©"Заметки по еврейской истории"
  январь 2020 года

1,015 просмотров всего, 5 просмотров сегодня

Уже к концу 46 года только в Лондоне было 14 организованных фашистских групп и мелких партий, к их услугам были три  “специализированных” книжных магазина.  Фашистские газеты с названиями “Британия, проснись” и “Патриот” продавались на каждом перекрестке.  Конечно, сразу же начались фашистские марши и стычки, особенно на различных уличных собраниях в East End, самом еврейском районе Лондона.

Игорь Юдович

НЕ ЖДАТЬ МИЛОСТИ ОТ…

Послесловие Бориса Дынина

Перелом за перелом, око за око, зуб за зуб: какое увечье нанесет он человеку, такое должно быть нанесено ему. (Ваикра 24)

«Не отплачивай злому человеку тем же, но, если кто-нибудь ударит тебя по правой щеке, поверни к нему и другую» (от Матфея 5:39)

1

Казалось, эта пара получила благословение свыше и им уготована долгая счастливая и спокойная жизнь. Невеста была дочерью Лорда Керзона, того самого из “наш ответ Керзону”, как раз в то время он был министром иностранных дел Великобритании. Она была хороша, умна, образована и любила своего жениха. Жених был тоже знатен, хотя и всего баронет (6-й баронет!) — (возможно, стать на ступеньку выше — Лордом (Пэром) — мешало полуирландское происхождение), но его аристократические корни исходили к 13 веку и включали длинный список  людей весьма известных и важных в истории Англии. Он был умен, почти герой Великой войны, и с 1918 года — ему было всего 24 года — член английского Парламента от Консервативной партии.  Да, он еще был спортсменом, чемпионом своей престижнейшей школы по фехтованию и даже членом сборной Великобритании.  Их свадьба в St James’s Palace, на которой присутствовали Король и Королева, а также несколько более мелких королей соседних держав, стала событием 1920 года.

К сожалению, идеальной семейной истории не случилось, а еще меньше — спокойной.

Довольно скоро он стал спать с младшей сестрой жены, а потом и с ее мачехой, но кто мы, чтобы осуждать нравы английских аристократов того времени. Вмешались в их жизнь и оказались более важными другие — политические события. Хотя в начале…

В Парламенте он был самым юным по возрасту, но достаточно быстро стал известен своим ораторским мастерством и выступлениями без подготовленного текста.  В Консервативной партии он не задержался, ее социальная программа была недостаточно прогрессивна и для него и для жены (она тоже одно время была членом Палаты общин!), но более важным, и то что его принципиально не устраивало — это ее анти-ирландская программа и жестокость английских войск против ирландского населения в конце и после войны.  В 1922 году он стал Независимым и выиграл следующие выборы уже как оппозиционер партии у власти.  В 1924 на выборах победили лейбористы, к левому крылу которых он немедленно и примкнул, став в партии известным оратором и одним из отвечающих за разработку ее экономической программы. Программы с очень серьезным левым, практически социалистическим уклоном.

Газета того времени писала, что он “наиболее образованный и литературно одаренный оратор в Палате общин… Слушать его — образовываться в английском языке и искусстве тонкой, но крайне язвительной и опасной для оппонентов речи. В нем ясно видны симпатия к людям, храбрость и ум”.

Сформулированная им в 1920-х экономическая и социальная программа остались основой программы Лейбористской партии вплоть до 1960-х. Во всяком случае, так утверждали лидеры партии через десятилетия после описываемых событий. Ее базой был расчет на собственные силы, поддержка своей национальной индустрии, борьба с глобализацией, плановая экономика, усиление английской валюты, то, что мы сегодня назвали бы “Britannia First”. В конце 20-х он занимал министерскую позицию в правительстве лейбористов, но не нашел поддержки в своей достаточно для того времени радикальной экономической программы и ушел в отставку и из партии.  Она, как и Консервативная до того, оказалась недостаточно левой.

Опустим его следующие политические превращения, их было много. Пора назвать имя героя и его роль в политической истории Англии, роль, в которой он остался известен сегодня.

Сэр Освальд Мосли (Oswald Mosley), основатель (1932) и идейный вождь фашистской английской партии the British Union of Fascists (BUF).  Исторически это не была первая и, тем более, единственная фашистская партия в Англии (как и на Континенте, но другие английские партии были помельче, слишком аристократичными и никогда не обладали численностью и влиянием BUF).

Слово “фашизм” в начале 30-х имело в Европе другой, весьма приличный смысл.  Не только 50 тысяч активных членов партии, плюс 200-300 тысяч сочувствующих, но и ведущие газеты страны Daily Mail and Daily Mirror долгое время поддерживали программу партии, которая во многом копировала идеи партии Муссолини, а в попытке найти выход из проблемы безработицы во многом повторяла “Новый Курс” Франклина Рузвельта в США.  Интересно, что и национальной политикой партии в первые годы был вполне адекватный английский национализм, попытка примирения и объединения двух разорванных в Великой войне до полного неприятия друг друга главных религиозных общин — протестантской и католической. Мосли вполне обоснованно ненавидел ирландскую политику Ллойд Джорджа, жестокость подавление националистических движений в Ирландии, в частности первую в истории цивилизации воздушную бомбардировку мирной столицы другого государства — Дублина в 1916 году. Антисемитизм просто не был на повестке дня примерно до 1934 года. Но происходящее в Германии у идеологических партнеров не могло не сказаться и на идеологии и практике британских фашистов.

Логика партийной борьбы как внутри партии, так и в парламентской борьбе в Англии довольно быстро привели партию и Мосли на самый левый край политического спектра.  Близость экономической платформы с немецкими фашистами привела и к слиянию их националистической платформы.  Не самое лучшее положение в экономике как Германии, так и Англии  начала 30-х, привело к поискам “козлов отпущения”, и не удивительно, что прежде всего обратились к привычным — коммунистам и евреям, которые часто были одними и теми же людьми.

Но Англия все же не Германия. Демократические традиции были разные, не такой жуткой была и экономическая ситуация.  Английский избиратель никогда после Великой войны не был сторонником внутригосударственного насилия; события “Ночи длинных ножей” в Германии были осуждены всеми английскими политическими партиями, кроме фашистской.  Пожалуй, с того времени — лета 34-го — в английском обществе началось отторжение идей BUF и медленное уменьшение ее поддержки и влияния. Но одновременно усилился радикализм самой партии и, как следствие, её насильственный характер. Выступая на одном из крупных митингов в 35-м году, Мосли сказал: “Впервые я открыто и публично осуждаю еврейские интересы в нашей стране, ее доминирующее влияние в промышленности, в прессе, ее абсолютное доминирование в кинематографе, доминирование в Лондоне, ее потогонные (sweat-shops) предприятия, убивающие нашу индустрию.  Эти интересы не запугали в прошлом и не запугают в будущем фашистское движение нашего времени”.

Что же до насилия, то “чернорубашечники” Мосли до войны, не войдя в парламент (лишь однажды они имели три места) и не имея никакой поддержки правительства, больше шумели и хулиганили по мелочам, особенно после того, как получили решительный  отпор, по существу — разгром, от лучше организованных лондонских коммунистов во время знаменитого фашистского марша по Cable Street, одной из главных улиц еврейского района Лондона.  Но на пропагандистском фронте Мосли и его партия становились все более активными и все больше уходили от итальянского подражания к немецкому. Сам Мосли стал всё чаще бывать в Германии и общаться с нацистской верхушкой.  После неожиданной смерти жены, Синтии Керзон (слишком поздняя операция аппендицита), Мосли в 1936 году женился на своей любовнице, известной английской аристократке и поклоннице Гитлера. Это не очень важное для нас событие не стоило бы и упоминать, если бы свадьба не состоялась в Берлине в особняке Геббельса, а почетным гостем не был бы сам Адольф Гитлер.

