) вспоминал Моисей Беленький.

Довольно быстро изменилась политика приёма абитуриентов. Кива Безносик весной 1928 года отмечал: «Первый студенческий набор был малочисленным и состоял, в основном, из бывших учителей. Нынешние первый и второй курсы, в своем большинстве, состоят из рабочих». Но и в дальнейшем на отделение всё же “проникали” литературно одаренные молодые люди, ставшие профессиональными поэтами, прозаиками, критиками, журналистами.

По моде того экспериментального времени отделением руководил Президиум. В его состав входили два профессора (Ц. Фридлянд и И. Нусинов) и два студента. Позднее перешли на единоначалие, и заведовал отделением Цви Фридлянд.

Некоторых студентов привлекали к подготовке учебных пособий.  Их нехватка остро ощущалась в начальный период становления советской школы. В 1929 году под руководством А. Зарецкого вышли 4 тома пособия «Шпрах». В работе участвовали студенты Безносик и Лойцкер. Два других соавтора, Ш. Кацнельсон и И. Гринберг, вероятно, тоже были студентами ЕвЛИТЛО.

В 1930 году прошла реформа высшего образования. Коснулась она и 2-го МГУ. На базе университета создали три института. Педфак стал Государственным педагогическим институтом (МГПИ) им. А.С. Бубнова. Он сохранил за собой здание на М. Пироговке. Еврейское отделение вошло в состав литфака. Подготовка специалистов по еврейской литературе и языку идиш в Москве продолжилась.

В университетский период своего существования ЕвЛИТЛО провело 4 набора (первый из них сдвоенный) и 3 выпуска студентов. Два выпуска были ускоренными (5 и 7 семестров). И лишь студенты второго набора (осень 1926 г.) прослушали полный университетский курс. Из выпускников 1930 года известность получили:

  • ЛОЙЦКЕР Хаим, языковед, кандидат филологических наук (1937), работавший в АН УССР;
  • ОЛЕВСКИЙ Бузи, поэт и прозаик, погибший в рядах РККА в последние дни июня 1941 года;
  • ЛУРЬЕ Нотэ, прозаик. В биографии Н. Лурье отмечают, что он учился в ВУЗе с 1926 по 1931 годы. 5 лет учебы не вызовут удивления, если предположить, что писатель брал творческий отпуск и в качестве дипломной работы предложил свой первый роман «Дэр стэп руфт» («Степь зовёт»);
  • ВОРТМАН Миля (Малка), литературовед, защитившая диссертацию по теме «Поэзия П. Д. Маркиша».
  • КЛИТЕНИК Шмуэль, литературный критик.

Польский комсомолец, он в 1920-х годах нелегально перебрался в СССР. В книге С. Ортенберга «Ткань жизни» упоминается, что в 1926/27 году Клитеник с автором проходил в Одессе службу на Курсах младшего комсостава РККА, много времени отдавал чтению еврейских классиков и мечтал поступить во 2-й МГУ. Судя по известным фактам, это ему после демобилизации удалось. Шмуэль Клитеник, вероятнее всего, был сокурсником М. Вортман и в ВУЗе, и в аспирантуре. В начале 1930-х годов они совместно публиковали критические статьи, участвовали  в составлении статей о молодых еврейских писателях для довоенной «Литературной энциклопедии». Есть основания предположить, что Ш. Клитеник после сдачи приемных экзаменов был зачислен сразу на 2 курс в группу-1926 (осень) и завершил учёбу в 1930 году.  С 1936 года Клитеник жил в ЕАО и редактировал альманах «ФОРПОСТ». Погиб Ш. Клитеник в «исправительно-трудовом лагере».

Реформа-1930 разделила выпускников ЕвЛИТЛО на три группы. О первой из них, связанной учёбой только со 2-м МГУ, уже сказано. Вторая группа — это те, кто поступал на учебу в университет, а завершал её в стенах института (также 3 выпуска). Те, кто провел все годы учебы под крышей МГПИ, составили третью группу. Об этом стоит упомянуть, ибо реформа, того не преследуя, внесла сумятицу в биографии выпускников, увековеченных в словарях и энциклопедиях.