Освальд Мосли выступает в Лондоне на митинге фашистской партии BUF

Освальд Мосли выступает в Лондоне на митинге фашистской партии BUF

В том же 1936-м правительство решило, что влияние BUF становится слишком серьезным и провело ряд законов ограничивающих деятельность партии. В частности, была запрещена любая “партийная” форма на митингах и демонстрациях, что сразу привело к запрету черных рубашек членов партии. Но личное обаяние и ораторское мастерство по-прежнему выделяли Мосли в политической жизни страны.  Один из самых известных журналистов-международников того времени, американец Джон Гантер, говорил о Мосли 40-го года: “Поразительно красивый. Он, возможно, лучший оратор в Англии. У него потрясающий личный магнетизм”. С началом Второй мировой войны в сентябре 1939-го, Мосли и BUF выступали за мирный договор с Германией и, в любом случае, за жесткий изоляционизм.  И эта программа “не участия в войне”, подобная аналогичной в США, была достаточно популярна как в Парламенте, так и у избирателей.  Антисемитская политика BUF тоже не вызывала особого возражения в обществе.  Обе главные партии Англии приблизительно одинаково относились к “палестинской проблеме”, видели в происходившем в Палестине дополнительную и ненужную головную боль, что не могло не отразиться на отношении к английским евреям. К этому надо добавить традиционный английский аристократический антисемитизм. Лидер консерваторов, Невилл Чемберлен писал своей сестре в июле 1939-го: “Немецкий народ просто завидует евреям, потому что они умнее.  Но несомненно, евреи неприятные люди. Мне они тоже не нравятся, но этого недостаточно, чтобы объяснить погромы”.

Конечно, после начала реальной войны Англии с Германией в мае-июне 1940-го новое правительство Черчилля перестало играть в довоенные игры толерантности и в течение летних месяцев 40-го партия была запрещена.  Сам Мосли, немного позже — его жена, а также несколько сотен самых активных английских фашистов были арестованы и провели кто всю войну, кто ее часть, в английских тюрьмах “легкого режима”. (В то же время на остров Мэн и в другие отдаленные места Англии и Шотландии было интернировано более 30 тысяч евреев-беженцев из немецкоязычных стран. Еще около 8 тысяч евреев-беженцев из Европы были высланы в Австралию, а некоторое количество евреев вместе с немцами и австрийцами были силой возвращены в Австрию — все они были объявлены потенциальными шпионами и врагами Британии.  Вначале это касалось только мужчин от 16 до 60 лет, но после в списки включили и всех остальных. “Нам выпало быть свидетелями того, как великая страна решила, что будет правильным — впервые в ее длинной многовековой истории — начать войну за освобождение Западной цивилизации заключив в тюрьму самых озлобленных врагов своих главных врагов”, — писал Роберт Ньюман, в прошлом редактор немецкой антифашистской газеты, интернированный на остров Мэн. Подробнее об интернировании см. в Приложении к статье).  Мосли, жена и их рожденный в 40-м году сын, жили в отдельном доме с прислугой на территории тюрьмы Холловэй.  В ноябре 1943 после обращения тещи Мосли к своей близкой подруге Клементине Черчилль, жене Премьер-министра, и после долгих дебатов в Парламенте семья Мосли — официально по гуманитарным соображениям из-за болезни Мосли — была освобождена из тюрьмы и провела остаток военного времени под домашним арестом.  После победы выпустили всех. На торжественном общем обеде выпущенных из тюрьмы появился Мосли. Его встретили нацистским салютом и криками “Хайль!”

2

Сравнительно мягкое английское фашистское движение довоенного периода было во время войны безжалостно уничтожено несентиментальным правительством Черчилля. Но в июле 45-го к власти пришла Лейбористская партия и ситуация достаточно быстро изменилась.

Зима 45-46-го и несколько следующих лет, скорее всего, в чисто бытовом смысле были более тяжелыми для англичан, чем в военные годы. Практически все продукты отпускались по карточкам, но еще хуже были дела с отоплением и освещением. Резко выросла преступность. В разбомбленном городе остро не хватало жилья. Естественно, быстро нашлись силы, которые усталость и недовольство англичан стали использовать для политической борьбы.  Может быть, кого-то удивит, но этой силой оказалась реформированная английская фашистская партия, которая была сформирована, вернее — собрана из нескольких десятков радикальных, националистических и антисемитских партий, тем же Освальдом Мосли осенью 1947 года.  Она называлась “Юнионистским движением” и с точки зрения сегодняшнего дня её программой было поразительное сочетание как бы несочетаемых идей.  Как мне кажется, это была первая официальная европейская партия, которая выступала за Объединенную Европу на базе совместной программы развития промышленности и культуры, но главное — общей милитаризации для борьбы с советской “большевистской” экспансией в Европе.

Но, оставим “высокую” политику партии в стороне и посмотрим, что происходило в самой Англии.

А в Англии вышли из тюрем не только бывшие активисты BUF, но, как это ни покажется удивительным, и сотни нацистов и даже эсэсовцев, бывших военнопленных во время войны. Уже к концу 46 года только в Лондоне было 14 организованных фашистских групп и мелких партий, к их услугам были три  “специализированных” книжных магазина.  Фашистские газеты с названиями “Британия, проснись” и “Патриот” продавались на каждом перекрестке.  Конечно, сразу же начались фашистские марши и стычки, особенно на различных уличных собраниях в East End, самом еврейском районе Лондона. Десятки фашистских сборищ происходили еженедельно только в Лондоне. Опять популярной стали песни Хорст Весселя и скандирования “The Yids, the Yids, we gotta get rid of the Yids”. Пропаганда, распространяемая фашистскими группами, не была слишком оригинальной. “Евреи устроили войну, а теперь захватили жилье у “местных”, “Евреи под видом национализации промышленности (любимая работа лейбористского правительства) набивают карманы”. Призывы к насилию тоже повторяли пройденное.  Джон Гастер, один из новых лидеров, писал в своей газете: “Если увидишь еврея на тротуаре рядом с собой, сбей его с ног — ему место в канаве”.

Вернувшиеся с фронта евреи не могли поверить своим глазам и ушам, когда враждебная толпа на подобных собраниях начинала скандировать не только старые довоенные антисемитские лозунги, но и “Гитлер был прав” и “Газовых камер не достаточно”.

А что же власти?  А у власти были лейбористы во главе с Эттли и Бевиным, от которых никак нельзя было ожидать защиты евреев, как внутри страны, так и в “палестинском вопросе”.  Который, признаем, волновал их гораздо сильнее и в котором евреи были однозначно врагами.  Многочисленные обращения устоявшихся авторитетных еврейских организаций, прежде всего Board of Deputies of British Jews, главной официальной еврейской организации страны к министру внутренних дел Джеймсу Эде остались без ответа.

Многим английским евреям стало казаться, что война и победа над нацизмом ничего для них не изменили.  Журнал The Truth, редактор которого был близким другом Лорда Ротермера, владельца влиятельнейшей Daily Mail, потребовал забрать дома у английских евреев и отдать их вернувшимся с фронтов английским ветеранам (это требование до мелочей совпадало с требованием — и исполнением — нацистских властей во время разрушений немецких городов английскими бомбардировщиками. Конечно, еще до “окончательного решения”).  В октябре 45-го тысячи жителей в одном из районов Лондона (Hampstead) подписали петицию с призывом выселить из района всех евреев. В главной еврейской школе в лондонском районе Дальстоне не успевали стеклить окна.  Стены домов по всей Британии были разукрашены свастиками, а на еврейских магазинах и бизнесах красовались две буквы — PJ (Perish Judah).

Небольшая группа евреев-фронтовиков, объединенная дружбой в лондонском спортивном клубе Маккаби, решила, что пора менять положение вещей и главное — рассчитывать можно и нужно только на свои силы. Среди ветеранов были освобождавшие концлагеря, были люди, которые потеряли всех родственников в Европе. “Это не должно повториться” для них означало — “не должно повториться то, что произошло с нашими родителями”.  Один из организаторов движения — сопротивления — Моррис Бекман — писал в своих воспоминаниях: “Ходить по улицам с опущенной головой и прятаться по домам, как вели себя наши родители во время активности фашистов Мосли — это не для нас и должно быть забыто навсегда. Прежнее поколение и официальные еврейские организации до сих пор думают, что бороться с фашизмом дело правительства”.  Но практика показала, что правительство в благородном стремлении сохранить в стране демократию и свободу слова решило в лучшем случае не вмешиваться, а часто на практике и в судах оказывало моральную поддержку фашистам. Определенно, полиция во время стычек чаще поддерживала фашистов, видя в них борцов с коммунистами.

В начале движения, известного как “Группа 43”, были четыре человека: Бекман, Фламберг, Карсон и Шерман.

Первая боевая схватка произошла случайно. В феврале 46-го четверка будущих основателей движения поехала купить пива в одном из районов Лондона. По пути они попали на митинг одной из фашистских групп — Британской Лиги ветеранов и женщин, тогда одну из самых известных. На наскоро сколоченном подиуме перед примерно 60 человеками выступал лидер группы, Джеффри Хамм.  Речь Хамма настолько не понравилась нашей четверке, что они сделали следующее. Бекман пробрался к подиуму и попросил фашистскую газету у двух телохранителей выступающего, они же были распространителями газеты. Когда они оказались рядом, он схватил их за волосы и столкнул лбами — оба были в нокдауне. В это время Джеральд Фламберг вспрыгнул на подиум и одним ударом послал Хамма в нокаут.  Карсон и Шерман прикрывали тыл. Все благополучно, без конфронтации с полицией, смогли ускользнуть.

Моррис Бекман служил в торговом флоте. Дважды его корабли были потоплены немецкими торпедами.  Геральд Фламберг был пехотинцем, заслужил высокий орден, но еще до войны был хорошим боксером.  Алек Карсон был известным асом, летчиком-истребителем. Леонард Шерман, специалист в боевых искусствах, служил в национальной гвардии.

На первом организационном собрании в клубе Маккаби было 38 мужчин — почти все ветераны войны и 5 женщин. Всего 43 человека, отсюда и название движения — Группа 43, хотя очень скоро в группе было около 300 человек. Кстати, одним из них был 17 летний Видал Сассун (Vidal Sassoon), в будущем знаменитый создатель дизайнерской империи, а после описываемых событий — израильский солдат во время войны за Независимость. Абсолютное большинство были ветеранами, большинство, но не все, были евреями.

С этого дня началась уже настоящая, плановая война английской еврейской самообороны с фашиствующими группами и партиями. Группа 43 поставила перед собой две цели: первая — предотвращать активность фашистских организаций, если надо — силой; вторая — оказывать давление на Парламент с целью принятия закона противодействующего призывам к расовому насилию и дискриминации.

Ну, с убеждением правительства не получилось, но с физическим сопротивлением было всё в порядке.

Лидеру Лиги не повезло и в следующий раз.  Вот как описывает одну из стычек Джулиус Конопински, один из двух последних живых членов Группы.

“Они маршировали по набережной Брайтона, со своими флагами и барабанным боем. Когда они дошли до пирса и свернули с набережной в сторону парка, известного как Level, они нарвались на нашу засаду. Мы сразу разрезали марш пополам, наша группа стала разбираться с лидирующими, а подоспевшие с набережной — с хвостом марша. Остаток дня, 5 июня 1948, мы мутасили и гоняли нашу добычу по всему городу. Лидеру марша, Хамму, сломали челюсть и его увезли в госпиталь.  Драки были на каждом углу. Это был хороший, веселый день!”

Целью Группы был срыв любых публичных мероприятий фашистов.  Для этого были хороши все способы.  Обычно в начале “мероприятия” было обращение-просьба к полиции разогнать митинг или марш.  Как правило это не работало и тогда наступала очередь “летящего клина” — группы прорыва, состоящей из самых крупных и испытанных бойцов.  Им нужно было смять полицейских и защиту фашистов, после чего другие люди прорывались к подиуму, обычно наскоро сколоченному из подручных материалов, и переворачивали его, часто вместе с выступающими. Труднее стало когда фашисты стали выступать с платформы грузовиков. В этом случае их забрасывали помидорами и всем, что было под руками, включая булыжники.

Драки были очень жестокими.  “Мы особенно не заморачивались чем и как их бить, — вспоминает Конопински.  Это просто удивительно, что никто не был убит.  В ход шли кастеты, свинчатки, ремни с заточенными пряжками и даже ножи.  Второй свидетель, Гарри Кауфман, рассказывает, что даже правильно сложенная толстая газета может быть эффективным оружием.  Видал Сассун, по воспоминаниям Кауфмана, дрался острыми ножницами — полиция звала его “этот дикий еврейский ублюдок” (кредо Сассуна было: “после Освенцима нет закона”). Еще одним малолетним бойцом группы был Гарольд Пинтер. В Группе были свои герои, обычно люди необычной силы или спортивного мастерства. Кауфман вспоминает, что даже самый знаменитый своей силой фашист Крауз боялся оказаться близко от братьев-близнецов Голдбергов, а братья Липманы брезговали вступать в драку с “регулярными” фашистами, всегда выискивая для себя только самых сильных и достойных.  В общем, повторяя Конопински, хороших и веселых дней было много.

Конечно, далеко не всегда уличная война заканчивалась победой евреев, эта война, как и любая другая долго шла с переменным успехом.  Бомба была брошена под дверь дома Фламберга.  Несколько человек из Группы были избиты до потери сознания и провели много времени в госпитале.  Побитыми были практически все, тому же Конопински так разбили нос, что потребовалась операция.

Активность Группы все больше не нравилась “официальным” евреям Англии. После опубликованного в прессе от имени Board of Deputies of British Jews письма с резким требованием роспуска Группы отношения между официальными евреями и Группой стали окончательно враждебными. Что, как ни странно, значительно увеличило влияние Группы — ее численность после письма выросла до 1000 человек (а к 1950-му — до 2000 тысяч), но еще удивительнее, что ее впервые открыто поддержали многие члены Парламента от Либеральной партии, ее левого крыла. В числе сторонников появились известные радио- и теле- персоналити.  Значительно увеличились и финансовые сборы в поддержку Группы.

Но, конечно, евреи не были бы евреями, если бы они ограничили себя только физическим сопротивлением.  Важным оружием была пропаганда.  На каждом “мероприятии” раздавались памфлеты и выпускаемая группой вполне серьезная газета.  Важным был и сбор средств для покрытия госпитальных расходов и борьбы в судах.  Фашисты несколько раз почти добивались осуждения людей из Группы 43, но хорошо оплачиваемая защита была на высоте. Очень помогали и искусно подделанные удостоверения личности, запутывающие полицию.  Группа содержала штаб-квартиру и спортивный зал, где “бойцы” проходили профессиональную подготовку.  И, конечно, пройдя войну, лидеры группы прекрасно понимали важность разведки и “спецопераций”. Фашистские группы были наводнены “своими людьми”.  Один агент вырос до руководителя крупной фашистской группы. Второй стал телохранителем Мосли и помог выкрасть очень важные внутренние документы для представления в суде.  Когда в ноябре 1947 года Мосли объединив ряд враждующих фашистских групп организовал свой Union Movement, разведка Группы 43 помогла сорвать огромный митинг с сообщением о создании новой партии.

Переломным моментом в войне стала “битва на Ridley Road”, в той ее еврейской части, которая выходит на рынок Hackney. Это место было очень популярным для антисемитских провокаций довоенного времени с участием Мосли. Разведка Группы узнала, что в воскресенье 1 июня 1947 года несколько крупных фашистских групп планируют огромный марш в этом районе.  Руководство Группы решило дать генеральное сражение. Была проведена тщательная подготовка по всем правилам уличных боев. Несколько десятков отдельных групп выполняли свою задачу строго в отведенных районах — все были снабжены точными картами с местами входа и выхода в свои районы, были подготовлены группы зачинщиков для начала битвы и группы зачистки для окончательного подведения счета и эвакуации раненых. Но когда, согласно плана, еврейские группы стали проникать в район фашистского митинга на Ridley Road (их подвозили сочувствующие лондонские таксисты), они были неприятно удивлены количеством фашистов и охраняющей их полиции, до 700 фашистов — евреи были в явном меньшинстве.  Но, тем не менее, было решено начать операцию.  После обычных начальных устных оскорбительных выкриков в сторону выступающего известного лидера фашистов Александра Томсона (он был арестована в 40-м и провел войну в лагере интернированных на острове Мэн… вместе с тысячами интернированных немецких евреев!) начался бой, который сразу же превратился в десятки отдельных схваток на протяжении нескольких городских кварталов.  Досталось и тем и этим, скорее всего, побитых евреев было больше, но моральная победа, безусловно, была на стороне евреев. Это быстро осознали сами фашисты — с тех пор количество и агрессивность их акций стала уменьшаться.  Как и поддержка в обществе.

Шло время и жизнь в Англии налаживалась. Экономическая база поддержки фашистов времени послевоенной разрухи стала уменьшаться. Демократия английского образца в очередной раз, пусть с обычным замедлением, сработала.  Фашистские партии, обратившиеся к насилию и радикальному национализму, потеряли поддержку.  Типографии отказывались печатать профашистские пропагандистские материалы, профсоюзы прекратили принимать в свои ряды фашистов и сочувствующих. Росло раздражение депутатов Палаты общин в Парламенте. Сыграло свою роль создание все еще весьма авторитетным Освальдом Мосли объединенного “Юнионистского движения”, отсеевшего крайних радикалов и полностью запутавшего своей международной программой большинство рядовых членов фашистских групп.  В общем и целом, к 1950 году фашистская угроза в Англии практически исчезла.