МГПИ им. Бубнова (лето 1930 — лето 1938)

Смена вывески мало сказалась на положении ЕвЛИТЛО. Ежегодно набирали по одной группе из 20 студентов. Курс обучения оставался 4-хлетним. До 1934 года отделением заведовал Ц. Фридлянд. А когда его назначили деканом исторического факультета МГУ, руководить ЕвЛИТЛО поручили Боруху Шварцману, известному педагогу и многолетнему директору детской колонии в Малаховке. Отмечу попутно, что все биографии Ц. (Г.С.) Фридлянда обычно замалчивают его почти восьмилетнюю деятельность на ниве еврейского (идиш) просвещения.

Подготовка студентов всё более ориентировалась на школу, тем более, что страна переходила на десятилетнее образование. Появлялись школы-десятилетки и с преподаванием на языке идиш.

Из выпускников, получавших дипломы в 1931-1933 годах, назовем следующих:

  • ФРИДМАН Нохим, биробиджанский газетчик, редактировавший «Биробиджанер штерн». На сайтах ЕАО есть ссылка на справку, что Наум Фридман с 1 сентября 1926 г. по 26 мая 1931 г. выполнил все требования по специальности “Еврейский язык и литература”. Стоит уточнить, что Н. Фридман в 1928 году прерывал учебу (на год?) и прибыл на станцию Тихонькая (будущий Биробиджан) с одним из первых эшелонов добровольцев-колонистов.
  • ДУБИНСКИЙ Моисей (информация Х. Бейдера) в период учебы участвовал в подготовке учебника для школы (соавтор Х. Лойцкер), ВУЗ окончил в 1931 году. До учебы он был учителем одной из школ Украины, а по окончании ВУЗа работал редактором Нацмениздата в Киеве. Известен также, как переводчик с русского и идиш на украинский язык. Моисей Дубинский был автором журнала «Советиш Геймланд».
  • ГОРДОН Эли (Илья) — еврейский писатель. Он учился на ЕвЛИТЛО с 1927 по 1931 годы, а затем в аспирантуре родного ВУЗа. Короткое время преподавал идиш и литературу студентам Еврейского сектора пединститута в Минске.
  • ГОРДОН Шмуэль (Самуил) — один из долгожителей советской литературы на языке идиш.

В том, что он поступил на учёбу в ЕвЛИТЛО до реформы-1930, сомнений нет. Но в студенческом периоде биографии писателя неясностей много. И Самуил Вольфович сам не совсем точно излагал этот период своей жизни. Михаил Крутиков в своей статье упоминает о политическом скандале, повод к которому дал юный литератор.  Вот запись в протоколе одного из заседаний Президиума ЕвЛИТЛО за 1929 год:

«Студент 1 курса Ш. Гордон опубликовал свои стихи в варшавской мелкобуржуазной газете “LITERARISHE BLETER” (28 декабря 1928 года — авт.) Стихи он сопроводил письмом к редактору этой газеты, призывая создать единый еврейский литературный фронт. Если (позднее) в еврейской (советской —авт.) прессе он признал свои ошибки, то одновременно написал редактору польского издания, что это сделано им под давлением. Постановили: ”Признать действия Ш. Гордона не достойными студента советского института и просить декана исключить его из еврейского отделения”».

Точная дата заседания нам не известна. Без сомнения, Ш. Гордону пришлось прерывать учебу. Позже он её продолжил, но нет ясности о времени её завершения. «Краткая литературная энциклопедия» датирует это событие 1934 годом. При этом автором Г. А. Поляковым (вероятно, псевдоним Г. А. Ременика —авт.) называется 2-й МГУ(?). Сам же писатель, а вслед за ним в «Lexikon’е» Х. Бейдер, сообщают год окончания ВУЗа —1931. Будучи студентом 1 курса в 1929 году, мог ли Ш. Гордон одолеть программу ВУЗа в 1931-м?

Случайность, пожалуй, но институтский период ЕвЛИТЛО иллюстрируют ряд фотографий, что делает дальнейшее изложение более предметным. Первый из предлагаемых снимков (архив Моисея Беленького) обнаружен в «Сети». Скан не очень высокого разрешения, но, всё же, идентифицировать часть позировавших студентов и педагогов позволяет.