Пришло время подводить итоги и Группе 43. На своем пике в 1947 году они рассеивали до 15 митингов и маршей в неделю в одном только Лондоне. Ветераны группы один за другим были выбиты тяжелыми травмами и общей усталостью.  Все их участие в борьбе Группы проходило на фоне обычной, совсем нелегкой послевоенной жизни, необходимости работать и поддерживать семью.  Большинство из них прошло не только через госпиталя, но и многочисленные аресты и суды.  К счастью, Группа постоянно пополнялась молодежью, в том числе, не участвовавшей во Второй мировой, и новыми легальными и нелегальными еврейскими эмигрантами.  Джулиус Конопински успел уехать из Польши в 39-м году, и его брат, переживший Холокост, были из молодого пополнения. В Польше погибли их девять самых близких родственников.

В апреле 1950 Группа 43 самораспустилась.  После войны в Европе было только три страны, где отдельные люди и объединенные группы и партии могли открыто проповедовать фашистские идеи при полной поддержке и охране полиции: Португалия, Испания и Великобритания. Однажды в парламенте министру внутренних дел Джеймсу Чатеру Эде поступил запрос о необходимости борьбы с фашистскими партиями. На что министр ответил: “Оставим этих людей понимающему чувство юмора английскому народу” (To leave these people to the sense of humor of the British people). Конечно, английский юмор не обязательно должен быть понят людьми, которых министр, очевидно, не считал англичанами.  Группа 43 была единственной реальной силой в Англии, которая не поняла юмора и не согласилась с таким  порядком вещей. По мнению английских историков, послевоенное фашистское движение было физически уничтожено в основном Группой 43. В своих воспоминаниях Видал Сассун написал, что Группа 43 на деле показала, что лондонские евреи больше не согласны “подставлять вторую щеку”.

И этого больше, чем достаточно, чтобы их не забыть.

3

Странная история попытки возрождения фашизма в послевоенной Англии была в основном забыта к 1990-м.  Тем более, мало кто старался вспоминать историю еврейского сопротивления не только самому фашистскому движению, но и государственной системе демократической страны, во многом эту систему поддерживающей.  Но в конце 80-х — начале 90-х как бы из ниоткуда возникла мода на историю Холокоста и показ “героических” евреев, а не безропотно идущих на заклание.  В СССР начало такому подходу положил “Тяжелый песок” А. Рыбакова, в мировом кинематографе — “Список Шиндлера” Спилберга.  Поэтому вышедшая в Англии как раз вовремя — в 1992 году — книга воспоминаний Морриса Бекмана “The 43 Group” не осталась незамеченной. Но по-настоящему об этой истории вспомнили в 2008 году, когда сотрудник BBC Марк Беерман на основе книги и интервью с тогда еще многими живыми участниками Группы создал многосерийную радиопрограмму.  Вскоре BBC сделала документальный фильм, а чуть позже другой фильм со своим вариантом истории был показан в Америке на канале NBC.  И наконец, буквально только что в Англии вышла вторая и, вероятно, последняя книга о тех событиях: “We Fight Fascists” by Daniel Sonabend. Конопински и Кауфман — последние из живущих  участников Группы, они были рассказчиками в книге.

Моими источниками были обе книги и несколько посвященных этим событиям интервью и заметки, найденные в Интернете.

П.С. После роспуска Union Movement в 1950-х Мосли пытался создать Национальную партию Европы, затем несколько раз участвовал в британских выборах, но никогда не набирал даже 10% голосов. Он жил попеременно в Ирландии, Париже и Лондоне, участвовал в качестве респектабельного политика в политических теледебатах в 1960-е, пока окончательно не обосновался в Париже.  Там он написал большую автобиографию “Моя жизнь” и в декабре 1980 там же и умер.  Его тело было кремировано на знаменитом кладбище Пер-Лашез, а его сын получил множество писем с соболезнованиями и ни одного с осуждением. По словам сына, “все это было много лет назад”.

Эмблема Группы 43

Эмблема Группы 43

Одна из листовок Группы 43

Одна из листовок Группы 43

Первый номер газеты Группы 43. Обратите внимание на фотографию — это Лондон в 1936 году

Первый номер газеты Группы 43. Обратите внимание на фотографию — это Лондон в 1936 году

Еще один из номеров газеты Группы 43.

Еще один из номеров газеты Группы 43.

Приложение (на английском, по информационной статье из BBC):

…Internment of civilian nationals belonging to opposing sides was carried out in varying degrees by all belligerent powers in World War Two. It was also the fate of those servicemen who found themselves in a neutral country.   At the outbreak of war there were around 80,000 potential enemy aliens in Britain who, it was feared, could be spies, or willing to assist Britain’s enemies in the event of an invasion. All Germans and Austrians over the age of 16 were called before special tribunals and were divided into one of three groups:

  • ‘A’ — high security risks, numbering just under 600, who were immediately interned;
  • ‘B’ — ‘doubtful cases’, numbering around 6,500, who were supervised and subject to restrictions;
  • ‘C’ — ‘no security risk’, numbering around 64,000, who were left at liberty. More than 55,000 of category ‘C’ were recognised as refugees from Nazi oppression. The vast majority of these were Jewish.

The situation began to change in the spring of 1940. The failure of the Norwegian campaign led to an outbreak of spy fever and agitation against enemy aliens. More and more Germans and Austrians were rounded up. Italians were also included, even though Britain was not at war with Italy until June. When Italy and Britain did go to war, there were at least 19,000 Italians in Britain, and Churchill ordered they all be rounded up. This was despite the fact that most of them had lived in Britain for decades.

Thousands of Germans, Austrians and Italians were sent to camps set up at racecourses and incomplete housing estates, such as Huyton outside Liverpool. The majority were interned on the Isle of Man, where internment camps had also been set up in World War One. Facilities were basic, but it was boredom that was the greatest enemy. Internees organised educational and artistic projects, including lectures, concerts and camp newspapers. At first married women were not allowed into the camps to see their husbands, but by August 1940 visits were permitted, and a family camp was established in late 1941.

That many of the ‘enemy aliens’ were Jewish refugees and therefore hardly likely to be sympathetic to the Nazis, was a complication no one bothered to try and unravel — they were still treated as German and Austrian nationals. In one Isle of Man camp over 80 per cent of the internees were Jewish refugees.

More than 7,000 internees were deported, the majority to Canada, some to Australia. The liner Arandora Star left for Canada on 1 July 1940 carrying German and Italian internees. It was torpedoed and sunk with the loss of 714 lives, most of them internees. Others being taken to Australia on the Dunera, which sailed a week later, were subjected to humiliating treatment and terrible conditions on the two-month voyage. Many had their possessions stolen or thrown overboard by the British military guards.

An outcry in Parliament led to the first releases of internees in August 1940. By February 1941 more than 10,000 had been freed, and by the following summer, only 5,000 were left in internment camps. Many of those released from internment subsequently contributed to the war effort on the Home Front or served in the armed forces…

Морага, Калифорния
Декабрь 2019

Послесловие Бориса Дынина

Игорь, я не углублялся в историю фашизма в Англии. Конечно, знал о Мосли, но, поскольку это звучало для меня как проявление общего в Европе удивления перед успехами фашизма в Италии и Германии и уважения к их «национальному творчеству» до середины 30-х, то особенно и не хотел углубляться.  О проявлениях антисемитизма в Англии после войны тоже знал. Для меня его наличие уже давно есть факт «природы» европейского общества. Но вместе с тем есть и различие Англии от Европы, что, как я вижу, продемонстрировано и в вашей статье, хотя без ясного акцентирования.  Я имею в виду не подсчет жертв антисемитизма и антисемитских  инцидентов, а нечто более существенное, что я могу выразить как убеждение, что в Англии трудно (невозможно?) представить не только Нюрнбергские законы, но и дело Дрейфуса – не только в данный момент, и  потенциально, обращая гипотетический взор в прошлое в будущее.

Джонатан Сакс родился в 1948 году в Лондоне, в индустриальном (тогда) и не высокого ранга торговом  районе города Lambeth. Он вспоминает: «Когда я был ребенком, я никак не мог понять одно предложение в Агаде: «Ибо не один только (фараон) хотел погубить нас, но в каждом поколении встают желающие нас погубить». И в детстве я думал, что эти слова относятся к поколению моих родителей, а не к моему, родившемуся после Холокоста. Я вырос, не столкнувшись даже с единственным случаем антисемитизма до одного дня, 11 лет назад» —  Случай был с дочерью в ее университете (в 2002 году). Даже если рабби Саксу везло в силу его положения (но он был и школьником, и студентом, и преподавателем), его слова все-таки должны означать маргинальность антисемитских движений в Англии, по крайней мере, до последних лет.  Борис Джонсон сказал в приветствии евреям на Ханукку: «Я знаю, что последние годы не были легкими для евреев Великобритании», и вместе с тем: «Британия не будет Британией без евреев!». Более того, и Дж. Корбин был вынужден с кислым выражением лица поздравить евреев с Ханукой (но также, и говорить о примере евреев, чтобы ссылаться на их пример, чтобы утверждать стойкость надежды на исполнение своих лозунгов). Так или иначе,  политики Англии с обеих сторон политической сцены осуждают (вынуждены осуждать!?!) антисемитизм и, более того, обвинение лейбористской партии в  прикрытии антисемитизма в ее рядах сыграло некоторую роль в ее поражении, непредвиденного масштаба. Все-таки «все течет».

Игорь, вы отметили: «Правительство в благородном стремлении сохранить в стране демократию и свободу слова решило в лучшем случае не вмешиваться, а часто на практике и в судах оказывало моральную поддержку фашистам». И все-таки, их движение никогда не было таким широким и сильным после войны, чтобы говорить: «К 1950 году фашистская угроза в Англии практически исчезла». Практически она не была и раньше реальной. Полторы тысячи сторонников Мосли прошли через Камден (там и сейчас громадный базар всякого ширпотреба) в 1948 году и начали борьбу на местных выборах к следующему году в Лондоне. Однако не получили ни одного места! После этого они перестали быть значительной политической партией.

История антисемитизма в Англии напоминает историю антисемитизма в других странах и вызывает наше негодование и протест против отбеливания Англия и англичан от греха антисемитизма. Да, всякий антисемитизм есть нравственный и политический грех, даже на фоне «природной» наклонности всех народов негативно относиться к чужакам по любому измерению, особенно религиозному и экономическому. Но возникает вопрос по отношению к Англии: Есть ли нечто в истории,  культуре, политическом устройстве  этой страны, что не позволяет (и не позволит!) явлениям, описанным в вашей статье, перерасти в угрозу евреям и вернуть Англию к 1290 году в том или ином виде? Или стоит вопрос только о милости с ответом «Нечего ждать милости!»  Вопрос о будущем, может быть, незаконный по отношению к вам, Игорь (да и вообще  к историку), но по касательной он относится и к Америке, и фактически постоянно звучит в дискуссиях о том, если будущее у евреев в Европе, должны ли они все двигаться в Израиль, не иллюзия ли ожидать отпор антисемитизму в современных демократиях  в силу изменений в их демографии, да и в силу собственной природы коренных народов? Или есть в Англии (демократиях) почва для еврейского силового (вооруженного?) отпора организованному антисемитизму с оправданием такого отпора обществом в целом? Тоже вариант, но он предполагает, так или иначе, поддержку населения и правительства, хотя бы ради демократии, а не собственно евреев. Ведь если небольшая группа евреев смогла добиться успеха, то ведь это означает довольно беспочвенное положение фашистов как в обществе, так и в правительстве (при том, что антисемитизма было предостаточно – в старых английских словарях слово Jew  имеет среди прочих стандартное значение: drive a hard bargain, cheat, haggle) .

Сознательно, или нет, но англо-саксонские демократии понимали до сих пор: «То, что начинается с евреев, евреями не кончается».

Повторю. То, что антисемитизма было предостаточно в Англии, о которой идет речь в вашей, Игорь, статье, для меня нет вопроса. Однако, имплицитно история, рассказанная вами (как она рассказана вами),  звучит как признание не просто болезни общества, но раковой болезни, как предупреждение,  если не Холокоста, то чего-то близкого к 1290 году. Так мне прочиталось. Интересно изложено, интересный материал, интересные факты, к тому же малоизвестные. Но, каюсь: наличие антисемитизма воспринимаю как дело известное. А что сказать детям (если бы они слушались нас)!?) Только читать как приключенческий роман, или делать выводы о будущем из прошлого, сколь бы неопределенными они ни были? Ваш текст побуждает делать выбор!

Share

Игорь Юдович: Не ждать милости от…: 18 комментариев

  1. Элиэзер Рабинович

    Безусловно интересно, как всё, что пишет Игорь, и всегда узнаёшь много новой информации. К сожалению, сейчас создаётся впечатление, что эта статья написана, чтобы усилить обвинение Великобритании в антисемитизме, тогда как ни одна другая страна не приняла столько еврейских беженцев, как она, и Игорь не упоминает Kindertransport, когда в 1940 году обанкротившаяся от войны страна приняла в английские семьи 10 тысяч еврейских детей в дополнение к 30+8 тысяч, о которых Игорь пишет. Как странно сравнение такого рода:

    «Конечно, после начала реальной войны Англии с Германией в мае-июне 1940-го новое правительство Черчилля перестало играть в довоенные игры толерантности и в течение летних месяцев 40-го партия была запрещена. Сам Мосли, немного позже — его жена, а также несколько сотен самых активных английских фашистов были арестованы и провели кто всю войну, кто ее часть, в английских тюрьмах “легкого режима”. (В то же время на остров Мэн и в другие отдаленные места Англии и Шотландии было интернировано более 30 тысяч евреев-беженцев из немецкоязычных стран. Еще около 8 тысяч евреев-беженцев из Европы были высланы в Австралию… В ноябре 1943 после обращения тещи Мосли к своей близкой подруге Клементине Черчилль, жене Премьер-министра, и после долгих дебатов в Парламенте семья Мосли — официально по гуманитарным соображениям из-за болезни Мосли — была освобождена из тюрьмы и провела остаток военного времени под домашним арестом.

    Я не сомневаюсь, что интернированные люди были бы счастливы жить в своих домах, подобно Мосли, но откуда столько «своих» домов нашлось бы? Все евреи родом из ВБ, с кем я ни говорил, указывали на маргинальость антисемитизма в этой стране. Да, там в районе Бирмингама и Ливерпуля произошли погромы в августе 1947 после того, как по личному приказу лидера Иргуна Менахема Бегина Иргун 30 июля повесил двух британских сержантов в ответ на казнь по суду трёх членов Иргуна. Возмущение в Англии было невозможно сдержать. Тем не менее, жертв не было, общество решительно осудило волнения, лидеры пошли под суд и были наказаны.

    Израиля не было бы.если бы не Британский мандат, основанный на совершенно добровольной и ненужной Англии Декларации Бальфура. Многие из нас, «русских» евреев, совершенно неправильно её читают. Декларация не обещала евреям национальный дом в пустыне Сахаре, а она утопически обещала дом двум враждующим нациям, то-есть и арабам тоже. Сэм привёл прекрасную цитату Ллойд-Джорджа: «Мы хотели дать евреям удочку, а не рыбу».

    При всех ограничениях иммиграции численность евреев Ишува почти десятикратно возросла при англичанах — с 56 тысяч человек[ в 1917 году (год Декларации) до примерно 500 тысяч к 1940.
    Белая книга? Еврейское население с 1940 года до 1945-го возросло примерно на ещё 100 тысяч. Нелегальная алия? Неужели англичане не сумели бы её остановить, если бы они не хотели закрыть на неё глаза? И это на фоне того, что Британия в 1940-м году в полном одиночестве выиграла воздушную войну против Германии.

    Евреям было позволено создать квази-правительство (Сохнут) и квази-армию — Хагану. Именно с такой «удочкой» государство с совершенно нежизнеспособной территорией по резолюции ООН от ноября 1947 года не только выстояло, увеличило территорию, но и превратилось почти в великую державу Ближнего Востока.

    Да, на короткое время, ВБ стала врагом после войны, потому что она не могла не защищать интересы и арабов. Но именно она дала евреям всю выигрышную инфраструктуру. Через 75 лет наше признание и благодарность могли бы быть бóльшими.

  2. Илья Г.