Группа ЕвЛИТЛО, V выпуск

Группа ЕвЛИТЛО, V выпуск

На фото (справа налево): в 1-м ряду студенты М. Беленький (4-й) и Н. Левин (3-й), во 2-м ряду  профессор И. Нусинов (2-й),  доцент А. Гурштейн (1-й), слева в кресле — зав. ЕвЛИТЛО профессор Ц.  Фридлянд (?). Вероятное время съёмки — весна 1932 года.

БЕЛЕНЬКИЙ Моисей — педагог, лектор, администратор. На ЕвЛИТЛО он учился с 1928-го по 1932-й годы. Первые два курса — в МГУ-2, а завершал учебу в МГПИ. Ещё третьекурсником Моисея Беленького пригласили в Еврейскую театральную студию читать лекции по «Основам марксизма». Позже он совмещал работу лектора с должностью директора Еврейского театрального училища (ЕГТУ) вплоть до своего ареста в январе 1949 года.

ЛЕВИН Нохим — редактор еврейских изданий. Он был принят на ЕвЛИТЛО в 1929 году и зачислен сразу на 2 курс. Сокурсник М. Беленького по ВУЗу и товарищ по жизни. Работая в редакции газеты «Der Emes» до её закрытия в 1938 году, читал одновременно студентам ЕГТУ курс «Эстетика». Позже Левин работал в издательстве «Der Emes» (с перерывом на службу в армии), был сотрудником ЕАК и редакции газеты «Ejnikajt». Его арестовали в сентябре 1949 года, и, сфабриковав «Дело», казнили в ноябре следующего года.

ТЭЙФ Моисей, поэт. Он поступал на ЕвЛИТЛО в 1928 году, и по сведениям, не подтвержденным документально, учебу завершил в 1933 году. Тогда же был издан первый сборник стихов М. Тэйфа. На предлагаемом фото Моисей Тэйф, облик которого известен по другим снимкам, не опознаётся. Этот факт косвенно подтверждает, что от своих сокурсников поэт мог отстать.

О группе ЕвЛИТЛО набора 1929 года никакой информации найти не удалось. Возможно, что группа-1929 (М. Тэйф стоит особняком) из своей среды не выдвинула деятелей, попавших в «Лексиконы» и иные подобные издания.

С 1934 года выпускники ЕвЛИТЛО были связаны исключительно с МГПИ, хотя порой утверждали (Рахиль Баумволь, например), что учились во 2-м МГУ.

Среди первых выпускников уже институтского периода известны два писателя:

ГАРЦМАН Мотл, поэт. В 1930 году он окончил Еврейский педагогический техникум в Одессе и той же осенью был принят на первый курс ЕвЛИТЛО. Завершив учёбу в Москве, Гарцман поселился в Киеве, был аспирантом Секции литературы и критики Института Еврейской пролетарской культуры АН УССР. Шмуэль Гордон упоминал о своем близком знакомстве с Гарцманом в период своей учёбы. Вполне вероятно, что они были сокурсниками. С первых дней войны с Германией Гарцмана призвали в армию. Поэт погиб в 1943 году.

ГЕН Тевье, прозаик. В Москву приехал из Харькова в 1931 году и переводом был зачислен на 2 курс ЕвЛИТЛО. Получив диплом в 1934 году, Т. Ген два года жил и работал в Биробиджане, затем в Подмосковье. Участник войны с нацистами. В преклонном возрасте Т. Ген совершил алию. Он умер и похоронен в Израиле.

фото VIII выпуска ЕВЛИТЛО

фото VIII выпуска ЕВЛИТЛО

Благодаря фотографии «VIII выпуска ЕвЛИТЛО» (архив Ю. Телесина), мы можем перечислить фамилии как преподавателей, так и выпускников, получивших путевку в жизнь в 1935 году.

Администрация: директор МГПИ Сегаль, декан литфака Устинов, пом. декана Шварцман Б.

Преподаватели: Якубович М. (русский язык), доцент Э.Фалькович, профессор А.И. Зарецкий, зав. Кафедрой языка идиш; профессор И.М. Нусинов, зав. Кафедрой еврейской литературы; доцент А. Ш. Гурштейн, профессор М.И. Литваков (фото удалено);  Ефимов, военрук;  выпускники М. Казан,  А. Бесицкий,  Е. Немцович,  М. А. Кравец,  К.С. Шейнгрут (лектор?),  Д.А. Шпильберг, Л. Колбовский, Е. Кац, З.Л. Телесин;  доцент Лунин Э.Б. (русская литература).