    Во-первых, должен высказать свое восхищение работой Редакции — впервые послесловие стало своего рода продолжением авторского текста, а не его опровержением или попыткой объяснить, что автор либо «не в теме», либо не совсем «в теме».
    Теперь по статье. В целом она на выском уровне, но поскольку, как метко заметил вольноопределяющийся Марек, «и на Солнце бывают пятна», то позволю себе несколько критических замечаний.
    Главный минус, на мой взгляд — выпущен исторический контекст. Великобритания с 1945 по сути вела войну против ишува, при этом войну не обычную, а колониальную, т.е. в которой обе стороны не могут избежать ни жестокостей, ни террора, так что английские евреи воспринимались как соплеменники тех, кто «убивают наших ребят». Далеко не случайно, что после того, как были нормализованы отношения с Израилем, фашисты превратились в маргиналов.
    Добавьте к этому тот печальный факт, что с 1945 в Восточной Европе тов. Сталин установил марионеточные режимы, полностью повторяющие террор и репрессии их создателя, режимы, в которых на высших постах было немало людей из «племени иудейского»: все эти ракоши, паукеры, берманы и прочие сланские, — что особой симпатии к евреям не прибавляло. Естественно, что фашисты стали пользоваться симпатией как «враг моего врага».
    Не согласен и с подходом к терминологии. Слово «фашизм» примерно до середины 1930-х ассоциировалось, прежде всего, с режимом Муссолини, который до 1938 года, т.е. до принятия в Италии антисемитских законов, против которых выступили, кстати, многие ведущие фашисты, как, например, Итало Бальбо, ассоциировался не с расовыми или социальными теориями, но с решением многих социальных проблем: от осушения болот (этих многовековых (по «старой хронологии»:)) источников малярии), создания институтов охраны материнства и детства и по борьбе с туберкулезом до «поездов, которые ходили по расписанию», — так что удивляться и возмущаться надо не популярностью фашизма, а, скорее, восторгами в адрес советского режима со всеми его «прелестями»: все эти Шахтинское», «Компании Виккерс», «Трудпартии», группы Чаянова и прочие «дела», нищету и Голодомор.
    Не совсем, на мой взгляд, корректно и сравнение, как фашизма, так и нацизма, с тем, что в СССР проходило под термином «социализм». И в Италии, и в Германии режимы не только не устраивали массового уничтожения СОБСТВЕННОГО народа, но стремились к улучшению его уровня жизни, другое дело, что за счет экспансии, ограбления и/или уничтожения других наций. Это первое. В обеих странах не проводилось ни уничтожения частной собственности, ни ликвидации «имущих классов» (евреи не в счет — их, как и цыган, вне зависимости от классового положения надо было истребить как «паразитарные, приносящие только вред расы», и то, в планы Муссолини «окончательное решение» не входило). Это второе.

    1. Сэм

      «так что удивляться и возмущаться надо не популярностью фашизма»
      ……………………………
      Маленькая цитата, Илья.
      «Я слишком уважаю этого великого человека – тихо сказал он ей – чтобы обращаться к нему, не имея определённых позитивных результатов. Сейчас же положение изменилось, и я намерен с ним встретиться. Это будет самым счастливым днём в моей жизни.»
      Вы конечно же догадались, кто это «он».
      Да, так дуче восхищался фюрер в феврале 1933 года.
      Отрывок этот – воспоминание Клары Церути (Черучи), жены тогдашнего итальянского посла.
      Кстати, если верить Ширеру, то еврейки.
      (Процитировано по книге Ричард Колье: «Дуче! Взлёт и падение Бенито Муссолини», издание Центрополиграф, 2001 , стр 136)

  3. Игорь Ю.

    Извините, был отлучен от интернета, компьютера и нормальной жизни. Отвечаю по очереди с большим опозданием.
    Сэму:
    1. Было. Очень даже было по обе стороны Атлантики.
    2. Очередная бодяга с отнесением фашизма и коммунизма в советском варианте к разным сторонам политического спектра мне не интересна. По результатам — одно и то же. По идеологии — одно и то же. Если для вас — разное, пусть будет.
    3. И то и другое существовало в параллельных и мало пересекающихся плоскостях. Хр. сионизм был теологическим движением и распространялся на некоторую часть адептов, очень-очень немногие из которых имели какую-либо власть и политическое значение. Сэм, ваша мантра об английском антисемитизме, как реакции на убийство двух английских сержантов, не сыграла никакой роли за пределами недели после этих событий.

    Олегу Колобову:
    Нет, Олег, вы не поняли ситуацию. Речь шла не каких-то ловких евреях после войны, которые где-то химичили. Идея пропаганды была совершенно другая и куда более страшная. Дело в том, что это было зеркальное отражение немецкой пропаганды времен бомбежек немецких городов. Геббельс и его машина утверждали, что значительное массовое убийство мирных жителей немецких городов (совершенно убогое решение Черчилля и американцев, которых он убедил, решение не принесшее никаких дивидендов, но унесшее огромное количество ресурсов и жизней летчиков, и так далее) и уничтожение жилищного фонда простых рабочих немцев было преднамеренной акцией английских и американских евреев. Поэтому после каждой бомбежки они, а за ними и немецкий народ требовали новых акций против немецких, а потом и европейских евреев. То есть, за нехватку жилья для немцев должны были в первую и самую очевидную очередь ответить евреи немецкие и европейские. Что и происходило в разных Гамбургах и Ганноверах, когд после бомбежек выгоняли евреев из квартир. Люди Мосли и вообще английские фашисты, в свою очередь, утверждали то же. То есть, так как евреи были причиной бомбежек Германии, а те в ответ бомбили Лондон и другие города, то люди из рабомбленных английских квартир должны были быть переселены в уцелевшие квартиры евреев. Всё по справедливости.

    Марку Зайцеву:
    Об антисемитизме в Англии написаны тома. Как, например, об антисемитизме в СССР. Или о сталинизме. Но есть много людей, которым это не интересно. Они уже сделали вывод и свое мнение менять не собираются. У нас на сайте их тоже достаточно.

    Соплеменнику:

    Спасибо. Выздоравливайте!

    Суравикину:

    Спасибо, Владимир.
    Открою (наконец) причину для написания статьи. (Борис Дынин ее знает). Когда я прочел рецензию в «Экономисте» на выпущенную книгу об этих событиях — Группе 43, то у меня в остатках извилин блеснуло воспоминание о уже давно забытой истории. Дело был в Берклийском университете лет 8-10 назад (или чуть меньше). Вы, наверно, слышали о совершенно безумном уровне антисемитизма среди части его арабских, мусульманских и лево-американских студентов и преподавателей. И о постоянных угрозах и прямых актах насилия того времени. Так вот, группа еврейских студентов, в основном, но не только, советского прошлого, организовало что-то подобное Группе 43. Поздно вечером и ночью, они отлавливали засветившихся арабов и довольно жестоко их били. Это продолжалось около месяца, полиция не смогла никого наверняка поймать и что-либо к кому-то конкретно приписать… но наглость и агрессивность арабов и прочих ЗНАЧИТЕЛЬНО понизилась. Об этом была статья в журнале J. местной еврейской общины, об этом я слышал из уст знающих некоторых «детей» из нашей общины. Когда я прочел об английской истории, я вспомнил еще и Гомельскую еврейскую самооборону 1905 (?) года — это был первый город в черте оседлости, где были убиты погромщики, а не евреи. Короче: история повторяется и, кажется, будет повторяться еще много раз.
    Спасибо за комментарий.

    Последнее — для всех:
    Как бы дискуссия о уравнивании антисемитизма в Англии и США с антисемитизмом в СССР, Германии и континентальной Европы совершенно нелепа, глупа и лишена какого-то бы ни было исторического смысла. Но если жить по принципу «а у вас негров вешают», тогда вопросов нет. Как нет и дискуссии.
    И самое последнее. В ссылке на ФБ меня не то, чтобы обвинили, но высказали сомнение в том, что я открыл что-то новое. Так как, кроме того, «что все это известно», еще и была подробная статья «три месяца назад» в израильском Хаарец, а потом она была переведена на русский на одном из вебсайтов Израиля. Сообщаю, что ни статью в Хаарец, ни переведенную, я не читал и о них никогда не слышал. Если бы знал, не писал бы свою.

    1. Сэм

      Игорь, прежде всего с возвращением.
      А теперь по Вашим мне возражением
      1. » Было. Очень даже было по обе стороны Атлантики.»
      Это на мое возражение Вашему » «Слово “фашизм” в начале 30-х имело в Европе другой, весьма приличный смысл.»
      ……………..
      Могу допустить, что я не в курсе.
      Хотелось бы знать, кого в тогдашней Европе Вы имели ввиду.
      2. «Очередная бодяга с отнесением фашизма и коммунизма в советском варианте к разным сторонам политического спектра мне не интересна. По результатам — одно и то же. По идеологии — одно и то же. Если для вас — разное, пусть будет.»
      ……………….
      Если Вам не интересна, то просто не надо было походя, как само-собой разумеющуюся вещь относить фашистов к «левым».
      Удивлён, что Вы не относите гибель 6-ти миллионов евреев к результатам фашистко-нацисткой идеологии.
      Которая отличалась от коммунистической тем, что разделение шло не признаку принадлежности к классу, а по КРОВИ.
      С последней Вашей фразой – согласен.
      4. «Хр. сионизм был теологическим движением и распространялся на некоторую часть адептов, очень-очень немногие из которых имели какую-либо власть и политическое значение.»
      ………………
      Христианский сионизм был достаточно влиятелен. Достаточно вспомнить лорда Эшли, настоявшего на открытии британского консульства в Иерусалиме. А И Бальфура и Ллойд Джорджа можно вполне отнести к «адептом». Они тоже были «маловлиятельны»? Впрочем обо всём этом я уже писал в своей статье про Декларацию Бальфура. (См. мой ответ Марксу: Сэм — 2020-02-18 17:37:24(426)
      Могу только рекомендовать очень интересную книгу «Барбара Такман Библия и меч: Англия и Палестина от бронзового века до Бальфура» http://flibusta.is/b/477988/read

      5. «Сэм, ваша мантра об английском антисемитизме, как реакции на убийство двух английских сержантов, не сыграла никакой роли за пределами недели после этих событий.»
      ……………….
      Это не моя «мантра», а просто — факт. Патриотизм не означает однобокое освещение истории и замалчивание очевидных фактов.

    2. Александр Бархавин

      «Если бы знал, не писал бы свою»
      Тот редкий случай, когда неосведомленность автора пошла на пользу читателям.

  4. Суравикин

    Благодарю Игоря Юдовича за очередной великолепный текст. Хотя и интересовался «англосаксами» раньше — узнал немало нового.
    Имя Мосли периодически всплывало в советских политических текстах — всегда ругательски- карикатурно. В этом очерке интересны «человеческие» моменты фашистского «лидера», включая анекдотическую параллель с нынешним американским, старающимся попасть в американские президенты «социалистом» Бенни Сандерсом (один справлял свою свадьбу в социалистической России, другой — в фашистской Германии).
    Многие помнят выражение Черчиля что «В Англии нет антисемитизма, потому что мы не считаем себя глупее евреев». Разумеется помнятся и неоднократные предательства английского правительства по отношении к евреям, но на уровне «широких масс» юдофобии как бы не было — по крайней мере многие (включая пишущего) так считали. Очерк доказывает другое. Благодарю автора за эти сведения, сдувающие флёр приличия с «англосаксов» того времени и дающие реальную картину.
    И особо крепкое рукопожатие автору — за рассказ о «Группе 43».
    Уличные драки — спорное средство политической борьбы. Но любой элементарно объективный человек должен согласиться с кредо Сассуна, что «после Освенцима нет закона». На практике это значит лишь свободу самообороны евреев, которым не на кого больше надеяться. Не такой уж большой отход от закона формального, и совсем не отход — от закона человеческого.

    (Как тут не вспомнить о гигантском факте — создании Израиля, первом реальном факторе самозащиты этого маленького странного народа, которому более многочисленные окружающие тысячелетиями не дают жить спокойно из элементарной зависти. Но не будем отклоняться.)

    Я не знаток израильской истории, но мне кажется есть какая-то по крайней мере логическая связь между «Группой 43» и организацией Меира Кахане. Нет сомнений — времена «Группы 43» и современного Израиля — разные. Но опасность уничтожения евреев не исчезла, (хоть и изменилась) и необходимость гражданской самообороны сохраняется даже при наличии израильской армии — особенно когда армией управляют идеи «равенства», «гуманности», «сочувствия» к злобным смертельным завистникам, которые не успокоятся пока последний еврей не будет утоплен в море.

    После этого текста трудно не задуматься о ближайшем будущем. По своим поездкам свидетельствую: антисемитизм в мире растёт, и растёт быстро. Эта зараза поражает даже «англо-саксонские» страны. «Бытовой» антисемитизм в прошлые десятилетия видимо действительно был меньше выражен в Англии, сейчас ситуация ухудшается: избрание Корбина — тому иллюстрация. (Пусть не обольщаются некоторые его неудачами на последних выборах — никуда не делись миллионы избиравшие его главой крупнейшей британской партии).
    Быстро растёт численность и влияние яро антисемитской (и антиамериканской) группы в американском Конгрессе, смыкающейся с левыми вроде Сандерса.
    Идёт странный процесс деградации мышления населения Западной Европы и «англо-саксонских» стран: рост неприязни к собственной культуре, назойливые идеи привлечения в собственные страны «слаборазвитых». Рост тяги к социализму и рост антисемитизма, падение среднего «Ай-Кю» — думаю, из той же досадной «оперы».
    Эти высокие материи, разумеется «до феньки» средне-нормальным людям. Им нужен ответ на простой вопрос — дойдёт ли дело до погромов, уезжать в Израиль или нет. Увы, вряд ли кто знает ответ. Я со своей «колокольни» перемен к лучшему пока не вижу. Некоторые, правда, уповают на активничание Трампа, но что сможет упрямый одиночка в противостоянии с миллионными озверевшими толпами «борцов с сионизмом» и «строителей социализма» — не угадать.

  5. Сэм

    Уважаемые друзья, с вашего разрешения и чтобы не заполнять по возможности сайт своей личностью, и так ИМХО слишком часто на нём появляющейся, отвечу сразу всем, откликнувшимся на мою вчерашнею писульку.
    1. Асе.
    «Для того, чтобы лучше представить себе разделение на правых и левых, надо представить себе не линию на плоскости, а сильно изогнутую подкову.»
    Ася Крамер- 2020-02-09 20:30:33(756)
    …………………………
    Полностью с Вами, Ася, согласен. На этом замечательном сайте уже была статья, с упоминанием «Теории подковы» Жан-Пьер Фэйя «Как корабль назовешь, так он и поплывет» или Краткие заметки о филологии и не только…»
    » http://club.berkovich-zametki.com/?p=38925.
    И маленькое уточнение: крайности сближаются, но не смыкаются.
    2. Сильвии
    «Про 30-е не знаю, но в 20-х даже в Израиле были поклонники Муссолини и итальянского фашизма , именно как национального движения: Аба Ахимеир
    Ого! Вы почитайте английскую литературу 20-30-х.»
    …………………………….
    Детективов прошлого века не читал, но Вам верю. Читал в детстве Диккенса не понимая, что его вполне можно поставить в плане антисемитизма рядом с Пушкиным, Гоголем и Достоевским.
    Про Аба Ахимеира в курсе. Одна из причин весьма благосклонного кое кого в сегодняшнем Израиле отношения к дуче.
    3. Борису и Георгию.
    а) То, что современная политология относит фашизм и нацизм к ультраправому фангу – просто «медицинский факт». Не устраивает Вики и Wiki, зайдите в Британскую энциклопедию. А опровержение общепринятого – дело опровергающего.
    б) Вы правильно предположили, уважаемый Борис, я действительно не читал «Дорога к рабству» Ф.А. Хайека. Спасибо за подсказку, поставил на очередь в своём kindle. Со своей стороны рекомендую почитать Оза и Шалева, тогда может лучше можно будит судить об Израиле.
    И у меня к Вам вопрос: чтобы мне лучше понять Вашу т.з, с которой я не соглашаюсь не всегда, но которая мне всегда интересна, приведите пожалуйста пример тех, кого вы относите к ультра-правым.

  6. Сильвия

    Сэм
    09.02.2020 в 16:16
    1. «Слово “фашизм” в начале 30-х имело в Европе другой, весьма приличный смысл.»
    Не имело.

    Про 30-е не знаю, но в 20-х даже в Израиле были поклонники Муссолини и итальянского фашизма , именно как национального движения: Аба Ахимеир

    2. Фашизм, и порождённый им, да, именно так – без фашизма в Италии не было бы нацизма в Германии – движение ультра-правое. Так же как большевизм и маоизм – ультра-левые.

    Думаю (это и к Б.Дынину), что национализм фашистов заставил наблюдающих со стороны перевести их в \»правые\».