Выпускники: С. Лучанская, Р. Баумволь, Ф. Пупс, Фильтерштейн, М. Розенфельд, А. Пинякова, Швачкин, М. Фельдман, М. Маефис, М. Циноцкий, Г. Б. Рабинков, Т. Любман.

Группа-1931 из своих рядов выдвинула, как минимум, трёх литераторов: Рахиль Баумволь и Зяму Телесина (поэты), Герша Рабинкова (прозаик).

Из выпускников 1936 года (группа-1932) нам известны были двое:

МИЛЛЕР Бузи (Борис) свою первую книжку издал в Харькове. Там же поступил в ВУЗ, но вскоре перевелся в Москву. После учебы уехал в ЕАО. С Биробиджаном было связано его творчество до самого конца жизни.

РАСКИН Арон. Вслед за ЕвЛИТЛО учился в еврейской аспирантуре. Но защитил кандидатскую диссертацию на Кафедре зарубежной литературы. Участник войны с 1942 года. Демобилизовавшись в 1949 году, А. Раскин жил и преподавал в Курске. С началом издания журнала «Советиш Геймланд» он публиковал на страницах этого издания статьи о творчестве классиков еврейской литературы. Эти статьи были собраны и изданы в Израиле отдельной книгой (1989 год).

Благодаря отклику родственницы одной из выпускниц появилась возможность озвучить имя ещё одного дипломанта ЕвЛИТЛО 1936 года.

ШРАЙБМАН Рива Хаимовна последовательно училась в Винницком еврейском педтехникуме и на ЕвЛИТЛО МГПИ им. А. Бубнова. В 1936 году её направили в Смоленск преподавать в школе еврейский язык, литературу и историю. Через два года преподавание на языке идиш было отменено и Р.Х. Шрайбман переехала в Московскую область. Архив потомков семьи Шрайбман позволяет познакомиться с обликом Ривы Хаимовны и других членов комсомольской ячейки ЕвЛИТЛО.

комсомольская ячейка

комсомольская ячейка

На снимке: Рива Шрайбман (2-я слева в верхнем ряду). Во 2-м ряду Арон Раскин (? крайний справа). Присутствие на фото Боруха Шварцмана (3-й справа во 2-м ряду) позволяет считать, что съемка выполнена не ранее 1934 года. Бузи Миллер на снимке не обнаружен, остальные студенты не опознаны.

Архив той же семьи знакомит нас с видом диплома выпускника ЕвЛИТЛО 1936 года.

Образец диплома выпускника ЕвЛИТЛО. 1936 г.

Образец диплома выпускника ЕвЛИТЛО. 1936 г.

Образец диплома выпускника ЕвЛИТЛО. 1936 г. (2)

Образец диплома выпускника ЕвЛИТЛО. 1936 г. (2)

Абсолютно никаких сведений о группе, набранной в 1933 году и выпущенной в 1937-м, обнаружить не удалось.

Выпуск ЕвЛИТЛО 1938 года оказался последним в истории ВУЗа. Архив семьи Подольских-Кустанович сохранил для нас имена и облик преподавателей и выпускников того года. Вызывает удивление, что этот выпуск назван 10-м. Ведь в 1935 году выпуск был по счёту 8-м (VIII). Неужели 1937 год оказался для ЕвЛИТЛО бесплодным?

Выпуск - 1938

Выпуск — 1938

По сравнению с фото «VIII выпуск ЕвЛИТЛО» отсутствуют казненный в 1937 году Моисей Литваков, доценты А. Гурштейн и Э. Фалькович, военрук Ефимов. Исчезло и имя А.С. Бубнова в названии ВУЗа. Кроме знакомых фамилий (Нусинов, Зарецкий, Якубович, Шварцман, Лунин) появились портреты профессоров Ш. Ривеса (педагогика), И. Добрушина, Н. Ойслендера (литература), Б. Гейликмана (история), доцентов Мучника и Г. Ременика.

В том году получили дипломы:

ЛЕЙБМАН В.А.; ВАХНОВЕЦКИЙ Х.С.; ГУРАЛЬНИК Б.; ПОЛЯК Фейга (жена Ременика Г.); СТРЕЛЬНИК Арон — издательский работник (корректор); ВОЛЬПИН; РАППОПОРТ Р.; КЛЕЙНЕР С.; ШВАРЦ Абрам Волькович (1917-1945, Польша) после ВУЗа работал учителем в Подмосковье; ФЕЛЬДМАН Г.; ШРАЙБМАН ТУБА ХАЙМОВНА, младшая сестра Шрайбман Р.Х. Она получила среднее (Киев) и высшее педагогическое образование. С 1938 по 1942 годы учительствовала в еврейской школе Биробиджана; ЛИБИНЗОН Залман после окончания ЕвЛИТЛО учился в аспирантуре (Кафедра зарубежной литературы), участник войны 1941-1945 годов, доктор филологии; КУСТАНОВИЧ Дора Боруховна, мама языковеда Баруха Подольского; ЛИВШИЦ Б.С.; РОЙТМАН Ш.И., еврейский поэт, после окончания ВУЗа учился в аспирантуре, диссертацию защитил на Кафедре иностранной литературы, много лет преподавал зарубежную литературу в Йошкар-Оле. С 1970-х годов жил в Израиле; ШЕЙНИНА С. А.; БУХБИНДЕР К.; ДЕХТЯР З.Х.; ГОРИН Г.; БЛУВШТЕЙН А.

Незадолго до 1 сентября 1938 года в Наркомпросе РСФСР был подписан приказ о прекращении в МПГИ подготовки учителей для еврейских школ. Это оказалось полной неожиданностью для   прибывшие на учебу студентов ЕвЛИТЛО 2-го, 3-го и 4-го курсов. Им пришлось срочно переквалифицироваться в русистов. Из  их числа известность получили Арон ВЕРГЕЛИС, поэт и многолетний редактор журнала «Советиш Геймланд», еврейский писатель Михаил ЛЕВ, поэт Велвл РЕДЬКО, погибший в рядах РККА и литературовед Уран ГУРАЛЬНИК.

Завершая рассказ о подготовке в Москве специалистов языка идиш, отметим, что на ЕвЛИТЛО существовала и заочная система обучения. Свидетельствует о том не официальный документ, а фото из архива потомков Абрама БЕСИЦКОГО, выпускника ЕвЛИТЛО 1938 года. Учась очно, он одновременно работал в библиотеке методической литературы Отделения и помогал заочникам.

Сессия заочников

Сессия заочников

Фото позволяет утверждать, что на Отделении в 1932 году была набрана группа заочников.  Летом 1934 года они сдавали экзамены за 2 курс.

В первом ряду сидят (слева направо): А. Бесицкий (3-й), аспирант Б. Закс (4-й), Б. Шварцман (5-й), языковед А. Зарецкий (8-й), литературовед А. Гурштейн (9-й). Случай помог выяснить, что в этой группе учился еврейский поэт и директор школы в Бешенковичах Моисей Юдовин (в 3-ем ряду 3-й слева).

НАУЧНЫЕ ИССЛЕДОВАНИЯ

К 1926 году в столицах республик со значительным еврейским меньшинством (Киев, Минск) для изучения еврейской истории, языка и культуры были созданы научные учреждения. Учёные Москвы, трудившиеся в тех же областях науки, такого подарка не получили. Еврейское отделение, организованное во 2-м МГУ, стало центром неформального объединения этих ученых. Об этом не долго существовавшем научном обществе свидетельствует научный сборник. Он был издан в 1929 году под №1. Но ликвидация в ВКП(б) в 1930 году Еврейской секции, руководители которой были, несомненно,  инициаторами создания этого Общества, отразилась как на судьбе научного сообщества, так и на том, что научные труды на идиш в Москве издавались редко, а их авторами, зачастую, оказывались ученые с периферии. Вместе с тем две Кафедры: одна — Еврейской литературы (заведующий И. Нусинов), другая — Еврейского языка (А. Зарецкий) и аспирантура при них благоприятствовали проведению научных исследований и подготовке научных работников. По одним сведениям, в 1935 году, по другим — в 1937-м обе кафедры были слиты в одну. Руководство объединённой кафедрой поручили литературоведу Мееру Винеру. Это, видно, сказалось на активизации научной работы на ЕвЛИТЛО и привело в 1938 году к изданию научного сборника.