    3. «К этому надо добавить традиционный английский аристократический антисемитизм».
    С точностью наоборот. Как раз характерен был «христианский сионизм».

    Ого! Вы почитайте английскую литературу 20-30-х. Почти все авторы (но не все) не пропускали случая указать на еврейство своих литературных героев, даже самых третьестепенных, как правило, с не самой позитивной стороны. В этом плане замечательно познавательны английские детективы того времени, которые, по определению жанра, не обязывались быть высокоинтеллектуальными. При этом любопытно, что в качестве уточнения ситуации авторы акцентирует на \»врожденном ксенофобстве\» англичан, впрочем, его не осуждая.

  7. Марк Зайцев

    Хорошее дополнение к статье — статья Дж. Оруэлла «Антисемитизм в Британии»:
    @http://a-kalmeyer.ru/index.php/topic,188.msg259.html@

  8. Oleg Kolobov, Minsk, Belarus

    Не уверен, что понял главное, что хотел сказать ув.Игорь Юдович, но в подтексте засело, например, следующее: с 1946 по 1950 жилищная проблема в Англии была, мягко говоря, острой, и какие-то категории людей оказались, и предусмотрительнее, и ловчее, насколько здесь евреи выделялись ДИСПРОПРОРЦИОНАЛЬНО, видимо, никто не знает, но ловкие охлократы типа Мосли и Ко., умело вбивали в мозг участников своих массовок намёк, мол, сильно выделялись, поэтому и имели некоторую массовую поддержку, мне кажется, надо научиться раз и навсегда научиться противодействовать любым подобным намёкам, ОТКРЫВАЯ БЕССТРАШНО любую правду, например, как это на днях сделал Дмитрий Гордон, рассказав о финансовой стороне своих успехов в Ютьюбе…

  9. Сэм

    Безусловно интересная статья, Игорь, спасибо.
    Но 3 замечания:
    1. «Слово “фашизм” в начале 30-х имело в Европе другой, весьма приличный смысл.»
    Не имело.
    2. «Логика партийной борьбы как внутри партии, так и в парламентской борьбе в Англии довольно быстро привели партию и Мосли на самый левый край политического спектра.»
    От Вас, Игорь никак не мог ожидать такое искажение политической азбуки.
    Фашизм, и порождённый им, да, именно так – без фашизма в Италии не было бы нацизма в Германии – движение ультра-правое.
    Так же как большевизм и маоизм – ультра-левые.
    3. «К этому надо добавить традиционный английский аристократический антисемитизм».
    С точностью наоборот. Как раз характерен был «христианский сионизм».
    А описывая подъём антисемитизма после войны нельзя забывать, что в какой-то, не могу оценить арифметически – какой, степени он был спровоцирован еврейским терроризмом в Палестине. Достаточно вспомнить повешенных сержантов, чью трупы заминировали.
    Так что в данном случае согласен с послесловием Бориса.

    1. Борис Дынин

      Уважаемый Сэм,
      Игорь, возможно, ответит на Ваши замечания.
      Но одно из них выходит за рамки конкретного контекста его статьи, а именно:
      Фашизм, и порождённый им, да, именно так – без фашизма в Италии не было бы нацизма в Германии – движение ультра-правое.

      У терминов (понятий) иной раз случается странная история. В данном случае, не говоря уже о том, что Муссолини вышел и стал продолжением из левой идеологии. Не вдаваясь в подробности его биографии, приведу его характерный ответ на слова собеседнека: «После нескольких формальных слов о моей персоне он спросил меня, как я пришел в политику. Я ответил, что был социал-демократом, потом работал в профсоюзах и находился под сильным влиянием марксизма. Мой ответ странно подействовал на него. Его напряженные черты лица разгладились, лицо приобрело какое-то молодое и веселое выражение. Он быстро сел, наклонился ко мне через письменный стол и сказал: «Не правда ли, нужно пройти школу марксизма, чтобы обрести истинное понимание политических реальностей? Тот, кто не прошел школу исторического материализма, так и останется всего лишь идеологом». (см. в статье о нем в Вике).
      Вы скажите, что он слева пошел вправо, да еще «ультра». Но такие замечание есть результат разборки и драчки в лагере «левых», конечно не однородном, и не поголовно, с моей точки зрения, достойного отрицания без понимания. Но характеристика фашизма и далее нацизма, как ультра правого, а не скорее ультра-левого, есть пример как термины (понятия) лишаются содержания, становясь ярлыками в политической борьбе (в том числе и, прежде всего, между бывшими единомышленниками – многое найдете и в истории идеологического развития вождей нацизма) Об этом можно долго говорить. Но, как всегда, я предпочитаю дать слово тем, кто был до меня и кто сказал веское слово по вопросу. Читали ли Вы «Дорога к рабству» Ф.А. Хайека, где ясно и в то время кагда все это было в действии показно родство социалистической (коммунистической) и фашисткой (нацисткий) идеологий. Разделять их как «правое» vs. “левое», значит, подменять вопрос шьампами себе на потребу. Конечно, не одно и то же, но надо понимать и их родство. Слишком много стоило оно Европе. (Только, пожалуйста, не говорите опять, что Вы не читали классиков. Не читали, тоа можно и прочитать).

    2. Ася Крамер

      Ответ Сэму по поводу деления на «право-лево» .

      Эти понятия нуждаются в постоянном «апробировании на местности». Т.е. буквальнее выглянуть в окошко и посмотреть, что чему сегодня соответствует. Левые , как понятие свободы? Устарело! Экономическая свобода больше соответствует правым, даже консерваторам. Левые в экономическом смысле — “сатрапы”, все регулирующие и выжимающие соки в виде налогов.

      Но в то же время огромные корпорации, выросшие на идее свободного предпринимательства, становятся еще большими “сатрапами”, монополистами с безудержной погоней за прибылью. Т.е. мы видим, как крайности сходятся.

      Но и за пределами чистой экономики все довольно запутанно. Левые , как антинацисты, давно уже фикция, с этим трудно не согласиться, так? Но даже в виде фикции идея хорошо помогает манипулировать людьми.

      Для того, чтобы лучше представить себе разделение на правых и левых, надо представить себе не линию на плоскости, а сильно изогнутую подкову. Крайние радикальные позиции (удаляющиеся от некоего, тоже очень шаткого и непрочного “центра”), в конечном итоге сходятся. Потому что в своем крайнем проявлении они разоблачаются от своего популизма и превращаются в свою голую суть: безраздельную и несменяемую власть над массами. А название уже становится неважно.

    3. Soplemennik

      Сэм
      — 2020-02-19 09:23:09(480)
      … Которая отличалась от коммунистической тем, что разделение шло не признаку принадлежности к классу, а по КРОВИ.
      ========
      По-моему, Вы ошибаетесь, Сэм. Там и там оба зверя стремились уничтожать евреев.

      1. Сэм

        Вы знаете, уважаемый Соплеменник, я не большой приверженец той идеологии, которая властвовала на нашей с Вами родине. Но глобальное её охаивание без связи с реальными историческими фактами делает её критику бессмысленной.
        А факты эти свидетельствуют о том, что где-то до середины ВОВ антисемитизма сверху, антисемитизма, порождённого именно идеологией, не было. Об этом рассказывал мне мой отец ז»ל , об этом написано у Гроссмана (Василия).
        И ещё могу ещё раз рекомендовать прочесть книгу Слёзкина Эра Меркурия [Евреи в современном мире] http://flibusta.is/b/405702
        Та идеология, именно идеология, а не практика, проповедовала интернационализм. Именно обращение, демагогическое, к этой идеологии, позволяло порою нивелировать его, антисемитизма, конкретные проявления.
        И если отвлечься от предполагаемого, или » предполагаемого» Сталиным на весну 1953 года – вопрос о кавычках никогда не получит однозначного ответа, то всё произошедшее: и расстрел Антифашистского комитета, и борьба с космополитами и Дело врачей …, не сравнимо, ника не сравнимо, с окончательным решениям еврейского вопроса, которое и было результатом той идеологии, разделения мира на своих и «врагов рода человеческого» по принципу крови.

  10. B.Tenenbaum

    Следует поблагодарить обоих — и автора, и «послесловщика». Замечательная публикация!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

AlphaOmega Captcha Mathematica  –  Do the Math
     
 
В окошко капчи (AlphaOmega Captcha Mathematica) сверху следует вводить РЕЗУЛЬТАТ предложенного математического действия