научный сборник

В числе авторов статей были маститые лингвисты: А. Зарецкий (Москва), Э. Спивак (Киев), М. Гитлиц (Ленинград), педагог Ш. Купершмид (Белая Церковь), физик З. Приблуда (Одесса), разработчик еврейской терминологии в точных науках. Но была и молодежь: Н. Гуральник, Б. Горовиц, Г. Фильтерштейн, М. Розенфельд, видимо, аспиранты А. Зарецкого. По крайней мере, двое последних нам известны по списку VIII выпуска ЕвЛИТЛО (1935 год). Ликвидация Еврейской кафедры в МГПИ не позволила соискателям-языковедам защитить диссертации, а, например Доре Кустанович стать осенью 1938 года аспирантом профессора А. И. Зарецкого.

АСПИРАНТУРА

Для подготовки научных работников и преподавателей ВУЗов в 1926 году во 2-м МГУ была организована аспирантура. Позднее в аспирантуру стали принимать выпускников ЕвЛИТЛО. Но с какого времени? 21 апреля 1934 года в газете “Der Emes” была напечатана заметка доцента А. Гурштейна «О дифференциации профиля аспирантуры». Хотя заметка посвящена частному вопросу подготовки специалистов по литературоведению, но всё же сообщает факты, проливающие свет на историю аспирантуры. Так выясняется, что первые её выпускники читают лекции в Еврейском секторе Коммунистического университета национальных меньшинств Запада(КУНМЗ) и участвуют в составлении статей «Литературной энциклопедии» («ЛЭ»).

В одном из томов «ЛЭ» есть статья «РАБИН ИОСИФ», в которой указывается, что молодой прозаик, получив университетский диплом, затем окончил аспирантуру МГПИ. Вероятно, именно он читал лекции студентам Еврейского сектора КУНМЗ. Статью эту, как и ряд других, составили Шмуэль Клитеник и Миля Вортман. Вероятнее всего, именно их, как выпускников аспирантуры МГПИ имел в виду в своей заметке А. Гурштейн. Поэтому версия о том, что набор в аспирантуру выпускников ЕвЛИТЛО начался с 1930 года, кажется естественной.

О поэте Бузи Олевском те же авторы «ЛЭ», в частности, писали: «Борис Олевский… В 1930 г. окончил Московский пединститут (2-й МГУ— авт.). С 1932 г. аспирант этого же института…». Утверждения некоторых источников о том, что Б. Олевский защитил кандидатскую диссертацию в 1932 году, бездоказательны. Да и защита диссертаций в СССР была введена с 1934 года.

Еще одним аспирантом был выпускник ЕвЛИТЛО 1931 года Эли ГОРДОН. По завершении аспирантского курса он короткое время преподавал литературу студентам Еврейского сектора пединститута в Минске. Сектор закрыли в 1937 году.

Гирш РЕМЕНИК, выпускник Еврейского сектора литфака Одесского института народного образования был аспирантом МГПИ с 1934 года. В 1937 году, по свидетельству Н. Майзеля (США), использовавшего материалы советской прессы, состоялась защита Г. Ремеником диссертации по теме «Творчество Шолом-Алейхема». Оппонировал соискателю Н. Ойслендер. В прениях участвовали профессора М. Винер, К. Бархин, И. Добрушин, доцент А. Гурштейн, М. Вортман.

Моисей НОТОВИЧ в московскую аспирантуру прибыл из Одессы в 1935 году. Темой его диссертации было творчество еврейского писателя Й. Линецкого. Свою работу М. Нотович успел защитить в канун ликвидации ЕвЛИТЛО и Кафедры еврейского языка и литературы. А затем он читал лекции по литературе студентам Еврейского театрального училища до самого его закрытия в 1949 году.

В глубинах интернета удалось отыскать соискателя Бориса Федоровича Закса. Слово благодарности хочется выразить историку журфака Уральского государственного университета Исхакову. В УрГУ литературовед Б.Ф. Закс преподавал короткое время после войны. А до 1934 года он был сотрудником ЕвЛИТЛО и аспирантом МГПИ. Б. Закс подготовил к защите диссертацию, но выяснилось, что при приеме в комсомол он скрыл свое непролетарское происхождение и из ВЛКСМ был исключён. Пришлось Борису Заксу расстаться с работой в МГПИ и отправиться на «перековку» в Биробиджан. Через 2 года Борис Закс вернулся в Москву, но диссертационную работу так и не защитил. А вскоре он расстался и с творчеством на языке идиш.

Некоторые студенты ЕвЛИТЛО, став аспирантами незадолго до или во время ликвидации Кафедры еврейского языка и литературы вынуждены были готовить диссертации на Кафедре иностранной литературы (Арон Раскин, Шолом Ройтман)

История подготовки педагогов для еврейских учебных заведений, еврейских литераторов и журналистов в ВУЗе Москвы оказалась короткой: всего 13 лет. За это время из стен ЕвЛИТЛО вышло не менее 200 специалистов, отлично владевших литературным идиш. Но если еврейские писатели могли заниматься любимым делом вплоть до 1990-х годов, то педагоги с закрытием еврейских школ вынуждены были переквалифицироваться.

*  *  *

Share

Леонид Флят: ЕвЛИТЛО: ОТ МГУ-2 до МГПИ: 6 комментариев

  1. Любовь Гиль

    Очень важная, наполненная фактическим материалом, необычайно информативная работа уважаемого Леонида Флята заслуживает самой выокой оценки!
    Сколько известных и не очень известных имен записаны автором в непростую историю еврейских (идиш) образования, науки и культуры в СССР 1920-х — 1930-х гг.

    Огромнейшее спасибо автору за фундаментальный труд!

  2. Сильвия

    Очень интересный материал.
    Кстати, профессор Ицхак (Исаак) Нусинов — отец Ильи Нусинова, который вместе с Семеном Лунгиным (папой Павла) прославился как киносценарист очень даже замечательных фильмов.

  3. Гость Фред Ортенберг, Иерусалим

    Дорогой Леонид! Какой же Вы молодец. Где Вы находите все эти уникальные материалы. Прочитал Ваше великолепное исследование на одном дыхании, масса знакомых персонажей — друзей и коллег моего отца. Вы стали летописцем и хранителем истории еврейской культуры того смутного времени. Спасибо Вам, успехов в работе и здоровья.

  4. Л.Беренсон

    Необыкновенно интересная работа. Несмотря на сухой академический стиль сообщения, статья одухотворена живым идишем. Читатель (я о себе) может представить масштабы распространённости и многожанровости идиш-культуры в СССР того времени. Спешное закрытие названных в статье образовательных центров, по-моему, вызвано страхом властей перед нарастанием влияния этой культуры и её носителя языка идиш. Бунтарский национальный генотип, сокрытый в еврейском языке, насторожил сталинский режим. Похоже, что это начальная фаза антисемитизма сверху . А низы к нему были готовы и историей прошлого и по анекдоту: \»За столом шесть комиссаров, что под столом? Двенадцать колен иудейских\». Статья свидетельствует о завидной компетенции автора в представленной теме.

  5. Ирина Розенцвайг

    Браво,дорогой Леонид! Наконец-то увидели в » Заметках» Вашу замечательную работу. Очень интересное исследование. Вы дали нам возможность окунуться в растерзанный еврейский мир, посмотреть на эти незабываемые лица. Вы возвратили их нам из небытия!Огромное спасибо! Будьте здоровы и благополучны до 120 со всей Вашей необыкновенной семьёй. С огромной симпатией, Ирина и Борис.

    1. Аркадий Н.

      Спасибо большое автору за проделанную очень обстоятельную работу!Нашел в статье своих родственников :Григория (Гирша) Абрамовича Ременика и его супругу Фаню (Фейгу) Израилевну Поляк

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

AlphaOmega Captcha Mathematica  –  Do the Math
     
 
В окошко капчи (AlphaOmega Captcha Mathematica) сверху следует вводить РЕЗУЛЬТАТ предложенного математического действия